Почвенники славянофилы западники: Почвенничество в литературе

Содержание

Почвенничество в литературе


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Почвенничество в литературе

Почвенничество в литературе – литературно-общественное направление в России, зародившееся в 60-е годы 19 века. Возникло как отражение исканий пути развития России в условиях социального перелома после крестьянской реформы 1861 года. П. в л. характерно для представителей разночинной демократии, группировавшихся вокруг журналов М.М. и Ф.М.Достоевских – «Время» (1861-1863) и «Эпоха» (1864-1865). Его идеологами и пропагандистами были – при некоторых различиях во взглядах – Ф.Достоевский, критик и поэт А.А.Григорьев, публицист Н.Н.Страхов. Критикуя крепостничество и оторванность образованных классов от народа, Достоевский утверждал: «Русское общество должно соединиться с народною почвой и принять в себя народный элемент» («Книжность и грамотность», см. Полн. собр. худож. произв., т. 13, 1930, с. 98). В области социально-экономической П. в л. отражало стремление избавить Россию от буржуазного пути развития, антигуманистический характер которого оно видело в западно-европейских странах, а также от революционных потрясений. Связь П.

в л. со славянофильством сказывалась в стремлении обнаружить в русском народе, в патриархальности русского крестьянства (для Григорьева – и в патриархальной части русского купечества) нравственную сущность национального характера. Со славянофильством П. в л. сближало и отрицательное отношение к революции, к идеям западно-европейского и русского социализма. Однако почвенники, особенно Ф.Достоевский, не отрицали целиком и западничества: «Славянофилы и западники ведь тоже явление историческое и в высшей степени народное» (там же, с. 101). Они полагали, что синтезируют
рациональные черты тех и других (см. объявление об издании «Времени» – там же с. 502). В отличие от славянофилов, Достоевский не отрицал положительной роли русской интеллигенции, наоборот, подчеркивал значение соединения «образованных классов» с народом. Русская интеллигенция должна, по его мнению, принести народу просвещение и культуру.
Идеи почвенничества четко проявились в полемике с «Современником» по вопросам революции, прогресса и искусства. Революция и обострение борьбы между классами, полагали почвенники, не являются источниками прогресса, который достигается соединением образованных классов с народом; он движим развитием культуры, искусства, народной нравственности. Достоевский писал: «Всякое общество может получить (вместить) только ту степень прогресса, до которой оно доразвилось и начало понимать» (цитата по книге: Борщевский С., Щедрин и Достоевский, 1956, с. 55). Несмотря на постоянную полемику с либералами, почвенники в определении характера прогресса сближались с ними.
Почвенники обвиняли идеологов «Современника» Н.А.Добролюбова и Н.Г.Чернышевского в незнании народной жизни, в стремлении обнаружить в русском крестьянстве готовность к революции, которой в нем, по мнению почвенников, не было, в «кабинетном» теоретизировании, в утопичности их социалистических идеалов. В области
литературы они упрекали «Современник» в упрощенно-утилитаристском подходе к искусству, пренебрежении художественностью, недооценке пушкинского духа гармонии и красоты в пользу обличительного направления.
Достоевский и Григорьев полагали, что наука аналитична, тогда как искусство синтетично и потому полнее угадывает потребности эпохи и дух народа. В гении Пушкина Достоевский видел « … русский идеал – всецелость, всепримиримость, всечеловечность» (там же, с. 61), отражение готовности русского народа понять дух всех национальностей. Григорьев считал образ «смиренного Белкина» высшим национальным созданием Пушкина. Идеи почвенничества подверглись резкой критике в полемических статьях «Современника» (особенно в статьях М.А.Антоновича и М.Е.Салтыкова-Щедрина).
После закрытия журнала «Время» П. в л. постепенно стало утрачивать черты демократизма; в полемике с «Современником», где после 1862 года уже не было Добролюбова и Чернышевского, журнал «Эпоха» все более сближался со славянофильством, особенно в выступлениях Страхова. Черты П. в л. в 60-е и 70-е годы проявлялись в художественных произведениях Н.С.Кохановской, в философских сочинениях Н. Я.Данилевского («Россия и Европа», 1869, отдельное издание 1871) и «Дневнике писателя» Ф.М.Достоевского.

Краткая литературная энциклопедия в 9-ти томах. Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», т.5, М., 1968.


Литература:

Антонович М.А., О почве, в его книге: Литературно-критические статьи, М.-Л., 1961;

Спиридонов В., Направление «Времени» и «Эпохи», «Достоевский. Однодневная газета русского библиографического общества», П., 1921;

Лейкина В., Реакционная демократия 60-х годов. Почвенники, «Звезда» 1929, № 6;

Долинин А.С., Достоевский и Страхов, в его книге: Последние романы Достоевского, М.-Л., 1963;

Гуральник У.А., «Современник» в борьбе с журналами Достоевского, «Известия АН СССР. ОЛЯ», 1950, т. 9, в. 4;

Борщевский С.С., Щедрин и Достоевский. История их идейной борьбы, М., 1956;

Кирпотин В. Я., Достоевский и шестидесятые годы, М., 1966, с. 9-254.

 

 

 

История славянофильства и западничества в России

Взгляды славянофилов сложились в идейных спорах, обострившихся после напечатания “Философского письма” Чаадаева. Славянофилы выступали с обоснованием самобытного пути исторического развития России, принципиально отличного от пути западноевропейского. Самобытность России, по мнению славянофилов, в отсутствии в ее истории классовой борьбы, в русской поземельной общине и артелях, в православии как единственно истинном христианстве.

Главную роль в выработке взглядов славянофилов сыграли литераторы, поэты и ученые Хомяков, Кириевский, Аксаков, Самарин. Видными славянофилами были Кошелев, Валуев, Чижов, Беляев, Гильфердинг, Ламанский, Черкасский. Близкими к славянофилам по общественно идейным позициям были писатели Даль, Островский, Григорьев, Тютчев, Языков. Большую дань взглядам славянофилов отдали историки и языковеды Буслаев, Бодянский, Григорович.

Средоточием славянофилов в 1840-х гг. была Москва, литературные салоны Елагиных, Свербеевых, Павловых, где славянофилы общались и вели споры с западниками. Произведения славянофилов подвергались цензурным притеснениям, некоторые из славянофилов состояли под надзором полиции, подвергались арестам. Из-за цензурных препон славянофилы долгое время не имели постоянного печатного органа, печатались преимущественно в журнале “Москвитянин”. После некоторого смягчения цензуры в конце 1850-х гг. они издавали журнал “Русская беседа”, “Сельское благоустройство” и газеты “Молва” и “Парус”.

По вопросу о пути исторического развития России славянофилы выступали, в противовес западникам, против усвоения Россией форм западноевропейской политической жизни. В то же время они считали необходимым развитие торговли и промышленности, акционерного и банковского дела, строительства железных дорог и применения машин в сельском хозяйстве. Славянофилы выступали за отмену крепостного права “сверху” с предоставлением крестьянским общинам земельных наделов.

Философские воззрения славянофилов разрабатывались главным образом Хомяковым, Киреевским, а позже Самариным и представляли собой своеобразное религиозно-философское учение. Истинная вера, пришедшая на Русь из восточной церкви, обуславливает, по мнению славянофилов, особую историческую миссию русского народа. Начало “соборности” (свободной общности), характеризующее жизнь восточной церкви, усматривалось славянофилами в русском обществе. Православие и традиция общинного уклада сформировали глубинные основы русской души.

Идеализируя патриархальность и принципы традиционализма, славянофилы понимали народ в духе консервативного романтизма. В то же время славянофилы призывали интеллигенцию к сближению с народом, к изучению его жизни и быта, культуры и языка.
Идеи славянофилов своеобразно преломились в религиозно-философских концепциях конца XIX-начала XX века (Соловьев, Бердяев, Булгаков, Карсавин, Флоренский и др.).

Западники – направление русской антифеодальной общественной мысли 40-х годов XIX века, противостоящие славянофилам. Первоначальной организационной базой западников являлись Московские литературные салоны. Идейные споры в московских салонах изображены Герценом в “Былом и думах”. В московский кружок западников входили Герцен, Грановский, Огарев, Боткин, Кетчер, Корш, Кавелин и др. Тесную связь с кружком имел живший в Петербурге Белинский, к западникам относился также Тургенев.

К общим чертам идеологии западников относятся неприятие феодально-крепостнических порядков в экономике, политике и культуре; требование социально-экономических реформ по западному образцу. Представители западников считали возможным установить буржуазно-демократический строй мирным путем – посредством просвещения и пропаганды сформировать общественное мнение и вынудить монархию на буржуазные реформы; они высоко оценивали преобразования Петра I.

Западники выступали за преодоление социальной и экономической отсталости России не на базе развития самобытных элементов культуры (как предлагали славянофилы), а за счет опыта ушедшей вперед Европы. Они акцентировали внимание не на различиях России и Запада, а на общем в их исторической и культурной судьбе.

В середине 1840-х гг. в среде западников произошел принципиальный раскол – после диспута Герцена с Грановским западники разделилось на либеральное (Анненков, Грановский, Кавелин и др.) и революционно-демократическое крыло (Герцен, Огарев, Белинский). Разногласия касались отношения к религии (Грановский и Корш отстаивали догмат о бессмертии души, демократы и Боткин выступали с позиций атеизма и материализма) и вопроса о методах реформ и пореформенного развития России (демократы выдвигали идеи революционной борьбы и построения социализма). Эти разногласия были перенесены и в сферу эстетики и философии.

На философские изыскания западников оказали влияние: на ранних этапах – Шиллер, Гегель, Шеллинг; позже   Фейербах, Конт и Сен-Симон.

В пореформенное время, в условиях капиталистического развития западничество как особое направление в общественной мысли перестало существовать.

Взгляды западников получили развитие в русской либеральной мысли конца XIX-начала XX века.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Западники и славянофилы (сравнительная таблица) – Библиотека – История России: разное – Каталог статей

Вопросы для сравнительной характеристики

       Славянофилы

     Западники

Кто относился к движению?

Самарин Ю.Ф.

Хомяков А.С.

А.И.Кошелев

Братья Киреевские

Сочувствовали движению братья Аксаковы, В.И. Даль

А. Островский, Ф.И. Тютчев

 

Тургенев И.С.

Анненков П.В.

БоткинВ.П.

Грановский Т.Н.

Чаадаев П.А.

Гончаров А.И.

Корш В.Ф.

Панаев И.Н.

Какой государственный строй нужен России?

Самодержавие, власть которого ограничена земским собором. Считали, что это поможет избежать потрясений и революций

Демократическая республика (конституционная монархия). Ставили в пример парламентский строй Англии и Франции

Как относились к самодержавию?

Критиковали монархический строй

Критиковали монархический строй

Как относились к крепостному праву?

Ратовали за отмену крепостного права с сохранением помещичьих хозяйств

Предлагали полную и немедленную отмену крепостничества, считая, что оно тормозит прогресс

Как относились к капиталистическому строю?

Отрицательно. Однако понимали при этом, что должны развиваться торговля, транспорт, банковское дело

Положительно. Ратовали за бурное развитие капитализма в России

Как относились к гражданским правам народа?

Частично признавали необходимость гарантий гражданских прав со стороны государства

Полностью признавали необходимость гарантированных гражданских прав

Как относились к религии?

Считали, что православие –единственно приемлемая религия для русского народа, также считали ее высочайшей ценностью. Критиковали прагматичный католицизм

Критиковали православие, терпимо относились к другим религиям

Как относились к реформам Петра 1?

Считали реформы Петра 1 подражательскими и искусственно навязанными России

Возвеличивали личность Петра1, считали его реформы прогрессивными

Как относились к крестьянской общине?

Община, основанная на началах равенства – это будущее России

По этому поводу мнения расходились. Большинство предлагало опять же европейский путь развития

Какой путь изменения государственного строя предлагали?

Предлагали мирный путь, изменения в стране должны произойти за счет реформ

Революцию не приветствовали, но некоторые из представителей движения считали, что революция в России неизбежна

Какое место отводили России в мировом историческом процессе?

Ратовали за то, что Россия – особенная страна, и ее путь развития должен коренным образом отличаться от европейского. Ее самобытность должна выражаться в отсутствии борьбы социальных групп

Считали историю России ничем иным, как частью общемирового исторического процесса, исключали народную самобытность

Как относились к отмене смертной казни в России?

Выступали за отмену смертной казни в России

Мнения по этому вопросу разделились

 

Как относились требованию провозгласить свободу печати?

Положительно, требовали свободы печати и отмены цензуры

Положительно. Также ратовали за свободу печати

Какой основной принцип провозглашали?

«Православие, самодержавие, народность!» Провозглашали духовность и свободу личности в духовном плане

«Разум и прогресс!»

Отношение к наемному труду

Не признавали наемный труд, предпочитая труд в общине на началах равенства

Признавали преимущество наемного труда и здоровой конкуренции

Как относились к прошлому России?

Идеализировали прошлое, считали, что Россия должна вернуться к прошлому

Критиковали историю России, не видя в ней ни одного рационального момента, кроме реформ Петра 1

Заслуги и значение для дальнейшего развития России

Критика преклонения перед Западом. Считали народ вершителем истории, осознавали самобытность истории и культуры своей страны. Критика самодержавия и крепостничества.

Вера в великое будущее России

Беспощадная критика крепостного строя и самодержавия. Признание значения научно-технического прогресса. Способствовали развитию общественно – политической мысли в России.

Литературный процесс второй половины 19 века

Многие русские писатели 19 века чувствовали, что Россия поставлена перед бездной и летит в бездну.

Н.А. Бердяев

 С середины 19 века русская литература становится не только искусством номер один, но и властительницей политических идей. В условиях отсутствия политических свобод общественное мнение формируется писателями, а в произведениях преобладает социальная тематика. Социальность и публицистичность – отличительные черты литературы второй половины 19 века. Именно в середине столетия были поставлены два болезненных русских вопроса: “Кто виноват?” (название романа Александра Ивановича Герцена, 1847) и “Что делать?” (название романа Николая Гавриловича Чернышевского, 1863).

Русская литература обращается к анализу общественных явлений, поэтому действие большинства произведений – современное, то есть происходит в то время, когда создаётся произведение. Жизнь героев изображается в контексте широкой социальной картины. Проще говоря, герои “вписываются” в эпоху, их характеры и поведение мотивируются особенностями социально-исторической атмосферы. Именно поэтому ведущим литературным направлением и методом второй половины 19 века становится критический реализм, а ведущими жанрами – роман и драма. При этом, в отличие от первой половины столетия, в русской литературе возобладала проза, а поэзия отошла на второй план. 

Острота социальной проблематики была связана ещё и с тем, что в русском обществе 1840-1860-х гг. произошла поляризация мнений относительно будущего России, что выразилось в появлении славянофильства и западничества.

Славянофилы (наиболее известные среди них – Алексей Хомяков, Иван Киреевский, Юрий Самарин, Константин и Иван Аксаковы) считали, что у России свой, особенный путь развития, предначертанный ей православием. Они решительно выступали против западной модели политического развития, дабы избежать обездушивания человека и общества.

Славянофилы требовали отмены крепостного права, желали всеобщего просвещения и освобождения русского народа от государственной власти. В частности, Константин Аксаков утверждал, что русские – негосударственный народ, которому чуждо конституционное начало (см. работу К.С. Аксакова “О внутреннем состоянии России”, 1855).

Идеал они видели в допетровской Руси, где первоосновой народного бытия были православие и соборность (термин введён А. Хомяковым как обозначение единства в православной вере). Трибуной славянофилов был литературный журнал “Москвитянин”. 

Западники (Пётр Чаадаев, Александр Герцен, Николай Огарёв, Иван Тургенев, Виссарион Белинский, Николай Добролюбов, Василий Боткин, Тимофей Грановский, к ним примыкал и теоретик анархизма Михаил Бакунин) были уверены в том, что Россия должна пройти в своём развитии тот же путь, что и страны Западной Европы. Западничество не было единым направлением и делилось на либеральное и революционно-демократическое течения. Как и славянофилы, западники выступали за немедленную отмену крепостного права, рассматривая это как основное условие европеизации России, требовали свободы печати и развития промышленности. В области литературы поддерживали реализм, основателем которого считали Н.В. Гоголя. Трибуной западников были журналы “Современник” и “Отечественные записки” в период их редактирования Н.А. Некрасовым. 

Славянофилы и западники не были врагами, они лишь по-разному смотрели на будущее России. По выражению Н.А. Бердяева, первые видели в России мать, вторые – дитя. Предлагаем для наглядности таблицу, где сопоставляются позиции славянофилов и западников.

Критерии сопоставления Славянофилы Западники
Отношение к самодержавию Монархия + совещательное народное представительство  Ограниченная монархия, парламентский строй, демократические свободы
 
Отношение к крепостному праву Отрицательное, выступали за отмену крепостного права сверху  Отрицательное, выступали за отмену крепостного права снизу 
Отношение к Петру I Отрицательное. Пётр внедрил западные порядки и обычаи, которые сбили Россию с истинного пути  Возвеличивание Петра, который спас Россию, обновил страну и вывел её на международный уровень 
По какому пути должна идти Россия Россия имеет свой особый путь развития, отличный от Запада. Но можно заимствовать фабрики, железные дороги  Россия с опозданием, но идёт и должна идти по западному пути развития 
Как проводить преобразования   Мирный путь, реформы сверху  Либералы выступали за путь постепенных реформ. Революционеры-демократы – за революционный путь. 

Преодолеть полярность мнений славянофилов и западников попытались почвенники. Это течение зародилось в 1860-е гг. в кругу интеллигенции, близкому к журналу “Время” / “Эпоха”. Идеологами почвенничества были Михаил Достоевский, Фёдор Достоевский, Аполлон Григорьев, Николай Страхов. Почвенники отвергали как самодержавно-крепостнический строй, так и западную буржуазную демократию. Принимая западную цивилизацию, почвенники обвиняли страны Запада в бездуховности. Достоевский считал, что представители “просвещённого общества” должны слиться с “народной почвой”, что позволит верхам и низам русского общества взаимно обогатить друг друга. В русском характере почвенники подчёркивали религиозно-нравственное начало. Отрицательно относились к материализму и идее революции. Прогресс, по их мнению, это соединение образованных классов с народом. Олицетворение идеала русского духа почвенники видели в А.С. Пушкине. Многие идеи западников считали утопичными.  

Предметом споров с середины 19 века становится вопрос о природе и назначении художественной литературы. В русской критике складываются три взгляда на этот вопрос. 

Александр Васильевич Дружинин 

Представители “эстетической критики” (Александр Дружинин, Павел Анненков, Василий Боткин) выдвинули теорию “чистого искусства”, суть которой в том, что литература должна обращаться только к вечным темам и не зависеть от политических целей, от общественной конъюнктуры.  

 Аполлон Александрович Григорьев

Аполлон Григорьев сформулировал теорию “органической критики”, выступив за создание произведений, которые бы охватывали жизнь во всей её полноте, целостности. При этом акцент в литературе предлагается делать на нравственных ценностях. 

Николай Александрович Добролюбов

Принципы “реальной критики” были провозглашены Николаем Чернышевским и Николаем Добролюбовым. Они рассматривали литературу как силу, способную преобразить мир и способствующую познанию. Литература, по их мнению, должна содействовать распространению прогрессивных политических идей, ставить и решать в первую очередь социальные проблемы. 

По разным, диаметрально противоположным путям развивалась и поэзия. Пафос гражданственности объединил поэтов “некрасовской школы”: Николая Некрасова, Николая Огарёва, Ивана Никитина, Михаила Михайлова, Ивана Гольца-Миллера, Алексея Плещеева. Сторонники “чистого искусства”: Афанасий Фет, Аполлон Майков, Лев Мей, Яков Полонский, Алексей Константинович Толстой – писали стихи преимущественно о любви и природе.

Социально-политические и литературно-эстетические споры существенно повлияли на развитие отечественной журналистики. Огромную роль в формировании общественного мнения сыграли литературные журналы. 

Обложка журнала “Современник”, 1847

Название журнала Годы издания Издатели Кто публиковался Взгляды Примечания
“Современник” 1836-1866

А.С. Пушкин; П.А.Плетнёв;

с 1847 – Н.А. Некрасов, И.И. Панаев

Тургенев, Гончаров, Л.Н.Толстой, А.К.Толстой, Островский, Тютчев, Фет, Чернышевский, Добролюбов Революционно-демократические Пик популярности – при Некрасове. Закрыт после покушения на Александра II в 1866 году 
“Отечественные записки” 1820-1884

С 1820 – П.П.Свиньин,

с 1839 – А.А. Краевский,

с 1868 по 1877 – Некрасов,

с 1878 по 1884 – Салтыков-Щедрин

Гоголь, Лермонтов, Тургенев,
Герцен, Плещеев, Салтыков-Щедрин,
Гаршин, Г.Успенский, Крестовский,
Достоевский, Мамин-Сибиряк, Надсон
До 1868 – либеральные, затем – революционно-демократические

Журнал был закрыт при Александре III за «распространение вредных идей»

“Искра” 1859-1873

Поэт В.Курочкин,

художник-карикатурист Н.Степанов

Минаев, Богданов, Пальмин, Ломан
(все они – поэты «некрасовской школы»),
Добролюбов, Г.Успенский

Революционно-демократические

Название журнала – намёк на смелое стихотворение поэта-декабриста А.Одоевского «Из искры возгорится пламя». Журнал был закрыт «за вредное направление»

“Русское слово” 1859-1866 Г.А. Кушелев-Безбородко, Г.Е.Благосветлов Писемский, Лесков, Тургенев, Достоевский, Крестовский, Л. Н.Толстой, А.К.Толстой, Фет  Революционно-демократические  Несмотря на сходство политических взглядов, журнал вёл полемику с «Современником» по ряду вопросов
 
“Колокол” (газета) 1857-1867 А.И. Герцен, Н.П. Огарёв

Лермонтов (посмертно), Некрасов, Михайлов

Революционно-демократические Эмигрантская газета, эпиграфом которой было латинское выражение «Vivos voco!» («Зову живых!»)
“Русский вестник” 1808-1906

В разное время – С.Н.Глинка,

Н.И.Греч, М.Н.Катков, Ф.Н.Берг

Тургенев, Писарев, Зайцев, Шелгунов, Минаев, Г.Успенский Либеральные Журнал выступал против Белинского и Гоголя, против «Современника» и «Колокола», отстаивал консервативные полит. взгляды
“Время” / “Эпоха” 1861-1865 М.М. и Ф.М. Достоевские Островский, Лесков, Некрасов, Плещеев, Майков, Крестовский, Страхов, Полонский  Почвеннические Вёл резкую полемику с «Современником»
“Москвитянин” 1841-1856 М. П. Погодин Жуковский, Гоголь, Островский, Загоскин, Вяземский, Даль, Павлова,
Писемский, Фет, Тютчев, Григорович
Славянофильские  Журнал придерживался теории «официальной народности», боролся с идеями Белинского и писателями «натуральной школы»

Западно-почвеннический баланс СОНАР-2050

Со времён Российской империи за нами закрепился имидж авторитарной страны, где нет места для демократической конкуренции идей. Потом то же самое говорили про СССР, а сейчас — о большей части современных республик Евразии.

Это вредное заблуждение очень распространено не только за границей, но и у нас. Из-за него можно не разглядеть прямо под носом основополагающее соперничество между двумя партиями и идеологиями, которое красной нитью проходит через нашу историю. Речь идёт о западниках и почвенниках.

Западники — это те, кто предлагает следовать западноевропейским путём развития. Варианты разные — от либерализма до революционного марксизма. Однако все они исходят из того, что Россия отстала от Европы, а потому для преодоления отставания необходимо импортировать идеологию, технологию, политическую систему, образ жизни и т. д.

Почвенники (или славянофилы — так они себя называли в XIX веке), наоборот, выступают в защиту традиций. Для них важно не потерять самобытность нашего пути. Русский мир сам по себе является цивилизацией, ему не нужно заимствовать чуждые практики.

Борьба между западниками и славянофилами началась несколько столетий  назад и с тех пор не прекращалась ни при царском дворе, ни в рядах КПСС. Сейчас, если поскрести, за соперничеством «башен Кремля» проглядывают те же самые идеологии.

Их конкуренция часто полезна, обе партии взаимодействуют и естественно дополняют друг друга. Однако утрата контроля над их соперничеством чревата большим риском.

Насильственное бритьё бород при Петре I. Западничество русского царя часто переходило за грань разумного заимствования европейских технологий. Он полагал, что вместе с армией «нового строя», флотом и литьём бронзовых пушек «в пакете» идут все внешние признаки западноевропейского образа жизни.

Как демократы и республиканцы

Кто-то скажет, мол, нет таких партий, как западники и почвенники. У них нет политической структуры, партийного бренда, депутатской фракции. В учебниках истории немного написано о западниках и славянофилах XIX века, но так можно понять, что это нечто вроде кружков по интересам.

Подобная близорукость простительна иностранному наблюдателю. Как если бы мы, например, оценивали двухпартийную политическую систему США. И лезли к американцам с советами, дескать, вся ваша конкуренция между Республиканской и Демократической партиями — полная ерунда, профанация демократии. Нам из-за океана плохо видны различия между партиями, значит, их и нет вовсе.

Нам и не должно быть видно. Зато для американцев ценностные ориентиры республиканцев и демократов обозначены предельно чётко. Они семьями поддерживают тех или других, передавая эстафету следующим поколениям. Точно так же и мы чётко чувствуем грань между западничеством и почвенничеством, потому что она проходит не по парламенту, а по нашей живой истории.

Республиканцы и демократы. Карикатура из советской Детской энциклопедии 1962 г. Комментарий к ней: «Ничто не может сравниться с тем омерзительным обманом, который выдаётся за “свободные выборы” в США».

Например, хорошо известно, что в годы Великой Отечественной войны советская власть совершила резкий поворот от западничества к традиции. До этого коммунисты строили новое общество с чистого листа, как завещали Маркс и Энгельс. На местную специфику не обращали особого внимания. Однако тяжёлое испытание войной потребовало сменить идеологию.

Прекратились гонения на православную церковь. Поступил заказ на фильмы про «хороших» царей,  прогрессивную роль некоторых монархов признала и официальная история. Появились ордена Суворова, Кутузова, Нахимова, Ушакова, Александра Невского и Богдана Хмельницкого. Все эти полководцы, естественно, вошли в пантеон великих героев. Вернулись традиционные для армии звания и георгиевская (гвардейская) лента.

Кадр из фильма Эйзенштейна «Иван Грозный», который снимался в Алма-Ате в годы войны. За первую серию режиссёру дали Сталинскую премию. А вторую Центральный комитет ВКП (б) запретил к прокату, потому что «прогрессивное войско опричников представлено шайкой дегенератов, а Иван Грозный  человек с сильной волей и характером  слабохарактерным и безвольным».

Нужно ли доказывать, что для подобной перемены недостаточно желания одного Сталина или кого-то ещё? Наверное, нужно, если конфликт идеологий вообще оказался вне поля зрения нашей официальной истории. С американскими демократами и республиканцами понятно — они побеждают на выборах. А как у нас почвенники и западники приходят к власти? Какие «приводные ремни» поворачивают политику и историю?

«Древняя Россия найдена Карамзиным, как Америка — Колумбом»

Как ни странно, но исторически западники намного старше почвенников. Без преувеличения можно сказать, что в одно время данная идеология спасла Россию. Вряд ли Российская империя смогла бы пережить XVIII век без построенной по западноевропейскому образцу регулярной армии, вооружённой европейским оружием и обученной линейной тактике боя. Собственно, Россия наверняка стала бы не империей, а колонией.

Таким образом, западничество на определённом этапе было обоснованным и продуманным решением. Заслуга в этом, как и ответственность, принадлежит преимущественно Петру Великому, а вместе с ним его отцу Алексею Михайловичу, который и других своих детей тоже воспитывал в западническом духе.

Однако важное заимствование имело и оборотную сторону. Постепенно вестернизированное дворянство всё дальше отрывалось от народа, фактически превращаясь в отдельный этнос. Французский язык зачастую они знали лучше родного русского. Продолжение угрожающей тенденции вело к тому, что следующего испытания страна могла бы уже и не вынести. Большая война или крестьянское восстание раскололи бы Россию по стыку между элитой и народом.

Для политического реванша традиционалистов оставалась малость — как минимум «вспомнить» о том, что традиции существуют. Тут огромную роль сыграл Николай Карамзин со своей «Историей государства Российского». Вот как описывает Пушкин впечатление, произведённое на дворян первым изданием истории России:

«Все, даже светские женщины, бросились читать историю отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка  Колумбом. Несколько времени нигде и ни о чём другом не говорили. В журналах его не критиковали: у нас никто не в состоянии исследовать, оценить огромное создание Карамзина».

Ещё до «Истории» Николай Карамзин был хорошо известен в придворных кругах — он автор «Бедной Лизы» и неутомимый реформатор русского языка, обогативший нашу лексику множеством новых слов. Ему предлагали пост губернатора в Твери. Однако вместо этого он взялся за титанический труд — с нуля, не опираясь на работы предшественников, которых не было, описать историю России. Он работал буквально до последнего дня своей жизни и дошёл до 1612 года, «упаковав» историю державы в 12 томов. Последний том вышел уже после смерти Карамзина, его подготовили к изданию по черновикам писателя.

Иллюстрированное издание «Истории государства Российского» Николая Карамзина, том V. Широкую популярность приобрела эпиграмма на «Историю», которую приписывают Пушкину:

В его истории изящность, простота

Доказывают нам без всякого пристрастья

Необходимость самовластья

И прелести кнута.

От зипуна и мурмолки до серьёзной политики

Первые шаги тех, кто стремился найти «наш, особый путь», были наивными и смешными. Один из основоположников славянофильства Константин Аксаков облачился в зипун и мурмолку, отпустил окладистую бороду и в таком виде стал разгуливать по Москве. Чаадаев по этому поводу говорил, что «Аксаков оделся так национально, что на улице его принимали за персиянина». Полиция, впрочем, отнеслась к этому без иронии и взяла у лидера славянофильского движения расписку, что он прекратит нелепую демонстрацию.

Потом славянофилы начали формировать своё представление о России на бумаге. Особенно важны тут работы Алексея Хомякова (Хомяков А. С. Полное собрание сочинений, том 1 и том 2), а также Константина Аксакова «О внутреннем состоянии России» и «О русском воззрении».

Сергей Аксаков, автор сказки «Аленький цветочек». Отец первых теоретиков славянофильства  Ивана, Константина и Веры Аксаковых. На картине изображен в полукафтане, стилизованном под народную одежду.

Нужно сказать, что власть с большим подозрением отнеслась к появлению новых идей.  Дело в том, что славянофилы очень проницательно разглядели западническую сущность царского правительства.

Молодой чиновник Юрий Самарин в 1849 году попал в Петропавловскую крепость за одни только письма с наблюдениями о жизни остзейских немцев в Прибалтике, куда его отправили в командировку:

«Досада на самих себя, презрение к России, перенятое у Германии, сознание потребности в помощи правительства, всё это сливается вместе и выражается в тоне, с которым произносятся эти слова: Ja, wir sind Unterthanen des russischen Kaisers, aber mit Russland wollen wir uns nicht vermengen. Обратите внимание на эту фразу: она заключает в себе задушевную мысль остзейцев. Мы будем иметь дело исключительно с правительством, но не хотим иметь дела с Россиею, и если нас вздумают в том упрекать, мы зажмём рот обвинителю этими словами: мы верноподданные Государя, мы служим ему не хуже вас, больше вы ничего от нас требовать не вправе. Так думают и говорят остзейцы, и не мудрено; но, признаюсь, мне становится досадно и грустно, когда я вижу, что эта мысль, возникшая в кругу людей, для которых не существует отчизны, в нашем обществе не только не возбуждает негодования, но даже находит одобрение».

Как писал Аксаков родным вскоре после ареста своего друга: «Немцы торжествуют. И Самарин сидит…»

Дело закончилось переводом Самарина в другую губернию, но перед этим прямо из каземата его вывели на приём к Николаю I. Царь в долгом и доверительном разговоре объяснял, насколько разрушительную идею из лучших патриотических убеждений он запускает, обвиняя монархию в сговоре с немцами.

Следующего императора Александра II тоже окружали в основном западники. Это и не удивительно, поскольку он занимался реформами, для которых нужно было привлечь идеологов из либерального лагеря. Однако как раз в годы его царствования славянофилы подготовили свой выход в «большую политику».

Славянофилы в оппозиции

В 50-е годы XIX века славянофилы получили мощную поддержку со стороны консервативной буржуазии.

В отличие от космополитной и многонациональной олигархии Санкт-Петербурга, московские и провинциальные купцы, промышленники сохранили глубокие православные традиции.

Их неприязнь к столичным олигархам ещё больше усиливала взаимная конкуренция. «Питерские», благодаря своим связям при дворе и правительстве, получали львиную долю госзаказов. На биржевых спекуляциях и разных махинациях с железнодорожными концессиями за считаные месяцы из ничего возникали такие состояния, которые в реальном секторе формировались поколениями.

Железнодорожный бум XIX века породил огромную по масштабам коррупцию, в результате чего многие из причастных к концессиям чиновников стали богаче старых купеческих и промышленных династий.

Поэтому капиталисты-консерваторы начинают финансировать целый ряд журнальных и газетных проектов славянофильских публицистов. Их периодические издания — «Русская беседа», «Сельское благоустройство», «Молва», «Парус», «День», «Москва», «Москвич», «Русь».  Причём на страницах своих изданий они не только прорабатывали идеологию, но также активно и предвзято участвовали в корпоративных скандалах того времени на стороне своих спонсоров (за что подвергались жёсткой цензуре со стороны власти).

Славянофилы при власти

Убийство Александра II в марте 1881 г. произвело кардинальный перелом в общественных настроениях. И славянофилы смогли этим воспользоваться, объяснить, что причина трагедии кроется в либеральном курсе прежнего правительства. Вот что писала газета «Русь» в редакционной статье сразу после теракта:

«То отребье, которое так дерзостно, так нагло гнетёт преступлениями душу всего Русского народа, не есть исчадие самого нашего простого народа, ни его старины, ни даже новизны истинно просвещённой, — а порождение тёмных сторон петербургского периода нашей истории, отступничества от русской народности, измены её преданиям, началам и идеалам».

(Другие отзывы современников на убийство Александра II можно почитать здесь).

Итак, причина проблем была озвучена — «петербургский период нашей истории». Новое правительство сформировал славянофил Константин Победоносцев, который формально в кабинет не вошёл, удовлетворившись ролью «серого кардинала» при царе. Он советовал молодому императору немедленно порвать с западническим курсом:

«Если будут Вам петь прежние песни сирены о том, что надо успокоиться, надо продолжать в либеральном направлении, надобно уступать так называемому общественному мнению, — о, ради Бога, не верьте, Ваше Величество, не слушайте. Это будет гибель, гибель России и Ваша: это ясно для меня, как день… Победить не трудно: до сих пор все хотели избегнуть борьбы и обманывали покойного Государя, Вас, самих себя, всех и всё на свете, потому что то были не люди разума, силы и сердца, а дряблые евнухи и фокусники».

Арест пропагандиста. Картина Ильи Репина. Революционерам XIX века никак не удавалось раскачать консервативные настроения народа. После того как полиция по наводке крестьян арестовала 8 тысяч простодушных агитаторов, революционеры сменили тактику. Они селились в деревнях надолго, а перед «заброской» в народ осваивали какие-нибудь полезные ремёсла  становились кузнецами, врачами, писарями, дровосеками.

Славянофильство западных губерний

Славянофилы проросли не только на великорусской почве. Движение захватило также западные губернии империи и даже вышло за её рубежи, развернувшись в славянских регионах Австро-Венгерской империи.

На заграничных славянофилов власти смотрели с большой симпатией. Австрийская пресса получала многочисленные гранты от российского правительства и частных лиц. На эти деньги в Вене издавался журнал «Славянский век» (об экономической и культурной интеграции славян), а во Львове — газеты «Червоная Русь» и «Галичанин».

Славянский съезд в Праге, организованный в 1908 году при поддержке российского правительства.

К своим родным почвенникам западных губерний отношение было более настороженным. Поначалу они подвергались цензуре и репрессиям, как и в целом русские славянофилы до тех пор, пока были в оппозиции. Так, в 1847 г. в Киеве было разгромлено Кирилло-Мефодиевское братство, члены которого были наказаны неоправданно жестоко. Для официальной истории современной Украины это прекрасный повод подчеркнуть русофобскую линию, которую она гнёт через века и тысячелетия. Понятно, что общий контекст внутренней политики Российской империи украинских историков в этом смысле мало интересует.

После польского восстания 1863 г. на украинских и белорусских славянофилов правительство посмотрело под другим углом. Движение «к народным корням» показалось вполне эффективным средством для противодействия польскому сепаратизму. В Киеве, Минске и Вильно местным славянофилам помогли открыть свои газеты, журналы, издательства.

Ефимий Карский, один из теоретиков западнорусизма  идеи, что белорусы являются этнографической группой триединого русского народа. Сохранил свои убеждения и при советской власти, когда официальная наука стала придерживаться идеи об отдельном белорусском народе. За это неоднократно терпел разные невзгоды.

Ловушка для лоялистов

Триумф славянофилов при Александре III обернулся их тяжёлым поражением уже при следующем императоре. Они попали в «ловушку для лоялистов». Царь недвусмысленно дал понять, что теперь именно он является главным славянофилом и консерватором. От остальных защитников традиции требуется лишь одно — беспрекословно поддерживать самодержавие.

Они и поддерживали. И либеральные реформы правительства, и политику привлечения западных кредитов, и иностранные концессии. И даже разрушение крестьянской общины, что перпендикулярно расходилось с их взглядами.

Консерваторы даже на выборы в I Госдуму не пошли, поскольку её учреждения не хотел царь Николай II. Редактор «Московских ведомостей» Вольдемар Грингмут (между прочим, еврей по происхождению и спичрайтер Столыпина по совместительству) в каждом номере своей газеты в подражание известной фразы римского сенатора провозглашал: «А всё-таки Дума должна быть распущенной!»

Между тем все западники — от умеренных либералов до радикальных революционеров — активно включились в политическую борьбу, формировали партийные структуры, эпатировали народ популистскими программами, боролись за места в Госдуме.

В таких условиях у славянофилов остался только один пункт политической программы — монархизм. Глядя из будущего, совершенно очевидно, что это был тупик. Нельзя быть большим монархистом, чем сам монарх, а Николай и в лучшие годы правления часто не мог взять царскую планку.

Тронная речь Николая II перед открытием I Госдумы. Монархисты не принимали участия в выборах, поэтому своё выступление царь адресовал в основном оппозиционерам.  

Чёрные сотни: последний рубеж консерваторов

Несмотря ни на что, консерваторы попробовали организоваться подобно тому, как это уже сделали до них западники.

За основу были взяты методы, практиковавшиеся в старину. Вместо кружков, ячеек и партийных отделений монархисты организовались в десятки, сотни и тысячи во главе, соответственно, с десятниками, сотниками и тысяцкими. Отсюда и пошло их название — «чёрные сотни». Первоначально оно использовалось как бранная кличка, но благодаря Вальдемару Грингмуту превратилось в самоназвание:

«Враги самодержавия назвали “чёрной сотней” простой, чёрный русский народ, который во время вооружённого бунта 1905 года встал на защиту самодержавного Царя. Почётное ли это название, “чёрная сотня”? Да, очень почётное. Нижегородская чёрная сотня, собравшаяся вокруг Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков и русских изменников».

Однако у партии, которая не может честно озвучить свои собственные взгляды, которой нечего сказать избирателям, в условиях высокой политизации общества не было перспектив. Вот характерный пункт из Руководства Черносотенца-Монархиста, одного из главных политических документов движения:

 «ПРАВДА ЛИ, ЧТО ЧЕРНОСОТЕНЦЫ-МОНАРХИСТЫ НЕ ЖЕЛАЮТЪ УЛУЧШЕНИЯ КРЕСТЬЯНСКАГО БЫТА?

Нет, неправда. Они хотят улучшить этот быт и с материальной, и с нравственной стороны. Но они знают, что в земле нуждаются далеко не во всех губерниях и не все крестьяне, а что нужды крестьянския весьма разнообразны и что им следует помогать разнообразными способами, а не одним только наделением новой земли. Там же, где это наделение необходимо, оно должно совершаться без нарушения права собственности».

Для страдающего от безземелья крестьянства, отдающего за аренду до половины урожая, это был не ответ.

Ничего черносотенцы не обещали и рабочим. В результате их поддержка ограничилась кругами консервативной интеллигенции, духовенства, мелкой городской буржуазии. В конечном итоге политическое крушение консерваторов стало крушением и для Российской империи в целом.

Еврейский дом после погрома. Житомир, 1905 г. Черносотенцы могли войти в историю в качестве правящей силы огромной империи, а запомнились как партия антисемитов и погромщиков за чертой оседлости.

 Синтез западников и почвенников

Совершенно противоположная судьба оказалась у партии большевиков. Они стартовали с имиджем 100%-ных западников, да ещё и «немецких агентов». Ленина вообще могли расстрелять как предателя весной 1917 г. Однако уже в ходе революции большевики выступили как консервативная сила в том смысле, что они боролись за единство Российской империи в новом — советском — её варианте.

Дальше были разные эксперименты с идеологической доктриной, в результате которых коммунистическая партия Советского Союза выработала интересный и конструктивный синтез западнических и почвеннических позиций. С одной стороны, уважение к истории и традиции, «наш особый путь» — всё это признаки консерватизма. Но одновременно «наш особый путь» помещался на более высокую ступеньку формационного развития — социализм обогнал капитализм.

Таким образом, логика западничества была обёрнута против него самого. Нам незачем догонять и копировать Европу, потому что мы её уже перегнали, заимствовав и внедрив на практике самую передовую политическую систему. Советская модель, хоть и ненадолго, смогла преодолеть извечное соперничество между западничеством и почвенничеством.

Сегодня же мы отошли на два шага назад. Мы снова в XIX веке, когда важно не потерять представление о самих себе, и не стоит в этом надеяться исключительно на патриотическую риторику наших руководителей.

Владимир Путин назвал способ примирить либералов и почвенников

Истинный либерализм – не лакейство и не копирование чужих ценностей. Такое мнение высказал президент России Владимир Путин после того, как посетил музей “Московский дом Достоевского” в день 200-летия писателя.

Федора Достоевского считают славянофилом. На вопрос о том, чья сторона – западников или славянофилов – ближе лично ему, Путин ответил: “Я, вот, с сегодняшних своих позиций говорю: это все-таки немножко поверхностная дискуссия. Когда у нас говорят: “есть ли у нас либералы, и вообще, должны ли мы поддерживать либеральную мысль?”, надо сначала определиться с понятием”.

“Если либерализмом считается свобода мысли, свобода выбора, свобода поиска решения, то, конечно, у нас всегда это было, – продолжил Путин. – Ни одна стана не может претендовать на эффективное развитие, на конкурентоспособность, на будущее, если нет вот такого внутреннего позитивного механизма развития, как свобода мысли”.

Однако если под либерализмом понимать копирование кого-то, “того, что в каких-то странах под этим понимают, то это не самый лучший вариант”, считает президент.

“В этой связи, напомню, Достоевский сказал, что наши либералы – это лакеи, которые ищут, кому бы почистить сапоги. Но это не истинный либерализм. Вот в этом смысле и славянофилы, и западники… если они ставят перед собой задачу искать наилучшие способы и пути развития страны, то у них цель-то общая”, – сказал президент РФ в интервью ведущему программы “Москва. Кремль. Путин”.

По мнению главы государства, если либералы “не уподобляются лакеям, а хотят добра своей стране, они быстро найдут общий язык с так называемыми почвенниками”.

Путин посетил музейный центр “Московский дом Достоевского” на Божедомке 11 ноября. Экскурсию для него провела министр культуры Ольга Любимова.

Все выпуски программы “Москва. Кремль. Путин” доступны на медиаплатформе “Смотрим”.

РСМД :: Комментарии членов РСМД

Все темыАТРБезопасностьВнешняя политика РоссииГлобальное управлениеМир через 100 летМногополярный мирОбразование и наукаОбщество и культураТехнологииЭкологияЭкономикаЭнергетика

Все регионыАнтарктикаАрктикаАфрикаБалканыБлижний ВостокВосточная Азия и АТРЕвропаКавказЛатино-Карибская АмерикаОкеания и АвстралияПостсоветское пространствоРоссияСеверная АмерикаЦентральная АзияЮго-Восточная АзияЮжная Азия

Все проектыБудущее Большой ЕвропыВекторы развития европейской части постсоветского пространства: вызовы для РоссииВосточная Азия: приоритеты внешней политики РоссииГлобализация 2. 0: новые подходы к преподаванию и исследованиямГлобальная наукаГородские завтраки РСМДГуманитарное измерение российско-европейских отношений: проблемы и перспективы развития науки, образования и культурыЕвразийская экономическая интеграция: эффективные модели взаимодействия экспертовЕжегодник СИПРИ 2011Зеленая повестка: политическое измерениеЗимняя школа РСМД «Миграция в глобальном мире»Искусство дипломатии и политический опыт: преемственность поколенийИсламский фактор в современной мировой политикеКонкурс «Глобальные перспективы»Конкурс молодых журналистов-международниковКонкурс онлайн-курсов по международным отношениямЛекции в Музее современной истории РоссииЛетняя школа «Дорожная карта международного сотрудничества в Арктике»Летняя школа «Интерактивные ресурсы для публичной и корпоративной дипломатии»Летняя школа «Молодежный саммит АТЭС: цели, приоритеты и перспективы»Летняя школа в Екатеринбурге «Ситуация в Центральной Азии: безопасность, экономика, человеческое развитие»Летняя школа ЕЭК и РСМД «Евразийская экономическая интеграция: приоритеты, перспективы, инструменты»Международное измерение информационной безопасностиМеждународное научно-техническое сотрудничество РоссииМеждународное сотрудничество в АрктикеМеждународные и социальные последствия использования технологий искусственного интеллектаМеждународные миграционные процессы: тренды, вызовы, перспективы Монография «Великая конвергенция: Азия, Запад и логика единого мира» Монография «Дилеммы Британии: российский взгляд»Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространстваНовая повестка российско-британских отношенийНовая повестка российско-французских отношенийОбразовательная и научная миграция в РоссиюОрганизация международной экспертизы проектов для РНФПовышение эффективности участия России в «Группе восьми», «Группе двадцати» и БРИКСПолитическая и экономическая динамика стран Центральной АзииПолитические риски для российских проектов в области мирного атомаПроблемы формирования нового мирового порядкаПрогнозирование динамики международной средыПути преодоления проблем российско-грузинских отношенийРазвитие механизмов и инструментов научной дипломатии в РоссииРазработка рекомендаций по интернационализации высшего образования России в целях повышения его качества и конкурентоспособности на период 2013–2017 гг. Российская стратегия на Африканском континентеРоссийско-американский диалог в области кибербезопасностиРоссийско-германский диалог по международным отношениям (GRID)Россия — США — Китай: протекционизм, вопросы безопасности и конкуренция в сфере высоких технологийРоссия и АТР: концептуальные основы политики в области безопасности и развитияРоссия и Вьетнам: пределы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Греция: перспективы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Евроатлантическое сообществоРоссия и ЕС: возможности партнерства и построение сети экспертно-аналитических центровРоссия и Индия: к новой повестке двусторонних отношенийРоссия и Иран: становление стратегического сотрудничестваРоссия и Италия: двустороннее сотрудничество и региональный контекстРоссия и Италия: Средиземноморские диалогиРоссия и Китай: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в АТРРоссия и Мексика: новые двусторонние отношенияРоссия и Пакистан: подходы к безопасности в регионе Персидского заливаРоссия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношенийРоссия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовахРоссия и Турция: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в Западной АзииРоссия и Япония: пути решения проблем двусторонних отношенийСанкции против России: направления эскалации и политика противодействияСборник «Украинский кризис через призму международных отношений»Система безопасности на Ближнем ВостокеСправочник «Военно-политические исследования в России»Справочник «Международные исследования в России. 1000 экспертов и 100 организаций»Справочник «Международные исследования в России»Справочник «Миграционное поле России»Стратегическая стабильность и снижение риска ядерной угрозыТезисы о внешней политике России (2012–2018 гг.)тесттТрехтомная хрестоматия «Современная наука о международных отношениях за рубежом»Трехтомный сборник «Внешняя политика России: 2000–2020»Хельсинки +40Хрестоматии «Арктический регион: проблемы международных отношений»Хрестоматия «Миграция в России. 2000–2012»Хрестоматия «Мир через 100 лет»Хрестоматия «Россия в глобальном мире: 2000-2011»Хрестоматия «Теория международных отношений: современные тенденции»Хрестоматия «Эволюция постсоветского пространства: прошлое, настоящее, будущее»Электронная интернационализация российских университетовЮжная Азия: возможности и вызовы для России

слов и дел в романах И.С. Тургенев

Русский классик Иван Тургенев, анализируя русскую действительность второй половины XIX века, представил в одном произведении — романе «Дым» — антропологический обзор общества, показывающий смену речевых стилей разных слоев населения. В романе доминирует идея диалога культур – явного диалога западноевропейской и русской культур и не менее явного диалога, происходившего внутри множества культур русских: дворянской и простолюдской, купеческой, разночинской и обывательские культуры.В романе Тургенева признаком нового времени являются свободно обсуждаемые возможности решения возникших проблем, нахождение решений не рациональным путем, а в надежде на внезапность и удачу. Однако пути решения проблем, вне зависимости от возможностей их реализации, необходимо обсуждать, аргументировать, анализировать. Поэтому в романе интуитивно показан путь зарождения парламента, отсутствовавшего в то время в России. В статье показано значение рационального, философского способа рассуждения, который может стать жизненным принципом, когда слова и дела соответствуют друг другу.Тургенев каким-то образом – разными речевыми инстансами – расслоил новое поколение, показав новое лицо нестабильной России. Главной движущей силой многих, если не всех, тургеневских романов является свобода и рожденные ею слова и дела. Появляется невиданная ранее фигура революционера, выражающая новое отношение к обществу и к власти. Современность и своевременность Тургенева состоит в фиксации такого мировоззрения, в котором акцент делается на метафизической идее начала: оно есть, оно получает импульс – и движения почти нет, все только проецируется, только утопизируется, поворачивая мыслителя в странного человека.И хотя не только идея свободы, но и свободное состояние человека признается историческим фактом (эта гегелевская мысль импонирует Тургеневу), он подчеркивает, что русская свобода родилась, не проснувшись.

Между западниками и славянофилами – поиски души России

Дискурс романтического национализма, касающийся эссенциалистских категорий, таких как национальный характер, душа или миссия, выглядит сегодня ужасно устаревшим. Современное академическое сообщество в значительной степени рассматривает эти представления как исторические проявления культурно сконструированных идентичностей.Однако идеологии, основанные на интеллектуальном наследии романтического национализма, живы и возрождаются в современной России, в очередной раз переосмысливающей свое имперское наследие и пытающейся построить новое национальное государство на еще непонятных как большинству населения, так и интеллектуальная и политическая элита. Споры о «месте России в мире», ее «исторической судьбе», ее «уникальной духовности», относительных достоинствах и недостатках ее «отсталости» по отношению к Западу начались в 1830-е годы во время печально известного раскола между западниками и западниками. Славянофилы не только продолжаются в 21 веке, но даже активизировались.

Один из мощнейших механизмов сохранения этого дискурса можно найти в русской литературе. После Александра Герцена стало общепринятым утверждать, что в стране, лишенной какой-либо формы политического представительства, независимого суда и свободной прессы, литература и литературная критика становятся главным форумом общественных дебатов, средоточием национальных надежд и чаяний. Более того, в стране, где регулярно нарушались все политические, религиозные и идеологические преемственности, литература оставалась единственным национальным институтом, сохранившим свой статус и, за частичным исключением начала 1920-х годов, всегда вызывала почтение и уважение.

Национализм букв

На протяжении почти двух столетий великая традиция русской литературы была вписана в сознание поколений россиян через школьную программу. Эта традиция возникла в 1830-е годы одновременно с зарождением романтического национализма в России и в рамках романтического прославления литературы как воплощения национального духа и главного средства национального самовыражения и самосохранения. В то время как романтический национализм поставил литературный канон в центр национальной культуры, этот канон увековечил идею и привлекательность романтического национализма на десятилетия вперед.Этот двойной эффект резонирует до настоящего времени.

Романтический национализм зародился в конце 18 века в Германии как идеология национального воссоединения, сначала сформулированная на культурном уровне, а затем перенесенная в политическую сферу. Концепция нации как коллективного народа, выдвинутая Гердером, подчеркивала роль фольклора, языка и литературы как выражения национальной души и объединяющей силы, которая, несмотря на политическую раздробленность Германии, могла, прежде всего, служить доказательство существования немецкой нации. Эта идеология институционализировала роль национального поэта как воплощения национального духа. В Германии Гёте постепенно стал таким общепризнанным институтом, несмотря на то, что сам он всегда отказывался принимать националистические устремления и sprachpatriotismus . Восприятие нации как органического единства было специально приспособлено для противостояния французской культурной гегемонии, скрытой в культуре Просвещения.

Излишне говорить, что политическая и культурная ситуация в России не могла быть более иной.В отличие от раздробленной Германии, это была централизованная многоэтническая империя, которая в первые десятилетия XIX века достигла беспрецедентного политического статуса и военной мощи. Однако многие политические, социальные и культурные факторы сделали Россию и ее интеллигенцию особенно восприимчивой к новой и модной идеологии, появившейся в Германии и стремительно охватившей всю Европу.

Запад – за или против?

С начала XVIII века, когда после реформ Петра Великого Россия впервые выступила в качестве крупной европейской державы и члена европейского союза, позиция России по отношению к Западу стала тревожным вопросом для ее элита. Первоначальное восприятие этой проблемы было относительно безобидным. Принято считать, что Россия отстала от своих западных коллег, но, будучи «молодой страной», время было на ее стороне, и она быстро сокращала отставание. Рабское подражание западным обычаям обычно высмеивалось и осуждалось, но необходимость брать уроки у более передовых стран оставалась в России неоспоримой, по крайней мере, до времен Французской революции и, за исключением оголтелого патриотизма Шишкова и его последователей, сверх того.Лишь после наполеоновских войн и восстания декабристов 1825 г., когда, по выражению Николая Рязановского, пути российского государства и российского общества стали расходиться, это оптимистическое и более или менее общечеловеческое мировоззрение уступило место различных и противоречивых идеологий.

Широко известно, что дискуссия об исторической судьбе России была порождена публикацией в 1836 году так называемого Первого философского письма Петра Чаадаева.Ученые до сих пор спорят, как этот экстравагантный и противоречивый документ, первоначально написанный на французском языке, мог пройти через жесткую цензуру царской России. Чаадаев винил во всех бедах русской истории роковой выбор религии. По его словам, восточное христианство отделило Россию и от Запада, и от исламского Востока и оставило ее в цивилизационной пустоте:

Мы не принадлежим ни к одной из великих семей человечества; мы не с Запада и не с Востока, и у нас нет ни того, ни другого.Мы стоим как бы вне времени; всеобщее образование человечества нас не коснулось.

Чаадаев настаивал на том, что Россия как нация и государство не имеет никакой истории, и еще более возмутительно утверждал, что Западная Европа даже после Реформации и Французской революции (в своем Письме он ни разу не упомянул ни об одном из этих исторических событий) пример духовного единства на основе католицизма. Однако общественность, как и власти, очень серьезно отнеслись к его аргументам, поскольку он был первым человеком, открыто бросившим вызов доктрине Православия-Самодержавия-Народности.Эта доктрина, выработанная министром просвещения Сергеем Уваровым, к тому времени утвердилась в качестве официальной идеологии Российской империи. Она определяла русскую государственность как веру в догматы господствующей церкви и существующий политический строй, институты, которые, по мнению идеологов Православия-Самодержавия-Народности, спасли Россию от уже испытанной Западом деградации. Журнал, в котором было опубликовано Письмо Чаадаева, был закрыт, его редактор сослан, а Чаадаев официально признан невменяемым и навсегда лишен права публиковать свои работы.Тем не менее публикация его Письма вызвала всплеск национального самоанализа.

Западники против славянофилов

Ответы на него помогли определить основные течения, доминировавшие в российской политической мысли до настоящего времени, – так называемые западники и славянофилы. Первые рассматривали петровские реформы как незавершенный проект. За ассимиляцией западных манер и культурных норм образованной элитой должно было последовать принятие западных политических институтов; главное, парламентская демократия, равенство перед законом, правовая система и свободная пресса. Только завершив процесс вестернизации, Россия сможет наконец конкурировать со своими европейскими соседями – не только в военном, но и в экономическом, политическом и культурном отношении. Наоборот, славянофилы верили в sonderweg России, исходя из ее допетровского исторического наследия: своеобразной духовности и общинной религиозности ( соборность ). По мнению славянофилов, Россия должна была отказаться от неуместной вестернизации и вернуться к своим настоящим крестьянским и православным корням.

Таким образом, общий спектр идеологических позиций относительно миссии России и ее отношений с Западом можно систематизировать на основе ответов адептов каждой идеологии на два основных вопроса: сопоставима ли Россия с Западом или имеет свою уникальную формы развития; превосходят ли российские традиции и обычаи западные или уступают им.

Этот выбор идеологических вариантов до сих пор определяет политические дебаты в России. Самое главное, что изменилось со времен романтического национализма, — это определение Запада. Если в 1830-х годах это понятие использовалось более или менее как синоним Европы, то теперь оно означает в основном США, которые заменили Францию ​​как воплощение западных ценностей и взглядов. (Другое существенное изменение — появление евразийства — идеологического движения, не рассматривающего Россию ни как часть Европы, ни как отдельную цивилизацию, а включающую ее в более широкое сообщество восточных народов; но это идейное течение никогда не находило отклика в народное воображение и, во всяком случае, выходит за рамки этого эссе.)

Естественно, сфера публичных дебатов была в лучшем случае асимметричной. Сторонники официальной идеологии не только имели в своем распоряжении все каналы распространения своих идей, но и могли контролировать выражения противоречивых взглядов посредством цензуры и прямых репрессий. Напротив, их оппонентам приходилось полагаться на устные обсуждения в закрытых салонах и кружках, используя рукописи, намеки и двусмысленности в опубликованных текстах. Главная роль здесь неизбежно принадлежала литературе и ее интерпретациям.

Русский экстаз Гоголя

Литературные критики стали ключевыми фигурами в первой открытой полемике о миссии России как нации, в центре которой была интерпретация художественного произведения, а именно « мертвых душ » Николая Гоголя (1842). В своей книге Гоголь стремился разрешить спор западников и славянофилов. Неудивительно, что обе группы называли его сторонником своей позиции и спорили о том, следует ли читать роман как апофеоз или как резкое осуждение России.Как и большинство великих произведений искусства, «Мертвые души » допускали противоречивое прочтение, тем более что Гоголь породил оригинальную и своеобразную версию русской исключительности, которая не утратила своей привлекательности и оставалась популярной вне идеологических границ на протяжении более века с лишним. половина.

Гоголь изображал Россию глубоко ущербной страной, но он был также убежден, что этот народ мертвых душ имеет право на какое-то мистическое возрождение не вопреки своей нищете и безнадежной греховности, а именно благодаря ей. Религиозное происхождение этой идеи самоочевидно. Иисус в Евангелиях много раз повторял, что «последние будут первыми», и все же Гоголь кажется первым писателем и мыслителем, прочитавшим эти учения в рамках романтического национализма и применившим их не к отдельным лицам, а к нации как органическое целое. В конце первой части «Мертвые души » тройка (три лошади, тянущие карету, в которой убегают из города аферист Чичиков и его пьяная карета Селифан) трансформируется в образ нации, славно превосходящий все остальные :

Не так ли, как смелая тройка, которую нельзя обогнать, мчишься ты, Россия, страна моя? Под тобою дымятся дороги, гремят мосты; все осталось, все останется позади тебя.Зритель останавливается в изумлении, как от чуда Божия. Это молния, сошедшая с небес?.. Да на тройке летит, одухотворенная Богом! О Россия, куда ты мчишься? Отвечать! Но она не отвечает; конские колокольчики раздаются дивным звуком; расколотый воздух превращается в бурю, и гремит гром; Россия пролетает мимо всего на земле; и другие народы, королевства и империи смотрят косо, отступая в сторону, чтобы уступить ей дорогу!

За первой частью « Мертвых душ » должны были последовать две другие, которые должны были показать сам процесс этого призрачного превращения России в идеальное сообщество, а ее жителей — в гармоничное общество. Мертвые души первой части должны были пережить нравственное возрождение. Гоголь дважды писал вторую часть « Мертвых душ » и оба раза сжигал рукопись из-за собственного недовольства и неоднозначной реакции первых слушателей. После второй неудачи он перестал принимать пищу и умер, так и не начав третью часть.

Русские ученые давно показали, что общий план романа, или «поэмы», как предпочитал называть ее сам Гоголь, построен по образцу «Божественной комедии» Данте .Опубликованная первая часть соответствовала Inferno , сгоревшая вторая часть должна была играть роль Purgatory , а воображаемая третья часть — Paradise . Параллели между планами этих двух шедевров европейской литературы ясны и непротиворечивы. Тем не менее, разница между ними не менее разительна. Данте отправил свое поэтическое альтер-эго путешествовать по трансцендентным сферам из ада в рай; однако, в отличие от Гоголя, он никогда не предусматривал немедленного превращения Ада в Рай.

Гоголевская трилогия осталась незавершенной, и в любом случае общий замысел его «поэмы», вероятно, был слишком смел, чтобы его могли понять современные ему критики, чей подход находился под влиянием партийных распрей и предрассудков. И все же Гоголь был не одинок в своем видении прошлого, настоящего и будущего России. Интересно, что и сам Чаадаев думал примерно так же.

В 1837 году, через год после фатальной публикации первого Письма , он написал Апология сумасшедшего , где полностью переформулировал свою позицию.Мы никогда не узнаем точных мотивов этой смены направления. Чаадаев, возможно, надеялся реабилитироваться в глазах властей; он мог искренне изменить свое мировоззрение или даже рассматривать свое новое положение как логическое следствие старого. Известно только, что Извинение не привело к улучшению его положения: оно осталось неопубликованным и запрет на имя автора не был снят.

Во всяком случае, Чаадаев в Апологии предпочел не отказываться от своей прежней антироссийской обличительной речи. Вместо этого он утверждал, что его дальнейшие рассуждения на ту же тему неизбежно привели его к выводам, что у России самое славное будущее, которое только можно себе представить:

Поскольку мы пришли после других, наш долг — быть лучше других… У меня есть глубокое убеждение, что мы призваны решить большинство проблем общественного устройства, реализовать большинство идей старых обществ. , чтобы высказаться по большинству серьезных вопросов, которые занимают человечество.

Стоит отметить, что в конце Апология сумасшедшего Чаадаев фактически обличил Гоголя, противопоставив осуждение его Письма успеху Ревизора комедии Гоголя, в которой он показывает свою страну в столь же беспощадном свете.Чувствуется, что Чаадаев видел в Гоголе своего главного соперника в рассуждениях об исторической судьбе и провидческой миссии России.

Россия возвращается в будущее

Таким образом, в конце 1830-х — начале 1840-х годов Чаадаев и Гоголь — независимо друг от друга — создали логическую, вернее, сверхлогическую схему, согласно которой главные преимущества России заключались в ее отсталости, и предусмотрели для своей страны резкий трансформационный скачок, который однажды позволит ему возглавить концерт наций. У этой идеи было много последователей среди писателей и мыслителей, во всем остальном совершенно непохожих друг на друга. Большинство из них ожидали, что это преображение произойдет скорее раньше, чем позже, и стремились стать не только пророками, но и свидетелями такого чудесного изменения.

В 1854 году, во время Крымской войны, крупнейший мыслитель и поэт славянофилов Алексей Хомяков написал стихотворение под названием «Россия» — страстное осуждение своей страны, которое, на первый взгляд, не сулит ничего хорошего с его националистическими убеждениями:

В судах черных черной неправдой, / Игом рабства отмеченных, / Полных безбожной лести, гнилой лжи / И лени смертельной и постыдной / И всякой мерзости.

Однако этот порыв негодования закончился, казалось бы, неожиданным, но вполне предсказуемым восклицанием: «О недостойный избрания / Вы избраны!»

Оппоненты Хомякова с другой стороны политического спектра были менее склонны к библейским аллюзиям, но вполне готовы принять ту же логику. Воинствующий западник Николай Чернышевский считал, что революционный дух русских крестьян принесет неминуемое освобождение, и закончил свой знаменитый роман Что делать? (1863 г.) с описанием идеальной гармонии, вызванной победоносной революцией, которая должна была произойти через два года после того, как он писал свой роман в тюрьме.Другой радикал, Александр Герцен, парадоксально прославленный Исайей Берлином как один из величайших европейских либералов, глубоко разочаровался в буржуазном Западе и лелеял мысль, что традиции крестьянской общины делают Россию идеальным местом для будущего социалистического общества. В конце 19 — начале 20 веков этот образ мышления определял учения так называемых «народников», но такой заклятый противник народников, как Ленин, также настаивал на том, что социалистическая революция победит не в наиболее развитых капиталистических странах, а в наименее развитый.Как догматический марксист, Ленин не мог не видеть, что эта идея противоречит духу и букве экономического детерминизма, который он якобы исповедовал. Но магия трансформационного скачка привлекала его больше, чем логика ортодоксального марксизма.

Взгляды идеологических противников на природу и характер той трансформации, которую должна была претерпеть Россия, могли быть совершенно разными, но большинство из них сходилось во мнении, что такая трансформация возможна и желательна, и восхищались ее размерами и масштабами.Если Гоголь полагал, что русская птица-тройка перенесет Чичикова из ада в рай, но не нашел художественных средств для подробного описания этого путешествия, то Достоевский сделал своей визитной карточкой описание движения человеческой души между абсолютным добром и абсолютным злом. В своем первом крупном романе « Преступление и наказание » убийца наконец становится мучеником, и в своих духовных поисках его направляет святая проститутка. В своем последнем романе « Братья Карамазовы » Дмитрий Карамазов признается:

Этот человек высокого ума и сердца начинается с идеала Мадонны и заканчивается идеалом Содома. Еще ужаснее то, что человек с идеалом Содома в душе не отрекается от идеала Мадонны, и сердце его может гореть этим идеалом, действительно гореть, как в дни юности и невинности. Да, человек широк, слишком широк. Я бы его поуже… Бог и дьявол там борются и полем битвы является сердце человека.

Дмитрий говорит здесь о «человеке» вообще, но чаще всего (в русском гугле можно найти десятки примеров) его слова цитируются некорректно, так как «русский человек широк».Анализ Достоевским человеческой природы был переосмыслен как анализ «русской души». Однако такая интерпретация не представляется полностью противоречащей намерениям автора, рассматривавшего русскую душу как идеальное воплощение человеческой природы. Достоевский настаивал на том, что русский человек достаточно широк, чтобы понять и включить в свой мир все остальные национальные души.

На пути к «всечеловечеству»

Эта мысль в полной мере выражена в последнем сочинении Достоевского, которое можно считать его завещанием: в знаменитой пушкинской речи, произнесенной им на торжествах по случаю открытия памятника Пушкину в Москве в июне 1880 года, за полгода до его смерти. К тому времени статус Пушкина как национального поэта уже утвердился, и, согласно традициям романтического национализма, Достоевский должен был делать выводы о миссии нации из произведений ее величайшего автора. Представить самого космополитичного русского поэта как символ «русской индивидуальности» было непростой задачей, но Достоевский нашел элегантное и сильное решение. Своеобразие Пушкина, а потому и России, он видел в их исключительной способности понимать другие народы лучше, чем эти народы способны понять самих себя:

В литературе Европы были люди колоссального художественного гения – Шекспир, Сервантес, Шиллер.Но покажите мне кого-нибудь из этих великих гениев, обладавших бы такой способностью к всеобщему сочувствию, как наш Пушкин. Эту способность, выдающуюся способность нашего народа он разделяет с нашим народом, и благодаря этому он прежде всего наш национальный поэт. Величайшие из европейских поэтов никогда не могли так сильно воплотить в себе гений чужого, даже соседнего народа, его дух во всей его скрытой глубине и все его стремление к назначенному ему концу, как это мог сделать Пушкин.

Этот анализ имеет и четкое политическое измерение: нация, которая может понять любую другую нацию, является естественным лидером международного порядка.Прославление универсального гения Пушкина становится тонко завуалированной легитимацией империалистических целей России:

Неужто мы тогда сразу обратились к самому живому воссоединению, к единению всего человечества! Не в духе вражды (как можно было бы подумать), а в дружелюбии и совершенной любви мы приняли в свою душу гениев чужих народов, всех одинаково, без предпочтения расы, способных инстинктом почти с самого начала шаг различить, сбросить со счетов различия, извинить и примирить их… Наш удел – всеобщность, завоеванная не мечом, а силой братства и нашим братским стремлением к воссоединению человечества.В чем сила духа русской народности, как не в его стремлении к конечной цели универсальности и всечеловечности?

Достоевский знал, что Россия бедна и отстала, и не предвидел ее процветания и развития в обозримом будущем. Вместо этого он решил процитировать другого великого русского поэта и воинствующего империалиста Федора Тютчева: «Эту бедную землю Христос прошел с благословением, в крепостной одежде. Почему же нам не вместить Его последнего слова?» — заключил Достоевский.Последние еще раз должны были стать первыми.

Русская литература сыграла большую, если не решающую роль в формировании дискурса русской исключительности, как отрицательной, так и положительной. Однако сама русская литература была преимущественно европейским культурным институтом, который в своем нынешнем виде был воспринят в России в процессе европеизирующих реформ XVIII века. Русская литература основывалась на европейских формах, но играла в национальной жизни такую ​​роль, какой она никогда не играла в западных странах.Таким образом, он стал и вполне доступным, и по своей сути экзотическим для европейского зрителя и способствовал созданию как внутри России, так и за рубежом образа страны, одновременно находящейся внутри Европы и вне ее. Более века как русский, так и западный читатель, следуя заветам романтического национализма, исследовали «мрачные глубины» (как выразился Милан Кундера) Достоевского и его ровесников, чтобы найти ответы на вопросы о России, ее душе, ее национальный характер и его предназначение.Результаты этого поиска, возможно, не были полностью надежными, но, тем не менее, процесс всегда был захватывающим и полезным.

Художественные направления в русской литературе 19 века. Направления в русской литературе 19 века

ВСЕВОЛОД САХАРОВ

В XIX веке русская литература достигла небывалых высот, поэтому этот период часто называют «золотым веком»

Одним из первых событий стало переиздание CAP.Вслед за ним были напечатаны 4 тома «Словаря церковнославянского и русского языка». За век мир узнал о самых талантливых прозаиках и поэтах. Их произведения заняли достойное место в мировой культуре и оказали влияние на творчество зарубежных писателей.

Русская литература XVIII века характеризовалась очень спокойным развитием. На протяжении века поэты воспевали чувство человеческого достоинства и пытались привить читателю высокие нравственные идеалы.Лишь в конце 90-х стали появляться более смелые работы, авторы которых подчеркивали психологию личности, чувства и эмоции.

Почему русская литература XIX века достигла такого развития? Это было связано с событиями, происходившими в политической и культурной жизни страны. Это и война с Турцией, и вторжение армии Наполеона, и публичная казнь оппозиционеров, и искоренение крепостного права… Все это дало толчок к появлению совершенно иных стилистических приемов.

Видный представитель русской литературы 19 века – Александр Сергеевич Пушкин. Всесторонне развитый и высокообразованный человек смог достичь вершины просветления. К 37 годам он был известен всему миру. Стал известен благодаря поэме «Руслан и Людмила». А «Евгений Онегин» и по сей день ассоциируется с путеводителем по русской жизни. Пушкин стал основоположником традиции написания литературных произведений. Его герои, совершенно новые и оригинальные для того времени, покорили сердца миллионов современников.Взять хотя бы Татьяну Ларину! Ум, красота и черты, присущие только русской душе, – все это прекрасно сочеталось в ее образе.

Еще один автор, навсегда вошедший в историю русской литературы XIX века, – М. Лермонтов. Он продолжил лучшие традиции Пушкина. Как и его учитель, он пытался понять свою судьбу. Они очень хотели донести свои принципы до власти. Некоторые сравнивали поэтов того времени с пророками. Эти писатели оказали влияние и на развитие русской литературы ХХ века.Они придали ей черты публичности.

Именно на XIX век приходится становление реалистической литературы. Славянофилы и западники постоянно спорили об особенностях исторического становления России. С этого времени стал развиваться реалистический жанр. Писатели стали наделять свои произведения чертами психологии и философии. Развитие поэзии русской литературы 19 века начинает затухать.

В конце века такие писатели, как А. П. Чехов, А.Н. Островский, Н. С. Лесков, М. Горький. В большинстве произведений начинают прослеживаться дореволюционные настроения. Реалистическая традиция начинает отходить на второй план. Ее вытеснила декадентская литература. Ее мистицизм и религиозность пришлись по вкусу как критикам, так и читателям.

Стилевые направления русской литературы XIX века:

  1. Романтизм . Романтизм известен русской литературе со времен Средневековья. Но 19 век придал ему совсем другие оттенки.Оно зародилось не в России, а в Германии, но постепенно проникло в произведения наших писателей. Русской литературе 19 века свойственны романтические настроения. Они нашли отражение в стихах Пушкина и прослеживаются в самых первых произведениях Гоголя.
  2. Сентиментализм . Сентиментализм начал развиваться в самом начале 19 века. Он делает акцент на чувственности. В русской литературе 18 века уже прослеживаются первые черты этого направления.Карамзин сумел раскрыть его во всех его проявлениях. Он вдохновлял многих авторов, и они следовали его принципам.
  3. сатирическая проза . В 19 веке в русской литературе стали появляться сатирические и публицистические произведения, особенно в творчестве Гоголя. В самом начале своего пути он пытался описать свою родину. Основными чертами его произведений является недопустимость бездарности и тунеядства. Оно затронуло все слои общества — помещиков, крестьян, чиновников.Он пытался обратить внимание читателей на бедность духовного мира состоятельных людей.
    1. реалистический роман . Во второй половине XIX века русская литература признала романтические идеалы абсолютно несостоятельными. Авторы стремились показать реальные черты общества. Лучший пример — проза Достоевского. Автор резко отреагировал на настроение народа. Изображая прототипы друзей, Достоевский пытался затронуть самые острые проблемы общества.Именно в это время появился образ «лишнего человека». Происходит переоценка ценностей. Судьба народа уже ничего не значит. В первую очередь это представители общества.
  4. народная поэма . В русской литературе 19 века народная поэзия занимает второстепенное место. Но, несмотря на это, Некрасов не упускает возможности создавать произведения, сочетающие в себе несколько жанров: революционный, крестьянский и героический. Его голос не дает забыть о значении рифмы.Стихотворение «Кому на Руси жить хорошо?» является лучшим примером реальной жизни того времени.

Конец 19 века

В конце 19 века Чехов был на пике популярности. В самом начале его карьеры критики неоднократно отмечали его равнодушие к острым социальным темам. Но его шедевры были очень популярны. Он следовал принципам Пушкина. Каждый представитель русской литературы XIX века создал свой маленький художественный мир.Их герои хотели добиться большего, боролись, переживали… Некоторые хотели быть нужными и счастливыми. Другие намеревались искоренить социальную несостоятельность. Третьи пережили собственную трагедию. Но каждая работа замечательна тем, что отражает реалии века.

&копия Всеволода Сахарова. Все права защищены.

Урок: Литература

Тема урока: Особенности литературного процесса второй половины XIX века (2 занятия)

10 класс

OU: МАОУ СОШ №16, г. Екатеринбург

учитель-предметник: Ушакова Л.С.

УМК: Учебник литературы для 10 класса. Часть 1. Авторы: В. Сахаров, С. Зинин. Москва “Русское слово”, 2007

Тема урока

Особенности литературного процесса второй половины XIX века

Цели учителя

Выявить уровень литературного развития учащихся 10-х классов, круг их чтения, читательские интересы, литературный кругозор; расширить представление о литературе как искусстве слова, отражающем жизнь человека и общества; дать общую характеристику историко-культурного развития России во второй половине XIX века; углублять понимание классики, классической литературы

Тип урока

Урок работы с информационным текстом по технологии «Развитие критического мышления через чтение и письмо»

Планируемые образовательные результаты

Личностные: способность к самооценке по критерию успешности учебной деятельности; ориентация на понимание причин успеха в учебной деятельности; формирование учебно-познавательного интереса к новому учебному материалу и методам решения новой частной задачи.

Познавательная: поиск необходимой информации для выполнения учебных заданий с использованием учебной литературы; формирование умения систематизировать и анализировать информацию на всех этапах ее усвоения; навыки осознанного, «вдумчивого» чтения; умение давать рефлексивную оценку пройденному; использованиезнаково-символических средств, в том числе моделей и схем решения задач.

Коммуникативные: построение небольших монологических высказываний, совместная деятельность рабочих групп с учетом конкретных учебно-познавательных задач.

Регулятор: прием и сохранение учебного задания; планирование своих действий в соответствии с заданием и условиями его выполнения, в том числе во внутреннем плане; внесение необходимых коррективов в действие после его совершения на основании его оценки и с учетом характера допущенных ошибок; выполнение учебных действий в материализованной, громкоречевой и мыслительной форме.

Тема: выявление основных этапов развития русской классической литературы второй половины XIX века, литературных направлений и жанров, художественных методов, русского литературоведения.

Методы и формы обучения

поиск, индивидуальная работа, групповая работа

Средства обучения

Учебник, раздаточный материал

трюки

«Корзина» идей, стратегия «Зигзаг-1», «Сводная таблица», «Дейзи Блум», презентации

Девятнадцатый век, железный, воистину жестокий век!

Блок Александр

Во время занятий

Этап вызова

1.Слово учителя. Вводная беседа.

Тема нашего урока: «Особенности литературного процесса второй половины XIX века».

Наша задача – выявить основные этапы развития русской классической литературы XIX века, литературные направления и жанры, художественные методы, русское литературоведение. Эпиграфом к нашему уроку я взял слова поэта Александра Блока: «Век девятнадцатый, железный, поистине жестокий век!»

2. Прием «Корзина» идей.

слово учителя

60-70-е годы 19 века стали поворотным периодом в истории России. Характеризуя эти годы, Л.Н. Толстой подчеркивал: «Все это перевернулось с ног на голову и становится только лучше». Что такое “все”? О каких исторических событиях идет речь? Сначала каждый из вас вспомнит и запишет в тетрадь все, что знает по данному вопросу (строго индивидуальная работа, продолжительность 1-2 минуты). Затем объединяйтесь в пары и обменивайтесь информацией, озвучивайте ее.(Вся информация кратко записывается в виде конспектов учителем в «корзину» идей (без комментариев), даже если они ошибочны. Факты, мнения, названия, проблемы, понятия, относящиеся к теме урока, могут быть «сбрасывается» в корзину идей.Далее в ходе курсового занятия эти факты или мнения, проблемы или понятия, которые разбросаны в сознании ребенка, можно соединить в логическую цепочку).

Предлагаемый ответ

1853-1856 – Крымская война; 1854 г. – осада Севастополя;

1855 г. – восшествие на престол Александра II;

1861 – отмена крепостного права;

1863-1864 гг. – окончание Кавказской войны.

Абсолютный спад производства, рост безработицы.

Распространение образования, прогресс отечественной науки.

слово учителя

Прежде всего Л.Н. Толстой говорил о системе нравственных ценностей и ломке общественных устоев. Прежде всего был взорван крестьянский быт, а крестьянство в России было синонимом слова «народ». Вся старая система жизненных ценностей трещала по швам. Оно выливалось иногда в трагические, отвратительные формы.Произошло уничтожение, с одной стороны, древней крестьянской культуры, с другой, дворянской, и создание новой, национальной культуры не было делом одного века. Для человека потеря привычных ценностей – это потеря смысла жизни. В России «ответственной за смысл жизни» была литература.

Стадия понимания содержания.

слово учителя

К середине XIX века в русской литературе завершился процесс выработки основных принципов изображения действительности. установлен реализм. и литературы 19 века. становится настоящей движущей силой всей русской художественной культуры. Основной чертой реализма как творческого метода является повышенное внимание к социальной стороне действительности. Задача правдиво показать и исследовать жизнь предполагает множество приемов реалистического изображения действительности, поэтому произведения русских писателей так разнообразны как по форме, так и по содержанию. Главное в этом методе, по мнению теоретиков-реалистов, — типирование. Образы реалистического произведения отражают общие законы бытия, а не живых людей.Любой образ соткан из типичных черт, проявляющихся в типичных обстоятельствах. Это парадокс искусства. Образ нельзя соотносить с живым человеком, он богаче конкретного человека — отсюда объективность реализма. У каждого свой принцип отбора фактов действительности, который обязательно выявляет субъективный взгляд художника. У каждого художника своя мера.

Реализм как способ изображения действительности во второй половине XIX века. был назван критическим реализмом, так как его основной задачей была критика действительности, а основной проблемой, получившей широкое освещение, был вопрос о взаимоотношениях человека и общества.В какой мере общество влияет на судьбу героя? Кто виноват в том, что человек несчастен? Что можно сделать, чтобы изменить людей и мир? – таковы основные вопросы литературы вообще, русской литературы второй половины XIX века. – особенно. Главным вопросом, который волновал всю мыслящую интеллигенцию, был вопрос: «По какому пути пойдет Россия?»

Он разделил всех на два лагеря: славянофилов и западников. Различия между ними заключались в определении основного направления, по которому должна идти Россия.

1 .Стратегия Зигзаг-1

Целью данной методики является изучение и систематизация большого количества материала. Для этого текст разбивается на смысловые отрывки для взаимного обучения. Количество проходов должно соответствовать количеству участников группы.

  1. Жители Запада.
  2. Славянофилы.
  3. Грунтовки.
  4. Революционные демократы.
  5. Эпоха русского романа
  6. Русская драматургия XIX века

Западничество

Западничество — течение русской общественной мысли, сложившееся в 1840-е годы.Объективный смысл западничества состоял в борьбе с крепостничеством и в признании «западного», т.е. буржуазного пути развития России. Западничество представлял В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Т.Н. Грановский, В.П. Боткин, П.В. Анненков, И.С. В. Н. Майков и другие. Представители западничества выступали за «европеизацию» страны — отмену крепостного права, установление личных свобод, особенно свободы слова, для широкого и всестороннего развития промышленности; высоко оценили реформы Петра I, так как они, по их мнению, ориентировали Россию на европейский путь развития.Продвижение по этому пути, считали представители западничества, должно привести к укреплению законности, надежной защите прав граждан от судебного и административного произвола, раскрытию их экономической инициативы, словом, к полному победа либерализма. В области искусства и эстетики западники выступали против романтизма и поддерживали реалистические стили, прежде всего в творчестве Н. В. Гоголя и представителей натуральной школы. Главной платформой западничества были журналы «Отечественные записки» и «Современник».В журналах, ставших органами западничества, наряду с научными и научно-популярными статьями, пропагандировавшими успехи европейской науки и философии («Немецкая литература», 1843, Боткина), оспаривалась славянофильская теория общины и идеи общего исторического развития. России и других европейских стран. широко культивировался жанр путевых очерков-писем: «Письма из-за границы» (1841-43) и «Письма из Парижа» (1847-48) Анненкова, «Письма об Испании» (1847-49) Боткина, « «Письма с авеню Мариньи» (1847) Герцена, «Письма из Берлина» (1847) Тургенева и др.Большую роль в распространении идей западничества сыграла педагогическая деятельность профессоров Московского университета, прежде всего публичные лекции Грановского. Споры западников и славянофилов нашли отражение в «Записках охотника» Тургенева, «Былом и думах» Герцена (1855-68) и «Сороке-воришке» (1848), «Тарантасе» (1845) В. А. Соллогуб и др.


Славянофильство

Славянофильство – направление в общественной, литературной и философской мысли России середины XIX века.Основными идеологами славянофильства являются А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. и является. Аксаков, Ю.Ф. Самарин. Они призывали опираться на национальные традиции, понимали, что России нужны реформы, но выступали только за такие преобразования, которые не противоречили бы исконно славянскому духу. Славянофильство не является философской школой, однако авторов учения объединяют общие предпосылки к творчество: вера в то, что в основе человеческой культуры лежит религиозная вера, формирующая народные обычаи, искусство, литературу, науку.Славянофилы шли от православия к народу, а не наоборот. Они ратовали за сохранение народных корней, из которых должно вырасти высшее образование нации, и резко критиковали психологию бездумного заимствования. Киреевский первым признал национальность в поэзии А.С. Пушкин: «Недостаточно быть поэтом, чтобы быть популярным: надо быть воспитанным, так сказать, в центре жизни своего народа, разделять надежды своего отечества, его стремления, его потери, в словом, живи им жизнью и выражай ее невольно, выражаясь» (И. В. Киреевский. Кое-что о природе пушкинской поэзии, 1828). П.В. Киреевский, младший брат И.В. Киреевский, был собирателем русских народных песен; его сборник был издан в 1860-74 в 10 томах. Близок к славянофилам был поэт Н. М. Языков, который в 1844 г. обрушился на западников с гневным посланием «К не нашим». В круг славянофилов входили историк-архивист Д.А. Валуева, опубликовавшего в 1845 г. «Сборник историко-статистических сведений о России и единоверных народах», одно из первых серьезных исследований в России о славянах.Первым печатным изданием славянофилов был журнал «Московский сборник», который в 1852 г. был закрыт сразу после выхода в свет первого номера статьи И. Киреевского «О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению». России». Обвинения министра народного просвещения, связанные с тем, что автор статьи недооценивает реформы Петра I, высказывает мысли об отчуждении западного образования, не соответствующие типам правления, и приводит понятие национальности доведено до опасной крайности. Всем славянофилам предписывалось печататься только с особого согласия Главного управления цензуры. Ограничение было снято только в 1856 г., и тогда журнал “Русская беседа” (1856-60) стал выходить регулярно. В 1861-65 гг. И.С. Аксаков издавал газету «День». В историко-культурной перспективе славянофильство трансформировалось в почвенство и панславизм.

обработка почвы

Почвенничество — русское литературно-критическое и философско-эстетическое течение, сложившееся в атмосфере идейных конфликтов 1860-х гг.Ведущие теоретики почвоведения А.А. Григорьев, М.М. Достоевский, Ф.М. Достоевский и Н.Н. Страхова объединяла идея слияния «просвещенного общества» с «национальной почвой», на основе которой, по их мнению, должно было быть обеспечено духовное и социальное развитие России. Понятие обособленности от земли по отношению к русской интеллигенции, отошедшей от народа после реформ Петра Великого, использовал в 1847 г. К.С. Аксакова: «Мы подобны растениям, обнажившим свои корни из почвы» (Московский литературно-научный сборник за 1847 г. ).В дальнейшем эти слова неоднократно варьировались Достоевским: «Выражения, что мы оторвались от нашей почвы, что мы должны искать свою землю, были излюбленными оборотами Федора Михайловича», — писал Страхов (Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников). Организационным центром почвенников были журналы “Время” (1861-63) и “Эпоха” (1864-65), издававшиеся братьями Достоевскими. Генетически почвенничество восходит к так называемому «молодому изданию» журнала «Москвитянин» (1841—1856), вдохновителем и ведущим критиком которого в 1850—1856 годах был Григорьев.В философско-эстетическом плане почвенство было консервативной формой философского романтизма. Интерес к людям сочетался у почвоведов с обостренным вниманием к человеческой личности. Эстетические концепции Ф.М. Достоевского, которые не были выражены в виде целостной системы, были сформулированы им в отдельных положениях: по Достоевскому, истинное искусство в косвенной форме способствует совершенствованию личности, но от него нельзя требовать общественной пользы. В страхововской концепции почвы вся история русской литературы предстает как история «постепенного освобождения русского ума и чувств от западных влияний, постепенного развития нашего самосознания в словесном искусстве» (там же). Органическим результатом развития всей русской литературы явилась, по мнению Страхова, эпопея Л.Н. и чужой» (Н. Н. Страхов. Критические статьи). В объявлении о подписке на журнал «Время» за 1863 год, который был одним из самых ярких манифестов почвенного движения, М.М. Достоевский писал: «Мы вносим новую мысль о полной нравственной самостоятельности народа, мы защищаем Россию, наш корень, наши начала. Почвенизм подвергся резкой критике со стороны представителей либеральной, консервативной, революционно-демократической и народнической публицистики (М. А. Антонович, М. Е. Салтыков-Щедрин, Д. И. Писарев, Г. И. Успенский, Н. К. Михайловский, Н. В. Шелгунов), а затем марксистской (Г. В. Плеханов, А. В. Луначарский, М. , Горький). Современное западное литературоведение нередко обращается к широкому кругу почвенных представлений, трактуя их как «подлинное проявление» «русской национальной идентичности».

Философия революционных демократов

Становление и развитие революционно-демократической идеологии в России связано с именами В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. И. Добролюбова, Д. И. Писарева, а также с именами М. В. Буташевича-Петрашевского и М. А. Спешнева.Революционные демократы боролись за отмену самодержавия и крепостничества, были сторонниками социалистического преобразования страны. Их социализм назывался утопическим, так как считалось, что переход к социализму через преобразование крестьянской общины в обход капитализма было не осуществимо мирным путем.Они создали философско-социологическое учение, которое по теоретическому богатству, по широте и глубине постановки и решения проблем превосходит многое из того, что было сделано в философии другими представителями этого направления.

Революционные демократы объединились в понимании путей преобразования России. Этот путь был связан с построением социализма в России на основе общинной, коллективной собственности на средства производства. В то же время строительство социализма В.Г. Белинский представлял путь революционных преобразований и экспроприации помещичьих земель и владений. Герцен был сторонником спокойных революционных перемен без насилия и гражданской войны.

Основные положения теории «русского социализма» разработал Александр Иванович Герцен (1812 – 1870). Он пришел к выводу, что страной, в которой возможно соединение социалистических идей с исторической действительностью, является Россия, где существует общинное землевладение. В русском крестьянском мире, утверждал он, есть три начала, позволяющие осуществить экономический переворот, ведущий к социализму:

1) право каждого на землю,

2) общинная собственность на нее,

3) мирская правительство.

Эти общинные принципы, заключающие в себе «элементы нашего повседневного, непосредственного социализма», тормозят развитие сельского пролетариата и позволяют миновать стадию капиталистического развития: «Человек будущего в России — крестьянин, точно так же, как рабочий во Франции».

По Герцену, отмена крепостного права при сохранении общины позволит избежать печального опыта капиталистического развития Запада и перейти непосредственно к социализму.«Мы, — писал Герцен, — называем русским социализмом тот социализм, который идет от земли и крестьянской жизни, от фактического надела и существующего передела полей, от общинной собственности и общинного управления и идет вместе с рабочей артелью к той экономической справедливости, к которой социализм вообще стремится и которую подтверждает наука.

Герцен считал существовавшую в России общину основой, но отнюдь не готовой ячейкой будущего общественного порядка.Главный ее недостаток он видел в поглощении личности обществом.

1 ноября 1861 года Герцен выдвинул лозунг «К народу!», ставший на десятилетия призывом патриотически настроенной молодежи к активному участию в освободительном движении.

Публицистические выступления оказали большое влияние на общий ход рассуждений о социальных возможностях общины. Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889), особенно две его статьи – “Критика философских предубеждений против общей собственности” (1858) и «Хозяйственная деятельность и законодательство» (1859 г.).

Первый из них пришел к выводу, что существование первобытной общины в условиях достигнутой в текущем столетии высокой стадии цивилизации не является препятствием для ее вхождения в эту цивилизацию, поскольку в общинной собственности «высшая форма отношения человека к земле». Более того, как писал Чернышевский в другой статье годом ранее, общинная собственность обеспечивает владение землей за каждым крестьянином и «упрочивает народное благо гораздо лучше, чем частная собственность.Такая собственность находится в наилучшем положении для обеспечения успехов в сельском хозяйстве, так как общинная собственность «объединяет собственника, собственника и работника в одном лице».

В отличие от Герцена Чернышевского – убежденного демократа. Авторитет Чернышевского в освободительном движении начала 1860-х гг. был очень высок, и правительство поставило его под негласный надзор.В 1862 г., после приостановки журнала “Современник”, Чернышевский был заключен в тюрьму в Одиночное заключение в Петропавловской крепости.Здесь он пишет роман «Что делать?», который своим идейным содержанием оказал большое влияние на несколько поколений революционно настроенной молодежи, пытавшейся претворить в жизнь принципы разумного человеческого общежития. Особенно привлекателен в романе элемент аскетизма во имя общего дела, оказавшийся характерным для последующей революционной интеллигенции.

За отсутствием прямых доказательств Чернышевский признан виновным «в принятии мер по свержению существующего строя власти», приговорен к семи годам каторжных работ и вечному поселению в Сибири.Его сочинения были запрещены в России до первой русской революции.

Революционные демократы считали крестьянскую общину основой будущего экономического и политического строя. В этом проявлялась их утопичность, так как уже тогда община не представляла собой единого целого, она была расслоенной. По мнению Н.Г. Чернышевского, в «социальной республике» законодательная власть принадлежит народу, и правительство должно быть перед ним ответственно. Право народа, представленного Народным собранием, состоит в том, чтобы контролировать исполнительную власть.

Эпоха русского романа

“Русский роман” – понятие не национальное, а мировое. Именно так принято называть одну из самых удивительных страниц мировой культуры. Искусство ХХ века стоит на плечах русских гигантов: Тургенева, Достоевского, Толстого.

Русский роман — вершина литературы XIX века. Подъем не может быть долгим, поэтому эпоха русского романа умещается менее чем в три десятилетия.

Такова хронология эпохи русского романа.Белинский называл гемепикой частной жизни. Действительно, роман появляется там и тогда, когда возникает интерес к личности, когда мотивы ее поступков, ее внутренний мир становятся не менее важными, чем сами действия и поступки. Но человек не существует сам по себе, вне связей с обществом, шире – с миром. «Я» и мир, «я» в мире, «я» и судьба — вот вопросы, которые ставит роман. Таким образом, для его возникновения необходимо, чтобы человек «появился», но не только возник, но и осознал себя и свое место в мире.Психологический анализ стал потребностью эпохи. Русская литература мгновенно откликнулась: появился русский роман.

Ключевой проблемой русского романа была проблема героя, ищущего пути обновления своей жизни, героя, выразившего движение времени. В центре первых русских романов именно такие герои — Евгений Онегин и Григорий Александрович Печорин. Сюжет романа Пушкина построен на частной интриге, но черты характера героев и их жизненные истории последовательно и многосторонне мотивированы.Мог ли Пушкин представить себе, что и как он создал. Возможно нет. Но традиция установилась. От Пушкина потянулась череда романов, названных именами главных героев: Обломова, Рудина, лорда Головлева, Анны Карениной, Братьев Карамазовых. Начались поиски новой новой формы.

Роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» положит начало психологии в русской прозе: писатель открыл во «внутреннем человеке» совершенно «новый мир искусства». Цикл рассказов, объединенных образом главного героя, последовательно заменивших рассказчиков и авторское предисловие, превратился в роман.До сих пор ведутся споры о его жанровой природе, ибо в нем синтезированы все достижения русской прозы первых десятилетий XIX века. Но Гоголю форма романа показалась малой, и он создал поэму в прозе.

Итак, едва возникнув, русский роман смело нарушил жанровые каноны и стал развиваться так стремительно, что почти за четверть века если не исчерпал, то крайне раздвинул узкие границы жанровой формы. Это был самый значительный вклад русской литературы XIX века в мировую культуру.

Именно в 60-е и 70-е годы были созданы произведения, определившие лицо, национальное своеобразие и величие нашей литературы. Романы писались и после 1880 года, но уже не имели такого мирового значения.

Почему для ответа на вопрос о смысле жизни требовался жанр романа, а не какой-то другой жанр? Потому что поиск смысла жизни требует духовного изменения самого человека. Человек в поиске меняется. Сама эпоха, переломный момент, в котором он живет, подталкивает его к поискам смысла жизни.Путь Пьера Безухова невозможно представить вне войны 1812 года; Метание Раскольникова вне времени, когда могло произойти только «вещь фантастическая, мрачная, вещь современная, случай нашего времени»; Драма Базарова – вне предбурной атмосферы конца 50-х. Эпоха в романе – это цепь столкновений человека с людьми в водовороте событий. А для того, чтобы показать меняющегося человека в меняющемся времени, нужен большой жанр.

На страницах «Войны и мира» Л.Н. Толстого воссоздана «диалектика души» человека. И, хотя внутренняя жизнь личности у Толстого приобрела ценность сама по себе, эпическое начало в повествовании только усилилось.

Но русский роман, поставивший перед собой такие высокие и сложные задачи, конечно, сломал привычные представления об этом жанре. Очень характерна реакция зарубежных читателей на появление произведений Тургенева, Толстого, Достоевского. Прежде всего меня поразила простота сюжета, отсутствие острой интриги, внешней зрелищности; композиция казалась хаотичным нагромождением событий.

Однако вскоре выяснилось, что необычная форма русского романа есть выражение нового содержания, которого еще не знала европейская литература. Во-первых, новым был герой романа. Еще одна жанровая особенность русского романа – незавершенность сюжета. Раскольников находится на каторге, а Достоевский обещает нам продолжение его рассказа. Пьер в эпилоге — счастливый отец семейства, и мы чувствуем, как назревает драма. И самое главное, важные, «проклятые» вопросы до конца не решены.

Русская драматургия 19 века

Россия 18 века. Господствует классицизм и, следовательно, строгая иерархия жанров: комедия — «низкий» жанр, трагедия — «высокий», драма — «средний». Писателям 19 века достались только трагедия и комедия. Получают как бы для того, чтобы сразу нарушить все жанровые каноны. Пример тому — комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума», «высокая» комедия, которая, по словам А. С. Пушкина, «родственна трагедии».

Это было похоже на начало. Но появился русский роман, который как бы взял из «высокой» комедии своего героя, напряженно размышляющего о проблемах бытия, стремящегося перестроить жизнь, и ее нравственные проблемы, и «затянувшийся» сюжет, и и открытый финал, и название, несущее особый смысл, и, кроме всего прочего, говорящие имена персонажей.

Что осталось от русской комедии? «Пошлость вульгарного человека». Комедия строго укладывалась в рамки жанра, построенного на несоответствии героя и его представления о себе, реальных людях и высоком предназначении человека.Но «веселье мгновенно обратилось в печаль», как только появился гоголевский «Ревизор». Его комедия, в отличие от «Горя от ума», завязывалась «сама собой, всей своей массой, в один большой общий узел», и вызывала недоумение зрителей: как отсутствием положительного героя («единственное положительное лицо моей комедии смех»), и мираж интриги. Современники смогли понять и оценить комедию гораздо позже, и для того, чтобы объяснить ее, автору понадобилось написать не только «Театральные гастроли. ..» и «Письмо к писателю…», но и «Мертвые души». «Нечего на зеркало пенять, коли лицо кривое» — так звучит эпиграф к комедии (отметим, кстати, что сам эпиграф как бы взял на себя роль хора из древнего трагедии, задачей которой было объяснить зрителям смысл разыгрываемого на сцене действия, настроиться на правильное волновое восприятие). Эпиграф будет повторяться словами мэра: «Что вы смеетесь? Смеетесь ли вы над собой?» «Будьте не мертвыми, а живыми душами» — по сути, та же заветная авторская мысль воплотилась в стихотворении «Мертвые души».И снова проблема комедии ушла в другой текст, в русскую прозу.

Русская комедия на какое-то время исчерпала свои возможности, осталась без героев и проблем и уступила место водевилю. Эгоизм обусловлен тем, что водевиль не предполагает сатиры, «грозного оружия» в борьбе с пороками, а является развлекательным жанром, полностью удовлетворявшим потребности общества. Ведь театр – это место светского общения, где «блеск и мишура» – главные действующие лица как на сцене, так и в зале. Только А. Н. Островский смог вернуть русскую комедию на национальную почву.

«Номер четыре» — так, после «Недорослей», «Горя от ума» и «Ревизора» Белинский определил место пьесы Островского «Банкрот» («Свои люди — устроим!»). Ведь через комедийно-бытовой конфликт молодой драматург, как и его великие предшественники, сумел показать важные общероссийские проблемы, создать узнаваемые и яркие образы. Сочетание «высокого» с «низким» было уже у Гоголя, поэтому требовалась новая жанровая форма — драма.

Л. Штейн, исследователь творчества Островского, писал, что в пьесах драматурга происходил процесс превращения комедии в драму. Дело не только в том, что некоторые комедии являются комедиями только по названию. Введя термин «сцены», Островский сам освободил себя от обязанности строго следовать законам жанра. Главной причиной этого была сама реальность, подталкивающая сценическую форму комедии к драме. Сюда относится и повышенная потребность в описании обстановки… быта и нравов.Это приводит к тому, что порывистость комедийной интриги с самого начала ослаблена даже по сравнению с гоголевской комедией. Интрига Островского ближе к жизни, в ней приглушена стихия исключительного, из ряда вон выходящего. Еще одной причиной, сблизившей комедию Островского с драмой, было само появление положительных персонажей. В комедии Гоголя единственным положительным лицом был смех. В большинстве комедий Островского персонажи положительные, и всегда возможен драматический финал их судьбы.Тот факт, что это остается лишь возможностью, не устраняет основной тенденции конфликта. Он тяготеет к драме.

Драма, не прижившаяся на русской почве в начале века (исключение — лермонтовский «Маскарад»), утвердилась во второй половине XIX века, получив и свои проблемы, и своего героя, вернее , героиня. Ведь именно женщина в драмах Островского (Катерина в «Грозах», Лариса в «Приданом») становилась главной героиней.

Жанр драмы утвердился на русской сцене и получил развитие не только в творчестве А. Н. Островского, но и у Л. Н. Толстого: великий прозаик создал народную драму «Власть тьмы» и социально-психологическую драму «Живые». Труп.

А в чем трагедия? Этот жанр также развивается. Во-первых, его отражение явно падает на русскую драматургию (например, «Гроза» Островского). Во-вторых, трагедия получает самостоятельное развитие в исторической трилогии А.К. Толстой («Смерть Ивана Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис»).

Казалось бы, каждый драматический жанр нашел свое место, но, как показала история русской литературы, ненадолго. В 1896 году появляется «Чайка» А. П. Чехова, как бы нарушающая все возможные каноны и переворачивающая представления читателей о драме как роде литературы. И поставленный на сцене в 1904 году «Вишневый сад» вновь смешал все жанровые формы. Так родился театр ХХ века.

Класс делится на группы. Группе даются тексты различного содержания. Каждый студент самостоятельно работает с текстом по своей теме, выделяет главное, составляя сопроводительный конспект («Журнал полетов») или используя одну из графических форм (например, кластеры, ментальные карты) и т.п. работы студенты переходят в другие группы – группы экспертов.

2. Работа в группе «Эксперты».

Новые группы формируются таким образом, чтобы в каждой были специалисты по одной теме.В процессе обмена результатами своей работы составляется общая схема презентации рассказа по теме (кластер, ментальная карта и т.п.).

3. Затем учащиеся переводятся в свои первоначальные группы. Вернувшись в свою рабочую группу, эксперт знакомит остальных членов группы со своей темой, используя общую схему изложения, составленную в группе «экспертов». В ходе презентаций остальные участники заполняют «Сводную таблицу» (описанную Дж.Белланс)

Данная методика позволяет описать и изучить большой объем информации в короткие сроки.

“Сводная таблица”

Жители Запада

славянофилы

строка сравнения

землекопы

Революционные демократы

Журнал, вокруг которого объединилась группа.

его ведущие представители.

Программа «Идея».

эстетические позиции.

Собственные суждения о ценности и ошибочности позиций представителей данного направления.

Особенности русского романа:

Русская драматургия 19 века. Особенности:

В группе происходит обмен информацией всех участников рабочей группы. Таким образом, в каждой рабочей группе благодаря работе экспертов формируется общее представление по изучаемой теме.

Этап рефлексии (вариант 1)

1. От каждой рабочей группы выбирается ученик, который ответит на один из вопросов, спроецированных на доске:

1. Как у вас ассоциируется со второй половиной XIX века такая понятия либерал, западник, славянофил, революционер-демократ, почвенник, народник?

2.Как вы понимаете оценку А. И. Герценом позиций славянофилов и западников?

3. Когда вы относите расцвет русского реализма? С какими авторами он связан?

4. Философ М. Бахтин говорил, что роман есть жанр, который сам себя разрушает. Как вы думаете, почему русский роман исчерпал свой потенциал всего за два десятилетия? А может не утомился?

5. Чем можно объяснить резкое увеличение числа периодических изданий и усиление влияния журналов во второй половине XIX века?

2. Вернитесь к эпиграфу урока.

Объясните, как вы понимаете слова Александра Блока: «Век девятнадцатый, железный, поистине жестокий век! Согласны ли вы с поэтом?

Этап для отражения (вариант 2)

Прием “Цветение ромашки”.

Каждой группе предлагается сформулировать вопросы разного характера по теме урока:

Простые вопросы. Это вопросы, отвечая на которые, нужно назвать некоторые факты, запомнить и воспроизвести определенную информацию.

Уточняющие вопросы. Цель состоит в том, чтобы дать человеку возможность прокомментировать то, что он только что сказал. («Так вы говорите, что…?», «Если я правильно понимаю, то…?» и т. д.)

Интерпретирующие (поясняющие) вопросы. Обычно начинаются с «Почему?»

Креативные вопросы. Это вопросы, содержащие элемент предположения, вымысла («Что бы изменилось в мире/стране…..?)

Оценочные вопросы. Направлены на выявление критериев оценки тех или иных событий, явлений, фактов .

Практические вопросы. Направлены на установление связи между теорией и практикой («Как бы вы поступили/оценили…..?», «Где вы можете…?» в обычной жизни).

Сформулировав вопросы, группы задают их друг другу, называя студента другой группы, который будет отвечать на этот вопрос, и оценивают ответы.

Домашнее задание. Написать сочинение на тему «Влияние творчества писателей и поэтов первой половины 19 века на развитие литературы второй половины века.

1. Первая четверть XIX век – уникальный период, разнообразие и величие имен, направлений и жанров поражают современного исследователя.

В первое десятилетие классицизм продолжал функционировать. Г.Р.Державин.Появилось новое направление – неоклассицизм,связанный с именем драматурга Владислава Озерова.В начале 20-х гг. появляется предромантизм Батюшкова.

Затем сформировалась новая философско-эстетическая система – романтизм, Белинский назвал Жуковского “Колумбом” романтизма».Основная категория романтизма – противопоставление мечты, идеала и реальности.

Сентиментализм активен. Дмитриев развивает жанр сентиментальной басни. Первые опыты Жуковского в русле сентиментализма.

В это время были заложены основы нового типа художественного сознания – реализма.

Жанровое разнообразие XIX века поражает. Мы знаем, что преобладала лирика, но продолжают развиваться драматургия (высокая, бытовая описательная, салонная комедия, сентиментальная драма, высокая трагедия), проза (сентиментальная, историко-романтическая повесть, исторический роман), жанр поэмы и баллады.

2. В 30-х гг. XIX век Русская проза начинает развиваться. «Формой времени», считает Белинский, является рассказ: романтические рассказы (Загоскин, Одоевский, Сомов, Погорельский, Бестужева-Марлинский, Лермонтов и Гоголь), реалистические (Пушкин, Лермонтов, Гоголь).

Заложены основы жанра романа, существует две разновидности – исторический роман (Пушкин) и современный (Лажечников)

3. В 40-е гг. XIX век в литературном движении можно выделить возникновение, становление и развитие «натуральной школы» как литературного направления. Гоголя, прародителем считается Григорович. Это начало реалистического направления, теоретиком которого является Белинский. В «Естественной школе» широко использовались возможности жанра физиологического эссе — небольшого описательного рассказа, снимка с натуры (сборник «Физиология Петербурга»). Развитие жанра романа, лирика Некрасова

4. В 60-е гг. XIX век приходится расцвет жанра русского романа.Появляются различные жанровые модификации – роман идеологический, роман социально-философский, роман-эпопея…). Это время можно считать подъемом, расцветом русской лирики (поэтов некрасовской школы и поэтов чистого искусства). Появляется русский самобытный театр – Театр Островского. В драматургии и поэзии принципы реализма, а также романтизма утверждаются в стихах Тютчева, Фета).

5. В 70-е – 80-е (90-е) XIX век роман развивается по пути синтеза различных тенденций.Однако проза этого времени определяется не только жанром романа. Развиваются рассказ, новелла, фельетон и другие жанры малой прозы. Роман просто не успевал зафиксировать происходящие изменения. В 70-е – 80-е (90-е гг.) В 19 в. наблюдается мощное влияние прозы на драматургию и поэзию, и наоборот. В целом проза, драматургия и поэзия представляют собой единый поток взаимообогащающих направлений.

выводы

Это время характеризуется сосуществованием четырех литературных течений.Классицизм и сентиментализм еще живут из прошлого века. Новое время формирует новые направления: романтизм и реализм.

Романтическое мировоззрение характеризуется неразрешимым конфликтом между мечтой, идеалом и реальностью. Разница между сторонниками романтизма по существу сводится к осмысленному воплощению мечты (идеала). Характер романтического героя соответствует авторской позиции: герой – альтер-эго.

Реализм – одно из новых литературных направлений.Если его элементы исследователи находят в предшествующих литературных эпохах, то как направление и метод реализм оформился в XIX веке. Само его название (реалис – материал, то, что можно ощупать руками) противопоставляется романтизму (роман-книга, романтик, т. е. книга). Унаследовав проблемы, поставленные романтизмом, реализм отказывается от нормативности романтизма и становится открытой системой и принципом художественного отражения жизни. Отсюда его разнообразие по форме и содержанию.

В литературе 19 века главенствующую роль играл реализм – художественный метод, для которого характерно стремление к непосредственной достоверности изображения, созданию максимально правдивого изображения действительности.Реализм предполагает подробное и ясное описание лиц и предметов, изображение определенной реальной сцены, воспроизведение особенностей быта и нравов. Все это, по мнению писателей-реалистов, является необходимой предпосылкой для раскрытия духовного мира людей и подлинной сущности исторических и социальных конфликтов. Следует отметить, что при этом авторы подходили к жизненным реалиям не как бесстрастные регистраторы – напротив, средствами реалистического искусства они стремились пробудить в читателях общечеловеческие нравственные устремления, научить добру и справедливости.

На рубеже XIX-XX веков по-прежнему популярен реализм, в русле реалистического метода творят такие известные и признанные авторы, как Лев Толстой, Антон Чехов, Владимир Короленко, а также молодые писатели Иван Бунин и Александр Куприн. Однако в реализме того времени появились новые течения, получившие название неоромантизма. Неоромантические писатели отвергали «прозаическое существование» горожан и воспевали мужество, подвиги и героические приключения в необычных, часто экзотических условиях.Именно неоромантические произведения, созданные в 90-е годы, принесли известность молодому Максиму Горькому, хотя более поздние его произведения были написаны больше в рамках традиционного реализма.

В это же время в обществе стали распространяться настроения, получившие название декаданса (от франц. декаданс – разложение): безысходность, чувство упадка, тоска, предчувствие конца, любование красотой увядания и смерти . Эти настроения оказали большое влияние на многих поэтов и прозаиков.

Влияние декаданса заметно в творчестве писателя Леонида Андреева, в реалистических произведениях которого пессимистические мотивы, неверие в человеческий разум, в возможность переустройства жизни к лучшему, опровержение всего, на что люди надеются и во что верят, стали звучать все сильнее и сильнее.

Черты декаданса можно увидеть и в творчестве тех авторов, которые создали направление символизма в русской литературе.

В основу эстетического учения о символизме легло убеждение, что сущность мира, надвременная и идеальная, находится за пределами человеческого чувственного восприятия.По мнению символистов, образы истинного мира, постигаемые интуитивно, не могли быть переданы иначе, как через символы, через символическое открытие аналогий между миром высших реальностей — и миром земным. Символисты склонны обращаться к религиозно-мистическим идеям, к образам античного и средневекового искусства. Они также стремились высветить образ индивидуальной сокровенной жизни человеческой души с ее смутными порывами, неопределенными стремлениями, страхами и тревогами. Поэты-символисты обогатили поэтический язык множеством новых ярких и смелых образов, выразительных и красивых сочетаний слов и расширили поле искусства, изображая тончайшие оттенки чувств, мимолетных впечатлений, настроений и переживаний.

Принято различать «старших» и «младших» символистов. «Старцы» (Валерий Брюсов, Константин Бальмонт, Федор Сологуб, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус), пришедшие в литературу в 90-е, находясь больше под влиянием декаданса, проповедовали интимность, культ красоты уходящего времени, свободное самовыражение поэта.У «младших» символистов (Александр Блок, Андрей Белый, Вячеслав Иванов) на первый план выдвигались философско-религиозные искания; они болезненно переживали проблему личности и истории в их таинственной связи с сущностью всеобщего мирового процесса. Внутренний мир личности мыслился ими как показатель общего трагического состояния мира, обреченного на гибель, и в то же время вместилище пророческих чувств скорого обновления.

По мере осмысления опыта Революции 1905-07 гг. , в которой символисты видели начало реализации своих катастрофических предчувствий, обнаружилось несходство в представлениях об историческом развитии России и в идейных симпатиях разных поэтов-символистов. .Это предопределило кризис, а затем и крах символистского движения.

В 1911 году возникло новое литературное течение, получившее название акмеизма. Название образовано от греческого слова «акме» (высшая степень чего-либо, цвета, цветущей силы), так как поэты-акмеисты считали свое творчество высшей точкой в ​​достижении художественной правды. В раннюю группу акмеистов, объединенных в кружок «Мастерская поэта», входили Сергей Городецкий, Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Владимир Нарбут, Анна Ахматова и другие.В период расцвета группы ее литературным органом был журнал «Аполлон»; издавали также альманахи “Мастерские поэтов” и (в 1912-13) – журнал “Гиперборея”.

Уважая все достижения символизма, акмеисты тем не менее возражали против насыщения литературы мистикой, теософией и оккультизмом; они стремились освободить поэзию от этих непонятностей и вернуть ей ясность и доступность. Они декларировали конкретно-чувственное восприятие «материального мира» и в своих стихах описывали звуки, формы, цвета предметов и явлений природы, перипетии человеческих отношений.При этом акмеисты вовсе не пытались воссоздать действительность — они просто любовались вещами как таковыми, не критикуя их и не задумываясь над их сущностью. Отсюда склонность акмеистов к эстетизму и отрицание ими какой бы то ни было социальной идеологии.

Почти одновременно с акмеизмом возникло еще одно литературное течение — футуризм (от лат. futurum — будущее), почти сразу же распавшееся на несколько групп. Общей основой футуристического движения было стихийное ощущение неизбежности краха старого мира и стремление предвосхитить и осуществить через искусство рождение нового мира.Футуристы разрушили существующую систему жанров и литературных стилей, разработали собственную систему стихосложения, настаивали на неограниченном словотворчестве вплоть до изобретения новых диалектов. С изобразительным искусством была связана и футуристическая литература: часто устраивались совместные выступления поэтов и художников новой формации.

Ведущая группа русских футуристов называлась «Гилея»; впрочем, его участники – Велимир Хлебников, Давид Бурлюк, Владимир Маяковский, Алексей Крученых – тоже называли себя “будетлянами” и “кубофутуристами”.Их принципы были провозглашены в манифесте «Пощечина общественному вкусу» (1912). Манифест был намеренно возмутительным; в частности, получившее известность высказанное там требование «сбросить с парохода современности Пушкина, Достоевского, Толстого». Кубофутуристы предложили переделку мира, которая должна была начаться с переделки языка. Это привело к словообразованию, граничащему с абстракцией, к звукоподражанию, к пренебрежению грамматическими законами. Кроме того, кубофутуристы резко изменили тематику поэзии и стали воспевать то, что раньше считалось антиэстетичным, антипоэтическим, — а это привнесло вульгарную лексику, прозаизмы городской жизни, профессиональный жаргон, язык документа, плаката. и приемы плаката, цирка и кино в поэзию.

Еще одну группу под названием «Ассоциация эгофутуристов» основали поэты Игорь Северянин и Георгий Иванов. Помимо общего футуристического письма, для эгофутуризма характерно культивирование утонченных ощущений, употребление новых иностранных слов, показной эгоизм.

В число

футуризма входили также такие группы, как «Поэзия Мезонин» (в которую входил Борис Лавренев), «Центрифуга» (Николай Асеев, Борис Пастернак) и ряд футуристских групп в Одессе, Харькове, Киеве, Тбилиси.

Особое место в литературе рубежа веков занимали крестьянские поэты (Николай Клюев, Петр Орешин). Крестьяне по происхождению, они посвятили свое творчество зарисовке картин деревенской жизни, поэтизации крестьянского быта и традиций.

В поэзии того времени были и яркие личности, которых нельзя было отнести к тому или иному направлению, – например, Максимилиан Волошин, Марина Цветаева.

На рубеже веков расцветает и сатирическая литература.В 1900-е годы только сатирических журналов в России выходило более 250 — конечно, это были далеко не равнозначные издания, отличавшиеся друг от друга как политической направленностью, так и литературно-художественными достоинствами. На этом фоне выделялся журнал «Сатирикон» (первый номер вышел в 1908 г.), ставший настоящим явлением в литературной жизни России. Смелая политическая сатира, разоблачение лжи и пошлости в общественной жизни страны соседствуют в журнале с безобидным юмором.В разное время в журнале сотрудничали такие авторы, как Аркадий Аверченко, Саша Черный, Тэффи. реализм символист футурист акмеист

В 1913 году в результате внутреннего редакционного раскола и конфликта с издателем журнал покинуло большинство руководящих сотрудников во главе с Аркадием Аверченко, ставшим основателем и редактором «Нового Сатирикона».

XIX век — один из самых ярких периодов в истории русской литературы. В это время были созданы величайшие произведения русской классической литературы, получившие мировое признание.И их величие определялось не только художественным совершенством, но и светом освободительных идей, гуманизмом, неутомимым поиском социальной справедливости. . Сентиментализм возник в первом десятилетии 19 века на основе философских источников, в частности сенсуализма (Дж. Локк). Взгляды сенсуалистов противостоят рационализму Декарта (классицизму). Сентиментализм (М. Херасков, М. Муравьев, Н. Карамзин, В. Л. Пушкин, А. Е. Измайлов и др.) характеризуется повышенным интересом к внутреннему миру человека.Сентименталисты считали, что человек по своей природе добр, лишен ненависти, коварства, жестокости, что общественные и социальные инстинкты формируются на основе врожденной добродетели, объединяющей людей в общество. Отсюда убеждение сентименталистов в том, что именно природная чувствительность и добрые наклонности людей являются залогом идеального общества. В произведениях того времени главное место стало отводиться воспитанию души, нравственному совершенствованию. Сентименталисты считали чуткость первоисточником добродетели, поэтому их стихи были наполнены состраданием, тоской и печалью.Изменились и жанры, которым отдавалось предпочтение. На первое место вышли элегии, послания, песни и романсы, письма, дневники, воспоминания. Развиваются психологическая проза и лирика или чувственная поэзия. Во главе сентименталистов стоит Н. М. Карамзин (“владыка душ”)
Русский романтизм сохранил большую связь с идеями просвещения и воспринял некоторые из них – осуждение крепостного права, поощрение и защиту просвещения, и защита интересов людей.Военные события 1812 года оказали огромное влияние на развитие русского романтизма. Тема людей стала очень значимой для . русские писатели-романтики. Стремление к народности было характерно для творчества всех русских романтиков, хотя понимание «народной души» у них было разным. Итак, для Жуковского национальность — это прежде всего гуманное отношение к крестьянству и вообще к беднякам. В произведениях романтиков-декабристов понятие народной души было связано с другими чертами.Для них национальный характер — это героический характер, национальная идентичность. Он уходит своими корнями в национальные традиции народа. Интерес поэтов-романтиков к отечественной истории был порожден чувством высокого патриотизма. Русский романтизм, расцвет которого пришелся на Отечественную войну 1812 года, принял ее за одну из своих идейных основ. Основной тезис – ОБЩЕСТВО, ОРГАНИЗОВАННОЕ НА СПРАВЕДЛИВЫХ ЗАКОНАХ. В художественном плане романтизм, как и сентиментализм, большое внимание уделял изображению внутреннего мира человека.Но в отличие от писателей-сентименталистов, которые воспевали «тихую чувственность» как выражение «сердца томного и скорбного», романтики предпочитали изображение необыкновенных приключений и бурных страстей. При этом несомненной заслугой романтизма было выявление в человеке действенного, волевого начала, стремления к высоким целям и идеалам, возвышавшим людей над обыденностью. Одним из важных достижений романтизма является создание лирического пейзажа.Он служит своеобразной декорацией для романтиков, подчеркивающей эмоциональный накал действия (мастер – Бестужев). Гражданский романтизм формировали Глинка, Катенин, Рылеев, Кючемберг, Одоевский, Пушкин, Вяземский, Языков. Жуковский считается основоположником русского романтизма. Период конца 20-х — начала 40-х годов XIX века в истории русской литературы, развития реалистического направления — один из самых значительных и плодотворных в художественной жизни страны . Реализм в русской литературе прошел долгий путь становления. В поздней поэзии Радищева и Державина есть черты просветительского реализма. Творчество поэта-воина Д. Давыдова продолжило традиции просветительского реализма. Герои его первых поэтических произведений – живые люди со своими повседневными делами и заботами. В них «низкое и высокое смешано по-Державински» — настоящее описание жизни гусара, ночных пирушек с лихими друзьями и патриотического чувства, стремления постоять за Родину.В русле просветительского реализма развивался и самобытный и яркий талант Крылова. Великий баснописец внес большой вклад в утверждение реализма в литературе.

К концу 20-х – началу 30-х годов просветительский реализм претерпел значительные изменения, обусловленные как общеевропейской ситуацией, так и внутренней ситуацией в России. реалистические произведения критического характера. Большим достижением реалистического направления было приобретение умения изображать жизнь человека или общества в их развитии и в соответствии с духом времени. Большое значение в развитии русского литературного реализма 30-х годов имело творчество А. С. Пушкина. Произведения Пушкина, написанные им второй болдинской осенью и в последние годы жизни, обогатили реализм новыми художественными открытиями. (“Повести о Белкине” и “Маленькие трагедии”, завершены последние главы “Евгения Онегина” и “Истории села Горюхина”, а также ряд стихотворений и критических статей)

Творчество Н. В. Гоголя придавало особое значение русскому литературному реализму, оно способствовало дальнейшему развитию реализма, придав ему критический, сатирический характер.В 1930-е годы усилилось его критическое осуждение окружающей жизни, нарастало возмущение произволом, социальной несправедливостью

Гоголь работал над романом пять лет. В 1840 году был закончен первый том «Мертвых душ». Однако его издание встретило большие трудности. Вернувшись в Россию, Гоголь обратился за помощью к В. Г. Белинскому, П. А. Плетневу и В. Ф. Одоевскому. Только во второй половине 1842 года «Мертвые души» увидели свет и, по словам Герцена, «потрясли всю Россию.

славянофилов и западников

славянофилов и западников

FLRU 2510 Культура России

Славянофилы и западники
Россия и Запад
  1. Киевский период
  2. Московский период – Москва Третий Рим.
  3. Петр Великий – вестернизация России. Критика русской культуры.
  4. Русский национализм – Наполеоновские войны. Националистические идеологии.
  5. Какова природа России, ее место в мире, ее отношение к Западу в настоящем, прошлом и будущем?
славянофилы
  1. Золотой век славянофилов – 1845-1860
  2. Славянофилы представляли собой группу русских интеллигентов XIX века, объединенных общими убеждениями, взглядами и стремлениями в таких фундаментальных вопросах, как религия, философия и проблема России и Запада.
  3. Никогда не создавал организации. Никогда не требовал подчинения от членов своей группы.
  4. Славянофилы происходят из старых дворянских родов
    1. тесно связан с Москвой и Московским университетом
    2. любил туманные и беспочвенные рассуждения во всех областях знаний.
    3. воспитан в традициях французского гуманитарного образования.
    4. большинство из них говорили на нескольких современных языках
    5. все путешествовали/ и некоторые учились на Западе.
    6. помещиков, жили на доходы со своей земли
    7. с.
    8. Считал, что вся история есть состязание духовных и плотских сил.
  5. Древнеславянская культура – ​​спасение для России.
  6. славян отличались мирным занятием земледелием, крепкими родственными связями и организацией в общины.
  7. Идея силы, принуждения, закона была им чужда.
  8. У России был свой путь, и подражание Западу привело к беспорядку
  9. .
  10. Россия была спасительницей Запада.
  11. Россия укажет Западу истинный путь, с которого она сошла.
  12. Россия спасла Европу от Наполеона. Следующей задачей было спасти душу Европы.
  13. Склонен к идеализации крестьянской общины.
  14. Запад – деспотический, механистический, рационалистический.
  15. Славянофилы выступали против Петра Великого, желавшего лепить Россию в сторону Запада, что отделяло образованное общество от народа.
  16. ул.Петербург – самая сущность рационализма, формализма, материализма, законничества. Столица должна быть перенесена в Москву.
  17. Западное общество, основанное на эксплуатации масс, ненависти и антагонизме.
  18. Считал, что Запад полон ненависти к России.
  19. Западу не удалось разрешить антиномию человека и общества, частного и общественного. Это привело к потере любви и веры.
  20. Церковь
    1. Восток и Православие – религия нравственной свободы, духовного творчества.Запад – религия необходимости, материализм, эксплуатация.
    2. Западная церковь не основана на примате любви. Папа стал новой властью.
    3. Протестантизм нес в себе семена собственного разрушения.
Западники Чаадаев (1794-1856) “Философские письма”
  1. Для решения своих задач Россия должна идти по западному пути развития.
  2. У России не было ни прошлого, ни настоящего, ни будущего.
  3. Россия никогда по-настоящему не принадлежала ни Востоку, ни Западу.
  4. Россия ничего не сделала для культуры.
  5. Россия ничего не внесла в историю.
  6. Россия открывает для себя истины, которые другие, еще менее продвинутые люди знали веками.
  7. Русские суеверны.
  8. Русская культура подражательна и импортирована.
  9. В российском обществе нет внутреннего развития, естественного прогресса.
  10. Русские подобны детям, которых не научили думать самостоятельно
  11. .
  12. Россия ничего миру не дала, ничему мир не научила.
  13. Россия ничего не сделала для прогресса человеческого духа.
  14. В крови россиян есть что-то, что сопротивляется прогрессу.
  15. Россия является пробелом в интеллектуальном порядке
  16. .
  17. Москва – Некрополь (Мертвый город). Москва — город замечательный своей неумелостью. Царь-пушка – ни разу не стреляла; Царь-колокол – никогда не звонил.
  18. Россия полностью зависит от идей и институтов, навязанных извне.
  19. Русский крестьянин:
    1. любит инерцию
    2. отсутствие чувства чести, закона, долга или гражданственности
    3. ip
    4. любит следовать распорядку.
    5. не находит применения в науке или научном объяснении явлений. «Всё происходит, как Богу угодно».
    6. Крестьянская община на основе равенства в рабстве.
    7. не в состоянии понять, как может существовать человек, не принадлежащий кому-то или чему-то.
    8. не находит применения грамоте. Грамотные люди мошенники.
    9. У него нет стимула делать все возможное.
    10. нет желания повышать свой жизненный уровень.
  20. Православие во многом ответственно за духовный паралич России.
  21. Католицизм — движущая сила западной цивилизации.
ПРОКЛЯТЫЕ ВОПРОСЫ
  1. Проклятые вопросы — вопросы, которые поднимались в России XIX века (наиболее широко отражены в литературе того времени) и поднимаются до сих пор.
  2. Обратите внимание на влияние исторических событий на русскую мысль (как до, так и после XIX века.
    1. Принятие христианства из Византии
    2. Монгольское нашествие, отсутствие Ренессанса.
    3. Раскол XVII века.
    4. Петр Великий
    5. 1812
    6. Восстание декабристов (1825)
    7. Отмена крепостного права (1861)
    8. Революция 1905 года и Русско-японская война
    9. 1917
    10. Сталинсим
    11. Вторая мировая война
    12. Десталинизация и оттепель
    13. Ужесточение позиции партии
    14. Перестройка
  3. Исторические события придают русской мысли «иконный» колорит: Вторая мировая война показывает, как западный мир хочет вторгнуться в Россию и разграбить ее; Ренессанс представляет собой историческую отсталость России и т. д.
  4. Россия и мир (какое место России в мире?
  5. )
    1. Россия как уникальный и святой народ.
    2. Третий Рим.
    3. Россия ответственна за спасение мира.
  6. Россия, Восток или Запад?
    1. Западники: Россия отсталая нация, нуждающаяся во многом у запада.
    2. Славянофилы: Россия чистая, неагрессивная, общинная нация, не испорченная западом.
    3. Конфликт виден в двух столицах – Москве и Санкт-Петербурге.Петербург.
  7. Какой должна быть природа общества
  8. ?
    1. Поиски общинной жизни, возможно, берущей начало в первобытном славянском прошлом.
    2. Люди должны брать на себя чужие грехи (Достоевский)
    3. Поиски утопии, чувствуя, что ее можно достичь через апокалиптические, жестокие потрясения.
  9. Каким должен быть человек?
    1. Мысль Достоевского: агония и ответственность свободы воли и свободы
    2. Толстовство: слияние личности с космосом, ключом к пониманию которого являются крестьяне
    3. Смирение: подчеркивалось и Толстым, и Достоевским.
    4. Недоверие к “благодетелям” (мужчинам-женщинам с грандиозными планами по созданию нового общества). Отраженные в «Мы» Замятина.
  10. Что такое искусство?
    1. Утилитаристы: искусство должно служить цели, должно вдохновлять читателей на правильные действия, vs. классицисты: искусство существует само по себе, художник сам решает, о чем он будет писать и как он это напишет).
    2. Литература XIX века: лучшие писатели — «классики» — в своих произведениях они поднимают социальные вопросы, но не подчинять свои работы этим вопросам
    3. Искусство 19 века: приняло утилитарную точку зрения, много социального протеста в изобразительном искусстве.4. Советская литература и искусство: утилитарное 90-190 .

«Эстетическая критика» западных либералов. Издания «западников» Русские западники

Задание: Прочитайте статью и ответьте на следующие вопросы:

1. Каковы особенности русской критики 2-й половины XIX в.?

2. Чем объясняется многообразие направлений русской критики второй половины XIX в.?

3. Чего не приняли славянофилы в русской прозе и поэзии?

4.Какие традиции в литературе и искусстве отстаивали западные либералы?

5. Какое искусство критик Дружинин считал подлинным?

6. Каковы преимущества либеральной западной критики?

7. Каковы недостатки либеральной западной критики?

8. Какова задача «настоящей» критики, по Добролюбову?

9. Каковы недостатки «настоящей» критики?

Лебедев Ю.В. — русская литературно-критическая и религиозно-философская мысль второй половины XIX века.

О своеобразии русского литературоведения. «Пока жива и здорова наша поэзия, до тех пор нет основания сомневаться в глубоком здоровье русского народа», — писал критик Н. Н. Страхов, а его сподвижник Аполлон Григорьев считал русскую литературу «единственным средоточием всех наших высочайших интересы». В. Г. Белинский завещал своим друзьям положить в его гроб номер журнала «Отечественные записки», а классик русской сатиры М. Е. Салтыков-Щедрин в прощальном письме сыну сказал: «Больше всего люби родную литературу и предпочитаю звание писателя любому другому».

По словам Н. Г. Чернышевского, наша литература была возведена в достоинство национального дела, объединившего наиболее жизнеспособные силы русского общества. В сознании читателя XIX века литература была не только «красивой грамотностью», но и основой духовного существования нации. К своему творчеству русский писатель относился по-особому: это была для него не профессия, а служба. Чернышевский называл литературу «учебником жизни», и Лев Толстой потом удивлялся, что эти слова принадлежали не ему, а его идейному противнику.

Художественное развитие жизни в русской классической литературе никогда не превращалось в чисто эстетическое занятие, оно всегда преследовало живую духовно-практическую цель. «Слово воспринималось не как пустой звук, а как дело — почти такое же «религиозное», как древний карельский певец Вейнемейнен, который «сотворил лодку с пением». мечтая создать такую ​​книгу, которая сама, силой одной единственной и бесспорно верной мысли, изложенной в ней, должна преобразить Россию», — отмечает современный литературовед Г.Д. Гачев.

Вера в действенную, изменяющую мир силу художественного слова определила и особенности русского литературоведения. От литературных проблем она всегда поднималась к социальным проблемам, непосредственно связанным с судьбами страны, народа, нации. Русский критик не ограничивался рассуждениями о художественной форме, о мастерстве писателя. Анализируя литературное произведение, он пришел к вопросам, которые жизнь ставила перед писателем и читателем. Ориентация критики на широкий круг читателей сделала ее очень популярной: авторитет критика в России был велик, а его статьи воспринимались как оригинальные произведения, пользующиеся успехом наравне с литературой.

Русская критика второй половины XIX века развивается более драматично. Общественная жизнь страны в это время необычайно усложнилась, возникло множество политических течений, споривших друг с другом. Картина литературного процесса также оказалась пестрой и многослойной. Поэтому критика стала более разноречивой по сравнению с эпохой 30-х и 40-х годов, когда все многообразие критических оценок прикрывалось авторитетным словом Белинского.Подобно Пушкину в литературе, Белинский был своего рода универсалом в критике: он сочетал социологический, эстетический и стилистический подходы в оценке произведения, охватывая единым взглядом литературное течение в целом.

Во второй половине XIX века критический универсализм Белинского оказался своеобразным. Критическая мысль специализировалась на определенных направлениях и школах. Даже Чернышевский и Добролюбов, самые разносторонние критики, обладавшие широким общественным взглядом, уже не могли претендовать не только на освещение литературного направления в целом, но и на целостную интерпретацию отдельного произведения.В их работах преобладали социологические подходы. Литературное развитие в целом и место в нем отдельного произведения теперь раскрывались совокупностью критических направлений и школ. Аполлон Григорьев, например, споря с Добролюбовскими оценками А. Н. Островского, подмечал в творчестве драматурга такие грани, которые ускользали от Добролюбова. Критическое осмысление творчества Тургенева или Льва Толстого не может сводиться к оценкам Добролюбова или Чернышевского. Работы Н. Н. Страхова об «Отцах и детях» и «Войне и мире» значительно углубляют и уточняют их.Глубина понимания романа И. А. Гончарова «Обломов» не ограничивается классической статьей Добролюбова «Что такое обломовщина?»: существенные уточнения в понимание характера Обломова вносит А. В. Дружинин.

Основные этапы социальной борьбы 60-х гг. Разнообразие литературно-критических оценок во второй половине XIX века было связано с усилением общественной борьбы. С 1855 г. в общественной жизни проявились две исторические силы — революционная демократия и либерализм, которые к 1859 г. вступили в непримиримую борьбу.Голос «крестьянских демократов», набирающий силу на страницах некрасовского журнала «Современник», начинает определять общественное мнение в стране.

Общественное движение 60-х годов проходит в своем развитии три этапа: с 1855 по 1858 год; с 1859 по 1861 год; с 1862 по 1869 г. На первом этапе происходит размежевание общественных сил, на втором – напряженная борьба между ними, а на третьем – резкий спад движения, завершающийся началом правительственной реакции.

Либеральная западная партия. Российские либералы 1960-х годов проповедовали искусство «реформ без революций» и возлагали надежды на социальные преобразования «сверху». Но в их кругу возникают разногласия между западниками и славянофилами о путях назревающих реформ. Западники начинают отсчет исторического развития с преобразований Петра I, которого Белинский называл «отцом новой России». Они скептически относятся к допетровской истории.Но, отказывая России в праве на «допетровскую» историческую традицию, западники выводят из этого факта парадоксальную мысль о нашем большом преимуществе: русский человек, свободный от бремени исторических традиций, может оказаться «более прогрессивнее», чем любой европеец, благодаря своей «восприимчивости». Землю, не таящую никаких собственных семян, можно смело и глубоко вспахать, а в случае неудачи, по выражению славянофила А. С. Хомякова, «успокоить совесть мыслью, что, что ни делай, будет не хуже, чем раньше.”Чем хуже? – возражали западники. – Молодой народ легко может заимствовать новейшее и самое передовое в науке и практике Западной Европы и, пересаживая это на русскую почву, сделать головокружительный скачок вперед”.

Михаил Никифорович Катков на страницах основанного им в 1856 г. в Москве либерального журнала «Русский вестник» пропагандирует английские пути социально-экономических реформ: освобождение крестьян с землей при ее выкупе правительством, пожалование дворянству права местного и государственного управления по примеру английских лордов.

Либеральная Славофильная партия. Славянофилы также отрицали «безотчетное преклонение перед прошлыми формами нашей древности». Но они считали заимствованиями возможными только в том случае, если бы они были привиты на оригинальный исторический корень. Если западники утверждают, что разница между просветлением Европы и России существует только в степени, а не в характере, то славянофилы считали, что Россия уже в первые века ее истории, при принятии христианства, была сформирована не меньше, чем Запад, но «дух и основные принципы» российского образования значительно отличались от западных европейских.

Иван Васильевич Киреевский в статье «О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России» выделял три существенные черты этих различий: 1) Россия и Запад восприняли разные типы античной культуры, 2 ) Православие имело ярко выраженные отличительные черты, отличавшие его от католицизма, 3) исторические условия, в которых складывалась западноевропейская и российская государственность, были различными.

Западная Европа унаследовала древнеримское образование, которое отличалось от древнегреческого формальной рациональностью, преклонением перед буквой юридического закона и пренебрежением традициями «общего права», которое опиралось не на внешние правовые предписания, а на традиции и обычаи.

Римская культура оставила свой след в западноевропейском христианстве. Запад стремился подчинить веру логическим доводам разума. Господство рациональных начал в христианстве привело католическую церковь сначала к Реформации, а затем к полному торжеству обожествляющего себя разума. Это освобождение разума от веры завершилось в немецкой классической философии и привело к созданию атеистических учений.

Окончательно государственность Западной Европы возникла в результате завоевания германскими племенами коренных жителей бывшей Римской империи.Начав с насилия, европейские государства должны были развиваться путем периодических революционных потрясений.

В России все было иначе. Она получила культурную прививку не формально-рационального, римского, а более гармоничного и цельного греческого воспитания. Отцы Восточной Церкви никогда не впадали в абстрактную рациональность и заботились прежде всего о «правильности внутреннего состояния мыслящего духа». На первом плане у них был не ум, не разум, а высшее единство верующего духа.

Славянофилы считали уникальной и российскую государственность. Поскольку на Руси не было двух враждующих племен — завоевателей и побежденных, общественные отношения в ней основывались не только на законодательных и правовых актах, сковывавших жизнь народа, безразличного к внутреннему содержанию человеческих связей. Наши законы были скорее внутренними, чем внешними. «Святость традиции» предпочиталась юридической формуле, нравственность — внешней пользе.

Никогда Церковь не пыталась узурпировать светскую власть, заменить собой государство, как это не раз случалось в папском Риме.Основой первоначальной русской организации был общинный строй, зерном которого был крестьянский мир: мелкие сельские общины сливались в более широкие областные объединения, из которых возникало согласие всей русской земли во главе с великим князем.

Петровская реформа, подчинившая церковь государству, резко сломала естественный ход русской истории.

В европеизации России славянофилы видели угрозу самому существу русского национального бытия.Поэтому они отрицательно относились к петровским реформам и государственному бюрократизму, были активными противниками крепостного права. Они ратовали за свободу слова, за решение государственных вопросов на Земском соборе, состоявшем из представителей всех классов русского общества. Они возражали против введения в России форм буржуазно-парламентской демократии, считая необходимым сохранить самодержавие, реформированное в духе идеалов русской «соборности». Самодержавие должно стать на путь добровольного сотрудничества с «землей» и в своих решениях опираться на мнение народа, периодически созывая Земские соборы.Государь призван выслушивать точку зрения всех сословий, но окончательное решение принимать единолично, согласно христианскому духу добра и истины. Не демократия с ее голосованием и механической победой большинства над меньшинством, а согласие, ведущее к единодушному, «соборному» подчинению государевой воле, которая должна быть свободна от классовых ограничений и служить высшим христианским ценностям.

Литературно-критическая программа славянофилов была органически связана с их общественными взглядами.Эта программа была провозглашена изданной ими в Москве «Русской беседой»: «Высший предмет и задача народного слова не в том, чтобы говорить, что дурно в том или ином народе, чем он болен и чего в нем нет, а в поэтическом воссоздании того, что дало ему лучшее для его исторической судьбы.

Славянофилы не принимали социально-аналитических начал в русской прозе и поэзии, им был чужд утонченный психологизм, в котором они видели болезнь современной личности, «европеизированной», оторванной от народной почвы, от традиций национальной культуры.Именно такую ​​болезненную манеру с «выставлением напоказ ненужных подробностей» находит К. С. Аксаков в ранних произведениях Л. Н. Толстого с его «диалектикой души», в рассказах И. С. Тургенева о «лишнем человеке».

Литературно-критическая деятельность жителей Запада . В отличие от славянофилов, ратующих за социальное содержание искусства в духе своих «русских взглядов», западные либералы в лице П. В. Анненкова и А.В. день и верен «абсолютным законам артистизма».

Александр Васильевич Дружинин в своей статье «Критика гоголевского периода русской литературы и наше отношение к ней» сформулировал два теоретических представления об искусстве: одно он назвал «дидактическим», а другое «художественным». Поэты-дидакты «хотят воздействовать непосредственно на современную жизнь, современные обычаи и современного человека. Они хотят петь, поучая, и часто достигают своей цели, но их песня, выигрывая в назидательном отношении, не может не проигрывать много в плане вечного искусства .”

Настоящее искусство не имеет ничего общего с обучением.«Твердо веря, что интересы сиюминутные преходящи, что человечество, меняясь беспрестанно, не меняется только в представлениях о вечной красоте, добре и истине», поэт-художник «видит свой вечный якорь в бескорыстном служении этим идеям. ..Он изображает людей такими, какими он их видит, не наставляя их совершенствоваться, он не дает уроков обществу, а если и дает, то дает бессознательно. Он живет посреди своего возвышенного мира и спускается на землю, как Когда-то к нему спускались олимпийцы, твердо помня, что у него есть свой дом на высоком Олимпе.”

Бесспорной заслугой либерально-западной критики было пристальное внимание к специфике литературы, к отличию ее художественного языка от языка науки, публицистики, критики. Характерен и интерес к нетленному и вечному в произведениях классической русской литературы, чем определяется их немеркнущее существование во времени. Но в то же время попытки отвлечь писателя от «бытовых волнений» современности, приглушить авторскую субъективность, недоверие к произведениям с ярко выраженной социальной направленностью свидетельствовали о либеральной умеренности и ограниченности общественных взглядов этих критиков.

Общественно-программная и литературно-критическая деятельность подвенников . Еще одним общественно-литературным течением середины 60-х годов, снявшим крайности западников и славянофилов, было так называемое «почвенничество». Ее духовным руководителем был Ф. М. Достоевский, издававший в эти годы два журнала — «Время» (1861—1863) и «Эпоха» (1864—1865). Соратниками Достоевского по этим журналам были литературоведы Аполлон Александрович Григорьев и Николай Николаевич Страхов.

Почвенники в какой-то мере унаследовали взгляд на русский национальный характер, высказанный Белинским в 1846 г. Белинский писал: «Россия не имеет ничего общего со старыми государствами Европы, история которых была диаметрально противоположна нашей и издавна дала окраску и плод… Известно, что французы, англичане, немцы настолько национальны каждый по-своему, что не в состоянии понять друг друга, то как русский одинаково доступен социальности француза, так и практическая деятельность англичанина и смутная философия немца.

Почвенники говорили о «всечеловечестве» как о характерной черте русского народного сознания, наиболее глубоко унаследованной в нашей литературе А. С. Пушкиным. «Мысль эта выражена Пушкиным не только как указание, учение или теория, не как сон или пророчество, но действительно исполнена, заключена навеки в его гениальных творениях и доказана им», — писал Достоевский. «Он человек древнего мира, он и немец, он и англичанин, глубоко сознающий свою гениальность, тоску своего устремления («Пир во время чумы»), он же поэт Востока .Он говорил и заявлял всем этим народам, что русский гений знает их, понимает их, соприкасается с ними как с родным, что он может перевоплотиться в них во всей своей полноте, что только русскому духу дана всеобщность, данное назначение в будущем осмыслить и объединить все многообразие национальностей и устранить все их противоречия.

Подобно славянофилам, почвенники считали, что «русское общество должно соединиться с народной почвой и принять в себя народную стихию.Но, в отличие от славянофилов, они не отрицали положительной роли реформ Петра I и «европеизации» русской интеллигенции, призванной нести в народ просвещение и культуру, но только на основе народных нравственных идеалов. именно таким русским европейцем был А. С. Пушкин в глазах землян.

По словам А. Григорьева, Пушкин является «первым и полным представителем» «наших социальных и нравственных симпатий». «В Пушкине надолго, если не навсегда, закончился весь наш мыслительный процесс, обрисованный в широком очертании, наш «объем и мера»: все последующее развитие русской литературы есть углубление и художественное осмысление тех элементов, которые повлияли на Пушкин.А. Н. Островский наиболее органично выразил пушкинские принципы в современной литературе. «Новое слово Островского есть старейшее слово — народность». “Островский так же мало хулитель, как и немного идеализатор. Пусть он будет тем, кто он есть, – великим народным поэтом, первым и единственным выразителем народной сущности в ее разнообразных проявлениях…”

Н. Н. Страхов был единственным в истории отечественной критики второй половины XIX века глубоким интерпретатором «Войны и мира» Льва Толстого.Не случайно он назвал свое произведение «критической поэмой в четырех песнях». Сам Лев Толстой, считавший Страхова своим другом, говорил: «Одно из счастья, за которое я благодарен судьбе, состоит в том, что Н. Н. Страхов существует».

Литературно-критическая деятельность революционных демократов. Социальный, общественно-критический пафос статей покойного Белинского с его социалистическими убеждениями был подхвачен и развит в 60-е годы революционно-демократическими критиками Николаем Гавриловичем Чернышевским и Николаем Александровичем Добролюбовым.

К 1859 г., когда программа правительства и взгляды либеральных партий стали ясны, когда стало очевидно, что реформа «сверху» в любом ее варианте будет половинчатой, революционные демократы отошли от шаткого союза с либерализмом к разрыву отношений и бескомпромиссной борьбе с ним. На этот, второй этап общественного движения 60-х годов приходится литературно-критическая деятельность Н. А. Добролюбова. Обличению либералов он посвящает специальный сатирический раздел журнала «Современник» под названием «Свисток».Здесь Добролюбов выступает не только как критик, но и как поэт-сатирик.

Критика либерализма насторожила тогда А. И. Герцена, который, находясь в ссылке, в отличие от Чернышевского и Добролюбова, продолжал надеяться на реформы «сверху» и переоценивал радикализм либералов вплоть до 1863 г. Однако предостережения Герцена не остановили революционных демократов Современник. Начиная с 1859 г., они стали проводить в своих статьях идею крестьянской революции. Крестьянскую общину они считали ядром будущего социалистического мироустройства.В отличие от славянофилов Чернышевский и Добролюбов считали, что общинная собственность на землю опирается не на христианские, а на революционно-освободительные, социалистические инстинкты русского крестьянина.

Добролюбов стал основоположником оригинального критического метода. Он видел, что большинство русских писателей не разделяет революционно-демократического мышления, не выносит приговора жизни с таких радикальных позиций. Добролюбов видел задачу своей критики в том, чтобы по-своему завершить начатое писателем произведение и сформулировать это предложение, исходя из реальных событий и художественных образов произведения.Добролюбов называл свой метод постижения творчества писателя «настоящей критикой».

Настоящая критика «анализирует, возможен ли и действительно ли такой человек; найдя, что он верен действительности, переходит к собственным рассуждениям о причинах, породивших его, и т. д. Если эти причины указаны в работе анализируемого автора, критика пользуется ими и благодарит автора; если нет, то не пристает к нему ножом к горлу – как, мол, он посмел нарисовать такое лицо, не объяснив причин его существования? , критик берет инициативу в свои руки: он с революционно-демократических позиций разъясняет причины, породившие то или иное явление, а затем выносит ему приговор.

Добролюбов положительно оценивает, например, роман Гончарова «Обломов», хотя автор «не делает и, видимо, не хочет давать никаких выводов». Достаточно того, что он «представляет вам живой образ и ручается только за его сходство с действительностью». Для Добролюбова такая авторская объективность вполне приемлема и даже желательна, так как объяснение и приговор он берет на себя.

Настоящая критика часто приводила Добролюбова к своего рода переосмыслению художественных образов писателя на революционно-демократический лад.Выяснилось, что анализ произведения, переросший в понимание острых проблем современности, привел Добролюбова к столь радикальным выводам, которые сам автор никак не предполагал. На этой почве, как мы увидим дальше, произошел решительный разрыв между Тургеневым и журналом «Современник», когда в нем увидела свет статья Добролюбова о романе «Накануне».

В статьях Добролюбова оживает молодая, сильная натура талантливого критика, искренне верящего в народ, в котором он видит воплощение всех своих высших нравственных идеалов, с которым связывает единственную надежду на возрождение общества.«Страсть его глубока и упорна, и препятствия не пугают его, когда их нужно преодолеть, чтобы добиться страстно желаемого и глубоко задуманного», — пишет Добролюбов о русском мужике в статье «Черты для характеристики русского простонародья. ” Вся деятельность критики была направлена ​​на борьбу за создание «партии народа в литературе». Этой борьбе он посвятил четыре года неусыпного труда, написав за такой короткий срок девять томов сочинений.Добролюбов буквально обжигался на аскетической журнальной работе, что подорвало его здоровье. Он умер в возрасте 25 лет 17 ноября 1861 года. О преждевременной кончине юного друга Некрасов сказал проникновенно:

Но твой час пробил слишком рано

И выпало из его рук пророческое перо.

Какой светильник разума погас!

Какое сердце перестало биться!

Закат общественного движения 60-х гг. Споры между «Современником» и «Русским словом».В конце 1960-х годов в российской общественной жизни и критической мысли произошли кардинальные изменения. Манифест 19 февраля 1861 г. об освобождении крестьян не только не смягчил, но еще более обострил противоречия. В ответ на подъём революционно-демократического движения правительство развернуло открытое наступление на прогрессивные идеи: были арестованы Чернышевский и Д. И. Писарев, на 8 месяцев приостановлено издание журнала «Современник».

Положение усугубляется расколом внутри революционно-демократического движения, главной причиной которого стали разногласия в оценке революционно-социалистических возможностей крестьянства. Активисты «Русского слова» Дмитрий Иванович Писарев и Варфоломей Александрович Зайцев резко критиковали «Современник» за якобы идеализацию крестьянства, за преувеличение представления о революционных инстинктах русского крестьянина.

В отличие от Добролюбова и Чернышевского, Писарев доказывал, что русский крестьянин не готов к сознательной борьбе за свободу, что он большей частью темен и забит.Писарев считал «интеллигентский пролетариат», революционных разночинцев, несущих в народ естественнонаучные знания, революционной силой современности. Это знание не только разрушает основы официальной идеологии (православие, самодержавие, народность), но и открывает глаза людям на естественные потребности человеческой природы, в основе которых лежит инстинкт «общественной солидарности». Поэтому просвещение людей естественными науками может привести общество к социализму не только революционным («механическим»), но и эволюционным («химическим») путем.

Чтобы сделать этот «химический» переход более быстрым и эффективным, Писарев предложил руководствоваться русской демократией «принципом экономии сил». «Интеллектуальный пролетариат» должен сосредоточить всю свою энергию на разрушении духовных основ существующего сегодня общества путем распространения в народе естественных наук. Во имя так понимаемого «духовного освобождения» Писарев, подобно тургеневскому герою Евгению Базарову, предлагал отказаться от искусства. Он действительно считал, что «порядочный химик в двадцать раз полезнее любого поэта», и признавал искусство лишь постольку, поскольку оно участвует в продвижении естествознания и разрушает основы существующего строя.

В статье «Базаров» он прославил торжествующую нигилистку, а в статье «Мотивы русской драмы» «раздавил» героиню драмы А. Н. Островского «Гроза» Катерину Кабанову, воздвигнутую на пьедестал Добролюбовым. Разрушая идолов «старого» общества, Писарев опубликовал гнусные антипушкинские статьи и труд «Разрушение эстетики». Основные разногласия, возникшие в ходе полемики между «Современником» и «Русским словом», ослабили революционный лагерь и явились симптомом упадка общественного движения.

Общественный подъем в 70-х гг. К началу 1970-х годов в России стали появляться первые признаки нового социального подъема, связанного с деятельностью революционных народников. Второе поколение революционных демократов, предпринявших героическую попытку поднять крестьян на революцию путем «хождения в народ», имело своих идеологов, развивавших идеи Герцена, Чернышевского и Добролюбова в новых исторических условиях. «Вера особым образом, в общинный строй русской жизни; следовательно, вера в возможность крестьянской социалистической революции — вот что воодушевляло их, поднимало на героическую борьбу против правительства десятки и сотни людей», — писал Ленин о народники семидесятых.. Это убеждение в той или иной степени пронизывало все творчество лидеров и наставников нового движения — П. Л. Лаврова, Н. К. Михайловского, М. А. Бакунина, П. Н. Ткачева.

Массовое «хождение в народ» закончилось в 1874 г. арестом нескольких тысяч человек и последующими процессами 193-го и 50-го. В 1879 году на съезде в Воронеже народническая организация «Земля и воля» раскололась: «политики», разделявшие идеи Ткачева, организовали собственную партию «Народная воля», провозгласив основной целью движения политический переворот и террористическую деятельность. формы борьбы с властью.Летом 1880 года Народная воля устроила взрыв в Зимнем дворце, и Александр II чудом избежал смерти. Это событие вызывает шок и растерянность в правительстве: оно решается на уступки, назначая либерала Лорис-Меликова полномочным правителем и обращаясь за поддержкой к либеральной общественности страны. В ответ государь получает ноты русских либералов, в которых предлагается немедленно созвать самостоятельное собрание представителей земств для участия в управлении страной «в целях выработки гарантий и прав личности, свободы мысли и слова.Казалось, что Россия стоит на пороге принятия парламентской формы правления. Но 1 марта 1881 года совершается непоправимая ошибка. Народная воля после неоднократных покушений убивает Александра II, а за этим следует правительство реакция в стране

Консервативная идеология 80-х. Эти годы в истории российской общественности характеризуются расцветом консервативной идеологии. Ее отстаивал, в частности, Константин Николаевич Леонтьев в книгах «Восток, Россия и славяне» и «Наши «новые христиане» Ф. М. Достоевский и граф Лев Толстой». Леонтьев считает, что культура каждой цивилизации проходит три стадии развития: 1) первичная простота, 2) цветущая сложность, 3) вторичное смешение упрощения. Леонтьев считает распространение либеральных и социалистических идей с их культ равенства и всеобщего блага был главным признаком упадка и вхождения в третью стадию.Леонтьев противопоставлял либерализму и социализму «византизм» — сильную монархическую власть и строгую церковность.

Западничество — направление русской общественной мысли, сформировавшееся в 40-е годы XIX века. Его объективный смысл заключался в борьбе с крепостничеством и в признании «западного», т. е. буржуазного пути развития России. З. представляли В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Т.Н. Грановский, В.П. Боткин, П.В. Анненков, И.С. Тургенев, К.Д. Кавелин, В.А. Милютин, И.И. Панаев, А.Д. Галахов, В.Н. Майков, Е.Ф. Корш, Н.Х. Кетчер, Д.Л. Крюков, П.Г. Редкина, а также петрашевцев (в современной исторической науке существует мнение, согласно которому петрашевцы исключаются из западничества как особого идеологического явления). Термин «З.» до известной степени ограниченный, так как фиксирует только одну сторону антикрепостнического течения, которая не была однородной; У западников были свои противоречия. Это ясно показали теоретические споры Герцена (при поддержке Белинского и Огарева) с Грановским, Коршем и другими в 1845-1846 гг. по вопросам атеизма, об отношении к социалистическим идеям. В отличие от либерального течения у З. Белинского и Герцена выражено наметившееся демократическое и революционное течение в русском освободительном движении.Тем не менее название З. применительно к 40-м гг. правомерно, так как в условиях недостаточной дифференциации социальных и идеологических сил того времени обе тенденции во многих случаях еще действовали вместе.
Представители Западной Европы выступали за «европеизацию» страны — отмену крепостного права, установление буржуазных свобод, прежде всего свободы печати, за широкое и всестороннее развитие промышленности. В связи с этим они высоко оценили реформы Петра I, подготовившие дальнейшее поступательное развитие России. В области литературы западники выступили в поддержку реалистического направления и прежде всего творчества Н. В. Гоголя. Главной трибуной З. были журналы “Отечественные записки” А “Современник” .

Белинский, наиболее глубоко понимавший текущую политическую обстановку и главные задачи времени, считал своими главными противниками идеологов официальной народности и часть приближенную к ним. славянофильство .По отношению к оппозиционным тенденциям внутри З. он выдвинул, как наиболее правильную, тактику объединения. В 1847 году он писал: «Мы имеем большое счастье для журнала, если ему удастся соединить труды нескольких лиц, обладающих как талантом, так и образом мысли, если не совершенно одинаковых, то по крайней мере не расходящихся в главных и общих положениях. Поэтому требовать от журнала полного согласия всех его сотрудников, даже в оттенках основного направления, значит требовать невозможного» (Полн.собр. соч., вып. 10, 1956, с. 235). По той же причине Белинский не выдвигал на первый план вопросов, вызывавших разногласия у представителей З., вести волков в овчарню, вместо того, чтобы уводить их от нее» (там же, т. 12, 1956, с. 432). ). В журналах, ставших органами З., наряду с научными и научно-популярными статьями, рассказывавшими об успехах европейской науки и философии (например, «Немецкая литература» Боткина 1843 г.), оспаривалась славянофильская теория общины и идеи общности исторического развития России и других европейских стран (например, «Взгляд на правовую жизнь Древней Руси» Кавелина), широко культивировался жанр путевых очерков-письм: «Письма из-за границы» (1841 г. -1843) и «Письма из Парижа» (1847-1848) Анненкова, «Письма об Испании» (1847-1849, отдельное издание 1857) Боткина, «Письма с авеню Мариньи» (1847) Герцена, «Письма из Берлина». Тургенева (1847) и др.Важную роль в распространении идей З. сыграла и педагогическая деятельность профессоров Московского университета, прежде всего публичные лекции Грановского. Наконец, большое значение имела и устная пропаганда, особенно полемика между западниками и славянофилами в Москве в домах П.Я. Чаадаев, Д.Н. Свербеев, А.П. Елагина. Эта полемика, обострявшаяся с каждым годом, привела в 1844 г. к резкому расхождению между герценовским кружком и «славянами». Наиболее непримиримую позицию в борьбе со славянофилами занимал Белинский, живший в Петербурге.-Петербург, который в своих письмах к москвичам упрекал их в непоследовательности и требовал полного разрыва: «…нечего церемониться со славянофилами» (там же, с. 457). Решающую роль в критике славянофильства сыграли статьи Белинского «Тарантас» (1845), «Ответ москвичу» (1847), «Взгляд на русскую словесность 1847 года» (1848) и др. Большую помощь в этой борьбе оказали публицистические и художественные произведения Герцена, а также художественные произведения Григоровича, Даля и особенно Гоголя, которые, по выражению Белинского, были «….положительно и резко антиславянофильски» (там же, т. 10, с. 227). Идейные споры западников и славянофилов изображены в «Былом и думах» Герцена. Они нашли отражение в «Записках охотника» Тургенева, «Воровке» Герцена. Сорока, Тарантас В. А. Соллогуба.

В 1950-х и особенно в начале 1960-х годов в связи с обострением классовой борьбы либеральное течение в Замбии все больше противопоставляло себя революционной демократии, а с другой стороны, оно все больше и больше сближалось со славянофильством.«…Между нами и бывшими близкими людьми в Москве — все кончено — …, — писал Герцен в 1862 году. и рассматривать их вне существующих» (Собр. соч., т. 27, кн. 1, 1963, с. 214). С переходом в лагерь реакции многие западные либералы порвали с основополагающими принципами реалистической эстетики и встали на позиции «чистого искусства».
Название «западники» («европейцы») возникло в начале 40-х годов в полемических выступлениях славянофилов.В дальнейшем оно прочно вошло в литературный обиход. Так М. Е. Салтыков-Щедрин писал в книге «Заграница»: «Как известно, в сороковых годах русская литература (а после нее, конечно, и юная читающая публика) разделилась на два лагеря: западников и славянофилов. .. , в то же время время только что сошло со школьной скамьи и, воспитанный на статьях Белинского, естественно примкнул к западникам» (Полн. собр. соч., т. 14, 1936, с. 161). Термин «З.» был использован. а в научной литературе – не только буржуазно-либеральной (А.Н. Пыпин, Чешихин-Ветринский, С.А. Венгеров), но и марксист (Г.В. Плеханов). Для буржуазно-либеральных исследователей характерен внеклассовый, абстрактно-просветительский подход к проблеме З., что привело к сглаживанию противоречий между западниками и славянофилами в 40-х годах (например, статьи П.Н. Сакулина в «Истории России в XIX в.», ч. 1-4, 1907-1911) и к попытке рассмотреть в категориях З. и славянофильства все последующее развитие русской общественной мысли (например, Ф.Нелидов в «Очерках истории новейшей русской литературы», 1907 г.). Последнюю точку зрения разделял и П.Б. Струве, видевший в споре марксистов и народников «…естественное продолжение разногласия между славянофильством и западничеством» («Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России», СПб. , 1894, с. 29). Это вызвало резкое возражение Ленина, который подчеркивал, что «народничество отразило такой факт русской жизни, которого еще почти не было в эпоху складывания славянофильства и западничества, а именно: противопоставление интересов труда и капитала» ( Соч., том. 1, с. 384). Плеханов внес большой вклад в разработку этой проблемы. Выделяя различные направления в З., он рассматривал ее в целом как прогрессивное явление.

В конце 40-х годов 20 века в советской исторической и литературной науке была предпринята попытка пересмотреть эту точку зрения, сложившееся понимание проблемы З. Рациональный смысл этой критики состоит в том, чтобы подчеркнуть правильность известна условность концепции З., неоднородность З. как течения. Однако из этой позиции делались необоснованные выводы: З., за пределы которой выносились взгляды Белинского, Герцена, отчасти Грановского, истолковывалась чуть ли не как реакционное явление. Такой подход грешил антиисторизмом, механически перенося на 40-е годы XIX века категории политически более развитой ситуации 60-х годов.

Краткая литературная энциклопедия в 9-ти томах. Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», т.2, М., 1964.

Читать далее:

Литература:

Ленин В.И., Памяти Герцена, Соч., 4-е изд., т. 1, с. 18; Плеханов Г.В., М.П. Погодин и борьба классов, Соч., т. 1, с. 23, Л.-М., 1926; свой, Виссарион Григорьевич Белинский, там же, свой, О Белинском, там же; Белинский В.Г., Сочинения князя В.Ф. Одоевский, Полн. колл. соч., вып. 8, 1955; его же, Взгляд на русскую литературу 1846 г., там же, т. 1, с. 10, М., 1956; его «Взгляд на русскую литературу 1847 года», там же.; свое, Ответить «Москвитянину, там же; его, Письмо Н.В. Гоголю 15 июля, н.с. 1847 г., там же; Герцен А.И., Былое и мысли, Собр. соч. в 30 тт., т. 8-10, М., 1956; его, О развитии революционных идей в России, там же, том. 7, М., 1956; Чернышевский Н.Г., Очерки гоголевского периода русской литературы, Полн. колл. соч. в 15 тт., т 3, М., 1947; его собственные, Работы Т. П. Грановский, там же, т. 3-4, М., 1947-1948; Ветринский Ч. (Чешихин В.Е.), Грановский и его время, 2-е изд., СПб, 1905; Пыпин А. Н., Характеристика литературных воззрений с двадцатых по пятидесятые годы, 4 изд., СПб, 1909, гл. 6,7, 9; Веселовский А., Западное влияние в новой русской литературе, М., 1916. с. 200-234; Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина. Москва сороковых годов, М., 1929; Азадовский М.К., Фольклор в представлениях западников (Грановский), Тезисы докладов на секции филологических наук ЛГУ, Л., 1945, с. 13-18; Нифонтов А.С., Россия в 1848 г., М., 1949; Очерки истории русской журналистики и критики, т. 1, Л., 1950; Дементьев А., Очерки истории русской журналистики 1840-1850-х годов, М.-Л., 1951; Дмитриев С.С., Русская община и семисотлетие Москвы (1847 г.), Исторические записки, 1951, т. 1, с. 36; История русской литературы, т. 1, с. 7, М.-Л., 1955; История русской критики, т. 1, с. 1, М.-Л., 1958; Кулешов В. И., «Отечественные записки» и литература 40-х годов XIX века, М. , 1959; Анненков П.В., Литературные воспоминания, М., 1960; Поляков М.Я., Виссарион Белинский. Личность – идеи – эпоха, М., 1960; Карякин Ю., Плимак Е., Кон исследует русский дух, М., 1961.

В начале 30-х гг. 19 века появилось идеологическое обоснование реакционной политики самодержавия – теория “официальной народности” . Автором этой теории был министр народного просвещения граф С. Уваров . В 1832 году в докладе царю выдвинул формулу основ русской жизни: « самодержавие, православие, народность ».В ее основе лежала точка зрения, что самодержавие есть историческая основа русской жизни; Православие — нравственная основа жизни русского народа; народность – единство русского царя и народа, оберегающее Россию от социальных катаклизмов. Русский народ существует в целом лишь постольку, поскольку он остается верным самодержавию и подчиняется отеческой заботе Православной Церкви. Всякое выступление против самодержавия, всякая критика церкви истолковывались им как действия, направленные против коренных интересов народа.

Уваров утверждал, что просвещение может быть не только источником зла, революционных потрясений, как это произошло в Западной Европе, но может превратиться в защитный элемент – к чему и следует стремиться в России. Поэтому всем «слугам просвещения в России предлагалось исходить исключительно из соображений официальной национальности». Таким образом, царизм стремился решить задачу сохранения и укрепления существующего строя.

По мнению консерваторов николаевской эпохи, причин для революционных потрясений в России не было.Как начальник Третьего отдела Собственной Его Императорского Величества канцелярии А.Х. Бенкендорфа, «прошлое России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать самое бурное воображение». В России стало практически невозможно бороться за социально-экономические и политические преобразования. Попытки русской молодежи продолжить дело декабристов успеха не имели. Студенческие кружки конца 20-х – начала 30-х гг. были немногочисленны, слабы и подвержены поражениям.

русских либералов 40-х годов. XIX век: западники и славянофилы

В условиях реакции и репрессий против революционной идеологии широкое развитие получила либеральная мысль. В размышлениях об исторических судьбах России, ее истории, настоящем и будущем родились два важнейших идейных течения 40-х гг. XIX век: западничество и славянофильство. Представителями славянофилов были И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин и многие другие. Наиболее видными представителями западников были П.В. Анненков, В.П. Боткин, А.И. Гончаров, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин, М.Н. Катков, В.М. Майков, П.А. Мельгунов, С.М. Соловьев, И.С. Тургенев, П.А. Чаадаев и др. А.И. Герцен и В.Г. Белинский.

И западники, и славянофилы были ярыми патриотами, твердо верили в великое будущее своей России и резко критиковали николаевскую Россию.

Славянофилы и западники были особенно резки против крепостничества .Более того, западники — Герцен, Грановский и другие — подчеркивали, что крепостное право есть лишь одно из проявлений того произвола, которым пронизана вся русская жизнь. Ведь «образованное меньшинство» тоже страдало беспредельным произволом, тоже находилось в «крепости» у власти, в самодержавно-бюрократическом строе. Критикуя российскую действительность, западники и славянофилы резко разошлись в поисках путей развития страны. Славянофилы, отвергая современную Россию, с еще большим отвращением смотрели на современную Европу.По их мнению, западный мир изжил себя и не имеет будущего (здесь мы видим определенную общность с теорией «официальной национальности»).

славянофилы отстаивали историческую идентичность Россию и выделяли ее как отдельный мир, противостоящий Западу в силу особенностей русской истории, религиозности и русского стереотипа поведения. Величайшей ценностью славянофилы считали православную религию, противостоящую рационалистическому католицизму.Славянофилы утверждали, что у русских особое отношение к властям. Народ жил как бы в «договоре» с гражданским строем: мы члены общины, у нас своя жизнь, у вас власть, у вас своя жизнь. К. Аксаков писал, что в стране есть совещательный голос, сила общественного мнения, но право принятия окончательных решений принадлежит монарху. Примером такого рода отношений могут быть отношения Земского собора и царя в период Московского государства, что позволило России жить в мире без потрясений и революционных потрясений, таких как Великая французская революция.«Искажения» в русской истории славянофилы связывали с деятельностью Петра Великого, который «прорубил окно в Европу», нарушил договор, равновесие в жизни страны, сбил ее с пути, начертанного Богом.

Славянофилов часто называют политической реакцией в связи с тем, что их учение содержит три принципа «официальной народности»: православие, самодержавие, народность. Однако следует отметить, что славянофилы старшего поколения интерпретировали эти принципы своеобразно: они понимали православие как свободную общину верующих христиан, а самодержавное государство рассматривали как внешнюю форму, дающую возможность народу посвятить себя служению. поиск «внутренней истины».В то же время славянофилы защищали самодержавие и не придавали большого значения делу политической свободы. В то же время в них были убеждены демократов , сторонников духовной свободы личности. Когда в 1855 г. на престол вступил Александр II, К. Аксаков преподнес ему «Записку о внутреннем состоянии России». В «Записке» Аксаков упрекнул правительство в подавлении нравственной свободы, что привело к деградации нации; он указывал, что крайние меры могут лишь популяризировать в народе идею политической свободы и породить желание добиться ее революционным путем.Чтобы предотвратить такую ​​опасность, Аксаков посоветовал царю даровать свободу мысли и слова, а также вернуть к жизни практику созыва Земских соборов. Идеи предоставления народу гражданских свобод и отмены крепостного права занимали важное место в творчестве славянофилов. Неудивительно поэтому, что цензура часто подвергала их преследованиям и мешала им свободно выражать свои мысли.

западники , в отличие от славянофилов, русская идентичность оценивалась как отсталость. С точки зрения западников Россия, как и большинство других славянских народов, долгое время находилась как бы вне истории. Главную заслугу Петра I они видели в том, что он ускорил процесс перехода от отсталости к цивилизации. Петровские реформы для западников – начало движения России во всемирную историю.

При этом понимали, что петровские реформы сопровождались многими кровавыми издержками. Истоки большинства самых отвратительных черт современной ему деспотии Герцен видел в кровавом насилии, сопровождавшем петровские реформы.Западники подчеркивали, что Россия и Западная Европа идут одним и тем же историческим путем, поэтому Россия должна заимствовать опыт Европы. Важнейшую задачу они видели в достижении освобождения личности и создании государства и общества, обеспечивающих эту свободу. Западники рассматривали «образованное меньшинство» как силу, способную стать двигателем прогресса.

При всех различиях в оценке перспектив развития России у западников и славянофилов были сходные позиции. И те, и другие выступали против крепостничества, за освобождение крестьян землей, за введение в стране политических свобод, ограничение самодержавной власти. Их объединяло и негативное отношение к революции; они выполнили для реформистского пути решения основных социальных вопросов в России. В процессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. славянофилы и западники вошли в единый лагерь либерализма . Споры между западниками и славянофилами имели большое значение для развития общественно-политической мысли.Они были представителями либерально-буржуазной идеологии, возникшей в среде дворянства под влиянием кризиса феодально-крепостнического строя. Герцен подчеркивал то общее, что объединяло западников и славянофилов, – “физиологическое, бессознательное, страстное чувство к русскому народу” (“Былое и думы”).

Либеральные идеи западников и славянофилов пустили глубокие корни в российском обществе и оказали серьезное влияние на последующие поколения людей, искавших путь в будущее для России. В споре о путях развития страны мы слышим отголосок спора западников и славянофилов по вопросу о том, как соотносятся особенное и всеобщее в истории страны, что такое Россия – страна, которой суждено мессианская роль центра христианства, третьего Рима или страны, входящей в состав всего человечества, части Европы, идущей по пути всемирно-исторического развития.

Революционно-демократическое движение 40-х – 60-х гг.19 век

30 – 40-е годы XIX века. – время начала формирования в российской общественно-политической жизни революционно-демократической идеологии . Его основателями были В.Г. Белинский и А.И. Герцен.

Рис. 10. Белинский В.Г. Литография В. Тимма по рисунку К. Горбунова. 1843
Рис. 11. А.И. Герцен. Художник А. Збруев. 1830-е годы

Они резко выступали против теории «официальной национальности», против взглядов славянофилов, доказывали общность исторического развития Западной Европы и России, высказывались за развитие экономических и культурных связей с Западом, призывали к использование в России новейших достижений науки, техники, культуры. Однако, признавая прогрессивность буржуазного строя по сравнению с крепостническим, они выступали против буржуазного развития России , замены крепостнической капиталистической эксплуатации.

Белинский и Герцен становятся сторонниками социализма . После подавления революционного движения в 1848 году Герцен разочаровался в Западной Европе. В это время он пришел к выводу, что русская деревенская община и артель содержали зародыши социализма, которые найдут свое воплощение в России скорее, чем в какой-либо другой стране.Герцен и Белинский считали главным средством преобразования общества классовую борьбу И крестьянскую революцию . Герцен первым в русском общественном движении воспринял широко распространенные в то время в Западной Европе идеи утопического социализма. Герценовская теория Русский общинный социализм дала мощный толчок развитию социалистической мысли в России.

Идеи общинного устройства общества получили дальнейшее развитие во взглядах Н. Г. Чернышевский . Сын священника, Чернышевский во многом предвосхитил появление разночинцев в общественном движении России. Если до 60-х гг. в общественном движении главную роль играла дворянская интеллигенция, затем к 60-м гг. возникает в России разночинцев интеллигенции (разночинцы – люди из разных сословий: духовенство, купечество, мещане, мелкие чиновники и т.д.).

В трудах Герцена и Чернышевского по существу сформировалась программа социальных преобразований в России.Чернышевский был сторонником крестьянской революции, свержения самодержавия и установления республики. Предусматривалось освобождение крестьян от крепостной зависимости, уничтожение помещичьей собственности. Конфискованные земли подлежали передаче крестьянским общинам для справедливого распределения между крестьянами (уравнительный принцип). Община при отсутствии частной собственности на землю, периодического передела земли, коллективизма, самоуправления должна была предотвратить развитие капиталистических отношений в деревне и стать социалистической ячейкой общества.

В 1863 г. Н. Г. Чернышевский был приговорен к семи годам каторги и вечному поселению в Сибири по обвинению в написании листовки «К господским крестьянам от их доброжелателей…». Лишь к концу жизни, в 1883 году, он был освобожден. Находясь в следственном изоляторе Петропавловской крепости, он написал знаменитый роман «Что делать?», который по недосмотру цензуры был опубликован в «Современнике». На идеях этого романа и образа «нового человека» Рахметова тогда воспитывалось не одно поколение русских революционеров.

Программа общинного социализма была принята народниками, партией социалистов-революционеров. Ряд положений аграрной программы был включен большевиками в «Декрет и землю», принятый II Всероссийским съездом Советов. Идеи Герцена и Чернышевского по-разному воспринимались их сторонниками. Радикальная интеллигенция (прежде всего студенческая интеллигенция) рассматривала идею общинного социализма как призыв к прямому действию, а ее более умеренная часть — как программу постепенного продвижения вперед.

Славянофилы любили Россию как мать, сыновней любовью, любовью-памятью, западники любили ее как дитя, нуждающееся в заботе и ласке, но и в духовном наставничестве и руководстве. Для западников Россия была младенцем по сравнению с “передовой” Европой, которую надо было догонять и перегонять. Среди западников было два крыла: одно радикальное, революционно-демократическое, другое умеренное, либеральное. Революционные демократы считали, что Россия вырвется вперед, привив свой младенческий организм взращенным на Западе революционным социалистическим учением.

Либеральные западники, напротив, ратовали за искусство «реформ без революций» и возлагали свои надежды на социальные преобразования «сверху». Историческое развитие страны начали отсчитывать с преобразований Петра, которого Белинский называл «отцом новой России». Они скептически относились к допетровской России, отказывая ей в праве на историческую традицию и традиции. Но из такого отрицания исторического наследия западники вывели парадоксальное представление о нашем большом преимуществе перед Европой. Русский человек, свободный от груза исторических традиций, легенд и авторитетов, может оказаться «прогрессивнее» любого европейца в силу своей «восприимчивости». Земля, не содержащая собственных семян, но плодородная и неистощенная, может быть успешно засеяна заимствованными семенами. Молодой народ, опрометчиво усваивающий самое передовое в науке и практике Западной Европы, в короткий срок осуществит стремительное движение вперед.

В эпоху 1960-х за либерально-западническим направлением последовала петербургская.петербургские журналы «Отечественные записки» А. Краевского, «Библиотека для чтения» А. Дружинина, журнал «Русский вестник» М. Каткова, издававшиеся в Москве.

Литературно-критическая позиция либералов-западников определилась в начале 1960-х годов в спорах с революционерами-демократами о развитии русской литературы. Аргументируя «Очерками гоголевского периода русской литературы» Н. Г. Чернышевского, опубликованными в журнале «Современник» за 1855-56 гг., П.Анненков и А. В. Дружинин отстаивали традиции «чистого искусства», обращенные к «вечным вопросам и верные «абсолютным законам художественности».

Александр Васильевич Дружинин в своей статье «Критика Гогольского периода русской литературы и наше отношение к нему» сформулировано две теоретические идеи о искусстве:

один он назвал «дидактическим», а другой «художественным». Дидактические поэты «Хотите действовать непосредственно на современной жизни, современных нравах и современном человеке. Они хотят петь, учить и часто добиваются своего, но их песня, выигрывая в поучительном отношении, не может не много проигрывать в отношении к вечному искусству.К числу «дидактических» писателей Дружинин относил Н. В. Гоголя и, в частности, его последователей, писателей так называемой «натуральной школы».

Настоящее искусство не имеет ничего общего с прямым обучением. «Твердо веря, что интересы сиюминутные преходящи, что человечество, меняясь беспрестанно, не меняется только в представлениях о вечной красоте, добре и истине», поэт-художник «видит свой якорь в бескорыстном служении этим идеям. . Он изображает людей такими, какие они есть, не предписывая им совершенствоваться, он не дает уроков обществу, а если и дает, то дает бессознательно.Он живет посреди своего возвышенного мира и спускается на землю, как когда-то спускались на нее олимпийцы, твердо помня, что у него есть свой дом на высоком Олимпе. Идеалом художника-художника в русской литературе был и остается А. С. Пушкин, по стопам которого должна идти современная литература.

Бесспорной заслугой либерально-западной критики было пристальное внимание к специфике литературы, к отличию ее художественного языка от языка науки, публицистики, критики.Характерен также интерес к непреходящему, вечному в произведениях классической литературы, к тому, что определяет их немеркнущую жизнь во времени. Но в то же время попытки отвлечь писателя от «житейских волнений», приглушить авторскую субъективность, внушить недоверие к произведениям с ярко выраженной социальной направленностью свидетельствуют об известной ограниченности эстетических воззрений этих критиков.

Автор Masterweb

28.04.2018 08:00

В России середины XIX века столкнулись два философских течения – западничество и славянофильство.Так называемые западники твердо верили, что страна должна принять европейскую модель развития, основанную на либерально-демократических ценностях. Славянофилы, в свою очередь, считали, что у России должен быть свой путь, отличный от западного. В этой статье мы сосредоточим наше внимание на движении западников. Каковы были их взгляды и идеи? И кого можно причислить к основным представителям этого направления русской философской мысли?

Россия в первой половине XIX века

Итак, западники – кто они? Прежде чем ответить на этот вопрос, стоит хотя бы немного ознакомиться с тем социальным, экономическим и культурным положением, в котором оказалась Россия в первой половине позапрошлого века.

В начале 19 века Россию ждало тяжелое испытание – Отечественная война с французской армией Наполеона Бонапарта. Она носила освободительный характер и вызвала небывалый подъем патриотических чувств среди широких масс населения. В этой войне русский народ не только отстоял свою независимость, но и значительно укрепил позиции своего государства на политической арене. В то же время Отечественная война унесла тысячи жизней и нанесла серьезный ущерб экономике России.

Говоря об этом периоде российской истории, нельзя не упомянуть декабристское движение. В основном это были офицеры и зажиточные дворяне, требовавшие реформ, справедливых судов и, конечно же, отмены крепостного права. Однако восстание декабристов, произошедшее в декабре 1825 г., потерпело неудачу.


Сельское хозяйство в первой половине 19 века в России было еще экстенсивным. В то же время начинается активное освоение новых земель – в Поволжье и на юге Украины.В результате технического прогресса во многие отрасли промышленности были внедрены машины. В результате производительность увеличилась в два-три раза. Темпы урбанизации значительно ускорились: количество городов в Российской империи за период с 1801 по 1850 год почти удвоилось. заметно оживился, несмотря на реакционную политику Николая I.И это возрождение во многом было обусловлено идейным наследием декабристов. Ответы на поставленные ими вопросы были даны на протяжении всего девятнадцатого века.

Главной дилеммой, которая горячо обсуждалась в то время, был выбор пути развития страны. И каждый видел этот путь по-своему. В результате родилось множество направлений философской мысли, как либеральной, так и радикально-революционной.

Все эти направления можно объединить в два больших течения:

  1. Западничество.
  2. Славянофильство.

Западничество: определение и сущность термина

Считается, что раскол в российском обществе на так называемых западников и славянофилов ввел император Петр Великий. Ведь именно он начал активно перенимать устои и нормы жизни европейского общества.


Западники – представители одного из важнейших направлений русской общественной мысли, сформировавшегося на рубеже 30-х и 40-х годов XIX века. Их также часто называли «европейцами». Русские западники утверждали, что не надо ничего выдумывать. Для России необходимо выбрать передовой путь, который уже успешно прошла Европа. Более того, западники были уверены, что Россия сможет пойти по ней гораздо дальше, чем это сделал Запад.

Среди зарождений западничества в России можно выделить три основных фактора:

  • Идеи европейского Просвещения XVIII века.
  • Экономические реформы Петра Великого.
  • Установление тесных социально-экономических связей со странами Западной Европы.

По своему происхождению жители Запада были в основном богатыми купцами и знатными землевладельцами. Были среди них и ученые, публицисты и писатели. Перечислим наиболее ярких представителей западничества в русской философии:

  • Петр Чаадаев.
  • Владимир Соловьев.
  • Борис Чичерин.
  • Иван Тургенев.
  • Александр Герцен.
  • Павел Анненков.
  • Николай Чернышевский.
  • Виссарион Белинский.

Основные идеи и взгляды западников

Важно отметить, что западники вовсе не отрицали русской идентичности и самобытности. Они лишь настаивали на том, чтобы Россия развивалась в фарватере европейской цивилизации. И в основу этого развития должны быть положены общечеловеческие ценности и свободы личности. В то же время они рассматривали общество как инструмент реализации отдельной личности.

К основным идеям западного движения относятся следующие:

  • Принятие основных ценностей Запада.
  • Сокращение разрыва между Россией и Европой.
  • Развитие и углубление рыночных отношений.
  • Установление конституционной монархии в России.
  • Ликвидация крепостного права.
  • Развитие всеобщего образования.
  • Популяризация научных знаний.

В. С. Соловьев и его фазы

Владимир Соловьев (1853-1900) — видный представитель так называемого религиозного западничества. Он выделяет три основные фазы в ходе общезападноевропейского развития:

  1. Теократическая (в лице католицизма).
  2. Гуманитарная (выражается в рационализме и либерализме).
  3. Натуралистический (выраженный в естественнонаучном направлении мысли).

Все эти фазы, по Соловьеву, прослеживаются в одинаковой последовательности в развитии русской общественной мысли XIX века. При этом теократический аспект наиболее ярко отразился во взглядах Петра Чаадаева, гуманитарный — в творчестве Виссариона Белинского, натуралистический — в Николае Чернышевском.

Владимир Соловьев был убежден, что главная особенность России в том, что это глубоко христианское государство. Соответственно, русская идея должна быть неотъемлемой частью христианской идеи.

П.Я. Чаадаев и его взгляды

Не последнее место в общественном движении русских западников занимал философ и публицист Петр Чаадаев (1794-1856). Его главный труд «Философские письма» был опубликован в журнале «Телескоп» в 1836 году. Этот труд серьезно взбудоражил общественность.После этой публикации журнал закрыли, а самого Чаадаева признали невменяемым.


Петр Чаадаев в своих “Философских письмах” противопоставляет Россию и Европу. И он называет религию основой этой оппозиции. Католическую Европу он характеризует как прогрессивный регион с волевыми и активными людьми. А Россия, наоборот, является неким символом косности, неподвижности, что объясняется чрезмерной аскетичностью православной веры. Чаадаев видел причину застоя в развитии государства еще и в том, что страна недостаточно была охвачена Просвещением.

Западники и славянофилы: сравнительная характеристика

И славянофилы, и западники стремились превратить Россию в одну из ведущих стран мира. Однако методы и инструменты этой трансформации они видели по-разному. Следующая таблица поможет вам понять основные различия между двумя токами.

Наконец

Итак, западники – представители одного из направлений русской общественной мысли первой половины XIX века. Они были уверены, что Россия в своем дальнейшем развитии должна ориентироваться на опыт западных стран. Следует отметить, что идеи западников впоследствии в той или иной мере трансформировались в постулаты либералов и социалистов.

Русское западничество стало заметным шагом вперед в развитии диалектики и материализма. Однако конкретных и научно обоснованных ответов на вопросы, волнующие общественность, дать не удалось.

улица Киевян, 16 0016 Армения, Ереван +374 11 233 255

славянофилов и западников в России — Клуб «Валдай»

Многие россияне, в том числе некоторые в правительстве, возможно, даже сам президент Медведев, хотели бы, чтобы Россия стала более западной страной. У неославянофилов действительно много общего с коммунистами, подчеркивающими отличие России от западных цивилизаций.

Джеффри Хоскинг, почетный профессор истории России Школы славянских и восточноевропейских исследований Университетского колледжа Лондона в интервью для сайт дискуссионного клуба «Валдай» останавливается на различиях между западниками и славянофилами и их двойниками в современной России.

Почему такая тенденция возникла в России? В чем заключались главные отличия западников от славянофилов в XIX веке?

В 18 веке Россия стала великой европейской державой, но ее политическая система сильно отличалась от системы большинства европейских держав. Большинство европейских держав двигались к тому, чтобы стать конституционными политическими системами и национальными государствами. Очевидно, что это не совсем верно для Австро-Венгрии, но верно для большинства европейских стран: Германии, Франции, Италии, Испании и так далее.Россия, конечно, была намного больше любой другой европейской страны, поэтому европейские страны относились к ней со страхом и опасением.

Многие русские считали, что лучший способ для России укрепиться как великая держава — стать более похожим на европейские страны, то есть двигаться к конституционному и парламентскому режиму, будь то республика или, что более вероятно, в случай, монархия; двигаться к тому, чтобы стать промышленно развитым национальным государством, как Франция, Германия и Великобритания. Такова была точка зрения западного человека. Славянофилы отреагировали так: «Нет, Россия не похожа ни на одно европейское государство. У нее есть свой особый политический строй, основанный на самодержавии и православной церкви, и Россия — империя, а не национальное государство. И она не должна пытаться стать таковой, потому что половина ее населения — нерусские».

Таковы были две позиции, преобладавшие в 19 веке, особенно во второй половине 19 века.

А существует ли сегодня такой спор? Кто сторонники и противники вестернизации?

Что ж, сегодня он существует, потому что российская экономика еще не очень удовлетворительна.В отличие от большинства держав с таким относительно высоким уровнем экономического развития, Россия экспортирует в основном сырье, топливо и вооружение. Она не экспортирует современные промышленные товары и передовые технологии, как это делают большинство европейских стран. И поэтому сторонники вестернизации, опять же, хотели бы видеть Россию более похожей на другие европейские страны, и иметь более разнообразную и современную промышленность.

Конечно, этот вопрос несколько усложнился за последние два-три года, потому что сами европейские экономики находятся в серьезном кризисе.Но я думаю, это не меняет того факта, что многие россияне, в том числе некоторые в правительстве, возможно, даже сам президент Медведев, хотели бы, чтобы Россия стала более западной страной и, следовательно, применяла бы в своем законодательстве подлинную верховенство закона. суды, создать настоящую парламентскую систему с подлинными свободными выборами, тогда как в настоящий момент кажется, что выборы искажены и во многих отношениях больше походят на западную страну.

Так вот, как мне кажется, таково сегодняшнее положение.А итоги недавних выборов говорят о том, что тенденция к вестернизации в стране нарастает. И это вполне естественно, поскольку у многих россиян теперь есть опыт проживания в других странах Европы.

Возможна ли вестернизация России и продвижение ее к более либеральной экономике и верховенству права и т.д.?

Да, я думаю, что это так, хотя это будет непросто. Но делать это нужно как сверху, так и снизу. Сильный прозападный лидер, я думаю, получил бы большую поддержку, особенно среди молодых специалистов и молодых бизнесменов, имеющих опыт западной жизни.С другой стороны, есть и немало россиян, считающих, что Россия опять же не похожа на европейскую страну, что она скорее евразийская страна, то есть ее азиатские корни так же сильны, как и европейские. , и что она должна оставаться авторитарной системой с сильной православной церковью. И они предупреждают, что принятие политической системы западного образца дестабилизирует Россию, ослабит ее и, возможно, даже сломает.

Итак, у вас снова две партии.Они не совсем такие, как в 19 веке, но сходство есть. Однако у неославянофилов довольно много общего с коммунистами, которые тоже подчеркивают отличие России от западных цивилизаций. Но сами коммунисты довольно расколоты. Ведь Зюганов рекомендует сближение КПРФ с православной церковью и вообще русскими националистами, тогда как довольно многие коммунисты до сих пор считают православную церковь злой силой. То есть довольно много коммунистов остаются убежденными атеистами и хотели бы видеть гораздо более сильную роль рабочих в российской экономике. И двум крылам Коммунистической партии нелегко работать вместе.

Последние записи в дневнике

«Недавние события, связанные с Сирией, побудили меня обратиться напрямую к американскому народу и его политическим лидерам. Это важно сделать во время недостаточного общения между нашими обществами.”,
Недавние события вокруг Сирии побудили меня обратиться непосредственно к американскому народу и его политическим лидерам. Важно сделать это во время недостаточной коммуникации между нашими обществами.

Отношения между нами прошли разные этапы. Мы противостояли друг другу во время холодной войны. Но когда-то мы тоже были союзниками и вместе победили нацистов. Тогда была создана универсальная международная организация — Организация Объединенных Наций, чтобы предотвратить повторение подобного опустошения.

Основатели ООН понимали, что решения, касающиеся войны и мира, должны приниматься только на основе консенсуса, и с согласия Америки право вето постоянных членов Совета Безопасности было закреплено в Уставе ООН. Глубокая мудрость этого десятилетиями поддерживала стабильность международных отношений. Никто не хочет, чтобы ООН постигла участь Лиги Наций, которая развалилась из-за отсутствия реальных рычагов воздействия.

Потенциальный удар США по Сирии, несмотря на сильную оппозицию со стороны многих стран и крупных политических и религиозных лидеров, включая Папу Римского, приведет к новым невинным жертвам и эскалации, что может привести к распространению конфликта далеко за пределы Сирии.Забастовка усилит насилие и вызовет новую волну терроризма. Это может подорвать многосторонние усилия по урегулированию иранской ядерной проблемы и израильско-палестинского конфликта и еще больше дестабилизировать Ближний Восток и Северную Африку.

В Сирии происходит не битва за демократию, а вооруженный конфликт между правительством и оппозицией в многоконфессиональной стране. В Сирии немного поборников демократии. Но боевиков «Каиды» и экстремистов всех мастей, борющихся с правительством, более чем достаточно.Госдепартамент США причислил Фронт аль-Нусра и Исламское государство Ирака и Леванта, воюющих на стороне оппозиции, к террористическим организациям. Этот внутренний конфликт, подогреваемый поставками оппозиции иностранного оружия, является одним из самых кровавых в мире.

Воюющие там наемники из арабских стран и сотни боевиков из западных стран и даже России вызывают у нас глубокую озабоченность. Не могли бы они вернуться в наши страны с опытом, полученным в Сирии? Ведь после боев в Ливии экстремисты перебрались в Мали.Это угрожает всем нам. С самого начала Россия выступала за мирный диалог, позволяющий сирийцам выработать компромиссный план своего будущего. Мы защищаем не сирийское правительство, а международное право. Нам нужно использовать Совет Безопасности ООН и верить, что сохранение правопорядка в сегодняшнем сложном и неспокойном мире — один из немногих способов удержать международные отношения от сползания в хаос. Закон остается законом, и мы должны ему следовать, нравится нам это или нет.Согласно действующему международному праву применение силы допускается только в целях самообороны или по решению Совета Безопасности. Все иное неприемлемо согласно Уставу Организации Объединенных Наций и представляет собой акт агрессии.

Никто не сомневается, что в Сирии применялся отравляющий газ. Но есть все основания полагать, что его использовала не сирийская армия, а силы оппозиции, чтобы спровоцировать вмешательство своих могущественных иностранных покровителей, которые хотели бы стать на сторону фундаменталистов. Нельзя игнорировать сообщения о том, что боевики готовят очередную атаку — на этот раз против Израиля.

Настораживает тот факт, что военное вмешательство во внутренние конфликты в зарубежных странах стало для США обычным делом. Соответствует ли это долгосрочным интересам Америки? Я сомневаюсь в этом. Миллионы людей во всем мире все чаще видят в Америке не модель демократии, а страну, опирающуюся исключительно на грубую силу, сколачивающую коалиции под лозунгом «вы либо с нами, либо против нас».

Но сила оказалась неэффективной и бессмысленной. Афганистан сотрясается, и никто не может сказать, что произойдет после вывода международных сил.Ливия разделена на племена и кланы. В Ираке продолжается гражданская война, каждый день погибают десятки человек. В Соединенных Штатах многие проводят аналогию между Ираком и Сирией и спрашивают, зачем их правительству повторять недавние ошибки.

Какими бы точечными ни были удары и как бы сложным ни было оружие, жертвы среди мирного населения неизбежны, включая стариков и детей, которых удары должны защищать. Мир реагирует вопросом: если вы не можете рассчитывать на международное право, то вы должны найти другие способы обеспечения своей безопасности.Таким образом, все большее число стран стремятся приобрести оружие массового уничтожения. Это логично: если у вас есть бомба, вас никто не тронет. Остаются разговоры о необходимости укрепления нераспространения, тогда как на деле оно размывается. Мы должны отказаться от языка силы и вернуться на путь цивилизованного дипломатического и политического урегулирования.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.