Социальные инвестиции и благотворительность: как благотворительность может изменить мир?

Содержание

как благотворительность может изменить мир?

Многие, кто задумывается о старости в России, вспоминают Японию. Рекордная продолжительность жизни, высокий уровень дохода: из России пенсия по-японски кажется идеальной. Но как она устроена на самом деле?

Начнем с того, что японцы старше 65 лет формируют 30% всего населения страны. Со временем эта цифра будет только расти: в Японии постоянно сокращается рождаемость, а население стремительно стареет. Чтобы это не становилось проблемой, японское государство создает необходимые условия для поддержания высокого качества жизни своих пожилых граждан. В определенной степени это делается для того, чтобы, даже достигнув пенсионного возраста, пожилые японцы могли вносить свой вклад в экономику и общество — полноценно работая и выплачивая налоги, а также занимаясь волонтерством и общественной деятельностью.

Большинство японцев выходят на пенсию в 65 лет, хотя по желанию это можно сделать и раньше — в 60 лет.

Правда, в таком случае размеры пенсионных выплат от компании, которые положены сотруднику при выходе на пенсию, будут гораздо скромнее.

В целом, японская пенсия состоит из двух «этажей». Первый — это базовая ежемесячная выплата, средний размер которой в настоящий момент составляет около 50-60 тысяч йен (примерно 500-600 долларов США). Эта выплата положена всем без исключения гражданам, платившим на протяжении взрослой жизни стандартные пенсионные взносы.

Второй «этаж» — это те самые пенсионные выплаты от компаний. Автоматические отчисления 18% от зарплаты идут в счет будущей пенсии и могут быть получены по достижении 65 лет в виде хорошей ежемесячной «надстройки» к базовой пенсии. Однако такие выплаты напрямую зависят от того, кем и где человек работал до выхода на пенсию.

В то же время размеры пенсий сильно зависят от налоговых выплат работающего населения. При стремительном сокращении рождаемости, а значит, и уменьшении числа работающих молодых людей, пенсионные выплаты будут неизбежно сокращаться — а это создаст большие проблемы для поддержания уровня жизни пожилого населения. Именно поэтому парламент страны обсуждает пенсионную реформу с повышением пенсионного возраста как минимум на 5 лет. А по всей стране уже сейчас специально создают рабочие места и удобные условия труда для пожилых людей.

Сами пожилые японцы зачастую имеют хороший ресурс здоровья и энергии даже после 65 лет.

После достижения пенсионного возраста они часто решают продолжать работать — только делают это в удобные для себя дни и часы, и с подлинным удовольствием. Также люди в возрасте имеют возможность сменить род деятельности, параллельно изучать что-то новое или заниматься интересными хобби.

Согласно опросам общественного мнения, многие японцы готовы работать «до тех пор, пока позволяет здоровье». Помимо денег одной из первостепенных причин для такого ответа они называют собственное желание как можно дольше оставаться полезными обществу. По официальным данным, доля работающих пожилых людей в Японии составляет 12% от всего работающего населения страны.

В плане инвестиций они достаточно консервативны. В последние годы все большую популярность набирают предложения страховых компаний и банков — например, растет рынок пенсионного страхования. Под влиянием экономических и социальных перемен японские пожилые люди начали искать источники дополнительного дохода для жизни после 65 лет. Это контрастирует с настроениями, которые господствовали два десятилетия назад: тогда японцы задумывались только о тех пенсионных накоплениях, что положены им от компании-работодателя и от государства.

Тест

Как ваш темперамент влияет на инвестиции?

Зато не изменилось отношение к новой главе в жизни: многие японцы ждут пенсии как хорошей возможности разнообразить свою жизнь новыми интересными хобби или путешествиями.

В общем, всем тем, на что раньше не находилось времени. В каждом японском муниципалитете легко можно найти расписание большого числа занятий — по искусству, традиционным ремеслам или иностранным языкам, организованных специально для пожилых людей. Интересное отличие японского менталитета от менталитета большинства российских пенсионеров в том, что японские бабушки и дедушки пусть и обожают своих внуков, но не стремятся проводить с ними все свое свободное время, скорее предпочитая на пенсии жить для себя.

Одним из самых популярных видов хобби среди обеспеченных японских пенсионеров можно считать занятия традиционными искусствами — икэбаной, чайной церемонией, каллиграфией, рисованием тушью суми-э или искусством надевания традиционного кимоно. Такие занятия требуют больших временных и финансовых затрат и обычно включают в себя изучение множества дополнительных дисциплин. Так, например, чайная церемония — это не просто искусство заваривания традиционного чая маття, но также изучение целого ряда ремесел: традиционной кухни, керамики, каллиграфии, благовоний, составления композиций из сезонных растений, а также постижения медитативных практик.

Кроме традиционных искусств неизменно популярной среди бывших топ-менеджеров крупных компаний остается игра в гольф. Как известно, этот спорт требует хорошей финансовой и физической подготовки, концентрации духа и самоотдачи. Среди более широкого круга японских пенсионеров среднего класса также популярны активные хобби — в особенности пешие походы и путешествия по горным маршрутам родной страны. Благо, в Японии таких маршрутов достаточно на любой вкус, и они прекрасно оборудованы.

Пенсионный возраст в Японии иногда называют поэтичным словом «серебряный». Действительно, даже несмотря на стремительно меняющийся мир многие японские пенсионеры воспринимают свою «вторую жизнь» на пенсии как очень ценный период, когда есть достаточно сил и времени для того, чтобы, наконец, попробовать жить так, как хочешь сам.

Социальная деятельность и вклад в регионы присутствия

Коммуникационный проект «Юнипрошка — детям» проводится в регионах присутствия Компании уже третий год. Его главная цель — обучить детей дошкольного и младшего школьного возраста тому, как правильно и, главное, безопасно, вести себя на улице, дома, а также в общественных местах, то есть помочь освоить базовые навыки поведения в экстремальных ситуациях. Помогает энергетикам в этом полезном начинании придуманный герой по имени Юнипрошка. В игровой форме он знакомит ребят с правилами дорожного движения (ПДД), общения с незнакомцами и хулиганами.

Несмотря на пандемию коронавирусной инфекции, которая внесла свои коррективы в реализацию программы, Компания провела ряд мероприятий в Шатуре, Яйве, Озерном и Шарыпове. В феврале, сентябре и ноябре в Шатуре сотрудники филиала совместно с ГИБДД рассказали детям о правилах дорожного движения и подарили им фликеры — светоотражающие значки и наклейки.

Очень масштабно организовано просвещение дошкольников и младших школьников сотрудниками Яйвинской ГРЭС. В январе, феврале и июле акция прошла для воспитанников всех детских садов п. Яйва и г. Александровска. От Юнипрошки и инспектора по безопасности дорожного движения дети узнавали, почему важно носить световозвращающие элементы. В сентябре полезные уроки стартовали в одной из школ для начальных классов. В целом в 2020 году охвачено более 200 детей Александровского района.

А Смоленская ГРЭС решила донести информацию о ПДД иначе, пригласив представителей школьного волонтерского отряда «Активисты» и организовав в Озерненской средней школе просмотр мультфильма про пешеходный переход и правила поведения на тротуарах и проезжих частях.

Пандемия и режим самоизоляции позволили Юнипро развивать активности, адресованные детям сотрудников, в социальных сетях: были размещены обучающие мультики, полезные советы от Юнипрошки в Instagram и ВКонтакте. Впервые в социальных сетях Компании проведен конкурс «Слепи Юнипрошку», который буквально взорвал интернет. На конкурс было прислано более 150 работ, из которых затем были выбраны лучшие, оцененные в последствии памятными призами Компании

Импакт-инвестирование как альтернатива благотворительности – Ведомости

Отношение россиян к «богатым людям» оставляет желать лучшего. Подавляющее большинство считают несправедливым распределение общественного благосостояния (83%), не видят их положительного влияния на экономику страны (58%), уверены, что честно заработать капиталы невозможно (66%) и что ценности «богатых людей» не заслуживают уважения (72%). И все-таки 62% считают, что не стоит их «выгонять», они нужны нашей стране.

Что делать с таким отношением? Кажется, что благотворительность – это выход. Но оказывается, что участие бизнесменов в благотворительности не меняет отношения к ним в обществе. Лишь четверть россиян считают, что это свидетельство искренней заботы о людях (28%). Доминируют суждения о прагматичных, корыстных мотивах: сформировать позитивный имидж себе (71%), своей компании (41%) или исполнить требования властей (29%).

Многие российские и мировые процессы подталкивают к тому, чтобы уходить от «неразборчивой филантропии» к системным социальным инвестициям. Слово, которое претендует на мировоззренческую революцию, – «импакт». Импакт-инвестирование – это вложения, которые содействуют социальным изменениям. Импакт-инвестирование одинаково отстоит и от чистой коммерции, и от филантропии. Это «теория изменений» в действии. Ее цель – не столько помочь, сколько изменить условия; это борьба с причиной, а не следствием. Импакт использует капитал инвестора и профессионализм проектной команды, стремящейся к очень конкретной цели. Участники разрабатывают стратегию и определяют бизнес-модель, которая гарантирует и достижение социального эффекта, и возврат инвестиций, а также обладает потенциалом для масштабирования.

Есть шесть отличительных особенностей импакт-филантропии. Главное: доноры подходят к акту дарения, ориентируясь на воздействие, а не по принципу «отдал и забыл». Конечно, тут важен отбор: найти для своих инвестиций наилучшую из возможных команд. Чтобы организовать их деятельность, разрабатывается инвестиционная модель – способ финансирования, обеспечивающий устойчивость и необходимую гибкость при использовании. Мониторинг и оценка помогают учиться на своих успехах и неудачах, оценивать продвижение к цели. А это предполагает доказательную обратную связь, когда все участники команды анализируют и рассказывают о достигнутом эффекте в доказательной и этической манере. И последний критерий – вовлеченность: доноры не просто активно участвуют, но стремятся понять, работает ли их «теория изменений».

По оценкам GIIN, мировой рынок импакт-инвестирования в 2019 г. составил $715 млрд. Он вырос в 14 раз за 10 лет. Мы в начале этого пути. Исследование Центра управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы Сколково 2021 г. (проводилось в январе – июле 2021 г.; это серия из 45 интервью с владельцами капитала и опрос 121 человека) говорит о трех основных барьерах.

Первый – нет эффективных бизнес-моделей. У нас слишком мало успешных проектов, чтобы они могли стать и примером, и стимулом.

Второй – не сформированы язык, понятия и метрики; границы между видами социального инвестирования размыты, что осложняет разработку теории изменений. Также не ясно, как измерить социальный эффект? Как оценить, что именно поменялось благодаря выбранному подходу?

И наконец, третий барьер – социальные проекты не приносят быстрой финансовой отдачи или же их доходность оказывается ниже «приемлемой». Горизонт планирования – 10–20 лет.

Тем не менее туман сомнений проходит. Уже есть примеры успешных проектов, возникают сообщества импакт-инвесторов. Формируется понятийный аппарат, появляются бизнес-модели и их классификации, помогающие собрать свой собственный уникальный подход. Идет большая работа по развитию инструментов для мониторинга проектов и оценки эффекта. Один из участников нашего исследования обратил внимание на еще один результат: «Импакт возвращает веру в преобразующую энергию людей. Можно гундосить про качество элит и про злобную зависть обездоленных. Люди чести есть всегда. Те, кто хочет не бабла срубить, а сад вырастить. Помогая им, ты сам вокруг себя формируешь совсем иную вселенную».

Социальные инвестиции. Механизмы возвратности – Институт Социальных Инвестиций

Социальные и благотворительные программы компаний — это не дань моде или след­ствие государственного давления, а эффективные вложения, приносящее выгоду. Соз­давая общественное благо, компания получает выгоду для основного бизнеса, но эта выгода не обесценивает социальную составляющую ее деятельности.

Развитие корпоративной социальной ответ­ственности в России проходило в три этапа:

1)1991-1998 — реструктуризация социальной инфраструктуры компаний в ходе приватиза­ции, возрождение традиций благотворитель­ности и меценатства;

2)1999-2002 — постепенный переход от разо­вой помощи физическим лицам и организа­циям к финансированию целенаправленных программ; формирование представлений о корпоративной социальной ответственности в деловой среде;

3)2003-2006 — формирование комплексного, стратегического подхода к социальной ответ­ственности; начало социального инвестиро­вания; развитие корпоративных и частных фондов; привлечение некоммерческих орга­низаций к реализации корпоративных про­грамм.

В этом процессе было два переломных момента:

1) 1998 — вследствие дефолта российские ком­пании резко сократили вложения в социаль­ную сферу, столь же значительно возросло их внимание к эффективности своих вложений;

2) 2003 — на фоне значительного ослабления диалога бизнеса и власти деловое сообще­ство публично заявило о своем стремлении быть социально ответственным; инициативы

бизнеса, в частности, по добровольной со­циальной отчетности, были поддержаны орга­низациями гражданского общества.

Сегодня практически все крупные и большин­ство средних российских компаний реализуют раз­личные социальные и благотворительные програм­мы. Объемы затрат на благотворительные програм­мы могут достигать весьма значительных сумм — от 3% до 14% заявляемой прибыли[i].

Перечень направлений, в которых реализуют­ся корпоративные социальные программы, доста­точно широк — это экология, развитие спорта, культуры, образования, муниципальной социаль­ной инфраструктуры, независимых СМИ, муници­пального управления, поддержка общественных инициатив и талантливой молодежи[ii].

Часть этих программ имеет исключительно благотворительный характер, но в последнее время все больше компаний рассматривают проекты и программы в социальной сфере как инвестиционные.

Социальное инвестирование — способ реали­зации корпоративной социальной ответственности посредством целевых программ, которые отвечают нуждам основных групп заинтересованных лиц — потребителей, персонала, местных сообществ на территориях присутствия. Его привлекательность об­условлена тем, что в стратегической перспективе со­циальные инвестиции всегда взаимно выгодны. Сам термин «социальные инвестиции» предполагает, что данные вложения окупаются, что существует некий ме­ханизм получения дополнительной выгоды.

Например, вложения в экологическую безопас­ность производства, которых требуют местные сооб­щества, окупаются за счет снижения профессиональ­ной заболеваемости, повышения производительности труда, повышения политической и социальной стабильности на территориях присутствия, укрепления репутации и т. п.

Благотворительная политика, как и дивидендная политика, по своей сути предполагает распределение части прибыли компании, поэтому к ней предъявляют­ся общие требования к качеству корпоративного упра­влении, прежде всего прозрачности и соответствия ин­тересам всех акционеров. Это предполагает наличие публично заявленной политики, прозрачность проце­дур и критериев отбора заявок для финансирования, договорные отношения между компанией и получате­лем помощи, предусматривающие взаимные обязатель­ства сторон, строгий контроль за целевым использова­нием средств, оценку полученных результатов.

Механизмы возвратности социальных инвестиций

В отличии от инвестиций в производство или мар­кетинг, непосредственно сказывающихся на бизнес-процессах, социальные инвестиции предполагают бо­лее сложные и непрямые механизмы возврата вложен­ных средств. Тем не менее, в конечном итоге социаль­ные инвестиции сказываются именно на базовых биз­нес-процессах: производстве товаров и услуг, их про­движении и продажах, привлечении капитала.

Рассмо­трим каждый из них более подробно.

Производство продукции

Польза социальных инвестиций определяется тем, насколько снижаются издержки производства, повы­шается производительность труда, снижаются потери от временной нетрудоспособности сотрудников, повы­шается обеспеченность квалифицированными специа­листами, снижаются санкции и штрафные платежи (об­условленные воздействием на окружающую среду), становится возможной реорганизация производства, сокращение численности сотрудников и т. п.

Как правило, инвестициями, эффективность которых проявляется через влияние на производственный про­цесс, являются программы подготовки кадров (как существующих, так и будущих), развития социальной среды и социальной инфраструктуры, повышения качества муни­ципального управления на территориях присутствия. Эти программы оказывают влияние на производительность труда, создают более дешевые, чем повышение зарплаты, механизмы удержания квалифицированного персонала, уменьшают потери от нелояльности сотрудников. Подоб­ные механизмы возврата социальных инвестиций обычно используют компании, располагающие большими и мно­голюдными производствами, в особенности, если эти про­изводства являются градообразующими.

Продвижение и продажа товаров и услуг

Польза социальных инвестиций определяется тем, насколько они повлияли на репутацию компании в гла­зах покупателей, расширение присутствия на рынке, увеличение объема продаж и стоимость бренда.

Социально ответственная позиция компании ста­новится конкурентным преимуществом в глазах совре­менных покупателей. Так, если благотворительные программы способствуют продвижению корпоратив­ных ценностей или позволяют разделить с клиентами эмоциональный настрой, они способствуют повыше­нию лояльности потребителей. Это эффективная стра­тегия для компаний, работающих на массовом потре­бительском рынке. Такие социальные инвестиции до­полняют традиционные маркетинговые программы.

Вместе с тем, необходимо четко различать кор­поративные социальные, благотворительные программы и частные программы владельцев и менедже­ров. Корпоративные программы должны работать на развитие компании, если они этого не обеспечива­ют — это нерациональная трата корпоративных ре­сурсов. В случае частных благотворительных про­грамм владельцев и менеджеров компании, осущест­вляемых за счет своих личных средств, действует совсем другая логика, определяющая направлен­ность и мотивированность данных вложений. Здесь прямого прагматизма может и не быть. Частные про­граммы менеджеров и владельцев не являются кор­поративными социальными инвестициями.

Привлечение инвестиций

Польза социальных инвестиций определяется тем, насколько социальные программы повлияли на репутацию компании в глазах инвестиционного сооб­щества, оценку качества корпоративного управления.

При сходных финансовых показателях компания, загрязняющая окружающую среду, использующая труд детей, жестоко эксплуатирующая человеческие и инфраструктурные ресурсы местных сообществ, менее привлекательна для инвестиций, чем социаль­но ответственная компания. Наличие у компании эф­фективной социальной и экологической политики снижает риски и косвенно свидетельствует о высо­ком качестве корпоративного управления во всех сферах деятельности, о способности видеть пробле­мы и оперативно реагировать на них. В конечном итоге это снижает цену привлекаемых для развития ресурсов и повышает стоимость компании.

Как правило, этот механизм возврата эффективно используется компаниями, планирующими или уже осуществившими размещение своих акций на между­народных торговых площадках.

Снижение стоимости привлекаемых ресурсов об­условлено еще и тем, что институциональные инвесто­ры, все больше представляют интересы мелких соб­ственников — простых граждан, которые в своей жизни непрерывно сталкиваются с проявлениями со­циальной ответственности или безответственности компаний и заинтересованы в развитии именно со­циально ответственного бизнеса.

Эта тенденция получила распространение в 1990-е годы под названием «социально ответственное», или «этическое» инвестирование (socially responsible investing, ethical investing), которое рассматривает социаль­ные и экологические последствия инвестиций в общем контексте анализа компании при принятии инвести­ционного решения.

Институциональные инвесторы, представляю­щие в конечном итоге интересы простых граждан, выдвинули большое число инициатив, связанных с повышением уровня прозрачности и качества кор­поративного управления, а также уровня корпора­тивной ответственности компаний. Во многих стра­нах они поддержаны на уровне законодательства (закон Сарбейнса-Оксли, США) или на уровне кодек­сов лучшей практики, поддерживаемых саморегули­рующимися ассоциациями.

***

Представленные схемы в самом общем виде ра­скрывают механизмы получения выгоды от социальных инвестиций. И эти механизмы работают. Работают на благо компании, работают на благо инвесторов, ра­ботают на благо общества.

[i] Исследование «Социальные инвестиции российского бизнеса». – Институт экономики города по заказу Фонда «Евразия».2004г.

[ii] Там же

 

от филантропии к социальным инвестициям. Бренд-интегрированный менеджмент

Корпоративное гражданство: от филантропии к социальным инвестициям

Прежде всего следует четко различать благотворительность личную (проявление свободы воли владельцев, менеджеров, работников) и корпоративную (как часть социальных инвестиций и интегрированных маркетинговых коммуникаций).

На Западе сотрудники компаний отчисляют процент от своей зарплаты в благотворительные фонды, зная, что кому-то они непременно помогут. По данным за 2005 год каждый гражданин ФРГ в возрасте от 14 лет сделал в течение года в среднем два благотворительных взноса на сумму не менее 200 евро. Такие личные взносы составляют более 80 % общей суммы благотворительности. Вклад юридических лиц – чуть более 11 %. В России же, по данным организации «Форум доноров», 55 % граждан ничего не знают о деятельности благотворительных организаций, и лишь 2 % сталкивались с ними лично. Личные пожертвования граждан составляют около 5 % общих средств благотворительных организаций.

Зато российский бизнес прославился финансированием гастролей вышедших в тираж звезд зарубежной эстрады и безумными затеями вроде радиомоста между дельфинами Индийского и Атлантического океанов, чтобы создать мировое дельфинье сообщество. Отечественный благотворитель действует нередко по собственному побуждению или по рекомендации друзей или близких родственников, финансируя из средств компании тех, кого ему захочется.

Просто быть благотворителем за счет бизнеса, однако, это снижает его эффективность. Например, отталкивает акционеров, доходы которых идут на проведение КВН. Почему надо помогать огромному количеству дезадаптированных бездельников? Кормить того, кто в состоянии работать? Помогать пьяницам и наркоманам? Филантропия и альтруизм – дело не бизнеса, а конкретных людей: предпринимателей, менеджеров и работников, которые занимаются этим из своих личных доходов. Заплатил все налоги, рассчитался по всем обязательствам, и из средств своего собственного личного дохода – занимайся благотворительностью, демонстрируй свои личностную состоятельность, пристрастия, предпочтения, гражданскую позицию. Благотворительность – проявление свободы доброй воли личности, а не бизнеса. И вообще – дело не столько богатых, сколько – достойных.

Наличие в современной России лиц с очень крупными состояниями, рост количества таких людей дает перспективу развития системной благотворительности. Весь зарубежный опыт показывает, что крупная системная благотворительность – дело не коллективных образований, а отдельных «больших людей», сделавших имя и состояние в бизнесе. Именно эти люди, а не коллективы и сообщества, склонны к риску вложений в неоднозначные первоначально сферы деятельности, готовы брать на себя ответственность за их развитие и принимать свободные решения, открывающие новые области деятельности и жизни. Можно надеяться, что в России с ее быстрыми деньгами, стремительной аккумуляцией крупных капиталов в частных руках у сравнительно молодых людей, появятся свои «венчурные благотворители», которые откроют для себя и для общества новые возможности самореализации на ниве поддержки российских талантов в науке, искусстве и образовании, а значит – для развития страны в целом.

Однако настоящая личная благотворительность в России развита крайне слабо. Российский бизнес молод, порывист, интимно личностен и поэтому слишком часто путает личное с социальным – на многих уровнях и в самых различных формах. Немногими исключениями являются такие частные фонды, как Фонд В. Потанина, Фонд «Открытая Россия», фонд «Династия» на средства семьи Д. Зимина, одного из основателей «ВымпелКома», реализующие масштабные и многовекторные благотворительные проекты.

Задача бизнеса – не благотворительность как филантропия и альтруизм, а просчитанные и рационально выстроенные, оптимизирующие условия развития самого бизнеса: социальные инвестиции и социальное партнерство.

Основные различия между благотворительностью и социальными инвестициями представлены в табл. 7.1[70].

Таблица 7.1

Благотворительность и социальные инвестиции

Социальные инвестиции (СИ), в отличие от благотворительности, сами являются бизнесом, что приносит ощутимые преимущества на рынке, в том числе:

– дополнительные возможности для продвижения товара, PR и рекламы;

– рост стоимости бренда и нематериальных активов.

– получение преимуществ перед конкурентами;

– закрепление и расширение маркетинговой ниши;

– сохранение старых и завоевание новых клиентов;

– развитие партнерских отношений;

– дополнение и расширение возможности влияния на местные сообщества;

– улучшение отношений с местной властью, возможность равноправного диалога с нею;

– создание новостных поводов и оптимизация работы со СМИ;

– развитие новых навыков персонала;

– рост лояльности сотрудников;

– укрепление репутации;

– повышение устойчивости при кризисах;

– снижение возможных рисков бизнеса;

– улучшение финансовых показателей, рост капитализации и прибыльности.

Можно говорить о двух традиционных технологиях социальных инвестиций.

1. Прямые инвестиции компании. Компания сама проводит конкурсы заявок, осуществляет отбор среди них, заключает договоры на благотворительную поддержку, оплачивает счета. Главный недостаток данной модели – опасность превращения компании в «дойную корову» местной и федеральной власти, потребительское отношение к ней общественности, трудоемкость, проблемы с налогами и снижение эффективности финансового менеджмента. Эта модель характерна для ранних этапов развития КСО и типична для нынешней российской ситуации, когда бизнес вынужден подхватывать «социалку», от которой отказывается государство.

2. Инвестиции через специальные фонды. В этом случае также возможны два варианта: создание корпоративного фонда – как самостоятельной НКО, или участие (соучредительство) в системном фонде. Известные примеры первых фондов – «САПИ» («Алроса») и «ЛУКОЙЛ», вторых – «Евразия», Pro-Arte, имени Д. С. Лихачева, Фонд города Тольятти и др. Эта модель СИ бизнеса позволяет аккумулировать региональные ресурсы, участвовать в масштабных проектах и программах, развивать партнерские отношения на региональном, федеральном и международном уровнях, наладить эффективный менеджмент СИ, обеспечить финансовую прозрачность СИ, повысить общественное доверие к ним.

Весь международный опыт свидетельствует в пользу второй модели. Это же подтверждает и развитие российской практики, несмотря на пока еще продолжающееся доминирование первой модели. Выработанная за рубежом модель КСО через фонды – более прозрачная, понятная; под нее, кстати, строилось и строится отечественное законодательство по благотворительности. Другое дело, что эта модель плохо вписывается в российские реалии. Когда еще у отечественного производителя появятся свободные средства для вложения в специальный фонд для решения социальных проектов? Да и где гарантии, что власти не загоняют это фонд как зайца? А ремонтировать больницу или школу надо сейчас – она вот-вот рухнет. Сказываются также взаимное недоверие в бизнес-сообществе, между бизнесом и властью, бизнесом и обществом, и издержки российского законодательства: компания, делая взносы в благотворительные фонды должна оплачивать как свои налоги, так и налоги за «доход», полученный от этого фондом, что немыслимо в зарубежной практике. Условия для развития отечественного грантового финансирования пока не созданы, а рынок НКО в РФ неразвит.

Нередко российские компании, выходя на мировой рынок и пытаясь продать свои акции, сталкиваются с недоумением потенциальных зарубежных инвесторов: «Почему вы – металлургический завод – проводите КВНы, поддерживаете цирки и картинные галереи? Разве этим не государство должно заниматься? Вы должны эффективно работать и платить большие налоги, на средства от которых ваши федеральные и местные власти будут ремонтировать дороги, автобусы, содержать школы и т. д.».

По мере консолидации российского общества и налаживания партнерских отношений, будущее с очевидностью именно за второй моделью. Более того, сама эта модель может рассматриваться, с одной стороны, как переходная к наиболее эффективной технологии интегральных социальных бизнес-коммуникаций, а с другой – является ее частью и в определенном смысле – результатом.

Социальные инвестиции выводят благотворительность за рамки простой филантропии, становятся частью бизнес-активности и осуществляются совместными усилиями всех подразделений компаний. Они становятся ядром, вокруг которого формируется образ и репутация всего бизнеса.

Выбор конкретных форм и технологий КСО определяется не только социальными проблемами, но также возможностями и стратегией развития компании.

Уходя от благотворительности как простой раздачи средств и имущества, бизнес переходит к наиболее современной и эффективной модели – корпоративному гражданству, в которой бизнес рассматривается как часть гражданского общества, способного к самоорганизации и саморазвитию.

Бизнес часто жалуется на социальное иждивенчество населения: мол, привыкли за годы советской власти все получать на халяву… Но что мешает вовлечь людей в решение важных для них проблем?

Интегрированные маркетинговые коммуникации и социальное партнерство идут на смену устаревшему благотворительному «делиться». В США создаются новые организационно-правовые формы «социального партнерства» между бизнесом, властью, некоммерческими организациями и гражданами – CDFI (community development financial institutions). Появились корпорации местного развития, трасты, социальные банки, в сферу внимания которых оказываются значимые социально-экономические инициативы. Кроме прямой финансовой выгоды от такой заботы, социальные инвестиции означают новые рынки для страховых и инвестиционных компаний, рейтинговых агентств и банков.

Пока бизнес будет заниматься простой благотворительностью, общество, пресса и власть всегда будут обвинять компании, что они дают слишком мало и не на те цели. Пока наша власть сама оценивает, кто и сколько дал, сама награждает «лучших благотворителей», несущих яйца Фаберже и строящих церкви, у нее всегда будет повод обвинить избранных ею нелояльных «олигархов» в социальной безответственности. Помимо финансово-экономической деятельности компания должна управлять своими социальными рисками, как внутренними (например, связанными с персоналом), так и внешними (взаимоотношениями с местными жителями, властями и т.  д.). Это не моральная обязанность перед бедными, а ответственность перед обществом. Выход бизнеса «за забор» для обеспечения устойчивого развития компании.

Такое понимание ответственности бизнеса заложено в формулировку социальной миссии предпринимательского сообщества, которая содержится в «Социальной хартии российского бизнеса», разработанной и принятой РСПП[71]. Социальная миссия – это достижение «устойчивого развития самостоятельных и ответственных компаний, которое отвечает долгосрочным экономическим интересам бизнеса, способствует достижению социального мира, безопасности и благополучия граждан, сохранению окружающей среды, соблюдению прав человека».

Отсутствие информации о социальных программах компании, о ее добровольном вкладе в решение социальных проблем местных сообществ повышает для бизнеса риск попасть в ловушку завышенных ожиданий населения, подменить собой государство в социальной сфере.

Важно не просто информирование общества о том, чем занимается компания в социальной сфере, а вовлечение представителей общественности в процессы отбора и реализации программ и проектов.

Хрестоматийным примером является опыт британской компании Tesco, которая уже много лет ведет программу «Компьютеры для школ». Покупатели, сделавшие в Tesco покупку на определенную сумму, получают ваучер, который могут принести в школу, где учатся их дети или внуки, или в которой они когда-то учились сами. Школа, накопив такие ваучеры и предъявив их в магазины Tesco, получает компьютеры бесплатно. В результате компания приобретает лояльность бренду, широкую известность не только в качестве производителя и продавца, но и как участника действенной поддержки образования. Увеличивается объем продаж, иногда люди специально идут именно Tesco, чтобы получить ваучер и отнести его в конкретную школу.

В России таких примеров – единицы.

В Новосибирске по инициативе основных игроков пивного рынка был проведен радиоконкурс на самую разбитую улицу, вызвавший повышенный отклик населения. После этого был организован автопробег по этой улице старых советских автомобилей в духе ильфопетровского «Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству!». В итоге были получены роскошная пресса, огромное внимание горожан, а власти срочно привели улицу в порядок.

Выпускник одного из авторов незадолго до окончания вуза открыл с друзьями магазин в небольшом городке на севере Карелии. Магазин был отнюдь не первым и не единственным в городке. Поэтому завоевание позиций на местном рынке потребовало соответствующей ценовой маркетинговой стратегии: ориентации на более низкие цены, чем у конкурентов, и на доход с оборота. Реализация такой стратегии, помимо прочего, предполагала и завоевание позитивной репутации, привлечение внимания жителей поселка к новому магазину. Проблему решили несколько неожиданным, но изящным и очевидным для местных условий образом. В городке не была налажена работа по сбору бытового мусора: баки есть, но не отремонтированы (нет средств), и люди часами при любой погоде вынуждены с пакетами ожидать спецмашину. По согласованию с мэрией магазином была реализована программа, включившая ремонт и покраску баков, приобретение пластмассовых ведер для мусора, которые были разнесены по квартирам в качестве подарков. Поскольку реализация программы совпала с перевыборами мэра, то на ведра и баки, помимо символики фирмы, было нанесено упоминание «При поддержке мэра». В результате этой провинциальной и немного комичной PR-акции магазин приобрел популярность, мэр был избран на новый срок, жители избавились от мусора, а выпускник подготовил на этом материале хорошую дипломную работу.

Полноценные и полномасштабные PR включают отношения с потребителями и властями, СМИ и инвесторами, конкурентами и организованной общественностью, населением и собственным персоналом. Поэтому заведомо более эффективными PR будет не трата денег на «покупку журналистов», «заказуху» и «джинсу», а плетение общности интересов, выражающееся в событиях и акциях, вызывающих живейшую заинтересованность общества.

Почти образцом технологии «простой, но очень шумной» интерактивной акции является благотворительное мероприятие, ежегодно проводимое в рамках «Всемирного Дня ребенка» компанией «Макдоналдс в России». Во всех более 100 российских ресторанах компании средства, вырученные от продажи картофеля фри, передаются на благотворительные цели. В 2002 году это была поддержка детских приютов. В 2003 году – помощь детям-инвалидам в детских домах. Список организаций, в которые направляются средства, определяется администрацией соответствующих регионов. Акция широко анонсировалась в федеральных и местных СМИ. Информация о ней на специальных рекламных щитах, банерах и видеоэкранах давалась бесплатно или на правах социальной рекламы. Общая бесплатная информационная поддержка акции оценивается в сумму более 270 тысяч долларов. Благодаря такой массированной информационной подаче в мероприятии приняли участие более 370 тысяч человек.

Акцию поддержали региональные руководители, политики, известные спортсмены, журналисты, которые в этот день стояли за прилавком и продавали картошку. Сотрудники пригласили в рестораны своих родителей, которые в этот день работали вместе с ними. Для работников ресторана в проводились соревнования по продаже картошки. В рестораны были приглашены дети из тех организаций, которым оказывалась поддержка. Каждый покупатель картофеля в день акции получал вырезанную из бумаги ладошку, которую можно было подписать и приклеить на стекло в ресторане. Соответственно количеству ладошек можно было сразу видеть, сколько порций картофеля было продано в этот день и сколько денег выручено на благотворительность. В результате общий объем продаж был увеличен на 23,6 %, а продаж картофеля фри – на 27,5 %. Опросы в конце года показали, что индекс узнаваемости сети ресторанов поднялся на 11 пунктов, показатель доверия к компании – на 14 пунктов. По признанию авторов проекта результат даже превзошел их ожидания[72].

Акция, вызвавшая интерес и получившая должный информационный резонанс, дает весьма ощутимый результат. В этой связи можно говорить о двух основных технологиях внешних социальных инвестиций, то есть об участии российских компаний в решении социальных проблем: а) традиционные социальные инвестиции и б) коммуникативные технологии.

В первом случае используются проведение конкурсов, финансирование фондов, стипендиальные программы и т. п. Для реализации таких проектов со стороны компании обычно требуются серьезные денежные вложения.

Во втором случае акцент делается на доверительные контакты и сотрудничество, диалог с различными контактными группами (стейкхолдерами), полномасштабные и полноценные Public Relations. Собственно, к этой группе относится и социальная отчетность с внешним аудитом и рейтингами. И опыт показывает, что эти технологии реализуются с существенно меньшими затратами, чем технологии первой группы[73].

Можно предположить, что, по мере консолидации российского общества, налаживания партнерских отношений, модель сотрудничества с НКО может рассматриваться, с одной стороны, как переходная к технологии социальных бизнес-коммуникаций, а с другой – стать ее частью и в определенном смысле – результатом.

Сравнительную характеристику технологий КСО можно представить в виде таблицы.

Таблица 7.2

Технологии КСО

Технологии и модели КСО: (А) Традиционные социальные инвестиции

1. Прямые инвестиции компании

Достоинства: Прямой контроль финансов («короткая рука»)

Недостатки: Существенные финансовые затраты. Проблема анализа эффективности. Превращение компании в «дойную корову» органов власти (местной и федеральной). Потребительское отношение общественности к компании. Трудоемкость. Проблемы с налогами. Снижение эффективности финансового менеджмента

2. Через фонды: – корпоративные фонды; системные фонды

Достоинства: Аккумулирование ресурсов. Возможность аккумулирования региональных ресурсов. Участие в масштабных проектах и программах. Развитие партнерских отношений на региональном, федеральном и международном уровнях. Эффективный менеджмент СИ. Финансовая прозрачность СИ. Повышение общественного доверия.

Недостатки: Утрата прямого контроля («длинная рука»). Потери на налогообложении НКО. Затраты на административный менеджмент НКО. Первоначальное недоверие органов власти

Технологии и модели КСО: (В) Коммуникативные технологии

Модели: Социальное партнерство (PR как Public Relations и Public Responsibility). Социальный аудит и гуманитарная экспертиза. Международные стандарты КСО, индексы и рейтинги. Социальная отчетность

Достоинства: Экономия и оптимизация затрат. Развитие партнерских отношений. Соблюдение международных стандартов. Информационная отдача. Возможность комплексного анализа эффективности. Интегрированный маркетинг. Продвижение брендов. Бренд-интегрированный бизнес

Недостатки: Привлечение экспертов. Дополнительная подготовка персонала

Руководитель социального департамента РСПП Ф. Прокопов полагает, что корпоративная социальная ответственность (КСО) – не альтруизм, ответственность должна быть полезна для долгосрочного успеха самого бизнеса в той же мере, что и для общества в целом. Компания должна управлять своими социальными рисками, как внутренними (например, связанными с персоналом), так и внешними (взаимоотношениями с местными жителями, властями и т. д.). Обязательства компаний выходят далеко за пределы благотворительности и охватывают целый комплекс вопросов, связанных с экономической устойчивостью, с взаимоотношениями с поставщиками, потребителями и персоналом, с качеством продукции, с экологической безопасностью, с правами человека, с взаимодействием с местными сообществами, включая благотворительность.

Выбор конкретных социальных технологий и направлений реализации такого взаимодействия будет определяться местной спецификой, а также особенностями предприятия – его величиной, составом коллектива, потребностями в тех или иных социальных услугах, а главное – общей стратегией развития компании.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

От благотворительности к социальным инвестициям: новый способ пожертвований

За последние 50 лет благотворительные пожертвования в США выросли до 427,71 миллиарда долларов, что является огромным достижением в области щедрости. 1 За это время учреждения и доноры привыкли к тому, что можно было бы назвать «традиционными» методами ведения бизнеса. Тем не менее, благотворительный рынок — да и сами США — быстро приближаются к переломному моменту, который радикально изменит благотворительность и станет вызовом для организаций, которые застряли на своем пути.

Демографические сдвиги могут привести к значительным изменениям на рынке благотворительности, и эта эволюция ускоряется за счет появления новых, более динамичных моделей пожертвований и изменений в налоговом кодексе США. И организациям, и людям, которым они служат, необходимо понять, как эти изменения повлияют на их благотворительную деятельность, и научиться управлять ими наиболее эффективным образом.

Старшие поколения передают активы, а не привычки

По консервативным оценкам, в течение следующих 30 лет от бэби-бумеров к их детям-миллениалам перейдет 30 триллионов долларов. 2 Эта экстраординарная передача богатства окажет огромное влияние на благотворительность. В то время как молодое поколение готово унаследовать деньги своих родителей, все более вероятно, что они не унаследуют их привычки. Скорее, они будут стремиться проложить свой собственный путь, когда дело доходит до решения проблем в нашем обществе. Некоммерческие организации должны быть готовы справиться с этим подрастающим поколением филантропов, потому что старый способ ведения бизнеса может больше не соответствовать требованиям.

Старшие поколения жертвователей, такие как «традиционалисты» (рожденные с середины 1920-х до середины 1940-х годов) и бэби-бумеры (родившиеся с середины 1940-х до 1964 года), рассматривали некоммерческие, благотворительные пожертвования и инвестиции в коммерческие корпорации как совершенно разные вещи. занятия. Они ожидали, что некоммерческие организации, с которыми они работали, будут сосредоточены на предоставлении услуг или создании социальной ценности, и они ожидали, что их коммерческие инвестиции будут приносить не более чем финансовую отдачу. Просто так все устроено, и представители этих поколений обычно не видят причин раскачивать лодку.Пожертвование само по себе было их способом оказать влияние, и они, как правило, верили, что некоммерческие организации, которым они жертвовали, используют их пожертвования наилучшим образом. Редко, если вообще когда-либо, они искали осязаемые доказательства результатов своих пожертвований.

Молодые дающие хотят измеримых результатов

Однако представители поколения X (1965–1981 г. 3 Такое скептическое отношение влияет на то, как они воспринимают благотворительные некоммерческие организации. Средства массовой информации часто представляют стереотипное представление об этих молодых поколениях, но многие привычки и поведение, приписываемые молодым людям, в основном необоснованны. Например, хотя миллениалов часто изображают одержимыми устройствами и эгоцентричными, на самом деле они, как правило, ориентированы на действия, гражданские взгляды и готовы экспериментировать с новыми моделями внесения изменений. В целом молодые филантропы ищут пути решения самых сложных проблем общества, эффективно вкладывая свое время и ресурсы.Они смотрят на состояние мира и нашего общества и не могут не чувствовать, что традиционные методы не смогли адекватно решить проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Это заставляет их задуматься: если мы до сих пор не решили наши самые большие проблемы, почему мы должны продолжать делать то же самое и ожидать другого результата? 4 Они также представляют гораздо более разнообразную когорту и, как таковые, скорее всего, будут интересоваться более широким кругом социальных проблем и причин, чем предшествующие им поколения. 5 В частности, молодые женщины играют большую роль в благотворительности.К 2019 году две трети богатых американцев будут составлять женщины. 6

Для них даяние — это не конец истории. Они хотят видеть, какое влияние их пожертвования оказывают на мир. Они хотят иметь возможность измерять успех, как бы они его ни определяли, и привлекать к ответственности тех, кто несет ответственность за достижение этого успеха.

По состоянию на 2019 год миллениалы и поколение X составляют 139 миллионов человек, что почти вдвое превышает численность бэби-бумеров (71 миллион человек). 7 Традиционные некоммерческие организации не могут позволить себе игнорировать предпочтения молодых доноров, но будут бороться за их привлечение, если они не смогут удовлетворить свои потребности в большей прозрачности и измеримых результатах.Новые, более динамичные модели пожертвований уже представляют некоммерческим организациям жесткую конкуренцию.

Социальное финансирование продолжает расти

Хотя традиционная благотворительность демонстрирует постоянный рост в общем объеме долларов, она обычно составляет около 2% от валового внутреннего продукта США и редко превышает эту цифру. Однако более новые модели показывают, что способность американцев отдавать не исчерпана. По данным Global Impact Investing Network, в 2018 году измеримые инвестиции в инструменты воздействия достигли 502 миллиардов долларов, что составляет 1.в 2 раза больше благотворительного рынка в $427 млрд. 8 Эти средства, подпадающие под категорию «социальных финансов», не просто оказывают положительное воздействие на общество или окружающую среду; они также стремятся предложить удовлетворительную финансовую отдачу, стирая грань между традиционными благотворительными пожертвованиями и инвестициями. В то время как традиционалисты и бэби-бумеры могут счесть такой гибридный подход неортодоксальным, молодые дающие не видят противоречий. Для них экологические, социальные и управленческие вопросы неразрывно связаны с финансовым здоровьем и долгосрочной корпоративной устойчивостью.

Вместо того, чтобы ограничиваться выписыванием чеков традиционным некоммерческим организациям, молодые дарители изучают весь спектр бизнес-моделей в поисках возможностей изменить ситуацию. Традиционные некоммерческие организации по-прежнему имеют свое место, но «социальный инвестор» постарается составить портфель решений, основанных как на некоммерческих, так и на коммерческих организациях. Это означает, что традиционные некоммерческие организации больше не могут предполагать, что они будут наиболее очевидным направлением для благотворительных пожертвований, поскольку поколение X и миллениалы заменяют своих родителей, бабушек и дедушек.

Изменения в Налоговом кодексе усложняют подачу

На самом деле, учитывая недавние изменения в налоговом кодексе США, у традиционных некоммерческих организаций может быть еще более тяжелая борьба за привлечение пожертвований от молодых благотворителей.

Увеличение стандартного вычета

Законодательство, принятое в конце 2017 года, увеличило стандартный вычет до 24 000 долларов США (для налогоплательщиков, подающих совместную декларацию в 2018 году) или 12 000 долларов США (для плательщиков единого налога в 2018 году). Ожидается, что наряду с ограничениями вычета подоходного налога штата и местных налогов и налога на имущество это приведет к тому, что меньше налогоплательщиков смогут перечислять свои отчисления постатейно.Как следствие, некоторые налогоплательщики могут попытаться превысить стандартный вычет в конкретном году, объединив свои вычитаемые расходы, особенно благотворительные подарки, чтобы максимизировать свою налоговую выгоду. Вместо того, чтобы давать равное количество благотворительных пожертвований в течение, например, нескольких лет, они старались давать столько, сколько могли, в один год и вообще ничего в другие годы.

Это изменение, скорее всего, больше всего затронет молодых налогоплательщиков. Учреждения, которые полагаются на пожертвования малого и среднего размера, такие как годовой фонд колледжа или университета, могут столкнуться с трудностями при привлечении молодых доноров к пожертвованиям вне их года сбора.Им придется предпринять шаги для поощрения регулярных пожертвований, предлагая стимулы, которые конкурируют с потенциальными налоговыми льготами объединения, например, предлагая донорам сетевые возможности и модель пожертвований с ежемесячной подпиской.

Временное увеличение имущества, дарение и освобождение от уплаты налога на передачу поколения

Новое законодательство также временно увеличивает освобождение от налога на наследство, дарение и передачу поколения с 5,6 млн долларов США (2017 г.) до 11,18 млн долларов США (2018 г.) на человека до декабря 2025 года.В результате доноры будут заинтересованы в разработке благотворительной стратегии для своего поколения X и наследников миллениалов, а не в создании благотворительных пожертвований по завещанию. Таким образом, некоммерческие организации должны будут сосредоточить свои запланированные программы пожертвований на пожертвованиях на всю жизнь, а не на сборе завещаний, и инвестировать в разработку стратегии, которая привлекает следующее поколение доноров, делая упор на новые методы оказания воздействия.

Введение «собственного исключения Ньюмана»

Один из новых инструментов, на который опирается налоговое законодательство, известен как «собственное освобождение Ньюмана». Это позволяет частным фондам владеть коммерческими компаниями без необходимости платить налоги с доходов, которые они генерируют, при условии, что все доходы идут на выполнение миссии фонда. Помимо создания нового потока доходов, операционные фонды могут использовать это, чтобы экспериментировать с различными способами выполнения своей миссии и обращаться к более молодым дарителям, заинтересованным в использовании возможностей за пределами традиционной некоммерческой структуры.

Доноры и некоммерческие организации должны развиваться вместе

Когда дело доходит до решения проблем, которые их больше всего волнуют, у некоммерческих организаций и филантропов теперь больше возможностей, чем когда-либо прежде.Продолжающаяся эволюция благотворительного рынка, от чисто некоммерческого занятия к сочетанию как коммерческих, так и некоммерческих методов, окажет глубокое влияние на то, как мы рассматриваем пожертвования — не столько как благотворительность, сколько как социальные инвестиции.

По мере того, как филантропы начинают думать о себе как о социальных инвесторах, некоммерческие организации также должны переопределить себя как «целевые» учреждения. Это должно быть больше, чем ребрендинг. Эффективная целевая организация должна понимать, чего хотят социальные инвесторы, и стремиться предоставить им это, позиционируя себя в качестве партнера по сотрудничеству, который может помочь в выявлении возможностей по всему инвестиционному спектру.Вместе социальные инвесторы и целевые организации могут создавать смешанные портфели, которые лучше всего отражают их конкретные наборы ценностей, с целью поиска новых способов решения старых проблем.

Что такое импакт-инвестирование и почему филантропы должны или не должны его рассматривать?

Импакт-инвестирование стало горячей темой как среди доноров, так и среди финансовых инвесторов. Но что это значит и почему вы можете рассматривать это как филантропический вариант? В широком смысле инвестирование воздействия означает инвестирование капитала для создания социального воздействия таким образом, что также обеспечивает денежную прибыль . Эти доходы могут варьироваться от первоначальной основной суммы в сторону увеличения (или, возможно, в сторону уменьшения) в зависимости от характера инвестиций.

Импакт-инвестирование предлагает альтернативу филантропам, которые отвергают представление о том, что существует бинарное решение между инвестированием с целью получения прибыли и пожертвованием денег на общественное дело. В то время как традиционное предоставление грантов часто преодолевает рыночные неудачи, импакт-инвестирование использует силу рынков для создания изменений. Размышляя о социальных проблемах, которые вы хотите решить, рассмотрите импакт-инвестирование как один из многих инструментов, имеющихся в вашем распоряжении.Однако имейте в виду, что импакт-инвестирование находится в зачаточном состоянии и относительно не доказано.

Виды импакт-инвестирования

Импакт-инвестирование — это общий термин, который охватывает инструменты для широкого круга инвесторов. Например, инвестор в микрофинансирование, венчурный капиталист, занимающийся экологическими технологиями, и кредитор с низким доходом в сфере жилищного строительства — все они являются потенциальными инвесторами воздействия. Институт Monitor отмечает, что импакт-инвесторов можно условно разделить на две группы:

  • Финансовые первые инвесторы стремятся оптимизировать финансовую прибыль, а также добиваться социального или экологического воздействия.Эта группа, как правило, состоит из коммерческих инвесторов, которые ищут инвестиционные инструменты, которые предлагают рыночную доходность, которая также приносит некоторые социальные/экологические блага.
  • Воздействие Первые инвесторы отдают предпочтение социальной или экологической отдаче от своих инвестиций, а не денежной отдаче, но при этом ожидают некоторой финансовой отдачи. Эта группа использует социальные/экологические блага в качестве основной цели и может принимать различные виды прибыли, от возврата основной суммы долга до рыночной ставки. Эти инвесторы также готовы взять на себя больший риск для достижения социальных/экологических целей, которые не могут быть достигнуты в сочетании с финансовой отдачей по рыночным ставкам.

Один из обзоров потенциальных инвестиционных инструментов воздействия см. в статье «Воздействие портфеля инвестиций, связанных с миссией», FB Heron Foundation.

Эффективное инвестирование в действии

Существует множество подходов к импакт-инвестированию. Рассмотрим Omidyar Network Пьера и Пэм Омидьяр, организацию, которая поддерживает некоммерческие организации и коммерческие предприятия, стремящиеся к социальным изменениям. Первые коммерческие сделки с акционерным капиталом Omidyar Network включали такие компании, как Ethos Water, которая использует часть выручки для обеспечения чистой питьевой водой в Индии, Восточной Африке и других странах.«Бизнесмены, занимающиеся благотворительностью или некоммерческими организациями, обычно думают, что им нужно «отдавать», — сказал Пьер Омидьяр. «Это подразумевает, конечно, что, когда они работали в деловом мире, они «забирали». Я пытался оспорить это предположение». Другой пример — Фонд Билла и Мелинды Гейтс. Фонд инвестировал 10 миллионов долларов в приобретение доли в Liquidia Technologies, биотехнологической компании, работающей над новыми способами доставки вакцин. Фонд купил свои акции, используя инвестиции, связанные с программой, которые учитывались как 5 процентов активов, которые фонд должен выплачивать каждый год.

Джей Коэн Гилберт, предприниматель и филантроп, и его жена выбрали другой подход. Они сосредоточились на благотворительной стороне своего фонда и за пятилетний период резко изменили свой инвестиционный подход. В 2001 году они перевели средства своего фонда из портфеля, ориентированного исключительно на финансовую отдачу, в портфель, учитывающий экологическую, социальную и управленческую политику компаний. В 2003 году они вложили около 5 процентов активов фонда в инвестиции, направленные на создание социального воздействия наряду с финансовой отдачей путем инвестирования в коммерческие социальные предприятия.В 2006 году они вложили оставшиеся 95 процентов денег фонда в такие инвестиции воздействия. «Воздействие и социальные изменения имеют эмоциональный резонанс в отличие от финансовой отдачи», — сказал Гилберт. (Дополнительную информацию о решении Гилберта см. в отчете Monitor.)

Потенциальные ограничения импакт-инвестирования

Несмотря на то, что инвестиции в импакт-инвестирование вызывают много ажиотажа, существует также вероятность того, что, по крайней мере на данный момент, риторика опережает реальность.Похоже, возможности есть, но еще не время объявлять «новую эру». Опрос, проведенный JP Morgan Chase и Global Impact Investing Network, охарактеризовал область импакт-инвестирования как «находящуюся в зачаточном состоянии и растущую». Опрос выявил отсутствие опыта успешных инвестиций, нехватку качественных инвестиционных возможностей и неадекватную практику измерения воздействия. Эти потенциальные проблемы значительны, и на их преодоление могут уйти десятилетия. Из-за характера этих проблем в новом отчете Monitor Institute и Acumen Fund утверждается, что импакт-инвестирование — это не замена благотворительным взносам, а скорее дополнение, помогающее организациям расти после того, как они доказали успех своей модели с использованием , часто благотворительные взносы.

Импакт-инвестирование может иметь большой потенциал, но некоторые, кто изучал зарождающуюся область, обеспокоены тем, что этот подход может подорвать поддержку благотворительности или исчезнуть, прежде чем он принесет много пользы. Однако другие филантропы и бизнесмены считают, что импакт-инвестирование может принести обновление и энергию, необходимые для решения некоторых из самых сложных мировых проблем. Потенциальные инвесторы должны осознавать, что импакт-инвестирование потребует значительной должной осмотрительности и внимания к измерению результатов, и что, как бы ни развивалась эта область, традиционные благотворительные взносы по-прежнему будут необходимы.

Дополнительное чтение

  • Энтони Багг-Левин и Джед Эмерсон, Impact Investing , (Jossey-Bass, 2011).
  • «Инвестиции в социальное и экологическое воздействие», Monitor Institute, январь 2009 г.
  • Харви Кох, Ашиш Карамчандани и Роберт Кац, «От проекта к масштабу: аргументы в пользу филантропии в импакт-инвестировании», Monitor Institute и Acumen Fund, апрель 2012 г.
  • «Что такое импакт-инвестирование и почему меня это должно волновать?» Группа компаний Bridgespan, декабрь 2018 г.
См. другие часто задаваемые вопросы.

 

Что такое импакт-инвестирование? | Благотворительный фонд верности

Импакт-инвестирование — это акт целенаправленного инвестирования, который помогает достичь определенных социальных и экологических выгод при одновременном получении финансовой отдачи. Это широкий термин, который относится ко всему: от инвестирования в компании с явной миссией, соответствующей вашим ценностям, до отказа от инвестирования в компании, которые не соответствуют этим критериям. Это также может быть определено более широко, чтобы включать пожертвования некоммерческим организациям и проектам, которые объединяют эти благотворительные фонды с инвестиционным капиталом для поддержки более крупных проектов или проектов с более высоким риском, которые в противном случае могут быть финансово нежизнеспособными.

Эта стратегия основана на идее о том, что вы можете согласовать свои инвестиции со своими личными и благотворительными ценностями, получая при этом финансовую отдачу. Так, например, если вы заинтересованы в сокращении использования ископаемого топлива, вы можете инвестировать в фонды, ориентированные на компании, которые разрабатывают инновационные решения в области возобновляемых источников энергии.

Рост импакт-инвестирования был в значительной степени обусловлен интересом со стороны богатых и женщин. Но смена поколений может способствовать еще большей популяризации этого подхода.Более 40 процентов миллениалов говорят, что они занимались импакт-инвестированием, по сравнению с 20 процентами бэби-бумеров. 1 Эти тенденции, а также увеличение числа институциональных инвесторов, использующих воздействие в своем подходе, сопровождались ростом возможностей для индивидуальных доноров и инвесторов, которые хотят участвовать в инвестировании воздействия.

Какие существуют виды импакт-инвестирования?

Существует множество различных способов инвестирования для социального или экологического воздействия или для того и другого. Вот несколько распространенных:

  • Инвестируйте в паевые инвестиционные фонды, биржевые фонды (ETF) или облигации, выбирая компании, соответствующие ценностям, которые важны для вас. Многие из этих фондов выбирают компании в соответствии с религиозными критериями, природоохранной практикой или правами человека. (См. «Что такое социально ответственное инвестирование?» ниже.)
  • Избегайте инвестирования в компании, с практикой которых вы не согласны. Некоторые инвесторы, например, избегают «грешных» акций, таких как производители алкоголя, табака или оружия.
  • Сделайте благотворительное пожертвование или благотворительный грант организациям или проектам, которые сочетают благотворительную поддержку с инвестиционным капиталом для поддержки проектов с более высоким риском, которые в противном случае могут быть финансово нежизнеспособными. Новые инициативы, направленные на удовлетворение общественных потребностей, могут быть финансово невыполнимыми или прибыльными до тех пор, пока они не преодолеют порог, позволяющий им конкурировать на рынке, и даже могут быть сначала взращены в некоммерческом пространстве. Есть несколько некоммерческих организаций, которые специализируются на инвестициях воздействия.Прибыль, полученная от их инвестиций, если таковая имеется, затем реинвестируется в новые проекты.
  • Инвестируйте напрямую в частные компании или фонды с явно выраженной социальной миссией. Это может быть за счет венчурных инвестиций или покупки акций. Например, вы можете инвестировать в компании, специализирующиеся на солнечной энергии, связывании углерода или альтернативных видах топлива.
  • Одолжите некоммерческой организации, миссию которой вы хотите поддержать. Одним из способов достижения этого является создание некоммерческого кредитного фонда. Ссудные средства позволяют кредиторам объединять свой капитал и распределять риски в диверсифицированном портфеле.

Каковы преимущества импакт-инвестирования?

Импакт-инвестирование предлагает множество преимуществ — некоторые из них поддаются количественному измерению и осязаемы, другие менее таковы, но все же важны. Вот пример преимуществ импакт-инвестирования:

  • Продвигайте и поощряйте важные для вас корпоративные практики, такие как справедливые трудовые отношения или забота об окружающей среде.
  • Используйте больше своих ресурсов — помимо того, что вы жертвуете на благотворительность — для решения важных для вас вопросов.
  • Поддерживать подходы к решению социальных проблем, которые являются устойчивыми и не полностью зависят от благотворительных фондов.
  • Пусть ваши деньги пойдут дальше. Вы можете перерабатывать доходы от вложенных инвестиций для дальнейшего социального воздействия.

Также важно отметить, что инвестирование ради результата не обязательно означает, что вы должны идти на компромисс с финансовой отдачей. Многочисленные исследования рассматривали эффективность инвестиций воздействия и обнаружили, что инвестиции в устойчивое развитие обычно соответствуют, а иногда и превосходят эффективность традиционных инвестиций.

Что такое социально ответственное инвестирование?

Социально ответственное инвестирование (SRI) часто используется как синоним инвестирования воздействия или устойчивого инвестирования. SRI обычно относится к стратегиям инвестирования в паевые инвестиционные фонды или корпоративные акции и облигации на основе собственных ценностей. В целом, социально ответственный инвестор старается поощрять такие корпоративные методы, как рациональное использование окружающей среды, защита прав потребителей, соблюдение прав человека и многообразие.

Поскольку импакт-инвестирование становится все более популярным, количество доступных вариантов инвестирования SRI растет.Некоторые акцентируют внимание на аспектах поведения или управления компании, часто обозначаемых как факторы ESG (экологические, социальные и управленческие). Например, ESG-фонды, ориентированные на гендерные вопросы, выбирают компании со значительным участием женщин в руководстве, в то время как зеленые фонды могут сосредоточиться на компаниях, которые ограничивают потребление воды или выбросы углерода.

Другие фонды социального воздействия ориентированы на компании, которые получают доход от продуктов или услуг, направленных на решение конкретных социальных проблем, таких как возобновляемые источники энергии или доступное жилье.

Наконец, некоторые фонды примечательны просто тем, чего в них нет. Например, они могут исключать «акции грехов», такие как акции предприятий, работающих в таких отраслях, как алкоголь, огнестрельное оружие, табак, азартные игры или военное вооружение.

Как я могу участвовать в импакт-инвестировании?

Самый простой способ начать заниматься импакт-инвестированием — вложить средства в один из постоянно растущего числа фондов ESG или сделать пожертвование некоммерческой организации, занимающейся импакт-инвестированием. Более сложные стратегии, такие как инвестирование в отдельные компании или кредитование некоммерческих организаций, могут быть сложным предприятием и требовать дополнительных знаний и опыта.

Как я могу изучить возможности инвестирования с помощью фонда, рекомендованного донорами?

Рекомендованный донором фонд, такой как Giving Account в Fidelity Charitable, подобен благотворительному инвестиционному счету для специального использования в поддержку благотворительных организаций. Когда вы делаете безотзывный взнос в организацию, спонсирующую фонд, рекомендованный донором, вы имеете право на немедленный налоговый вычет, а затем можете рекомендовать гранты через какое-то время. Выделенные благотворительные фонды могут быть инвестированы в безналоговый рост, поэтому потенциально есть больше денег для пожертвований.

Если у вас есть фонд, рекомендованный донорами, может быть несколько вариантов изучения инвестирования воздействия, хотя такие варианты могут различаться в зависимости от организации-спонсора. Что касается инвестиций, вы можете порекомендовать инвестировать остаток на своем счете в целях безналогового роста в рамках одного из вариантов инвестирования. Например, в Fidelity Charitable доноры могут рекомендовать инвестиции из различных вариантов, включая фонд ESG.

Кроме того, все большее число доноров также предпочитают рекомендовать гранты некоммерческим организациям, инвестирующим средства воздействия.Согласно отчету Fidelity Charitable Giving Report за 2022 год, доноры рекомендовали гранты на общую сумму почти 60 миллионов долларов в 2021 году.

Дополнительные варианты могут быть доступны для доноров, рекомендованных фондами, которые хотят сделать еще более значительный шаг в инвестировании воздействия. Например, доноры из группы частных доноров Fidelity Charitable могут инвестировать в ориентированные на воздействие фонды прямых или венчурных инвестиций, а также предоставлять возмещаемые гранты некоммерческим организациям, которые могут быть возвращены вашему фонду, рекомендованному донором, после завершения проекта, чтобы средства можно было использовать. на дополнительные гранты.

Импакт-инвестирование через фонды: ключевые термины в филантропии Фонды и другие владельцы благотворительных активов являются ключевой частью этого сообщества, участвующего в импакт-инвестировании с уникальным набором навыков и подходов. В этой статье представлены термины и определения, специально относящиеся к импакт-инвестированию среди фондов. Для обзора концепций в области инвестирования общего воздействия,

, посетите здесь . Если у вас есть какие-либо вопросы или мысли, пожалуйста,  свяжитесь с нами !

 

Лучшие советы  
  • Не существует универсального подхода для всех:  Определенные термины описывают способы, которыми фонды управляют своими активами, в то время как другие являются терминами, классифицируемыми законом. Однако не все фонды используют эти термины одинаковым образом для публичного описания своей практики. Если вы только начинаете заниматься импакт-инвестированием, условия тем не менее могут помочь вам задуматься о возможностях для вашей организации.
  • Обратите внимание на термины, имеющие юридические последствия, и проконсультируйтесь со своим юридическим отделом:  Мы рекомендуем вам посетить веб-сайт IRS и поговорить с вашим юрисконсультом, чтобы понять нюансы определений, определенных законом, и то, как их можно применять в уникальном организационном контексте.

 


 

Что такое инвестиции, связанные с программой (PRI)?

Термин IRS, специально предназначенный для фондов, который относится к инвестициям фонда, сделанным с основной целью выполнения миссии, а не получения дохода.

 

PRI в Соединенных Штатах могут по закону засчитываться в ежегодные требования частного фонда к распределению (минимум 5%). Хотя PRI на самом деле могут быть инвестициями с рыночной ставкой, требование доказать благотворительность и приверженность фонда миссии исторически приводили к тому, что PRI использовались для предоставления ссуд, акций или других типов инвестиций, которые ниже рыночных ставок или предлагают более гибкие условия. Роль этого типа нетрадиционного капитала нельзя недооценивать на инвестиционном рынке: например, PRI могут играть уникальную роль в совместных инвестициях и/или брать на себя риски, которые позволяют традиционным инвесторам участвовать способами, которые не могут иначе было возможно.(Нажмите здесь, чтобы прочитать статью Дебры Шварц из Фонда Макартуров о силе этого типа каталитического капитала.)

 

Хотя по закону PRI могут быть засчитаны в счет минимального распределения 5%, некоторые фонды фактически предоставляют PRI сверх этого распределения. Например, некоторые фонды создают PRI из своих пожертвований, сохраняя необходимое распределение для грантов. Другие распределяют более 5% на благотворительные цели. Посмотрите это видео  , в котором объясняются PRI от Фонда Форда, и узнайте больше на веб-сайте IRS .Нажмите здесь и здесь для получения ресурсов от Adler Colvin в частных фондах. Мы рекомендуем вам поговорить с юристом, чтобы узнать больше.

 

Что такое инвестиции, связанные с миссией (MRI)?

Термин, относящийся к конкретному фонду, обычно относящийся к инвестициям с поправкой на риск и влияющим на рыночную ставку, сделанным из пожертвований или корпуса фонда.

 

MRI не являются официальным обозначением IRS, и фонды не обязаны учитывать свою миссию или социальное влияние при принятии инвестиционных решений, связанных с пожертвованиями.Однако фонды все чаще задаются вопросом, как они могут направить больше своих активов на службу миссии. Нажмите на это видео для объяснения МРТ от Фонда Форда. Важно отметить, что многие фонды также распределяют более 5 % в год по выбору — либо в виде грантов, либо в виде PRI. Третьи делают инвестиции ниже рыночных из своих пожертвований. В то же время фонды с расходами взяли курс на то, чтобы использовать все свои активы для выполнения миссии в течение определенного периода времени.

 

Это лишь некоторые из способов, которыми различие между МРТ и PRI может стать более тонким, если вы углубитесь в практику фундамента.Мы рекомендуем вам поговорить с юрисконсультом, чтобы узнать больше о ваших возможностях.

 

Что такое финансовое учреждение развития сообщества (CDFI)

Частное, ориентированное на миссию финансовое учреждение — часто называемое некоммерческим 501 (c) (3) — предназначенное для предоставления ответственного и доступного кредитования малообеспеченным людям и сообществам.

 

CDFI включают в себя фонды развития сообществ, кредитные союзы, банки и т. д. Как эксперты по импакт-инвестированию для поддержки общественных проектов, CDFI часто участвуют в диалоге в рамках деятельности по импакт-инвестированию.Фонды иногда предоставляют инвестиции CDFI и другим посредникам, а не напрямую кредитуют общественные организации, особенно когда они только начинают свою деятельность. Мы рекомендуем посетить веб-сайт Opportunity Finance Network (OFN), чтобы узнать больше. Хотите знать, есть ли CDFI рядом с вами? См. карту локатора CDFI OFN.

 

Как фонды действуют в качестве инвесторов?

Сегодня многие фонды выходят за рамки традиционного предоставления грантов, чтобы творчески привязать больше своих активов к миссии.У фондов есть широкий спектр подходов к рискам, доходности, влиянию и потребностям в ликвидности. Некоторые стремятся получить прибыль по рыночным ставкам наряду с социальным и экологическим воздействием, в то время как другие отдают приоритет воздействию и предоставляют более гибкий, устойчивый к риску и терпеливый капитал. Эти фонды используют свой капитал для снижения рисков отдельных инвестиций или рынков и привлечения других типов инвесторов, в том числе из частного сектора и правительства, которые могут привлечь гораздо большие ресурсы.

 

Как влияет инвестирование между фондами?

Импакт-инвесторы играют решающую роль в обеспечении того, чтобы люди и планета занимали центральное место в инвестиционных решениях.Однако на сегодняшний день фонды сыграли ключевую роль в обеспечении того, чтобы «влияние» не было потеряно по мере роста движения импакт-инвестирования. Предоставляя каталитический, терпеливый капитал, они также играют уникальную роль, прокладывая путь другим инвесторам, стремящимся к доходности по рыночной ставке или более низкому риску. Каждый день импакт-инвестиции помогают лечить болезни, предоставлять доступное жилье трудолюбивым семьям, обучать детей, строить инфраструктуру возобновляемых источников энергии и многое другое. Вот несколько примеров от членов Mission Investors Exchange:

Social Investment — General — Barrow Cadbury Trust

Какова предыстория участия Trust в социальных инвестициях?

Как и многие благотворительные фонды, Barrow Cadbury Trust традиционно использует свои пожертвования для инвестиций в основные инвестиции, хотя и с этическим аспектом, и использует полученный доход для финансирования нашей работы. В 2010 году попечители решили использовать часть пожертвований для достижения целей Траста путем инвестиций в благотворительные и социальные предприятия, стремясь получить как социальную, так и финансовую отдачу от средств. С 2010 года Barrow Cadbury Trust выделила 5,7 миллиона фунтов стерлингов на 29 различных социальных инвестиций.

Узнайте больше о различных видах социальных инвестиций на веб-сайте Good Finance

Посмотрите это видео Good Finance, чтобы получить хороший обзор социальных инвестиций.

Целью фонда является как развитие рынка социальных инвестиций, так и продвижение социальной справедливости посредством социальных инвестиций.Развивая рынок, Траст будет продвигать свои ценности, в том числе делиться своим опытом в таких областях, как измерение социального воздействия.

Почему социальные инвестиции?

  • Траст имеет возможность использовать все свои активы для достижения своих целей.
  • Социальные инвестиции обеспечивают дополнительный источник финансирования благотворительных организаций и социальных предприятий, в частности предоставляя рисковый капитал для развития и расширения их деятельности.
  • Социальные инвестиции могут повысить дисциплину в работе благотворительных организаций и способствовать финансовой устойчивости.
  • Доверительный фонд может добиться социального эффекта, перерабатывая свои средства.
  • Доверительный фонд может повысить социальную значимость процесса инвестирования.
  • Траст может поощрять более ответственную форму капитализма посредством развития рынка социальных инвестиций.
  • Социальные инвестиции могут помочь защитить прежнее грантовое финансирование для деятельности, которая не может принести прибыли.

Фонд отходит от некоторых моделей, которые были «апробированы» и стали более «инвестиционными», таких как фонды, облигации социального воздействия (SIBs) и благотворительные облигации.По-прежнему могут существовать определенные SIB, фонды или облигации, в которых Доверительный фонд имеет долю в связи с их географическим положением или деятельностью, но сами по себе они не представляют особого интереса для Доверительного фонда.

Connect Fund

Доверительный фонд признает, что некоторые организации находятся на ранней стадии в отношении социальных инвестиций и нуждаются в поддержке, прежде чем они станут «готовыми для инвесторов». Учреждение Фонда Connect Fund в июне 2017 года позволяет Доверительному фонду создать среду, соответствующую нашей миссии, включая работу с другими организациями и, при необходимости, использование грантового финансирования.

Крупные благотворительные организации должны вкладывать больше средств в социальные инвестиции, сообщается на мероприятии

Ведущий социальный предприниматель призвал благотворительные организации и фонды вкладывать больше денег в социальные инвестиции.

Сьюзан Актемель, директор шотландского социального предприятия «Дома во имя добра» и член Комиссии по социальным инвестициям, сказала, что благотворительные фонды, в частности, должны более активно участвовать в «переключении шкалы» на уровне социальных инвестиций.

Вчера она говорила онлайн на презентации отчета Комиссии «Возвращение будущего».

Виктор Адебовале, председатель комиссии, заявил на том же мероприятии, что рынок социальных инвестиций нуждается в «реформе, а не в революции», чтобы он мог удовлетворить потребности страны в предстоящие годы.

Благотворительность и социальные инвестиции

Обсуждая способы сделать социальные инвестиции более привлекательными для попечителей крупных местных активов, таких как муниципальные пенсионные фонды, Актемель сказал: «В благотворительных организациях существует значительный коллективный баланс, а в более крупных благотворительных организациях баланс денежных средств.

«Если бы все они думали о том, как максимально использовать свои деньги для общественного блага и социальных изменений, то это фактически создало бы конкуренцию в секторе социальных инвестиций».

Она добавила, что тресты и фонды могут сыграть ключевую роль в «переключении шкалы» на новые источники социальных инвестиций. Если бы эти органы увеличили свои инвестиции с «1% своих активов, вложенных в социальные инвестиции — какие там возможности», — сказал Актемель.

Фонд Эсме Фэйрбэрн объявил в ноябре прошлого года, что он выделяет 10 миллионов фунтов стерлингов из своего инвестиционного портфеля для воздействия на инвестиции.

Разговор с правительством о предложении на 50 миллионов фунтов стерлингов

Отвечая на вопрос о рекомендации Комиссии создать финансовый инструмент стоимостью 50 млн фунтов стерлингов, возглавляемый чернокожими инвесторами и экспертами по социальным предприятиям, чтобы помочь решить «серьезную проблему» сектора с многообразием, Виктор Адебовале предположил, что эти потенциальные инвестиции должны скорее «управляться государством». чем за счет частного финансирования.

Он сказал: «В качестве общего ответа я слышу, что правительство в целом приветствует то, что мы сделали в этом отчете.Адебовале сказал, что он уже говорил с министрами об отчете и будет больше говорить с официальными лицами об идее фонда, возглавляемого черными.

На вопрос о его приверженности любому новому фонду социальных инвестиций, возглавляемому чернокожими, представитель Департамента бизнеса, энергетики и промышленной стратегии (BEIS) направил Новости гражданского общества на твит министра благотворительных организаций Найджела Хиддлстона. Хаддлстон, который не является министром BEIS, сказал в среду: «Спасибо лорду Адебовале и Независимой комиссии по социальным инвестициям за этот отчет, в котором излагается, как мы можем лучше поддерживать социальные предприятия с помощью социальных инвестиций.С нетерпением жду совместной работы, чтобы помочь социальным предприятиям в следующем десятилетии добиться успеха».

Спасибо Lord Adebowale @Voa1234 и Независимой комиссии по социальным инвестициям за этот отчет, в котором рассказывается, как мы можем лучше поддерживать социальные предприятия с помощью социальных инвестиций. Надеемся на сотрудничество с вами, чтобы помочь сделать следующее десятилетие успешным для социальных предприятий. https://t.co/vuhnk3iUL1

— член парламента Найджела Хаддлстона #GetBoostedNow (@HuddlestonNigel) 26 января 2022 г.

Ранее на этом мероприятии Адебовале призвал социальных инвесторов принять «реформу, а не революцию» в попытке сыграть свою роль в политических приоритетах, включая выравнивание различных регионов Великобритании и достижение нулевых выбросов углерода.

«Отсутствие сочувствия» со стороны инвесторов

Другой комиссар, Джеймс Бродерик, заявил на мероприятии, что сектору необходимо устранить «основной разрыв» между тем, что нужно социальным предприятиям, и той финансовой поддержкой, которую инвесторы готовы предоставить.

Он сказал: «Инвесторы часто просто недостаточно хорошо понимают работу социальных предприятий, и это отсутствие сопереживания, понимания и принадлежности весьма вредно.

«Это может привести к тому, что они — инвесторы — переоценят риск социального предприятия и сделают их менее заинтересованными в поиске творческих и инновационных решений для удовлетворения своих потребностей в капитале.

В отчете содержится призыв к инвесторам предоставлять гораздо более гибкий капитал социальным предприятиям, предоставляя ссуды на более длительные сроки и уделяя меньше внимания финансовой отдаче. Бродерик, директор Impact Investing Institute, выразил надежду, что отчет «вдохновит» инвесторов на новый подход «к людям, которым они служат».


Примечание редактора 1 февраля, 10:00: статья обновлена, чтобы включить ответ правительства на предлагаемый фонд

 

Связанные статьи

 

Социальные инвестиции для благотворительных организаций Великобритании

Доход вашей благотворительной организации от социальных инвестиций

Первоначально опубликовано: январь 2017 г.| Последняя проверка: апрель 2018 г.

Социальные инвестиции означают использование возвратного финансирования для достижения как социальной, так и финансовой отдачи. Это не грант и не пожертвование: инвесторы рассчитывают вернуть свои деньги, как правило, с процентами, а также рассчитывают увидеть положительный социальный эффект. Некоторые инвесторы могут быть готовы предложить более выгодные условия благотворительному или социальному предприятию, потому что они верят в потенциальную пользу для общества. Таким образом, потенциальные инвесторы должны быть в состоянии четко сформулировать свое социальное воздействие и объяснить, как они будут его измерять.

Разрешено ли благотворительным организациям привлекать социальные инвестиции?

Краткий ответ: зависит. Привлечение долевого финансирования, относительно новое явление в некоммерческом секторе, доступно только для определенных юридических структур (таких как компания с ограниченной ответственностью, общественная компания с ограниченной ответственностью или промышленное и сберегательное общество). Однако в некоторых случаях благотворительные организации могут брать кредитное финансирование. Вам нужно будет убедиться, что ваши руководящие документы разрешают это.

Как правило, социальные инвестиции актуальны для благотворительных организаций, занимающихся торговлей, поскольку они означают получение дохода и возврат заемных средств.Однако не всем благотворительным организациям разрешено торговать. Опять же, это зависит от вашей правовой структуры.

Имеет ли смысл заниматься социальными инвестициями, зависит от многих факторов. Например, новое предприятие может предпочесть постепенное создание бизнеса и ежегодное получение небольшой прибыли, которую можно реинвестировать для органического роста. С другой стороны, организации, создающей новый продукт, может оказаться гораздо сложнее вести бизнес, если они не в состоянии заплатить вперед за оборудование или материалы для начала работы.

Разрешено ли благотворительным организациям самостоятельно осуществлять социальные инвестиции?

Законодательство Великобритании, принятое в июле 2016 года, теперь позволяет благотворительным организациям инвестировать при определенных обстоятельствах. Правительство опубликовало временное руководство по этому вопросу, которое будет пересмотрено в 2017 году.

Кто обычно инвестирует в благотворительные и социальные организации?

Великобритания имеет один из самых развитых рынков социальных инвестиций в мире с точки зрения ассортимента доступных продуктов и количества фондов социальных инвестиций и консультантов.По данным Big Society Capital, стоимость непогашенных социальных инвестиций на конец 2015 года составляла не менее 1,5 миллиарда фунтов стерлингов. Семьдесят процентов этих денег пошли на благотворительность и социальные предприятия с какой-то блокировкой активов (другими словами, когда активы компании могут использоваться только на благо общества).

Социальные инвестиции выросли в последние годы, согласно Big Potential, потому что доступно меньше грантового финансирования и потому что больше социальных организаций торгуют, а не зависят исключительно от пожертвований.Правительство также оказывало активную поддержку в поощрении социальных инвестиций — например, налоговые льготы в рамках схемы налоговых льгот на социальные инвестиции для физических лиц, инвестирующих в зарегистрированные организации социального сектора.

Типы социальных инвесторов включают:

  • Социальные банки и обычные банки
  • Управляющие фондами социальных инвестиций (или финансовые посредники социальных инвестиций)
  • Венчурные фонды
  • Трасты и фонды
  • Инвесторы-ангелы
  • через краудфандинговых частных лиц )

Что такое облигация социального воздействия?

Облигации социального воздействия представляют собой социальные инвестиции в форме контракта между местными или национальными органами власти, инвесторами и организациями, предоставляющими услуги.Инвесторы предоставляют финансирование, чтобы передовая организация могла реализовать проект. Если проект достигает ожидаемых результатов, правительство возвращает деньги инвесторам. Правительство заинтересовано в потенциальной экономии — например, инвестиции в проект, который снижает уровень повторных преступлений, в конечном итоге более рентабельны, чем платить за продолжающийся или более высокий уровень преступности в будущем.

Каковы преимущества социальных инвестиций?

Социальные инвестиции предлагают различные преимущества по сравнению с грантовым финансированием.Вот как Big Potential описывает эти преимущества в своем руководстве по социальным инвестициям:

  • Инвесторы, вероятно, будут более гибкими , чем спонсоры грантов в отношении того, что вы делаете. Если вы обнаружите, что ваш бизнес-план не работает, инвестор, скорее всего, обрадуется, если вы измените свою бизнес-модель на более успешную.
  • Инвесторы, скорее всего, захотят принять активное участие в поддержке вашей организации. Это может быть полезно, особенно для стартапов.
  • Социальные инвестиции, как правило, менее ограничены конкретными проектами и результатами, чем обычное грантовое финансирование, что дает вашей организации свободу использовать финансирование наиболее эффективно.
  • Социальные инвестиции могут помочь организациям повысить свою эффективность, требуя от них улучшения финансовых и бизнес-процессов , а также четкого определения своих приоритетов и целей.

По сравнению с традиционным кредитным финансированием, социальные инвесторы могут быть более гибкими в вопросах погашения и могут иметь лучшее понимание социального сектора, чем кредиторы, стремящиеся только к финансовой отдаче.Для заемщиков высоко ценится поддержка, которую некоторые типы социальных инвесторов оказывают до и во время инвестирования, например, помощь в укреплении совета директоров или бизнес-планов.

А недостатки?

Совершенно очевидно, что инвестиции должны быть возвращены, поэтому ваш проект или деятельность должны генерировать достаточно большой излишек, чтобы обеспечить доход для инвестора и поддержать вашу собственную устойчивость, а также оказать социальное воздействие.

Завоевание инвесторов также может быть сложной задачей.Многие организации изо всех сил пытаются доказать, что они готовы к инвестициям, хотя это становится все более осознанным, и в результате доступна некоторая целевая поддержка.

Для многих общественных организаций ознакомление с новой сферой и адаптация к новому языку может быть сложной задачей. Планка для привлечения инвестиций выше, чем для получения гранта, отмечает Мэтт Блэк для Good Finance, что имеет последствия для заемщиков: «Хотя благотворительные и социальные предприятия обычно говорят о своем социальном воздействии на спонсоров, социальные инвесторы идут дальше. , проводя строгий набор тестов, чтобы убедиться, что вы соответствуете классу.Это включает в себя тщательный анализ вашего бизнес-плана, управления и подхода к измерению социального воздействия, а также тщательное финансовое стресс-тестирование». Все это может помочь улучшить ваши операции и процессы, но требует усилий, напряженной работы и времени.

Где Могу ли я получить дополнительную информацию и поддержку?

  • Социальные инвестиции Объяснение является хорошей отправной точкой для понимания всех вопросов, связанных с социальными инвестициями
  • Good Finance предоставляет широкий спектр информации об инвестициях и финансировании для благотворительных и социальных предприятий.
  • Некоммерческая организация Knowhow опубликовала ряд статей о социальных инвестициях, в том числе основные советы для попечителей.
  • В 2016 году компания Big Society Capital подготовила пакет ресурсов («Получите информацию: социальные инвестиции для советов директоров»), который включает в себя инструменты и онлайн-материалы, мероприятия и наставничество.
  • Программа «Большой потенциал» Большого лотерейного фонда предоставляет гранты для оплаты профессиональных консультаций, которые могут вам понадобиться для доступа к фондам социальных инвестиций. Big Potential также имеет диагностический инструмент, который поможет вам проверить, готовы ли вы к инвестициям.Джонатан Дженкинс (2014) Информировано: социальные инвестиции для советов директоров

    Большой общественный капитал: размер и структура социальных инвестиций в Великобритании, Мэтт Робинсон (2016 г.)

    GOV.UK: налоговая льгота на социальные инвестиции

    Good Finance: источники инвестиций и финансирования

    Good Finance: рука помощи в обеспечении инвестиций Мэтта Блэка (2016)

    Ноу-хау Некоммерческие организации: Социальные инвестиции

    Ноу-хау Некоммерческие организации: Источники финансирования для благотворительных организаций: Заемное финансирование и акционерный капитал (2016)

    Большой потенциал: Что такое социальные инвестиции ?

    Комиссия по благотворительности: Благотворительность и инвестиционные вопросы: Руководство для попечителей (2016)

    .

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.