Достойный человек не тот у кого нет недостатков а тот у кого есть эссе: Достойный человек не тот, у кого нет недостатков, а тот, … — «Семья и Школа»

Содержание

Достойный человек не тот, у кого нет недостатков, а тот, у кого есть достоинства.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Бедный человек не тот, у которого нет ни гроша в кармане, а тот, у которого нет мечты.

Сократ (100+)

Нищий – это не тот, у кого пустой кошелек, а тот, у кого пустая душа.

Баловень Судьбы (3)

Самый опасный человек это тот, у кого нет эмоций.

Дюна (Фрэнк Херберт) (50+)

Каждый человек имеет свой внутренний свет. Только у кого-то это свет свечи, а у кого-то — свет маяка.

Тонино Гуэрра (6)

Сплетничают те, у кого нет личной жизни и в адрес того, у кого личная жизнь есть.

Дон-Аминадо (100+)

Беден не тот у кого мало, а тот кому мало.

Неизвестный автор (1000+)

‎В жизни счастлив не тот, у кого нет проблем, а тот, кто увереннее других может на них плюнуть. Но это – целое искусство.

Неизвестный автор (1000+)

Твой учитель — это не тот, кто тебя учит, а тот, у кого учишься ты.

Ричард Дэвис Бах (50+)

В мире закрытых дверей тот, у кого есть ключ, — король.

Шерлок (100+)

Совесть — она такая… Она мучает не тех, кого должна мучить, а тех, у кого она есть.

Неизвестный автор (1000+)

Цитаты из выступлений Нельсона Манделы

Не стоит ждать, что люди, лишенные права голоса, продолжат платить налоги правительству, которое никак не отвечает перед ними. Не стоит ждать, что живущие в нищете и голоде смогут платить правительству и местным властям чрезмерно высокую квартирную плату. На нас держится сельское хозяйство и промышленность. Мы обеспечиваем работу рудников, добывая золото, уголь и алмазы, мы работаем на заводах и фермах — и получаем за все это мизерные зарплаты. Почему мы должны и дальше обогащать тех, кто наживается на нашем поте и крови? Тех, кто нас эксплуатирует и лишает права создавать профсоюзы? …

Я знаю, что ордер на мой арест уже выписан, и что полиция разыскивает меня… Любой серьезный политик поймет, что при сегодняшней ситуации в стране выбрать дешевую жертвенность и сдаться полиции было бы наивно и преступно.

У нас есть программа действий, и очень важно воплотить ее в жизнь со всей серьезностью и без отлагательств.

Я выбрал этот последний вариант, хотя он сложнее и предрекает больше трудностей и опасностей, чем вариант тюремного заключения. Мне пришлось расстаться с любимой женой и своими детьми, с матерью и сестрами, стать изгнанником в родной стране. Мне пришлось оставить свое дело, отказаться от профессии, жить в нищете и страданиях, как и многие люди рядом со мной… Я буду бороться с правительством плечом к плечу с вами, продвигаясь вперед шаг за шагом, миля за милей, пока мы не добьемся полной победы. А что собираетесь делать вы? Вы пойдете с нами — или вы будете поддерживать правительство в его стремлении разрушить все надежды и чаянья нашего народа? Или вы собираетесь стоять в стороне и молчать, когда решается вопрос жизни и смерти моего народа, нашего народа? Со своей стороны, я сделал выбор. Я не покину Южную Африку, я не сдамся. Только в ходе трудной, жертвенной и непримиримой борьбы мы сможем отстоять свободу.

В борьбе — вся моя жизнь. Я буду бороться за свободу до конца своих дней.


Настоящее равенство перед законом означает право участвовать в разработке законов, по которым живешь, существование конституции, которая гарантирует демократические права всем социальным группам, право обратиться в суд за защитой или помощью в случае нарушения прав, гарантированных конституцией, а также право участвовать в осуществлении правосудия в качестве судьи, мирового судьи, прокурора, адвоката или иного официального представителя.

При отсутствии таких защитных механизмов фраза «равенство перед законом» так далека от своего реального значения, что становится бессмысленной и лживой. Все права и привилегии, о которых я упомянул, монополизированы белыми, а мы не имеем ничего из них…

… Я не чувствую ни правовой, ни нравственной обязанности исполнять законы, разработанные парламентом, в котором нет моих представителей.

То, что в основе государственной власти должна лежать воля народа, признанный и непоколебимый принцип во всем цивилизованном мире, является основой свободного и справедливого строя. И понятно, почему граждане, обладающие правом как голосовать, так и лично стать представителем органов государственной власти, ощущают правовую и нравственную обязанность соблюдать законы, действующие в стране.

И должно быть так же очевидно, почему нам, жителям Африки, пора осознать, что у нас нет ни правовой, ни моральной обязанности подчиняться законам, которые мы не принимали, равно как нет и возможности получить защиту в суде, который руководствуется такими законами…

Я ненавижу политику расовой дискриминации, и в этой ненависти меня укрепляет тот факт, что преобладающее большинство людей на планете точно так же ненавидят расизм. Я ненавижу, когда детям постоянно навязывают расовые предубеждения, и в этой ненависти меня укрепляет то, что преобладающее большинство людей, в нашей стране и за рубежом, — на моей стороне. Я ненавижу надменное отношение одной расы к другой, вследствие которого все жизненные блага должны эксклюзивно доставаться меньшинству населения, и которое ставит большинство жителей страны в унизительное, зависимое положение, когда они, как бесправные рабы, должны работать там, где скажут, и вести себя так, как велит правящее меньшинство. В этой ненависти меня укрепляет тот факт, что преобладающее большинство людей, в нашей стране и за рубежом, считают точно так же.

К чему бы ни приговорил меня этот суд, моя ненависть останется со мной и исчезнет только тогда, когда в этой стране не останется несправедливости, когда негуманное отношение к людям навсегда исчезнет из нашей общественной и политической жизни…

Африканцы жалуются… не только на то, что они бедны, а белые — богаты, но и на то, что законы, созданные белыми, сохраняют именно такое положение вещей. Есть два способа бороться с нищетой. Первый — получить образование, второй — добиться более высокого уровня навыков в своей рабочей специальности и, как следствие, повышения зарплаты.

Для африканцев очевидно, что оба этих пути вперед для них сильно осложнены действующими законами…

Прежде всего, мы хотели бы получить равные политические права, поскольку без них мы так и останемся ущемленными. Я знаю, что для белого населения этой страны подобные слова звучат революционно, поскольку большинство избирателей оказались бы африканцами. Это заставляет белых бояться демократии.

Но этот страх не должен встать на пути единственного решения, которое может обеспечить гармоничное сосуществование рас и свободу для всех. Неверно думать, что обеспечение всеобщих гражданских прав обернется доминированием одной расы. Политика разделения людей по цвету кожи — абсолютно искусственная, и когда она прекратится, прекратится и преобладание одной расы над другой. Африканский национальный конгресс потратил полвека на борьбу с расизмом. Когда он добьется победы, он не изменит свои принципы.

Именно за это борется АНК. Его борьба поистине национальна. Это борьба африканского народа, вдохновленная его страданиями и опытом. Это борьба за право жить.

На всю жизнь я посвятил себя борьбе за африканский народ. Я боролся против доминирования белой расы, и я боролся против доминирования черной расы. Я хранил в душе идеал свободного демократического общества, в котором все люди живут в гармонии и обладают равными правами. Это идеал, которого я стремлюсь добиться и до которого я надеюсь дожить. Но если потребуется, то за этот идеал я готов умереть.


Наша борьба вышла на решающую стадию. Мы призываем своих людей утвердиться в этой стадии, чтобы дальнейшее движение к демократии стало стремительным и необратимым. Мы слишком долго ждали свободы. Больше ждать нельзя. Самое время усилить борьбу по всем направлениям. Если мы сейчас ослабим свои усилия, это станет ошибкой, которую нам не простят следующие поколения. Заря свободы, показавшаяся на горизонте, должна вдохновить нас на то, чтобы многократно умножить усилия.

Уверенность в победе нам принесет только организованное массовое движение. Мы призываем белых соотечественников присоединиться к нам, чтобы вместе строить новое южноафриканское государство. Освободительное движение борется и за ваши интересы. Мы призываем мировое сообщество продолжить кампанию по изоляции режима апартеида. Ослабить санкции прямо сейчас означало бы поставить под удар весь процесс преобразований до того, как апартеид полностью уничтожен.

Ничто не свернет нас с пути к свободе. Мы не должны позволить страху стать у нас на пути. Универсальное и всеобщее избирательное право в объединенном демократическом государстве без расизма — единственный путь к миру и гармоничному сосуществованию рас в Южной Африке.

Оскар Уайльд – афоризмы и цитаты

Оскар Уайльд, (1854–1900), английский писатель

О себе

У меня непритязательный вкус: мне вполне достаточно самого лучшего.

Я правил свое стихотворение полдня и вычеркнул одну запятую. Вечером я поставил ее опять.

Увы, половина человечества не верит в Бога, а другая половина не верит в меня.

Действительность всегда видится мне сквозь дымку из слов. Я пожертвую достоверностью ради удачной фразы и готов поступиться истиной ради хорошего афоризма.

Вообще то я не люблю игры на открытом воздухе. За исключением домино. Я сыграл несколько партий в домино в кафе на парижских бульварах.

Я никогда не хожу пешком и переписываюсь только по телеграфу.

О рекламе первого издания «Баллады Редингской тюрьмы»:
Реклама в «Атенеуме» превосходна. Так и чувствуешь себя чаем «Липтон».

Я уложил все системы в одну фразу, и всю жизнь – в один афоризм.

О мужчинах и женщинах

Я люблю мужчин с будущим и женщин – с прошлым.

Женщины находятся в гораздо более выгодном положении, чем мужчины: для них существует больше запретов.

Близкая тема:
    Интересные факты об Оскаре Уайльде

    Однажды таможенник, досматривая багаж прибывшего в Нью‑Йорк британского драматурга, поэта и писателя Оскара Уайльда, широко известного своим остроумием, поинтересовался у высокого гостя, есть ли при нем драгоценности и предметы искусства, которые необходимо внести в декларацию. – Ничего,Читать дальше…

Мужчины узнают жизнь слишком рано, а женщины слишком поздно, вот и почти вся разница между ними.

Для философа женщины являют собой триумф материи над духом, а мужчины – триумф духа над моралью.

Женщины обычно держат в руках все козыри, но всегда проигрывают последнюю ставку.

Женщины отдают мужчинам самое драгоценное в жизни. Но они неизменно требуют его обратно – и все самой мелкой монетой.

Женщины относятся к нам, мужчинам, так же, как человечество – к своим богам: они нам поклоняются – и надоедают, постоянно требуя чего то.

Мужчины мыслят. Женщинам только мыслится, что они мыслят.

Все женщины со временем становятся похожи на своих матерей. В этом их трагедия. Ни один мужчина не бывает похож на свою мать. В этом его трагедия.

Знаете ли вы, как велико женское любопытство? Оно почти не уступает мужскому.

Женщине всегда можно довериться, потому что она не помнит ничего важного.

Женщина может сделать мужчину праведником только одним способом: надоесть ему так, что он утратит всякий интерес к жизни.

Женщина начинает с отражения наступления мужчины, а кончает тем, что отрезает ему путь к отступлению.

На самом деле женщины любят, когда мужчины скверно одеты. Они всегда немного боятся денди и хотят, чтобы наружность мужчины говорила против него.

Женщины в высшей степени практичный народ. Они много практичнее нас. Мужчина в возвышенные моменты частенько забывает поговорить о браке, а женщина всегда напоминает ему об этом.

Не дай совратить себя с пути неправедного! Добродетельный ты будешь невыносимо скучен. Это то и злит меня в женщинах. Обязательно им подавай хорошего мужчину. Причем, если он хорош с самого начала, они его ни за что не полюбят. Им нужно полюбить его дурным, а бросить – до противности хорошим.

– Кого вы считаете испорченными?
– Тех мужчин, которые восхищаются невинностью.
– А испорченными женщинами?
– О, тех женщин, которые никогда не надоедают мужчинам.

Ничто так не вредит роману, как чувство юмора в женщине или недостаток его в мужчине.

Смежная тема:
    Афоризмы и цитаты Роберта Стивенсона

    Роберт Льюис Балфур Стивенсон, (1850–1894), шотландский писатель Быть тем, что мы есть, и стать тем, чем мы способны стать, – в этом единственная цель жизни. Если человек любит повседневный труд своей профессии, не стремясь ниЧитать дальше…

Никогда не надо дарить женщине то, чего она не может носить по вечерам.

Мужчины становятся старше, но не становятся лучше.

Женщины созданы для того, чтобы их любить, а не для того, чтобы их понимать.

Женщина – сфинкс без загадок.

Женственность – это качество, которым я больше всего восхищаюсь в женщинах.

Если вы хотите узнать, что на самом деле думает женщина, смотрите на нее, но не слушайте.

Женщина не думает ни о чем или думает о чем нибудь другом.

Женщины – декоративный пол. Им не о чем говорить, но все, что они скажут, очаровательно.

Посмотрите также:
    Афоризмы и цитаты Джеймса Барри

    Барри (Barrie), Джеймс Мэтью (1860 – 1937) – английский писатель и драматург Секрет счастья не в том, чтобы делать, что нравится, а в том, чтобы делать, что следует. Те, кто привносят солнечное сияние в чужиеЧитать дальше…

История женщин – это история самого худшего вида тирании, какую знал мир. Тирания слабого над сильным. Это единственная форма тирании, которая еще держится.

Пожалуй, жестокость, откровенная жестокость женщинам милее всего: в них удивительно сильны первобытные инстинкты. Мы им дали свободу, а они все равно остались рабынями, ищущими себе господина. Они любят покоряться.

У женщин просто удивительное чутье. Они замечают все, кроме самого очевидного.

Женщины в жизни – прекрасные актрисы, но у них нет никакого артистического чутья. Они желают продолжать спектакль, когда всякий интерес к нему уже пропал. Если бы дать им волю, каждая комедия имела бы трагическую развязку, а каждая трагедия перешла бы в фарс.

Вся прелесть прошлого в том, что оно – прошлое. А женщины никогда не замечают, что занавес опустился. Им непременно подавай шестой акт!

С дурными женщинами не знаешь покоя, а с хорошими изнываешь от скуки. Вот и вся разница.

Первый долг женщины – угождать своей портнихе. В чем состоит ее второй долг, до сих пор не выяснено.

Женщины делятся на две категории – ненакрашенные и накрашенные. Первые нам очень полезны. Если хотите приобрести репутацию почтенного человека, вам стоит только пригласить такую женщину поужинать с вами.

Только по настоящему хорошая женщина может совершить по настоящему глупый поступок.

У женщины с прошлым нет будущего.

Женщина без милых ошибок – это не женщина, а особа женского пола.

Лондонское общество полно женщин самого знатного происхождения, которые по собственному желанию много лет кряду остаются тридцатилетними.

Если женщина добилась того, что выглядит на десять лет моложе своей дочери, она этим вполне удовлетворена.

Ей все еще тридцать пять лет с тех самых пор, как ей исполнилось сорок.

Нельзя доверять женщине, которая не скрывает свой возраст. Такая женщина может рассказать все, что угодно.

Женщина никогда не должна быть слишком точной в определении своего возраста. Это отзывает педантством.

Это интересно:

Она создана быть женою посланника. У нее удивительная способность запоминать фамилии людей и забывать их лица.

Вчера на ней румян было очень много, а платья очень мало. В женщине это всегда признак отчаяния.

Милое дитя! Она так любит фотографии, особенно виды Швейцарии. На редкость целомудренный вкус.

Она может с блеском говорить о любом предмете при условии, если ничего о нем не знает.

У многих женщин есть прошлое, но у нее их, говорят, не меньше дюжины.

Она и в старости сохранила следы своего изумительного безобразия.

Любопытно, что некрасивые женщины всегда ревнуют своих мужей, а красивые – никогда. Красивым женщинам не до того – они ревнуют чужих мужей.

Слезы – убежище для дурнушек, но гибель для хорошеньких женщин.

Красота – один из видов Гения, она еще выше Гения, ибо не требует понимания.

Красота – подарок на несколько лет.

Некрасивость – одна из семи смертных добродетелей.

Теперь ведь женщине не разрешается флиртовать раньше сорока лет и питать романтические чувства раньше сорока пяти.

Ужас, как женщины стали расчетливы. Спору нет, нашим бабушкам тоже случалось пускаться во все тяжкие, но их внучки непременно сначала прикинут, что это им даст.

Все мы сейчас обеднели, так что комплименты – единственное подношение, какое мы можем себе позволить.

Женщин нельзя обезоружить комплиментом. Мужчин – да. В этом разница.

Женщина будет кокетничать с кем угодно, лишь бы на нее в это время смотрели.

Если мужчина когда то любил женщину, он все сделает для нее. Кроме только одного: продолжать любить ее.

Любовь всегда обещает несбыточное и заставляет верить в невозможное.

Любовь питается повторениями, и только повторение превращает простое вожделение в искусство.

Между капризом и «вечной любовью» разница только та, что каприз длится несколько дольше.

Настоящая большая страсть встречается ныне довольно редко. Это привилегия людей, которым больше нечего делать.

Великая страсть – единственное, на что способны нетрудящиеся классы.

Истинная любовь прощает все преступления, кроме преступления против любви.

Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого.

Она всегда была в кого нибудь влюблена – и всегда безнадежно, так что она сохранила все свои иллюзии.

Очень трудно не быть несправедливым к тому, кого любишь.

Предмет страсти меняется, а страсть всегда остается единственной и неповторимой.

Кто то сказал про женщин, что они «любят ушами». А мужчины любят глазами.

Негоже уподобляться Нарциссу, склонившись над фотографией; даже воде нельзя доверять; глаза любящего – вот единственно надежное зеркало.

Женщины любят нас за наши недостатки. Если этих недостатков изрядное количество, они готовы все нам простить, даже ум.

Очень опасно встретить женщину, которая полностью тебя понимает. Это обычно кончается женитьбой.

Мужчина может быть счастлив с любой женщиной, если только он не влюблен в нее.

Лучше обожать, чем быть предметом обожания. Терпеть чье то обожание – это скучно и тягостно.

Меня любили страстно, безумно. И очень жаль. Это невероятно мешало мне в жизни. Я бы не прочь иметь иногда немножко свободного времени.

Мужчина всегда хочет быть первой любовью женщины. Женщины более чутки в таких вопросах. Им хотелось бы стать последней любовью мужчины.

– Она мне очень нравится, но я не влюблен в нее.
– А она влюблена в вас, хотя нравитесь вы ей не очень.

– Сколько времени ты мог бы любить женщину, которая тебя не любит?
– Которая не любит? Всю жизнь.

Верность! Когда нибудь я займусь анализом этого чувства. В нем – жадность собственника. Многое мы охотно бросили бы, если бы не боязнь, что кто нибудь другой это подберет.

Если вы отлучаетесь ненадолго, я готова ждать вас всю жизнь.

Поверхностными людьми я считаю как раз тех, кто любит только раз в жизни. Их так называемая верность, постоянство – лишь летаргия привычки или отсутствие воображения.

Любовь замужней женщины – это великая вещь. Женатым мужчинам такое и не снилось.

Тем, кто верен в любви, доступна лишь ее банальная сущность. Трагедию же любви познают лишь те, кто изменяет.

Любовь к себе – это начало романа, который длится всю жизнь.

Надо всегда быть влюбленным. Вот почему никогда не следует жениться.

В наше время все порядочные люди женятся. Холостяки больше не в моде. Дискредитированная публика. О них слишком много известно.

Теперь все женатые мужчины живут как холостяки, а все холостые – как женатые.

Мужчина, который упорно не желает жениться, превращается в постоянное публичное искушение.

Мужчины часто делают предложение просто для практики.

Обычно не мужчина делает предложение женщине, а она ему делает предложение. Только в буржуазных кругах бывает иначе. Но буржуазия ведь отстала от века.

Я не одобряю длительных помолвок. Это дает возможность узнать характер другой стороны, что, по моему, не рекомендуется.

Если бы мы, мужчины, женились на женщинах, которых стоим, плохо бы нам пришлось!

Мужчины женятся от усталости, женщины выходят замуж из любопытства. И те и другие разочаровываются.

Ниагарский водопад – второе разочарование новобрачной.

Женитьба действует на человека так же губительно, как сигареты, но стоит много дороже.

Женщина выходит замуж вторично только в том случае, если первый муж бьш ей противен. А мужчина женится опять только потому, что очень любил первую жену.

Я не говорил, что он женится. Я сказал только, что он собирается жениться. Это далеко не одно и то же. Я, например, ясно помню, что женился, но совершенно не припоминаю, чтобы я собирался жениться. И склонен думать, что такого намерения у меня никогда не было.

Ни за что не женитесь на женщинах с волосами соломенного цвета – они ужасно сентиментальны.

Женщины ищут в браке счастья, мужчины ставят свое на карту.

Самая прочная основа для брака – взаимное непонимание.

Счастье женатого человека зависит от тех, на ком он не женат.

Современные женщины все понимают, кроме своих мужей.

Я человек женатый, а в том и состоит прелесть брака, что обеим сторонам неизбежно приходится изощряться во лжи.

В Лондоне слишком много женщин, которые верят своим мужьям. Их сразу можно узнать – у них такой несчастный вид.

Двадцать лет любви делают из женщины развалину; двадцать лет брака придают ей сходство с общественным зданием.

Хуже брака без любви может быть только брак, в котором любовь существует лишь с одной стороны.

Можно сразу определить, есть ли у мужчины семья или нет. Мне часто приходилось подмечать очень печальное выражение в глазах многих женатых мужчин.

Женщины стали так образованны, что их уже ничто не удивляет – кроме счастливого брака.

В наши дни мужу опасно оказывать жене какое либо внимание на людях. Это заставляет всех думать, что он бьет ее наедине. Так подозрительны нынче ко всему, что похоже на счастливый брак.

Семья распадается гораздо чаще от здравомыслия мужа, чем от чего нибудь другого. Как может женщина быть счастливой с человеком, который упорно желает видеть в ней вполне разумное существо?

Полигамия? Насколько поэтичнее иметь одного супруга или супругу и любить многих.

Она до того ко мне равнодушна, точно я ей муж.

Она не раз меняла мужей, но сохранила одного любовника, и потому пересуды на ее счет давно прекратились.

Когда женщина почувствует, что ее муж равнодушен к ней, она начинает одеваться слишком кричаще и безвкусно, или у нее появляются очень нарядные шляпки, за которые платит чужой муж.

Похоронив третьего мужа, она с отчаяния стала блондинкой.

Иметь тайны от чужих жен – это в наше время необходимая роскошь. Но пытаться что нибудь скрыть от своей жены – это непростительное легкомыслие. Она же все равно узнает.

В доступности развода заключено хотя бы то достоинство, что это привносит в брачный союз новый элемент романтической зыбкости. Когда пара до конца жизни связана узами брака, сколь часто обходительность становится чистым излишеством, а галантность и вовсе ничего не значит.

Разводы совершаются на небесах.

Женские разговоры

– По моему, муж не должен быть слишком обворожительным. Это опасно.
– Дитя мое, муж никогда не бывает слишком обворожителен!

– Вы не мастер говорить комплименты. Боюсь, что жена не поощряет вас в этой полезной привычке. Это с ее стороны большая ошибка. Когда мужчина перестает говорить приятные слова, у него и мысли меняются соответственно.

– Надеюсь, вы не ведете двойной жизни, прикидываясь беспутным, когда вы на самом деле добродетельны. Это было бы лицемерием.

– Это хорошо, что вы курите. Каждому мужчине нужно какое нибудь занятие. И так уж в Лондоне слишком много бездельников.

– Я обожаю мужчин за семьдесят. Они всегда предлагают женщинам любовь до гроба. По моему, семьдесят лет – идеальный возраст для мужчины.

– Хорошие мужья невыносимо скучны, плохие – ужасно самонадеянны.

– Все мужчины – чудовища. Женщинам остается одно – кормить их получше.

– Самое верное утешение – отбить поклонника у другой, когда теряешь своего. В высшем свете это всегда реабилитирует женщину.

– Чтобы завоевать мужчину, женщине достаточно разбудить самое дурное, что в нем есть. Ты делаешь из мужчины бога, и он тебя бросает. Другая делает из него зверя, и он лижет ей руки и не отстает от нее.

– Просто безобразие, сколько женщин в Лондоне флиртует с собственными мужьями. Это очень противно. Все равно что на людях стирать чистое белье.

– Обожаю подслушивать сквозь замочные скважины. Узнаешь столько интересного.
– А вам не кажется, что это значит – искушать провидение?
– Ах, его уже столько раз искушали. Оно уж, наверно, привыкло.

– Не любовь с первого взгляда, но любовь в конце сезона – это гораздо надежнее.

– Я неизменна во всем, кроме своих чувств.

– Эта неопределенность ужасна. Подольше бы она не кончалась.

– Маргарет очень похорошела. В последний раз, что я ее видела, – двадцать лет назад, – это был уродец в пеленках.

– Былое уважение к юности быстро отмирает. Какое либо влияние на маму я утратила уже в трехлетнем возрасте.

– Я считаю, что если мать каждый сезон не расстается по крайней мере с одной дочерью, значит, у нее нет сердца.

– Эта гувернантка слишком красива, чтобы ее можно было держать в порядочном доме.

– Нет, я не цинична, просто у меня есть опыт – впрочем, это одно и то же.

– Я люблю слушать себя. Для меня это одно из самых больших удовольствий. Порой я веду очень продолжительные беседы сама с собой, и, признаться, я настолько образованна и умна, что иной раз не понимаю ни единого слова из того, что говорю.

– Я никуда не выезжаю без дневника. В поезде всегда надо иметь для чтения что– нибудь захватывающее.

– Быть естественной очень трудная поза – долго не выдержишь!

– Орхидей я не заказываю, это мне не по средствам, но на иностранцев денег не жалею – они придают гостиной такой живописный вид!

– Идеальный мужчина должен говорить с нами как с богинями, а обращаться с нами – как с детьми.
Он должен отказывать нам во всех серьезных просьбах и потакать всем нашим капризам.
Он должен всегда говорить не то, что думает, и думать не то, что говорит.
Он не должен пренебрегать другими хорошенькими женщинами. Это доказало бы, что у него нет вкуса, или вызвало бы подозрение, что вкуса у него слишком много.
Он должен неизменно превозносить нас за качества, которых у нас нет.
Зато он должен быть беспощаден, совершенно беспощаден, порицая нас за такие добродетели, которые нам и не снились.
Он не должен верить, что нам нужно хоть что нибудь полезное. Это было бы непростительно. Зато он должен осыпать нас всем тем, что нам вовсе не нужно.
Он должен постоянно компрометировать нас в обществе и быть крайне почтительным с нами наедине.
И наградой за все это будет для него возможность бесконечно надеяться.

– По моему, мужчина не способен к развитию. Он уже достиг высшей точки – и это не бог знает как высоко.

О деньгах

Нынешние молодые люди воображают, что деньги – это все. А с годами они в этом убеждаются.

Не будучи богатым, совершенно незачем быть милым человеком. Романы – привилегия богатых, но никоим образом не профессия бедных. Бедняки должны быть практичны и прозаичны. Лучше иметь постоянный годовой доход, чем быть очаровательным юношей.

В нашем обществе единственный класс помышляет о деньгах более, чем богатые: это бедняки. Бедные ни о чем, кроме денег, думать не могут.

Кредит – это единственный капитал младшего сына в семье, и на этот капитал можно отлично пожить.

Мне деньги не нужны – они нужны тем, кто имеет привычку платить долги, а я своим кредиторам никогда не плачу.

Эти папиросы с золотым ободком ужасно дороги. Я курю их только тогда, когда я по уши в долгу.

Время – потеря денег.

Никто не богат настолько, чтобы выкупить собственное прошлое.

Я знал одного молодого человека, которого разорила пагубная привычка отвечать на все письма.

О семье и родственниках

Родственники – скучнейший народ, они не имеют ни малейшего понятия о том, как надо жить, и никак не могут догадаться, когда им следует умереть.

Признаюсь, я действительно не терплю свою родню. Это потому, должно быть, что мы не выносим людей с теми же недостатками, что у нас.

Вообще то родные – это бич божий, но они придают человеку известный вес.

Уверяю вас, что пишущая машинка, если на ней играют с чувством, надоедает ничуть не более, чем пианино, за которым сидит сестра или кто то другой из родни.

После хорошего обеда всякому простишь, даже родному брату.

Генеалог: человек, который прослеживает ваше родословное дерево настолько далеко вглубь, насколько у вас хватает денег.

Потерю одного из родителей еще можно рассматривать как несчастье, но потерять обоих похоже на небрежность.

Дети начинают с того, что любят родителей. Потом они судят их. И почти никогда не прощают им.

Лучший способ сделать детей хорошими – это сделать их счастливыми.

В Америке молодые люди не жалеют сил для воспитания своих родителей, стараясь, чтобы те, хоть на старость лет, получили необходимые представления о современной жизни.

Ни один американский ребенок, сколь бы он ни любил своих родителей, никогда не закроет глаза на их недостатки. Однако эта система воспитания, при всех ее преимуществах, не всегда срабатывает. Во многих случаях дети, без сомнения, имеют дело с неблагодарным, неспособным к подлинному развитию материалом; об этом говорит тот факт, что американская мамаша остается по прежнему утомительной особой.

Отцов не должно быть ни видно, ни слышно. Только на этой основе можно построить прочную семью.

О жизни

Жизнь – всего лишь дурная четверть часа, состоящая из чудесных секунд.

Жизнь – самый лучший театр, да жаль, репертуар из рук вон плох.

Жизнь – самое редкое, что есть на свете. Большинству людей знакомо только существование.

Жизнь – слишком важная вещь, чтобы говорить о ней серьезно.

Жизнь никогда не бывает справедливой. Для большинства из нас так оно, пожалуй, и лучше.

В жизни нет ничего сложного. Это мы сложны. Жизнь – простая штука, и в ней что проще, тем правильнее.

Жизнь дарит человеку в лучшем случае одно единственное неповторимое мгновение, и секрет счастья в том, чтобы это мгновение повторялось как можно чаще.

Никакого секрета жизни не существует. Цель жизни, если она есть, в том, чтобы всегда искать соблазнов. Их очень мало. Иногда проходит весь день, а так ни одного и не встретится.

Первая обязанность человека в жизни – быть как можно более искусственным. Вторая же обязанность человека – до сих пор еще никем не открыта.

Все называют опытом собственные ошибки.

Люди всегда смеются над своими трагедиями – это единственный способ переносить их.

Найди слова для своей печали, и ты полюбишь ее.

Хорошо завязанный галстук – это первый важный шаг в жизни.

Никогда не следует вставать на чью либо сторону. Это – начало искренности, за ней следом идет серьезность, и вся человеческая жизнь превращается в сплошную скуку.

Они ведут простую, здоровую деревенскую жизнь: встают рано, потому что им много чего нужно сделать, и рано ложатся, потому что им не о чем думать.

При крупных неприятностях я отказываю себе во всем, кроме еды и питья.

Я всегда удивляю сам себя. Это единственное, ради чего стоит жить.

Цель жизни – самовыражение. Высший долг – это долг перед самим собой.

Разбитой можно считать лишь ту жизнь, которая остановилась в своем развитии.

В нашей жизни возможны только две трагедии. Одна – это когда не получаешь того, что хочешь, другая – когда получаешь. Вторая хуже, это поистине трагедия!

– Жизнь – не игра. Жизнь – таинство. Ее идеал – любовь. Ее очищение – жертва.
– Не дай бог быть принесенным в жертву!

В наши дни большинство людей умирает от ползучей формы рабского благоразумия, и все слишком поздно спохватываются, что единственное, о чем никогда не пожалеешь, это наши ошибки и заблуждения.

Жизнь подражает Искусству в гораздо большей степени, чем Искусство подражает Жизни.

Жизнь удручающе бесформенна. Она подстраивает свои катастрофы не тем людям и не теми способами. Ее комедиям присущ гротескный ужас, а ее трагедии разрешаются фарсом.

Искусство жить – единственное изящное искусство, созданное нашим поколением.

Большинство людей терпят банкротство потому, что вкладывают слишком крупный капитал в прозу жизни. Разориться на поэзии по крайней мере почетно.

Кто к жизни подходит как художник, тому мозг заменяет душу.

Когда оглядываешься на жизнь, столь трепетную, столь насыщенную переживаниями, заполненную мгновениями столь жарких исступлений и радостей, все это кажется каким то сном или грезой. Что такое нереальное, если не те страсти, которые когда то жгли точно огнем? Что такое невероятное, если не то, во что когда то пламенно верил? Что такое невозможное? То, что когда то совершал сам.

Человек должен вбирать в себя краски жизни, но никогда не помнить деталей. Детали всегда банальны.

Подлинная тайна жизни заключена в зримом, а не в сокровенном.

Случайное освещение предметов в комнате, тон утреннего неба, запах, когда то любимый вами и навеявший смутные воспоминания, строка забытого стихотворения, которое снова встретилось вам в книге, музыкальная фраза из пьесы, которую вы давно уже не играли, – вот от каких мелочей зависит течение нашей жизни.

Предзнаменований не существует. Природа не посылает нам вестников – для этого она слишком мудра или слишком безжалостна.

О молодости и старости

Молодость – это не мода. Молодость – это искусство.

Как это глупо – говорить о «неопытной и невежественной юности». Я с уважением слушаю суждения только тех, кто много меня моложе. Молодежь нас опередила, ей жизнь открывает свои самые новые чудеса.

Необходимое условие совершенства – леность; цель совершенства – юность.

Отвратительная, нездоровая привычка говорить правду, проверять на истинность все, что слышишь, без колебаний возражать людям, которые намного моложе.

С нынешней молодежью просто сладу нет. Никакого уважения к крашеным волосам.

Секрет сохранения молодости в том, чтобы избегать некрасивых эмоций.

Старики всему верят, люди зрелого возраста во всем сомневаются, молодые все знают.

Юноша хочет хранить верность, да не хранит; старик и хотел бы изменить, да не может.

У юности целое царство впереди. Каждый из нас родится царем, и многие, подобно царям, умирают в изгнании.

Трагедия старости не в том, что человек стареет, а в том, что он душой остается молодым.

Как только человек доживет до таких лет, когда надо понимать, он перестает понимать что бы то ни было.

Чтобы вернуть молодость, стоит только повторить все ее безумства.

Чтобы вернуть свою молодость, я готов делать все – только не вставать рано, не заниматься гимнастикой и не быть полезным членом общества.

Об образовании

Образование – замечательное дело, надо лишь хоть иногда вспоминать о том, что ничему, что стоит знать, научить невозможно.

Жажда знаний есть плод долгих лет учения.

Общество производит плутов, а образование делает одних плутов умнее, чем другие.

Три письма, которые вы мне написали после нашего разрыва, так хороши и в них так много орфографических ошибок, что я до сих пор не могу удержаться от слез, когда перечитываю их.

Высокообразованный, сведущий человек – вот современный идеал. А мозг такого высокообразованного человека – это нечто страшное! Он подобен лавке антиквария, набитой всяким пыльным старьем, где каждая вещь оценена гораздо выше своей настоящей стоимости.

Хорошо образованный человек противоречит другим, мудрый – противоречит себе.

Советовать людям, что им читать, как правило, бесполезно либо вредно. Но вот сообщить людям, чего читать не следует, – совсем другое дело, и я охотно предложил бы включить эту тему в факультативный университетский курс.

Все решительно неспособные чему бы то ни было учиться взялись поучать – вот чем увенчалась наша страсть к образованию.

Люди учат, чтобы скрыть свое невежество, так же, как улыбаются, чтобы скрыть свои слезы.

Тот, кто так озабочен просвещением других, никак не выберет времени для собственного просвещения. Истинным идеалом для человека является рост его собственной культуры.

Храни вас боже оказаться рядом с человеком, всю жизнь стремившимся образовывать других. До чего узок горизонт этих людей! До чего утомляют они и нас, и, должно быть, самих себя, до бесконечности повторяя и пережевывая одни и те же мысли!

На экзаменах глупцы задают вопросы, на которые мудрые не могут ответить.

Экзамены ровно ничего не значат. Если вы джентльмен, то знаете столько, сколько нужно, а если не джентльмен – то всякое знание вам только вредит.

О беседе, воспитании, этикете

– Вы всегда понимаете то, что говорите?
– Да, если внимательно слушаю.

Я люблю говорить ни о чем. Это единственное, о чем я что нибудь знаю.

– Только вы один и говорили все время, не закрывая рта.
– Кто то же должен слушать, а говорить я люблю сам. Это экономит время и предупреждает разногласия.

В разговоре следует касаться всего, не сосредоточиваясь ни на чем.

Чтобы приобрести репутацию блестяще воспитанного человека, нужно с каждой женщиной говорить так, будто влюблен в нее, а с каждым мужчиной так, будто рядом с ним изнываешь от скуки.

Только не торопитесь со мною соглашаться. Когда со мною соглашаются, у меня всегда такое чувство, что я где то напутал.

Слушать – это очень опасно: тебя могут убедить. А человек, который уступает доводам разума, очень неразумное существо.

Я не верю ни единому слову из того, что вы мне говорите… или я вам.

Я обычно говорю то, что у меня на уме. В наши дни это большая ошибка: тебя слишком часто понимают неправильно.

В наше время быть понятым значит попасть впросак.

Я живу в постоянном страхе, что меня поймут правильно.

Если скажешь правду, все равно рано или поздно попадешься.

Сказать человеку в глаза всю правду порою больше, чем долг, – это удовольствие.

Давать советы – всегда ошибка, но хорошего совета тебе не простят никогда.

Рассказать – значит пережить сызнова. Поступки – первая трагедия жизни, слова – вторая. И слова, пожалуй, хуже. Слова жалят.

Ученый разговор – занятие умственно безработных.

Как все ораторы, которые ставят себе целью исчерпать тему, он исчерпал терпение слушателей.

Я люблю послушать, как злословят о других, но не обо мне, – последнее не имеет прелести новизны.

В основе каждой сплетни лежит хорошо проверенная безнравственность.

Злословие – это сплетня со скучным оттенком морали.

Это прямо чудовищно, как люди себя нынче ведут: за вашей спиной говорят о вас чистую правду.

Я не желаю знать, что говорят обо мне за моей спиной. Это слишком мне льстит.

Всегда приятно не прийти туда, где тебя ждут.

Теперь хорошее воспитание – только помеха. Оно закрывает перед вами множество дверей.

Быть естественным – это поза, и самая ненавистная людям поза!

Чтобы быть естественным, необходимо уметь притворяться.

Искренность в небольших дозах опасна, а в больших – смертоносна.

Вульгарность – это просто напросто поведение других людей. Другие – вообще кошмарная публика. Единственное хорошее общество – это ты сам.

Джентльмен – это человек, который никогда не оскорбит ближнего без намерения.

Я всегда очень дружески отношусь к тем, до кого мне нет дела.

Обедать в половине седьмого! В такую рань! Да это все равно что унизиться до чтения английского романа. Ни один порядочный человек не обедает раньше семи.

Когда человек приходит в гости, он тратит время хозяев, а не свое.

Об обществе

Бывать в обществе просто скучно. А быть вне общества – уже трагедия.

Люди, принадлежащие к хорошему обществу, интересны лишь масками, которые каждый из них носит, а отнюдь не тем, что за этими масками скрыто.

Чудесный бал! Так и вспомнилось прежнее время. И дураков в обществе не убавилось. Приятно убедиться, что здесь все по старому.

Свет создан дураками, чтобы умные люди могли жить в нем.

Во фраке и белом галстуке каждый, даже биржевой маклер, может сойти за культурного человека.

Человек, который может овладеть разговором за лондонским обедом, может овладеть всем миром. Будущее принадлежит денди.

Я люблю званые обеды в Лондоне. Умные люди просто не слушают, что им говорят, а глупые не говорят вовсе.

В Париже такие истории создают человеку известность, но в Лондоне у людей еще так много предрассудков. Здесь никак не следует начинать свою историю со скандала. Скандалы приберегают на старость, когда бывает нужно подогреть интерес к себе.

Во всем Лондоне есть только пять женщин, с которыми стоит поговорить, да и то двум из этих пяти не место в приличном обществе.

Все можно пережить, кроме смерти; все можно перенести, кроме хорошей репутации.

Все хорошие шляпы создаются из ничего – как и все хорошие репутации.

Он, должно быть, весьма почтенный человек. Я ни разу в жизни не слышал его имени, а это в наши дни много значит.

Тщательнее всего следует выбирать врагов.

В близкие друзья я выбираю себе людей красивых, в приятели – людей с хорошей репутацией, врагов завожу только умных.

Врагов у него нет – не такой уж он выдающийся человек.

Все сочувствуют несчастьям своих друзей и лишь немногие радуются их успехам.

Вы его знаете? Я знаю его так хорошо, что не разговариваю с ним уже десять лет.

Я люблю знать все о своих новых знакомых и ничего – о старых.

Я никогда бы не стал его другом, будь я знаком с ним. Это очень опасно – хорошо знать своих собственных друзей.

Споры – крайне вульгарная вещь. В хорошем обществе все имеют в точности одно и то же мнение.

Всякий, кому довелось пожить среди бедных, подтвердит, что братство людское не пустая выдумка поэтов, а самая гнетущая и гнусная реальность; и ежели писатель обязательно стремится познать нравы высшего общества, он мог бы с тем же успехом постичь их, изобразив торговок спичками или разносчиков фруктов.

Если низшие сословия не будут подавать нам пример, какая от них польза?

Труд – проклятие пьющего класса.

Я глубоко сочувствую английским демократам, которые возмущаются так называемыми «пороками высших классов». Люди низшего класса инстинктивно понимают, что пьянство, глупость и безнравственность должны быть их привилегиями, и если кто нибудь из нас страдает этими пороками – он тем самым как бы узурпирует их права.

О политике

Обожаю политические салоны. Это единственное место, где не говорят о политике.

В палате общин едва ли найдется хоть один человек, на которого художнику стоило бы расходовать краски. Правда, многие из них нуждаются в побелке.

В наше время ничто не производит такого благоприятного впечатления на слушателей, как хорошее, совершенно затертое общее место. Все вдруг ощущают некое родство душ.

Членам палаты общин сказать нечего, о чем они и говорят.

Демократия – не что иное, как припугивание толпой толпы в интересах толпы.

Твердое правительство – пустая надежда тех, кто не понимает, насколько сложно искусство управления.

Тот, кто желает вести народ за собой, вынужден следовать за толпой.

Прогресс есть претворение Утопий в жизнь.

Сделать человека социалистом – пустяк, но сделать социализм человечным – великое дело.

Ценность идеи не имеет ничего общего с искренностью ее глашатая.

Самое непростительное в фанатике – это его искренность.

В наш век миром правят личности, а не идеи.

Законодательным путем нельзя привести людей к добродетели – и это уже хорошо.

Общество несравненно более дичает от систематического применения карательных мер, нежели от эпизодически совершаемых преступлений.

Преступника общество нередко прощает, мечтателя – никогда.

Чем меньше наказаний, тем меньше и преступлений.

Об Англии, Америке… и других странах

Америку много раз открывали до Колумба, но никому об этом не рассказывали.

Я сказал бы, что Америка вовсе не открыта. Она еще только обнаружена.

Американец – это Дон Кихот здравого смысла, ибо практичен до такой степени, что совершенно оторван от действительности.

Глупых американцев в природе не существует. В Америке дураку хода нет. Даже от чистильщика сапог американцы требуют сообразительности, и в этом они преуспели.

Молодость Америки – самая старая из ее традиций. Ей насчитывается уже триста лет.

В Америке молодежь всегда готова поделиться со старшими всеми запасами своей неопытности.

Говорят, в Америке экспорт свинины самое прибыльное дело. Выгоднее его только политика.

В Америке президент правит четыре года, а журналисты – бессрочно.

Культ героев в Америке развит необычайно, а герои всегда выбираются среди уголовников.

В Южных штатах сильна ностальгия по временам до Гражданской войны. «Какая прекрасная сегодня луна!» – заметил я джентльмену, стоявшему рядом со мной. «Да, – отозвался он, – но если бы вы видели ее до войны…»

Грубый торгашеский дух Америки, ее равнодушие к поэтической стороне бытия, – все это целиком и полностью результат того, что своим национальным героем страна признала человека, который, по собственному его признанию, был неспособен ко лжи.

О красоте американец судит по массе, превосходство определяет размерами.

– Наша страна самая обширная на свете. Некоторые из наших штатов по величине равняются Англии и Франции, вместе взятым.
– Воображаю, какие у вас там сквозняки.

– Есть поговорка, что хорошие американцы после смерти отправляются в Париж.
– Вот как! А куда же отправляются после смерти дурные американцы?
– В Америку.

Американец сумел превратить страну свою в рай для женщин. Тут, возможно, и кроется причина, отчего американки, подобно Еве, так стремятся прочь из этого рая.

Все американки хорошо одеваются. Они заказывают свои туалеты в Париже.

Американок утомляют долгие заезды, но в скачках с препятствиями они великолепны.

Как большинство американок, она изображает из себя красавицу. В этом секрет ее успеха.

Все американские девушки обладают исключительным шармом, секрет которого в их неспособности говорить серьезно с кем либо, кроме своего парикмахера, и думать серьезно о чем либо, кроме развлечений.

Главный недостаток американских девушек – их матери.

Поняв на примере матери, что американки не умеют стариться красиво, американская девушка предпочитает совсем этого не делать, и часто здесь преуспевает.

У нас, англичан, с американцами теперь и вправду все общее, кроме, разумеется, языка.

Англия – родина лицемеров.

Англичане обладают волшебным даром превращать вино в воду.

В Англии, если человек не может по крайней мере два раза в неделю разглагольствовать о нравственности перед обширной и вполне безнравственной аудиторией, политическое поприще для него закрыто. В смысле профессии ему остается только ботаника или церковь.

Есть нечто трагическое в том, что в настоящее время в Англии имеется такое огромное количество молодых людей, начинающих жизнь с прекрасным профилем и кончающих занятием какой либо полезной профессией.

Способность думать – самое нездоровое, что существует под солнцем, и люди от этого умирают точно так же, как от физических недугов. К счастью, уж у нас в Англии эта способность незаразна.

Англия не станет цивилизованной до той поры, пока список ее колоний не пополнится Утопией. Обменять кое какие из подвластных ей территорий на эту страну было бы куда как выгодно. Нам нужны непрактичные люди, умеющие заглянуть за пределы наличествующего и поразмыслить над тем, что не ограничено сегодняшним днем.

В Англии мы имеем замечательную поэзию, потому что публика ее не читает, а следовательно, никак на нее не влияет.

У него бьшо типично британское лицо. Такое лицо, стоит его однажды увидеть, уже не запомнишь.

Есть двадцать пять рецептов приготовления картофеля и триста шестьдесят пять рецептов варки яиц, однако британская кухарка до сих пор знает только три способа подачи на стол того или другого.

В Лондоне слишком много тумана и серьезных людей. То ли туман порождает серьезных людей, то ли наоборот – не знаю.

Лондонские туманы не существовали, пока их не изобрело искусство.

Я ничего не желал бы менять в Англии, кроме погоды.

Огромное преимущество Франции над Англией заключается в том, что во Франции каждый буржуа хочет быть артистом, тогда как в Англии каждый артист хочет быть буржуа.

Японцы – это творение определенных художников. Сказать по совести, вся Япония – сплошная выдумка. Нет такой страны, как и такого народа. Желая ощутить специфически японский эффект, не следует уподобляться туристу и брать билет до Токио. Напротив, следует остаться дома, погрузившись в изучение творчества нескольких японских художников, а когда вы глубоко прочувствуете их стиль, поймете, в чем особенность их образного восприятия, как нибудь в полдень ступайте посидеть в парке или побродить по Пикадилли, – если же вам не удастся распознать там нечто чисто японское, значит, вы не распознаете этого нигде на свете.

В России нет ничего невозможного, кроме реформ.

О литературе и журналистике

В прежнее время книги писали писатели, а читали читатели. Теперь книги пишут читатели и не читает никто.

Я слишком люблю читать книги и потому не пишу их.

Всякие правила насчет того, что следует и чего не следует читать, просто нелепы. Современная культура более чем наполовину зиждется на том, чего не следует читать.

Мы пишем так много, что у нас не остается времени думать.

Каждый может написать трехтомный роман. Все, что для этого нужно, – совершенно не знать ни жизни, ни литературы.

…Романы, настолько схожие с жизнью, что решительно никто не поверит в вероятность того, о чем повествуется.

Старинные историки преподносят нам восхитительный вымысел в форме фактов; современный романист преподносит нам скучные факты под видом вымысла.

Только великим мастерам стиля удается быть неудобочитаемыми.

Литература не может адекватно выразить жизнь. Но произведение искусства вполне адекватно выражает Искусство, а больше ничего и не надо. Жизнь – это только мотив орнамента.

По сути дела, художественно описать тюрьму не легче, чем, скажем, нужник. Взявшись за описание последнего в стихах или прозе, мы сможем сказать только, есть там бумага или нет, чисто там или грязно – и все; ужас тюрьмы в том и состоит, что, будучи сама по себе чрезвычайно примитивной и банальной, она действует на человека столь разрушительно.

Истинно реальны только персонажи, в реальности никогда не существовавшие; а если романист настолько беспомощен, что ищет своих героев в гуще жизни, пусть он хотя бы сделает вид, будто выдумал их сам, а не похваляется схожестью с доподлинными образцами.

Нигилист, этот удивительный мученик без веры, есть чисто литературный продукт. Он выдуман Тургеневым и завершен Достоевским.

Девятнадцатый век, каким мы его знаем, изобретен Бальзаком. Мы просто выполняем, с примечаниями и ненужными добавлениями, каприз или фантазию творческого ума великого романиста.

О романе Чарлза Диккенса «Лавка древностей»:
Нужно иметь каменное сердце, чтобы, читая о смерти маленькой Нелл, не рассмеяться.

Если дух, пронизывающий романы Жорж Санд, допотопен, то только потому, что потоп еще не наступил; если он утопичен – значит, к географическим реалиям придется добавить и Утопию.

Нынешние романы так похожи на жизнь, что нет возможности поверить в их правдоподобие.

Персонажи нужны в романе не для того, чтобы увидели людей, каковы они есть, а для того, чтобы познакомиться с автором, не похожим ни на кого другого.

Пессимизм изобрел Гамлет. Весь мир сделался печален оттого, что некогда печаль изведал сценический персонаж.

Об одном из английских романистов:
Он пишет на верхнем пределе своего голоса. Он так громок, что никто не слышит его.

Как много потеряли писатели, оттого что принялись писать. Нужно, чтобы они вновь начали говорить.

В пародии нужны легкость, воображение и, как ни странно, любовь к пародируемому поэту. Его могут пародировать только его ученики – и никто больше.

Я знаю, как весело бывает подобрать какую либо кличку и носить, как розу в петлице. Именно так обретали названия все крупные школы в искусстве.

Вся скверная поэзия порождена искренним чувством. Быть естественным – значит быть очевидным, а быть очевидным – значит быть нехудожественным.

По видимому, существует какая то странная связь между благочестием и плохими рифмами.

Поэты прекрасно знают, что о любви писать выгодно, на нее большой спрос. В наше время разбитое сердце выдерживает множество изданий.

Любовь вышла из моды, ее убили поэты. Они так много писали о ней, что все перестали им верить.

Если человек выпустил сборник плохих сонетов, можно заранее сказать, что он совершенно неотразим. Он вносит в свою жизнь ту поэзию, которую не способен внести в свои стихи. А поэты другого рода изливают на бумаге поэзию, которую не имеют смелости внести в жизнь.

Мне иногда кажется, что слепота Гомера на самом деле – художественный миф, созданный во времена истинной критики для того, чтобы напомнить нам не о том лишь, что великий поэт – это всегда провидец, постигающий мир не физическим, а духовным зрением, а еще и о том, что он настоящий певец, чья песня рождается из музыки, когда, вновь и вновь про себя повторяя каждую свою строку, он схватывает тайну ее мелодии и во тьме находит слова, окруженные светом.

Чарлз Лэм говорит, что для него всегда сомнительны достоинства стихов, пока они не напечатаны; по его замечательному суждению, «все вопросы снимает типографщик».

Поэт может вынести все, кроме опечатки.

Прирожденных лжецов и поэтов не бывает.

Фундаментом литературной дружбы служит обмен отравленными бокалами.

В чем разница между журналистикой и литературой? Журналистику не стоит читать, а литературу не читают.

В наш век газеты пытаются заставить публику судить о скульпторе не по его скульптурам, а по тому, как он относится к жене; о художнике – по размеру его доходов, и о поэте – по цвету его галстука.

Журналистика – это организованное злословие.

Теперешние журналисты всегда с глазу на глаз просят у человека прощения за то, что сказали о нем во всеуслышание.

– Неужто вы верите всему, что пишут в газетах?
– Верю. Нынче только то и случается, чему невозможно поверить.

– Я читаю все английские газеты. Они очень интересны.
– Ну, значит, вы читаете между строк.

В свое оправдание журналистика может сослаться на великий дарвиновский закон выживания зауряднейшего.

Можно много сказать в защиту современной журналистики. Предоставляя голос необразованным людям, она знакомит нас с общественным невежеством.

Шпионы – вымирающая профессия. За них теперь все делают газеты.

О театре, музыке и живописи

Я люблю сцену, на ней все гораздо правдивее, чем в жизни.

Порой наименьшее удовольствие в театре получаешь от пьесы. Я не раз видел публику, которая была интереснее актеров, и слышал в фойе диалог, превосходивший то, что я слышал со сцены.

Публика смотрит на трагика, но комик смотрит на публику.

Истинный драматург показывает нам жизнь средствами искусства, а не искусство в форме жизни.

Если пьеса – произведение искусства, ее постановка в театре является экзаменом не для пьесы, а для театра; если же она не произведение искусства, ее постановка в театре является экзаменом не для пьесы, а для публики.

Иногда говорят, что актеры нам показывают своих Гамлетов вместо шекспировского. А на самом деле нет никакого шекспировского Гамлета. Если в Гамлете есть определенность, как в творении искусства, в нем также есть и невнятица, как в любом явлении жизни. Гамлетов столько же, сколько видов меланхолии.

Пока актер не чувствует себя в костюме как дома, он не чувствует себя как дома и в своей роли.

Трагических эффектов можно достичь, привнося комическое. Смех в зале не устраняет чувства ужаса, но, давая отдушину, помогает ему углубиться. Никогда не бойтесь вызвать смех в зале. Этим вы не испортите, а, наоборот, усилите трагедию.

Любая крайне напряженная эмоция стремится к разрядке при помощи какой нибудь эмоции противоположного свойства. Истерический смех и слезы радости – примеры драматического эффекта, которые дает сама природа.

Если бы в наши дни воскрес древний грек, то его чаще можно бьшо бы встретить в цирке, чем в театре.

Музыка есть тот вид искусства, в котором форма и содержание – одно.

Какое счастье, что у нас есть хоть одно неподражательное искусство!

Если мы хотим понять народ, исходя из созданного им искусства, то лучше обратиться к архитектуре или музыке. Дух эпохи всего лучше передают отвлеченные искусства, поскольку сам дух есть понятие отвлеченное и идеальное.

Конечно, с музыкой много трудностей. Если музыка хорошая – ее никто не слушает, а если плохая – невозможно вести разговор.

Музыку Вагнера я предпочитаю всякой другой. Она такая шумная, под нее можно болтать в театре весь вечер, не боясь, что тебя услышат посторонние.

Музыка будет по немецки, вы не поймете.

Музыканты такой неразумный народ. Хотят, чтоб мы были немы, как раз когда больше всего хочется быть глухим.

После Шопена у меня такое чувство, как будто я только что рыдал над ошибками и грехами, в которых неповинен, и трагедиями, не имеющими ко мне отношения.

Актер – вот критик драмы. Музыкальный критик – это певец, или скрипач, или флейтист.

Пианистов я прямо таки боготворю. Не знаю, что в них так меня привлекает… Может быть, то, что они иностранцы. Ведь они, кажется, все иностранцы? Даже те, что родились в Англии, со временем становятся иностранцами. Это очень разумно с их стороны и создает хорошую репутацию их искусству, делает его космополитичным.

В Америке, в Скалистых горах, я видел единственный разумный метод художественной критики. В баре над пианино висела табличка:

«Не стреляйте в пианиста – он делает все, что может».

Картина несет нам не большую весть или смысл, чем дивный кусок венецианского стекла или голубой изразец со стены Дамаска: это лишь прекрасно окрашенная поверхность.

Учить искусству надо не в Академии. Художника создает то, что он видит, а не то, что он слышит.

…Художники академики, чью полную неспособность к живописи мы можем ежегодно видеть в мае за шиллинг.

…Та любопытная смесь плохой работы и хороших намерений, которая дает у нас право художнику считаться типичным представителем английского искусства.

Большинству наших современных портретистов суждено полное забвение. Они никогда не передают того, что видят. Передают они то, что видит публика, а публика не видит ровным счетом ничего.

Верить можно только тем портретам, на которых почти не видно модели, зато очень хорошо виден художник.

Всякий портрет, написанный с любовью, – это, в сущности, портрет самого художника, а не того, кто ему позировал. Не его, а самого себя раскрывает на полотне художник.

Ни готика, ни античность совершенно не знают позы. Позу изобрели посредственные портретисты, и первым из людей, кто принялся позировать, стал биржевой маклер, который с тех пор так и позирует не переставая.

Единственные люди, с которыми должен водить знакомство художник, это люди красивые и глупые, люди, смотреть на которых – художественное наслаждение, и говорить с которыми – отдых для ума.

Об искусстве

Душа есть только у искусства, а у человека ее нет.

Искусство – единственная серьезная вещь в мире, но художник – единственный человек в мире, никогда не бывающий серьезным.

Искусство не выражает ничего, кроме самого себя.

Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создает бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению.
Всякое искусство совершенно бесполезно.

Искусство скорее покрывало, чем зеркало.

Искусство создает великие архетипы, по отношению к которым все сущее есть лишь незавершенная копия.

Если природа – это материя, стремящаяся стать душой, то искусство – это душа, выражающая себя в материальном.

Искусство – наш духовный протест, наша галантная попытка указать природе ее истинное место.

Вещь, существующая в природе, становится гораздо красивее, если она напоминает предмет искусства, но предмет искусства не становится по настоящему прекрасным от сходства с вещью, существующей в природе.

Концепция «искусства для искусства» подразумевает не конечную цель, а лишь формулу творчества.

Искусство создается для жизни, а не жизнь для искусства.

Жизнь – это лучший, это единственный ученик искусства.

Жизнь движется быстрее Реализма, однако Романтизм всегда остается впереди Жизни.

На самом деле искусство отражает не жизнь, а зрителя.

Было бы ошибочно думать, что страсть, испытываемая при творчестве, может найти полное выражение в созданном произведении. Искусство гораздо отвлеченнее, чем мы думаем. Форма и краски говорят нам о форме и красках, и только.

Искусство движется вперед исключительно по им самим проложенному маршруту. Оно не является выражением никакого века. Напротив, сам век есть выражение искусства.

Лишь современному суждено стать старомодным.

Искусство не влияет на деятельность человека – напротив, парализует желание действовать.

В искусстве, как и в политике, деды всегда не правы.

Из всех художников, которых я знал, только бездарные были обаятельными людьми. Талантливые живут своим творчеством и поэтому сами по себе совсем неинтересны. Великий поэт – подлинно великий – всегда оказывается самым прозаическим человеком. А второстепенные – обворожительны.

Люди искусства имеют пол, но само искусство пола не имеет.

Я всегда считал и теперь считаю, что эгоизм – это альфа и омега современного искусства, но, чтобы быть эгоистом, надобно иметь эго. Отнюдь не всякому, кто громко кричит: «Я! Я!», позволено войти в Царство Искусства.

Искусство без индивидуальности невозможно. Хотя в то же время цель его – не в выражении индивидуальности. Оно существует, чтобы доставлять удовольствие.

Каждый должен быть произведением искусства – или носить на себе произведение искусства.

Лучшей школой для изучения искусства является само искусство, а не жизнь.

Мир создают певцы, и создают его для мечтателей.

Художник не стремится что либо доказывать. Доказать можно что угодно, даже несомненные истины.

Художники, как и боги, никогда не должны покидать свои пьедесталы.

Цель искусства – раскрыть красоту и скрыть художника.

Чего нет в творце, не может быть и в творении.

Чем более искусство подражает эпохе, тем менее передает ее дух.

Ни один великий художник не видит вещи такими, каковы они в действительности.

Техника – это на самом деле личность художника. Вот почему мастер и не способен ей обучить, а подмастерье не в силах ее перенять, понять же ее может критик художник.

Чудаки, право, эти художники! Из кожи лезут, чтобы добиться известности, а когда слава приходит, они как будто тяготятся ею. Как это глупо! Если неприятно, когда о тебе много говорят, то еще хуже – когда о тебе совсем не говорят.

На далекие века мы смотрим посредством искусства, а искусство, к счастью, никогда не передает истину.

Объектом Искусства должна быть не простая действительность, а сложная красота.

Одни лишь боги вкусили смерть. Аполлон умер, но Гиацинт, которого, по уверению людей, он убил, – до сих пор еще жив. Нерон и Нарцисс – всегда с нами.

Пробуют взывать к авторитету Шекспира – к нему всегда взывают, – и процитируют то скверно написанное место, где сказано про зеркало, которое искусство держит перед природой, забыв, что неудачный сей афоризм вложен, не без причины же, в уста Гамлета, чтобы окружающие имели лишнюю возможность убедиться в его полном безумии, когда дело касается искусства.

Главное назначение природы, видимо, в том, чтобы иллюстрировать строки поэтов.

Эхо часто прекраснее голоса, которое оно повторяет.

Искусство создает свой несравненный единственный эффект, а достигнув его, переходит к другому. А природа все повторяет да повторяет этот эффект, пока он всем не надоест до предела. В наши дни, скажем, никто, наделенный хоть зачатками культуры, не поведет речь о красоте закатов. Закаты стали совсем старомодными. Они были хороши во времена, когда последним словом живописи оставался Тернер. Вчера вечером миссис Эрендел настойчиво приглашала меня взглянуть в окно на ослепительную красоту неба, как она выразилась. И что же я увидел? Просто второсортного Тернера, к тому же все худшие его недостатки были выпячены и подчеркнуты сверх всякой меры.

Когда искусство станет разнообразнее, природа, без сомнения, тоже сделается не столь докучливо однородной.

Природа подражает искусству. Она способна продемонстрировать лишь те эффекты, которые нам уже знакомы благодаря поэзии или живописи. Вот в чем секрет очарования природы, равно как тайна ее изъянов.

Хорошо подобранная бутоньерка – единственное связующее звено между Искусством и Природой.

Искусство ни в коем случае не должно быть общедоступным. Публике надо стремиться воспитывать в себе артистизм.

Публика на удивление терпима. Она простит вам все, кроме гения.

Публика преисполнена ненасытного любопытства к чему угодно, только не к тому, что достойно внимания.

Смотреть на что то далеко не то же самое, что видеть. Не видишь ничего, пока не научишься видеть красоту.

У красоты смыслов столько же, сколько у человека настроений. Красота – это символ символов. Красота открывает нам все, поскольку не выражает ничего.

Все прекрасное принадлежит одной и той же эпохе.

Прекрасно лишь то, что не имеет к нам касательства. Гекуба нам ничто, и как раз поэтому ее горести составляют столь благодарный материал для трагедии.

Я хотел бы напомнить тем, кто насмехается над красотой как над чем то непрактичным, что безобразная вещь – это просто плохо выполненная вещь. В красоте – божественная экономность, она дает нам только то, что нужно; уродство расточительно, оно изводит материал впустую, уродство как в костюме, так и во всем остальном – это всегда знак того, что кто то был непрактичен.

Красота есть высшее откровение потому, что она ничего не выражает.

Этика искусства – в совершенном применении несовершенных средств.

Не было творческой эпохи, которая вместе с тем не стала бы и эпохой критики. Ибо не что иное, как критическая способность создает свежие формы.

Я бы назвал критику творчеством внутри творчества.

Для подлинной интерпретации абсолютно необходима собственная личность.

Истинный критик обращается не к художнику, а только к публике. Он работает для нее.

Критик призван просвещать читателя; художник призван просвещать критика.

Цель критика в том, чтобы запечатлеть собственные импрессии. Это для него создаются картины, пишутся книги и обращается в скульптуру мрамор.

Критика требует куда больше культуры, чем творчество.

Лишь по той причине, что человек сам ничего не может создать, он может сделаться достойным судьей созданного другим.

Я согласен отнюдь не со всем, что я изложил в данном эссе. Со многим я решительно не согласен. Эссе просто развивает определенную художественную точку зрения, а в художественной критике позиция – все. Потому что в искусстве не существует универсальной правды. Правда в искусстве – это Правда, противоположность которой тоже истинна.

Много ли значит тема для художника столь творческого, каким является критик? Не меньше, но и не больше, чем она значит для романиста или для живописца. Он схож с ними в том, что умеет находить свои мотивы повсюду.

Творчество всегда тащится за своим веком. А направляет этот век Критика. Дух Критики и Всемирный Дух суть единство.

Творчество суживает пределы видения, созерцание же их раздвигает.

Только ведущий аукциона способен одинаково и беспристрастно восхищаться всеми школами искусства.

Существуют два способа не любить искусство. Один из них заключается в том, чтобы его просто не любить. Другой в том, чтобы любить его рационально.

Бедные рецензенты оказываются в положении репортеров при полицейском участке, расположившемся в стане литературы, и вынуждены информировать о новых преступлениях рецидивистов от искусства.

В книжках общедоступных серий принято излагать общедоступные взгляды, и дешевая критика извинительна в дешевых изданиях.

Судя по их виду, большинство критиков продаются за недорогую цену.

Карикатура – это дань, которую посредственность платит гению.

Единственная форма вымысла, в которой реальные характеры не кажутся неуместными, это история. В романе они отвратительны.

Возможно более точное описание того, что никогда не случилось, – неотъемлемая привилегия и специальность историка.

Столетия живут в истории благодаря своим анахронизмам.

О Геродоте, «отце истории»:
Геродот, вопреки мелким и низким посягательствам современных педантов, ищущих подтверждения фактам, излагаемым в его истории, может быть по праву назван Отцом Лжи.

«Французская революция» Карлейля представляет собой один из самых очаровательных исторических романов из всех, когда либо написанных.

Вы только и делаете, что ставите историю с ног на голову.
В том и состоит наша единственная обязанность перед историей.

Ни в коем случае искусство не воспроизводит свой век. Великая ошибка всех историков заключается в том, что они по искусству эпохи судят о самой эпохе.

Даже самые благородные мужчины до чрезвычайности подвержены женским чарам. Новая история, как и древняя, дает тому множество плачевных примеров. Если бы это было иначе, то историю было бы невозможно читать.

Все великие личности рано или поздно обречены оказаться на уровне их биографов.

Каждый может творить историю, но лишь великие люди способны ее писать.

Сегодня у каждого великого человека есть ученики, а его биографию обычно пишет Иуда.

Современные мемуары обыкновенно пишутся людьми, совершенно утратившими память и не совершившими ничего, достойного быть записанным.

Если бы пещерные люди умели смеяться, история пошла бы по другому пути.

Об истине

Дорога к истине вымощена парадоксами. Чтобы постигнуть Действительность, надо видеть, как она балансирует на канате.

Правда редко бывает чистой и никогда не бывает простой.

Истина полностью и абсолютно создается стилем.

Язык – не сын, а отец мысли.

Истина никогда не зависит от фактов, отбирая и создавая их по своему усмотрению.

Я еще могу примириться с грубой силой, но грубая, тупая рассудочность совершенно невыносима. Руководствоваться рассудком – в этом есть что то неблагородное. Это значит – предавать интеллект.

– Вы совершенно в этом уверены?
– Совершенно уверен.
– Ну, в таком случае это только иллюзия. Как раз того, во что твердо веришь, в действительности не существует. Такова фатальная участь веры, и этому же учит нас любовь.

Как легко обратить в свою веру других и как трудно обратить самого себя.

Истина перестает быть истиной, как только в нее уверует больше, чем один человек.

Вера не становится истиной только потому, что кто то за нее умирает.

Всякая мысль безнравственна. Ее суть в разрушении. Ничто не может перенести воздействия мысли.

Действительно беспристрастное мнение мы высказываем лишь о том, что не представляет для нас никакого интереса, и именно поэтому беспристрастное мнение в свою очередь не представляет решительно никакой ценности.

Мысль, которую нельзя назвать опасной, вообще не заслуживает названия мысли.

Человек менее всего оказывается самим собой, говоря о собственной персоне. Позвольте ему надеть маску, и вы услышите от него истину.

По внешности не судят только самые непроницательные люди.

Ложь – это правда других людей.

Человек может поверить в невозможное, но никогда не поверит в неправдоподобное.

О религии и морали

Религия – распространенный суррогат веры.

Религии умирают тогда, когда бывает доказана заключенная в них истина. Наука – это летопись умерших религий.

Скептицизм – начало веры.

Что есть Истина? Если дело идет о религии, это не более чем известное мнение, которое сумело продержаться века.

Святость создается любовью. Святые – это люди, которые сильнее всего любили.

Христос умер не для того, чтобы спасти людей, а для того, чтобы научить их спасать друг друга.

Прошлое, настоящее и будущее – всего одно мгновение в глазах Бога, и мы должны стараться жить у него на глазах.

Пути богам проторяет лишь тот, чьи суждения звучат гласом паломника в пустыне.

Молитва должна оставаться без ответа, иначе это уже не молитва, а переписка.

Чудеса! Я не верю в чудеса. Я слишком много видела чудес.
Иродиада в драме Уайльда «Саломея».

В истины веры верят не потому, что они разумны, а потому, что их часто повторяют.

Господь, создавая человека, несколько переоценил свои силы.

Единственный апостол, который не заслуживал, чтобы ему представили доказательства существования божьего, был святой Фома, но получил их он один.

Атеизм нуждается в религии ничуть не меньше, чем вера.

Епископ в восемьдесят продолжает твердить то, что ему внушали, когда он был восемнадцатилетним юнцом, – естественно, что лицо его сохраняет красоту и благообразие.

Как теория, так и практика церкви первых веков христианства высказывалась против брака. Поэтому церковь первых веков христианства и не дожила до нашего времени.

Как только каннибалам начинает угрожать смерть от истощения, Господь, в своем бесконечном милосердии, посылает им жирного миссионера.

Милосердие порождает множество грехов.

Лучше уж сотня противоестественных грехов, чем одна противоестественная добродетель.

Лучше быть красивым, чем добродетельным. Но, с другой стороны, лучше уж быть добродетельным, чем безобразным.

Орхидея, прекрасная, как семь смертных грехов.

Трагедия бедняков – в том, что только самоотречение им по средствам. Красивые грехи, как и красивые вещи, – привилегия богатых.

Скука – единственный грех, которому нет прощения.

Ничто так не льстит нашему самолюбию, как репутация грешника.

Не грешник, а глупец – вот наибольшее из наших зол. Нет греха, кроме глупости.

У всякого святого есть прошлое, у всякого грешника – будущее.

Порочность – это миф, придуманный добродетельными людьми для того, чтобы объяснить странную привлекательность некоторых людей.

В деревне всякий может быть праведником. Там нет никаких соблазнов. Приобщиться к цивилизации – дело весьма нелегкое. Для этого есть два пути: культура или так называемый разврат. А деревенским жителям то и другое недоступно. Вот они и закоснели в добродетели.

Эстетика выше этики. Она принадлежит сфере более высокой духовности. В становлении личности даже обретенное ею чувство цвета важнее обретенного понимания добра и зла.

Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все.

Нравственность всегда была последним прибежищем людей, равнодушных к искусству.

Мужчина, читающий мораль, обычно лицемер, а женщина, читающая мораль, непременно дурнушка.

Нескромным поведением легче всего симулировать невинность.

Ханжа – преинтересный предмет для психологов, и хотя из всех видов позерства моральное всего отвратительнее, умение встать в позу уже чего то стоит.

Мы приписываем нашим ближним те добродетели, из которых можем извлечь выгоду для себя, и воображаем, что делаем это из великодушия.

Нет ничего огорчительнее, чем обнаружить добродетель у человека, которого ты никогда бы в этом не заподозрил. Это все равно, что наткнуться на иголку в стогу сена. Это колет. Если у вас есть добродетель, следует предупреждать о ней заранее.

Мне кажется, хорошие люди приносят много вреда в жизни… И главный вред в том, что они придают такое огромное значение дурному. Бессмысленно делить людей на хороших и дурных. Люди бывают либо очаровательны, либо скучны. Я предпочитаю очаровательных.

Испорченного человека из меня не вышло. Многие даже утверждают, что я за всю жизнь не совершил ни одного по настоящему дурного проступка. Разумеется, они говорят это только за моей спиной.

Мои дурные качества просто чудовищны. Когда я ночью вспоминаю о них, я сейчас же опять засыпаю.

Вы в самом деле думаете, что только слабые люди поддаются соблазну? Уверяю вас, есть такие страшные соблазны, что для того, чтобы им поддаться, нужна сила, сила и мужество.

Единственный способ отделаться от искушения – уступить ему.

Я могу устоять против всего, кроме соблазна.

Даже с самыми дурными привычками трудно бывает расстаться. Пожалуй, труднее всего именно с дурными. Они – такая существенная часть нашего «я».

Интеллектуальные абстракции всегда интересны, но моральные абстракции не значат абсолютно ничего.

«Совесть» – официальное название трусости, вот и все.

Совесть делает нас всех эгоистами.

Эгоизм не в том, что человек живет как хочет, а в том, что он заставляет других жить по своим принципам.

Думать о себе не есть эгоизм. Тот, кто не думает о себе, вообще не способен мыслить. Но крайне эгоистично требовать от ближнего мыслей и суждений, подобных своим. Зачем? Если тот способен мыслить, скорее всего он мыслит иначе. Если не способен, недопустимо требовать от него проблеска мысли.

Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм. А люди неэгоистичные бесцветны, они утрачивают свою индивидуальность.

Тех, кто притворяется хорошим, свет принимает всерьез. Тех, кто притворяется плохим, – нет. Такова безграничная глупость оптимистов.

Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благороднейших побуждений.

Любить всех – значит не любить никого.

Самопожертвование – это остаток дикарского ритуала членовредительства, напоминание о том преклонении перед болью, которое в истории принесло столько зла да и сейчас каждый день требует новых жертв, воздвигнув свои алтари.

Самопожертвование следовало бы запретить законом. Оно развращает тех, кому приносят жертву. Они всегда сбиваются с пути.

Прощайте врагов ваших – это лучший способ вывести их из себя.

Чувство долга – это как раз то, что мы хотим видеть в других.

Мой долг – это то, чего я не делаю из принципа.

Благие намерения – это чеки, которые люди выписывают на банк, где у них нет текущего счета.

Великодушие не заразно.

Философия учит нас стойко переносить несчастья других людей.

Филантропы, увлекаясь благотворительностью, теряют всякое человеколюбие.

Питать симпатии к обездоленным куда как просто. Питать симпатии к мысли намного труднее.

Не говорите мне о страданиях бедняков. Они неизбежны. Говорите о страданиях гениев, и я буду плакать кровавыми слезами.

Во всеобщем сочувствии к страданиям есть нечто в высшей степени нездоровое. Сочувствовать надо красоте, ярким краскам и радостям жизни. Девятнадцатый век пришел к банкротству из за того, что слишком щедро расточал сострадание.

Быть хорошим человеком значит быть в согласии с самим собой. Разлад – необходимость быть в согласии с другими.

Всякое влияние вредно, но благотворное влияние хуже всего на свете.

Всякое преступление вульгарно, точно так же как всякая вульгарность – преступление.

Убийство – всегда ошибка. Никогда не следует делать того, о чем нельзя поболтать с людьми после обеда.

Любой суд есть суд над чьей либо жизнью, и любой приговор – это смертный приговор.

Можно снести любые невзгоды – они приходят извне, они случайны. Но страдать за собственные ошибки – это самое горькое, что может быть в жизни.

Что такое циник? Человек, знающий всему цену, но не знающий ценности.

Хуже Несправедливости лишь одно – Справедливость, из чьих рук вынули меч. Когда Правда не есть к тому же и Сила, она есть Зло.

До тех пор, пока в войне видят зло, она всегда будет обладать известной привлекательностью. Когда в ней научатся видеть вульгарность, она не привлечет никого.

О людях и человеке

Единственное, что нам доподлинно известно о человеческой Натуре, – это что она меняется. Изменчивость – единственное предсказуемое ее свойство.

Унизительно сознавать, что все мы вылеплены из одного теста, но куда же от этого деться? В Фальстафе есть нечто от Гамлета, а в Гамлете немало от Фальстафа.

Весь мир – театр, но труппа никуда не годится.

Человечество преувеличивает свою роль на земле. Это – его первородный грех.

Избранные существуют, чтобы не делать ничего. Действие и ограниченно, и относительно. Безграничны и абсолютны видения того, кто бездеятелен и наблюдателен, кто мечтателен и одинок.

Действуя, человек уподобляется марионетке. Описывая, он становится поэтом.

Только у людей действия больше иллюзий, чем у мечтателей. Они не представляют себе, ни почему они что то делают, ни что из этого выйдет.

Недовольство – первый шаг к прогрессу как у отдельного человека, так и у народа.

Все мы барахтаемся в грязи, но иные из нас глядят на звезды.

В наш век люди слишком много читают, чтобы быть мудрыми, и слишком много думают, чтобы быть красивыми.

Величайшие события в мире – это те, которые происходят в мозгу у человека.

Истинное совершенство заключается не в том, что человек имеет, а в том, что он из себя представляет.

Истинная личность не должна быть созвучной бунтарству, она созвучна покою.

Когда человек счастлив, он всегда хорош. Но не всегда хорошие люди бывают счастливы.

Все мы готовы верить в других по той простой причине, что боимся за себя. В основе оптимизма лежит чистейший страх.

Все обаятельные люди испорченны. В этом и кроется секрет их привлекательности.

Люди интересуют меня больше, чем их принципы, а интереснее всего – люди без принципов.

Дешевые издания великих книг всегда кстати, но дешевые версии великих людей достойны презрения.

Только два сорта людей по настоящему интересны – те, кто знает о жизни все решительно, и те, кто ничего о ней не знает.

Люди в своем большинстве живо интересуются всем на свете, за исключением того, что действительно стоит знать.

Люди стали столь трудолюбивы, что сделались безмерно глупы.

Именно те страсти, природу которых мы неверно понимаем, сильнее всего властвуют над нами. А слабее всего бывают чувства, происхождение которых нам понятно.

Зеркала отражают одни лишь маски.

Маска говорит нам больше, чем лицо.

Чувства людей гораздо интереснее их мыслей.

Тот, кто видит какое либо различие между душой и телом, не имеет ни того ни другого.

Воображение дано человеку, чтобы утешить его в том, чего у него нет, а чувство юмора – чтобы утешить тем, что у него есть.

Последовательность – последнее прибежище людей, лишенных воображения.

Умеренность – роковое свойство. Только крайность ведет к успеху.

Честолюбие – последнее прибежище неудачника.

Серьезность – последнее прибежище заурядности.

Обожаю простые удовольствия. Это последнее прибежище сложных натур.

Чувствительная особа – это тот, кто непременно будет отдавливать другим мозоли, если сам от них страдает.

Пессимист, оказавшись перед выбором между двумя видами зла, выбирает оба.

Чужие драмы всегда невыносимо банальны.

Никто из нас не потерпел бы у других таких ошибок, как наши.

– В вас есть одно, что мне всегда нравится.
– Только одно? А у меня так много недостатков.

Он из тех крайне слабовольных натур, которые не поддаются никакому влиянию.

Он умер. По видимому, он придавал слишком большое значение диагнозу своих врачей.

Хотите понять других – пристальнее смотрите в самого себя.

Чтобы хоть отчасти понять самого себя, надо понять все о других.

Я – единственный на свете человек, которого мне бы хотелось узнать получше.

Только неглубокие люди знают самих себя.

Я не верю в прогресс, но верю в постоянство человеческой глупости.

О разном

В храме все должны быть серьезны, кроме того, кому поклоняются.

Во всех пустяковых делах важен стиль, а не искренность. Во всех серьезных делах – тоже.

Всегда надо играть честно, если все козыри у тебя на руках.

Деяния – последнее прибежище людей, которые не умеют мечтать.

Есть только два явления, которые и в нашем девятнадцатом веке еще остаются необъяснимыми и ничем не оправданными: смерть и пошлость.

Каждый должен ходить к хироманту хотя бы раз в месяц, чтобы знать, что ему можно, а чего нельзя. Потом мы, конечно, делаем все наоборот, но как приятно знать о последствиях заранее!

Мода – настолько невыносимая разновидность безобразия, что приходится менять ее каждые полгода.

Модно то, что носишь ты сам, немодно то, что носят другие.

Можно восхищаться чужим языком, даже если не можешь свободно говорить на нем, как можно любить женщину, почти не зная ее.

Мы живем в эпоху, когда необходимы только бесполезные вещи.

Ненавижу, когда несерьезно относятся к еде. Это неосновательные люди, и притом пошлые.

Нет нетактичных вопросов, есть только нетактичные ответы.

Нет ничего опаснее, чем быть модным. Все модное быстро выходит из моды.

Ни одна из ошибок не обходится нам так дешево, как пророчество.

Ничегонеделанье – самое трудное в мире занятие, самое трудное и самое духовное.

О футболе я самого лучшего мнения. Отличная игра для грубых девчонок, но не для деликатных мальчиков.

Определить – значит ограничить.

Папиросы – это совершеннейший вид высшего наслаждения, тонкого и острого, но оставляющего нас неудовлетворенными. Чего еще желать?

Природа – отнюдь не выпестовавшая нас мать. Она есть наше творение.

Природа ненавидит разум.

Пунктуальность – воровка времени.

Работа – последнее прибежище тех, кто больше ничего не умеет.

Стоит делать лишь то, что считается невозможным.

Тот, кто смотрит на дело с обеих сторон, обычно не видит ни одной из них.

Трудно избежать будущего.

Это не мое дело. Поэтому оно меня и интересует. Мои дела всегда нагоняют на меня тоску. Я предпочитаю чужие.

Это ужасно тяжелая работа – ничего не делать.

Я всегда так поступаю с добрыми советами: передаю их другим. Больше с ними нечего делать.

Я не люблю принципов. Мне больше нравятся предрассудки.

Я ненавижу драки, независимо от повода. Они всегда вульгарны и нередко доказательны.

Из письма Уайльда Аде Леверсон:
Я читал Алфреду отрывки из его собственной жизни. Это был сюрприз для него. Каждый должен вести чей либо чужой дневник; надеюсь, вы будете вести мой.

Оскар Уайльд о других

О Шекспире:
Городская жизнь воспитывает и совершенствует все наиболее цивилизованное в человеке. Шекспир, пока не приехал в Лондон, не написал ничего, кроме скверных памфлетов, и не написал ни строчки, когда навсегда покинул Лондон.

Чем объективнее кажется нам произведение, тем оно на деле субъективнее. Быть может, Шекспир и вправду встречал на лондонских улицах Розенкранца и Гиль денстерна или видел, как бранятся на площади слуги из враждующих семейств, однако Гамлет вышел из его души и Ромео был рожден его страстью.

Об Оноре де Бальзаке:
Почитайте ка Бальзака как следует, и наши живущие ныне друзья окажутся просто тенями, наши знакомые – тенями теней. Одна из величайших драм моей жизни – это смерть Люсьена дю Рюбампре.

Бальзак не больше реалист, чем был Гольбейн. Он созидал жизнь, а не воспроизводил ее.

Об Эмиле Золя:
Золя старательно создает панораму Второй империи. Но кому теперь интересна Вторая империя? Она уже устарела.

О Чарлзе Диккенсе:
В искусстве Диккенса столь мало здравого смысла, что он не способен даже на сатиру, его подлинная стихия – карикатура.

О Роберте Льюисе Стивенсоне:
Романтическое окружение – наихудшее окружение для романтического писателя. На Гауэр стрит Стивенсон мог создать новых «Трех мушкетеров». А на Самоа он пишет письма в «Тайме» насчет немцев.
Я также вижу, что он из кожи вон лезет, стремясь к естественной жизни. Если ты валишь лес, то, чтобы делать это с толком, ты не должен уметь описывать этот процесс. Естественная жизнь – это, в сущности, бессознательная жизнь. Взяв в руки лопату, Стивенсон всего навсего расширил область искусственного.
Если я проведу остаток жизни в парижском кафе за чтением Бодлера, это будет более естественно, чем если я наймусь подстригать живые изгороди или сажать какао по колено в грязи.

Об американском писателе Генри Джеймсе:
Он пишет прозу так, как будто сочинять для него тяжелое наказание.

Об ирландском писателе Джордже Муре:
Он писал на блестящем английском языке, пока не открыл для себя грамматику.

О романисте Джордже Мередите:
Как повествователь он владеет всем на свете, за исключением языка, как романист умеет абсолютно все, не считая способности рассказать историю, а как художник тоже постиг все, кроме дара изъясняться внятно.

О поэте Роберте Браунинге:
После Шекспира не было шекспировской личности. Шекспир умел петь миллионами голосов, Браунинг – заикаться на тысячи ладов.

Мередит – это Браунинг в прозе, да и Браунинг – тоже.

Об одном из своих современников:
Если бы он меньше знал, он, возможно, стал бы поэтом.

Об английском критике Максе Бирбоме:
Боги наделили Макса даром вечной старости.

О Бернарде Шоу:
Прекрасный человек. Он не имеет врагов и не любим никем из друзей.

Можно по разному не любить его пьесы, или любить его романы.

О писателе и издателе Франке Норрисе:
Франка Норриса приглашали в каждый приличный английский дом – по одному разу.

О Джеймсе Уистлере:
Джеймс Уистлер – один из величайших мастеров живописи; таково мое мнение. И должен добавить, что мистер Уистлер полностью разделяет это мнение.

Уистлер, при всех его недостатках, не согрешил ни одной стихотворной строкой.

Об Одри Бердсли, иллюстраторе «Саломеи» Уайльда:
Одри Бердсли изобретен мной.

Связанные записи:

Популярно:

Комментарии:

Рекомендации педагога-психолога родителям подростков

Loading…

 

Уважаемые, папы и мамы!

Ваш ребенок входит в пору своего физиологического взросления. Этот возраст часто называют трудным, и вообще этот период называется возрастом второго кризиса. Основная причина – физиологический дискомфорт из-за активной перестройки растущего организма, что влечёт за собой психологические срывы. Это вносит определенные изменения в его характер, взаимоотношения с окружающими людьми и сверстниками. Очевидное физическое взросление меняет взгляды ребенка на жизнь, его ценностные ориентиры.

Однако значение семьи для вашего ребенка в этот период времени непреходяще. Ему, как никогда, необходимо ваше внимание, тепло и забота, понимание и доверие.

 

Подростку присущи:

Ó тяга к романтике и самоутверждению, выяснение своих возможностей и способностей иногда на грани риска;

Ó частая смена настроения, беспричинная обида, грусть, слёзы;

Ó повышенно эмоциональная реакция даже на незначительные события;

Ó стремление к установлению дружеских связей с ребятами своего или старшего возраста, вхождение в криминальные группировки;

Ó отстаивание, иногда бессмысленное, своей позиции, в том числе и неверной;

Ó проявление критического отношения к ранее авторитетным взрослым, мнением которых пренебрегают в пользу сверстников;

Ó демонстративно пренебрежительное или снисходительное отношение к младшим, а также представителям противоположного пола, что является признаком пробуждения интереса.

Как стать идеальным родителем подростка

 

Ó  Жизнь в семье с подростком похожа на парный танец со сменой ролей. Вы выступаете то  в роли ведущего, то в роли ведомого, то в роли авторитета, то в роли «чайника», ничего не понимающего в современной молодёжной субкультуре. Причём роли эти – не маски (главное – ничего не «играть»), а реальная готовность родителя адаптироваться к постоянно меняющейся ситуации и настроению, гибкая позиция по отношению к мнениям и взглядам собственного ребёнка и уважение к ДРУГОЙ отдельной личности.

Ó Вам придётся признать, что период «непререкаемого авторитета родителей» больше никогда не вернётся, поэтому перестаньте командовать и руководить. Это – абсолютно проигрышная стратегия взаимоотношений с любым подростком. Попытайтесь заново

«заслужить» былой авторитет. На этом пути необходимо руководствоваться тем, что ребёнок больше не верит абстрактным словам и декларациям, он АНАЛИЗИРУЕТ ваши действия, стратегии, статус.

Ó Попробуйте не только слушать ребёнка, но и наблюдать за его реакциями.  Подчас его  поза, жесты и мимика лучше говорят о его состоянии, чем привычный вербальный (словесный) подростковый протест. Задавайте себе вопрос: «ПОЧЕМУ он так неадекватно реагирует?», «Что я могу сделать, чтобы сгладить противостояние?». Поверьте, он не хочет бороться, он хочет разобраться и приглашает Вас последовать за ним.

Ó Не планируйте конкретного результата «воспитательного воздействия», и не зацикливайтесь на нём. Он всё равно будет другим. Ведь это ПАРНЫЙ танец взаимоотношений (см. п. 1). Вы задумывали одно, а получилось совсем другое – радуйтесь. Ваш ребёнок избавил Вас ещё от одного стереотипа. Таким образом, он способствует вашему личностному росту, провоцируя спонтанность реакции.

Ó Помните, что одной из особенностей подросткового возраста является потребность в риске, порой не очень оправданном, продиктованном желанием самоутвердиться. Если Вы ещё этому не научились, время пришло. Не бойтесь рисковать вместе с ребёнком, но на своей территории. Чем более настойчивы и находчивы Вы будете в своём желании опробовать НОВЫЕ способы взаимодействия с ребёнком, тем скорее Вы начнёте

говорить с ним на одном языке. Главное, сделать так, чтобы подросток не переставал удивляться вашей изобретательности.

Ó Сохраняйте чувство юмора и пытайтесь передать ребёнку хотя бы небольшую  часть своего оптимизма. Дело в том, что все происходящие с ним изменения как физические, так и духовные, ваш подросток воспринимает очень трагично. Если Вы сами тоже начинаете застревать на анализе и разборе детских проблем и перспектив их разрешения, то ситуация дома становится похожей на непрерывное производственное совещание. Для того чтобы лучше увидеть ситуацию, отстранитесь от неё и попробуйте посмотреть на неё с изрядной долей юмора. «Большое видится на расстоянии», желательно с более лёгких и оптимистичных позиций. Не стоит шутить над эмоциями подростка, гораздо эффективнее сыронизировать над самой ситуацией. Шутка поможет немножко разрядить обстановку.

Ó Старайтесь «фильтровать» информацию, поступающую к Вам из СМИ и литературы по проблемам подросткового возраста. Во-первых, она сама далека от идеала в плане глубины анализа. Во-вторых, хорошим тоном публикаций последних лет стали «страшилки». Поверьте, что далеко не всё, что Вы прочли, относится именно к вашему ребёнку.  Попробуйте,  как  бы,  примерить  прочитанное  на  него,  и  Вы  увидите,  что «костюмчик» не всегда приходится впору. Далеко не все «ужастики», которые случаются  с подростками, обязательно должно произойти с вашим ребёнком.

Ó Вспомните о тех семейных ценностях и традициях, которые существуют в вашей семье. Проанализируйте, что из этого багажа стало общим для Вас и вашего ребёнка, а где проходит очевидный водораздел. Это будет сопоставление и сравнение двух точек зрения на извечный ценностный вопрос: «Что такое хорошо и что такое плохо?». Морально- нравственные и этические ценности нельзя механически передать, а уж, тем более, навязать, они формируются и становятся своими или остаются чужими в период всего детства. И если, какие-то, очень значимые для вас ценностные ориентиры, оказались для ребёнка в списке чужих, не хватайтесь за голову и не «пилите». Подумайте, не как рассказать и продекларировать, а как показать и убедить в преимуществах того или иного качества или свойства. Проанализируйте, что бы могли Вы позаимствовать у ребёнка, чему могли бы поучиться.

Ó Одно из главных стремлений подростка – стремление к самостоятельности. Но самостоятельность предполагает полную ответственность за себя и посильную за жизнь семьи. Основная проблема заключается в том, что подросток стремится к ответственности только там, где она ему выгодна. Ваша же задача научиться делиться своей ответственностью с ним и в других «маловыгодных», на первый взгляд, областях. Вам необходимо дать ему понять, что всё, что происходит в его жизни и в жизни семьи, происходит теперь не только благодаря Вам или по вашей вине, как это было в раннем детстве, но и благодаря/вопреки его действиям.

Ó Подросток – не глина, да и Вы – не скульптор. К сожалению, Вам не под силу вылепить скульптуру «идеального» ребёнка, воплощающую все ваши устремления, мечты, фантазии и амбиции, из реального сына или дочери. У него – совсем другое «идеальное – Я». Ваша цель – помогать ему меняться и взрослеть, исходя из его реальных устремлений и целей.

Ó Помогайте ребёнку сделать конкретные шаги к его целям. Это – очень важно для самоопределения. Поскольку в подростковом возрасте цели глобальны, а возможности ещё немножко отстают, то его «идеал» так и может остаться в области мечтаний о несбыточном. Помогите ребёнку поверить в свои силы, и, если это необходимо, разработайте вместе стратегию достижения результата. Помните, что ведущая роль в подобной работе и ответственность за неё принадлежит ему, Вы – лишь «аксакал», способный поделиться собственным опытом по запросу ребёнка.

Ó Подростковый период – это настолько интенсивный этап изменений в жизни ребёнка, что он поглощает его целиком. Дайте возможность подростку почувствовать непрерывность жизни и непрерывность изменений и саморазвития, а данный этап лишь как ещё одну, возможно, самую сложную и реальную, ступеньку к взрослой жизни. Покажите взаимосвязь и взаимовлияние детского жизненного опыта (прошлого), бурных изменений

(настоящего), и самоопределения (будущего), ведь жизненный сценарий – это результат, объединяющий в себе все компоненты.

Ó Научите ребёнка не бояться собственных ошибок и относиться к ним как к, возможно, не самому приятному, опыту для последующего анализа. Банальное выражение «не ошибается только тот, кто ничего не делает» помогает это осознать. Желательно показывать опыт «падений и взлётов» на примерах из собственной жизни и жизни других значимых для ребёнка людей, а не на постоянном проговаривании и бесконечном

«разборе его полётов».

Ó Обратите внимание подростка на то, что любому человеку свойственны внутренняя противоречивость, неоднозначность, конфликт желаний и мотивов поведения. Понятия добро – зло, неудачник – победитель, свобода – зависимость, воля – безволие, правда – ложь и т.д. подчас бывают столь относительны, неоднозначны и непостоянны, что каждая новая ситуация и в жизни взрослого человека требует их проверки, анализа, а иногда и полного пересмотра. Тогда с ними уже легче справиться, поскольку из ряда уникальных и личностных проблем они переходят в ранг универсальных. Позиция «все через это проходят» гораздо меньше уязвима и более защищена, чем позиция «я такой непоследовательный».

Ó Самопознание – прерогатива любого думающего и чувствующего  человека, независимо  от того, каков его возраст и статус. Связанные с этим чувства и эмоции, впервые возникшие – это только отправная точка, точка отсчёта на этом долгом, сложном, но таком захватывающем пути.

 

10 советов родителям подростков

 

  1. В подростковом возрасте дети начинают оценивать жизнь своих родителей. Подростки, особенно девочки, обсуждают поведение, поступки, внешний вид мам и пап, учителей, знакомых. И постоянно сравнивают. В какой-то момент результат этого сопоставления скажется на ваших отношениях с сыном или дочерью. Он может быть для вас как приятным, так и неприятным. Так что, если не хотите ударить в грязь лицом, начинайте готовиться к этой оценке как можно раньше.
  2. Главное в ваших взаимоотношениях с ребенком – взаимопонимание. Чтобы его установить, вы должны проявлять инициативу и не таить обид. Не следует, как идти на поводу у сиюминутных желаний ребенка, так и всегда противиться им. Но если вы не можете или не считаете нужным выполнить желание сына или дочери, нужно объяснить – почему. И вообще, больше разговаривайте со своими детьми, рассказывайте о своей работе, обсуждайте с ними их дела, игрушечные или учебные, знайте их интересы и заботы, друзей и учителей. Дети должны чувствовать, что вы их любите, что в любой ситуации они могут рассчитывать на ваш совет и помощь и не бояться насмешки или пренебрежения.

Поддерживайте уверенность детей в себе, в своих силах, в том, что даже при определенных недостатках (которые есть у каждого) у них есть свои неоспоримые достоинства. Стратегия родителей – сформировать у ребенка позицию уверенности: «все зависит от меня, во мне причина неудач или успехов. Я могу добиться многого и все изменить, если изменю себя».

В воспитательном процессе недопустима конфронтация, борьба воспитателя с воспитанником, противопоставление сил и позиций. Только сотрудничество, терпение и заинтересованное участие воспитателя в судьбе воспитанника дают положительные результаты.

  1. Удивляйте – запомнится! Тот, кто производит неожиданное и сильное впечатление, становится интересным и авторитетным. Что привлекает ребенка во взрослом? Сила – но не насилие. Знания – вспомните, например, извечные «почему?» у малышей. На какую их долю, вы сумели понятно и полно ответить? Ум – именно в подростковом возрасте появляется возможность его оценить. Умения – папа умеет кататься на лыжах, чинить телевизор, водить машину… А мама рисует, готовит вкусные пирожки, рассказывает сказки… Внешний вид – его в большей мере ценят девочки. Жизнь родителей, их привычки, взгляды оказывают гораздо большее влияние на ребенка, чем долгие нравоучительные беседы. Немаловажное значение для подростков имеют и ваши доходы. Если вы в этой области конкурентоспособны, подумайте заранее, что вы можете положить на другую чашу весов, когда ваш подросший ребенок поставит вас перед этой проблемой.
  1. Вы хотите, чтобы ваш ребенок был крепким и здоровым? Тогда научитесь сами и научите его основам знаний о своем организме, о способах сохранения и укрепления здоровья. Это вовсе не означает, что вы должны освоить арсенал врача и назначение различных лекарств. Лекарства – это лишь «скорая помощь» в тех случаях, когда организм не справляется сам. Еще Тиссо утверждал: «Движение как таковое может по своему действию заменить все лекарства, но все лечебные средства мира не в состоянии заменить действие движения». Главное – научить организм справляться с нагрузками, прежде всего физическими, потому что они тренируют не только мышцы, но и все жизненно важные системы. Это труд немалый и регулярный, но за то и дается человеку «чувство мышечной радости», как назвал это ощущение почти сто лет назад великий врач и педагог П.Ф. Лесгафт. Конечно, физические и любые другие нагрузки должны соответствовать возрастным возможностям ребенка.

Кстати, только физические упражнения, в том числе и на уроках физкультуры, могут смягчить вред от многочасового сидения за партой. Так что не спешите освобождать ребенка от физкультуры. Это не принесет ему даже временного облегчения в напряженной школьной жизни. Даже если у него есть хроническое заболевание (и тем более!), ему необходимо заниматься физкультурой, только по специальной программе.

И совершенно необходимо, чтобы ребенок понимал: счастья без здоровья не бывает.

  1. Сколько времени в неделю вы проводите со своими детьми? По данным социологических опросов, большинство взрослых в среднем посвящают детям не более 1,5 часа в неделю! И как сюда втиснуть разговоры по душам, походы в театр и на природу, чтение книг и другие общие дела? Конечно, это не вина, а беда большинства родителей, которые вынуждены проводить на работе весь день, чтобы наполнить бюджет семьи. Но дети не должны быть предоставлены сами себе. Хорошо, если есть бабушки и дедушки, способные взять на себя часть проблем воспитания. А если их нет? Обязательно подумайте, чем будет заниматься ваш ребенок в часы, свободные от учебы и приготовления уроков. Спортивные секции (не забудьте сами пообщаться с тренером) не просто займут время, а помогут укрепить здоровье и разовьют двигательные навыки и умения. В доме детского творчества можно научиться шить, строить самолеты, писать стихи. Пусть у ребенка будет свобода выбора занятия, но он должен твердо знать: времени на безделье и скуку у него нет.
  2. Берегите здоровье ребенка и свое, научитесь вместе с ним заниматься спортом, выезжать на отдых, ходить в походы. Какой восторг испытывает ребенок от обычной сосиски, зажаренной на костре, от раскрошившегося кусочка черного хлеба, который нашелся в пакете после возвращения из леса, где вы вместе собирали грибы. А день, проведенный в гараже вместе с отцом за ремонтом автомобиля, покажется мальчишке праздником более важным, чем катание в парке на самом «крутом» аттракционе. Только не пропустите момент, пока это ребенку интересно.

То же самое касается и привычки к домашним делам. Маленькому интересно самому мыть посуду, чистить картошку, печь с мамой пирог. И это тоже возможность разговаривать, рассказывать, слушать. Пропустили этот момент – «уберегли» ребенка, чтобы не пачкал руки, всё – помощника лишились навсегда.

  1. Желание взрослых избежать разговоров с детьми на некоторые темы приучает их к мысли, что эти темы запретны. Уклончивая или искаженная информация вызывает у детей необоснованную тревогу. И в то же время не надо давать детям ту информацию, о которой они не спрашивают, с которой пока не могут справиться эмоционально, которую не готовы осмыслить. Лучший вариант – дать простые и прямые ответы на вопросы детей. Так что и самим родителям надо всесторонне развиваться – не только в области своей специальности, но и в области политики, искусства, общей культуры, чтобы быть для детей примером нравственности, носителем человеческих достоинств и ценностей.
  2. Не оберегайте подростков излишне от семейных проблем, как психологических (даже если произошло несчастье, чья-то болезнь или уход из жизни, – это закаляет душу и делает ее более чуткой), так и материальных (это учит находить выход). Подростку необходимы положительные и отрицательные эмоции. Для успешного развития ребенка полезно изредка отказывать ему в чем-то, ограничивать его желания, тем самым, подготавливая к преодолению подобных ситуаций в будущем. Именно умение справляться с неприятностями помогает подростку сформироваться как личности. Роль взрослого человека состоит, прежде всего, в том, чтобы помочь ребенку стать взрослым, то есть научить его противостоять действительности, а не убегать от нее. Отгораживая ребенка от реального мира, пусть даже с самыми благими намерениями, родители лишают его возможности приобрести жизненный опыт, найти свой путь.

Никогда не лгите ребенку, даже если это продиктовано лучшими убеждениями и заботой о его спокойствии и благополучии. Дети каким-то неведомым образом чувствуют ложь в любой форме. А тому, кто обманул раз-другой, доверия ждать уже не приходится.

  1. Если вы уже успели наделать ошибок в воспитании, вам будет труднее, чем в начале пути. Но если в своем ребёнке вы выявите хотя бы капельку хорошего и будете затем опираться на это хорошее в процессе воспитания, то получите ключ к его душе и достигнете хороших результатов.

Такие простые и ёмкие советы воспитателям можно встретить в старинных педагогических руководствах. Мудрые педагоги настойчиво ищут даже в плохо воспитанном человеке те положительные качества, опираясь на которые можно добиться устойчивых успехов в формировании всех других.

  1. Если вы поняли, что были не правы, пренебрегали мнением сына или дочери в каких-либо важных для них вопросах, не бойтесь признаться в этом сначала себе, а потом и ребенку. И постарайтесь не повторять этой ошибки снова. Доверие потерять легко, а восстанавливать его долго и трудно.

 

Как строить отношения с подростком

 

Чтобы успешно пережить все приключения подросткового возраста и родителям, и подросткам, нужно хорошо представлять, как выходить из критических ситуаций. В этот период каждый в семье начинает по-новому видеть окружающих, все должны как бы заново знакомиться друг с другом. Пройдете ли вы этот этап с наименьшими потерями, будет зависеть от того, что преобладает в семье – любовь или страх.

Для того чтобы заложить основы будущих перемен в ваших с подростком отношениях, мы предлагаем следующее:

Ó Вы, родитель, должны четко изложить подростку свои страхи и опасения, чтобы он мог вас понять.

Ó Вы, подросток, должны честно рассказать о том, что происходит с вами, и постараться сделать так, чтобы вам поверили. Вы должны тоже рассказать о своих страхах и знать, что вас выслушают без критики и осуждения.

Ó Вы, родитель, должны показать свою готовность слушать и понимать.  Понимание вовсе не означает всепрощение. Оно просто создает твердую основу, на которой можно строить дальнейшие отношения.

Ó Вы, подросток, должны объяснить родителям, что нуждаетесь в том, чтобы они выслушали вас, не давая советов, пока вы сам не попросите их об этом.

Ó Вы, родитель, должны понимать, что подросток вовсе не должен обязательно следовать вашим советам.

Только при учете всего этого возможен осмысленный диалог между двумя равноправными людьми и в дальнейшем развитие новых конструктивных форм поведения.

 

Разговор с подростком на взрослом языке

 

Родители часто встречаются с проблемой, что в подростковом возрасте дети становятся более замкнутыми, неуправляемыми и намеренно противоречат взрослым. Часто это возникает из-за того, что родители слишком беспокоятся за своих детей: за их безопасность, или, например, успеваемость. Но дети уже выросли и учатся принимать ответственность за свои решения. Подросткам хотелось бы спросить совета у родителей о том, как лучше реализовывать их собственные идеи и решения. Им хочется общаться с родителями «на равных». Но часто родители, беспокоясь за своих детей, стараются контролировать все действия подростков. Дети, рассчитывая на помощь родителей, сталкиваются со многими запретами и воспринимают это как недоверие. Поэтому нужно и очень важно найти в себе силы, чтобы признать, что ваш подросток уже вырос и достоин разговаривать с вами на «взрослом языке».

Рекомендации родителям

Безусловно, все зависит от конкретной ситуации и метод влияния на подростка надо подбирать индивидуально. Предлагаем несколько вариантов:

Ó Создать нестандартную ситуацию, когда подросток ожидает с вашей стороны сопротивление, недоверие, а взамен получает искренность и помощь в решении его вопросов.

Ó Поддержать одно из увлечений подростка, по возможности, направляя его (например,  если подросток экспериментирует со взрывчатыми веществами, подарите ему набор

«Юный химик», в котором не предусмотрено опасных опытов и обеспечьте место для занятий). Немаловажным есть проявление заинтересованности родителей в хобби их детей.

Ó Учредить семейную традицию, когда семья, собираясь вечером вместе, делится событиями, которые произошли с каждым из них в течение дня.

 

Советы психолога родителям подростков

 

Ó Цените откровенность своих детей, искренне интересуйтесь их проблемами.

Ó Общайтесь на равных, тон приказа сработает не в вашу пользу. Дайте понять, что Вы понимаете их.

Ó Нельзя подшучивать над ними, высмеивать чувства, умаляя их значение. Постарайтесь отнестись к вашим детям с уважением, помните об их ранимости и уязвимости.

Ó Не раздражайтесь и не проявляйте агрессивности, будьте спокойны, сдержанны. Помните, что ваша грубость вызовет их ответную реакцию.

Ó Не говорите об объекте увлечения вашего ребенка пренебрежительным, оскорбительным тоном, тем самым Вы унизите его самого.

Ó Ни в коем случае нельзя грубо и категорично разрывать отношения подростков, ведь они только еще учатся общаться друг с другом и чаще всего даже и не помышляют ни о чем плохом.

Ó Пригласите его (ее) подругу (друга) к себе, познакомьтесь – это позволит вам получить объективное, более правдоподобное, а не голословное представление о том, с кем встречается ваш ребенок. Лучше, если Вы разрешите им встречаться у себя дома, чтобы им не пришлось искать случайных и сомнительных приютов для свиданий.

Ó Расскажите им о себе, вашей истории первой любви – это поможет найти Вам взаимопонимание с ребенком.

Ó Если Вы сумеете установить с ним дружеские отношения, то будете иметь возможность  не просто контролировать его поведение, но и влиять на его поступки.

Ó  Позвольте подростку самостоятельно разобраться в объекте своей привязанности, и если  у него наступит разочарование в своих чувствах, пусть оно исходит не от вас, а от него самого. Он почувствует, что способен самостоятельно разбираться в ситуации и принимать решения.

Ó Помните, что, с одной стороны, подросток остро нуждается в помощи родителей, сталкиваясь со множеством проблем, а с другой – стремится оградить свой внутренний мир интимных переживаний от бесцеремонного и грубого вторжения, и он имеет на это полное право.

Типы конфликтов и способы их преодоления

 

Далеко не всё, что мы с вами в обыденной жизни привычно обозначаем словом

«конфликт» (ссоры, недоразумения, разногласия, непонимание), является таковым на самом деле.

 

Конфликт – особые отношения между людьми, построенные на объективном противоречии их интересов, устремлений, ценностей, которые переживаются участниками как некоторое негативное эмоциональное состояние.

  1. Конфликт возникает там и только там, где люди не могут одновременно реализовать свои цели, так как они, например, претендуют на один и тот же объект, или средств хватает на удовлетворение целей только одного человека, или достижение целей одним автоматически означает поражение другого.
  2. При попадании в ситуацию объективного противоречия многие люди, и это нормально, перестают воспринимать её отстраненно, а начинают переживать, причём не что-нибудь, а преимущественно негативные эмоции: страх, гнев, раздражение, обиду, возмущение, ярость – психологический конфликт.

Положение подростка в семье и отношения с родителями

Основная проблема, возникающая у подростков, – это проблема взаимоотношений с родителями. Отношение родителей к детям прямо пропорционально возрасту детей: чем старше ребёнок, тем сложнее взаимоотношения.

В зависимости от царящей обстановки, все семьи можно разделить на пять групп:

  1. Семьи, в которых очень близкие, дружеские отношения между детьми и родителями.
  2. Семьи, где царит доброжелательная атмосфера.
  3. Семьи, где родители уделяют достаточное внимание учебе детей, их быту, но этим и ограничиваются. Родители пренебрегают увлечениями детей.
  4. Семьи, где родители устанавливают за ребенком слежку, ему не доверяют, применяют рукоприкладство.
  5. Семьи с критической обстановкой. Пьющие родители (один или оба).

Типы конфликтов и способы их преодоления

  1. Конфликт неустойчивого родительского восприятия.

Подросток уже не ребенок, но ещё и не взрослый. Естественно, что статус подростка в семье и обществе не устоялся. Ведёт себя иногда как взрослый, то есть критикует, требует уважения. Но иногда он, как ребенок, – все забывает, разбрасывает вещи и т.д. В результате положительные качества недооцениваются, зато выступают несовершенства.

Рекомендации родителям:

Ó осознайте противоречивость своих чувств;

Ó погасите в себе недовольство и раздражение;

Ó объективно оценивайте достоинства и недостатки подростка;

Ó сбалансируйте систему обязанностей и прав.

  1. Диктатура родителей.

Диктатура в семье – это способ контроля, при котором одни члены семьи подавляются другими. Подавляется самостоятельность, чувство собственного достоинства. Родители вторгаются на территорию подростков, в их душу.

Бесспорно, родители должны и могут предъявлять требования к ребенку, но необходимо принимать нравственно оправданные решения. Требования сочетать с доверием и уважением. Родители, воздействующие на подростка приказом и насилием, неизбежно столкнутся с сопротивлением, которое чаще всего выражается грубостью, лицемерием, обманом, а иногда и откровенной ненавистью. Ребенок лишен права выбора, мнения, голоса и живет по принципу: «кто сильнее, тот и прав».

Рекомендации родителям:

Ó не входите в комнату без стука или в отсутствие хозяина;

Ó не трогайте личные вещи;

Ó не подслушивайте телефонные разговоры;

Ó оставьте за подростком право выбора друзей, одежды, музыки и т. д.;

Ó не наказывайте физически, не унижайте.

  1. Мирное сосуществование – открытый конфликт.

Здесь царит позиция невмешательства. Выглядит обстановка вполне благопристойно. Никто не переступает запрет. У каждого свои успехи, проблемы, победы. Родители испытывают гордость, поддерживая подобный нейтралитет. Думают, что такие отношения воспитывают самостоятельность, свободу, раскованность. В результате получается, что семья

 

для ребенка не существует. В критический момент – беда, болезнь, трудности, – когда от него потребуется участие, добрые чувства, подросток ничего не будет испытывать, так как это не будет касаться лично его.

Воспитание без запретов, установка родителей на детскую «свободу» без конца и без края, устранение тормозов, ограничений и обязанностей подчиняться нравственному долгу или элементарным правилам общения в целом пагубно влияет на формирование личности.

Рекомендации родителям:

Ó поменяйте тактику общения;

Ó установите систему запретов и включитесь сами в жизнь подростка;

Ó помогите ему участвовать в жизни семьи;

Ó создайте семейный совет, на котором бы решались многие проблемы всей семьи.

  1. Конфликт опеки.

Опека – это забота, ограждение от трудностей, участие. Подростки здесь безынициативны, покорны, подавлены. Впоследствии ребенок командует родителями, заставляя, как это было раньше, выполнять все свои желания. Но «деспотизм» подростка встречается редко. Чаще это чересчур послушный ребенок. В итоге – протест. Причем форма протеста может быть разной – от холодной вежливости до активного отпора. Эти дети несчастливы в среде сверстников, они не готовы к трудностям жизни, так как им никто, кроме близких, «стелить соломку» не станет.

Рекомендации родителям:

Ó постарайтесь изменить свое поведение;

Ó не отказывайтесь от контроля, но сведите опеку к минимуму;

Ó не требуйте от ребенка правильных поступков, примите его таким, какой он есть;

Ó помогайте, но не решайте за него все проблемы;

Ó стимулируйте общение ребёнка со сверстниками;

Ó дозируйте опеку, похвалу и порицание.

  1. Конфликт родительской авторитетности. «Шоковая терапия».

Детей в таких семьях воспитывают кропотливо, стараясь сделать из них вундеркиндов. Замечают любой промах, обращают на него внимание, наказывают неуважением. Проводят беседы на воспитательные темы, не давая возможности отстаивать свое мнение. Постоянно требуют от ребенка совершенства. Не замечают успехов и никогда не хвалят за хорошие поступки, не поощряют их.

Ребенок чувствует себя неуверенно, его охватывает обида и ярость, но подросток понимает, что бессилен. Появляется мысль о безысходности, бессмысленности собственной жизни (суицид). Или же всё как на войне. Силы сторон (родителей и детей) практически становятся равными: на грубость – грубостью, на злорадство – злорадством и т.д.

Рекомендации родителям:

Ó измените отношение к своему ребенку;

Ó станьте терпимее к недостаткам подростка;

Ó восстановите доверие и уважение ребенка к самому себе;

Ó найдите и развивайте в ребенке те достоинства, которые свойственны его натуре;

Ó не унижайте, а поддерживайте;

Ó не вступайте в бесконечные споры, не допускайте молчаливой, «холодной» войны;

Ó уверьте ребенка в том, что вы всегда будете его любить, что гордитесь тем-то и тем- то, чего в вас недостает;

Ó поймите, что ему трудно.

Оптимальный тип семьи – партнерство.

Ó не ограждайте ребенка от горестей и радостей взрослого человека, а делайте соучастниками ваших переживаний. Делайте это прямо, смело, давая доступные разъяснения;

Ó не запугивайте, не сгущайте краски, поделитесь своими надеждами;

Ó все должно быть общее: и радость, и слезы, и смех;

Ó равномерное участие во всех советах, решениях семьи;

Ó ограничения и поощрения обсуждаются вместе, ребенок тоже высказывает свое  мнение.

 

Как общаться с ребенком, чтобы он доверял вам

 

Дети часто отказываются разделять с родителями свои внутренние проблемы. Дети научаются тому, что говорить с родителями бесполезно и даже небезопасно. Многие родители считают, что если они будут полностью принимать своего ребенка, то он останется таким, как он есть, а лучший способ изменить ребенка, – это сказать ему, что в нем вам не нравится, и для этого широко используются критика, морализирование, приказы и уговоры.

Это ведет к тому, что ребенок отворачивается от родителей, перестает говорить с ними, свои чувства и проблемы держит при себе. Мало просто разговаривать с ребенком, важно то, как вы разговариваете с ним.

Например, если ребенок говорит: «Я не хочу ходить в школу. Все, чему там учат –  куча ненужных фактов. Можно и без них обойтись», а вы ему отвечаете: «Мы все тоже когда- то чувствовали то же самое по поводу школы – это пройдет».

Ребенок может «услышать» какое-либо (или все) скрытое сообщение:

û «Ты не считаешь мои чувства важными».

û «Ты не принимаешь меня с этими моими чувствами».

û «Ты чувствуешь, что дело не в школе, а во мне».

û «Ты не принимаешь меня всерьез».

û «Тебе все равно, что я чувствую».

Каковы же альтернативные ответы?

Один из наиболее эффективных способов ответа на сообщения ребенка о своих чувствах или проблемах – побуждение его сказать больше. Например: «Расскажи мне об этом», «Я хочу услышать об этом», «Мне интересна твоя точка зрения», «Давай обсудим это», «Похоже, что это важно для тебя». Или более простые фразы: «Я вижу», «Интересно»,

«Правда?», «Неужели?», «Не шутишь» и т.п.

Это дает ребенку понять, что его принимают и уважают как личность, его мнения и чувства важны и цены для вас. Выбирайте верный тон и не отвечайте безапелляционно или саркастично – дети могут расценивать это как пренебрежение к своей личности. Учтите, что когда человек «выговаривается» по поводу проблемы, то он часто находит лучшее ее решение, чем когда просто думает о ней.

Обращайте внимание не только на то, что говорит ребенок, но и на выражение его лица, жесты, позу.

Выражайте свою поддержку и поощрение не только словами. Это может быть ваша улыбка, похлопывание по плечу, кивок головой, взгляд в глаза, прикосновение к ребенку.

Если вы будете неискренни в разговоре с ребенком, то он это почувствует и разговор будет бесполезным. Помните:

  • Вы должны хотеть слышать то, что говорит ребенок. Это означает, что вы хотите потратить время на слушание. Если у вас нет времени, вы должны сказать об этом.
  • Вы должны искренне хотеть помочь ему в его проблеме в данное время. Если вы не хотите, подождите до тех пор, пока не захотите.
  • Вы должны искренне быть в состоянии принять его чувства, какими бы они ни были, и как бы ни отличались от ваших.
  • Вы должны иметь глубокое чувство доверия к ребенку в том, что он может стравляться со своими чувствами, искать решение своих проблем. Вы выработаете это доверие, наблюдая, как ваш ребенок решает свои проблемы.
  • Не нужно бояться выражения чувств; они не будут навсегда фиксированы внутри ребенка, они преходящи.
  • Вы должны быть в состоянии смотреть на ребенка как на человека, отдельного от вас – уникальную личность, более не соединенную с вами.

Подсказки для родителей

 

  1. Согласитесь с беспокойством и неудовольствием. Это возраст, полный противоречий и беспокойства. Ничего ненормального нет в том, что поведение подростка изменчиво и непредсказуемо, что он мечется от крайности к крайности, любит родителей и одновременно ненавидит их и т. д.
  2. Избегайте попыток казаться слишком понимающим. Избегайте таких высказываний как

«Я отлично понимаю, что ты чувствуешь». Подростки уверены, что они неповторимы, уникальны в своём роде. Их чувства – это даже для них самих что-то новое, личное. Они видят себя как сложных и таинственных существ, и они искренне огорчены, когда в глазах других их переживания выглядят простыми и наивными.

  1. Различайте согласие и разрешение, терпимость и санкционирование. Родители могут терпимо относиться к нежелательным поступкам детей (например, новая прическа) – то есть поступкам, которые не были санкционированы, не поощрялись родителями.
  2. Разговаривайте и действуйте как взрослый. Не соперничайте с подростком, ведя себя, так как он, используя молодежный жаргон. Подростки нарочно принимают стиль жизни, отличный от стиля жизни их родителей, и это тоже составляет часть процесса формирования их личности. Так начинается их отход от родителей.
  3. Одобряйте подростка и поддерживайте его сильные стороны. Ограничьте комментарии, относящиеся к дурным сторонам характера подростка. Напоминание о недостатках может сильно затормозить общение подростка с родителем. Многоэтапной задачей родителя является создание таких отношений и предоставление подростку такого жизненного опыта, которые будут укреплять характер и создавать личность.
  4. Избегайте акцентировать слабые стороны. При обнаружении другими слабых сторон характера подросток чувствует боль. А если причина этой боли – родители, то она дольше не проходит.
  5. Помогите подростку самостоятельно мыслить. Не усиливайте зависимость от вас. Говорите языком, который поможет развить независимость: «Это твой выбор», «Сам реши этот вопрос», «Ты можешь отвечать за это», «Это твоё решение». Родители должны подводить детей к самостоятельному принятию решений и учить сомневаться в правильности мнений ровесников.
  6. Правда и сочувствие рождают любовь. Не торопитесь вносить ясность в те факты, которые, по вашему мнению, были извращены. Родители, скорые на расправу, не научат уважать правду. Некоторые родители излишне торопятся точно сообщить, где, когда и почему они были правы. Часто подростки встречают такие заявления упрямством и злобой. Таким образом, иногда и правда превращается в смертельное для семейных отношений оружие, если единственная цель – это докопаться до истины.
  7. Уважайте потребность в уединении, в личной жизни. Этот принцип требует некоторой дистанции, что может показаться для некоторых родителей невозможным.
  8. Избегайте громких фраз и проповедей. Попробуйте разговаривать, а не читать лекции. Избегайте заявлений типа «Когда я был в твоем возрасте…», «Это меня ранит больше, чем тебя…».
  9. Не навешивайте ярлыков. «Ты глупая и ленивая. Никогда ничего не добьёшься». Такое

«навешивание» ведет к тому, что предсказание исполняется само собой. Ведь дети склонны соответствовать тому, что о них думают родители.

  1. Избегайте неоднозначных высказываний. Обращение родителя к подростку должно содержать одну информацию: понятный запрет, доброжелательное разрешение или открытую возможность сделать выбор.
  2. Избегайте крайностей: давать полную свободу так же неверно, как и «закручивать гайки».
  3. Сохраняйте чувство юмора.

 

Что не надо делать родителям?

 

Ó Нельзя унижать ребёнка, придумывать ему клички, прозвища, зло высмеивать, иронизировать, акцентировать внимание на ошибках, просчётах, неудачах.

Ó Нельзя угрожать: лишением любви, заботы, суровым наказанием.

 

Ó Нельзя злоупотреблять нравоучениями: во-первых, дети с трудом воспринимают фразы, состоящие более чем из восьми слов, а во-вторых, короткие указания обладают конкретным эффектом.

Ó Нельзя злоупотреблять обещаниями: ребёнок живёт настоящим, а обещание – это  будущее, легко пообещать – выполнить трудно.

Ó Нельзя чрезмерно опекать: по мере взросления должна расти и самостоятельность, ибо каждого из нас в большей степени формирует то, что мы делаем сами, а не с нами.

Ó Нельзя требовать немедленного повиновения: нужно время, чтобы принять требуемое, чтобы подумать, как его выполнить, а возможно, найти лучший вариант.

Ó Нельзя требовать того, что не соответствует возрасту и возможностям ребёнка: поэтому надо знать, изучать своего ребёнка, а он меняется.

Ó Нельзя лишать ребёнка права оставаться ребёнком: пусть будет в нём всё то, что свойственно ребёнку; помните, что образцовый ребёнок – это несчастный ребёнок, он не может быть самим собой.

Ó Нельзя приклеивать ребёнку ярлыки: «Он у меня застенчивый», «Он у меня трусливый» и т.д.

Ó Нельзя сравнивать ребёнка с другими детьми: такого, как ваш, ни у кого нет.

Ó Нельзя наказывать дважды за одно и то же: ищите объяснения, почему повторяется проступок.

Ó Нельзя говорить плохо о ребёнке в присутствии других людей: щадите самолюбие ребёнка; лучше поговорить о плохом наедине и без свидетелей, так будет больше шансов на то, что ситуация изменится.

Ó Нельзя бесцеремонно проникать в уголки личной жизни ребёнка: он имеет право на свой интимный мир; ведите себя так, чтобы он сам приоткрыл часть его.

Ó Нельзя строить воспитание на запретах: вспомните – запретный плод сладок, к тому же, если запрет исходит от родителей, у ребёнка возникает злость на весь мир.

 

Как следует обращаться родителям с подростком?

 

Ó Помните, что подросток по-прежнему нуждается в вашем участии, но уже в качестве партнёра, поэтому разговаривайте с ним на равных, в том числе совместно планируйте семейный бюджет, способ проведения досуга.

Ó   Выделяйте деньги на карманные расходы.

Ó  В конфликтных ситуациях высказывайтесь после ребёнка, причём, выслушивайте его, а  не просто слушайте, что и как он говорит.

Ó Объясните, что поступки, как правило, влекут за собой последствия, поэтому надо соотносить одно с другим.

Ó Учите ребёнка достойно переносить огорчения, неприятности и потери, разъяснив необходимость тех или иных ограничений, в том числе и в семье.

Ó Будьте бережны к зарождающимся чувствам, подчеркните необходимость взвешенного выбора друзей и подруг, обозначив рамки допустимого и неприемлемого во взаимоотношениях между людьми.

 

Родителям подростков следует знать, что…

 

Для подростков характерны следующие характерологические реакции:

Ó Реакция эмансипации проявляется в стремлении высвободиться из-под опеки, контроля старших – родных, учителей. Может выражаться в настойчивом желании всегда и везде поступать «по-своему», в нарушении установленных старшими порядков, правил. Способствовать обострению этой реакции может гиперопека со стороны старших, мелочный контроль, лишение минимальной самостоятельности и свободы.

Ó Реакция оппозиции может быть вызвана чрезмерными претензиями к ребенку, непосильной для него нагрузкой – требованием быть отличником в учебе, преуспевать в занятиях языком, музыкой и т.д. Но чаще эта реакция бывает следствием утраты или резкого уменьшения привычного внимания со стороны близких. Проявлением реакции

оппозиции у подростков весьма разнообразны – от прогулов уроков и побегов из дома до попыток самоубийства, чаще всего демонстративных. С этой целью может использоваться умышленное бравирование алкоголизацией или употреблением наркотиков. Все эти демонстрации словно говорят: «Обратите на меня внимание – иначе я пропаду!».

Ó Реакция компенсации – это стремление свою слабость и неудачливость в одной области восполнить успехами в другой. Болезненный, физически слабый мальчик компенсирует свою слабость отличными успехами в учебе, позволяющими завоевать авторитет среди сверстников. И наоборот, трудности в учебе могут восполняться «смелым» поведением, предводительством в озорстве, в худшем случае – участием в асоциальных компаниях.

Ó Реакция гиперкомпенсации. Здесь настойчиво и упорно добиваются высоких результатов именно в той области, где слабы. Именно в силу гиперкомпенсации застенчивые и робкие мальчики при выборе видов спорта отдают предпочтение грубой силе – боксу, самбо, а страдавший заиканием подросток с увлечением отдается занятиям художественным чтением и выступает на любительских концертах.

Ó Реакция группирования со сверстниками. У подростков есть острая необходимость в собственном самосознании и принадлежности к группе. Подростки еще не имеют ясно осознанного «образа Я» и часто чувствуют себя более защищенным в среде себе подобных. Чувство «Я» пока еще трудно вычленить из «Мы» – подростки становятся фанатами рок-групп, членами разных неформальных организаций – панков, рокеров, в худшем случае – фашистов. Группа для подростка становится главным регулятором поведения. Этим может быть объяснен известный факт, что подавляющее большинство правонарушений у подростков совершается в группе. Наблюдается закономерность: чем меньше возраст подростка, тем больше состав группы. По мере взросления количество членов группы уменьшается. В возрасте 16-18 лет группа составляет 2-3 человека.

 

Наиболее частые нарушения поведения у подростков

 

  1. Нарушение поведения реакция отказа. Главные причины нарушения:

1.Противодействие родителей в общении со сверстниками, реально или предположительно оказывающих на них отрицательное воздействие.

  1. Смена ребёнком места учёбы, особенно без его на то желания. Резкая смена стиля отношений и поведения в учебной среде, запрещение или объективное отстранение от занятия любимым делом и т.д.
  2. Адаптация подростка в новой учебной группе.

Формы проявления: Отказ от общения, приёма пищи, выполнения домашних обязанностей или уроков. Подавленность, печальность, уход от общения со сверстниками и педагогами, нежелание идти на контакт.

Основные направления помощи: Необходимо наблюдать за внешними поведенческими проявлениями подростка. Важно найти те формы взаимодействия с подростком, которые будут эффективны.

Главные причины нарушения: Стремление привлечь к себе внимание родителей, заставить полюбить себя. Негативное поведение у подростка доминирует по той причине, что в семье для него нет примера позитивных форм поведения.

Формы проявления: Обычно в конфликтных ситуациях происходит ущемление самолюбия подростка, по его мнению, требования необоснованны и наказания неправомерны как со стороны родителей, так и учителей.

Реакция протеста может быть как активной, так и пассивной.

Пассивной форме свойственна замаскированная Враждебность, недовольство, обида на взрослого, утрата благоприятного эмоционального контакта, стремление избегать общения с ним. Зачастую при общении подросток может демонстративно молчать, при этом, не проявляя явных признаков агрессивности и не проговаривая причин своего недовольства, что

 

может значительно осложнить процесс выявления реальной причины такого поведения и налаживание комфортных взаимоотношений.

Реакция активного протеста проявляется в виде непослушания, грубости, вызывающего, даже агрессивного поведения в ответ на конфликт, неправильные методы воспитания, наказания, упрёки, оскорбления. Как правило, подобная реакция возникает по отношению к тем лицам, которые являются для них источником переживаний.

Основные направления помощи: Необходимо сформировать у подростка позитивные умения в поведении. Однако здесь без помощи семьи не обойтись. Все старания будут напрасными, если дома изменения не будут замечены и отмечены. Если ребёнок поймёт, эти новые формы поведения более приятны и полезны в завоевании любви со стороны близких и любимых ему людей.

  1. Нарушение поведения    –     реакция    активного    протеста                          (сопровождается двигательными «бурями»).

Главные причины нарушения: Характерна для детей, страдающих психопатией или с органическими поражениями головного мозга.

Формы проявления: В гневе они крайне агрессивны, могут ломать мебель, склонны к вербальным формам агрессии (нецензурной брани). У них проявляются и вегетативные реакции (повышается потливость, лицо краснеет, пульс учащается, дыхание глубокое и частое). Активная форма протеста может проявляться в стремлении делать назло, оговаривать человека перед посторонними или учителями, выдавать его тайны, обижать близких ему людей или любимых животных.

Основные направления помощи: Истоки формирования подобной модели поведения, как правило, кроются именно в семье подростка.

  1. Нарушение поведения реакция протеста (уход из дома).

Главные причины нарушений: Эта форма поведения подростка наиболее типична для семей с повторными браками, а их цель – вызвать дополнительное внимание и проявление любви со стороны родного родителя. Главная причина такого поведения подростка – стремление привлечь к себе внимание родителей, заставить полюбить себя, негативное поведение у подростка доминирует по той причине, что в семье у него нет примера позитивных форм поведения.

Формы проявления: Они, как правило, не уходят далеко из дома, стараются попадать на глаза знакомым, чтобы на него обратили внимание и вернули домой. В поведении подростков из таких семей может проявляться демонстративность, стремление привлекать к себе внимание, шокировать своим поведением. В таком состоянии подростки, особенно мальчики, склонны к употреблению алкоголя, прогулам занятий, изменению своей внешности.

Основные направления помощи: Необходимо сформировать у подростков позитивные умения в поведении, сформировать стойкие умения и позитивную мотивацию. Однако и здесь без помощи семьи не обойтись. Все старания будут напрасными, если дома изменения не будут замечены и отмечены. Если ребёнок поймёт, эти новые формы поведения более приятны и полезны в завоевании любви со стороны близких и любимых ему людей.

Главные причины нарушений: Стремление подражать кому-либо.

Формы проявления: Появление у подростка немотивированной скрытности, лживости, неадекватности поступков.

Основные направления помощи: Особую сложность для проведения коррекционной работы вызывают те случаи, когда подросток выбирает для подражания негативный опыт поведения реального человека из близкого социального окружения. Это может быть взрослый или сверстник с пристрастиями к алкоголю, с криминальным прошлым. Как правило, подросток привлекает в компанию своих друзей, красочно описывая все прелести своего общения с таким «другом». Под негативное влияние попадают не только дети из социально-проблемных семей, но и подростки из вполне благополучных семей.

Как правило, у подростков ещё нет стойкой нравственной позиции, и если родители не уделяют должного внимания её формированию, то эту нишу обязательно кто-то заполнит. Для отрицательного лидера главная задача- дискредитировать родителей и учебное заведение.

 

Предупреждение вовлечения подростков в асоциальные группы и секты должно быть совместным делом всей общественности.

Главные причины нарушений: Стремление группировки со сверстниками весьма присуще для детей подросткового возраста. Это объясняется психологическими особенностями данной возрастной группы. Как правило, в группе появляется лидер, который может быть как позитивным, так и негативным.

Формы проявления: Для групп с асоциальным лидером свойственна активная противоправная и криминальная деятельность с вовлечением в свои ряды максимального количества членов. Подобная подростковая «организация» всячески стремится сделать свою деятельность привлекательной, внешне красивой, используя для этого яркую символику.

Основные направления помощи: Привлечь подростка к общественно приемлемым формам взаимодействия. Здесь огромные возможности кроются в создании различных подростковых клубов, кружков по интересам, общественных организаций.

Главные причины нарушений: Возникает вследствие перенапряжения нервной системы в связи с чрезмерными физическими и интеллектуальными нагрузками. Особенно явными эти состояния становятся в период сессии, итоговых контрольных работ и, как правило, ими страдают дети, не равнодушные к результатам учёбы и имеющие дополнительные учебные нагрузки (музыка, иностранные языки, и т.д.). стимулами появленияневрозов могут быть и разлады в семье, разводы, пьянство родителей.

Формы проявления: Симптомами появления невротических состояний является повышенная возбудимость, раздражительность, плаксивость, утомляемость ребёнка, вялость, сонливость, пассивность как в учебной так и во внеучебной деятельности. Проявлением неврозов может быть речевая патология (заикание, временная немота), нарушение сна, повышенная возбудимость, энурез.

Основные направления помощи: Выявление у ребёнка подобных признаков является сигналом для врачебного вмешательства.

 

Если у ребенка «трудный» характер…

 

  1. Задайте себе вопрос, не подражает ли ребенок вам. Иногда мы бурно реагируем на поступки ребенка, напоминающие наши собственные, потому что слишком хорошо знаем свои недостатки. В других случаях мы бурно реагируем на поступки ребенка, ничем не напоминающие наши, только потому, что не можем его понять. Осознав, почему мы реагируем на поступки ребенка тем или иным образом, мы поможем самим себе.
  2. Понимая свою негативную реакцию на поведение ребенка, мы сможем избежать разногласий. Старайтесь думать не о сопротивлении, а об изменениях.
  3. Даже если вам удастся изменить поведение ребенка, это произойдет не за одну ночь.
  4. Не стыдите ребенка и не отталкивайте его. Никогда не говорите: «Как не стыдно!» или «Я не люблю тебя!». Не читайте ребенку долгих нотаций по каждому поводу. Добивайтесь своего с помощью коротких – чем короче, тем лучше – и простых наставлений.
  5. Подумайте, не связано ли поведение ребенка со слишком длительным пребыванием перед телевизором.
  6. Подумайте, не стимулирует ли ребенка избыток активности.
  7. Большинство детей «перерастают» свои капризы, как только научаются ясно выражать свои желания и эмоции.
  8. Вместо того чтобы реагировать только на недозволенное поведение ребенка, попытайтесь выявить случаи хорошего поведения и вознаградить ребенка объятиями, поцелуями, похвалой.

 

Памятка родителям трудновоспитуемых подростков

(Р. В. Овчарова)

 

Ó Отнеситесь к проблеме «трудного» ребенка, прежде всего с позиции понимания трудностей самого ребенка.

Ó Не забывайте, что ребенок в какой-то степени наше отражение. Не уяснив причин его трудности, не устранив их, мы не сможем помочь ребенку. Поднимитесь над вашими собственными проблемами, чтобы увидеть проблемы вашего ребенка.

Ó К трудностям в воспитании отнеситесь по-философски. Они всегда имеют место. Не следует думать о том, что есть «легкие» дети. Воспитание ребенка – дело всегда трудное, даже при самых оптимальных условиях и возможностях.

Ó Остерегайтесь паники и фатализма. Они плохие спутники воспитания. Не привыкайте раздувать костер неблагополучия из искры каждой трудной ситуации. Не оценивайте своего ребенка плохо из-за какого-то плохого проступка. Не превращайте неуспех в одном деле в полную неуспешность ребенка.

Ó Наконец, будьте оптимистичны! (У меня трудный ребенок, но я верю в его перспективу; у нас много проблем, но я их вижу, а правильно поставленная проблема наполовину уже решена).

 

Рекомендации для родителей «трудных» подростков»

 

Ó Хвалите ребенка за хорошее поведение подобно тому, как Вы указываете ему на ошибки и отрицательное поведение. Поощрение закрепит в его сознании представление о правильном действии.

Ó Старайтесь похвалить ребенка за любое изменение к лучшему в его поведении, даже если оно весьма незначительно.

Ó Помните, что, прибегая чаще к похвале, Вы способствуете развитию у ребенка уверенности в себе.

Ó Старайтесь научить ребенка, как исправить неправильный поступок. Разговаривайте с ребенком в тоне уважения и сотрудничества.

Ó Вовлекайте ребенка в процесс принятия решения.

Ó Помните, что являетесь для ребенка образцом правильного поведения.

Ó Нельзя ожидать от ребенка выполнения того, что он не в состоянии сделать.

Ó Воздерживайтесь от заявлений, что ребенок ни к чему не пригоден, от грубостей в стиле

«гадкий, бестолковый». Оценивайте сам поступок, а не того, кто его совершил.

Ó Используйте любую возможность, чтобы выказать ребенку свою любовь.

Ó Прислушивайтесь к ребенку и старайтесь понять его точку зрения, не обязательно соглашаться с ним, но благодаря вниманию, которое Вы ему оказали, он ощущает себя полноправным и достойным участником событий.

Помните, что ребенок охотнее подчиняется правилам, в установлении которых он принимал участие.

 

«Трудный подросток». Что же делать родителям?

 

Чтобы не заводить ваши отношения с подростком в тупик, обратите внимание на следующие советы:

Ó Замечайте даже незначительные изменения в поведении подростка, так как сначала асоциальное поведение проявляется эпизодически, ситуативно. Позже отклонения происходят чаще, положительные качества перестают доминировать, но сохраняются. И, наконец, асоциальное поведение входит в привычку.

Ó Не злоупотребляйте наказаниями и запретами. Найдите причину или причины такого поведения подростка. Помните, что к вашему ребенку нужен индивидуальный подход.

Ó Говорите с ребенком, избегая резких выражений. Разговаривайте с ним, объясняйте, но не ставьте ему условий, не требуйте сразу идеального поведения. Комплексно вводите изменения в режим дня, в общество подростка, в его досуг.

Ó Необходимо найти сильные стороны или, лучше сказать, качества подростка и правильно их использовать, развивать, давая ему посильные задания.

 

Ó Усильте познавательный интерес подростка. Вовлекайте сына или дочь в разные виды деятельности, но держите ситуацию под постоянным контролем.

Ó В ребенка необходимо верить – это главное! Громадное значение имеет для трудного подростка испытать счастье, радость от успеха. Это величайший стимул к самосовершенствованию.

 

Чего НЕ следует делать по отношению к подростку?

 

Ó Не допускайте как неуважения к себе со стороны подростка, так и грубости по  отношению к нему.

Ó Не требуйте немедленного и слепого послушания, не применяйте угроз и не унижайте детей.

Ó Не начинайте разговоры с обвинений и не перебивайте, когда ребёнок объясняет свои поступки.

Ó Не подкупайте подростка и не вымогайте силой обещание не делать то, что вам не нравится.

Ó Не отступайте от введённых в семье правил и традиций, разве что в необычных случаях.

Ó Не ревнуйте сына или дочь к друзьям, принимайте из в своём доме и старайтесь познакомиться поближе.

Ó Не давайте негативную оценку объекту внимания подростка, даже если выбор Вам не по душе.

 

Общение родителей и детей-подростков

 

Если вы испытываете чувство озабоченности или беспокойство к своему ребенку- подростку, то значит пришло время изменить что-то в вашей собственной жизни, взглянуть  на нее другими глазами.

Ó Наиболее позитивное влияние, которое могут оказать на жизнь детей в этом возрасте родители – это поддерживать, уважать и любить их. Твердость и последовательность – очень важные родительские качества. Если мы хотим, чтобы наши дети выросли добрыми и любящими людьми, то сами должны относиться к ним по-доброму и с любовью.

Ó Важно помнить: чем больше запретов со стороны взрослых, тем хуже. Будет правильно – поменять отношение к поступкам и действиям ребенка. Чем спокойнее, уравновешенней будут родители, тем более вероятно, что подростковый возраст пройдет гладко, без осложнений. В результате, дети выдут из него более зрелыми и самостоятельными.

Ó Стремление ребенка к независимости – это нормальная, здоровая потребность. Если она выражается неприемлемыми с вашей точки зрения способами, то не реагируйте на это слишком эмоционально. Не допускайте раздражения, криков, агрессии, ведь чем чаще подросток видит своих родителей, потерявших контроль, тем меньше он уважает их. Если это поможет несколько избавиться от негативных эмоций, постарайтесь представить, что все это делает не ваш ребенок, а, например, ребенок ваших соседей. Тогда, вы сможете почувствовать, что принимаете происходящее не так близко к сердцу. Скорее – это чувства удивления и сожаления, но никак не чувства гнева.

Ó У некоторых родителей возникает потребность обращаться со своими детьми, как с ровесниками. Это, конечно хорошо, если целью такого общения не является потребность родителей переложить на плечи ребенка свои психологические проблемы. Нельзя плакать в жилетку своему собственному ребенку, советоваться с ним по поводу своих взрослых проблем, иначе подросток будет чувствовать свою незащищенность в этом мире. Конечно, посоветоваться с ребенком можно, но не для того, чтобы переложить на него тяжесть принятия решения и получить эмоциональную поддержку. Нельзя просить детей облегчить наши страдания. Если родители перестают быть авторитетами, то дети легче поддаются дурному влиянию.

Цель воспитания – научить наших детей обходиться без нас.

Ó Если родители игнорируют право ребенка на независимость, то он может вырасти подчиненным родительской воле, покорным и неспособным осознать своего места в

 

жизни. Такой ребенок, со временем, может начать мстить своим родителям за чрезмерно крепкие «объятия», сдавливающие самостоятельное развитие его личности.

Ó Родителям нужно научиться вырабатывать доверие к тому, что ваш ребенок может сам принимать правильные решения и нужно дать подростку почувствовать это доверие к его поступкам. Нельзя считать его беспомощным существом, которое нуждается в постоянных советах, заботе и поддержке.

Ó Попробуйте изменить способ вашего мышления: все, что вы делаете, должно быть направлено на предоставление подростку самостоятельности в принятии решений.

Для того чтобы процесс отделения подростка завершился успешно, мы рекомендуем родителям:

û       Воспринимать ребенка таким, какой он есть, а не таким, каким его хотели бы видеть вы.

û       Поощрять выражение независимых мыслей, чувств и действий ребенка.

û       Не впадать в отчаяние и депрессию, если ребенок отказывается от вашей помощи.

û       Не пытаться прожить жизнь за ребенка.

û       Признать в ребенке самостоятельную личность, со своими желаниями и стремлениями.

Родители, реагируйте на действия подростка не изменением своего внутреннего состояния (обида, депрессия), а изменением ВНЕШНЕГО поведения. Дети обучаются не по словам, а по родительским действиям и поступкам. Очень часто, родители, общаясь со своим ребенком, забывают о себе, о своих собственных желаниях. Взрослые не оставляют ни минуты времени на себя, они полностью поглощены решением проблем ребенка. Как вы думаете, сколько энергии содержится в таком желании улучшить жизнь ребенка? Откуда вообще может взяться энергия, если вы полностью перекрыли ей доступ. Только счастливый, реализованный родитель может понять и сделать счастливым своего ребенка. Поэтому, не отказывайтесь себе в своих желаниях. Подумайте, ведь вы должны не только своему ребенку, вы должны и себе тоже. Попробуйте прислушаться к тем смелым и непроизвольным мыслям, которые есть в вас и которые вы ранее подавляли в себе. Прислушивайтесь к внутреннему

«Я», что оно на самом деле хочет?

Самое важное, что вы можете сделать по отношению к себе и своему ребенку – это взять собственную жизнь в свои руки. Сделайте ее такой, какой вы хотите, тогда и жизнь вашего ребенка изменится к лучшему.

 

Дневники, или тайна от родителей

 

Юность – пора увлечения дневниками, так как это удобный способ беседовать с самим собой, фиксировать свои мысли и переживания. Дневник хранят и прячут даже от самых близких людей. В дневнике идет проверка самого себя, дается отчет о своих поступках и намерениях – о чем не скажешь никому.

Чаще дневники ведут девушки, а у юношей редко бывает в этом потребность. Некоторые вообще считают, что мысли надо держать при себе, дневник же часто попадает в чужие руки. А некоторым дневник заменяют друзья.

Многие ведут дневник, потому что испытывают одиночество, им не с кем поговорить

«по душам». Осторожно! Дневник – это запретная вещь. Дети-подростки болезненно и остро реагируют, когда кто-либо прикасается к самому интимному. Для них это настоящая трагедия. И эта трагедия способна разорвать связь между родителями и детьми. Родители будут считаться преступниками, и к ним совершенно исчезнет доверие. Даже если прочитать дневник тайком, ни к чему хорошему это не приведет.

Во-первых, часто родители не могут ничего понять, так как к дневнику прибегают чаще всего тогда, когда в жизни происходит что-либо неприятное, тревожное. В записях множество противоречий, ошибочных представлений. Но со временем все меняется, мысли и суждения тоже. Родители рискуют увидеть прошлое и спроецировать его на настоящее.

 

Во-вторых, после конфликтов с родителями подросток может записать в дневник что- либо нелицеприятное для них. И сиюминутное раздражение подростка, записанное на бумаге, становится для родителей долгой-долгой обидой.

В-третьих, родители могут просто обмолвиться. В разговоре упомянуть какую-нибудь незначительную, незаметную деталь жизни ребенка, о которой могли узнать только из его дневника.

Родители!

Ó Никогда, ни при каких обстоятельствах не читайте дневник сына или дочери.

Ó Случайно найденный дневник должен быть возвращен владельцу открыто. Это подкрепит доверие между родителями и детьми.

 

 

Рекомендации для родителей

по организации летнего отдыха подростков

 

Летние каникулы – это лучшее время для того, чтобы, наконец, дать ребенку то, что Вы давно собирались, но не успели в течение учебного года.

Ó Из широкого спектра возможностей выберите те виды летнего отдыха, развлечений, занятий, которые устроят вашего ребенка и вас.

Ó Учитывайте склонность детей к активным видам отдыха.

Ó Используйте каникулы для того, чтобы ваш ребенок приобрел полезные житейские навыки (ремонт автомобиля, благоустройство жилья и другие занятия).

Ó Совместная деятельность родителей и взрослеющих детей во время летнего  отдыха  может и должна стать прекрасной школой общения и взаимопонимания.

Ó Лето дает вам возможность оценить возросший уровень возможностей вашего ребенка, преодолеть старые стереотипы детско-родительских отношений, оценить ребенка как возможного или уже состоявшегося помощника.

Ó Успешность работы в видах деятельности, не связанных с учебой, может  стать важнейшим средством профилактики неуверенности, тревожности, заниженной самооценки.

Ó Каникулы – время чувств. Чувства – это очень серьезно. Бурное и кратковременное увлечение может восприниматься как большое серьезное чувство на всю оставшуюся жизнь. Родители вряд ли смогут уберечь «взрослого» ребенка от ошибок, но они в состоянии сделать ребенка сильнее, поддержав его. Негодовать, печалиться – значит

«нормально» пережить разочарование. Важно поддержать ребенка, проявив сочувствие.

Ó Позволяйте ребенку чувствовать себя взрослым и самостоятельным. Самостоятельное принятие решений и ответственность за него – неотъемлемая часть взрослости. Позволяйте делать ребенку ошибки. Ни один человек не стал взрослым, не ошибаясь.

Ó Друг вашего ребенка – отличная возможность увидеть, какие его потребности не реализуются в общении с вами. Какими бы странными и экзотическими они вам ни казались, они ему зачем-то нужны, поэтому не стоит их резко критиковать. Эффект может быть обратным.

 

Педагог-психолог ГБОУ СОШ № 46                                                                                Е.С. Бигун

 

 

 

 

Как определить гибкость мышления собеседника

Пару лет назад меня пригласили на отборочные туры вступительных экзаменов в Театральный институт им. Б. Щукина. Абитуриенты сильно волновались, однако я сразу обратила внимание на два разных типа поведения. Некоторые ребята, несмотря на волнение, держались довольно свободно, моментально налаживали контакт с членами приемной комиссии, живо и порой остроумно отвечали на вопросы, быстро перестраивались, если чувствовали, что не попадают в ожидания, читали стихи и отрывки из прозы, обращаясь ко всем присутствующим без исключения. Другие же были скованны, ориентировались только на председателя комиссии и известных лиц, действовали явно по заготовленному плану и не отступали от него, даже если отклика не было. Эти ребята были сосредоточены только на себе, своих переживаниях, своем отрепетированном показательном выступлении.

Мне трудно было оценить актерские таланты абитуриентов, но я отмечала их психологические качества, и гибкость являлась одной из приоритетных характеристик. Так же и в бизнесе.

Гибкость мышления, поведения, коммуникации – одно из часто встречающихся требований к кандидатам, особенно на высокую позицию. Но по каким критериям оценивать гибкость, чтобы уверенно заявить заказчику о недостатке или, наоборот, высоком уровне развития этого качества?

Когда говорят о гибкости мышления, то обычно имеют в виду его скорость, умение эффективно переключаться с одной задачи на другую, способность увидеть проблемную ситуацию с нового ракурса, отказаться от привычек и стереотипов, предложить необычные решения. Гибкость коммуникации предполагает умение чувствовать людей, готовность менять стиль общения в зависимости от специфики ситуации и особенностей собеседника, не застревать, легко переходить в разговоре или выступлении с одной темы на другую, если это необходимо. Гибкость же поведения проявляется в умении мгновенно оценивать обстоятельства, каждый раз выбирать оптимальный способ действий, вовремя корректировать первоначальные планы, естественно и оперативно адаптироваться к происходящим изменениям.

Как же распознать, гибкий ли человек?

Начнем с внешних факторов. Гибкий человек отличается живой, богатой речью. Он уверенно смотрит собеседнику в глаза. Его мимика и жестикуляция выразительны, естественны, непринужденны. Общаясь с группой людей, он всегда переводит взгляд с одного человека на другого, стараясь обращаться ко всем и каждому. Не повторяет одну и ту же мысль. Не теряется, когда собеседник вдруг перескакивает на другие темы, без труда их подхватывает. Легко приводит конкретные примеры. Обладает высокой самооценкой, уверен в себе. Отличается либеральными взглядами.

Гибкий человек легко отвечает на совершенно разноплановые вопросы (их можно задавать в намеренно быстром темпе). Он способен перестраиваться, живо реагировать на новые вводные и даже получает удовольствие от такого режима общения. «Опишите ваш трудный рабочий день», «Вы говорите, что много читаете, – как вам кажется, отражается ли характер автора в его текстах? Каким образом?», «Кто из ваших родственников является для вас вдохновляющим примером?», «Какие события из истории России кажутся вам определяющими для ее развития?» и т. п. Человека с гибким мышлением ни один вопрос не ставит в тупик, он всегда найдет достойный ответ – серьезный, обоснованный или юмористический. И ни один его ответ не будет долгим, скучным, занудным, не повторится.

Гибкий человек умеет встать на место другого. Он отлично понимает, какие чувства может испытывать собеседник, даже если это чужой человек. Отслеживает реакции собеседника, внимателен к словам и эмоциям окружающих.

Гибкий человек склонен к переменам. Он способен работать в разных отраслях и коллективах, однако не меняет каждые пару лет места работы. Частая смена работодателей говорит как раз о слабом умении адаптироваться, неспособности находить достойное место в новой команде, неготовности воспринимать новые реалии, поддерживать свою рабочую мотивацию. Гибкий человек любит путешествовать, он нуждается в разнообразии впечатлений, захватывающих эмоциях, новых и интересных идеях, которые порой рождаются именно в странствиях. Он легок на подъем. Ему вообще нравится все новое: технологии, гаджеты, машины, рестораны, книги, костюмы, прически.

Гибкий человек охотно и много рассуждает о будущем, появляющихся возможностях, развитии. Он любит приобретать опыт, учиться. Охотно читает, не жалуясь на недостаток времени. Обычно на его счету несколько разных образований, программ обучения, серьезных профессиональных курсов и управленческих школ. И он, недолго думая, всегда ответит, как он использует новые знания, какой новый опыт является для него полезным. Например: «Для меня, как для перфекциониста, услышанная однажды от коуча фраза «я не есть мой результат» стала открытием. Теперь я не сижу часами над презентациями, научился делегировать и больше доверять окружающим».

Человек, обладающий гибким мышлением, без труда может простыми, ясными, доступными словами разъяснить сложные темы и понятия. Я часто прошу уважаемых руководителей кратко объяснить суть своей работы, и, случается, такой рассказ очень ярко раскрывает психологические качества рассказчика. Гибкий человек способен говорить с собеседником на одном языке, находить оптимальный формат объяснения, не будет мучить слушателей непонятными терминами, утомительными подробностями.

На каверзный вопрос – например, «как бы вы поступили, оставшись без денег и документов в чужой стране или забыв важную презентацию в транспорте и обнаружив это перед мероприятием?» – всегда даст множество необычных, но разумных вариантов ответа.

А сколько придумаете вы?

Автор – лидер практики VIP-консультирования «Экопси консалтинга»

Инновации — это не только развлечения и игры. Креативность требует дисциплины

Кратко об идее
Разочарование

Принято считать, что успешные инновации зависят от создания среды, в которой есть терпимость к неудачам и готовность экспериментировать, безопасно высказывать свое мнение, а также тесное сотрудничество и отсутствие иерархии. Реальность такова, что этих элементов недостаточно.

Чего не хватает

Каждое из этих легко нравящихся действий должно уравновешиваться более жестким поведением, которое не приносит удовольствия: нетерпимость к некомпетентности, строгая дисциплина, жестокая откровенность, высокий уровень индивидуальной ответственности и сильное лидерство.

Роль лидера

Такая культура порождает напряженность, которой необходимо тщательно управлять. Неопределенность и замешательство следует преодолевать решительно и открыто. Люди, которые не могут адаптироваться, должны быть выведены. Необходимо сопротивляться искушению пойти по короткому пути.

Культура, способствующая инновациям, полезна не только для прибыли компании. Это также то, что ценят как лидеры, так и сотрудники в своих организациях. На семинарах в компаниях по всему миру я неофициально опрашивал сотни менеджеров о том, хотят ли они работать в организации, где инновационное поведение является нормой.Я не могу вспомнить ни одного случая, когда кто-то сказал бы: «Нет, не хочу». Кто может их винить: новаторские культуры обычно изображаются довольно забавными. Когда я попросил тех же менеджеров описать такие культуры, они с готовностью предоставили список характеристик, идентичных тем, которые превозносятся в книгах по менеджменту: терпимость к неудачам, готовность к экспериментам, психологическая безопасность, активное сотрудничество и отсутствие иерархии. И исследования подтверждают идею о том, что такое поведение приводит к повышению инновационной эффективности.

Но, несмотря на то, что инновационные культуры желательны и что большинство руководителей утверждают, что понимают, что они влекут за собой, их трудно создать и поддерживать. Это озадачивает. Как могут практики, которые, казалось бы, столь всеми любимые — даже забавные — быть такими сложными в реализации?

Причина, как мне кажется, в том, что инновационная культура неправильно понимается. Поведение, которое легко нравится и которое привлекает столько внимания, — это только одна сторона медали. Они должны быть уравновешены некоторыми более жесткими и, откровенно говоря, менее веселыми поступками.Терпимость к неудачам требует нетерпимости к некомпетентности. Желание экспериментировать требует строгой дисциплины. Психологическая безопасность требует комфорта с жестокой откровенностью. Сотрудничество должно быть сбалансировано с индивидуальной ответственностью. А ровность требует сильного лидерства. Инновационные культуры парадоксальны. Если напряженность, создаваемая этим парадоксом, не будет тщательно урегулирована, попытки создать инновационную культуру потерпят неудачу.

1. Терпимость к неудачам, но нетерпимость к некомпетентности

Учитывая, что инновации связаны с исследованием неопределенной и неизвестной местности, неудивительно, что терпимость к неудачам является важной характеристикой инновационных культур.Некоторые из самых известных новаторов потерпели неудачу. Помните Apple MobileMe, Google Glass и Amazon Fire Phone?

И все же, при всем своем стремлении к терпимости к неудачам, инновационные организации нетерпимы к некомпетентности. Они устанавливают исключительно высокие стандарты производительности для своих сотрудников. Они набирают лучшие таланты, какие только могут. Изучение рискованных идей, которые в конечном итоге терпят неудачу, — это хорошо, но посредственные технические навыки, небрежное мышление, плохие рабочие привычки и плохое управление — нет. Людей, которые не оправдывают ожиданий, либо увольняют, либо переводят на должности, которые лучше соответствуют их способностям. Стив Джобс был известен тем, что увольнял любого, кто, по его мнению, не подходил для этой задачи. В Amazon сотрудники оцениваются по принудительной кривой, а нижняя часть распределения отбрасывается. Google, как известно, имеет очень дружелюбную культуру для сотрудников, но это также одно из самых сложных мест в мире для получения работы (каждый год компания получает более 2 миллионов заявлений примерно на 5000 вакансий). В нем также есть строгая система управления эффективностью, которая переводит людей на новые роли, если они не преуспевают в своих существующих.В Pixar заменяют кинорежиссеров, которые не могут поставить проекты в нужное русло.

Кажется очевидным, что компании должны устанавливать высокие стандарты качества для своих сотрудников, но, к сожалению, слишком многие организации не дотягивают до этого. Рассмотрим фармацевтическую компанию, с которой я недавно работал. Я узнал, что одна из ее научно-исследовательских групп не открывала нового лекарства-кандидата более десяти лет. Несмотря на плохую работу, высшее руководство не произвело реальных изменений в руководстве или персонале группы.Фактически, при эгалитарной системе оплаты труда ученые в группе получали примерно те же зарплаты и бонусы, что и ученые из гораздо более продуктивных научно-исследовательских подразделений. Один из руководителей высшего звена признался мне, что, за исключением нарушений этики, компания редко увольняла кого-либо из отдела НИОКР за неудовлетворительную работу. Когда я спросил, почему, он ответил: «Наша культура похожа на семью. Увольнять людей — это не то, что нас устраивает».

Правда в том, что терпимость к неудачам требует очень компетентных людей.Попытки создать новые технологические или бизнес-модели сопряжены с неопределенностью. Вы часто не знаете того, чего не знаете, и вам приходится учиться на ходу. «Неудачи» в этих обстоятельствах дают ценные уроки о дальнейших шагах. Но неудача также может быть вызвана плохо продуманным дизайном, ошибочным анализом, отсутствием прозрачности и плохим управлением. Google может поощрять риск и неудачи, потому что может быть уверен, что большинство сотрудников Google очень компетентны.

Создать культуру, которая одновременно ценит обучение через неудачи и выдающиеся результаты, сложно в организациях, в истории которых не было ни того, ни другого.Хорошее начало для высшего руководства — четко сформулировать разницу между продуктивными и непродуктивными неудачами: продуктивные неудачи дают ценную информацию относительно их стоимости. Неудачу следует праздновать только в том случае, если она приводит к обучению. (Клише «праздновать неудачу» упускает суть — мы должны праздновать обучение, а не неудачу). будущие конструкции.Запустить плохо спроектированный продукт, потратив на его разработку 500 миллионов долларов, — это просто дорогой провал.

Создание культуры компетентности требует четкого формулирования ожидаемых стандартов производительности. Если такие стандарты не понимаются должным образом, трудные кадровые решения могут показаться капризными или, что еще хуже, могут быть неверно истолкованы как наказание за неудачу. Старшие руководители и менеджеры во всей организации должны четко и регулярно сообщать об ожиданиях. Возможно, потребуется повысить стандарты найма, даже если это временно замедлит рост компании.

Руководителям особенно неудобно увольнять или перемещать людей, когда их «некомпетентность» не является их собственной виной. Изменение технологий или бизнес-моделей может сделать человека, очень компетентного в одном контексте, некомпетентным в другом. Подумайте, как оцифровка повлияла на ценность различных навыков во многих отраслях. Торговый представитель, чьи искусные навыки межличностного общения сделали его суперзвездой, может быть уже не так ценен для организации, как инженер-программист-интроверт, который разрабатывает алгоритмы, используемые для прогнозирования того, какие клиенты с наибольшей вероятностью купят продукты компании. В некоторых случаях людей можно переобучить для развития новых компетенций. Но это не всегда возможно, когда для выполнения работы требуются действительно специальные навыки (скажем, докторская степень в области прикладной математики). Удерживать людей, которые устарели, может быть и сострадательно, но опасно для организации.

Поддерживать здоровый баланс между терпимостью к продуктивным неудачам и искоренением некомпетентности непросто. Статья New York Times 2015 года об Amazon иллюстрирует трудности. Статья, основанная на интервью с более чем 100 нынешними и бывшими сотрудниками, назвала культуру Amazon «ушибом» и рассказала истории о сотрудниках, плачущих за своими столами из-за огромного давления на производительность.Одна из причин, почему найти баланс так сложно, заключается в том, что причины неудач не всегда ясны. Оказался ли дизайн продукта ошибочным из-за неправильного суждения инженера или из-за того, что он столкнулся с проблемой, которую не заметил бы даже самый талантливый инженер? И в случае неверных технических или деловых суждений, каковы соответствующие последствия? Все совершают ошибки, но в какой момент прощение переходит во вседозволенность? И в какой момент установление высоких стандартов производительности превращается в жестокость или неспособность относиться к сотрудникам — независимо от их результатов — с уважением и достоинством?

2.

Готовность к экспериментам, но высокая дисциплинированность

Организации, которые любят экспериментировать, спокойно относятся к неопределенности и двусмысленности. Они не претендуют на то, что заранее знают все ответы или способны проанализировать свой путь к озарению. Они экспериментируют, чтобы учиться, а не производить товар или услугу, которые можно сразу же продать.

Готовность к экспериментам, однако, не означает работу, как какой-нибудь третьеразрядный художник-абстракционист, который случайно бросает краску на холст. Без дисциплины практически все можно оправдать экспериментом.Дисциплинарно-ориентированные культуры тщательно отбирают эксперименты, исходя из их потенциальной обучающей ценности, и тщательно их разрабатывают, чтобы получить как можно больше информации относительно затрат. С самого начала они устанавливают четкие критерии для принятия решения о том, следует ли двигаться вперед, модифицировать или отказаться от идеи. И они сталкиваются с фактами, порожденными экспериментами. Это может означать признание того, что первоначальная гипотеза была ошибочной и что проект, который когда-то казался многообещающим, должен быть закрыт или значительно перенаправлен.Будучи более дисциплинированным в отношении уничтожения проигрышных проектов, становится менее рискованным пробовать что-то новое.

Хорошим примером культуры, сочетающей готовность экспериментировать со строгой дисциплиной, является Flagship Pioneering, компания из Кембриджа, штат Массачусетс, бизнес-модель которой заключается в создании новых предприятий на основе новаторской науки. Flagship обычно не запрашивает бизнес-планы у независимых предпринимателей, а вместо этого использует внутренние команды ученых для открытия новых возможностей.В компании существует формальный исследовательский процесс, в соответствии с которым небольшие группы ученых под руководством одного из партнеров компании проводят исследования по проблеме большой социальной или экономической важности, например по вопросам питания. Во время этих исследований команды читают литературу по теме и привлекают широкую сеть внешних научных консультантов компании для получения новых научных идей. Исследования изначально ничем не ограничены. Все идеи, какими бы неразумными или надуманными они ни казались, развлекаются.По словам основателя и генерального директора Нубара Афеяна: «В начале наших исследований мы не спрашиваем: «Правда ли это?» или «Есть ли данные, подтверждающие эту идею?» истинный. Вместо этого мы спрашиваем себя: «Что, если бы это было правдой?» или «Если бы это было правдой, было бы это ценным?» Ожидается, что в ходе этого процесса команды сформулируют проверяемые венчурные гипотезы.

Готовность к экспериментам не означает беспорядочное набрасывание краски на холст.

Экспериментирование занимает центральное место в исследовательском процессе Флагмана, потому что именно так идеи отбираются, переформулируются и развиваются. Но эксперименты во Флагмане коренным образом отличаются от того, что я часто вижу в других компаниях. Во-первых, Flagship не проводит экспериментов для проверки первоначальных идей. Вместо этого ожидается, что команды разработают «убийственные эксперименты», которые максимизируют вероятность выявления недостатков идеи. Во-вторых, в отличие от многих авторитетных компаний, которые активно финансируют новые предприятия, ошибочно полагая, что чем больше ресурсов, тем выше скорость и больше креативности, Flagship обычно разрабатывает свои убийственные эксперименты по цене менее 1 миллиона долларов и занимает менее шести месяцев.Такой бережливый подход к тестированию не только позволяет фирме быстрее обрабатывать больше идей; это также облегчает психологический уход от проектов, которые никуда не ведут. Это заставляет команды сосредоточиться на наиболее критических технических неопределенностях и дает им более быструю обратную связь. Философия заключается в том, чтобы заранее понять, в чем вы ошиблись, а затем быстро двигаться в более многообещающем направлении.

В-третьих, экспериментальные данные на Флагмане священны. Если эксперимент дает отрицательные данные о гипотезе, ожидается, что команды либо убьют, либо переформулируют свои идеи соответствующим образом.Во многих организациях получение неожиданного результата считается «плохой новостью». Команды часто испытывают потребность в обработке данных, описывая результат как некую аберрацию, чтобы сохранить свои программы в рабочем состоянии. Во Флагмане недопустимо игнорирование экспериментальных данных.

Наконец, члены венчурной команды Flagship сами заинтересованы в дисциплинированности своих программ. Они не получают никакой финансовой выгоды от того, что придерживаются программы для проигравших. На самом деле верно как раз обратное. Продолжать заниматься неудачной программой — значит отказываться от возможности присоединиться к успешной.Опять же, сравните эту модель с тем, что распространено во многих компаниях: отмена вашей программы — плохая новость лично для вас. Это может означать потерю статуса или, возможно, даже вашей работы. Сохранение вашей программы полезно для вашей карьеры. Во Флагмане запуск успешного предприятия, а не продолжение программы, полезен для вашей карьеры. (Раскрытие информации: я служу в совете директоров флагманской компании, но информация в этом примере взята из кейса Гарвардской школы бизнеса, который я исследовал и написал в соавторстве.)

Дисциплинированное экспериментирование — это баланс. Как лидер, вы хотите поощрять людей к «неразумным идеям» и давать им время для формулирования своих гипотез. Слишком быстрое требование данных для подтверждения или уничтожения гипотезы может свести на нет интеллектуальную игру, необходимую для творчества. Конечно, даже самые хорошо спланированные и хорошо выполненные эксперименты не всегда дают черно-белые результаты. Научные и деловые суждения необходимы, чтобы выяснить, какие идеи продвигать, какие переформулировать, а какие отбросить.Но высшие руководители должны моделировать дисциплину, например, закрывая проекты, за которые они лично выступали, или демонстрируя готовность изменить свое мнение перед лицом данных эксперимента.

3. Психологически безопасный, но откровенный

Психологическая безопасность — это организационный климат, в котором люди чувствуют, что могут правдиво и открыто говорить о проблемах, не опасаясь возмездия. Десятилетия исследований этой концепции профессором Гарвардской школы бизнеса Эми Эдмондсон показывают, что психологически безопасная среда не только помогает организациям избежать катастрофических ошибок, но также способствует обучению и инновациям.Например, когда мы с Эдмондсоном и Ричардом Бомером, экспертом в области здравоохранения, проводили исследование внедрения новой малоинвазивной хирургической технологии кардиохирургическими бригадами, мы обнаружили, что бригады с медсестрами, которые чувствовали себя в безопасности, рассказывая о проблемах, быстрее осваивали новую технологию. Если люди боятся критиковать, открыто оспаривать взгляды начальства, обсуждать идеи других и высказывать противоположные точки зрения, инновации могут быть подавлены.

Мы все любим свободу высказывать свое мнение без страха — мы все хотим быть услышанными — но психологическая безопасность — это улица с двусторонним движением.Если мне безопасно критиковать ваши идеи, то и вам должно быть безопасно критиковать мои — вне зависимости от того, стоите ли вы в организации выше или ниже меня. Неприукрашенная откровенность имеет решающее значение для инноваций, потому что это средство, с помощью которого идеи развиваются и совершенствуются. Наблюдая или участвуя в многочисленных собраниях проектной группы по исследованиям и разработкам, заседаниях по обзору проектов и заседаниях совета директоров, я могу подтвердить, что степень удовлетворенности откровенностью сильно различается. В некоторых организациях людям очень удобно спорить друг с другом о своих идеях, методах и результатах.Критика острая. Ожидается, что люди смогут защитить свои предложения с помощью данных или логики.

В других местах климат более вежливый. Разногласия сдержаны. Слова тщательно анализируются. Критика приглушена (по крайней мере, открыто). Слишком сильно бросать вызов — значит рисковать выглядеть некомандным игроком. Один менеджер крупной компании, где я работал консультантом, уловил суть культуры, когда сказал: «Наша проблема в том, что мы невероятно хорошая организация.

Когда дело доходит до инноваций, искренняя организация каждый раз превосходит хорошую. Последний путает вежливость и вежливость с уважением. Нет ничего непоследовательного в том, чтобы быть откровенным и уважительным. На самом деле, я бы сказал, что предоставление и принятие откровенной критики является одним из признаков уважения. Принять сокрушительную критику вашей идеи можно только в том случае, если вы уважаете мнение человека, дающего такую ​​обратную связь.

Тем не менее, несмотря на это важное предостережение, «абсолютно честные» организации не обязательно являются самой удобной средой для работы.Посторонним и новичкам люди могут показаться агрессивными или бескомпромиссными. Никто не жалеет слов о философии дизайна, стратегии, предположениях или восприятии рынка. Все, что кто-либо говорит, подвергается тщательной проверке (независимо от должности человека).

Создание культуры откровенных дебатов является сложной задачей в организациях, где люди склонны избегать конфронтации или где такие дебаты рассматриваются как нарушение норм вежливости. Старшие руководители должны задавать тон своим поведением.Они должны быть готовы (и способны) конструктивно критиковать идеи других, не будучи резкими. Один из способов поощрения такого типа культуры состоит в том, чтобы они требовали критики своих собственных идей и предложений. Хороший план для этого можно найти в брифинге генерала Дуайта Д. Эйзенхауэра по плану сражения перед высшими офицерами союзных войск за три недели до вторжения в Нормандию. Как рассказывается в биографии Эйзенхауэра Джеффри Перре, генерал начал встречу со слов: «Я считаю долгом любого, кто увидит изъян в этом плане, не колеблясь сказать об этом.Я не сочувствую никому, какого бы положения он ни был, кто не терпит критики. Мы здесь, чтобы добиться наилучших возможных результатов».

Эйзенхауэр не просто призывал к критике или спрашивал мнения. Он буквально требовал этого и призывал к другому священному аспекту военной культуры: долгу. Как часто вы требуете критики своих идей от своих непосредственных подчиненных?

4. Сотрудничество, но с индивидуальной ответственностью

Хорошо функционирующие инновационные системы нуждаются в информации, вкладе и значительной интеграции усилий самых разных участников.Люди, работающие в культуре сотрудничества, считают естественным обращение за помощью к коллегам, независимо от того, входит ли предоставление такой помощи в официальные должностные инструкции их коллег. У них есть чувство коллективной ответственности.

Но слишком часто совместную работу путают с консенсусом. А консенсус — это яд для быстрого принятия решений и решения сложных проблем, связанных с трансформационными инновациями. В конце концов, кто-то должен принять решение и нести за него ответственность.Культура подотчетности предполагает, что люди принимают решения и несут ответственность за их последствия.

В культуре, ориентированной на сотрудничество и подотчетность, нет ничего противоречащего по своей сути. Комитеты могут пересматривать решения, или группы могут вносить свой вклад, но, в конце концов, конкретные люди отвечают за критический выбор дизайна — решение о том, какие функции оставить, а какие использовать, каких поставщиков использовать, какая стратегия канала наиболее целесообразна, какой маркетинговый план лучше всего и так далее.Pixar разработала несколько способов предоставления отзывов режиссерам, но, как описывает в своей книге Creativity, Inc. ее соучредитель и президент Эд Кэтмулл, режиссер выбирает, какие отзывы принимать, а какие игнорировать, и несет ответственность за содержание. фильма.

Подотчетность и сотрудничество могут дополнять друг друга, а подотчетность может стимулировать сотрудничество. Рассмотрим организацию, в которой вы лично будете нести ответственность за конкретные решения. Там нет скрытия.Вы сами принимаете решения, к лучшему или к худшему. Последнее, что вы сделали бы, — это закрылись от обратной связи или заручились поддержкой и сотрудничеством людей внутри и за пределами организации, которые могут вам помочь.

Хорошим примером того, как подотчетность может стимулировать сотрудничество, является Amazon. Изучая случай для Гарвардской школы бизнеса, я узнал, что, когда Энди Джасси стал главой тогда еще только зарождавшегося бизнеса облачных компьютеров Amazon, в 2003 году, его самой большой проблемой было выяснить, какие сервисы создавать (это непростая задача, учитывая, что облачные сервисы были совершенно новое пространство для Amazon — и всего мира).Ясси немедленно обратился за помощью к техническим командам Amazon, ее бизнес- и техническим руководителям, а также к внешним разработчикам. Их отзывы о требованиях, проблемах и потребностях имели решающее значение для раннего успеха того, что в конечном итоге стало Amazon Web Services — сегодня это прибыльный бизнес стоимостью 12 миллиардов долларов, которым управляет Ясси. Для Ясси сотрудничество имело важное значение для успеха программы, за которую он лично отвечал.

Лидеры могут поощрять ответственность, публично призывая к ответственности, даже если это создает личный риск.Несколько лет назад, когда Пол Стоффелс руководил исследованиями и разработками в фармацевтическом подразделении Johnson & Johnson, его группа потерпела неудачу в крупной клинической программе на последней стадии. (Раскрытие информации: я консультировал различные подразделения Johnson & Johnson.) Как рассказал Стоффелс на собрании менеджеров J&J, на котором я присутствовал, высшее руководство и совет директоров требовали знать, кто был виноват, когда программа потерпела неудачу. «Я несу ответственность», — ответил Стоффелс. «Если я позволю этому выйти за пределы своих возможностей и укажу на людей, которые пошли на риск, чтобы запустить программу и управлять ею, тогда мы создадим организацию, не склонную к риску, и окажемся в худшем положении.Это останавливается со мной». Стоффелс, ныне главный научный сотрудник J&J, часто делится этой историей с сотрудниками корпорации. Он заканчивает простым обещанием: «Вы рискуете; Я возьму вину на себя». А затем он призывает свою аудиторию распространить этот принцип по всей организации.

5. Плоское, но сильное лидерство

Организационная диаграмма дает вам довольно хорошее представление о структурной плоскостности компании, но мало что говорит о ее культурной однородности — о том, как люди ведут себя и взаимодействуют независимо от официального положения.В культурно плоских организациях людям предоставляется широкая свобода действий, принятия решений и выражения своего мнения. Уважение предоставляется на основе компетенции, а не титула. Культурно однородные организации обычно могут быстрее реагировать на быстро меняющиеся обстоятельства, потому что процесс принятия решений децентрализован и находится ближе к источникам соответствующей информации. Они, как правило, генерируют более богатое разнообразие идей, чем иерархические, потому что они используют знания, опыт и точки зрения более широкого сообщества участников.

Однако отсутствие иерархии не означает отсутствия лидерства. Как это ни парадоксально, плоские организации требуют более сильного руководства, чем иерархические. Плоские организации часто превращаются в хаос, когда руководство не может установить четкие стратегические приоритеты и направления. Amazon и Google — очень плоские организации, в которых принятие решений и ответственность отодвинуты на второй план, а сотрудники всех уровней пользуются высокой степенью автономии для реализации инновационных идей. Тем не менее, в обеих компаниях есть невероятно сильные и дальновидные лидеры, которые сообщают о целях и формулируют ключевые принципы того, как должны работать их соответствующие организации.

И здесь баланс между плоскостностью и сильным лидерством требует от руководства ловкой руки. Прямолинейность не означает, что старшие руководители дистанцируются от рабочих деталей или проектов. На самом деле плоскостность позволяет лидерам быть ближе к действию. Покойный Серджио Маркионне, который руководил возрождением сначала Fiat, а затем Chrysler (и был архитектором их слияния), прокомментировал мне во время интервью для Гарвардской школы бизнеса, о котором я написал: «В обеих компаниях я использовал одни и те же основные принципы. для оборота.Во-первых, я расплющил организацию. Мне пришлось сократить дистанцию ​​между мной и людьми, принимающими решения. [В какой-то момент у Маркионне было 46 прямых подчиненных между двумя организациями.] Если возникнут проблемы, я хочу узнать об этом непосредственно от вовлеченного лица, а не от его начальника».

Как в Fiat, так и в Chrysler Маркионне переместил свой офис на инженерный этаж, чтобы быть ближе к планированию продукции и программам разработки. Он был известен своей ориентацией на детали и переносом принятия решений на более низкие уровни в организации.(С таким количеством непосредственных подчиненных для него было почти невозможно не сделать этого!)

Нахождение правильного баланса между плоскостностью и сильным лидерством является сложной задачей для высшего руководства и сотрудников во всей организации. Для руководителей высшего звена это требует способности формулировать убедительные концепции и стратегии (общие вещи), в то же время обладая знаниями и компетентностью в решении технических и операционных вопросов. Стив Джобс был прекрасным примером лидера с такой способностью. Он изложил сильное видение Apple, маниакально сосредоточившись на технических вопросах и вопросах дизайна.Равномерность требует от сотрудников развивать свои сильные лидерские качества и уметь действовать и нести ответственность за свои решения.

Возглавляя путешествие

Все культурные изменения сложны. Организационные культуры подобны общественным договорам, определяющим правила членства. Когда лидеры намереваются изменить культуру организации, они в некотором смысле нарушают общественный договор. Поэтому неудивительно, что многие люди внутри организации — особенно те, кто процветает при существующих правилах, — сопротивляются.

Быть лидером в создании и поддержании инновационной культуры особенно сложно по трем причинам. Во-первых, поскольку инновационные культуры требуют сочетания, казалось бы, противоречивого поведения, они рискуют создать путаницу. Крупный проект терпит неудачу. Должны ли мы праздновать? Должен ли лидер этой программы нести ответственность? Ответ на эти вопросы зависит от обстоятельств. Можно ли было предотвратить сбой? Были ли заранее известны проблемы, которые могли привести к другому выбору? Были ли члены команды прозрачными? Были ли ценные уроки из этого опыта? И так далее.Без ясности в отношении этих нюансов люди могут легко запутаться и даже цинично относиться к намерениям руководства.

Во-вторых, в то время как определенные модели поведения, необходимые для инновационной культуры, относительно легко принять, другие будут менее приемлемы для некоторых сотрудников организации. Те, кто думает об инновациях как о чем-то бесплатном, увидят в дисциплине ненужное ограничение своего творчества; те, кто находит утешение в анонимности консенсуса, не будут приветствовать переход к личной ответственности.Некоторые люди легко адаптируются к новым правилам — некоторые могут даже удивить вас, — но другие не будут процветать.

Эти культуры не только развлечения и игры.

В-третьих, поскольку инновационные культуры представляют собой системы взаимозависимого поведения, их нельзя внедрять по частям. Подумайте о том, как модели поведения дополняют и усиливают друг друга. Высококомпетентным людям будет удобнее принимать решения и нести ответственность, а их «неудачи», скорее всего, приведут к обучению, а не к потерям.Дисциплинированное экспериментирование обойдется дешевле и принесет больше полезной информации, так что, опять же, терпимость к неудачным экспериментам становится скорее благоразумной, чем недальновидной. Подотчетность значительно упрощает работу с плоской структурой, а организации с плоской структурой создают быстрый поток информации, что приводит к более быстрому и разумному принятию решений.

Помимо обычных вещей, которые лидеры могут делать для стимулирования культурных изменений (формулировать и сообщать ценности, моделировать целевое поведение и т. д.), создание инновационной культуры требует некоторых конкретных действий.Во-первых, лидеры должны быть очень откровенны с организацией в отношении сложных реалий инновационной культуры. Эти культуры не все развлечения и игры. Многие люди будут в восторге от возможности экспериментировать, ошибаться, сотрудничать, высказываться и принимать решения. Но они также должны признать, что с этими свободами приходят и некоторые жесткие обязанности. Лучше быть откровенным с самого начала, чем рисковать разжиганием цинизма позже, когда кажется, что правила меняются на полпути.

Во-вторых, лидеры должны признать, что в построении инновационной культуры нет коротких путей. Слишком многие лидеры думают, что, разбив организацию на более мелкие подразделения или создав автономные «рабочие скунсы», они смогут подражать инновационной культуре стартапов. Такой подход редко работает. Он путает масштаб с культурой. Простое разбиение большой бюрократической организации на более мелкие подразделения не волшебным образом наделяет их предпринимательским духом. Без энергичных управленческих усилий по формированию ценностей, норм и поведения эти дочерние подразделения, как правило, наследуют культуру родительской организации, которая их породила.Это не означает, что автономные подразделения или команды нельзя использовать для экспериментов с культурой или для выращивания новой. Они могут. Но нельзя недооценивать задачу создания инновационной культуры внутри этих подразделений. И они будут не для всех, поэтому нужно будет очень тщательно выбирать, кто из вышестоящей организации к ним присоединяется.

Наконец, поскольку инновационная культура может быть нестабильной, а напряженность между уравновешивающими силами может легко выйти из-под контроля, лидеры должны быть бдительны в отношении признаков чрезмерности в любой области и вмешиваться, чтобы восстановить равновесие, когда это необходимо.Необузданная терпимость к неудачам может способствовать небрежному мышлению и поиску оправданий, но чрезмерная нетерпимость к некомпетентности может вызвать страх перед риском. Ни одна из этих крайностей не помогает. Если зайти слишком далеко, готовность к экспериментам может стать разрешением на необдуманные риски, а чрезмерно строгая дисциплина может раздавить хорошие, но плохо сформулированные идеи. Слишком далеко зашедшее сотрудничество может затормозить принятие решений, но чрезмерный акцент на индивидуальной ответственности может привести к дисфункциональной атмосфере, в которой каждый ревниво защищает свои интересы.Есть разница между откровенностью и просто неприязнью. Лидеры должны быть в поиске чрезмерных тенденций, особенно в себе. Если вы хотите, чтобы ваша организация достигла необходимого хрупкого баланса, то вы, как лидер, должны продемонстрировать способность поддерживать этот баланс самостоятельно.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за январь – февраль 2019 г. (стр. 62–71) .

Интеллектуальное смирение: как важно знать, что вы можете ошибаться

Джулия Рорер хочет создать радикально новую культуру для социологов.Психолог в Институте человеческого развития Макса Планка, Рорер пытается заставить своих сверстников публично признать, что они не правы.

Для этого она вместе с коллегами запустила проект под названием «Потеря доверия». Он предназначен для академического безопасного пространства для исследователей, чтобы заявить всем, что они больше не верят в точность одного из своих предыдущих результатов. В результате недавно был опубликован документ, в котором содержится шесть признаний недоверия.И он принимает заявки до 31 января.

«Я действительно думаю, что люди не хотят признавать ошибки, это вопрос культуры, — говорит Рорер. «Наша более широкая цель — мягко подтолкнуть всю научную систему и психологию к другой культуре», где все нормально, нормализовано и ожидается, что исследователи признают прошлые ошибки и не будут наказаны за них.

Проект своевременен, потому что за последние годы большое количество научных открытий было опровергнуто или стало более сомнительным.Одна громкая попытка перепроверить 100 психологических экспериментов показала, что только 40 процентов из них были воспроизведены более строгими методами. Это был болезненный период для социологов, которым приходилось иметь дело с неудачными повторениями классических исследований и осознавать, что их исследовательские методы часто слабы.

«Незнание масштабов собственного невежества является частью человеческого состояния»

Было интересно наблюдать, как ученые изо всех сил пытаются сделать свои институты более скромными. И я считаю, что в этом процессе есть важное и недооцененное достоинство.

В течение последних нескольких месяцев я говорил со многими учеными об интеллектуальном смирении, характеристике, позволяющей признать неправоту.

Я понял, насколько это важный инструмент для обучения, особенно во все более взаимосвязанном и сложном мире. Поскольку технологии позволяют невероятно быстро лгать и распространять ложную информацию, нам нужны интеллектуально скромные, любознательные люди.

Я также понял, как трудно воспитывать интеллектуальное смирение.В моем отчете об этом я узнал, что на пути к смирению есть три основных препятствия:

  1. Чтобы стать более интеллектуальной скромницей, всем нам, даже самым умным из нас, необходимо лучше ценить свои когнитивные слепые зоны. Наш разум более несовершенен и неточен, чем нам часто хотелось бы признать. Наше невежество может быть невидимым.
  2. Даже когда мы преодолеем эту огромную проблему и поймем свои ошибки, мы должны помнить, что нас не обязательно накажут за то, что мы говорим: «Я был неправ.И нам нужно смелее говорить об этом. Нам нужна культура, которая прославляет эти слова.
  3. Мы никогда не достигнем совершенного интеллектуального смирения. Поэтому нам нужно обдуманно выбирать наши убеждения.

Все это говорит о том, что интеллектуальное смирение — это нелегко. Но, черт возьми, к этой добродетели стоит стремиться и потерпеть неудачу в этом новом году.

Интеллектуальное смирение, объяснение

Интеллектуальное смирение — это просто «осознание того, что то, во что вы верите, может на самом деле быть неверным», как говорит мне Марк Лири, социальный и личностный психолог из Университета Дьюка.

Но не путайте это с общей скромностью или застенчивостью. Дело не в том, чтобы быть пустяком; дело не в неуверенности или самоуважении. Интеллектуально скромные люди не сдаются каждый раз, когда их мысли подвергают сомнению.

Вместо этого это способ мышления. Речь идет о возможности того, что вы можете быть неправы, и о том, чтобы учиться на опыте других. Интеллектуальное смирение заключается в активном любопытстве к своим слепым пятнам. Одной из иллюстраций является идеал научного метода, когда ученый активно работает против своей собственной гипотезы, пытаясь исключить любые другие альтернативные объяснения явления, прежде чем сделать вывод.Речь идет о вопросе: что мне здесь не хватает?

Не требует высокого IQ или определенного набора навыков. Однако это требует привычки думать о своих пределах, что может быть болезненным. «Это процесс наблюдения за собственной уверенностью, — говорит Лири.

Когда я открываю себя безбрежности собственного невежества, я не могу не чувствовать внезапное удушающее чувство

Эта идея старше социальной психологии. Философы с самых ранних дней боролись с ограничениями человеческого знания.Мишель де Монтень, французский философ 16-го века, которому приписывают изобретение эссе, писал, что «чума человека — это хвастовство своими знаниями».

Социальные психологи выяснили, что смирение связано с другими ценными чертами характера: люди, которые набрали более высокие баллы в опросниках об интеллектуальной скромности, более открыты для выслушивания противоположных мнений. Они с большей готовностью ищут информацию, которая противоречит их мировоззрению. Они обращают больше внимания на доказательства и имеют более сильное самосознание, когда неправильно отвечают на вопрос.

Когда вы спросите интеллектуально высокомерных, слышали ли они о фиктивных исторических событиях, таких как «Восстание Хэмрика», они ответят: «Конечно». Интеллектуально скромные люди менее склонны к этому. Исследования показали, что когнитивное отражение, то есть аналитическое мышление, коррелирует с способностью лучше отличать фейковые новости от реальных. Эти исследования не рассматривали интеллектуальную скромность как таковую, но вполне вероятно, что они частично совпадают.

Самое главное, что интеллектуально скромные люди с большей вероятностью признают, что они не правы.Когда мы признаем свою неправоту, мы можем приблизиться к истине.

Одна из причин, по которой я недавно размышлял о достоинстве смирения, заключается в том, что наш президент Дональд Трамп — один из наименее скромных людей на планете.

Именно Трамп сказал в ночь своего выдвижения: «Я один могу это исправить», причем «это» означает всю нашу политическую систему. Именно Трамп однажды сказал: «У меня одно из лучших воспоминаний всех времен». Совсем недавно Трамп сказал Ассошиэйтед Пресс: «У меня есть природный инстинкт к науке», уклоняясь от вопроса об изменении климата.

Разочарование, которое я испытываю по поводу Трампа и исторической эпохи, которую он представляет, заключается в том, что его гордость и его успех — он входит в число самых влиятельных людей на земле — кажутся связанными. Он является примером того, как наше общество вознаграждает уверенность и хвастовство, а не правдивость.

Тем не менее, в последнее время мы также видели несколько очень громких примеров того, как самонадеянное лидерство может быть разрушительным для компаний. Посмотрите, что случилось с Theranos, компанией, которая пообещала изменить способ взятия образцов крови.Все это было шумихой, бахвальством, и оно рухнуло. Или возьмем самоуверенных руководителей Enron, которых часто превозносили за их интеллектуальные способности — они довели компанию до основания своими рискованными и подозрительными финансовыми решениями.

Проблема высокомерия в том, что правда всегда догоняет. Трамп может быть президентом и уверен в своих отрицаниях изменения климата, но изменения в нашей окружающей среде по-прежнему будут разрушать так много вещей в будущем.

Почему так трудно увидеть наши слепые пятна: «Наше невежество невидимо для нас»

Когда я читал психологические исследования интеллектуальной скромности и черт характера, с которыми она коррелирует, я не мог не возмутиться: почему больше людей не может быть такими?

Нам нужно больше интеллектуального смирения по двум причинам.Во-первых, наша культура поощряет и вознаграждает самоуверенность и высокомерие (вспомните Трампа и Theranos или совет, который дал вам ваш консультант по вопросам карьеры, когда вы шли на собеседование при приеме на работу). В то же время, когда мы ошибаемся — по незнанию или по ошибке — и осознаем это, наша культура не позволяет легко признать это. Моменты унижения слишком легко могут превратиться в моменты унижения.

Итак, как мы можем способствовать интеллектуальному смирению при обоих этих условиях?

Задавая этот вопрос исследователям и ученым, я научился понимать, насколько трудно воспитывать интеллектуальное смирение.

Во-первых, я думаю, полезно помнить, насколько несовершенным может быть человеческий мозг и насколько мы все склонны к интеллектуальным слепым пятнам. Когда узнаешь о том, как на самом деле работает мозг, как он на самом деле воспринимает мир, трудно не ужаснуться и не смутиться.

Мы часто не можем видеть или даже ощущать то, чего не знаем. Это помогает понять, что это нормально и по-человечески ошибаться.


Редкий случай, когда вирусный мем дает удивительно глубокий урок о несовершенной природе человеческого разума.Но хотите верьте, хотите нет, но великие дебаты 2018 года «Янни или Лорел» отвечают всем требованиям.

Для очень немногих из вас, кто не заразился — я надеюсь, вы хорошо восстанавливаетесь после комы — вот что произошло.

В аудиоклипе (его можно услышать ниже) роботизированным голосом произносится имя «Лорел». Или это так? Некоторые люди слушают клип и сразу же слышат «Янни». И обе группы людей — команда Янни и команда Лорел — действительно слышат одно и то же.

Слух, восприятие звука должно быть простым делом для нашего мозга.То, что так много людей могут слушать один и тот же клип и слышать такие разные вещи, должно заставить нас смиренно задуматься. Услышать «Янни» или «Лорел» в любой конкретный момент в конечном итоге зависит от целого ряда факторов: качества используемых вами динамиков, наличия у вас потери слуха, ваших ожиданий.

Вот важный урок, который можно извлечь из всего этого: как бы мы ни говорили себе, что наше восприятие мира является правдой, наша реальность всегда будет интерпретацией. Свет проникает в наши глаза, звуковые волны проникают в наши уши, химические вещества доносятся до наших носов, и наш мозг должен догадаться, что это все такое.

«Первое правило клуба Даннинга-Крюгера: не знать, что ты член клуба Даннинга-Крюгера»

Подобные уловки восприятия (еще одно платье) показывают, что наши восприятия не являются абсолютной истиной, что физические явления вселенной безразличны к тому, могут ли наши слабые органы чувств воспринимать их правильно. Мы просто предполагаем. И все же эти явления вызывают у нас возмущение: как могло случиться, что наше восприятие мира не единственное?

Это чувство негодования называется наивным реализмом: ощущение, что наше восприятие мира есть истина.«Я думаю, мы иногда путаем легкость с точностью», — говорит мне Крис Чабрис, психолог-исследователь, написавший в соавторстве книгу о проблемах человеческого восприятия. Когда что-то кажется нам таким непосредственным и легким — слышим звук «Янни» — это просто кажется правдой. (Аналогичным образом психологи обнаруживают, что повторение лжи с большей вероятностью будет ошибочно воспринято как правда, и по той же причине: когда вы слышите что-то во второй или третий раз, ваш мозг быстрее реагирует на это.И эту беглость путают с правдой.)

Наши интерпретации реальности часто произвольны, но мы по-прежнему упрямы в них. Тем не менее, одни и те же наблюдения могут привести к совершенно разным выводам.

(Вот то же самое предложение в формате GIF.)

Для каждого чувства и каждого компонента человеческого суждения существуют иллюзии и двусмысленности, которые мы интерпретируем произвольно.

Некоторые из них очень серьезны. Белые люди часто считают черных мужчин крупнее, выше и мускулистее (и, следовательно, более угрожающими), чем они есть на самом деле.Это расовая предвзятость, но это также и социально сконструированная иллюзия. Когда нас учат или учатся бояться других людей, наш мозг искажает их потенциальную угрозу. Они кажутся более угрожающими, и мы хотим возвести вокруг них стены. Когда мы узнаем или нас учат, что другие люди меньше, чем люди, мы с меньшей вероятностью будем относиться к ним доброжелательно и с большей вероятностью будем мириться с насилием, совершаемым против них.

Мало того, что наши интерпретации мира часто бывают произвольными, мы часто слишком самоуверенны в них.«Наше невежество невидимо для нас», — говорит Дэвид Даннинг, эксперт по слепым пятнам человека.

Вы могли бы узнать его имя как половину психологического явления, которое носит его имя: эффект Даннинга-Крюгера. Вот где люди с низкими способностями — скажем, те, кто не в состоянии понять логические головоломки — склонны чрезмерно переоценивать свои способности. Неопытность маскируется под опыт.

Классический вывод Даннинга-Крюгера: люди, которые плохо справляются с задачей, в высшей степени самоуверенны в своей способности выполнить эту задачу. Журнал личности и социальной психологии

Ирония эффекта Даннинга-Крюгера заключается в том, что так много людей неправильно его понимают, слишком самоуверенно понимают его и ошибаются.

Когда люди говорят или пишут об эффекте Даннинга-Крюгера, они почти всегда имеют в виду других человек. «Дело в том, что это явление рано или поздно посещает всех нас», — говорит Даннинг. Время от времени мы все слишком самоуверенны в своем невежестве.(Возможно, это связано с тем, что около 65 % американцев считают, что они умнее среднего, что является принятием желаемого за действительное.)

Точно так же мы слишком уверены в своей способности запоминать. Память человека чрезвычайно податлива, склонна к небольшим изменениям. Когда мы вспоминаем, мы не возвращаемся к определенному времени и не переживаем заново именно этот момент, однако многие из нас думают, что наши воспоминания работают как видеокассета.

Даннинг надеется, что его работа поможет людям понять, что «незнание масштабов собственного невежества является частью человеческого состояния», — говорит он.«Но проблема в том, что мы видим это в других людях и не видим в себе. Первое правило клуба Даннинга-Крюгера — не знать, что ты член клуба Даннинга-Крюгера».

Люди вряд ли осудят вас строго за то, что вы признали свою неправоту

В 2012 году психолог Уилл Жерве удостоился чести, о которой мечтал бы любой аспирант: статья в соавторстве с журналом Science , одним из ведущих междисциплинарных научных журналов в мире.Публикация в Science не только помогает исследователю подняться в академических кругах; это также часто привлекает к ним большое внимание средств массовой информации.

В одном из экспериментов, описанных в статье, пытались выяснить, заставит ли людей мыслить более рационально, они будут менее склонны сообщать о своих религиозных убеждениях. Они заставляли людей смотреть на картину Родена «Мыслитель» или другую статую. Они думали, что Мыслитель подтолкнет людей к более усердному и аналитическому мышлению. Таким образом, в этом более рациональном настроении участники с меньшей вероятностью одобрят веру в нечто столь основанное на вере и невидимое, как религия, и это то, что обнаружило исследование.Это была кошачья мята для научных журналистов: одна маленькая хитрость, которая изменит наше мышление.

«Как я узнаю, что ошибся?» на самом деле очень, очень сложный вопрос

Но это было крошечное исследование с небольшой выборкой, как раз тот тип, который склонен давать ложноположительные результаты. Несколько лет спустя другая лаборатория попыталась воспроизвести результаты с гораздо большей выборкой и не смогла найти никаких доказательств эффекта.

И хотя Жерве знал, что первоначальное исследование не было строгим, он не мог не чувствовать приступ дискомфорта.

«Интеллектуально я мог бы сказать, что исходные данные были ненадежными, — говорит он. «Это сильно отличается от человеческой, личной реакции на это. Что-то вроде: «О, дерьмо, будет опубликована неудача с повторением моего наиболее цитируемого открытия, которое привлекло наибольшее внимание средств массовой информации». Вы начинаете беспокоиться о таких вещах, как: «Будут ли последствия для карьеры? Будут ли люди меньше думать о моей другой работе и вещах, которые я сделал?»

История

Жерве знакома: многие из нас опасаются, что нас будут считать менее компетентными, менее заслуживающими доверия, если мы признаем свою неправоту.Даже когда мы видим свои собственные ошибки — что, как указано выше, сделать непросто, — мы не решаемся признать это.

Но оказывается, это предположение неверно. Как выяснил в нескольких исследованиях Адам Феттерман, социальный психолог из Техасского университета в Эль-Пасо, признание неправоты обычно не подвергается суровому осуждению. «Когда мы видим, что кто-то признает свою неправоту, тот, кто признает неправоту, выглядит более общительным и дружелюбным», — говорит он. В его исследованиях почти никогда не бывает так, «когда вы признаете свою неправоту, люди думают, что вы менее компетентны.

Конечно, могут быть люди, которые будут троллить вас за ваши ошибки. В Твиттере может быть толпа, которая собирается, чтобы опозорить вас. Некоторые моменты смирения могут быть унизительными. Но этот страх должен быть побежден, если мы хотим стать менее интеллектуально высокомерными и более интеллектуально смиренными.

Хавьер Заррачина/Vox

Смирение не может исходить только изнутри — нам нужна среда, в которой оно может процветать

Но даже если вы мотивированы быть более интеллектуально скромным, наша культура не всегда вознаграждает это.

Психология в целом столкнулась с «кризисом репликации», когда многие классические научные открытия не выдерживают строгой проверки. Невероятно влиятельные открытия учебников по психологии, такие как теория силы воли «истощение эго» или «зефирный тест», либо сгибались, либо ломались.

Мне было интересно наблюдать, как этим занимается психология. Для некоторых исследователей расплата была лично тревожной. «Я нахожусь в темном месте», — написал Майкл Инзлихт, психолог из Университета Торонто, в своем блоге в 2016 году, увидев, как теория истощения эго рушится на его глазах.«Неужели я все эти годы гонялся за клубами дыма?»

«Плохо думать о таких задачах, как о кубике Рубика: головоломке, у которой есть аккуратное и удовлетворительное решение, которое вы можете положить на свой стол»

Из сообщения о «кризисе репликации» я узнал, что интеллектуальное смирение требует поддержки со стороны коллег и учреждений. И эту среду трудно построить.

«Мы учим студентов старших курсов тому, что ученые хотят доказать свою неправоту», — говорит Симин Вазире, психолог и редактор журнала, которая часто пишет и говорит о проблемах репликации.«Но «Как я узнаю, что ошибся?» — на самом деле очень, очень сложный вопрос. Это включает в себя такие вещи, как критика, кричащая на вас и говорящая вам, что вы сделали что-то неправильно, и повторно анализируйте свои данные».

И это не весело. Еще раз: даже среди ученых — людей, которые должны все подвергать сомнению, — интеллектуальное смирение трудно. В некоторых случаях исследователи отказывались признать свои первоначальные выводы, несмотря на обнародование новых доказательств. (Один известный психолог, подвергшийся резкой критике, недавно сказал мне сердито: «Я буду придерживаться этого вывода до конца своей жизни, кто бы что ни говорил.»)

Психологи тоже люди. Когда они приходят к выводу, становится трудно смотреть на вещи по-другому. Кроме того, стимулы для успешной карьеры в науке побуждают исследователей публиковать как можно больше положительных результатов.

Есть два решения — среди многих — сделать психологическую науку более скромной, и я думаю, что мы можем извлечь из них уроки.

Во-первых, скромность должна быть встроена в стандартную научную практику. И это происходит благодаря прозрачности.Для ученых становится все более обычным делом предварительно регистрировать — то есть брать на себя — план исследования еще до того, как приступить к эксперименту. Таким образом, им будет сложнее отклониться от плана и выбрать лучшие результаты. Это также гарантирует, что все данные открыты и доступны для всех, кто хочет провести повторный анализ.

Это «своего рода встраивает смирение в структуру научного предприятия», — говорит Шабрис. «Мы не всезнающие, не всевидящие и не совершенные в своей работе, поэтому мы размещаем [данные] там, чтобы другие люди могли их проверить, улучшить, придумать новые идеи и так далее.«Чтобы быть более интеллектуально скромными, нам нужно быть более прозрачными в отношении наших знаний. Нам нужно показать другим, что мы знаем и чего не знаем.

Во-вторых, нужно больше праздновать неудачу и культуру, которая ее принимает. Это включает в себя создание безопасных мест, где люди могли бы признать свою неправоту, например проект «Потеря уверенности».

Но ясно, что это культурное изменение не будет легким.

«В конце концов, — говорит Рорер, получив множество положительных отзывов о проекте, — у нас осталось всего несколько утверждений.

Нам нужен баланс между убеждениями и смирением

За интеллектуально скромный взгляд приходится платить. Для меня, по крайней мере, это тревога.

Когда я открываю себя безбрежности собственного невежества, я не могу не чувствовать внезапное удушающее чувство. У меня есть только один маленький разум, крошечная дырявая лодочка, на которой я могу плыть, исследуя знания в огромном и узловатом море, четкой карты которого у меня нет.

Почему некоторые люди никогда не борются с этими водами? Что они стоят на берегу, щурят глаза и превращают в уме это море в лужу, а потом получают награду за свою ложную уверенность? «Не знаю, смогу ли я сказать вам, что смирение поможет вам добиться большего, чем высокомерие», — говорит Тенелле Портер, психолог из Калифорнийского университета в Дэвисе, изучавшая интеллектуальную скромность.

Конечно, следовать смирению до крайности недостаточно. Вам не нужно смиряться в своей вере в то, что мир круглый. Я просто думаю, что немного смирения, разбросанного тут и там, было бы неплохо.

«Нехорошо думать о таких задачах как о кубике Рубика: головоломке, у которой есть четкое и удовлетворительное решение, которое вы можете положить на свой стол», — говорит Майкл Линч, профессор философии Университета Коннектикута. Наоборот, это проблема: «Вы можете добиться прогресса в любой момент времени и улучшить ситуацию.И то, что мы можем сделать — это мы определенно можем сделать».

Для процветания демократии, утверждает Линч, нам нужен баланс между убеждениями — нашими твердыми убеждениями — и смирением. Нам нужны убеждения, потому что «апатичный электорат — это вообще не электорат», — говорит он. И нам нужно смирение, потому что нам нужно слушать друг друга. Эти две вещи всегда будут в напряжении.

Президентство Трампа говорит о том, что в нашей нынешней культуре слишком много убежденности и недостаточно смирения.

«Личный вопрос, экзистенциальный вопрос, который стоит перед вами, мной и каждым мыслящим человеческим существом, заключается в следующем: «Как вы поддерживаете открытость по отношению к другим и в то же время сохраняете свои твердые моральные убеждения?», — говорит Линч. . «Это проблема для всех нас».

Быть интеллектуально скромным не означает отказываться от идей, которые мы любим и в которые верим. Это просто означает, что нам нужно быть вдумчивыми в выборе своих убеждений, быть открытыми для их корректировки, выискивать их недостатки и никогда не переставать любопытствовать. почему мы верим в то, во что верим.Опять же, это непросто.

Возможно, вы думаете: «Все приведенные здесь социальные науки о том, как интеллектуальная скромность соотносится с непредубежденным мышлением, — что, если все это чепуха?» На это я бы сказал, что исследование не идеально. Эти исследования основаны на самоотчетах, в которых трудно поверить, что люди действительно знают себя или что они абсолютно честны. И мы знаем, что результаты социальных наук часто переворачиваются с ног на голову.

Но я приму это как убеждение в том, что интеллектуальное смирение — это добродетель.Я проведу эту линию для себя. Это мое убеждение.

Могу ли я ошибаться? Может быть. Просто попробуй убедить меня в обратном.

Проверка самооценки: слишком низкая, слишком высокая или в самый раз?

Проверка самооценки: слишком низкая или в самый раз?

Самооценка формируется вашими мыслями, отношениями и опытом. Поймите диапазон самооценки и преимущества здорового мнения о себе.

Персонал клиники Майо

Самооценка — это ваше общее мнение о себе — то, как вы относитесь к своим способностям и ограничениям.Когда у вас здоровая самооценка, вы чувствуете себя хорошо и считаете себя достойным уважения других. Когда у вас низкая самооценка, вы мало цените свое мнение и идеи. Вы можете постоянно беспокоиться о том, что недостаточно хороши.

Вот как определить, нуждается ли ваша самооценка в повышении и почему важно развивать здоровое чувство собственного достоинства.

Факторы, формирующие самооценку и влияющие на нее

Самооценка начинает формироваться в раннем детстве.Факторы, которые могут повлиять на самооценку, включают:

  • Ваши мысли и восприятие
  • Как другие люди реагируют на вас
  • Опыт дома, в школе, на работе и в обществе
  • Болезнь, инвалидность или травма
  • Возраст
  • Роль и статус в обществе
  • Медиа-сообщения

Отношения с близкими вам людьми — родителями, братьями и сестрами, сверстниками, учителями и другими важными людьми — важны для вашей самооценки.Многие убеждения, которых вы придерживаетесь о себе сегодня, отражают сообщения, которые вы получали от этих людей в течение долгого времени.

Если ваши отношения крепки и вы получаете в целом положительные отзывы, вы, скорее всего, будете считать себя достойным и у вас будет более здоровая самооценка. Если вы получаете в основном негативные отзывы и часто подвергаетесь критике, дразнению или обесцениванию со стороны других, вы, скорее всего, будете бороться с низкой самооценкой.

Но прошлый опыт и отношения не обязательно должны быть вашей судьбой.Ваши собственные мысли, возможно, оказывают наибольшее влияние на самооценку — и эти мысли находятся под вашим контролем. Если вы склонны сосредотачиваться на своих слабостях или недостатках, работа над их изменением может помочь вам развить более сбалансированное и точное представление о себе.

Диапазон самооценки

Самооценка со временем колеблется в зависимости от ваших обстоятельств. Это нормально, что бывают моменты, когда вы чувствуете себя подавленным, и периоды, когда вы чувствуете себя хорошо. Однако в целом самооценка остается в диапазоне, отражающем ваше отношение к себе в целом, и немного повышается с возрастом.

Подумайте, как распознать крайности вашей самооценки:

  • Низкая самооценка. Когда у вас низкая или отрицательная самооценка, вы не придаете большого значения своим мнениям и идеям. Вы сосредотачиваетесь на своих предполагаемых слабостях и недостатках и мало оцениваете свои навыки и достоинства. Вы считаете, что другие более способны или успешны.

    Возможно, вам будет трудно принять положительный отзыв. Вы можете бояться неудачи, которая может помешать вам добиться успеха на работе или в школе.

  • Здоровая самооценка. Когда у вас здоровая самооценка, это означает, что у вас сбалансированное и точное представление о себе. Например, вы хорошо оцениваете свои способности, но признаете свои недостатки.

Когда самооценка здорова и основана на реальности, ее трудно переборщить. Хвастовство и чувство превосходства над окружающими не являются признаком завышенной самооценки. Это скорее свидетельство неуверенности в себе и низкой самооценки.

Преимущества здоровой самооценки

Когда вы цените себя и имеете хорошую самооценку, вы чувствуете себя защищенным и достойным.В целом у вас позитивные отношения с окружающими, и вы уверены в своих способностях. Вы также открыты для обучения и отзывов, которые могут помочь вам приобрести и освоить новые навыки.

Со здоровой самооценкой вы:

  • Настойчивость в выражении своих потребностей и мнений
  • Уверен в своей способности принимать решения
  • Способен формировать безопасные и честные отношения — и с меньшей вероятностью останется в нездоровых
  • Реалистичны в своих ожиданиях и с меньшей вероятностью будут чрезмерно критичны к себе и другим
  • Более устойчивый и способный лучше переносить стресс и неудачи

Самоуважение влияет практически на все аспекты вашей жизни.Поддержание здорового, реалистичного взгляда на себя — это не про трубку в собственный рог. Речь идет о том, чтобы научиться любить и уважать себя — недостатки и все такое.

Получите самую свежую медицинскую информацию от экспертов Mayo Clinic.

Зарегистрируйтесь бесплатно и будьте в курсе последних научных достижений, советов по здоровью и актуальных тем, связанных со здоровьем, таких как COVID-19, а также экспертных знаний по управлению здоровьем.

Узнайте больше об использовании данных Mayo Clinic.

Чтобы предоставить вам наиболее актуальную и полезную информацию, а также понять, какие информация полезна, мы можем объединить вашу электронную почту и информацию об использовании веб-сайта с другая информация о вас, которой мы располагаем. Если вы пациент клиники Майо, это может включать защищенную информацию о здоровье.Если мы объединим эту информацию с вашей защищенной медицинской информации, мы будем рассматривать всю эту информацию как информацию и будет использовать или раскрывать эту информацию только так, как указано в нашем уведомлении о практики конфиденциальности. Вы можете отказаться от получения сообщений по электронной почте в любое время, нажав на ссылка для отписки в письме.

Подписаться!

Спасибо за подписку

Наш электронный информационный бюллетень Housecall будет держать вас в курсе последней медицинской информации.

Извините, что-то пошло не так с вашей подпиской

Повторите попытку через пару минут

Повторить попытку

14 июля 2020 г. Показать ссылки
  1. Повышение самооценки: руководство по самопомощи.Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрическими услугами. http://store.samhsa.gov/product/Building-Self-Esteem-A-Self-Help-Guide/SMA-3715. По состоянию на 29 апреля 2017 г.
  2. Орт У. и др. Развитие самооценки от юности до старости: когортное последовательное лонгитюдное исследование. Журнал личности и социальной психологии. 2010;98:645.
  3. Способы повысить самооценку. Girlshealth.gov. https://www.girlshealth.gov/disability/чувство/самоуважение.html. По состоянию на 29 апреля 2017 г.
  4. Creagan ET (экспертное заключение). Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, 30 апреля 2017 г.
Подробнее

.

Введение в задание GRE Issue (для сдающих тест)

Приведенные ниже образцы эссе были написаны в ответ на запрос, указанный под номером .Комментарий оценщика, который следует за каждым образцом эссе, объясняет, как ответ соответствует критериям для этой оценки. Для более полного понимания критериев для каждого балла см. Руководство по оценке «Анализ проблемы».

По мере того, как люди все больше и больше полагаются на технологии для решения проблем, способность людей думать самостоятельно, несомненно, будет ухудшаться.

Обсудите, в какой степени вы согласны или не согласны с утверждением, и объясните свои доводы в пользу занимаемой вами позиции.Развивая и поддерживая свою позицию, вы должны учитывать, каким образом утверждение может быть или не быть верным, и объяснять, как эти соображения формируют вашу позицию.

Примечание: Все ответы воспроизводятся точно так, как они написаны, включая ошибки, опечатки и т. д., если таковые имеются.

Эссе-ответ — 6 баллов

Заявление, отрицательно связывающее технологии со свободным мышлением, основано на недавнем человеческом опыте прошлого столетия. Несомненно, в истории не было времени, когда жизнь людей менялась так резко.Быстрое размышление о типичном дне показывает, как технологии произвели революцию в мире. Большинство людей добираются до работы на автомобиле с двигателем внутреннего сгорания. В течение рабочего дня высока вероятность того, что сотрудник будет взаимодействовать с компьютером, который обрабатывает информацию на кремниевых мостах шириной 0,09 микрона. Покидая дом, члены семьи будут доступны через беспроводные сети, использующие спутники, находящиеся на орбите Земли. Каждое из этих обычных явлений могло быть немыслимо на рубеже 19-го века.

Заявление пытается связать эти драматические изменения с уменьшением способности людей думать самостоятельно. Предполагается, что растущая зависимость от технологий сводит на нет необходимость для людей творчески мыслить, чтобы решать предыдущие затруднения. Оглядываясь назад на введение, можно утверждать, что без автомобиля, компьютера или мобильного телефона гипотетический рабочий должен был бы найти альтернативные способы передвижения, обработки информации и связи. Технологии замыкают это мышление, делая проблемы устаревшими.

Однако такая зависимость от технологий не обязательно исключает творческий потенциал, присущий человеческому роду. Предыдущие примеры показывают, что технология обеспечивает удобство. Автомобиль, компьютер и телефон высвобождают дополнительное время, позволяя людям жить более эффективно. Эта эффективность не исключает необходимости для людей думать самостоятельно. На самом деле, технологии позволяют человечеству не только решать новые проблемы, но и сами могут создавать новые проблемы, которых не было бы без технологий.Например, распространение автомобилей привело к необходимости экономии топлива в глобальном масштабе. С ростом спроса на энергию со стороны развивающихся рынков глобальное потепление становится непостижимой проблемой для поколения лошадок и упряжек. Точно так же зависимость от нефти создала национальные государства, которые не зависят от налогообложения, что позволяет правящим партиям угнетать группы меньшинств, такие как женщины. Решения этих сложных проблем требуют ничем не ограниченного воображения независимых ученых и политиков.

В отличие от утверждения, мы можем даже увидеть, как технологии освобождают человеческое воображение. Подумайте, как цифровая революция и появление Интернета позволили осуществить беспрецедентный обмен идеями. WebMD, популярный интернет-портал медицинской информации, позволяет пациентам самостоятельно исследовать симптомы для более информированного посещения врача. Это упражнение открывает пути мышления, которые ранее были закрыты для неспециалиста-медика. С усилением междисциплинарного взаимодействия вдохновение может прийти из самых неожиданных уголков.Джеффри Сакс, один из разработчиков Целей развития тысячелетия ООН, основывал свои идеи на методах сортировки неотложной помощи. Маловероятное сочетание экономики и медицины излечило напряженную гиперинфляционную среду от Южной Америки до Восточной Европы.

Этот последний пример дает наибольшую надежду на то, как технология на самом деле дает надежду на будущее человечества. Теперь, увеличивая нашу зависимость от технологий, мы можем достичь невозможных целей. Вспомните, как в конце 20 века оспа была полностью ликвидирована.Эта болезнь свирепствовала в человеческом роде с доисторических времен, и все же благодаря технологии вакцин свободно мыслящие люди осмелились представить себе мир, свободный от оспы. Используя технологии, были составлены планы сражений, а оспа систематически уничтожалась.

Технологии всегда будут отмечать человеческий опыт, от открытия огня до внедрения нанотехнологий. Учитывая историю человечества, не будет предела количеству проблем, как новых, так и старых, которые нам предстоит решать.Нет необходимости отступать к луддитскому отношению к новым вещам, а скорее с надеждой относиться к возможностям, которые технологии открывают для новых направлений человеческого воображения.

Комментарий оценщика к ответу на эссе — 6 баллов

Автор этого эссе излагает четкую и проницательную позицию по проблеме и следует конкретным инструкциям, приводя доводы в поддержку этой позиции. В эссе убедительно утверждается, что технологии не уменьшают нашу способность думать самостоятельно, а просто предоставляют «дополнительное время людям, чтобы они могли жить более эффективно.«На самом деле проблемы, возникшие вместе с развитием технологий (загрязнение окружающей среды, политические беспорядки в нефтедобывающих странах), на самом деле требуют более творческого мышления, а не меньше».

В других примерах эссе показывает, как технологии позволяют связывать идеи, которые, возможно, никогда не были связаны в прошлом (например, медицина и экономические модели), заставляя людей думать по-новому. Примеры убедительны и полностью разработаны; рассуждения логически обоснованы и хорошо обоснованы.

Мысли в эссе связаны логично, с эффектными переходами, используемыми как между абзацами («Однако» или «В отличие от высказывания»), так и внутри абзацев.Структура предложений разнообразна и сложна, а эссе ясно демонстрирует умение работать с «условиями стандартного письменного английского языка (т. Таким образом, это эссе соответствует всем требованиям для получения высшей оценки 6.

.

 

Эссе-ответ — 5 баллов

Наверняка многие из нас выражали следующее мнение или некоторые его вариации во время ежедневных поездок на работу: «Люди стали такими глупыми в наши дни!» В окружении шагающих и скрипучих автоматов с приклеенными к ушам сотовыми телефонами, зажатыми в ладонях КПК и всеведущим, вездесущим CNN, блестящим в их глазных яблоках, заманчиво полагать, что технологии изолировали и инфантилизировали нас, по сути превратив в зависимых. , идиоты-конформисты, лучше всего приспособленные для того, чтобы перестрелять друг друга на наших внедорожниках.

Кроме того, еще менее обнадеживает общение с младшим поколением, еще не приехавшим на работу, которое, кажется, сделало смертоносным из-за технических знаний. С трендами в стиле «Teen People», витащими в воздухе от КПК в полоску тигра к КПК в полоску под зебру, и с последними сплетнями о старлетках, перескакивающими с сочного Blackberry на крошечный мобильный телефон с турбонаддувом, технологии, кажется, поддерживают самые худшие склонности молодых людей к Следуй за толпой. Действительно, они, похоже, превратились в межгалактическую полицию соответствия.В конце концов, сегодняшние подростки, пользующиеся технологиями, благодаря аутентичным, практическим видеоиграм буквально обучены убивать; благодаря чату и обмену мгновенными текстовыми сообщениями у них есть собственный язык; у них даже есть крошечные камеры, чтобы эффективно фотодокументировать ваши промахи в моде! Это подростковый возраст или тренировочный лагерь папарацци для террористов?

Со всеми этими свидетельствами легко поверить, что технологические тренды и внедрение технологического волшебства в нашу повседневную жизнь послужили в основном для принуждения к конформизму, поощрения зависимости, усиления потребительства и материализма и в целом для создания культуры, которая ценит эгоцентризм и личную жизнь. право на сотрудничество и сотрудничество.Однако я утверждаю, что мы просто находимся на начальной стадии обучения жизни с технологиями, продолжая любить друг друга. В конце концов, даже учитывая примеры, приведенные ранее в этом эссе, кажется очевидным, что технологии не повлияли на наше мышление и способность решать проблемы. Конечно, это вывело из строя наше поведение и манеры; безусловно, нашим ценностям был нанесен серьезный удар. Тем не менее, в наши дни мы, бесспорно, эффективнее боремся со злом. Мы эффективные рабочие пчелы неэффективности!

Если Т\технология настолько усилила наше чувство самоэффективности, что мы можем стать настоящими агентами ужасных, виртуальных генеральных директоров эгоизма, то она, безусловно, может быть полезной.При правильном использовании технологии могут улучшить нашу способность думать и действовать самостоятельно. Первая задача состоит в том, чтобы выяснить, как дать пользователям технологий какое-то крайне необходимое направление.

Комментарий оценщика к ответу на эссе — 5 баллов

Язык этого эссе ясно иллюстрирует как его сильные, так и слабые стороны. Цветистые, а иногда и сверхъестественно острые описания часто используются для сильного эффекта, но в других случаях письмо получается неуклюжим, а сравнения несколько натянутыми.См., например, неуклюжую последовательность независимых предложений в предпоследнем предложении абзаца 2 («В конце концов, сегодняшние подростки, которым помогают технологии…»).

Имеются убедительные доказательства способности к синтаксису и сложному словарному запасу («Мы окружены шагающими и скрипучими автоматами с приклеенными к ушам сотовыми телефонами, зажатыми в ладонях КПК и всеведущим, вездесущим CNN, мерцающим в их глазах, так и хочется полагать…”). Однако такой ясной прозе иногда противостоит чрезмерная зависимость от абстракций и рассуждений, которые не совсем эффективны.Например, какое отношение тот факт, что видеоигры «буквально учат [подростков] убивать», имеет отношение к использованию или ухудшению мыслительных способностей? В целом, однако, ответ развивает свои идеи о том, как технология может способствовать изоляции и конформизму на хорошо подобранных примерах, даже если его идеи о положительных эффектах технологий реализуются менее успешно.

Поскольку в этом эссе представлен в целом вдумчивый анализ и используется комплексный подход к проблеме (фактически утверждается, что технологии не улучшают и не уменьшают нашу способность думать самостоятельно, но могут делать то или иное, в зависимости от пользователя), а также потому, что автор использует «соответствующую лексику и разнообразие предложений», оценка 5 является подходящей.

 

Эссе-ответ — 4 балла

На самом деле, я думаю, что более вероятно, что наши тела, безусловно, будут изнашиваться задолго до того, как наш разум ухудшится в какой-либо значительной степени. Кто не может сказать, что технологии сделали нас ленивее, но это ключевое слово, ленивый, а не глупый. Постоянно растущее количество технологий, которые мы внедряем в нашу повседневную жизнь, заставляет людей думать и учиться каждый день, возможно, больше, чем когда-либо прежде. Наши способности думать, учиться, философствовать и т.может даже достичь пределов, о которых обычные люди даже не мечтали. Использование технологий для решения проблем будет продолжать помогать нам реализовать наш потенциал как человеческой расы.

Если подумать, использование технологий для решения более сложных проблем дает людям возможность расширить свое мышление и знания, открывая для многих людей совершенно новые миры. Многие из этих людей рады возможности расширить свой кругозор, узнавая больше, посещая новые места и пробуя новые вещи. Если бы не изобретение новых технологических устройств, я бы не сидел за этим компьютером, пытаясь философствовать о технологиях.Детям в гораздо более бедных странах было бы чрезвычайно трудно учиться и думать самостоятельно без изобретения Интернета. Подумайте, какое влияние печатный станок, технологически превосходящая машина того времени, оказал на способность человечества учиться и думать.

Прямо сейчас мы наблюдаем золотой век технологий, постоянно используя их в повседневной жизни. Когда мы встаем, есть растворимый кофе, микроволновая печь и все эти замечательные вещи, которые помогают нам подготовиться к новому дню.Но мы не позволяем своему уму ухудшиться, используя их, мы только упрощаем себе жизнь и экономим время для других важных дел в наши дни. Едем в школу или на работу на наших машинах вместо лошади и багги. Подумайте о мощи мозга и гениальности, которые были использованы, чтобы придумать это единственное изобретение, которое изменило то, как мы перемещаемся по этому миру.

Использование технологий для решения постоянно усложняющихся проблем человеческой расы, безусловно, хорошо.Наша способность мыслить самостоятельно не ухудшается, она продолжает расти, переходя к более высоким функциям и более оригинальным идеям. Возможность использовать те технологии, которые у нас есть, это пример

Комментарий оценщика к ответу на эссе — 4 балла

Это эссе соответствует всем критериям эссе 4-го уровня. Писатель вырабатывает четкую позицию («Использование технологий для решения проблем и впредь поможет нам реализовать наш потенциал как человеческой расы»). Затем позиция развивается с соответствующими причинами («использование технологий для решения более сложных [ред] проблем дает людям возможность расширить свое мышление и обучение» и «мы наблюдаем золотой век технологий»).

Пункт 1, «использование технологий», поддерживается простым, но уместным понятием, что технологии позволяют нам получить доступ к информации и возможностям, к которым мы обычно не имели бы доступа. Точно так же пункт 2, «золотой век», поддерживается основным описанием нашего технологически насыщенного социального состояния. Хотя общее развитие и организация эссе иногда страдают от неправильного направления (см. в абзаце 3 резкий переход от кофейников к преимуществам технологий и автомобилям), эссе в целом плавно и логично перетекает от одной идеи к другой.

Полезно сравнить это эссе с эссе уровня 3, представленным далее. Хотя оба эссе содержат некоторые поверхностные рассуждения и часто не в состоянии глубоко проникнуть в проблему, этот автор делает шаг вперед в анализе. В абзаце 2 наиболее четко видна разница между этим эссе и следующим (ответ 3-го уровня). Чтобы поддержать идею о том, что достижения в области технологий на самом деле помогают улучшить мыслительные способности, автор проводит умную параллель между обещаниями современных, сложных технологий (компьютер) и фактическим «воздействием» столь же «многообещающих» и широко распространенных технологий прошлого (печать). нажимать).

Как и в анализе, язык в этом эссе явно соответствует требованиям для получения 4 баллов. Автор демонстрирует достаточный уровень владения языком и условностями стандартного письменного английского языка. Преобладание ошибок носит косметический характер («попытка решить более сложные проблемы»). В целом эти ошибки незначительны и не мешают ясности излагаемых идей.

 

Эссе-ответ — 3 балла

В настоящее время нет доказательств того, что развитие технологий ухудшает способность людей мыслить.Наоборот, технологические достижения расширили наши обширные знания во многих областях, открыв возможности для дальнейшего понимания и достижений. Например, проблема изнуряющих болезней и болезней, таких как болезнь Альцгеймера, медленно решается благодаря технологическим достижениям в исследованиях стволовых клеток. Будущая способность выращивать новые клетки мозга и возможность обратить вспять болезнь Альцгеймера теперь становятся реальностью. Это показывает, что наша инициатива как людей по улучшению нашего здоровья демонстрирует большую способность людей мыслить.

Одним из аспектов, в которых человеческие способности изначально могут рассматриваться как пример ухудшения умственных способностей, является использование Интернета и сотовых телефонов. В прошлом людям приходилось искать информацию во многих различных средах и аспектах жизни. Теперь люди могут сидеть в кресле, вводить что угодно в компьютер и получать ответ. Наша зависимость от этого типа технологий может быть вредной, если ее не регулировать и регулярно заменять другими источниками информации, такими как взаимодействие людей и практическое обучение.Я думаю, что если люди поймут, что мы не должны так полагаться на компьютерные технологии, мы как вид продвинемся дальше, используя возможности компьютерных технологий, а также другие источники информации вне компьютера. Дополнение наших знаний доступом в Интернет, безусловно, является способом решения проблем с помощью технологий при постоянном развитии человечества.

Комментарий оценщика к ответу на эссе — 3 балла

Это эссе никогда не выходит за рамки поверхностного обсуждения вопроса.Автор пытается развить два момента: достижения в области технологий расширили наши знания во многих областях и что дополнение, а не опора на технологии, «несомненно, является способом решения проблем технологиями при постоянном развитии человечества». Таким образом, каждый пункт развивается с соответствующими, но недостаточными доказательствами. Обсуждая потенциал технологий для расширения знаний во многих областях (широкая тема, изобилующая возможными примерами), автор использует только один ограниченный и очень краткий пример из конкретной области (медицина и исследования стволовых клеток).

Развитию второй точки мешает отсутствие конкретики и организованности. Писатель создает то, что лучше всего можно описать как набросок. Автор ссылается на необходимость регулирования/дополнения и предупреждает о вреде чрезмерной зависимости от технологий. Однако объяснение как проблемы, так и решения расплывчато и ограничено («Наша уверенность … может быть вредной. Если люди поймут, что у нас не должно быть такой зависимости … мы продвинемся дальше»). Нет ни объяснения последствий, ни уточнения того, что подразумевается под «дополнением».Этот второй абзац представляет собой серию обобщений, которые слабо связаны между собой и лишены столь необходимого обоснования.

В эссе есть несколько незначительных языковых ошибок и несколько более серьезных изъянов (например, «Будущая способность выращивать новые клетки мозга» или «Один аспект, в котором способности людей изначально могут рассматриваться как пример ухудшения разума» ). Несмотря на накопление подобных огрехов, смысл писателя в целом ясен. Таким образом, это эссе получает 3 балла.

 

Эссе-ответ — 2 балла

В последние века люди очень быстро развили эту технологию, и вы можете принять некоторые ее достоинства, и вы можете увидеть искажение в обществе, вызванное ею.Быть ленивым для человека в каком-то смысле — одна из модных тем современности. Есть много симптомов и resons этого. Однако я не могу согласиться с утверждением, что технологии заставляют людей неохотно думать основательно.

Конечно, наряду с развитыми технологиями кое-где можно увидеть явления человеческой лени. Однако они происходили бы в конкретных условиях, а не в общих. То, что делает человека ленивым к мышлению, – это не просто технология, а склонность людей относиться к ним как к волшебной палочке и черному ящику.Непонимание целей и теории их порождает проблемы неодобрения.

Самое главное в использовании технологий, независимо от того, новые они или старые, — это понять их фундаментальную идею и адаптировать технологию костюма к нуждающимся задачам. Даже если вы признаете метод всемогущим и он крайне не соответствует вашим потребностям, вы не сможете увидеть желаемого результата. В этой процедуре люди должны думать как можно дольше, чтобы приобрести адекватные функции. Таким образом, люди не могут избежать использования своего мозга.

Кроме того, технология как таковая не бесполезна автоматически, она создается людьми. Таким образом, чем более развиты технологии и чем больше вы хотите удобной жизни, тем больше вы думаете и направляете свой творческий потенциал на то, чтобы с сарказмом пробить какой-то банальный метод.

Следовательно, если вы не пассивно относитесь к новой технологии, а нападаете на нее, вы не потеряете способность глубоко мыслить. Кроме того, вы можете улучшить способность, приняв ее.

Комментарий оценщика к ответу на эссе — 2 балла

Язык этого эссе наиболее четко связывает его с оценкой 2.Среди спорадических моментов ясности это эссе омрачено серьезными ошибками в грамматике, использовании и механике, которые часто мешают смыслу. Неясно, что имеет в виду автор, когда заявляет: «Быть ​​ленивым для человека в каком-то смысле — это одна из модных тем в наши дни» или «приспособить технологию костюма к нуждающимся задачам».

Несмотря на такие серьезные недостатки, автор предпринял очевидную попытку ответить на подсказку («Я не могу согласиться с утверждением, что технологии делают людей неохотными к обдумыванию»), а также нечеткую попытку поддержать такую утверждение («Непонимание целей и теории их [технологии] вызывает проблемы неодобрения» и «Самое главное — использовать технологию… состоит в том, чтобы понять их основную идею”). В целом эссе демонстрирует серьезно ошибочную, но не лишенную фундаментальных недостатков попытку развить и обосновать свои утверждения.

( Примечание: В этом конкретном случае анализ напрямую связан с языком. Поскольку язык дает сбои, анализ тоже.)

 

Эссе-ответ — 1 балл

Люди изобрели машины, но они забыли об этом и начали все технически так ясно, что их мыслительный процесс ухудшается.

Комментарий оценщика к ответу на эссе — 1 балл

Эссе явно соответствует теме, о чем свидетельствует использование писателем более значимых терминов из подсказки: «технически» (технологически), «люди», «думая» (думать) и «ухудшение» (ухудшать). Такое использование является единственным явным свидетельством понимания. Помимо смысла, краткость эссе (одно предложение) ясно указывает на неспособность автора разработать ответ, который следует конкретным данным инструкциям («Обсудите, в какой степени вы согласны или не согласны с приведенным выше утверждением, и объясните свои доводы в пользу позиции, которую вы брать”).

Язык тоже явно 1-го уровня, так как предложение не может быть связным. Связные фразы в этом ответе, состоящем из одного предложения, связаны с подсказкой: «Люди изобрели машины» и «их мыслительный процесс ухудшается». В противном случае суть дела непонятна.

заблуждений // Письменная лаборатория Пердью

Логические ошибки

Сводка:

Этот ресурс охватывает использование логики в письме — логический словарь, логические ошибки и другие типы рассуждений, основанных на логотипах.

Заблуждения — это распространенные ошибки в рассуждениях, которые подрывают логику ваших аргументов. Заблуждения могут быть либо незаконными аргументами, либо не относящимися к делу моментами, и часто выявляются из-за отсутствия доказательств, подтверждающих их утверждение. Избегайте этих распространенных заблуждений в своих аргументах и ​​следите за ними в аргументах других.

Slippery Slope: Это вывод, основанный на предположении, что если происходит А, то в конечном итоге через серию небольших шагов, через В, С,…, X, Y, Z тоже произойдут, что, по сути, приравнивает A и Z. Итак, если мы не хотим, чтобы произошло Z, нельзя допустить, чтобы произошло и А. Пример:

Если мы запретим Хаммеры, потому что они вредны для окружающей среды, в конечном итоге правительство запретит все автомобили, поэтому мы не должны запрещать Хаммеры.

В этом примере автор приравнивает запрет Хаммеров к запрету всех автомобилей, что не одно и то же.

Поспешное обобщение: Это заключение основано на недостаточных или предвзятых доказательствах.Другими словами, вы торопитесь с выводом, прежде чем у вас есть все соответствующие факты. Пример:

Несмотря на то, что это только первый день, я могу сказать, что это будет скучный курс.

В этом примере автор основывает свою оценку всего курса только на первом дне, который, как известно, скучен и полон домашних дел для большинства курсов. Чтобы дать справедливую и разумную оценку, автор должен посетить не одно, а несколько занятий и, возможно, даже просмотреть учебник, поговорить с профессором или другими людьми, ранее прошедшими курс, чтобы иметь достаточно доказательств для обоснования заключения. .

Post hoc ergo propter hoc: Это вывод, который предполагает, что если «А» произошло после «Б», то «Б» должно было вызвать «А». Пример:

Я выпил бутилированную воду и теперь меня тошнит, значит, от воды мне стало плохо.

В этом примере автор предполагает, что если одно событие хронологически следует за другим, первое событие должно было вызвать второе. Но болезнь могла быть вызвана буррито накануне вечером, вирусом гриппа, который воздействовал на организм в течение нескольких дней, или химическим разливом на территории кампуса.Нет никаких причин, без дополнительных доказательств, предполагать, что вода вызвала болезнь у человека.

Генетическая ошибка: Этот вывод основан на утверждении, что происхождение человека, идеи, института или теории определяет их характер, природу или ценность. Пример:

«Фольксваген-жук» — автомобиль зла, потому что изначально он был разработан армией Гитлера.

В этом примере автор приравнивает характер автомобиля к характеру людей, которые его построили.Тем не менее, эти два не связаны по своей сути.

Попрошайничество в иске: Вывод, который должен доказать автор, подтверждается в иске. Пример:

Грязный и загрязняющий окружающую среду уголь должен быть запрещен.

Было бы логично утверждать, что уголь загрязняет землю и поэтому должен быть запрещен. Но сам вывод, который необходимо доказать, что уголь вызывает достаточное загрязнение, чтобы оправдать запрет на его использование, уже предполагается в иске, когда он упоминается как «грязный и загрязняющий окружающую среду».

Циклический аргумент: Повторяет аргумент, а не доказывает его. Пример:

Джордж Буш — хороший коммуникатор, потому что он говорит эффектно.

В этом примере вывод о том, что Буш является «хорошим коммуникатором», и доказательства, используемые для доказательства того, что «он говорит эффективно», в основном представляют собой одну и ту же идею. Для доказательства любой половины предложения потребуются конкретные доказательства, такие как использование повседневного языка, решение сложных проблем или иллюстрирование его точек зрения юмористическими историями.

Или/или: Это вывод, который чрезмерно упрощает аргумент, сводя его только к двум сторонам или выборам. Пример:

Либо мы перестанем пользоваться машинами, либо уничтожим землю.

В этом примере два варианта представлены как единственные варианты, но автор игнорирует ряд промежуточных вариантов, таких как разработка экологически чистых технологий, системы совместного использования автомобилей для нужд и чрезвычайных ситуаций или лучшее планирование сообщества для предотвращения ежедневного вождения.

Ad hominem: Это нападение на характер человека, а не на его мнение или аргументы.Пример:

Стратегии Green Peace неэффективны, потому что все они — грязные, ленивые хиппи.

В этом примере автор даже не называет конкретных стратегий, предложенных Green Peace, и уж тем более не оценивает эти стратегии по существу. Вместо этого автор атакует характеры отдельных лиц в группе.

Обращение Ad populum/Bandwagon: Это обращение, в котором излагается мнение большинства людей или группы людей с целью убедить кого-то думать так же.Присоединение к побеждающей стороне — один из таких примеров обращения к народу.

Пример:

Если бы вы были настоящим американцем, вы бы поддержали право людей выбирать любое транспортное средство.

В этом примере автор приравнивает быть «настоящим американцем» — понятие, с которым люди хотят ассоциироваться, особенно во время войны, — с разрешением людям покупать любое транспортное средство, которое они хотят, даже если нет внутренней связи между два.

Отвлекающий маневр: Это тактика отвлечения внимания, которая позволяет избежать ключевых вопросов, часто путем избегания противоположных аргументов, а не их решения.Пример:

Уровень содержания ртути в морепродуктах может быть небезопасным, но что будут делать рыбаки, чтобы прокормить свои семьи?

В этом примере автор переключает дискуссию с безопасности пищевых продуктов на экономический вопрос, средства к существованию тех, кто ловит рыбу. Хотя одна проблема может повлиять на другую, это не означает, что мы должны игнорировать возможные проблемы безопасности из-за возможных экономических последствий для нескольких человек.

Соломенный человек: Этот ход чрезмерно упрощает точку зрения противника, а затем атакует этот пустой аргумент.

Люди, которые не поддерживают предлагаемое государством повышение минимальной заработной платы, ненавидят бедных.

В этом примере автор приписывает наихудший мотив позиции оппонента. В действительности, однако, у оппозиции, вероятно, есть более сложные и сочувственные аргументы в поддержку своей точки зрения. Не рассматривая эти аргументы, автор не проявляет уважения к оппозиции и не опровергает ее позицию.

Моральная эквивалентность: Это заблуждение сравнивает мелкие проступки с крупными злодеяниями, предполагая, что и то, и другое в равной степени аморально.

Тот парковщик, который выписал мне штраф, такой же плохой, как Гитлер.

В этом примере автор сравнивает относительно безобидные действия человека, выполняющего свою работу, с ужасающими действиями Гитлера. Это сравнение несправедливо и неточно.

Уверенность (для подростков) – Nemours KidsHealth

Что такое уверенность?

Уверенность означает чувство уверенности в себе и своих способностях — не высокомерно, а реалистично и надежно.Уверенность — это не чувство превосходства над другими. Это тихое внутреннее знание того, что ты способен.

Уверенные в себе люди:

  • чувствовать себя в безопасности, а не в безопасности
  • знают, что они могут положиться на свои навыки и силу, чтобы справиться с любой задачей
  • чувствовать себя готовым к повседневным испытаниям, таким как тесты, выступления и соревнования
  • думаю “Я могу” вместо “Я не могу”

Почему важна уверенность

Уверенность помогает нам чувствовать себя готовыми к жизненным испытаниям.Когда мы уверены, мы с большей вероятностью будем двигаться вперед с людьми и возможностями, а не отступать от них. И если сначала что-то не получается, уверенность помогает нам попробовать еще раз.

При низкой уверенности все наоборот. Люди с низким уровнем уверенности в себе могут с меньшей вероятностью попробовать что-то новое или связаться с новыми людьми. Если они потерпят неудачу в чем-то в первый раз, они с меньшей вероятностью попытаются снова. Недостаток уверенности может помешать людям полностью раскрыть свой потенциал.

Вера в себя

Тебе кто-то сказал, что ты умный? Веселая? Добрый? Художественный? Хороший ученик? Хороший писатель? Хороший спортсмен?

Когда люди хвалят нас или признают наши навыки и способности, это может повысить нашу уверенность — до тех пор, пока мы тоже верим в эти хорошие вещи . Если вы когда-либо сомневались в хороших вещах, которые люди говорят о вас, это противоположно уверенности в себе.

Чтобы чувствовать себя по-настоящему уверенно, вам нужно действительно поверить в то, что вы способны.Лучший способ обрести эту веру — использовать свои навыки и таланты, учиться и практиковаться.

Уверенность помогает нам двигаться вперед, открывать и развивать наши возможности. Когда мы видим, на что способны, и гордимся своими достижениями, уверенность становится еще сильнее.

Страница 2

Как стать увереннее

Каждый может работать, чтобы обрести уверенность. Вот несколько советов, которые стоит попробовать:

  • Создайте уверенный образ мышления. Когда ваш внутренний голос говорит: «Я не могу», переучите его говорить «Я могу.” Или вы также можете сказать: “Я знаю, что могу научиться (или сделать) это, если приложу к этому все усилия”.
  • Сравните себя любезно . Естественно сравнивать себя с другими людьми. Это способ понять себя и развить качества, которыми мы восхищаемся. Но если сравнения часто заставляют вас чувствовать себя плохо, это признак того, что вам нужно поработать над своей уверенностью и самооценкой.
  • Избавьтесь от неуверенности в себе. Когда мы сомневаемся в своих способностях, мы чувствуем себя неполноценными, недостойными или неподготовленными.Это может заставить нас избегать людей и ситуаций, в которых мы могли бы получать удовольствие и развиваться.
  • Рискуйте. Запишитесь в школьный комитет, станьте волонтером, чтобы помочь с проектом или распродажей, или попробуйте себя в команде или шоу талантов. Чаще поднимайте руку в классе. Поговорите с этим милым ребенком в вашем классе естествознания.
  • Поставьте перед собой задачу сделать что-то, что находится за пределами вашей обычной зоны комфорта. Выберите то, что вы хотели бы сделать, если бы у вас было больше уверенности. Дайте себе небольшой толчок и сделайте это.Теперь, когда вы это сделали, выберите что-нибудь еще, чтобы попробовать — и продолжайте повторять тот же процесс. Уверенность растет с каждым шагом вперед.
  • Узнайте о своих талантах и ​​помогите им раскрыться. Нас учат усердно работать над своими слабостями. Иногда это важно, например, поднять плохую оценку. Но не позволяйте работе над слабостями помешать вам стать еще лучше в том, в чем вы хороши.
  • Сделай домашнее задание. Исследование. Выполняйте задания. Готовьтесь к урокам, тестам и викторинам.Почему? Если вы все время были на высоте в работе класса, вы будете чувствовать себя более уверенно на контрольных и финальных экзаменах. Лучшая защита от беспокойства перед экзаменами и школьного стресса — не отставать и делать работу стабильно.
  • Не бойтесь быть настоящим собой. Пусть другие видят вас такими, какие вы есть — ошибки, неуверенность и все такое. Неуверенность легче преодолеть, когда мы не чувствуем, что должны ее скрывать. Примите свои причуды вместо того, чтобы пытаться быть похожим на кого-то другого или вести себя так, как вам не нравится.

    Чтобы быть настоящим, нужны мужество и уверенность. Но чем более мы реальны, тем более уверенными в себе мы становимся. Уверенность повышает самооценку.

Держись

Уровень уверенности поднимается и опускается у всех нас, даже у самых уверенных на вид людей.

Если что-то пошатнет вашу уверенность, проявите к себе понимание. Не критикуйте себя. Извлеките уроки из того, что произошло, подумайте, что вы могли бы сделать по-другому, и запомните это в следующий раз. Поговорите о том, что произошло, с кем-то, кому не все равно.Затем напомните себе о своих сильных сторонах и о том, чего вы достигли. Вернись в игру!

Как ошибочная идея учит миллионы детей плохо читать | Не находя слов

Послушайте этот документальный аудиофильм в подкасте Educate. Подпишитесь сейчас .

Молли Вудворт была девочкой, которая, казалось, преуспевала во всем: в хороших оценках, в программе для одаренных и талантливых. Но она не умела очень хорошо читать.

«Для меня не было ни смысла, ни смысла читать», — сказала она.«Когда учитель диктовал слово и говорил: «Скажи мне, как, по-твоему, ты можешь его написать?», я сидел с открытым ртом, пока другие дети произносили слова, и думал: «Откуда они вообще знают, с чего начать? ‘ Я совсем потерялся».

Вудворт ходил в государственную школу в Овоссо, штат Мичиган, в 1990-х годах. Она говорит, что звуки и буквы просто не имели для нее смысла, и она не помнит, чтобы кто-то учил ее читать. Поэтому она придумала свои собственные стратегии, чтобы пройти через текст.

Стратегия 1: Запомните как можно больше слов.«Слова были для меня как картинки», — сказала она. «У меня была очень хорошая память».

Стратегия 2: угадывайте слова по контексту. Если ей попадалось слово, которого у нее не было в банке зрительной памяти, она смотрела на первую букву и придумывала слово, которое, казалось, имело смысл. Чтение было похоже на игру в 20 вопросов: какое это могло быть слово?

Стратегия 3: если ничего не получится, она пропустит слова, которых не знает.

Большую часть времени она могла уловить суть прочитанного.Но прохождение текста заняло целую вечность. «Я ненавидела читать, потому что это было утомительно», — сказала она. «Я прочитывал главу, и к ее концу у меня болел мозг. Мне не хотелось учиться».

Никто не знал, как сильно она боролась, даже ее родители. Ее стратегии чтения были ее «маленькими грязными секретами».

Молли Вудворт (слева) со своей тетей Норой Чабази возле Центра чтения «Унция профилактики» во Флашинге, штат Мичиган. Эмили Хэнфорд | Отчеты APM

Вудворт, которая сейчас работает бухгалтером, говорит, что она все еще не очень хорошо читает, и плачет, когда говорит об этом.Чтение «влияет на каждый аспект вашей жизни», — сказала она. Она полна решимости сделать так, чтобы ее собственные дети стартовали лучше, чем она.

Вот почему она так встревожилась, увидев, как ее старшую дочь, Клэр, учат читать в школе.

Пока эта опровергнутая теория остается частью американского образования, многим детям, вероятно, будет трудно научиться читать.

Пару лет назад Вудворт был волонтером в детском саду Клэр.Класс вместе читал книгу, и учитель говорил детям практиковать стратегии, которые используют хорошие читатели.

Учитель сказал: «Если вы не знаете этого слова, просто посмотрите на эту картинку», — вспоминает Вудворт. “На картинке были лиса и медведь. И слово было медведь, и она сказала: “Посмотрите на первую букву. Это “б”. Это лиса или медведь?””

Вудворт был ошеломлен. «Я подумал: «Боже мой, это мои стратегии». Это то, чему я научилась выглядеть как хороший читатель, а не то, что делают хорошие читатели», — сказала она.«Этих детей учили моим маленьким грязным секретам».

Она подошла к учителю и выразила свою озабоченность. Учитель сказал ей, что она обучает чтению в соответствии с учебным планом.

Вудворт наткнулся на маленький секрет американского образования о чтении: в начальных школах по всей стране детей учат плохо читать, а педагоги могут даже не подозревать об этом.

На протяжении десятилетий обучение чтению в американских школах основывалось на ошибочной теории о том, как работает чтение, теории, которая была опровергнута несколько десятилетий назад учеными-когнитивистами, но до сих пор глубоко укоренилась в методах преподавания и учебных материалах.В результате стратегии, которые используют читатели, пытающиеся справиться с трудностями, — запоминание слов, использование контекста для угадывания слов, пропуск слов, которых они не знают, — это стратегии, которым многих начинающих читателей учат в школе. Это затрудняет для многих детей научиться читать, а детям, которые не добились хорошего начала чтения, трудно когда-либо освоить этот процесс.

Шокирующее количество детей в Соединенных Штатах не очень хорошо читают. Треть всех четвероклассников не умеют читать на базовом уровне, и большинство учащихся к моменту окончания средней школы все еще не умеют читать.


Процент учащихся четвертого класса в США по чтению ниже базового уровня


Когда дети изо всех сил пытаются научиться читать, это может привести к нисходящей спирали, в которой поведение, словарный запас, знания и другие когнитивные навыки в конечном итоге страдают от медленного развития чтения. Непропорционально большое количество бедных читателей бросают школу и попадают в систему уголовного правосудия.

Тот факт, что опровергнутая теория о том, как работает чтение, по-прежнему влияет на то, как многих детей учат читать, является частью проблемы.Школьные округа тратят сотни миллионов долларов налогоплательщиков на учебные материалы, включающие эту теорию. Учителя изучают теорию в своих программах подготовки учителей и на рабочем месте. Пока эта опровергнутая теория остается частью американского образования, многим детям, скорее всего, будет трудно научиться читать.


Процент учащихся 12-х классов в США, умеющих читать


Истоки

Теория известна как “три сигнала”. Название происходит от представления о том, что читатели используют три разных вида информации — или «подсказки» — для идентификации слов при чтении.

Впервые эта теория была предложена в 1967 году, когда профессор образования по имени Кен Гудман представил доклад на ежегодном собрании Американской ассоциации исследований в области образования в Нью-Йорке.

В статье Гудман отверг идею о том, что чтение — это точный процесс, который включает точное или подробное восприятие букв или слов. Вместо этого он утверждал, что, когда люди читают, они делают предположения о словах на странице, используя эти три подсказки:

.
  • графические подсказки (что буквы говорят вам о том, каким может быть слово?)

  • синтаксические подсказки (что это может быть за слово, например, существительное или глагол?)

  • семантические подсказки (какое слово здесь будет иметь смысл, исходя из контекста?)

Гудман пришел к выводу, что:

Умение читать требует не большей точности, а более точных первых предположений, основанных на лучших методах выборки, большем контроле над языковой структурой, расширенном опыте и улучшенном концептуальном развитии.По мере того как ребенок развивает навык и скорость чтения, он использует все меньше графических подсказок.

Предложение Гудмана стало теоретической основой для нового подхода к обучению чтению, который вскоре закрепился в американских школах.

Раньше вопрос о том, как научить читать, сводился к одной из двух основных идей.

Одна из идей состоит в том, что чтение — это процесс визуальной памяти. Метод обучения, связанный с этой идеей, известен как «целое слово». Целостный словесный подход, пожалуй, лучше всего воплощен в книгах «Дик и Джейн», впервые появившихся в 1930-х годах.Книги основаны на повторении слов и изображениях, подтверждающих смысл текста. Идея состоит в том, что если вы видите достаточное количество слов, вы в конечном итоге сохраняете их в своей памяти в виде визуальных образов.

Другая идея состоит в том, что чтение требует знания отношений между звуками и буквами. Дети учатся читать, произнося слова. Этот подход известен как фонетика. Это восходит к давним временам, популяризированным в 1800-х годах среди читателей McGuffey.

Эти две идеи — целое слово и фонетика — по очереди являлись излюбленным способом обучения чтению, пока Гудман не придумал то, что стало известно педагогам как «система трех подсказок».

В теории подсказок о том, как работает чтение, когда ребенок доходит до слова, которого он не знает, учитель предлагает ему подумать о слове, которое имеет смысл, и спрашивает: правильно ли оно выглядит? Это звучит правильно? Если слово проверяется на основе этих вопросов, ребенок его получает. Она на пути к умелому чтению.

Учителя могут не знать термина “три подсказки”, но они, вероятно, знакомы с “MSV”. M означает использование значения для понимания того, что такое слово, S — использование структуры предложения и V — использование визуальной информации (т.д., буквы в словах). MSV — это ключевая идея, которую можно проследить до покойной Мари Клэй, психолога развития из Новой Зеландии, которая впервые изложила свои теории о чтении в диссертации в 1960-х годах.

Клэй разработала свою теорию сигналов независимо от Гудмана, но они несколько раз встречались и имели сходные представления о процессе чтения. Их теории были основаны на наблюдениях. Они слушали, как дети читают, отмечали виды ошибок, которые они совершали, и использовали эту информацию для выявления трудностей чтения у ребенка.Например, ребенок, который говорит «лошадь», вместо слова «дом», вероятно, слишком полагается на визуальные или графические подсказки. Учитель в этом случае будет поощрять ребенка обращать больше внимания на то, какое слово имеет смысл в предложении.

Гудман и Клэй полагали, что буквы были наименее надежными из трех подсказок, и что по мере того, как люди стали лучше читать, им больше не нужно было обращать внимание на все буквы в словах. «При эффективном восприятии слов читатель в основном полагается на предложение и его значение, а также на некоторые избранные особенности форм слов», — писал Клей.Для Гудмана точное распознавание слов не обязательно было целью чтения. Целью было понять текст. Если предложения имели смысл, читатель должен понимать слова правильно или достаточно правильно.

Эти идеи вскоре стали основой для обучения чтению во многих школах. Идея трех подсказок Гудмана легла в теоретическую основу подхода, известного как «целостный язык», который к концу 1980-х годов распространился по всей Америке. Клэй воплотила свои идеи в программе вмешательства в чтение для первоклассников, испытывающих затруднения, под названием «Восстановление чтения».Он был внедрен в Новой Зеландии в 1980-х годах и стал одной из наиболее широко используемых в мире программ вмешательства в чтение.

Но в то время, когда в школах внедрялись сигналы, ученые были заняты изучением когнитивных процессов, связанных с чтением слов. И они пришли к разным выводам о том, как люди читают.

Первоклассники в Окленде, Калифорния, практикуются в чтении. Хасейн Рашид для отчетов APM

Ученые берут три подсказки

Это было в начале 1970-х, и Кит Станович работал над докторской диссертацией по психологии в Мичиганском университете.Он думал, что поле для чтения готово к вливанию знаний из «когнитивной революции», которая происходила в психологии. У Становича был опыт экспериментальной науки и интерес к обучению и познанию, отчасти из-за влияния его жены Паулы, которая была учителем специального образования.

Станович хотел понять, как люди читают слова. Он знал о работе Гудмана и думал, что он, вероятно, прав в том, что по мере того, как люди становятся лучше читающими, они больше полагаются на свое знание словарного запаса и языковой структуры, чтобы читать слова, и им не нужно уделять столько внимания буквам.

Итак, в 1975 году Станович и его коллега-аспирант решили проверить эту идею в своей лаборатории. Они набрали читателей разного возраста и способностей и дали им ряд заданий на чтение слов. Их гипотеза заключалась в том, что опытные читатели больше полагаются на контекстуальные подсказки для распознавания слов, чем плохие читатели, которые, вероятно, не так хорошо использовали контекст.

Они не могли ошибиться больше.

«К нашему удивлению, все результаты наших исследований указывали на противоположное», — написал Станович.«Именно более бедные читатели, а не более опытные читатели, больше полагались на контекст для облегчения распознавания слов».

Опытные читатели могли мгновенно распознавать слова, не полагаясь на контекст. Другие исследователи подтвердили эти выводы с помощью аналогичных экспериментов. Оказывается, способность читать слова по отдельности быстро и точно является отличительной чертой умелого читателя. Сейчас это один из самых последовательных и хорошо воспроизводимых результатов во всех исследованиях чтения.

Другие исследования выявили дополнительные проблемы с теорией сигналов:

  • Опытные читатели не просматривают слова и выборки из графических подсказок случайным образом; вместо этого они очень быстро распознают слово как последовательность букв. Вот как хорошие читатели мгновенно узнают разницу, например, между «домом» и «лошадью».

  • Эксперименты, которые заставляют людей использовать контекст для предсказания слов, показывают, что даже опытные читатели могут правильно угадать только часть слов; это одна из причин, по которой люди, которые полагаются на контекст для определения слов, плохо читают.

  • Слабые навыки распознавания слов являются наиболее распространенной и изнурительной причиной проблем с чтением.

Результаты этих исследований не вызывают споров и не оспариваются учеными, изучающими чтение. Полученные результаты были включены во все основные научные модели того, как работает чтение.

Но в школах по-прежнему живы и здравствуют подсказки.

Сила изображения!

Нетрудно найти примеры системы подсказок.Быстрый поиск в Google, Pinterest или «Учителя платят учителям» выдает множество планов уроков, учебных пособий и плакатов для занятий. На одном популярном плакате изображены симпатичные мультяшные персонажи, чтобы напомнить детям, что у них есть множество стратегий, которые можно использовать, когда они застревают на слове, в том числе смотреть на картинку (Орлиный глаз), готовить губы к тому, чтобы попробовать первый звук (Рыба губами). , либо вообще пропуская слово (Skippy Frog).

В Интернете есть видеоролики, в которых можно увидеть подсказки в действии.В одном видео, размещенном на The Teaching Channel, воспитательница детского сада в Окленде, штат Калифорния, учит своих учеников использовать «силу изображения», чтобы распознавать слова на странице. Цель урока, по словам учителя, состоит в том, чтобы учащиеся «использовали картинку и первый звук, чтобы определить неизвестное слово в своей книге».

Класс вместе читает книгу «В саду». На каждой странице есть изображение того, что вы можете найти в саду. Это то, что известно как предсказуемая книга; предложения все одинаковые, кроме последнего слова.

Детей учили запоминать слова «смотреть», «на» и «тот». Задача состоит в том, чтобы получить последнее слово в предложении. В плане урока учителю предлагается заклеить это слово стикером.

На видео сидящие со скрещенными ногами на полу волнистые детсадовцы заходят на страницу с изображением бабочки. Воспитатель говорит детям, что она угадывает, что это слово будет «бабочка». Она открывает слово, чтобы проверить точность своей догадки.

«Посмотрите на это», — говорит она детям, указывая на первую букву слова. «Начинается с /b/ /b/ /b/». Класс читает предложение вместе, а учитель указывает на слова. «Посмотрите на бабочку!» — взволнованно кричат ​​они.

Этот урок взят из «Учебных модулей для обучения чтению», более известных как «Читательские семинары». Согласно плану урока, этот урок учит детей «знать и применять навыки фонетики и анализа слов на уровне своего класса при расшифровке слов.

Но на этом уроке детей не учили расшифровывать слова. Их учили угадывать слова по картинкам и образцам — отличительным чертам системы трех подсказок.

Автор книги «Единицы обучения чтению» Люси Калкинс в своих опубликованных работах часто упоминает о подсказках. Она использует термин MSV — смысл, структура и визуальная идея, которые изначально пришли от Клэя в Новой Зеландии.

Еще есть Fountas and Pinnell Literacy, начатая Ирэн Фонтас и Гей Су Пиннелл, учителями, которые в 1980-х изучили концепцию MSV у Клея.

Фаунтас и Пиннелл написали несколько книг об обучении чтению, в том числе бестселлер о широко используемом методе обучения под названием «Чтение под руководством». Они также создали систему оценки чтения, в которой используются так называемые «уровневые книги». Дети начинают с предсказуемых книг, таких как «В саду», и продвигаются вверх по мере того, как они могут «читать» слова. Но многие слова в этих книгах — бабочка, гусеница — это слова, которые начинающих читателей еще не научили расшифровывать.Одной из целей книг является научить детей тому, что когда они добираются до слова, которого не знают, они могут использовать контекст, чтобы понять его.

При применении в классе эти подходы могут вызвать проблемы у детей, когда они учатся читать.

‘Это не чтение’

Маргарет Голдберг, учитель и инструктор по обучению грамоте в Объединенном школьном округе Окленда, вспоминает момент, когда она поняла, насколько проблематичным был подход с использованием трех подсказок. Она была с первоклассником по имени Родни, когда он зашел на страницу с изображением девочки, облизывающей рожок мороженого, и собаки, облизывающей косточку.

Текст гласил: «Моя собачка любит есть со мной».

Но Родни сказал: «Моя собака любит лизать свою кость».

Родни пронесся сквозь него, не подозревая, что не прочитал предложение на странице.

Голдберг поняла, что многие ее ученики не могут прочитать слова в своих книгах; вместо этого они запоминали шаблоны предложений и использовали картинки, чтобы угадывать. Один маленький мальчик воскликнул: «Я могу читать эту книгу с закрытыми глазами!»

«О нет, — подумал Гольдберг.«Это не чтение».

Голдберг был нанят школами Окленда в 2015 году, чтобы помочь испытывающим затруднения читателям, преподавая программу Фаунтаса и Пиннелла под названием «Вмешательство на уровне грамотности», в которой используются книги с уровнями и подход с подсказками.

Примерно в то же время Голдберг прошел обучение по программе, в которой используется другая стратегия обучения детей чтению слов. Программа называется «Систематическое обучение фонологической осведомленности, фонетике и зрительным словам» или SIPPS.Это звуковая программа, которая учит детей произносить слова и использует так называемые «декодируемые книги». У большинства слов в книгах есть образцы правописания, которым детей учили на уроках фонетики.

Голдберг решила обучить некоторых своих учеников с помощью фонетической программы, а некоторых — с помощью трех подсказок. И она начала замечать различия между двумя группами детей. «Не только в их способностях к чтению, — сказала она, — но и в том, как они подходили к чтению.

Голдберг и его коллега записали разговоры первоклассников о том, что делает их хорошими читателями.

На одном из видео показана Мия (слева), которая проходила фонологическую программу. Миа говорит, что хорошо читает, потому что смотрит на слова и произносит их. ДжаБреа (справа) обучали системе подсказок. JaBrea говорит: «Я смотрю на картинки и читаю их».

Предоставлено Маргарет Голдберг, Объединенный школьный округ Окленда

Уже через несколько месяцев обучения обоим подходам Голдбергу стало ясно, что студенты, изучающие фонетику, справляются лучше.«Одна из вещей, с которыми я до сих пор борюсь, — это чувство вины», — сказала она.

Она считает, что ученики, изучившие три подсказки, на самом деле пострадали от такого подхода. «Я причинил непоправимый вред этим детям. Было так трудно заставить их перестать смотреть на картинку, чтобы угадать, каким будет слово. Было так трудно заставить их замедлить темп и произнести слово, потому что они у меня был опыт осознания того, что вы предугадываете то, что читаете, еще до того, как прочтете».

Голдберг вскоре обнаружил десятилетия научных доказательств против подсказок.Она была потрясена. Она никогда не сталкивалась с этой наукой во время подготовки учителя или на работе.

И она задумалась, почему бы и нет.

Сбалансированная грамотность

На протяжении столетий люди спорят о том, как учить детей читать. Борьба в основном была сосредоточена на том, учить ли фонетике.

Все языковое движение конца 20-го века было, пожалуй, зенитом антифонических аргументов. Обучение фонетике считалось утомительным, отнимающим много времени и, в конечном счете, ненужным.Почему? Потому что, согласно теории трех подсказок, читатели могут использовать другие, более надежные подсказки, чтобы понять, о чем говорят слова.

Мэрилин Адамс столкнулась с этим убеждением в начале 1990-х годов. Она когнитивный психолог и специалист по развитию, которая только что написала книгу, в которой обобщает результаты исследований о том, как дети учатся читать. Один большой вывод из книги заключается в том, что для того, чтобы научиться читать по-английски, необходимо знание звуко-орфографических соответствий. Еще один большой вывод заключается в том, что многих детей не учили этому в школе.

Вскоре после того, как книга была опубликована, Адамс рассказала о своих открытиях группе учителей и государственных чиновников от образования в Сакраменто, штат Калифорния. Она чувствовала дискомфорт и смятение в комнате. «И я просто остановилась и сказала:« Чего мне не хватает? »», — вспоминает она. «О чем нам нужно поговорить? Помогите мне».

Женщина подняла руку и спросила: “Какое это имеет отношение к системе трех киев?” Мэрилин не знала, что такое система трех подсказок.«Я думаю, что я взорвала все их предохранители, потому что я не [знала, что это было], так как это было очень важно для того, чтобы быть учителем начального чтения», — сказала она. «Как я мог представить себя им знатоком чтения и не знать об этом?»

Учителя нарисовали ей диаграмму Венна системы трех подсказок. Выглядело это примерно так:

Адамс считал, что эта диаграмма имеет смысл. Исследование ясно показывает, что читатели используют все эти подсказки, чтобы понять, что они читают.

Но вскоре Адамс разобрался с отключением. Учителя понимали эти подсказки не только как то, как читатели создают смысл из текста, но и как то, как читатели на самом деле идентифицируют слова на странице. И они думали, что учить детей расшифровывать или произносить слова необязательно.

«Самое главное, чтобы дети понимали текст и наслаждались им», — сказал Адамс. «И от этого понимания и радости чтения слова на странице просто выскакивали из них».

При каждой возможности она объясняла учителям, что подробное обучение детей отношениям между звуками и буквами необходимо для того, чтобы все дети хорошо начали читать.Но она получила массу противодействия со стороны учителей. «Они не хотели учить фонетику!» — с досадой вспомнила она.

В 1998 году Адамс написал главу в книге о том, как система трех подсказок противоречит тому, что исследователи выяснили о чтении. Она надеялась, что это поможет положить конец трем репликам.

К этому времени научные исследования в области чтения набирали обороты. В 2000 г. национальная комиссия, созванная Конгрессом для анализа данных о том, как обучать чтению, опубликовала отчет.Он определил несколько основных компонентов обучения чтению, включая словарный запас, понимание и фонетику. Доказательства того, что обучение фонетике способствует успеху детей в обучении чтению, были четкими и убедительными. К такому же выводу пришли несколько лет спустя национальные отчеты о чтении в Соединенном Королевстве и Австралии.

“Когда я пришел в класс и кто-то сказал мне использовать эту практику, я не сомневался.”

– Стейси Черни

В конце концов, многие сторонники целостного языка признали важность научных данных о важности обучения фонетике.Они начали добавлять фонетику в свои книги и материалы и переименовали свой подход в «сбалансированную грамотность».

Но от системы трех киев не избавились.

Сторонники сбалансированной грамотности скажут вам, что их подход представляет собой сочетание обучения фонетике с большим количеством времени, которое дети могут читать и получать удовольствие от книг. Но внимательно посмотрите на материалы, и вы увидите, что это не совсем то, что смешивает сбалансированная грамотность. Вместо этого он смешивает кучу разных идей о том, как дети учатся читать.Это небольшая инструкция по изучению слов с длинными списками слов, которые дети должны запомнить. Это немного фонетики. И, по сути, это идея о том, что детей следует учить читать, используя систему трех подсказок.

И оказывается, что подсказки могут помешать детям сосредоточиться на словах так, как им нужно, чтобы научиться читать.

Сопоставление слов

РАНЕЕ

СЕНТ. 11, 2017

СЕНТ. 10, 2018

Чтобы понять, почему подсказки могут мешать развитию чтения у детей, важно понять, как наш мозг обрабатывает слова, которые мы видим.

Читатели десятилетиями знали, что отличительной чертой умелого чтения является способность мгновенно и точно распознавать слова. Если вы хорошо читаете, ваш мозг настолько хорошо научился читать слова, что вы обрабатываете слово «стул» быстрее, чем изображение стула. Вы знаете десятки тысяч слов мгновенно, с первого взгляда. Как ты научился это делать?

Это происходит посредством процесса, называемого “орфографическим отображением”. Это происходит, когда вы обращаете внимание на детали написанного слова и связываете произношение и значение слова с его последовательностью букв.Ребенок знает значение и произношение слова «пони». Слово сопоставляется с его памятью, когда он связывает звуки /p/ /o/ /n/ /y/ с написанным словом «пони».

Это требует знания звуков речи в словах и понимания того, как эти звуки представлены буквами. Другими словами, вам нужны навыки фонетики.

Вот что происходит, когда читатель с хорошими звуковыми навыками находит слово, которое не узнает в печатном виде. Она останавливается на слове и произносит его.Если это слово, значение которого она знает, то теперь она связала написание слова с его произношением. Если она не знает значения слова, она может использовать контекст, чтобы попытаться понять его.

Примерно ко второму классу типично развивающемуся читателю требуется всего несколько раз познакомиться со словом, чтобы понять как произношение, так и написание этого слова, чтобы сохранить его в памяти. Она не знает этого слова, потому что запомнила его как визуальный образ. Она знает это слово, потому что в какой-то момент удачно произнесла его.

Чем больше слов она запоминает таким образом, тем больше она может сосредоточиться на значении того, что читает; в конечном итоге она будет использовать меньше умственных способностей для определения слов и сможет направить больше умственных способностей на понимание того, что она читает.

Но когда у детей нет хороших фонетических навыков, процесс другой.

«Они берут образцы из букв, потому что не умеют их произносить», — сказал Дэвид Килпатрик, профессор психологии SUNY Cortland и автор книги о предотвращении трудностей с чтением.«И они используют контекст».

Другими словами, когда у людей нет хороших фонетических навыков, они используют систему подсказок.

«Система с тремя подсказками — это то, как читают плохие читатели», — сказал Килпатрик.

И если учителя используют систему подсказок для обучения чтению, Килпатрик говорит, что они не просто обучают детей привычкам плохого чтения, они фактически препятствуют процессу орфографического картирования.

“В ту минуту, когда вы просите их просто обратить внимание на первую букву или посмотреть на картинку, посмотреть на контекст, вы отвлекаете их внимание от того, с чем им нужно взаимодействовать, чтобы они могли прочитать слово [и] запомни это слово», — сказал Килпатрик.Таким образом, по его словам, три подсказки могут предотвратить критическое обучение, необходимое ребенку для того, чтобы стать умелым читателем.

Во многих сбалансированных классах грамотности детей учат фонетике и системе подсказок. Некоторые дети, которых учат обоим подходам, довольно быстро понимают, что произношение слова на слух — самый эффективный и надежный способ узнать, что это такое. Эти дети, как правило, легче понимают, как соотносятся звуки и буквы. Они откажутся от стратегий подсказок и начнут создавать большой банк мгновенно запоминающихся слов, который так необходим для квалифицированного чтения.

Но некоторые дети пропустят зондирование, если их учат, что у них есть другие варианты. Фонетика является сложной задачей для многих детей. Стратегии подсказок сначала кажутся более быстрыми и простыми. И, используя контекст и запоминая набор слов, многие дети могут выглядеть хорошими читателями — пока они не дойдут примерно до третьего класса, когда в их книгах станет больше слов, длиннее слова и меньше картинок. Тогда они застревают. Они не развили свои навыки зондирования. Их банк известных слов ограничен.Чтение медленное и трудоемкое, и им это не нравится, поэтому они не читают, если в этом нет необходимости. В то время как их сверстники, рано освоившие декодирование, каждый день читают и изучают новые слова, дети, которые цепляются за метод подсказок, отстают все больше и больше.

Эти плохие привычки к чтению, когда-то укоренившиеся в раннем возрасте, могут сопровождать детей в старшей школе. Некоторые дети, которых научили подсказкам, никогда не станут хорошими читателями. Не потому, что они неспособны научиться хорошо читать, а потому, что их научили стратегиям чтения с трудом.

Маргарет Голдберг (вторая слева) и Лани Медник (справа) работают тренерами по обучению грамоте Объединенного школьного округа Окленда. Дана Чилоно (слева) работала в сети чартерных школ Education for Change, а Эрин Кокс работала в государственных школах Aspire. Они работают над проектами по избавлению своих школ от системы трех подсказок. Хасейн Рашид для отчетов APM

‘Ну и что, если они используют картинку?’

Как только Маргарет Голдберг обнаружила данные когнитивной науки против сигналов, она хотела, чтобы ее коллеги в школьном округе Окленда тоже узнали об этом.

В течение последних двух лет Голдберг и его коллега по обучению грамоте по имени Лани Медник руководили пилотным проектом, финансируемым за счет гранта, по улучшению успеваемости в чтении в школах Окленда.

У них есть работа. Почти половина третьеклассников округа читает ниже среднего уровня. Голдберг и Медник хотят поднять вопрос о том, как дети в Окленде учат читать.

Каждые пару недель они встречаются с тренерами по грамотности из 10 начальных школ, участвующих в пилотной программе.Они читают и обсуждают статьи о научных исследованиях чтения. На встрече в марте тренеры посмотрели видеозапись урока «сила изображения».

«Этот учитель хотел хорошо», — сказал Медник тренерам после того, как они посмотрели урок. «Похоже, она верила, что этот урок поможет ее ученикам встать на путь чтения».

Медник хотел, чтобы тренеры рассмотрели представления о чтении, которые приведут к созданию такого урока, как «сила изображения».Школы Окленда приобрели серию «Единицы обучения для обучения чтению», которая включает урок «сила изображения», в рамках сбалансированной инициативы по обучению грамоте, начатой ​​округом около 10 лет назад. Округ также приобрел систему оценивания Fountas and Pinnell.

Тренеры сразу поняли, что «сила изображения» предназначена для обучения детей системе подсказок. Но они сказали, что многие учителя не видят никаких проблем с подсказками. В конце концов, одна из подсказок — смотреть на буквы в слове.Что плохого в том, чтобы учить детей множеству различных стратегий для понимания неизвестных слов?

«Помню, еще до того, как мы начали изучать науку и все такое, я подумал про себя: «Читать так сложно для детей, так что, если они будут использовать картинки?», — сказала Сорайя Саджоус-Брукс, ранний тренер по обучению грамоте в начальной школе Прескотт. Школа в Западном Окленде. — Типа, используй все, что у тебя есть.

Но она пришла к пониманию того, что подсказки посылают детям сигнал о том, что им не нужно произносить слова вслух.Ее ученики получали уроки фонетики в определенное время дня. Затем они ходили на семинары для читателей, и их учили, что когда они сталкиваются со словом, которого не знают, у них есть множество стратегий. Они могут озвучить это. Они также могут проверить первую букву, посмотреть на картинку, придумать слово, имеющее смысл.

Обучение звуковым сигналам и не работает, сказал Саджу-Брукс. «Одно отрицает другое».

Голдберг и Медник хотят показать округу, что есть лучший способ научить читать.Школы, участвующие в пилотном проекте, использовали деньги гранта для покупки новых материалов, не связанных с идеей трех подсказок. Две сети чартерных школ в Окленде работают над аналогичными проектами, чтобы отказаться от использования подсказок в своих школах.

Чтобы увидеть, как это выглядит, я посетил классную комнату первого класса чартерной школы в Окленде под названием Achieve Academy.

Одна часть дня была посвящена четким занятиям по фонетике. Студенты были разделены на небольшие группы в зависимости от их уровня подготовки. Они встретились со своим учителем Андреа Руис за столом в форме почки в углу класса.Группа самого низкого уровня работала над определением звуков речи в таких словах, как «кожа» и «скип». Группа самого высокого уровня узнала, как такие глаголы, как «шпионить» и «плакать», пишутся как «шпионить» и «плакать» в прошедшем времени.

Андреа Руис ведет урок фонетики. Хасейн Рашид для отчетов APM

Были также уроки словарного запаса. Весь класс собрался на коврике перед классом, чтобы поговорить о книге, которую мисс Руис читала им вслух. Одним из слов в книге было «добыча.

“Какие животные являются добычей хамелеона?” — спросила миссис Руис детей. «Или мы также можем спросить, на каких животных хамелеоны охотятся ради еды?»

Дети повернулись и заговорили друг с другом. «Добыча хамелеона — жуки, насекомые и другие хамелеоны, мыши и птицы», — объяснил маленький мальчик своему однокласснику. “Вот и все.”

Другие словарные слова, которые выучили эти первоклассники, были развешены на карточках по всему классу. Они включали: блуждать, настойчиво, косоглазие и восхитительный.Дети еще не должны были прочитать эти слова. Идея состоит в том, чтобы построить их устный словарный запас так, чтобы, когда они могли читать эти слова, они знали, что эти слова означают.

Это следует из научных исследований, которые показывают, что понимание прочитанного является продуктом двух вещей. Во-первых, ребенок должен уметь произносить слова. Во-вторых, ребенок должен знать значение слова, которое он только что произнес. Таким образом, в классе первого класса, который следует за исследованием, вы увидите подробные инструкции по фонетике, а также уроки, которые расширят устную лексику и базовые знания.И вы увидите, как дети практикуют то, чему их учили.

После урока лексики дети стали читать с друзьями. Они расходились по разным местам в классе, чтобы читать друг другу книги. Я нашел Белинду сидящей на стуле для взрослых в конце класса, болтая своими маленькими ножками. Напротив нее стоял ее приятель Стивен, одетый в желто-синюю клетчатую рубашку, аккуратно заправленную в джинсы. Он держал книгу и указывал на слова, пока Белинда читала.

“Эллен /м/”, – Белинда сделала паузу, произнося слово “встречается”.” Она читала расшифровываемую книгу о детях, которые посещают ферму. Почти все слова в книге содержат орфограммы, которым ее учили на уроках фонетики.

«Здесь я ферма», — прочла Белинда.

Стивен озадачился. — Здесь фермер, — мягко сказал он. Работа Стивена как приятеля Белинды по чтению заключалась в том, чтобы помочь ей, если она пропустила слово или застряла. Но этого не произошло, потому что Белинду научили читать слова. Она также не нуждалась в помощи от фотографий.Она едва взглянула на них, пока читала.

Стивен и Белинда читают с друзьями. Хасейн Рашид для отчетов APM

Чтобы было ясно, в картинках нет ничего плохого. На них приятно смотреть и говорить, и они могут помочь ребенку понять смысл истории. Контекст — включая картинку, если она есть, — помогает нам понять, что мы читаем все время. Но если ребенка учат использовать контекст для определения слов, его учат читать как плохо читающего.

Многие преподаватели не знают об этом, потому что исследования в области когнитивных наук не нашли своего применения во многих школах и учебных заведениях.

Руиз не знал об этом исследовании до пилотного проекта в Окленде. «Я действительно ничего не знала о том, как дети учатся читать, когда начала преподавать», — сказала она. Это было облегчением, когда она приехала в Окленд, и в учебной программе было прописано, что дети используют значение, структуру и визуальные подсказки, чтобы понять слова. «Поскольку у меня ничего не было, я подумала: «О, есть способ научить этому», — сказала она.

Я слышал это от других педагогов. Подсказка была привлекательной, потому что они не знали, что еще делать.

«Когда я вошла в класс и кто-то сказал мне использовать эту практику, я не сомневалась в этом», — сказала Стейси Черни, бывшая учительница, а ныне директор начальной школы в Пенсильвании. Она говорит, что многих учителей не учат тому, что им нужно знать о структуре английского языка, чтобы иметь возможность хорошо преподавать фонетику. Она говорит, что фонетика может быть пугающей; три подсказки – нет.

Еще одна причина, по которой сигнализация держится, заключается в том, что она работает для некоторых детей. Но исследователи подсчитали, что есть процент детей — возможно, около 40 процентов — которые научатся читать независимо от того, как их учат. По словам Килпатрика, дети, которые учатся читать по подсказкам, добиваются успеха вопреки инструкции, а не благодаря ей.

Голдберг надеется, что пилотный проект в Окленде убедит школьный округ отказаться от всех учебных материалов, включающих подсказки.

На вопрос об этом офис суперинтенданта Окленда ответил письменным заявлением о том, что пилотного проекта недостаточно для внесения изменений в учебную программу для всего округа, и что школы Окленда по-прежнему привержены сбалансированному обучению грамоте.

Ситуация в Окленде ничем не отличается от ситуации во многих других округах по всей стране, которые вложили миллионы долларов в материалы, включающие подсказки.

«Похоже, что все доверяют кому-то другому, чтобы он проявил должную осмотрительность», — сказал Голдберг. «Учителя в классах верят, что материалы, которые им вручают, будут работать. Люди, которые покупают материалы, верят, что если они есть на рынке, то они будут работать. Мы все верим, и эта система сломана.

‘Моя наука отличается’

Если ученые-когнитивисты развенчали использование подсказок несколько десятилетий назад, почему эта идея до сих пор используется в материалах, которые продаются школам?

Один из ответов на этот вопрос заключается в том, что школьные округа по-прежнему покупают материалы. Согласно отчетам о прибылях и убытках, Heinemann, компания, выпускающая продукты Fountas, Pinnell и Lucy Calkins, которые используются в школах Окленда, в 2018 году заработала где-то около 500 миллионов долларов.

Я хотел знать, что авторы этих материалов думают об исследованиях в области когнитивистики.И я хотел дать им возможность объяснить идеи, лежащие в основе их работы. Я написал Калкинсу, Фаунтасу и Пиннеллу и попросил об интервью. Все они отказались. Heinemann прислал заявление, в котором говорится, что каждый продукт, который продает компания, основан на обширных исследованиях.

Я также попросил интервью у Кена Гудмана. Прошло более 50 лет с тех пор, как он впервые изложил теорию трех сигналов в той статье 1967 года. Я хотел узнать, что он думает об исследованиях в области когнитивных наук. Из основных сторонников трех подсказок, к которым я обращался, он был единственным, кто согласился на интервью.

Я посетил Гудмана в его доме в Тусоне, штат Аризона. Ему 91 год. Он передвигается на скутере, но все еще работает. Он только что закончил новое издание одной из своих книг.

Кен Гудман со своей женой и постоянным соавтором Йеттой Гудман. Эмили Хэнфорд | Отчеты APM

Когда я спросил его, что он думает об исследованиях в области когнитивной науки, он сказал мне, что, по его мнению, ученые слишком много внимания уделяют распознаванию слов. Он до сих пор не верит, что точное распознавание слов необходимо для понимания прочитанного.

«Распознавание слов — это забота», — сказал он. «Я не учу распознавать слова. Я учу людей понимать язык. И изучение слов не имеет к этому отношения».

Он привел пример ребенка, который приходит к слову «лошадь» и говорит вместо него «пони». Его аргумент состоит в том, что ребенок все равно поймет смысл истории, потому что лошадь и пони — это одно и то же понятие.

Я настаивал на этом. Во-первых, пони — это не то же самое, что лошадь.Во-вторых, разве вы не хотите убедиться, что когда ребенок учится читать, он понимает, что /p/ /o/ /n/ /y/ говорит «пони»? И разные буквы говорят “лошадь”?

Он отклонил мой вопрос.

“Цель не в том, чтобы учить слова”, – сказал он. «Цель состоит в том, чтобы иметь смысл».

Ученые-когнитивисты не оспаривают тот факт, что цель чтения — осмыслить текст. Но вопрос в том, как вы можете понять то, что читаете, если вы не можете точно прочитать слова? И если быстрое и точное распознавание слов является отличительной чертой умелого читателя, то как маленький ребенок достигает этого?

Гудман отверг идею о том, что можно провести различие между квалифицированными читателями и неквалифицированными читателями; ему не нравится оценочное суждение, которое подразумевает.Он сказал, что дислексии не существует, несмотря на множество доказательств того, что она существует. И он сказал, что теория трех сигналов основана на многолетних наблюдениях. По его мнению, три подсказки совершенно достоверны, они основаны на доказательствах, отличных от тех, которые ученые собирают в своих лабораториях.

“Моя наука другая”, сказал Гудман.

Идея о том, что существуют разные виды доказательств, которые приводят к разным выводам о том, как работает чтение, является одной из причин, по которой люди продолжают расходиться во мнениях относительно того, как следует учить детей читать.Педагогам важно понимать, что три подсказки основаны на теории и наблюдениях, и что десятки научных данных, полученных в лабораториях по всему миру, сходятся на совершенно другом представлении о квалифицированном чтении.

Когнитивная наука не дает ответов на все вопросы о том, как учить детей читать, но по вопросу о том, как опытные читатели читают слова, ученые накопили огромное количество доказательств.

Голдберг считает, что преподавателям по всей стране пора внимательно изучить все материалы, которые они используют для обучения чтению.

“Мы должны просмотреть материалы и поискать признаки подсказки”, сказала она. «А если он там, не трогайте его. Не позволяйте ему приближаться к нашим детям, не позволяйте ему приближаться к нашим классам, к нашим учителям».

В недоумении от слов — один из трех документальных аудиофильмов этого сезона из подкаста Educate — истории об образовании, возможностях и о том, как люди учатся.

Делитесь и обсуждайте на Facebook


ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР
Стивен Смит

РЕДАКТОР
Кэтрин Винтер

АССОЦИАТИВНЫЙ ПРОДЮСЕР
Алекс Баумхардт

ПОМОЩЬ ПРОИЗВОДСТВУ
Джон Эрнандес

ВЕБ-РЕДАКТОРЫ
Энди Круз
Дэйв Манн

АУДИО МИКС
Крейг Торсон
Крис Джулин

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Крис Уортингтон

КООРДИНАТОР ПРОЕКТА
Шелли Лэнгфорд

МУЗЫКАЛЬНАЯ ТЕМА
Гэри Мейстер

ПРОВЕРКА ФАКТОВ
Бетси Таунер Левин

РЕДАКТОР КОПИЙ
Шерри Хильдебрандт

СПЕЦИАЛЬНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ
Саша Асланян
Хина Шривастава

 

Эта программа поддерживается Фондом Спенсера и Фондом Люмина.


Обратная связь

Нам интересно узнать, какое влияние на вас оказывают программы APM Reports. Изменил ли один из наших документальных фильмов или подкастов ваше отношение к проблеме? Побудило ли это вас что-то сделать, например начать разговор или попытаться сделать что-то новое в вашем сообществе? Поделитесь своей историей воздействия.

Ресурсы


Подпишитесь на уведомления по электронной почте

Введите свой адрес ниже, и мы сообщим вам, когда опубликуем новые истории.

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.