Курсовая работа по уголовному праву террористический акт: Уголовная ответственность за террористический акт (1) (Курсовая работа)

Содержание

Уголовная ответственность за террористический акт (1) (Курсовая работа)

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Курсовая работа

по предмету:

«Уголовное право. Особенная часть»

тема: «Уголовная ответственность за террористический акт»

Выполнил

студент II курса

212 группы

Кривенцов В.В.

Проверила:

Доц. Титушкина Е.Ю

Москва

2008

Содержание:

Введение

Глава I: Понятие и террористического акта

Глава II: Уголовно-правовые характеристики террористического акта

Глава III: Отграничение террористического акта от его смежных составов

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность работы: “террористический акт”, “террористы”, “террористическая деятельность” – эти понятия практически ежедневно появляются в средствах массовой информации, порождая беспокойство и озабоченность наших граждан за свое настоящее и будущее, за свои права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации.

В течение нескольких десятилетий терроризм является объектом интенсивного научного исследования. В настоящее время существует два основных направления в исследовании проблем борьбы с терроризмом.

Первое направление связано с исследованием терроризма как международно-правовой категории политического характера. Наиболее заметные разработки в этом направлении были сделаны в научных трудах Н.С. Бегловой, Т.С. Бояр-Созонович, Л.Н. Галенской, Н.В. Жданова, И.И. и других ученых.

Последние годы отмечены появлением научных исследований другого направления, рассматривающих проблему террористических актов сугубо с уголовно-правовых и криминологических позиций. Наиболее обстоятельные работы в этом направлении осуществлены Овчинниковой, В.Е. Петрищевым, В.П. Ревиным, К.Н. Салимовым, О.Ф. Шишовым и многими другими.

Вместе с тем, проблема пресечения террористических актов остается на сегодняшний день наиболее актуальной. Подтверждением этому могут служить широко известные трагические события, произошедшие 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании и 23-26 октября 2002 г. в Москве на мюзикле “Норд-Ост”

1. Особняком стоит трагедия в школе № 1 города Беслан произошедшая в сентябре 2004 года.

Правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации определяются не только ратифицированными международными документами, но также и законом о борьбе с терроризмом.1

Цель работы: рассмотреть статью 205 УК РФ с точки зрения уголовно-правовых характеристик террористического акта, рассмотреть проблемы, связанные с составом преступления, попытаться выявить недостатки.

Задачи работы: рассмотреть понятие террористического акта, уголовно-правовые характеристики данного преступления, отграничить состав данного преступления от смежных составов.

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка используемой литературы.

Глава I.

Понятие террористического акта

Разработка понятия террористического акта является одной из сложных проблем мировой науки и практики борьбы с преступностью. В настоящее время множество понятий террористического акта, ни одно из которых не признано общепринятым. Такое положение обусловлено как сложностью самого явления, которым является терроризм, так и факторами субъективного характера, существующими на внутригосударственном и международном уровнях.

1. Понятие террористического акта. В русском языке понятие террористический акт толкуется главным образом как устрашение, насильственное действие, насилие или угроза действием (насилием).

В современной юридической литературе под терроризмом (от лат. terror – страх, ужас) принято понимать использование насилия или угрозы его применения в отношении отдельных лиц, группы лиц или различных объектов с целью достижения политических, экономических, идеологических и иных выгодных террористам результатов.

Терроризм – одно из сложнейших и динамичных явлений современности. Это обстоятельство большей частью обуславливает трудности в соответствующем законодательном обеспечении его противодействию. 27 июля 2006 года очередные поправки существенно изменили содержание российских антитеррористических правовых норм, в том числе и уголовного законодательства.

Я попытался выявить в них наиболее важные моменты, которые в дальнейшем могут породить плодотворные научные дискуссии.

Реакцией Федерального закона от 27.07.06 №153 ФЗ ст.205 УК РФ «Терроризм» была переименована в «Террористический акт», понятие которого определено как «…Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».

Изменение наименования статьи связано, прежде всего, с толкованием понятий «терроризм» и «террористический акт». Терроризм – понятие многомерное, и имеет более широкий смысл – вид деятельности, тогда как террористический акт представляет собой конкретное действие и является частью понятия терроризм. Этим изменением законодатель демонстрирует нам

Первое, что обращает на себя внимание в новой редакции диспозиции ч.1 ст.205 УК РФ – трансформация цели «устрашения населения» в признак общественно опасных последствий «взрыва, поджога или иных действий» рассматриваемой статьи. Однако остается неясным, как определить испытывает население страх перед терактом или нет, и кто должен это оценивать? В этой связи логично возникает другой вопрос: если общество, не устрашившись акциями террористов, наоборот, консолидировалось и предприняло соответствующие меры по предупреждению дальнейших преступлений, то будет ли в этом случае взрыв, поджог и т.д., совершенные с террористическими целями квалифицироваться как теракт? Исходя из смысла ст.205 УК РФ – нет.

Неясно также, что законодатель понимает под понятием «населения». Кто должен устрашиться теракта? Все мировое сообщество? Или же все-таки его часть, ограниченная рамками определенного государства (региона, города и т.д.)? Каждый житель обозначенной территории или же их подавляющее большинство?

Безусловно, что совершение теракта устрашает в первую очередь население соответствующего региона. Тогда возникает вопрос, о практической значимости включения в диспозицию ст.205 УК РФ словосочетания «устрашающих население».

Глава II

Уголовно-правовые характеристики террористического акта

Террористический акт (ст. 205 УК РФ).

Текст ст. 205 УК РФ:

Помощь студентам в учёбе от Людмилы Фирмаль

Здравствуйте!

Я, Людмила Анатольевна Фирмаль, бывший преподаватель математического факультета Дальневосточного государственного физико-технического института со стажем работы более 17 лет. На данный момент занимаюсь онлайн обучением и помощью по любыми предметам. У меня своя команда грамотных, сильных бывших преподавателей ВУЗов. Мы справимся с любой поставленной перед нами работой технического и гуманитарного плана. И не важно: она по объёму на две формулы или огромная сложно структурированная на 125 страниц! Нам по силам всё, поэтому не стесняйтесь, присылайте.

Срок выполнения разный: возможно онлайн (сразу пишите и сразу помогаю), а если у Вас что-то сложное – то от двух до пяти дней.

Для качественного оформления работы обязательно нужны методические указания и, желательно, лекции. Также я провожу онлайн-занятия и занятия в аудитории для студентов, чтобы дать им более качественные знания.

У меня конфиденциальность и безопасность высокого уровня. Никто не увидит Ваше задание, кроме меня и моих преподавателей, потому что WhatsApp — это закрытая от индексирования система , в отличие от других онлайн-сервисов (бирж и агрегаторов), в которые Вы загружаете своё задание, и поисковые системы Yandex и Google индексируют всё содержимое файлов, и любой пользователь сможет найти историю Вашего заказа, а значит, преподаватели смогут узнать всю историю заказа. Когда Вы заказываете у меня — Вы получаете максимальную конфиденциальность и безопасность.


Моё видео:


Как вы работаете?

Вам нужно написать сообщение в WhatsApp (Контакты ➞ тут) . После этого я оценю Ваш заказ и укажу срок выполнения. Если условия Вас устроят, Вы оплатите, и преподаватель, который ответственен за заказ, начнёт выполнение и в согласованный срок или, возможно, раньше срока Вы получите файл заказа в личные сообщения.

Сколько может стоить заказ?

Стоимость заказа зависит от задания и требований Вашего учебного заведения. На цену влияют: сложность, количество заданий и срок выполнения. Поэтому для оценки стоимости заказа максимально качественно сфотографируйте или пришлите файл задания, при необходимости загружайте поясняющие фотографии лекций, файлы методичек, указывайте свой вариант.

Какой срок выполнения заказа?

Минимальный срок выполнения заказа составляет 2-4 дня, но помните, срочные задания оцениваются дороже.

Как оплатить заказ?

Сначала пришлите задание, я оценю, после вышлю Вам форму оплаты, в которой можно оплатить с баланса мобильного телефона, картой Visa и MasterCard, apple pay, google pay.

Какие гарантии и вы исправляете ошибки?

В течение 1 года с момента получения Вами заказа действует гарантия. В течении 1 года я и моя команда исправим любые ошибки в заказе.


Качественно сфотографируйте задание, или если у вас файлы, то прикрепите методички, лекции, примеры решения, и в сообщении напишите дополнительные пояснения, для того, чтобы я сразу поняла, что требуется и не уточняла у вас. Присланное качественное задание моментально изучается и оценивается.

Теперь напишите мне в Whatsapp или почту (Контакты ➞ тут) и прикрепите задания, методички и лекции с примерами решения, и укажите сроки выполнения. Я и моя команда изучим внимательно задание и сообщим цену.

Если цена Вас устроит, то я вышлю Вам форму оплаты, в которой можно оплатить с баланса мобильного телефона, картой Visa и MasterCard, apple pay, google pay.

Мы приступим к выполнению, соблюдая указанные сроки и требования. 80% заказов сдаются раньше срока.

После выполнения отправлю Вам заказ в чат, если у Вас будут вопросы по заказу – подробно объясню. Гарантия 1 год. В течении 1 года я и моя команда исправим любые ошибки в заказе.







Можете смело обращаться к нам, мы вас не подведем. Ошибки бывают у всех, мы готовы дорабатывать бесплатно и в сжатые сроки, а если у вас появятся вопросы, готовы на них ответить.

В заключение хочу сказать: если Вы выберете меня для помощи на учебно-образовательном пути, у вас останутся только приятные впечатления от работы и от полученного результата!

Жду ваших заказов!

С уважением

Пользовательское соглашение

Политика конфиденциальности

Терроризм курсовая по уголовному праву и процессу

Санкт-Петербургский филиал им. В.Б.Бобкова Российской таможенной академии Кафедра Уголовно-правовых дисциплин КУРСОВАЯ РАБОТА. по курсу: “Уголовное право ” Тема: «Терроризм.» Выполнил: cтудент IVкурса заочного отделения Юридического факультета Василенко В.В. г. Санкт-Петербург 2002 год План Вступление. Глава 1. 1. . Понятие терроризма 2. Объективная сторона. 1.3. Субъективная сторона. 1.4. Субъект преступления. 1.5. Квалифицирующие признаки преступления. Глава 2. Отграничение терроризма от смежных уголовно-правовых категорий. Заключение Библиография. 2 “Террористический акт” и “Диверсия”, предусматривающие ответственность за совершение этих преступлений только с антисоветским умыслом, т.е. с целью подрыва, свержения или ослабления строя. Современная практика борьбы с преступностью показывает, что терроризм в его широком понимании и толковании может совершаться и не с прямым антигосударственным умыслом, а с иными целями. Именно таким и является преступление, предусмотренное ст. 205 УК.3 И хотя в настоящее время наметились необратимые тенденции к деидеологизации межгосударственных отношений, тем не менее прошлые традиции дают о себе знать. Таким образом, при разработке понятия терроризма важно стремиться к тому, чтобы его формулировка, во-первых, не давала повода для политических спекуляций, а во-вторых, формально определялась такими конкретными правовыми признаками, которые не позволяли бы легко манипулировать этим понятием и произвольно употреблять его, что очень важно не только в научном обороте, но и в законотворческой деятельности, а также в правоприменительной практике, поскольку терминологический разнобой ведёт к негативным последствиям как в науке, так и в практике борьбы с преступностью. «Недостаточное внимание к терминологии, – отмечает В.Н.Кудрявцев, – отсутствие единства в понимании… категорий затрудняет не только исследовательскую работу, но и практическую деятельность юриста, препятствует использованию в области борьбы с преступностью современной счётно-вычислительной техники, строгих математических методов».4 В связи со всем вышеизложенным исследование явления терроризма, разработка этого понятия, установление специфических уголовно- 5 3 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.372. 4 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. – 2-е изд., перераб. и дополн. М.: Юрист, 1999.с.68. правовых признаков преступлений террористического характера является крайне актуальным. Правоохранительным органам и другим организациям, непосредственно ведущим борьбу с терроризмом нужно иметь чёткое представление о том, что такое терроризм и что такое преступления террористического характера (террористической направленности, с проявлениями терроризма), что между ними общего и чем они отличаются друг от друга, от иных преступлений с признаками терроризирования и прочих преступлений. Для этого необходимо установить специфические уголовно-правовые признаки преступлений террористического характера, позволяющие объединить их в единый уголовно-правовой институт на базе общих черт, свойственных объекту посягательства, объективной и субъективной сторонам данных преступлений. 6 Глава 1. 1.1. Понятие терроризма. Разработка понятия терроризма – одна из самых сложных проблем мировой науки и практики борьбы с преступностью. По подсчетам разных авторов существует от 100 до 200 понятий терроризма, ни одно из которых не признано классическим. Терроризм как явление рассматривается современной наукой в трех аспектах: 1) как преступное деяние, 2) как террористические группы (организации), 3) как террористические доктрины. Вслед за В.П. Емельяновым5 мы будем считать определяющим в данной триаде понятие терроризма как преступного деяния, ибо от того, что мы будем понимать под терроризмом в смысле деяния, будет зависеть и то, какие группы (организации) и какие доктрины признавать террористическими. В то же время терроризм как преступное деяние является разновидностью уголовно-правовых категорий более общего порядка, поэтому установление их общих черт и различий – одна из главных задач науки уголовного права. В этой связи важно определить сущностные характеристики собственно терроризма, его структурные элементы как преступного деяния и на этой основе попытаться сформулировать его общее понятие. На основе анализа научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран В.П. Емельянов выделяет четыре отличительных признака, свойственных терроризму как деянию.6 В первую очередь отличительной чертой терроризма он называет то, что терроризм порождает общую опасность, возникающую в 7 5 см. Емельянов В.П. Указ.соч. с.17. 6 см. Емельянов В.П. Указ.соч. с.35. «Терроризм есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.»8 И так, как мы видим, терроризм – многообъектное преступление. Он предполагает наличие специальной цели устрашения населения и давления на органы власти путем применения крайних мер насилия либо угрозы применения таких мер для достижения нужных преступникам результатов (дезорганизация работы органов власти, 0 0 1 Fпо лучение уступок со стороны власти и т.д.).9 Объектом преступления является общественная безопасность в широком смысле этого слова. Своим устрашающим воздействием терроризм обращен либо к широкому и, как правило, неопределённому кругу граждан, порой населению целых городов и административных районов, либо к конкретным должностным лицам и органам власти, наделённым правом принимать организационно-управленческие решения. Дополнительными объектами могут быть собственность, жизнь, 0 0 1 Fздоровье граждан, их имущест венные и политические интересы и т.п. 10 8 ч.1 ст.205 УК РФ. 9 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.412. 1.2. Объективная сторона. Объективная сторона заключается в совершении взрыва, поджога и иных действий. 10 Под иными действиями, кроме взрывов и поджогов, следует понимать любые действия, способные повлечь указанные в ст. 205 УК последствия. В частности, к ним могут относиться: разрушение системы энергоснабжения и жизнеобеспечения населенных пунктов и предприятий, заражение местности радиоактивными или отравляющими веществами, распространение эпидемий и эпизоотии, устройство аварий, затопление местности и т.д. Диспозиция данной статьи не включает действительного причинения указанных последствий, а только предусматривает создание опасности их наступления. Речь идет о том, что сам взрыв или поджог, даже если он был локализован и тяжкие последствия не наступили, представляет оконченный состав преступления, если создана реальная опасность гибели людей, причинения значительного ущерба имуществу 0 0 1 Fлибо иных общественно опасных последст вий, например гибель природных богатств, земельных и водных ресурсов, отравление воздуха 0 0 1 Fи т.п., поэтому состав данного пре ступления является усеченным. Реальность опасности наступления указанных последствий оценивается на основе имеющихся материалов о времени, месте, обстановке, способе совершения общеопасных деяний, экспертных оценках и влиянии на механизм преступного посягательства других привходящих, иногда случайных обстоятельств (скопление людей, техники, транспортных средств и т.п.)11 11 10 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.372. 11Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.468. Применительно к ст. 205 УК понятие значительного имущественного ущерба не связано с определенной стоимостью. Определяющим является, насколько уничтожение и повреждение этого имущества, либо угроза такого уничтожения, способны повлиять на сознание населения, или на действия органов власти. Этот признак должен применяться при сравнительно ограниченной ценности имущества в зависимости от того, насколько устрашающим является способ уничтожения. Например, взрыв в общественном месте автомобиля с целью добиться от властей определенных действий должен квалифицироваться по ст.205 УК, в то же время сожжение валютных ценностей, соответствующих стоимости этого автомобиля, с той же целью при определенных обстоятельствах должно квалифицироваться по ст. 167 УК. Под иными общественно опасными последствиями следует понимать причинение вреда здоровью людей, длительное нарушение работы предприятий, общественного транспорта, связи, значительное заражение местности, дезорганизация работы органов власти и ynpaвления и т.д.12 Наряду с реальными действиями, перечисленными выше, 0 0 1 Fобъ ективная сторона охватывает в качестве оконченного преступления и сам факт угрозы совершения перечисленных выше действий. 13 Угроза совершить акт терроризма влечет ответственность, предусмотренную ст. 205 УК, независимо от возможности ее реализации, а также от намерения лица привести ее в исполнение. Нужно только, чтобы такая угроза вызывала у властей и населения опасения ее осуществления. 12 12Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.413. 13 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.372. разрешение только в ч. 3 ст. 20 УК (1996 г.), согласно которому подобное лицо не подлежит уголовной ответственности.18 1.5. Квалифицирующие признаки преступления. Часть 2 ст. 205 УК предусматривает терроризм, совершенный при отягчающих обстоятельствах: а) совершение преступления группой лиц по предварительному сговору19. Преступление признаётся совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Под предварительным соглашением понимается сговор до начала выполнения действий, составляющих объективную сторону преступления, т. е. до начала выполнения деяний, предусмотренных статьей Особенной части УК, хотя бы одним лицом. Соучастие с предварительным сговором имеет место, когда участники договариваются о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35). В результате сговора соучастникам становятся известны не только общие сведения о готовящемся преступлении, но и некоторые обстоятельства их будущей преступной деятельности. Сговор может быть в словесной, письменной форме. Очень редко соучастники достигают соглашения в результате конклюдентных действий (молчаливое согласие). 15 18 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.49. 19ч.2 ст.35 УК РФ. Для данной разновидности соучастия сговор характеризуется чаще всего уяснением объекта и предмета преступления, иногда способом посягательства, что не может свидетельствовать о прочных связях;20 б) неоднократность преступлений. Неоднократность означает, что субъект совершает два или более акта терроризма последовательно либо одновременно участвует в таких актах два или более раза; 21 Неоднократностью преступлений признаётся совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса (ст.16 ч.1). Неоднократность преступлений – это система устойчивых связей, которая имеет своеобразную структуру, состоящую, как правило, из тождественных, а в отдельных случаях – и из однородных преступлений;22 в) с применением огнестрельного оружия. Оружие может использоваться как для непосредственного исполнения террористического акта, так и для устранения препятствий осуществлению акта терроризма другим способом. В этом смысле как применение огнестрельного оружия должны квалифицироваться демонстративная стрельба, угроза открыть стрельбу 16 20 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.70. 21 ч.1 ст.16 УК РФ. 22 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. С.22. по людям, так как такие действия подавляют волю к сопротивлению акту терроризма. Вместе с тем не образует квалифицирующего признака применение оружия с целью избежать задержания после совершения акта терроризма.23 Если применение оружия сопровождалось человеческими жертвами, то содеянное следует квалифицировать по ст.205 УК и по соответствующим статьям главы о преступлениях против личности (убийство, причинение тяжких телесных повреждений и т. д.).24 Часть 3 статьи применяется в тех случаях, когда: а) теракт совершён организованной группой. Организованная группа является более опасной разновидностью соучастия с предварительным соглашением. Под организованной группой понимается два или большее число лиц, предварительно сорганизовавшихся для совершения одного или нескольких преступлений. Этой разновидности соучастия свойственен профессионализм и устойчивость. Чаще совершаются преступления организованной группой в экономической сфере. Организованная группа характеризуется обязательными признаками, к которым следует отнести предварительный сговор и устойчивость. Под устойчивостью организованной группы понимается наличие 0 0 1 Fпосто янных связей между членами и специфических методов деятельности по подготовке или совершению одного или нескольких преступлений. Устойчивость организованной группы предполагает предварительную договоренность и соорганизованность. Эта разновидность в отличие от соучастия с предварительным сговором 17 23 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. С.414. 24 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. С.373. Глава 2. Отграничение терроризма от смежных уголовно-правовых категорий. Генетически близок к терроризму, но все же не совпадает с ним, террористический акт. Во многих случаях их соотношение нередко представляется как часть и целое, в особенности, когда дело касается реально совершенных насильственных актов, поскольку для признания деяния террористическим актом не обязательно, чтобы оно было совершено общеопасным способом, угрожающим причинением вреда неограниченному кругу лиц или наступлением иных тяжких последствий. Получается, что для террористического акта обязательными являются все признаки терроризма, за исключением первого – создания общей опасности, хотя и его присутствие не исключается. В этой связи, например, лишь незначительная часть совершенных в дореволюционной России народниками, анархистами, эсерами террористических актов можно отнести к актам терроризма, поскольку в подавляющем своем большинстве это были целенаправленные действия в отношении конкретных лиц способами, которые реально не причиняли и не могли причинить вреда окружающим. Однако все они были совершены с претензией на широкую огласку, направлены на запугивание представителей властных структур в целях изменения существующих в стране политических и социальных институтов.28 Однако терроризм не всегда представляет собой как бы особый случай террористического акта, поскольку, во-первых, терроризм может выражаться не только в насильственных действиях, повлекших реальные последствия, но и в угрозе осуществления таких действий, т.е. в этой части смысловое наполнение термина «терроризм» выходит за рамки понятия «террористический акт», содержанием которого охватываются 20 28 Емельянов В.П. Указ.соч. с.39. лишь реально совершившиеся насильственные действия, а не угроза их совершения; во-вторых, насильственные действия и угрозы таковыми при совершении терроризма направлены в отношении неопределенного количества невинных жертв, тогда как жертва насилия при совершении террористического акта строго персонифицировано; в-третьих, терроризм совершается всегда общеопасными способами (взрывы, поджоги и т.п.) и влечет за собой не только невинные жертвы, но и материальный вред, а террористический акт – как правило, способом, опасным лишь для конкретного лица, но не для окружающих. Хотя, террористический акт и акт террорихма при определенных условиях могут и совпадать по объему, в частности, в случае совершения террористического акта общеопасным способом, в результате чего террористический акт обретает также и черты терроризма. Среди одноуровневых с терроризмом деяний как международного характера, так и внутригосударственного значения наиболее часто имеют схожесть с ним по тем или иным отдельным признакам такие, как диверсия, действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или на захват государственной власти и т.д., которые нередко в литературе рассматриваются как проявления терроризма, что вряд ли правильно, так как все те деяния имеют отличительные черты самостоятельных преступлений. По ряду объективных признаков терроризм обнаруживает много сходства с диверсией. Согласно ст. 281 УК РФ диверсией признаётся совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации. В этой связи возникает необходимость в детальном ограничении терроризма от диверсии. Их основные различия, как представляется, заключаются в следующем: во-первых, если диверсия, объективно 21 выражается лишь в совершении взрывов, поджогов и иных общеопасных действий, то терроризм подобными действиями не исчерпывается и включает в себя также угрозу таковыми, а если рассматривать терроризм как явление в самом широком смысле, то сюда можно включить и иные насильственные действия (убийства, похищения детей и т.д.) и угрозы их совершением; во-вторых, если при совершении диверсии действия виновных направлены на самопричинение того или иного вреда (разрушение или повреждение предприятий, зданий, сооружений, объектов жизнеобеспечения населения, массовые отравления и т.д.), то при совершении терроризма – на устрашение населения или его части, создание и поддержание обстановки страха; в-третьих, целью диверсионных актов является ослабление государства, подрыв его экономической безопасности и обороноспособности, дестабилизация деятельности государственных органов или общественно-политической обстановки, тогда как цели актов терроризма состоят в оказании воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него; в- четвёртых, диверсанты действуют тайно и не афишируют свою деятельность, тогда как террористы обычно действуют открыто, демонстративно, с предъявлением своих требований и амбиций. С терроризмом нередко путают и действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти. От акта терроризма следует отличать также совершение общеопасных действий на почве хулиганских побуждений. Основное отличие здесь можно усмотреть по мотивации и целям преступного посягательства. Хулиганский мотив заключается в стремлении виновного открыто противопоставить себя, своё поведение общественному порядку, общественным интересам, показать своё пренебрежение к окружающим, проявить цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу или продемонстрировать пьяную удаль и таким 22 Заключение Более детальное разграничение терроризма со смежными преступлениями возможно на основе изучения признаков соответствующих составов, существующих в уголовном законодательстве, а это, в свою очередь, предъявляет особые требования к вновь вводимому в уголовные кодексы составу терроризма, который в полной мере должен отразить сущностные характеристики терроризма и органически присущие ему составные элементы и не содержать в своей конструкции признаков иных преступлений, уже нашедших закрепление в действующем уголовном законодательстве. Исследования в этом направлении нередко опираются лишь на национальное уголовное право, которое при сравнении различных нормативных источников между собой, а также с законодательством других государств обнаруживает больше различий, чем сходства, при этом таким категориям, как «терроризм», «террористический акт», «террористическая акция», «преступления террористического характера (террористической направленности)» в различных странах придается далеко не идентичная интерпретация и не одинаковое смысловое наполнение. Такое положение настоятельно диктует необходимость осмысления новых аспектов проблемы, проведения сравнительного анализа антитеррористического законодательства различных государств и поиска путей к единообразному употреблению указанных категорий в национальных источниках, а также к сближению национальных законодательств. Это особенно важно в современных условиях, когда активно происходит интернационализация преступности, что требует в свою очередь , и интернационализации уголовного права. Это требует формирования нового научного направления, базирующегося на сравнительно-правовом исследовании 25 антитеррористического законодательства и предлагающего пути и средства по его сближению и унификации. 26 Библиография. 1. Конституция Российской Федерации: Официальный текст по состоянию на 1 февраля 2000г. – СПб.: Издат. Дом А.Громова, 2000. 2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М.Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001. 3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю.И.Скуратова. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1996. 4. Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА*М – НОРМА, 1998. 5. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. 6. Даньшин И.Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. Харьков, Изд-во Харьковского ун-та, 1971. 27

Курсовая Квалификация террористического акта

Введение

1 Квалификация основного состава террористического акта

1.1 Социальная обусловленность уголовной ответственности за преступления террористического характера

1.2 Объективные признаки деяния

1.3 Субъективные признаки деяния

2 Классификация квалифицированных составов террористического акта

2.1 Квалифицированные составы террористического акта

2.2 Классификация преступлений террористической направленности

3 Проблемы квалификации террористического акта и его отграничения от смежных составов

Заключение

Список использованных источников

Терроризм является глобальной проблемой современности, на протяжении всей своей истории затронул большинство стран мира. Он приобретает все более угрожающие масштабы, представляет угрозу национальной безопасности страны и относится к одному из самых опасных явлений нашего времени. Террористические акты порождают панику среди населения, страх, нарушают общественную безопасность и являются реальной угрозой для безопасности государства и общества. Опасность террористических действий, направленных на взрывы, поджоги, массовые убийства с целью воздействовать на принятие решений органами власти, резко возросла: так, согласно статистическим данным пресс-центра МВД в России в 2013 году было зарегистрировано 661 преступление террористического характера, в 2014 зарегистрировано 1127 преступлений террористического характера, в 2015 году зарегистрировано 1531 преступление террористического характера, в 2016 зарегистрировано 153 преступления террористического характера .

При этом социальная обусловленность уголовной ответственности определяет не только необходимость установления (или существования) уголовно-правового запрета на террористический акт, но и его эффективность, а также решение проблем квалификации террористического акта. Анализ основных составляющих социальной обусловленности квалификации и уголовной ответственности позволяет установить обоснованность введения новых или существования уже действующих норм уголовного закона.

Объектом исследования является законодательная база, дающая уголовно-правовую характеристику квалификации террористического акта.

Предметом исследования является нормативно-правовые основы в сфере квалификации террористического акта по законодательству РФ.

Цель работы – анализ уголовно-правовой характеристики квалификации террористического акта в РФ.

Достижение поставленной цели обусловило необходимость решения следующих основных задач:

– раскрыть особенности квалификации основного состава террористического акта, в частности, субъективные и объективные признаки это деяния;

– рассмотреть особенности классификации квалифицированных составов террористического акта;

– выявить проблемы квалификации террористического акта и его отграничения от смежных составов.

При проведении исследования применялись следующие методы: системный, формально-юридический, структурного и сравнительного анализа, др.

Материалами исследования явились: уголовное законодательство, нормативно-правовые акты в сфере ответственности за террористический акт.

Теоретико-методологическую базу исследования составили монографии отечественных ученых, эмпирическую базу – учебные пособия, научные статьи, издания отечественных ученых-юристов.

Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников.

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2018, с изм. от 25.04.2018) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – N 25. – Ст.2954

2. Федеральный закон от 27.07.2006 N 153-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // Российская газета. – N 165. – 29.07.2006

3. Федеральный закон от 05.05.2014 N 130-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 05.05.2014

4. Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 05.10.2009) // СПС «КонсультантПлюс».

5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 г. № 1. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс

6. Алексеев С.Л., Салимзянова Р.Р. Криминология. Казань: Академия социального образования, 2013. С. 190.

7. Алехин Е.В. Способ совершения преступления как элемент криминалистической характеристики организации экстремистских сообществ // Юристъ-Правоведъ. 2012. N 3 (52). С. 112.

8. Аникеева Я.А. Отграничение террористического акта от смежных составов преступлений // Nauka-rastudent.ru. – 2017. – No. 03 (039) / [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://nauka-rastudent.ru/39/4142/

9. Борисов С.В. К вопросу о криминологической основе состава преступления в виде пособничества в совершении террористического акта // Криминологические основы уголовного права: Материалы X Российского конгресса уголовного права. М., 2016. С. 288

10. Бочкарев С.А. Квазиценность современного учения об объекте преступления // Российский журнал правовых исследований. 2015. N 3 (4). С. 125.

11. Векленко В.В. Значение объекта преступления // Учение об объекте преступления: тенденции и перспективы развития: Сб. науч. трудов. Омск, 2005. С. 4.

12. Габдрахманов Р.А. Квалификация террористического акта по УК РФ // Российский следователь. 2015. N 4. С. 17.

13. Гереев З.Г. Уголовно-правовые проблемы отграничения террористического акта от смежных составов преступления// Юристь-правоведъ. – 2015. – № 2. С. 64-68.

14. Градусова М.М. Уголовно-правовой анализ мотивации преступления в этнорелигиозном терроризме // Вестник Томского государственного университета. 2011. N 352. С. 124.

15. Ершов С.А. Проблемы регламентации пособничества в УК РФ // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. М., 2012. С. 236.

16. Ивлиев С.М. Уголовно-правовые средства противодействия терроризму. С. 23.

17. Кадников Н.Г. К вопросу о квалификации некоторых преступлений, посягающих на общественную безопасность и общественный порядок // Вестник Моск. ун-та МВД России. 2002. N 3. С. 182 – 187.

18. Кадников Н.Г., Дайшутов М.М. О проблемах ответственности за преступления террористической направленности // Общество и право. 2016. N 2 (56). С. 105.

19. Комарова М.А. Терроризм в уголовном праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 10, 22 – 23

20. Кочои С.М. Терроризм и экстремизм: уголовно-правовая характеристика. М., 2005. С. 79. См. также: Феоктистов М.В. Ответственность за терроризм и проблемы совершенствования российского уголовного законодательства // Терроризм в России и проблемы системного реагирования / Под ред. А.И. Долговой. М., 2004. С. 149.

21. Кудрявцев В. Л. Отграничение террористического акта от иных смежных составов преступлений // Вестник УЮПИ. – 2013. – № 1. С. 45-55.

22. Кузнецов А.П., Маршакова Н.Н., Паршин И.С. Правовая регламентация противодействия коррупции: национальный, международный и зарубежный аспекты. Н. Новгород, 2012. С. 71.

23. Латов Ю.В. «Интернетизация» как фактор молодежного экстремизма // Вестник Московского государственного областного гуманитарного института. Сер.: История, философия, политология, право. 2014. Т. 1. N 1-1 (1). С. 6.

24. Макаров В.В. Самодетерминация преступности посредством ее организованных форм // Поволжский педагогический поиск (научный журнал). 2013. N 4 (6). С. 143.

25. Макеева И.С. О криминализации преступлений экстремистской направленности, посягающих на основы конституционного строя и безопасности государства // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2015. N 4 (22). С. 52.

26. Москвичев А.А. Историко-правовой анализ формирования и развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за пособничество // Общество и право. 2016. N 4 (58). С. 63 – 68.

27. Мусаелян М. Ф. Понятие «терроризм» и его соотношение с понятием «террор» и «террористический акт» // Журнал российского права. – 2009. – № 1. С. 70.

28. Некрасова А.А. Проблемы систематизации уголовно-правового регулирования специальных видов прикосновенности и соучастия в преступлениях террористического характера // Общество и право. 2016. N 4 (58). С. 69 – 71.

29. Ольшанский Д.В. Психология терроризма. СПб.: Питер, 2002. С. 84, 85.

30. Осипов В.А. Захват заложника: уголовно-правовой и криминологические аcпeкты. М., 1999.

31. Петрянин А.В. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2014. С. 353.

32. Российское уголовное право. Общая и Особенная части: В 3 т. / Под ред. Н.А. Лопашенко. М., 2014. Т. 3. С. 18 (автор – М.М. Лапунин)

33. Серебряков А.В. Содействие террористической деятельности: проблемы квалификации и соотношения со смежными составами преступлений: Автореф. дис … канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. С. 10.

34. Ситько Н.Г., Алехин В.П. Террористический акт: проблемы квалификации // Экономика и социум. – 2017. – № 2 (33). – С.913-915.

35. Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. О.С. Капинус. М., 2015. Т. 2. С. 17 (авторы – П.В. Агапов, В.В. Меркурьев)

36. Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2010. С. 440 (автор – А.В. Бриллиантов)

Примерный перечень тем курсовых работ

ДЛЯ СТУДЕНТОВ ОЧНОЙ И ЗАОЧНОЙ ФОРМ ОБУЧЕНИЯ

 

Уголовное право

 

1.                  Уголовная политика и современные тенденции ее развития.

2.                  Уголовное право, как отрасль российского права.

3.                  Уголовное право, как отрасль юридической науки.

4.                  Основные направления и школы в уголовном праве.

5.                  Задачи науки уголовного права на современном этапе.

6.                  Уголовно-правовая норма.

7.                  Уголовно-правовые отношения.

8.                  Система принципов уголовного права.

9.                  Задачи и функции уголовного права.

10.              Источники уголовного права зарубежных государств.

11.              Российский уголовный закон как источник уголовного права.

12.              Толкование уголовного закона.

13.              Действие уголовного закона в пространстве.

14.              Действие уголовного закона во времени.

15.              Понятие преступления и его признаки.

16.              Классификация преступлений.

17.              Преступление как вид правонарушения.

18.              Понятие уголовной ответственности.

19.              Формы реализации уголовной ответственности.

20.              Состав преступления и его значение.

21.              Объект преступления.

22.              Объективная сторона преступления как элемент состава преступления.

23.              Факультативные признаки объективной стороны преступления и их значение.

24.              Субъект преступления и его признаки.

25.              Вменяемость и невменяемость в уголовном праве России.

26.              Специальный субъект преступления.

27.              Субъективная сторона преступления как элемент состава преступления.

28.              Вина как признак субъективной стороны преступления.

29.              Формы вины.

30.              Умысел и его виды.

31.              Неосторожность и ее виды.

32.              Ошибка и ее уголовно-правовое значение.

33.              Уголовно-правовая характеристика неоконченной преступной деятельности.

34.              Приготовление к преступлению.

35.              Покушение на преступление и его виды.

36.              Добровольный отказ от преступления и деятельное раскаяние.

37.              Соучастие в преступлении как институт уголовного права.

38.              Соучастники преступления.

39.              Формы соучастия.

40.              Уголовная ответственность соучастников преступления.

41.              Множественность преступлений в уголовном праве.

42.              Единичные (единые) сложные преступления и их виды.

43.              Совокупность преступлений: понятие и вопросы наказания.

44.              Понятие рецидива преступлений и его уголовно-правовое значение.

45.              Конкуренция норм уголовного права.

46.              Необходимая оборона и условия ее правомерности.

47.              Причинение вреда при задержании преступника как обстоятельство, исключающее преступность деяния.

48.              Крайняя необходимость и условия ее правомерности.

49.              Наказание как мера уголовно-правового характера.

50.              Цели наказания.

51.              Система наказаний в уголовном праве России.

52.              Понятие и функции дополнительных наказаний в уголовном праве России.

53.              Система наказаний имущественного характера.

54.              Штраф как вид уголовного наказания.

55.              Исправительные работы как вид уголовного наказания

56.              Система наказаний, применяемых к военнослужащим.

57.              Ограничение свободы как вид уголовного наказания.

58.              Принудительные работы как вид уголовного наказания.

59.              Лишение свободы как вид уголовного наказания.

60.              Проблема смертной казни в России.

61.              Принципы назначения наказания.

62.              Общие начала назначения наказания.

63.              Специальные правила назначения наказания.

64.              Смягчающие наказание обстоятельства.

65.              Отягчающие наказание обстоятельства.

66.              Назначение наказания при совершении нескольких преступлений.

67.              Условное осуждение.

68.              Освобождение от уголовной ответственности.

69.              Освобождение от наказания.

70.              Основания и условия условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

71.              Отсрочка отбывания наказания.

72.              Давность освобождения от уголовно-правовых последствий совершения преступления в уголовном праве России.

73.              Замена одного наказания другим в процессе его исполнения.

74.              Амнистия и помилование.

75.              Судимость как институт уголовного права.

76.              Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних.

77.              Принудительные меры воспитательного воздействия.

78.              Историческая характеристика принудительных мер медицинского характера.

79.              Принудительные меры медицинского характера: основания и цели применения.

80.              Конфискация имущества в системе мер уголовно-правового характера.

81.              Квалификация преступлений: понятие, значение, виды.

82.              Жизнь и здоровье человека как объект уголовно-правовой охраны.

83.              Понятие и виды причинения смерти человеку по уголовному праву России.

84.              Система преступлений, посягающих на здоровье.

85.              Пенализация неосторожных преступлений, связанных с причинением вреда здоровью.

86.              Квалифицирующие признаки преступлений против жизни и здоровья.

87.              Смягчающие обстоятельства в преступлениях против жизни и здоровья.

88.              Превышение пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания преступника, в преступлениях против жизни и здоровья.

89.              Уголовно-правовая оценка психического насилия.

90.              Понятие и виды неоказания помощи в уголовном праве России.

91.              Поставление в опасность в структуре оставления в опасности.

92.              Понятие и место доведения до самоубийства в системе Особенной части УК.

93.              Отличительные признаки похищения человека и незаконного лишения свободы, их соотношение со смежными составами преступлений.

94.              Уголовно-наказуемая ложь.

95.              Уголовно-правовое значение возраста половой зрелости.

96.              Понятие и признаки сексуального насилия.

97.              Уголовно-правовой взгляд на сексуальное понуждение.

98.              Личная свобода и средства ее уголовно-правового обеспечения.

99.              Критерии криминализации преступлений против чести и достоинства личности.

100.          Особенности законодательных конструкций преступлений против конституционных прав граждан в УК.

101.          Избирательные права граждан под охраной уголовного закона.

102.          Свобода слова и рамки дозволенного в уголовном праве.

103.          Авторские права как объект уголовно-правовой охраны.

104.          Интересы семьи под охраной уголовного закона.

105.          Вовлечение несовершеннолетних в преступную среду и антиобщественные действия.

106.          Понятие и признаки хищения в уголовном праве России.

107.          Имущество как предмет преступления.

108.          Формы хищения.

109.          Виды хищения.

110.          Спорные вопросы квалификации хищений на практике.

111.          Насильственные виды хищения.

112.          Корысть как признак хищения.

113.          Вымогательство как преступление против собственности.

114.          Понятие и виды имущественного ущерба.

115.          Критерии криминализации уничтожения и повреждения имущества.

116.          Угон транспортного средства и его место в системе Особенной части УК.

117.          Уголовно-правовая оценка шантажа.

118.          Понятие и классификация преступлений в сфере экономической деятельности.

119.          Особенности законодательных конструкций составов экономических преступлений.

120.          Ущерб как последствие преступлений в сфере экономической деятельности.

121.          Соотношение преступлений против интересов службы в коммерческих организациях и интересов государственной и муниципальной службы.

122.          Феномен терроризма и формы его проявления в УК РФ.

123.          Виды террористической деятельности.

124.          Природа заведомо ложного сообщения об акте терроризма и его место в Особенной части УК.

125.          Уголовно-правовая оценка использования оружия в преступной деятельности.

126.          Хулиганство как самостоятельный состав преступления.

127.          Преступления, совершенные из хулиганских побуждений.

128.          Критерии ответственности за ненадлежащее обращение с источниками повышенной опасности в уголовном праве.

129.          Оружие как предмет и как орудие преступления.

130.          Незаконный оборот наркотиков и нарушение порядка обращения с ними: сущностные черты, сходства и отличия.

131.          Феномен проституции и уголовно-правовые средства борьбы с ней.

132.          Уголовно-правовое значение жестокости.

133.          Окружающая природная среда как предмет уголовно-правовой охраны.

134.          Уголовно-правовой механизм обеспечения экологической безопасности.

135.          Система экологических преступлений.

136.          Последствия экологических преступлений.

137.          Понятие и виды загрязнения окружающей природной среды.

138.          Флора и фауна как объект уголовно-правовой охраны.

139.          Транспортная безопасность как объект уголовно-правовой охраны.

140.          Средства уголовно-правового обеспечения транспортной безопасности в России и за рубежом.

141.          Понятия «транспорт» и «транспортные средства» в системе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта.

142.          Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта в состоянии опьянения.

143.          Последствия транспортных преступлений.

144.          Субъекты транспортных преступлений.

145.          Механизм уголовно-правового обеспечения безопасности компьютерной информации.

146.          Государственная тайна как объект уголовно-правовой охраны.

147.          Понятие и признаки экстремизма по уголовному праву России.

148.          Преступные формы проявления экстремизма.

149.          Понятие и виды должностных преступлений.

150.          Соотношение понятий должностное лицо и представитель власти в уголовном праве.

151.          Уголовно-правовое выражение феномена взяточничества.

152.          Правосудие как объект уголовно-правовой охраны.

153.          Система преступлений против правосудия.

154.          Нарушение порядка получения доказательств.

155.          Понятие и признаки заведомо неправосудного судебного приговора, решения или судебного акта.

156.          Соотношение ложного доноса и лжесвидетельства.

157.          Побег и уклонение от отбывания лишения свободы: сравнительная характеристика.

158.          Насильственные действия в отношении представителя власти.

159.          Нарушение режима государственной границы.

160.          Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы и его отличие от воинских преступлений.

161.          Понятие и виды преступлений против военной службы.

162.          Самовольное оставление части и дезертирство: понятие, сходства и отличия.

163.          Уставной порядок несения службы как объект уголовно-правовой охраны.

164.          Уголовно-правовое обеспечение исполнения обязанностей военнослужащего.

165.          Понятие и виды преступлений против мира и безопасности человечества.

166.          Агрессия и ее признаки по уголовному праву России.

167.          Запрещенные методы ведения войны в международном и российском уголовном праве.

168.          Геноцид и смежные преступления.

169.          Понятие и признаки наемничества по российскому уголовному праву.

170.          Уголовно-правовое противодействие вандализму.

 

Курсовая работа: Преступления террористического характера


Содержание

Введение

Глава 1 Понятие и виды преступлений террористического характера

Глава 2 Проблемы квалификации террористического акта (ст. 205 УК РФ)

Глава 3 Уголовно-правовая характеристика посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ)

Заключение

Список использованной литературы

Введение

К сожалению, на сегодняшний день приходится констатировать, что волна террористических действий буквально захлестнула весь мир. За скупыми статистическими данными скрываются гибель ни в чем неповинных людей, потеря близких, увечья, утрата имущества. Начиная с 70-х годов ХХ века, проблема борьбы с терроризмом заметно обострилась, а в последнее десятилетие эта проблема приобрела особую актуальность как для всего мирового сообщества, включая Европу, так и для России.

Россия занимает далеко не последнее место по числу совершаемых террористических актов.

Современное международное сообщество пока не смогло дать единого определения терроризма. Попытки разработать единую, всеобъемлющую конвенцию относительно международного терроризма, которая содержала бы это определение, не увенчались успехом.

Отмечается несколько причин невозможности квалификации терроризма на международно-правовом уровне: различные подходы разных государств к понятию “терроризм”; большое влияние политического фактора на оценку событий, связанных с совершением террористических актов”[1]

Российская Федерация участвует в большинстве международных конвенций по борьбе с терроризмом в порядке правопреемства от СССР. Таким образом, на сегодняшний день Россия является участником 10 универсальных соглашений по борьбе с терроризмом. Кроме этого, Российская Федерация подписала еще 2 универсальных соглашения, и в соответствии со статьей 18 Венской конвенции о праве международных договоров она должна воздерживаться от действий, которые лишили бы такие договоры объектов и целей.

Кроме международных конвенций, Уголовного кодекса, Гражданского кодекса, в Российской Федерации действует Федеральный Закон от 25.07.1998 №130-ФЗ “О борьбе с терроризмом”[2] .

Актуальность работы заключается в том, что борьба с преступностью в Российской Федерации, особенно в последние годы, стала одной из приоритетных задач государства. Терроризм, в том числе международный, в настоящее время стал реальной угрозой не только для отдельных государств, но и для всего мирового сообщества. Несмотря на предпринимаемые правоохранительными органами меры, острота проблемы терроризма и преступлений террористического характера, не снижается.

Объект исследования – общественные отношения в сфере борьбы с преступлениями террористического характера.

Предмет исследования – уголовно-правовые нормы, предусматривающей уголовную ответственность за совершение преступлений террористического характера, а также иных деяний, обозначенных российским законодателем в ст. 205-277 УК РФ.

Целью настоящего исследования является теоретическое исследование вопросов уголовно-правовой характеристики террористического акта.

Для выполнения указанной цели ставятся следующие задачи:

1. Рассмотреть объективные, субъективные признаки террористического акта;

2. Указать квалифицирующие признаки террористического акта;

3. Выяснить проблемы квалификации террористического акта, указав на недостатки уголовного законодательства регулирующего борьбу с терроризмом.

Глава 1 Понятие и виды преступлений террористического характера

Участившиеся в последние годы факты терроризма и активизация нормотворческой деятельности, связанной с усилением ответственности за него, привели к тому, что в общей системе преступлений произошло выделение отдельной группы, именуемой преступлениями террористического характера.

Уголовный закон не содержит понятия преступления террористического характера. Впервые упоминание об этом появилось в ст. 205.1 УК РФ в редакции ФЗ от 24 июля 2002 г. N 103-ФЗ, которая предусматривала ответственность за вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению. Из содержания диспозиции этой нормы следовало, что к преступлениям террористического характера кроме собственно террористического акта (ст. 205 УК) относятся деяния, предусмотренные ст. ст. 206 (захват заложника), 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), 211 (угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава), 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 360 (нападение на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой) УК РФ.

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ редакция ст. 205.1 изменена, однако перечень преступлений, которые следует относить к террористическим, сохранен, более того, он существенно расширен. Кроме вышеназванных преступлений к таковым отнесены деяния, предусмотренные ст. ст. 278 (насильственный захват власти) и 279 (вооруженный мятеж) УК РФ.

Этим же Законом Уголовный кодекс дополнен ст. 205.2, предусматривающей ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, которая также должна быть отнесена к категории террористических.

ФЗ от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ “О противодействии терроризму” тоже не содержит определения понятия “преступление террористического характера”, не содержится в нем и критериев отнесения того или иного преступления к числу террористических, однако в его ст. 24, в которой дано определение террористической организации, приведен перечень совершаемых ею преступлений. К ним отнесены, в частности, деяния, предусмотренные ст. ст. 205 (террористический акт), 205.1 (содействие террористической деятельности), 206 (захват заложника), 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), 211 (угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава), 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 279 (вооруженный мятеж), 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 282.1 (организация экстремистского сообщества), 282.2 (организация деятельности экстремистской организации), 360 (нападение на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой) УК РФ.

Несколько иначе определяется понятие преступлений террористического характера в международных соглашениях. Так, ст. 1 Европейской конвенции о пресечении терроризма (1977 г.) помимо посягательств, подпадающих под действие перечисленных в ней договоров (конвенций о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации; о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, если такие преступления связаны с покушением на жизнь, физическую неприкосновенность либо их свободу), относит к преступлениям террористического характера преступления, сопряженные с похищением, захватом заложников или серьезным насильственным удержанием людей, преступления с применением средств, создающих опасность для людей. Статья 2 Конвенции о пресечении терроризма содержит положение о возможности квалифицировать как терроризм не указанное в ст. 1 преступление, если оно является серьезным насильственным посягательством на жизнь, физическую неприкосновенность или свободу личности, актом нанесения ущерба имуществу, создающим коллективную опасность для людей.

Анализ вышеприведенных норм позволяет утверждать, что к преступлениям террористического характера отнесены деяния, представляющие угрозу общественной безопасности и создающие коллективную опасность для людей.

Из числа преступлений, которые законом не причислены к преступлениям террористического характера, но которые также отнесены к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, распространенным является заведомо ложное сообщение об акте терроризма, ответственность за которое предусмотрена ст. 207 УК.

Поскольку объектом посягательства заведомо ложного сообщения является общественный порядок и нормальная деятельность учреждений и организаций, а не общественная безопасность, совершается оно по иным мотивам, чаще всего хулиганским, оружие и взрывные устройства при его совершении не используются, а последствия не вызывают гибель людей, оно обоснованно исключено из числа преступлений террористической направленности.

Вместе с тем нельзя не учитывать то обстоятельство, что оценка ложности или реальности сообщения об акте терроризма наступает после совершения преступления. Что же касается объема, характера и масштабности первоначальных следственных действий, направленных на его предотвращение, то они идентичны тем действиям, которые выполняются в условиях реального акта терроризма. Это обстоятельство обязывает отграничивать в каждом конкретном случае признаки данного состава преступления от составов преступлений террористической направленности.

Критерием разграничения служит характеристика элементов состава. Объективная сторона этого состава включает сообщение ложной информации о якобы готовящемся взрыве, пожаре или иных действиях, создающих опасность гибели людей либо наступления иных общественно опасных последствий, переданное устно, письменно, по телефону, посредством сети Интернет либо через третьих лиц, которые могут довести его до органов власти. Наиболее распространенной формой передачи такого сообщения является анонимный телефонный звонок дежурной службе органов внутренних дел либо администрации предприятия, на котором якобы готовится акт терроризма.

Обязательные элементы состава рассматриваемого преступления: ложность информации о готовящемся акте терроризма, а также заведомая осведомленность виновного о том, что передаваемая им информация не соответствует действительности, т.е. является вымышленной.

В теории права справедливо отмечается, что наиболее опасной формой заведомо ложного сообщения об акте терроризма являются действия, направленные на устрашение населения путем имитации террористического акта, в том числе с использованием макетов оружия и взрывных устройств, которые по степени общественной опасности стоят между самим терроризмом и ложным сообщением о нем.

По ныне действующему законодательству подобные действия подлежат квалификации по ст. 207 УК, однако практика показывает, что санкция нормы не в полной мере обеспечивает реализацию целей наказания. В этой связи представляют интерес существующие предложения о необходимости изменения конструкции ст. 207 путем дополнения ее частью второй, предусматривающей ответственность за имитацию применения оружия массового поражения, создающего опасность гибели людей или причинения имущественного ущерба, с санкцией более строгой, чем предусмотрено в ч. 1 статьи.

Думается, что внесение в действующее законодательство подобного рода изменений, продиктованных требованием времени, послужит мощным профилактическим средством в борьбе с преступностью, в том числе террористического характера, поскольку в некоторых случаях действия, начатые как сообщение о заведомо ложном акте терроризма, перерастают в иные формы противоправного поведения.

Примером этому может служить уголовное дело в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 206 и ст. 207 УК. Согласно приговору, К. из консервных банок, обрывков проводов, части зарядного устройства, веревок и полиэтиленовой пленки изготовил муляж взрывного устройства. Прикрепил его на теле под рубашкой, пришел в торговый центр, где подошел к сотруднику охраны и сообщил, что на нем находится взрывное устройство. После чего потребовал произвести эвакуацию людей со второго этажа, где в это время находилось не менее 200 человек, угрожая, в случае невыполнения его требования, привести в действие взрывное устройство. Затем он увидел, что работники магазина эвакуируют людей, и захватил в качестве заложника Б.

В связи с сообщением К. о наличии взрывного устройства, открытой его демонстрацией и имитацией террористического акта в магазин прибыли сотрудники оперативных служб, которыми была произведена экстренная эвакуация находящихся в магазине людей. В процессе переговоров, проведенных с К., сотрудники милиции, реально воспринимая его угрозы, опасаясь за жизнь и здоровье заложника Б., сообщили ему, что все его требования будут выполнены. Частично его требования действительно были выполнены. К. требовал приносить ему различные напитки, вино. Продолжая удерживать Б., самостоятельно перемещался и употреблял продукты, которые брал в кафе. В момент, когда К. отвлекся, сотрудники милиции сумели пресечь его действия.

При осмотре магазина взрывных устройств обнаружено не было, а осмотр устройства, которое имел при себе К., показал, что это был муляж взрывного устройства, изготовленный из предметов, не относящихся к взрывоопасным, что подтвердило ложность сообщения К. и его заведомую осведомленность об этом факте.

В практике применения указанной нормы обозначилась еще одна проблема, которая связана с квалификацией действий лица, несколько раз в течение определенного периода совершившего заведомо ложные сообщения об акте терроризма. Изучение практики показало, что суды по-разному подходят к решению данного вопроса.

Так, несовершеннолетний Г. сообщил в службу “02” о заложенном в подвале жилого дома N 72 взрывном устройстве, заведомо зная, что это сообщение ложное. Через 10 минут он вновь позвонил, но уже по другому таксофону, а через 27 минут – по третьему, каждый раз сообщая о заложенном взрывном устройстве в жилом доме N 72. Действия Г. судом квалифицированы по ст. 207 УК.

Мотивируя свое решение, суд исходил из того, что все сообщения Г. поступили одному и тому же адресату, сделаны в короткий промежуток времени, а их содержание относилось к одному и тому же предполагаемому акту терроризма на одном и том же объекте, что указывает на то, что его действия были объединены единым умыслом, следовательно, должны быть оценены как единое продолжаемое преступление.

Действия аналогичного характера совершила К., которая в течение четырех часов сделала четыре сообщения в службу “02” с заведомо ложной информацией о якобы подготовленном взрыве железнодорожного вокзала. Каждое из этих сообщений судом было квалифицировано по ст. 207 УК как самостоятельное преступление. В данном случае суд исходил из положений ст. 17 УК, которые позволяют считать каждое из сделанных ложных сообщений об акте терроризма, ни за одно из которых лицо не было осуждено, самостоятельным преступлением, а два и более таких сообщения – совокупностью преступлений.[3]

Представляется, что при разрешении подобных дел следует учитывать, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма является преступлением формальным и считается оконченным с момента поступления такого сообщения адресату. Исходя из этого, каждое из сделанных ложных сообщений об акте терроризма должно рассматриваться как оконченное преступление независимо от того, наступили вредные последствия или нет.

Глава 2 Проблемы квалификации террористического акта

(ст. 205 УК РФ)

Редакция ст. 205 УК существенно изменена Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ.

Во-первых, в соответствии с положениями ст. 3 Федерального закона “О противодействии терроризму” статья получила новое название “Террористический акт”. Такое решение законодателя, на наш взгляд, является обоснованным с точки зрения точности определения содержания конкретного деяния. Как справедливо отмечалось в научной литературе, терроризм – это термин, который более уместно использовать для обозначения социального феномена в целом, а не отдельного преступления

Во-вторых, изменилось содержание объективной стороны состава преступления.

1. В редакции ст. 205 УК, действовавшей до 27 июля 2006 г., среди целей террористического акта (акта терроризма) как обязательного признака субъективной стороны называлось, в частности, устрашение населения. Вместе с тем устрашение населения – по сути, всего лишь средство достижения конечной цели террористов, а именно оказать воздействие на принятие решения органами власти, поэтому выбираются такие способы осуществления террористического акта, которые могут породить волнение, панику среди широких слоев населения. Общеопасный способ совершения деяния (взрыв, поджог, иные действия устрашающего характера), как правило, многочисленные случайные жертвы – все это свидетельствует о том, что террористический акт по своей природе объективно устрашает население. В связи с этим представляется обоснованной позиция законодателя, который указал в новой редакции ст. 205 УК признак “устрашение населения” среди признаков объективной стороны, одновременно исключив его из субъективной стороны деяния.

Таким образом, теперь объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205 УК, заключается в совершении взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, а также угрозе совершения этих действий.

Угроза совершения террористического акта в контексте ст. 205 УК выражается в высказываниях, доведении до сведения иным образом (письменно, через печать, радио, телевидение) информации о намерении совершить действия, предусмотренные в диспозиции рассматриваемой статьи (взрыв, поджог и т.д.). Адресатами подобных сообщений могут быть широкие слои общественности, правоохранительные органы, органы исполнительной власти. Для квалификации содеянного по ст. 205 УК необходимо, чтобы угроза была реальной и наличной, о чем могут свидетельствовать разные подготовительные действия (приобретение оружия, изготовление самодельного взрывного устройства и т.д.). По этому признаку угрозу совершения террористического акта следует отграничивать от заведомо ложного сообщения об акте терроризма (ст. 207 УК).

Субъективная сторона угрозы совершения террористического акта характеризуется умышленной формой вины: лицо осознает, что угрожает совершением террористического акта, и желает осуществить эти действия. Обязательным признаком субъективной стороны угрозы совершения террористического акта является цель – воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями.

2. Внесены изменения в перечень вероятных последствий террористического акта. В ч. 1 ст. 205 УК оценочное понятие “иные общественно опасные последствия” было заменено другим – “иные тяжкие последствия”. Хотя содержание указанного понятия в законе не определено, систематическое толкование показывает, что под таковыми надлежит понимать возможность причинения тяжкого вреда здоровью.

3. В объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 205 УК, включен дополнительный признак – использование “ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ”. Понятно, что настоящее дополнение обусловлено современной криминальной ситуацией.

Под ядовитыми и токсичными веществами, как представляется, следует понимать вещества, оказывающие отравляющее воздействие на организм человека. К ядовитым веществам относятся метиловый спирт, ангидрид уксусной кислоты, стрихнин, фенол, ртуть и др.

Отравляющие вещества – разновидность оружия массового поражения, представляют собой высокотоксичные соединения химических элементов, которые предназначены для поражения живой силы противника во время военных действий.

Опасные химические вещества – это, в частности, боевые отравляющие вещества и средства их применения.

Биологические вещества – любой живой организм, в том числе микроорганизм, вирус или другой биологический агент, а также любое вещество, произведенное живым организмом либо полученное методом генной инженерии, или любое его производное, а равно средства их доставки, созданные с целью вызвать гибель, заболевание, заражение окружающей природной среды, воды или иных материальных объектов.

В-третьих, изменились признаки субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 205 УК. Если в прежней редакции статья устанавливала, что действия, предусмотренные в диспозиции, совершаются с целью оказания воздействия на принятие решений органами власти, то теперь круг адресатов расширился. Таковыми наряду с органами власти названы и международные организации.

Субъективная сторона основного состава террористического акта характеризуется только умышленной формой вины в виде прямого умысла. Обязательным признаком субъективной стороны рассматриваемого состава является цель: воздействовать на принятие решения органами власти или международными организациями. Мотивы действий виновного не влияют на квалификацию содеянного.

Состав террористического акта, сформулированный в ч. 1 ст. 205 УК, считается оконченным с момента совершения взрыва, поджога или подобных действий либо с момента создания реальной угрозы совершения указанных действий. Фактическое причинение вреда здоровью, имущественного ущерба, а также иных тяжких последствий выходит за пределы основного состава и либо образует состав квалифицированных видов терроризма (ч. 3 ст. 205 УК), либо требует квалификации деяний по совокупности ст. 205 и соответствующих статей УК, предусматривающих ответственность за эти деяния (например, ст. 105).

В примечании к ст. 205 УК (в котором законодатель по-прежнему использует понятие “акт терроризма”) сформулирована возможность освобождения лица, участвовавшего в подготовке акта терроризма, от уголовной ответственности при наличии следующих условий:

– своевременное предупреждение органов власти либо способствование иным образом предотвращению осуществления акта терроризма;

– отсутствие в действиях лица иного состава преступления.

Наличие названных условий означает, что лицо само прекращает подготовку к террористическому акту. В то же время, исходя из буквального толкования закона, лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности при наличии условий, перечисленных в примечании к ст. 205 УК, даже в том случае, если террористический акт по каким-то причинам предотвратить не удалось.

Толкование сформулированных в указанном примечании условий освобождения от уголовной ответственности показывает, что если в действиях лица содержится иной, не предусмотренный ст. 205 УК состав преступления, то лицо освобождается от ответственности по ст. 205 и привлекается к ответственности за другое преступное деяние (например, за незаконное приобретение взрывчатых веществ (ст. 222 УК)).

Остальные квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, с применением огнестрельного оружия, организованной группой и др. – остались прежними.

Для признания деяния террористическим актом не обязательно, чтобы оно было совершено общеопасным способом, угрожающим причинением вреда неограниченному кругу лиц или наступлением иных тяжких последствий.

Для террористического акта обязательными являются все признаки терроризма, за исключением первого – создания общей опасности, хотя и его присутствие не исключается.

В этой связи, например, лишь незначительная часть совершенных в дореволюционной России народниками, анархистами, эсерами террористических актов можно отнести к актам терроризма, поскольку в подавляющем своем большинстве это были целенаправленные действия в отношении конкретных лиц способами, которые реально не причиняли и не могли причинить вреда окружающим. Однако все они были совершены с претензией на широкую огласку, направлены на запугивание представителей властных структур в целях изменения существующих в стране политических и социальных институтов.[4]

Среди одноуровневых с террористическим актом деяний, как международного характера, так и внутригосударственного значения наиболее часто имеют схожесть с ним по тем или иным отдельным признакам такие, как диверсия, действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или на захват государственной власти и т.д., которые нередко в литературе рассматриваются как проявления терроризма, что вряд ли правильно, так как все те деяния имеют отличительные черты самостоятельных преступлений.

По ряду объективных признаков террористический акт обнаруживает много сходства с диверсией. Согласно ст. 281 УК РФ диверсией признаётся совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.[5]

В этой связи возникает необходимость в детальном ограничении террористического акта от диверсии. Их основные различия, как представляется, заключаются в следующем:

1. если диверсия, объективно выражается лишь в совершении взрывов, поджогов и иных общеопасных действий, то террористический акт подобными действиями не исчерпывается и включает в себя также угрозу таковыми, а если рассматривать террористический акт как явление в самом широком смысле, то сюда можно включить и иные насильственные действия (убийства, похищения детей и т.д.) и угрозы их совершением;

2. если при совершении диверсии действия виновных направлены на самопричинение того или иного вреда (разрушение или повреждение предприятий, зданий, сооружений, объектов жизнеобеспечения населения, массовые отравления и т.д.), то при совершении террористического акта – на устрашение населения или его части, создание и поддержание обстановки страха;

3. целью диверсионных актов является ослабление государства, подрыв его экономической безопасности и обороноспособности, дестабилизация деятельности государственных органов или общественно-политической обстановки, тогда как цели актов терроризма состоят в оказании воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него;

4. диверсанты действуют тайно и не афишируют свою деятельность, тогда как террористы обычно действуют открыто, демонстративно, с предъявлением своих требований и амбиций.

С террористическим актом нередко путают и действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти.[6]

Диверсия окончена в момент самого причинения вреда, главной составляющей которого является материальный ущерб, террористический акт же окончен в момент создания опасности общественно опасных последствий.

От акта терроризма следует отличать также совершение общеопасных действий на почве хулиганских побуждений. Основное отличие здесь можно усмотреть по мотивации и целям преступного посягательства.

Хулиганский мотив заключается в стремлении виновного открыто противопоставить себя, своё поведение общественному порядку, общественным интересам, показать своё пренебрежение к окружающим, проявить цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу или продемонстрировать пьяную удаль и таким образом поиздеваться над беззащитными, обнаружить своё «превосходство» над другими гражданами.[7]

В этой части хулиганский мотив в значительной мере сход с террористической направленностью деяния, но в отличие от актов терроризма, для которых характерна мотивационная обстоятельность, конкретность, определённость, хулиганским побуждениям свойственна некая легковесность и ничтожность.[8]

По внешним признакам террористический акт может иметь общие черты с умышленным убийством, совершенном способом, опасным для жизни многих лиц. Данный вид умышленного убийства имеет место тогда, когда для лишения жизни потерпевшего виновный избирает такой способ, который создаёт реальную опасность для жизни других лиц.

Реальная опасность для жизни лиц создается и при акте терроризма, который в качестве структурного элемента может включать в себя и совершение действий, ведущих к гибели людей в результате общеопасного способа насильственного акта, однако при терроризме лишение жизни одного или нескольких человек каким бы то ни было способом не составляет целевую направленность действий виновного, тогда как при умышленном убийстве общеопасным способом лишение жизни потерпевшего есть тот основной результат, к которому стремится виновный, избрав столь опасный способ совершения убийства.

Убийство лишь тогда принимает террористический характер, когда служит средством запугивания и воздействия на кого-либо в целях корректировки поведения в интересах виновных.[9]

И, конечно же, немалую сложность представляет собой ограничение террористического акта, сопряжённого с требованиями материального характера, от вымогательства, сопряжённого с требованиями материального характера, от вымогательства, сопряжённого с общеопасными деяниями либо угрозами таковыми.

В основном их различие заключается в том, что действия террористов носят публичный характер, тогда как вымогатели стараются действовать конфиденциально, без лишней огласки. Соответственно и обстановка страха террористами создается на социальном уровне и служит средством запугивания неопределенно большого количества людей, тогда как при вымогательстве запугивание осуществляется на индивидуальном или узкогрупповом уровне.[10]

Террористический акт, будучи сложным, многомерным явлением, посягающим на различные сферы жизнедеятельности людей, с неизбежностью порождает и вопросы о том, каким должен быть состав террористического акта, какие сущностные характеристики и элементы этого общественно опасного деяния должны найти отражение в его законодательной конструкции, содержащейся в Уголовном кодексе.

Рассмотрение террористического акта как общественно опасного деяния тесно связано с уяснением сущности и структурных элементов такой категории, как преступное поведение, и установлением точного соответствия между преступлением как явлением реальной действительности, общим понятием преступления, общим, родовым, видовым понятием состава преступления и конкретным составом преступления. Несмотря на то, что преступное деяние как реальное явление действительности и общее понятие о нём находится в тесной связи, вряд ли целесообразно их смешивать.

Но так уж повелось в уголовно-правовой литературе, что основной упор при характеристике преступления делается, как правило, на признаки его понятия или состава. Моменты же, характеризующие преступление как явление реальной действительности, обычно рассматриваются в рамках изложения общего понятия преступления, что вряд ли оправдано, поскольку представляет собой не что иное, как смешение реального явления и понятия о нём.

В статье Г.М. Маньковского и B.II. Ревина «Характеристика терроризма и некоторые направления повышения эффективности борьбы с ним» рассмотрены важные вопросы, связанные с уяснением содержания терроризма и комплексным подходом к борьбе с этим явлением. Содержание статьи, безусловно, заслуживает самого внимательного к себе отношения со стороны разработчиков конкретных антитеррористических программ.[11]

Поскольку действительно «именно дефиниции уголовного законодательства обеспечивают законность и вместе с тем стимулируют активность использования непосредственных мер предупреждения, пресечения конкретных террористических преступлений, достаточное и справедливое наказание за них»[12] , необходимость исследования основной уголовно-правовой дефиниции, определяющей признаки террористического акта и пределы ответственности за него, на предмете её соответствия реальному террористическому акту, адекватности её санкций общественной опасности террористического акта едва ли может быть поставлена под сомнение. Поэтому есть смысл обратиться к проблеме уголовно-правового урегулирования террористического акта.

О том, что такая проблема существует, свидетельствуют хотя бы многочисленные трудности, которые должны преодолеваться правоприменителями при квалификации деяний по ст.205 УК РФ (террористический акт). Наличие большинства из них как раз и обусловлено недостатками нормы о террористическом акте, которая всё ещё в немалой степени умозрительна, оторвана от социальных реалий.[13]

Тенденции уголовно-правовой борьбы с террористическим актом в отдельных странах и в мире в целом вызывают пессимизм. Интенсификация терроризма после второй мировой и «холодной» войн прогнозировалась и в мире, и в отдельных странах. В 70-е годы ООН были приняты конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, о борьбе с захватом заложников; в 90-х годах XX столетия – о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма и Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом. Всего 12 конвенций и резолюция Совета Безопасности ООН от 27 сентября 2001 г.[14] Однако, это не останавливает терроризм в мире и его отдельных регионах, в том числе и в России.

Анализ мер возможного предупреждения террористических актов после известных сентябрьских событий в разных странах, особенно в США, Великобритании, Германии и в России, показывает, что среди этих мер доминируют силовые, военные и специально-разведывательные аспекты. В системе предпринимаемых мер почти не уделяется внимание вопросам изучения реальных причин и условий, способствующих возникновению и разрастанию терроризма, их устранению или минимизации. Особо тревожит то, что предпринимаемые меры нередко нарушают фундаментальные права человека (массовые обыски и задержания, прослушивание телефонных разговоров, поощрение националистических и расовых тенденций, подозрительности и доносительства, ковровые бомбардировки и другие насильственно-военные действия). Многие противопоставляют личную безопасность правам человека. Нет сомнений в том, что определенное уточнение соотношения свободы и контроля необходимо.[15]

В плане предпринимаемых мер особого внимания заслуживают вопросы совершенствования действующего уголовного законодательства.

Как уже говорилось, в УК РФ 1996 года существуют несколько самостоятельных статей об ответственности за террористический акт и другие деяния, носящие террористический характер. Это ст.205, ст.205, ст. 2052 , ст.207 (заведомо ложное сообщение об акте терроризма), ст.277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), ст.211 (угон воздушного или водного транспорта либо железно дорожного подвижного состава).

Террористический характер могут приобрести и преступления, предусмотренные п. «б» ч.2 ст. 105 (убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности ли общественного долга), ст.295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), ст.317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), ст.357 (геноцид), ст.358 (экоцид), ст.360 (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой).[16]

Прямой и непосредственной целью данных деяний являются последствия террористического характера. Но в УК РФ есть ещё около четырех десятков статей, предусматривающих деяния, которые, не являясь террористическими, облегчают совершение террористической деятельности или способствуют достижению террористических целей.

Описание объективной стороны террористического акта, данное в диспозиции ч.1 ст.205 УК РФ, имеет несколько погрешностей. В нём для выражения террористического акта используется словосочетания «иных действий» и «эти действия», предполагающие лишь активную форму поведения человека.

Между тем террористическая акция иногда может быть осуществлена и путём бездействия (например, посредством невыполнения обязанностей, связанных со своевременным отключением производственных или технологических процессов в энергетике, на транспорте либо в добывающей промышленности). Поэтому, наверное, в диспозициях ч.2 и ч.3 ст.205 УК РФ и употреблены выражения «те же деяния» и «деяния», своим содержанием охватывающие и действия и бездействия людей.

По ч.1 ст.205 УК РФ к террористическим действиям приравнена и угроза их совершения. Однако это не оправдано. Особенно тогда, когда угроза не сопряжена с приготовлением к акту терроризма или вообще, когда её исполнение не реально даже и при добросовестном заблуждении лица в своей способности осуществить эту угрозу. Ведь, строго по закону, виновные в таких угрозах не только подлежат наказанию в виде лишения свободы на срок от восьми до двенадцати лет (ч.1 ст.205 УК РФ), но и в случаях неоднократности угрозы, либо угрозы, высказанной двумя лицами по предварительному сговору, по ч.2 ст. 205 УК РФ могут быть наказаны лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет (для примера: убийство согласно ч.1 ст. 105 УК РФ наказывается на срок лишь от шести до пятнадцати лет лишения свободы).

Получается, что общественная опасность угрозы совершения террористического акта выше, чем общественная опасность убийства. Как же это согласуется с конституционными принципами, декларированными в ст. ст.2 и 20 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью»[17] и «Каждый имеет право на жизнь».[18] К тому же, угроза совершения взрыва, поджога, иных террористических действий (если она не сопряжена с подготовкой или непосредственным осуществлением террористической акции либо другими деяниями, допустим, захватом заложников – ст.206 УК РФ) по общественной опасности совсем не равна реальному взрыву, поджогу, иным террористическим действиям. Такое равенство, закрепленное в диспозиции ч.1 ст.205 УК РФ, только подтверждает факт нарушения в этом случае законодателем им же и провозглашенных принципов: справедливости (ст.6 УК РФ) и гуманизма (ст. 7 УК РФ).[19]

Содержание термина «значительный имущественный ущерб», использованного в диспозиции ч.1 ст.205 УК РФ, аналогично содержанию термина «значительный ущерб», употребленного в составах кражи (п.«г» ч.2 ст. 158 УК РФ), мошенничества (п.«г» ч.2 ст. 159 УК РФ), присвоения и растраты (п.«г» ч.2 ст. 160 УК РФ), грабежа (п.«д» ч.2 ст.161 УК РФ), умышленного уничтожения или повреждения имущества (ч.1 ст. 167 УК РФ).

Поскольку значительность ущерба устанавливается с учетом имущественного положения потерпевших, законодатель в условиях наблюдающегося в стране в настоящее время разрыва в доходах различных слоев населения, скорее всего, намеренно не стал раскрывать содержание указанных терминов, оставляя это на усмотрение суда. [20]

Проблема, однако, не столько в сложности установления содержания термина «значительный материальный ущерб», сколько в обоснованности определения террористического акта как действий, создающих опасность причинения значительного имущественного ущерба. Нельзя социальное содержание и тяжесть террористического акта выражать в законе через опасность причинения ущерба. Ведь даже, например, для наличия состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ч.1 ст. 264 УК РФ) помимо всего прочего требуется причинение крупного ущерба, т.е. самое меньшее в пятьсот раз превышающего минимальный размер оплаты труда.[21]

Законодательным огрехом выглядит и определение террористического акта как действий, создающих опасность наступления иных общественно опасных последствий. Поскольку преступление – это «виновно совершенное общественно опасное деяние» (ч. 1 ст. 14 УК РФ), при совершении преступлений как раз и наступают иные, чем гибель людей и причинение значительного имущественного ущерба последствия. Опасность же наступления общественно опасных последствий присуща всем без исключения преступлениям.

Вряд ли достаточны также основания признания террористического акта, совершенного с применением огнестрельного оружия (ч.2 ст. 205 УК РФ), опаснее террористического акта, сопряженного с взрывом, поджогом и так называемыми «действиями» (ч.1 ст.205 УК РФ). Тем более, что по поражающим свойствам взрывные устройства чаще всего намного превосходят поражающие свойства огнестрельного оружия.

Одним из недостатков диспозиций ч.2 и ч.3 ст.205 УК РФ является то, что их содержанием вообще не охватывается умышленное причинение каких бы то ни было общественно опасных последствий (может быть законодатель и хотел лишь подчеркнуть, что в соответствии с ч.2 ст.24 УК РФ наряду с умышленно причиненными последствиями и причиненные «по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия» (ч.3 ст.205 УК РФ) должны вменяться при террористическом акте в вину, но получилось обратное).[22]

Террорист, своими действиями умышленно причинивший вред собственности, здоровью, не говоря уже о жизни, согласно закону должен отвечать и по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против жизни, здоровья, собственности. Парадоксально, но, например, террористические действия, к счастью, не унесшие жизни людей и не причинившие тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, при причинении умышленного легкого вреда здоровью согласно ст.205 УК РФ должны квалифицироваться по совокупности со ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью).

Как бы в законодательстве не рассматривались по своему значению объекты уголовно-правовой охраны, но факт остается фактом: общественная безопасность (отношения, обеспечивающие безопасность неопределенно большого числа членов общества) как уголовно-правовой объект по своему объему шире таких объектов как собственность, здоровье, жизнь, включает их в своё содержание. Более того, причинение ущерба общественной безопасности почти всегда происходит путём причинения вреда хотя бы одному из указанных объектов. Выделение за рамки диспозиции ч.2 и ч.3 ст.205 УК РФ умышленного причинения вреда здоровью, собственности и жизни выхолащивает содержание общественной безопасности как объекта уголовно-правовой защиты, превращая, в свою очередь, и норму о терроризме в лишенную реального содержания искусственную норму.

К тому же, по мнению некоторых авторов (в частности, В.Ф. Антипенко), общественная безопасность вообще не может быть основным объектом терроризма, так как запугивание при совершении этого преступления выступает не самоцелью, а способом достижения цели оказания влияния на основной объект. А основным объектом терроризма являются национальные и наднациональные институты, посягая на которые путем воздействия на непосредственный объект виновные лица стремятся достигнуть главной цели – нарушения их неприкосновенности.[23]

В связи с этим было бы логично включить состав террористического акта не только в главу УК, содержащую составы преступления против общественной безопасности (как общую норму), но и в главу, содержащую преступления против государства, мира и безопасности человечества (в части, касающейся наиболее тяжких форм проявления терроризма, посягающих на основы государственности и (или) мир и безопасность человечества, как специальную норму).

Анализ нормы о террористическом акте приводит к выводу о том, что, во-первых, как уже было сказано, деяния, создающие опасность причинения значительного имущественного ущерба, и угроза действий, указанных в ч.1 ст.205 УК РФ, не столь опасны, чтобы наказываться от восьми до двенадцати лет лишения свободы, как это предусмотрено в санкции ч.1 ст.205 УК РФ.

Во-вторых, в случаях, когда, совершая взрыв, поджог, иные террористические действия, лицо предвидит возможность или неизбежность наступления смерти многих граждан и желает этого (прямой умысел), но гибель людей не наступает по независящим от этого лица обстоятельствам, максимум санкций по ч.1 ст.205 УК РФ, наоборот, недостаточно.

Исключительная общественная опасность террористического акта определяется тем, что при этом деянии совершаются убийства многих людей. Тем не менее, самые распространенные и опасные формы террористического акта лишь приравниваются к убийству при отягчающих обстоятельствах (например, убийство с целью скрыть другое преступление влечет такое же наказание, как и взрыв пассажирского состава, повлекший гибель десятков, а то и сотен людей). [24]

Наиболее сложным представляется разграничение террористического акта с убийством лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга или совершенным общеопасным способом (п. «б», «е», ч.2 ст. 105 УК РФ).

Представляется, что разграничение составов в случаях, когда лишаются жизни лица, выполняющие свой служебный или общественный долг, следует искать в субъективной стороне содеянного, а именно – в цели совершаемых действий, создающих опасность гибели людей, в том числе путем взрыва, поджога и иных подобных действий.

Как уже отмечалось, при террористическом акте действия совершаются с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений органом власти. Взрыв, поджог и сопряженное с ними убийство человека используются как средство достижения таких целей и адресуются обществу в целом.

При убийстве, подпадающем под п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ, цель – отомстить за законно осуществляемую служебную или общественную деятельность конкретного человека – жертвы или его близких, либо воспрепятствовать этой законной деятельности. Выбор жертвы при террористическом акте не определен, т.е. ею может стать любое лицо, в том числе и любое из выполнявших свой служебный или общественный долг (случайная, «невинная» жертва).[25]

Террористический акт и другие преступления с признаками терроризирования следует отличать от политических и заказных убийств. Если убийство террористической направленности служит средством создания обстановки страха, напряженности и одновременно способом воздействия на третьих лиц, то политическое или заказное убийство без элементов терроризирования является способом решения каких-либо вопросов самим фактом его совершения; здесь нет необходимости в понуждении кого-то к чему-то, все разрешается в результате самого наступившего последствия.

Оценивая уголовно – правовое значение угрозы для квалификации конкретных действий как террористического акта, необходимо видеть различие между угрозой при террористическом акте и угрозой убийством или причинением тяжких телесных повреждений (ст.119), угрозой в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296), угрозой применения насилия в отношении представителя власти (ст. 318). Различия можно обнаружить как в характере самих действий, их масштабах, так и особенно в целях поступков.[26]

Определенные трудности вызывает и разграничение таких очень схожих по многим признакам преступлений, как террористический акт и бандитизм.

Бандитизм – это организация вооруженных банд с целью нападения на предприятия, организации либо отдельных лиц, а равно участие в таких бандах или совершаемых ими нападениях. Объектом бандитизма также является общественная безопасность.

Основными разграничивающими признаками этих преступлений выступают элементы объективной стороны и цели совершения преступлений.

Обязательный признак объективной стороны бандитизма – создание устойчивой, вооруженной группировки (банды) в целях нападения. При террористическом акте создание террористической группировки – лишь приготовление к квалифицированному терроризму, а террористический акт, совершенный организованной группой – квалифицированный терроризм.

Нападение – основное общественно опасное действие бандформирований. Террористический акт не связан с насилием над конкретными людьми и представителями государственных и общественных организаций, он, скорее, представляет собой «рассеянную» угрозу или опасность населению, обществу.

Вооруженность – обязательный признак бандитизма, в то время как при террористическом акте возможны действия, не связанные с наличием или применением оружия. Применение же огнестрельного оружия является квалифицирующим признаком террористического акта.

Все же главное различие состоит в целях этих преступлений. Целями бандитских нападений являются различные материальные интересы: завладение имуществом, оружием, наркотиками; запугивание и «обложение данью» предпринимателей и т.п.

Цель террористического акта – устрашение населения, оказание воздействия на властные органы для принятия ими решений, необходимых террористам, т.е. скорее это идеологические (как противоположность материальным) цели.[27]

Таким образом, по мнению ряда исследователей, конкретный состав террористического акта должен содержать совокупность следующих признаков:

1. Совершение или угроза совершения общеопасных действий;

2. Направленность этих действий на устрашение населения;

3. Наличие цели оказания влияния на принятие решения органами государственной власти, международной организацией, физическим или юридическим лицом или группой лиц.

Отсутствие хотя бы одного из указанных признаков должно свидетельствовать об отсутствии состава террористического акта, хотя бы деяние по многим показателям и было сходно с террористическим актом.[28]

Глава 3 Уголовно-правовая характеристика посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ)

В результате изменений и дополнений, внесенных в уголовное законодательство в 2006 г., из диспозиции ст. 277 УК исключено заключенное в скобки название деяния – “террористический акт”, в остальной части диспозиция статьи не изменилась.

Данное преступление представляет собой индивидуально направленный террористический акт. Его объектами являются конституционные основы политической системы в РФ и жизнь человека (двухобъектное преступление). Потерпевшими при террористическом акте могут быть две категории граждан — государственные и общественные деятели.

Государственные деятели — это лица, занимающие высокое положение в системе государственной власти прежде всего федерального уровня, а также субъектов Федерации, чьи служебные функции носят явно выраженный политический характер. К государственным деятелям относятся Президент РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства РФ, судьи Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда, Генеральный прокурор РФ, руководители органов власти субъектов Федерации и другие высокопоставленные лица, в частности, занимающие государственные должности категории «А». Законодатель не установил нижней границы понятий государственного и общественного деятеля, оставив этот вопрос предметом толкования. Как представляется, определяющим здесь является не столько должностное или общественное положение лица, сколько политический характер его служебных функций и смысл посягательства, заключающийся в целях (мотиве) данного преступления.

Общественные деятели — руководители и видные функционеры политических партий, других общественных объединений, массовых движений, профессиональных, религиозных организаций, иных общественных объединений федерального или регионального значения. К общественным деятелям по функционально-политическому признаку могут быть отнесены широко известные, влиятельные в обществе представители средств массовой информации, культуры, науки, образования.

Расправа с членами семьи и близкими государственного или общественного деятеля, уничтожение или повреждение его имущества независимо от мотивов и целей деяния не относится к террористическому акту по ст. 277 УК. Такие деяния квалифицируются самостоятельно.

Объективную сторону террористического акта образует посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, которое охватывает убийство и покушение на него.

Преступление считается оконченным с момента совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. Причинение ему смерти охватывается тем же составом и дополнительной квалификации не требует (формально-материальный состав).

Субъективная сторона террористического акта характеризуется виной в виде прямого умысла и специальной целью (либо мотивом). Лицо осознает, что посягает на жизнь государственного или общественного деятеля, предвидит возможность или неизбежность причинения ему смерти и желает ее наступления.

Если умысел лица был направлен не на убийство потерпевшего, а, например, на причинение тяжкого вреда его здоровью, то состава террористического акта, независимо от целей и мотивов деяния, не будет. Такое посягательство квалифицируется по ст. 111 УК.

Обязательные признаки состава террористического акта — цель прекращения государственной или иной политической деятельности потерпевшего либо мотив мести за такую деятельность.

Цель прекращения государственной или иной политической деятельности потерпевшего подчеркивает политической характер посягательства. Государственную или общественную деятельность потерпевшего террорист стремится прекратить именно ввиду ее политического характера (содержания, направленности общественно-политической значимости). Подобное социальное содержание имеет и мотив мести за такую же прошлую деятельность.

Если расправа с потерпевшим учиняется в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга, а равно по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести, а также на почве сведения личных счетов, из ревности, корысти и т.п., то такое посягательство квалифицируется как преступление против личности (по ст. 105 или другим статьям УК в зависимости от направленности умысла).

Субъектами террористического акта по ст. 277 УК могут быть граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства, вменяемые, достигшие 16-летнего возраста. Подростки в возрасте от 14 до 16 лет несут ответственность по ст. 105 УК.

Опасность таких преступлений определяется тем, что посягательства на лиц, осуществляющих государственную или общественную деятельность, могут привести к дестабилизации политической обстановки в стране, обострить противоречия в политической сфере, негативно отразиться на международном положении страны и пр.

К лицам, осуществляющим государственную деятельность, относятся лица, наделенные законодательными, исполнительными, судебными или иными властными функциями в государственном аппарате, проводящие в жизнь политику государства. Это представители высшего руководства, члены правительства, руководители различных ведомств, депутаты и др. как федерального уровня, так и субъектов Федерации. Их принято называть государственными деятелями.

К числу лиц, осуществляющих общественную деятельность (общественные деятели), относятся руководители различных общественных организаций (например, профессиональных, религиозных), политических партий, массовых движений и иных общественных объединений. Представляется, что к таким лицам можно отнести и наиболее активных участников таких организаций и объединений. Сомнение вызывает предложение относить к таким лицам по функциональному признаку представителей средств массовой информации, культуры, науки, образования*(56). Как нам кажется, специально выделять лиц этих категорий вряд ли целесообразно, так как они могут подпадать под понятие “государственный деятель” либо “общественный деятель” в зависимости от осуществляемых функций в государственных органах либо общественных органах и объединениях.

В Уголовном кодексе 1960 г. предусматривалась ответственность за посягательство не только на государственного или общественного деятеля, но и на представителя власти (ст. 66), а также представителя иностранного государства (ст. 67).

Кодекс 1996 г. вполне обоснованно исключил указание на представителя власти, поскольку посягательства на таких лиц в зависимости от осуществляемых ими функций в системе государственной власти подпадают либо под признаки ст. 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), либо ст. 295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), либо ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа).

Что же касается посягательства на представителя иностранного государства с целью провокации войны или международных осложнений (ст. 67 УК 1960 г.), то такие действия подпадают под признаки ст. 360 (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой), в которой в качестве обязательного признака состава преступления предусмотрена цель – провокация войны или осложнение международных отношений.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК) осуществляется с целью прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт).

Объектом рассматриваемого преступления является прежде всего*(57) установленная конституцией РФ политическая система России. Однако это преступление посягает и на второй дополнительный, но обязательный объект – на жизнь государственного или общественного деятеля.

Потерпевшим в этих случаях является государственный или общественный деятель. Члены его семьи потерпевшими не признаются. посягательство на их жизнь, даже если оно связано с деятельностью указанных выше лиц, квалифицируются не по ст. 277 УК, а по иным статьям в зависимости от характера действия, последствий и других обстоятельств дела.

В социально-политическом смысле террористический акт представляет собой насильственный метод подавления политических противников и зачастую может являться составной частью более общего явления – терроризма (ст. 205 УК). Статья 277 УК по отношению к ст. 205 УК является специальной нормой, подлежащей преимущественному применению и предусматривающей ответственность за более опасное, нежели терроризм, преступление.

С объективной стороны террористический акт осуществляется путем посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, что предполагает как убийство, так и покушение на него. При покушении на указанного деятеля последнему может и не быть причинен вред, например, преступник стрелял и промахнулся. Лишение жизни, причинение вреда здоровью или непричинение по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, на квалификацию не влияет, но может учитываться при индивидуализации наказания. Таким образом, последствие не является обязательным признаком рассматриваемого преступления. Однако при лишении жизни или причинении вреда здоровью необходимо установить причинно-следственную связь между действиями виновного и смертью или причинением вреда здоровью.

Факультативные признаки объективной стороны преступления (способ, место, обстановка и пр.) в качестве обязательных признаков в ст. 277 УК не указаны. Однако наличие таких признаков может повлечь ответственность виновного по совокупности. Например, осуществление террористического акта в отношении определенного лица путем взрыва в месте скопления людей (митинги, собрания и пр.).

Террористический акт признается оконченным с момента либо причинения смерти, либо совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни государственного или общественного деятеля.

С субъективной стороны террористический акт совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что посягает на жизнь государственного или общественного деятеля, предвидит возможность или неизбежность лишения такого лица жизни и желает совершить такие действия, надеясь на наступление такого последствия, как смерть потерпевшего. Обязательным признаком объективной стороны является цель – либо прекращение государственной или иной политической деятельности, либо месть за такую деятельность. Наличие этих целей исключает возможности совершения преступления с косвенным умыслом.

Мотивы террористического акта различны (например, враждебное отношение к существующему строю, власти, к деятельности, осуществляемой государственным или общественным деятелем, националистические, религиозные). Они на квалификацию рассматриваемого преступления не влияют, но должны учитываться при назначении наказания.

В тех случаях, когда указанная в ст. 277 УК цель отсутствует и виновный посягает на жизнь государственного или общественного деятеля из корыстных, личных и тому подобных побуждений, содеянное должно квалифицироваться по иным статьям Кодекса в зависимости от направленности умысла, например, убийство или покушение на убийство в связи с осуществлением потерпевшим своего общественного долга (ч. 2. ст. 105 УК).

Субъектом террористического акта может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица от 14 до 16 лет, принимавшие участие в посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля, могут быть привлечены к ответственности по ст. 105 УК.

В случаях фактической ошибки, когда субъект убивает не государственного или общественного деятеля, а иное лицо (например, охранника, водителя), ответственность наступает по совокупности за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля и умышленное убийство иного лица.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля следует отличать от состава терроризма (ст. 205 УК). Разграничение этих преступлений должно проводиться по объекту (объектом терроризма является общественная безопасность, а террористического акта – основы конституционного строя), объективной стороне (терроризм осуществляется путем взрывов, поджогов или иных общеопасных действий, а терракт – путем посягательства на жизнь строго определенных законом лиц) и по субъективной стороне (терроризм осуществляется с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения, воздействия на принятие определенного решения органами власти, а террористический акт – с целью прекратить государственную либо общественную деятельность потерпевшего или отомстить ему за такую деятельность).

Террористический акт отнесен законодателем к числу особо тяжких преступлений, за совершение которого предусмотрена возможность определения судом пожизненного лишения свободы или смертной казни.

Ответственность за преступление, аналогичное рассмотренному, предусмотрена уголовным законодательством ряда зарубежных стран.

Так, весьма детально регламентирована ответственность за террористические акты в Уголовном кодексе Франции. В разд. II “О терроризме” в гл. 1. “О террористических актах” и гл. 2 “Особые положения” наказание дифференцируется в зависимости от характера действий. Под террористическим актом понимаются “умышленное посягательство на жизнь, умышленные посягательства на неприкосновенность человека, похищение или незаконное удержание человека в закрытом помещении” (ст. 421-1) и иные действия. состав террористического акта не ограничивается характером осуществляемой потерпевшим деятельности. Цель же этого деяния определяется как цель “серьезно нарушить общественный порядок путем запугивания или террора”. В целом же это преступление отнесено законодателем Франции к числу преступлений против нации, государства и общественного порядка.

В законодательстве некоторых стран хотя и не говорится о террористических актах, однако предусмотрена ответственность за посягательства на лиц, осуществляющих верховную власть. Например, в Испании предусмотрена ответственность за убийство Короля, Регента и других лиц (ст. 485 УК), в Польше – за посягательство на жизнь Президента Республики (ст. 134 УК), в Швеции – за нападение на Короля или члена Королевской семьи или Регента, правящего на месте Короля (ст. 2 гл. 18 УК). Преступления в этих случаях не ограничиваются указанием на какую-то специальную цель.

Ответственность за посягательство на жизнь Президента предусмотрена и в Уголовном кодексе Узбекистана (ст. 158). В этой же статье установлена ответственность за умышленное причинение телесного повреждения Президенту (ч. 2) и за публичное оскорбление или клевету в отношении Президента Республики (ч. 3).

В Уголовном кодексе Казахстана ч. 1 ст. 167 текстуально совпадает со ст. 277 Кодекса РФ, однако в ч. 2 говорится о тех же действиях, совершенных в отношении Президента Республики Казахстан.

В ст. 359 УК Белоруссии, предусматривающей ответственность за террористический акт, данный состав дополнен указанием на цель дестабилизации общественного порядка либо воздействия на принятие решений государственными органами.

Дополнительное указание на цель ослабления основ конституционного строя и безопасности государства содержится в ст. 310 УК Таджикистана.

Со ст. 277 УК РФ текстуально совпадает ст. 294 УК Кыргызстана.

В других странах террористический акт чаще всего предполагает применение того или иного насилия в отношении лиц, не облеченных специальными полномочиями, и относится к числу преступлений, посягающих на общественный порядок.

.

Заключение

Терроризм – это один из наиболее разрушительных для государства и общества элементов преступности. Он оказывает негативное воздействие развитие на другие структурные элементы преступности. Терроризм влияет не только на политические, экономические, социальные, морально-психологические, социокультурные процессы в обществе.

Современный терроризм обладает огромными финансовыми и экономическими возможностями, не контролируемыми ни государством, ни обществом. Он имеет собственную систему внутреннего управления и противодействия государству в интересах достижения политических, экономических и иных целей. Созданы боевые формирования, специфические силовые структуры, оснащенные современными материально-техническими средствами. Происходит сращивание терроризма с организованной преступностью. Для достижения своих целей, террористы используют финансовую подпитку, поставив на поток такие виды преступной деятельности, как продажа наркотиков, торговля оружием, работорговля и т.д. Террористические организации способны содержать специалистов различных сфер экономической и научной деятельности.[29]

Предупреждение терроризма представляет собой исключительно сложную задачу, поскольку это явление порождается многими социальными, политическими, психологическими, экономическими, историческими и иными причинами. Следовательно, такие причины и должны быть объектом профилактического вмешательства, но сделать это совсем не просто, поскольку значительная часть названных причин связана с обладанием государственной властью и ее захватом, распределением собственности, торжеством «своей» идеологии, изменением национальной или социальной структуры общества и т.д. При всем этом терроризм, как отмечалось выше, неискореним, поскольку является разновидностью извечного и неумирающего спутника человечества – убийства.

Собственно, вопрос вовсе и не стоит о полном уничтожении терроризма в мире, особенно если иметь в виду его самые разнообразные проявления. Цивилизованное общество должно стремиться к тому, чтобы не давать ему распространяться и вовремя выявлять террористическую угрозу.[30]

В ходе проведенного исследования, мною были полностью выполнены цель и задачи, поставленные во введении, а именно: рассмотрены объективные, субъективные признаки террористического акта; указаны квалифицирующие признаки террористического акта; выяснены проблемы квалификации террористического акта, с указанием на недостатки уголовного законодательства регулирующего борьбу с терроризмом.

Предупреждение терроризма должно осуществляться одновременно в нескольких направлениях:

1) воздействие на основные, даже глобальные явления и процессы в обществе, обладающие террористическим эффектом. Данное направление можно назвать стратегическим, и было бы естественно, если бы ему предшествовало бы долгосрочное и даже сверхдолгосрочное прогнозирование наиболее значительной террористической активности с определением их возможных субъектов;

2) выявление и предотвращение террористических актов, которые могли бы быть совершены в недалеком будущем или даже в ближайшее время. Это предполагает выявление субъектов и объектов терроризма, его причин, способов и иных обстоятельств;

3) пресечение совершающегося терроризма и террористических актов в отношении государственных и общественных деятелей, задержание виновных и предание их суду. Чрезвычайно важно наказание не только рядовых исполнителей и пособников, но и организаторов и вдохновителей террора, что, как известно, очень трудно;

4) предупреждение, предотвращение и пресечение таких сходных с терроризмом преступлений, как захват заложников, геноцид, диверсия, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, и т.д.

Особое место в деятельности государственных и общественных организаций по борьбе с терроризмом принадлежит международным организациям, а также координации усилий разных стран в предупреждении и пресечении этого зла.

Помимо названных направлений борьбы с таким явлением как терроризм необходимо бороться с этим злом как можно эффективнее и на законодательном уровне, улучшать и углублять законодательство регулирующее борьбу с терроризмом, устанавливающее за него ответственность.[31]

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации, 1993 // ИПС КонсультантПлюс, 2009.

2. Уголовный кодекс РФ по состоянию на 24.07.2009 г. // ИПС КонсультантПлюс, 2009.

3. Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» № 130-ФЗ от 25.07.98. // ИПС КонсультантПлюс, 2009.

4. О ратификации конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и протокола о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе // Собрание законодательства РФ. 2001. №11. Ст. 999.

5. Асильдаров А.Ч. Правовое государство: проблемы противодействия терроризму // Российский следователь, 2008, N 21.

6. Авдеев Ю. И., Особенности современного международного терроризма и некоторые правовые проблемы борьбы с ним // http://www.waaf.ru/3x.htm

7. Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М. 2000.

8. Антитеррор. Адекватна ли правовая база. М.Р.Киреев // Журнал российского права, 2002, №1

9. Гаврилин Ю.В., Смирнов Л.В. Современный терроризм: сущность, типология, проблемы противодействия. М., 2003.

10. Гаджиэменов Б. А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы похищения человека: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. – М., 2000;

11. Гушер А.И. «Проблема терроризма на рубеже третьего тысячелетия новой эры человечества». 2002 г.

12. Даньшин И.Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. Харьков. 1971.

13. Емельянов В.П. «Терроризм как деяние и состав преступления». Харьков, 2002

14. Замковой З. Ильчиков В.Г. Терроризм глобальная проблема современности. М. 2005.

15. Исаева Т. Российское законодательство о противодействии терроризму второй половины XIX века // Законность”, 2007, N 7

16. Ляхов Е.Г., Попов А.В. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. Монография. Ростов-на-Дону. 2000.

17. Колоколов Н.А. Терроризм не для присяжных //
ЭЖ-Юрист”, 2009, N 35

18. Мальцев В.В. Терроризм: проблема уголовно-правового регулирования. М.2004.

19. Морозов Г.И. Терроризм – преступление против человечества. М.2006.

20. Мусаелян М.Ф.Понятие “терроризм” и его соотношение с понятиями “террор” и “террористический акт” // Журнал российского права”, 2009, N 1.

21. Назаркин М.В. Криминологическая характеристика и предупреждение терроризма. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. М. 2003.

22. Нетаньяху Б. Война с терроризмом: как демократии могут нанести поражение сети международного терроризма. / пер. с англ. – М., Альпина Паблишер, 2002.

23. Наумов А.В. «Российское уголовное право». М., 2009 г.

24. Об основных направлениях борьбы с терроризмом. И. Хлебников // Власть, 2003, №12

25. Проблемы уголовно-правовой борьбы с терроризмом. В.П. Емельянов // Государство и право, 2003, №3

26. Правовые основы борьбы с терроризмом. И. Трунов // Уголовное право, 2004, №4

27. Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М. 2004.

28. Темираев А.В. О состоянии и проблемах совершенствования конституционно-правового регулирования противодействия терроризму в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право”, 2009, N 14

29. Тришева А. Преступление террористического характера // Законность, 2008, N 8, С. 28-30.

30. Терроризм: проблема уголовно-правового урегулирования. В.В. Мальцев // Государство и право, 1998, №8.

31. Уголовное преследование терроризма: Монография” / Бурковская В.А., Маркина Е.А., Мельник В.В., Решетова Н.Ю.,- М.: Юрайт, 2008, 123 с.

32. Чуфаровский Ю.В. Терроризм – глобальная проблема современности. М.2005.

33. Щебляков Е.С.Содержание понятия “терроризм” и необходимость закрепления в законодательстве характерных признаков терроризма // Современное право”, 2008, N 12

[1] Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М. 2000.

[2] ФЗ «О борьбе с терроризмом» №130-ФЗ от 25.07.98. Принят Государственной Думой РФ 03.07.98 // Собрание законодательства РФ. 1998. №31. Ст. 3808.

[3] Тришева А. Преступление террористического характера // Законность, 2008, N 8, С. 28-30.

[4] Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М. 2004.

[5] Гаврилин Ю.В., Смирнов Л.В. Современный терроризм: сущность, типология, проблемы противодействия. М., 2003.

[6] Мальцев В.В. Терроризм: проблема уголовно-правового регулирования. М.2004.

[7] Даньшин И.Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. Харьков. 1971.

[8] Чуфаровский Ю.В. Терроризм – глобальная проблема современности. М.2005.

[9] Емельянов В.П. «Терроризм как деяние и состав преступления». Харьков, 2002

[10] Емельянов В.П. «Терроризм как деяние и состав преступления». Харьков, 2002

[11] Терроризм: проблема уголовно-правового урегулирования. В.В. Мальцев // Государство и право, 1998, №8.

[12] Там же.

[13] Гушер А.И. «Проблема терроризма на рубеже третьего тысячелетия новой эры человечества». 2002 г.

[14] Антитеррор. Адекватна ли правовая база. М.Р.Киреев // Журнал российского права, 2002, №1

[15] Об основных направлениях борьбы с терроризмом. И. Хлебников // Власть, 2003, №12

[16] Наумов А.В. «Российское уголовное право». М., 2002 г.

[17] Конституция Российской Федерации. Сборник законов Российской Федерации. ЗАО «Славянский дом книги», М., 1998

[18] Там же.

[19] Гушер А.И. «Проблема терроризма на рубеже третьего тысячелетия новой эры человечества». 2002.

[20] Проблемы уголовно-правовой борьбы с терроризмом. В.П. Емельянов // Государство и право, 2003, №3

[21] Гушер А.И. «Проблема терроризма на рубеже третьего тысячелетия новой эры человечества». 2002.

[22] Гушер А.И. «Проблема терроризма на рубеже третьего тысячелетия новой эры человечества». 2002.

[23] Правовые основы борьбы с терроризмом. И. Трунов // Уголовное право, 2004, №4

[24] Правовые основы борьбы с терроризмом. И. Трунов // Уголовное право, 2004, №4

[25] Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 2004.

[26] Там же.

[27] Замковой З. Ильчиков В.Г. Терроризм глобальная проблема современности. М. 2005.

[28] Назаркин М.В. Криминологическая характеристика и предупреждение терроризма. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. М. 2003.

[29] Ляхов Е.Г., Попов А.В. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. Монография. Ростов-на-Дону. 2000.

[30] Нетаньяху Б. Война с терроризмом: как демократии могут нанести поражение сети международного терроризма. / пер. с англ. – М., Альпина Паблишер, 2002.

[31] Авдеев Ю. И., Особенности современного международного терроризма и некоторые правовые проблемы борьбы с ним // http://www.waaf.ru/3x.htm

Похожие рефераты:

Терроризм как социальное и правовое явление

Терроризм – война XXI века

Уголовный кодекс Российской Федерации

Терроризм

Понятие убийства по российскому уголовному праву

Ответственность за преступления террористической направленности по уголовному российскому законодательству

Конспект по Особенной части уголовного права РФ

Основы уголовно-правовой борьбы с терроризмом

Особенности терроризма как уголовного преступления

Освобождение от уголовной ответсвенности и от наказания

Уголовно-правовая характеристика терроризма

Детерминация и предупреждение преступности среди персонала органов внутренних дел Украины

Уголовно-правовой анализ террористического акта

Правовая характеристика государственных преступлений

Социально-правовая характеристика терроризма

Уголовная ответственность за терроризм

Террористический акт: проблемы квалификации

Конфискация имущества

Терроризм и уголовная политика


Об ответственности за совершение правонарушения террористического характера. Разъясняет аппарат прокуратуры области

25.06.2020г.

Разъясняет помощник прокурора области по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму А.Н.Елисеев.  

Терроризм – идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Террористическая деятельность включает в себя:

-организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта;

-подстрекательство к террористическому акту;  организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре; – вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;

-информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта;  пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.

В целях противодействия террористической угрозе в Российской Федерации запрещаются создание и деятельность организаций, цели или действия которых направлены на пропаганду, оправдание и поддержку терроризма или совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 205 – 206, 208, 211, 220, 221, 277 – 280, 282.1 – 282,3, 360, 361 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ).

В современных условиях распространение получили следующие преступления террористического характера: ст. 205 УК РФ террористический акт, ст. 205.1 УК РФ – содействие террористической деятельности, ст. 205.2 УК РФ – публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, ст. 205.3 УК РФ — прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности, ст. 205.4 УК РФ организация террористического сообщества и участие в нем, ст.205.5 УК РФ организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации, ст.205.6 УК РФ — несообщение о преступлении, ст. 206 УК РФ – захват заложника, ст. 208 УК РФ организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, ст. 211 УК РФ – угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, ст.277 УК РФ – посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, ст. 278 УК РФ насильственный захват власти или насильственное удержание власти, ст. 279 УК РФ – вооруженный мятеж.

Законодательством Российской Федерации ответственность за террористическую деятельность установлена как для граждан, так и для организаций.

Организация признается террористической и подлежит ликвидации (ее деятельность – запрещению) по решению суда на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему прокурора в случае, если от имени или в интересах организации осуществляются организация, подготовка и совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 205 – 206, 208, 211, 220, 221, 277 – 280, 282.1 – 2823, 360, 361 УК РФ, а также в случае, если указанные действия осуществляет лицо, которое контролирует реализацию организацией ее прав и обязанностей. Решение суда о ликвидации организации (запрете ее деятельности) распространяется на региональные и другие структурные подразделения организации. Террористической организацией, деятельность которой подлежит запрещению (а при наличии организационно-правовой формы – ликвидации), также признается террористическое сообщество в случае вступления в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу в отношении лица за создание сообщества, предусмотренного ст. 205.4 УК РФ, за руководство этим сообществом или участие в нем.

Крайним и наиболее опасным проявлением террористической деятельности остается совершение террористического акта, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Вред, причиненный в результате террористического акта, включая моральный вред, возмещается в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о гражданском судопроизводстве, за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества. На требование о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта жизни или здоровью граждан, исковая давность не распространяется. Срок исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате террористического акта, устанавливается в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления террористического характера.



2021 Онлайн-программа по международному уголовному праву и международно-правовым подходам к терроризму

Американский университет Вашингтонский юридический колледж

Американский университет Вашингтонский юридический колледж (WCL) был основан в 1896 году Эллен Спенсер Масси и Эммой М. Джиллетт, которые основали школу совместного обучения, чтобы женщины и мужчины имели возможность изучать право. WCL стал одной из ведущих юридических школ США.С. в области международного права. Он является членом Ассоциации американских юридических школ и одобрен Американской ассоциацией юристов.

The T.M.C. Институт Ассера

T.M.C. Asser Institute – известный исследовательский институт в области международного права. Благодаря своим связям с Амстердамским университетом и другими голландскими учебными центрами, Институт Ассера функционирует как межуниверситетский центр знаний и исследований. Сферы исследований Института включают международное частное и публичное право, европейское право, международный коммерческий арбитраж и другие смежные области, такие как международное гуманитарное право.Важным компонентом целей Института является развитие молодых талантов, в том числе предоставление перспективным молодым юристам возможности получить степень доктора философии. исследования в институте.

Американский университет Вашингтонский юридический колледж T.M.C. Asser Institute
узнать больше о:

Профессор Сусана СаКоуто будет работать в качестве преподавателя WCL Гаагской программы в 2020 году. Помимо преподавателей WCL, в число инструкторов входят судьи, прокуроры и другие сотрудники Международного Суда (ICJ), Международного уголовного суда (ICC), ООН. Международный остаточный механизм для международных уголовных трибуналов (MICT), Специального трибунала по Ливану (STL), специальных палат Косово (KSC), Апелляционного суда Нидерландов (DCA) и других организаций.Среди бывших приглашенных лекторов:

  • Е.П. судья Кимберли Прост , судья Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ)
  • Матиас Маркуссен , старший судебный поверенный МТБЮ
  • Его Превосходительство судья Ханс-Петер Каул , вице-президент МУС
  • Хелен Уокер , советник по международному сотрудничеству, прокуратура, ICC
  • Стефан Бургон , бывший президент Ассоциации адвокатов защиты, практикующих перед МТБЮ
  • Е.П. судья Тереза ​​Доэрти , судья Специального суда по Сьерра-Леоне
  • Гилберт Битти , руководитель отделения по делам потерпевших МУС
  • Е.П. судья Фаусто Покар , судья и бывший председатель МТБЮ
  • Его Превосходительство судья Рене Блаттманн, Судья ICC
  • Е.П. судья Беннуна , судья Международного суда
  • Норман Фаррелл, Прокурор STL
  • Ее Превосходительство судья Кристина ван ден Вингаерт, Судья KSC
  • Его Превосходительство судья Говард Моррисон, Судья ICC
  • Грегори Таунсенд, ранее работал в MICT, STL, ICTY и Международном уголовном трибунале по Руанде

Курсы

Академический компонент Программы состоит из двух курсов по 3 кредита.

LAW 906-E001: Международное уголовное право: в поисках ответственности предоставит введение в международное уголовное право и исследует различные способы, с помощью которых национальные, интернациональные и международные суды и трибуналы пытались обеспечить уголовную ответственность за серьезные нарушения прав человека и гуманитарного права. На курсе также будет изучена роль государств, их обязательства по международному праву и препятствия, с которыми они сталкиваются при привлечении к ответственности виновных в международных преступлениях.

ЗАКОН 907-E001: Международно-правовые подходы к терроризму в 21 веке исследует меры по борьбе с терроризмом с точки зрения международного и сравнительного права и рассмотрит взаимосвязь между этими мерами и обязательствами государств в соответствии с международными стандартами в области прав человека. и гуманитарное право. Курс исследует статус различных международных игроков в соответствии с международным правом и рассматривает такие вопросы, как: Каково определение терроризма? Разрешено ли применение силы в ответ на террористические акты международным правом? В достаточной ли мере международное право способно противостоять «войне с террором»?

Все классы будут вестись на английском языке.Каждое занятие проводится практиками и / или экспертами в данной области, включая судей, прокуроров и другой персонал из ICJ, ICC, MICT, KSC, DCA и других организаций. Преподаватели WCL проводят еженедельные обзорные сессии на протяжении всей программы.

Ожидается, что студенты завершат назначенные чтения, будут регулярно участвовать во всех запланированных занятиях и мероприятиях и успешно сдают заключительный письменный экзамен по каждому курсу. Оценка курса будет основываться на посещаемости, участии и итоговой оценке за экзамен.

Структура программы

  • Международное уголовное право: в поисках ответственности (Закон-906-E001) будет действовать в течение первых двух недель программы.
  • «Международно-правовые подходы к терроризму» (Закон-907-E001) будет запущен в течение вторых двух недель программы.
  • После программы будет период чтения, а на выходных – период экзамена. Студенты могут сдать экзамены в любой момент в течение экзаменационного периода.
  • Точные даты будут объявлены в начале января 2021 года.

Кредиты

Ожидается, что

участников программы заработают шесть кредитов за два курса. Кандидатам, которые намереваются перевести баллы, следует узнать о политике их юридического факультета по этому вопросу. Кандидаты должны знать, что участие в программе вряд ли ускорит выпуск студентов очного отделения.

Программа включает виртуальные визиты в международные трибуналы и юридические учреждения, где студенты имеют возможность узнать об учреждениях, вошедших в историю международного уголовного права, и правовых подходах к терроризму сегодня.

Программа также включает в себя сетевую панель с выпускниками WCL и другими практикующими специалистами, которые сейчас работают в Гааге, которые могут служить ценным ресурсом для студентов при поиске работы и стажировки. Институт Ассера также будет предлагать виртуальные межкультурные занятия со своими сотрудниками, чтобы познакомить студентов с Институтом и жизнью в Гааге.

У WCRO и Asser есть возможности помощника исследователя после программы. Кроме того, сотрудники программы могут работать со студентами на индивидуальной основе для достижения их карьерных целей.

Зачисление на программу осуществляется в порядке очереди.

студентов WCL должны следовать инструкциям на веб-странице регистратора WCL, чтобы записаться на оба курса.

Приглашенные студенты должны использовать эту форму, чтобы подать заявку на участие в программе. Обратите внимание, что для рассмотрения заявки необходимо приложить письмо о хорошей репутации от их декана или регистратора.

Вопросы следует направлять на hagueprogram @ wcl.american.edu.

Право на участие

  • Кандидаты в докторантуру, работающие полный и неполный рабочий день, завершившие первый год обучения к маю 2021 года
  • Кандидаты на соискание ученой степени в области права (LL.M., S.J.D.)
  • Выпускники JD
  • Аспиранты по другим дисциплинам могут иметь право на участие. Директор программы будет определять их право на участие в индивидуальном порядке.

Приглашенные студенты-соискатели должны быть зачислены в аккредитованный университет или юридический институт с хорошей репутацией и получить разрешение на посещение WCL, что подтверждается письмом о хорошей репутации и разрешением на посещение, которое должно быть подано вместе с заявлением (письмо о хорошей репутации не необходимо для студентов WCL).

Стоимость обучения по программе на 2021 год эквивалентна стоимости шести (6) кредитов юридической школы (12 594 доллара США).

Все студенты, не являющиеся студентами WCL, которые отправят консорциумное соглашение в WCL: перед подачей документов обязательно укажите название конкретной программы и контактный адрес электронной почты в соглашении.

Пожалуйста, посетите веб-сайт финансовой помощи WCL для получения дополнительной информации о стоимости посещения летом.


2021 Гаагская летняя сертификационная программа

Участники, не ищущие кредит, получат сертификат об окончании после успешного завершения программы. Если вы студент юридического факультета или практикующий юрист, заинтересованный в варианте без кредита, отправьте электронное письмо по адресу [email protected] для получения регистрационной информации.

Обычная плата за один курс составляет 3 050 долларов, а плата за оба курса – 4 125 долларов.

выпускников AUWCL имеют право на специальную ставку в 2140 долларов за один курс или 2880 долларов за оба курса.

Члены неправительственных организаций, академических институтов и правительства также имеют право на получение сертификата по специальной ставке при подтверждении работы. По этой ставке плата за один курс составляет 2285 долларов, а плата за оба курса – 3090 долларов.

Политика отмены

Программа оставляет за собой право отменить ее в любое время из-за недостаточной регистрации или по другой уважительной причине. В случае отмены студенты будут уведомлены по электронной почте.

Жилье и поддержка инвалидов

Студентам, желающим получить жилье или поддержку по инвалидности, рекомендуется обратиться к веб-сайту Управления по делам студентов для получения ресурсов и контактной информации.

% PDF-1.6 % 1 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 3 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 5 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 7 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 9 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 11 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 13 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 15 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 17 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 19 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 21 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 23 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 25 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 27 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 29 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 33 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 35 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 37 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 39 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 41 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 43 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 45 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 47 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 49 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 51 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 53 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 55 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 57 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 59 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 61 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 63 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 65 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 67 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 69 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 71 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 73 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 75 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 77 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 79 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 81 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 83 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 85 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 87 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 89 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 91 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 93 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 95 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 97 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 99 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 101 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 103 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 105 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 107 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 109 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 111 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 113 0 obj> поток Hbd`ab`ddwuv + * – LO- Мф! Wѯ_ ֬ rfΜ9 w7.~> P = ДҤ̔Ģb = & FF & f>? B: №: KD

Международный закон о правах человека и терроризме LLM

Комиссия

Сборы

Мы устанавливаем наши сборы на годовой основе, и 2022/23 вступительные взносы еще не установлены.

Университет не будет увеличивать плату за обучение, взимаемую с вас в течение учебного года.

Если вы учитесь по программе продолжительностью более одного года, плата за обучение в последующие годы вашей программы, вероятно, будет увеличиваться с каждым годом.Как устанавливаются ставки платы за обучение для продолжающихся студентов. размер оплаты варьируется в зависимости от «статуса оплаты» отдельного лица, как указано на наших веб-страницах с тарифами.

Сборы для заявителей из ЕС

Правительство Великобритании объявило, что студенты, которые начнут обучение в 2021 году, больше не будут иметь право на получение того же статуса оплаты и права на финансовую поддержку, что и студенты из Великобритании. Этот также распространяется на тех, кто отложил въезд до 2021 года.Ланкастерский университет подтвердил, что студенты из стран-членов ЕС в 2021-22 годах и позже будут платить за обучение в размере другие студенты, не являющиеся британцами.

Для чего нужна плата за обучение?

Учеба в британском университете означает, что вам нужно платить ежегодную плату за обучение, который покрывает расходы, связанные с обучением, экзаменами, оценкой и выпуском.

Размер комиссии зависит от того, являетесь ли вы гражданином Великобритании или другой страны. студент. С иностранных студентов взимается пропорциональная плата за период обучения менее года.

Наша годовая плата за обучение установлена ​​на 12-месячную сессию, который обычно длится с октября по сентябрь следующего года.

Как Ланкастер устанавливает плату за обучение за границей?

Сборы за рубежом, наряду со всеми другими источниками дохода, позволяют университету поддерживать свои возможности. по спектру деятельности и услуг.Ежегодно Финансовый комитет Университета рассматривает рекомендации по увеличению платы за обучение, предлагаемые для всех категорий студентов, с учетом учитывать ряд факторов, включая прогнозируемую инфляцию затрат для университета, сравнения с другие высококачественные учреждения и внешние финансовые факторы, такие как прогнозируемый обменный курс движения.

Какая поддержка предоставляется на оплату обучения?

Приоритетом Lancaster University является поддержка каждого студента в получении максимальной отдачи от своего образования.Многие из наших студентов каждый год будут иметь право на стипендии или стипендии для покрытия расходов на обучение. гонорары и / или расходы на проживание. Вы можете узнать больше о финансовой поддержке, стипендиях и наградах. для обучения в аспирантуре на нашем сайте.

Дополнительные расходы на курс и информация

Могут возникнуть дополнительные расходы, связанные с вашим курсом на такие предметы, как книги, канцелярские товары, печать, ксерокопирование, переплет и общие расходы на поездки и посещения.После учебы вы можете необходимо оплатить подписку на профессиональную организацию для некоторых выбранных профессий.

Конкретные дополнительные расходы на обучение в Ланкастере указаны ниже.

Стоимость обучения в колледже

Ланкастер гордится тем, что является одним из немногих британских университетов с университетской системой обучения. Мы всего девять колледжей, и каждый аспирант входит в аспирантуру, независимо от того, вы живете в университетском городке или предпочитаете добираться на работу.Все студенты платят небольшой членский взнос в колледж, который поддерживает проведение мероприятий и мероприятий колледжа. После того, как вы были приняты в В аспирантуре вы получите подтверждение и вам потребуется оплатить членский взнос в колледж.

Для студентов, начинающих в 2020 году, плата составляет 15 фунтов стерлингов для студентов, обучающихся на однолетних курсах, и 40 фунтов стерлингов для исследований. студенты. Сборы для студентов с 2021 года еще не установлены.

Компьютерное оборудование и доступ в Интернет

Для поддержки учебы вам также потребуется доступ к компьютеру и надежный Интернет. доступ. Вы сможете получить доступ к ряду программного обеспечения и услуг с Windows, Mac, Устройство Chromebook или Linux. Для некоторых программ на получение степени вам может потребоваться определенное устройство, или мы может предоставить вам ноутбук и соответствующее программное обеспечение – подробности о котором будут доступны на соответствующие страницы программы.Посвященный Доступна служба поддержки ИТ в случае каких-либо проблем.

Университет предоставляет ограниченные финансовая поддержка чтобы помочь студентам, у которых нет необходимого ИТ-оборудования или поддержки широкополосного доступа.

Пора Конгрессу сделать внутренний терроризм федеральным преступлением

27 октября Роберт Бауэрс совершил нападение на синагогу «Древо жизни» в Питтсбурге, штат Пенсильвания., убив 11 верующих и ранив многих других. В федеральном обвинительном заключении против Бауэрса ему предъявлено несколько обвинений в создании препятствий с применением силы и угрозы применения силы «свободному исповеданию религиозных убеждений», что привело к смерти и телесным повреждениям, а также в использовании опасного оружия и попытках убийства. Эти обвинения предъявлены в соответствии с рядом федеральных законов о преступлениях на почве ненависти, которые были впервые приняты в 1968 году и с тех пор периодически изменяются. Некоторые из этих преступлений предусматривают максимальное наказание по закону: смертную казнь.Но они не могут привлечь Роберта Бауэрса к ответственности за то, что он на самом деле сделал: совершил преступления внутреннего терроризма.

Bowers так же морально заслуживает ярлыка «террорист», как и исламистские экстремисты, которые прибегают к актам насилия для запугивания и принуждения. Этот ярлык имеет вес – он создает моральное равенство между внутренними террористами и международными террористами и сигнализирует американцам о том, что угроза экстремизма столь же значительна, когда она основана на внутриполитических, экономических, религиозных или социальных идеологиях, как и когда она основана. об исламистских экстремистских идеологиях.Это стало еще более важным, поскольку Соединенные Штаты сталкиваются с участившимися случаями насилия и угрозами насилия, совершаемыми от имени экстремистских правых идеологий. Нет хороших террористов, внутренних или международных. Пора Конгрессу объявить федеральным преступлением внутренний терроризм.

Недавно мне довелось говорить о внутреннем терроризме на саммите в Сент-Луисе в рамках проекта «Сообщества, преодолевая экстремизм: проект после Шарлоттсвилля» – национального проекта по наращиванию потенциала при широкой двухпартийной спонсорской поддержке, призванного привлечь руководителей штатов и местных властей и гражданское общество вместе, чтобы поделиться стратегиями борьбы с ростом ненависти и экстремистского насилия в нашей стране.Из комментариев тех, с кем я разговаривал после дискуссии, было ясно, что многие люди ранее не понимали разницы, по крайней мере, в соответствии с федеральным уголовным законодательством, между внутренним терроризмом и международным терроризмом. «Международный терроризм» определяется в Кодексе Соединенных Штатов как действия, которые: (1) «включают насильственные действия или действия, опасные для жизни человека», (2) нарушают федеральные уголовные законы или законы штата или совершают это, если бы они были совершены в юрисдикции Соединенные Штаты или любой штат, (3) кажутся намеренными «запугать или принуждать гражданское население», «повлиять на политику правительства путем запугивания принуждения» или «повлиять на поведение правительства путем массового уничтожения, убийства, или похищение »; и (4) «происходят в основном за пределами территориальной юрисдикции Соединенных Штатов или выходят за пределы национальных границ.«Внутренний терроризм», с другой стороны, определяется в Кодексе США точно так же, как , за исключением четвертого элемента. Внутренний терроризм происходит не в основном за пределами Соединенных Штатов или «за пределами национальных границ», а «в основном в пределах территориальной юрисдикции Соединенных Штатов».

Почему же тогда, спрашивали люди, исламистским экстремистам, которые совершают насильственные преступления в Соединенных Штатах с намерением запугать и принуждать – или которые просто посылают деньги или другую поддержку исламистским экстремистским группировкам, таким как Аль-Каида или Исламское государство, – предъявлены обвинения в преступления международного терроризма, в то время как антисемиты, такие как Роберт Бауэр, и сторонники превосходства белой расы, такие как Дилан Руф, убившие девять чернокожих прихожан в церкви Чарльстона, Южная Каролина в 2015 году, обвиняются в преступлениях на почве ненависти, но не в внутреннем терроризме? Причина двоякая.Во-первых, для лиц, совершающих свои преступления от имени определенной иностранной террористической организации (ИТО), такой как «Аль-Каида» или «Исламское государство», эти преступления считаются «выходящими за пределы национальных границ» и, таким образом, рассматриваются как преступления международного терроризма, даже если действия, которые являются основанием для преступлений, имеют место в Соединенных Штатах. Во-вторых, хотя Кодекс США содержит определений как международного, так и внутреннего терроризма, наиболее часто обвиняемые преступления терроризма, которые кодифицированы как в главе «Терроризм», относятся в первую очередь к международному терроризму.

Например, если бы стрелки из Сан-Бернардино Сайед Фарук и Ташфин Малик пережили свою клятву «баята» или верности лидеру Исламского государства, прежде чем использовать штурмовые винтовки, чтобы убить 14 человек и ранить многих других, они, вероятно, столкнулись бы с обвинения по целому ряду преступлений международного терроризма, включая оказание материальной поддержки определенному FTO, повлекшую за собой смерть, и метко названный «террористический акт, выходящий за пределы национальных границ». Но даже несмотря на то, что Роберт Бауэрс совершил поразительно похожее преступление с применением штурмовой винтовки и другого огнестрельного оружия, к его поведению не относится террористическое преступление.Если бы он применил бомбу, радиологическое рассеивающее устройство или ядерный материал, ему могли бы быть предъявлены обвинения в преступлении, указанном в главе «Терроризм» Кодекса США. Но использование огнестрельного оружия для убийства и ранения само по себе не является федеральным преступлением терроризма, если оно совершается с намерением запугать или принуждать к продвижению внутренних экстремистских целей, таких как превосходство белых, а не иностранных экстремистов, таких как исламистский джихад, продвигаемых FTO. .

Или представьте, как Джеймс Филдс использовал свою машину, чтобы врезаться в группу контрдемонстрантов на митинге «Объединяй правых» в августе 2017 года в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния., убив Хизер Хейер и сильно ранив многих. Использование транспортного средства для убийства или ранения не является террористическим преступлением на федеральном уровне, если оно совершено для поддержки внутренних экстремистских целей. Однако, если бы тот же самый акт был совершен кем-то, кто сделал это от имени Исламского Государства с намерением запугать и принуждать, он был бы привлечен к уголовной ответственности как преступление международного терроризма.

Кто-то может сказать, что нет необходимости в преступлении внутреннего терроризма для обеспечения адекватного наказания, и это, безусловно, правда.Как я уже писал ранее, многочисленные уголовные законы предусматривают существенное наказание для тех, кто совершает насильственные преступления во имя внутреннего экстремизма. Убийство является преступлением во всех 50 штатах и ​​карается пожизненным заключением или, в некоторых штатах, смертью; и преступления на почве ненависти, приведшие к смерти, такие как обвинения, предъявленные Роберту Бауэрсу и Джеймсу Филдсу и ранее предъявленные Дилану Руфу, наказываются пожизненным заключением или смертью. Но вы никогда не увидите слова «терроризм» в этих обвинительных заключениях; в приговоре не будет слова «терроризм»; и вы, как правило, не слышите, чтобы федеральные обвинители называли преступников террористами, по крайней мере, до вынесения приговора.

Могут ли прокуроры назвать предполагаемого преступника, такого как Роберт Бауэрс, террористом, даже если не считать федерального преступления в виде внутреннего терроризма? Возможно, но правонарушитель может затем пожаловаться в суд на то, что использование этого слова, если оно не подтверждается фактическими преступлениями, в которых обвиняется правонарушитель, несправедливо предвосхищает общественность и присяжных против него и делает невозможным справедливое судебное разбирательство. Многие прокуроры не пойдут на такой риск.

Есть решение этой проблемы: объявить федеральным преступлением внутренний терроризм.Такой статут не обязательно должен включать в себя обозначение внутренних террористических организаций – предложение, которое вызывает законные опасения злоупотребления властью со стороны правительства, направленного на непопулярные идеологии. Вместо этого он может наказывать совершение конкретно перечисленных насильственных преступлений, таких как убийство, похищение, нанесение увечий и нападение с применением опасного оружия, когда они совершаются с одним из намерений, уже перечисленных в определении внутреннего терроризма: «запугать или принуждать гражданское лицо. населения »,« чтобы повлиять на политику правительства путем запугивания или принуждения », или« чтобы повлиять на поведение правительства путем массового уничтожения, убийства или похищения людей.«Когда совершаются с одним из этих намерений, преступления внутреннего терроризма, хотя, возможно, и не выходят за пределы« национальных »границ, несомненно, выходят за пределы« государственных »границ. Это не просто местные преступления и не просто преступления на почве ненависти. Это террористические преступления, и пора признать это нашим федеральным уголовным кодексом.

Создание федерального преступления в виде внутреннего терроризма также противоречило бы широко распространенному, но неверному представлению о том, что федеральное правительство не заботится о внутреннем терроризме.Хотя я знаю за годы работы в Министерстве юстиции, что этот департамент и другие федеральные агентства, такие как Министерство внутренней безопасности и Федеральное бюро расследований, действительно обеспокоены внутренним терроризмом, нет никаких сомнений в том, что были выделены дополнительные федеральные ресурсы. на борьбу с угрозой международного терроризма после 11 сентября, чем на борьбу с внутренним терроризмом. И недавние данные показывают, что после 11 сентября инциденты внутреннего терроризма, приведшие к гибели людей здесь, на родине, происходят гораздо чаще, чем инциденты международного терроризма, приводящие к гибели людей.С введением в действие федерального закона о внутреннем терроризме потребуются больший бюджет и больше ресурсов для предотвращения атак, таких как нападение на синагогу «Древо жизни».

Это также обеспечило бы лучший учет и анализ данных. В соответствии с действующими руководящими указаниями Министерства юстиции каждое отдельное преступление, обвиняемое в соответствии с главой «Терроризм» Кодекса США, должно быть согласовано и одобрено отделом национальной безопасности министерства. Таким образом, Министерство юстиции имеет безупречный учет всех случаев судебного преследования международного терроризма.Но поскольку по этой главе преследуется сравнительно небольшое количество преступлений, связанных с внутренним терроризмом, у департамента отсутствуют исчерпывающие данные о случаях внутреннего терроризма по всей стране. Возможно, наиболее близкий набор данных основан на добровольных сообщениях о преступлениях на почве ненависти в ФБР от государственных и местных правоохранительных органов, которые серьезно занижают количество таких преступлений. Хотя принятие федерального закона о преступлении, связанном с внутренним терроризмом, не может полностью устранить эту проблему с отчетностью, оно не могло не помочь, кроме повышения точности данных и создания более эффективных стратегий борьбы с угрозой.

Некоторые могут опасаться, что это откроет дверь для усиления государственного надзора за домом во имя защиты от внутренних террористов. Но методы наблюдения, используемые в настоящее время для борьбы с международным терроризмом в соответствии с Законом о наблюдении за внешней разведкой, ограничиваются сбором внешней разведки и не могут использоваться исключительно для сбора внутренней разведки. Ведущиеся в настоящее время криминальные авторитеты – которые используются для расследования преступных банд, занимающихся торговлей наркотиками, эксплуатацией детей и торговлей людьми, а также преступлениями «белых воротничков», – способны расследовать преступления внутреннего терроризма без каких-либо дополнительных полномочий.В той степени, в которой использование этих существующих властей – повесток в суд, ордеров на обыск и ордеров Раздела III, например, – вызывает беспокойство при применении к расследованию внутреннего терроризма, это разумный разговор. Но давайте не будем продолжать применять двойные стандарты в нашем федеральном уголовном кодексе, наказывая исламистское экстремистское насилие как терроризм, а большую часть домашнего экстремистского насилия – как преступление на почве ненависти. Преступления, которые предположительно совершил Роберт Бауэрс, являются преступлениями терроризма, и они должны преследоваться в судебном порядке.

Терроризм, посредничество и мир | Магистр уголовного правосудия

CRJS 6002

Основы аспирантуры
Показать

Студенты этого курса знакомятся с Университетом Уолдена и требованиями для успешного участия в онлайн-учебной программе. Студенты работают над созданием основы для академического и профессионального успеха как ученый-практик и агент социальных изменений. Они оценивают взаимосвязь миссии и видения с профессиональными целями и разрабатывают программу обучения и стратегии для достижения успеха в Интернете.Студенты также изучают ресурсы, используемые на протяжении всей программы, такие как онлайн-библиотека Университета Уолдена. Студенты выполняют задания курса, направленные на практическое применение навыков профессионального письма, критического мышления и поощрения профессионального и академического превосходства.

(3 кр.)
CRJS 6137

Природа преступности и криминология
Показать

Студенты этого курса знакомятся с современными взглядами и теориями неадаптивного и преступного поведения.Они исследуют широкую концепцию преступного поведения с междисциплинарной точки зрения, а также теории и применение криминального профилирования. Студенты также изучают конкретные взгляды на преступное поведение, применимое к таким группам, как психопаты, серийные преступники и хищники, склонные к сексуальному насилию. В конце этого курса студенты получат понимание теорий и практик, которые лежат в основе области криминологии.

(5 кр.)
CRJS 6215

Споры в уголовном правосудии
Показать

Справедливость лежит в основе U.S. демократическая система, но противоположные точки зрения вокруг нее и внутри нее часто приводят к путанице в толковании закона и разработке политики по продвижению и обеспечению справедливости. В этом курсе студенты изучают события, которые существенно изменили то, как правовая система интерпретирует Конституцию США, Кодекс США и Патриотический акт США, например террористические акты 11 сентября 2001 года. Они узнают, как социальные и исторические изменения повлияли на изменили взгляды и вызвали дебаты о расширении прав правительства по сравнению с защитой личных гражданских прав и гражданских свобод.Посредством обсуждения со сверстниками, оценки современных статей и изучения дел Высшего курса студенты имеют возможность поразмышлять и потенциально расширить свои собственные мнения и взгляды на текущие дела уголовного правосудия в отношении вопросов правоохранительной деятельности, общественного мнения, разработки политики. , и этика.

(5 кр.)
CRJS 6216

Исследование уголовного правосудия
Показать

Уголовное правосудие включает в себя множество ролей и обязанностей, включая реагирование на жертвы, наказание или реабилитацию преступников, а также разработку законов и политики.Чтобы выполнять эти задачи эффективно и ответственно, с учетом текущих тенденций и этических соображений, специалистам в области уголовного правосудия необходимо понимать основные факторы, такие как коренные причины преступности и влияние преступности на сообщества. В этом курсе студенты изучают ряд исследовательских методологий, включая количественные и качественные методы, которые профессионалы используют для сбора данных и анализа тенденций в уголовном правосудии. Они изучают модели, показатели и инструменты, используемые для оценки программ и политики уголовного правосудия, а также оценивают сильные и слабые стороны методов исследования.Студенты также узнают об угрозах достоверности данных и рассматривают правовые и этические вопросы, связанные с методами исследования и оценки.

(5 кр.)
CRJS 6511

Особые группы населения
Показать

Студентам этого курса предоставляется углубленный анализ обращения с женщинами и цветными людьми как с профессионалами, сторонами в судебном процессе, потерпевшими и правонарушителями в системе уголовного правосудия. Учащиеся изучают системные результаты пересечения расы, класса, сексуальной ориентации и пола для этих групп, поскольку они связаны с социальной справедливостью и социальным неравенством.Благодаря критическому изучению показаний и анализу данных студенты узнают о сложности исторических отношений между этими группами и системой уголовного правосудия США и более широком социальном контексте.

(5 кр.)
CRJS 6203

Виктимология
Показать

Каковы отношения между жертвами и теми, кто совершает преступления против них, и как система уголовного правосудия защищает жертв преступлений и реагирует на них? В этом курсе студенты имеют возможность ответить на такие вопросы посредством всесторонней оценки виктимологии, относительно новой дисциплины в области уголовного правосудия.Учащиеся изучают модели и тенденции потерпевших и узнают, как жертвы взаимодействуют с полицией и правовой системой. Они также исследуют, как факторы класса, расы и сексуальной ориентации влияют на восприятие жертвы различными составляющими, включая общественность, судебную систему и СМИ. Студенты оценивают и обсуждают концепцию первичных и вторичных жертв и получают практическое представление о спектре услуг и ресурсов, доступных для всех типов жертв.

(5 кр.)
CRJS 6742

Конфликт, разрешение конфликтов и мир
Показать

В рамках этого курса студенты изучают конфликты, разрешение конфликтов и мир с психологической и социально-психологической точек зрения. Студенты изучают концепцию конфликта и методы его разрешения, включая управление, разрешение и трансформацию; теории, связанные с разрешением конфликтов; подходы к разрешению конфликтов, включая переговоры и вмешательство третьих сторон; и социально-психологические факторы, влияющие на конфликты и их разрешение.Они также рассматривают влияние культуры на конфликт и разрешение конфликтов; роль этики; неразрешимые и международные конфликты; понятие мира; и как сторонние подходы могут способствовать мирному процессу. Учащиеся применяют подходы к разрешению конфликтов на всех уровнях, от межличностного до тех, в которых участвуют целые нации.

(5 кр.)
CRJS 6743

Стратегии уголовного правосудия в отношении терроризма
Показать

По мере развития области уголовного правосудия для ее специалистов стало важным разрабатывать стратегии реагирования на терроризм.В этом курсе студенты будут изучать историю терроризма, чтобы понять исторические тенденции и мотивы. Они будут изучать спорные политики и практики, обсуждая проблемы с коллегами в дискуссионных форумах. Студенты рассмотрят внутренние и международные взгляды на терроризм, кризис с беженцами, неуправляемые районы и убежища. Они изучат киберпреступность и ее связь с терроризмом. Наконец, студенты изучат вопросы предотвращения терроризма.

(5 кр.)
CRJS 6741

Психология терроризма
Показать

Студенты этого курса изучают историю, философию, методы и меры противодействия террористическим угрозам общественной безопасности. Темы включают аспекты международного и внутреннего терроризма с акцентом на его корни, рассматриваемые с самых широких политических, социологических и культурных перспектив; факторы и катализаторы, связанные с явлениями терроризма, включая бедность, психологию (например,g., мотивационные факторы, антиобщественное поведение), социальная несправедливость, угнетение и религия; и влияние средств массовой информации и технологий на содействие террористической деятельности и противодействие ей.

(5 кр.)
CRJS 6910

Capstone: Этика уголовного правосудия и социальная справедливость
Показать

Этичное поведение – важный элемент лидерства. В этом курсе студенты изучают философию этики, а также ответственность и социальную справедливость – основные принципы государственной службы.Благодаря сочетанию основополагающих текстов и современных тематических исследований студенты исследуют сложные социальные, политические и этические проблемы, с которыми сталкиваются лидеры, стремясь удовлетворить потребности различных участников. Темы курса сосредоточены на этике и социальной справедливости, включая экономическое неравенство, политическую власть и социальные привилегии. Студенты анализируют текущие социальные тенденции, связанные с проблемами этической и социальной справедливости в мировом сообществе. На протяжении всего курса студенты оценивают возникающие или сохраняющиеся проблемы этической и социальной справедливости и дают рекомендации по решению конкретных дилемм.

(5 кр.)

Уголовное право | Академики | Программы обучения | Юридическая школа

Программа изучения уголовного права поможет подготовить студентов к участию в важной работе по упорядочиванию общества и защите уязвимых. Прокуроры и сотрудники правоохранительных органов, действуя от имени всего сообщества, отстаивают верховенство закона и достоинство жертв преступлений. Адвокаты защиты активно работают над тем, чтобы соблюдались как индивидуальные права, так и ограничения государственной власти.

В соответствии с высокими ставками, уголовное право осуществляется посредством сложных и строго регулируемых процессов в Соединенных Штатах, а в случаях, связанных с преступлениями против международного права, в международных трибуналах, таких как Международный уголовный суд. Студенты, заинтересованные в карьере в сфере уголовного правосудия, должны пройти ряд курсов и клинических предложений, направленных на развитие знаний и навыков, необходимых для успеха в судебном преследовании и защите по уголовным обвинениям.

Эти предложения включают лекции и семинары по (1) материальному уголовному праву и праву вынесения приговоров; (2) уголовный процесс и конституционные средства правовой защиты; (3) судебный процесс; и (4) социальная справедливость.

Студентам также предлагается участвовать в одной или нескольких клиниках или практиках, связанных с уголовным правосудием или связанными с этим вопросами.

Пожалуйста, изучите разделы ниже:

Во-первых, студенты должны пройти обязательный базовый курс уголовного права.Мы рекомендуем, чтобы перед прохождением дополнительных курсов по основному уголовному праву (то есть курсов, которые рассматривают правила, определяющие преступления и наказания) студенты прошли базовый обзорный курс по уголовному процессу, например, Конституционный уголовный процесс: судебное решение или Федеральный уголовный процесс. Эти курсы предназначены для ознакомления студентов с правилами, которым должно следовать правительство, чтобы обвинять, осуждать и наказывать лиц, подозреваемых в преступной деятельности.

Учитывая заметную и растущую роль, которую федеральный закон играет в усилиях по борьбе с серьезными преступлениями, такими как незаконный оборот наркотиков, коррупция и корпоративное мошенничество, мы также рекомендуем студентам изучить Федеральный уголовный закон, Федеральную уголовную практику, преступность с использованием белых воротничков или какую-либо комбинацию эти курсы.Хотя эти базовые курсы посвящены федеральному уголовному правоприменению, они также полезны для тех, кто намеревается практиковать в суде штата.

РАСШИРЕННЫЕ КУРСЫ

Студенты, заинтересованные в изучении преступлений против человечности или международного права в целом, могут пожелать пройти курс международного уголовного права и один или несколько связанных курсов. Такие связанные курсы будут включать международное право, введение в международные права человека и практику в области прав человека.Точно так же студенты с особыми интересами в вопросах национальной безопасности могут пройти курс «Правоприменение и вызов терроризма» или «Международное право и применение силы» (или и то, и другое), точно так же, как студенты, интересующиеся проблемами технологий или компьютерными преступлениями, могли бы пройти курс «Киберзакон», «Информационные технологии». Юриспруденция и смежные курсы.

Однако многим студентам не хватает конкретных областей, представляющих интерес в области уголовного права, особенно в начале их карьеры на юридическом факультете. Эти студенты должны рассматривать курсы, посвященные конкретным областям уголовного права, как возможности для изучения потенциальных областей интересов.

Студенты, которые хотят стать прокурорами, государственными защитниками или защитниками в суде штата, должны пройти ряд курсов, посвященных особым вопросам, которые, как правило, возникают в основном при уголовном преследовании штата. Эти курсы будут включать, например, ювенальное право и право и психическое здоровье.

Студентам, которые намереваются практиковать уголовное право в средних и крупных юридических фирмах, которые, как правило, представляют бизнес-клиентов, а не частных лиц, рекомендуется пройти курсы, связанные с мошенничеством и другими правонарушениями, которые обычно обвиняются в корпоративном уголовном преследовании.Ярким примером такого курса является «Преступление белых воротничков», в котором подробно рассматривается уголовная ответственность корпораций и корпоративных служащих за мошенничество с использованием почты и телеграфных сообщений и другие преступления «белых воротничков». Всем студентам, заинтересованным в работе по защите по уголовным делам в крупных юридических фирмах, рекомендуется изучить «Преступление белых воротничков» или Федеральный уголовный закон, который охватывает наиболее часто предъявляемые обвинения в мошенничестве. Другие соответствующие курсы для этих студентов будут включать такие курсы, как регулирование ценных бумаг, базовые бизнес-курсы, такие как бизнес-ассоциации, и, в зависимости от интересов студентов, специализированные курсы, такие как антимонопольное право или банковское право.

Хотя это может показаться нелогичным, мы рекомендуем студентам, которые думают о работе «белых воротничков» в более крупных фирмах и должности в федеральной прокуратуре, изучить административное право. В частности, на федеральном уровне все большее количество судебных преследований в корпоративном контексте основывается на нарушениях правил, положений и лицензий, выданных административными органами. Таким образом, прочное знание административного права будет полезно для тех, кто рассчитывает вести корпоративные уголовные дела на федеральном уровне.

Независимо от типа уголовной практики, которую студент намеревается продолжить после окончания учебы, вынесение приговора будет важным вопросом. Мы рекомендуем студентам пройти один или несколько курсов, которые познакомят их с важными и меняющимися законами и практикой, регулирующими вынесение приговоров осужденным преступникам.

Федеральное уголовное право и конституционное уголовно-процессуальное право: вынесение судебного решения – это примеры курсов, которые включают существенное освещение закона о вынесении приговора и федеральных конституционных требований, применимых к вынесению приговора.В свете текущего бюджетного давления, которое заставляет правительства штатов исследовать менее дорогостоящие альтернативы тюремному заключению, студенты, планирующие продолжить карьеру в сфере уголовного правосудия (и особенно те, кто интересуется политикой вынесения приговоров или академической карьерой в области уголовного правосудия), могут пожелать обратиться в систему уголовного правосудия. Политика – Восстановительное правосудие, семинар, который исследует восстановительное правосудие как альтернативу традиционным подходам к уголовному наказанию.

Что касается процедурной стороны, то после того, как учащиеся приобретут базовое представление о процессе предъявления и вынесения уголовных обвинений, мы рекомендуем им рассмотреть возможность применения конституционного уголовного судопроизводства: расследования, средства правовой защиты после вынесения приговора или и то, и другое.

Конституционный уголовный процесс: расследования исследуют сложные конституционные требования, которые применяются к различным средствам, с помощью которых прокуроры и сотрудники правоохранительных органов получают доказательства против подозреваемых в совершении уголовных преступлений, а также средства правовой защиты, которые доступны, когда правоохранительные органы нарушают конституционные ограничения на обыски, выемки и допросы. Средства правовой защиты после вынесения приговора рассматривают закон, регулирующий доступность федерального хабеас корпус и других средств правовой защиты после вынесения приговора, как средства, с помощью которых заключенные (и даже «вражеские комбатанты» в войне Америки против терроризма) могут оспаривать свое задержание.

Студенты, заинтересованные в более глубоком изучении имеющихся средств правовой защиты от нарушений уголовно-процессуальных прав, также могут пожелать изучить Гражданские права и конституционный закон II. Гражданские права рассматривают возмещение ущерба и другие средства правовой защиты, доступные в соответствии с федеральным законом в случае нарушения федеральных конституционных прав, включая права обвиняемых по уголовным делам. Конституционный закон II охватывает такие понятия, как равная защита и надлежащая правовая процедура, на которые часто ссылаются при уголовном преследовании.Это также углубляет знакомство студентов с конкурирующими методами и теориями конституционного толкования, что весьма полезно в уголовной практике, поскольку права обвиняемых по уголовным делам и другие вопросы уголовного судопроизводства обычно требуют конституционного толкования.

СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Наряду с курсами уголовного права и процесса студенты, заинтересованные в уголовном преследовании или защите, должны пройти как минимум два курса по судебному процессу.Большинство из этих курсов посвящено темам и навыкам, связанным с судебными процессами, в отличие от уголовного судопроизводства в частности. Единственное исключение – доказательства уголовного и судебно-медицинского характера. Студенты, которые хотят стать прокурорами или защитниками, должны рассмотреть возможность прохождения этого курса в дополнение к базовому курсу доказательств, который мы рекомендуем всем студентам, интересующимся судебной практикой.

После получения доказательств мы рекомендуем студентам пройти один или несколько курсов по судебным навыкам.Например, студенты могут решить пройти курс судебной защиты, а студенты, заинтересованные в апелляционной практике или опирающиеся на свои навыки брифинга и устных аргументов, также должны рассмотреть возможность прохождения курса апелляционной защиты. Студенты, которым нужны более интенсивные возможности для оттачивания своих судебных навыков, могут быть заинтересованы в участии в интенсивных семинарах и судебных процессах по судебной адвокации или в участии в учебных судебных соревнованиях через учебный суд – судебный процесс или учебный суд – апелляционный суд. Посредством курсов такого типа студенты изучат методы и навыки судебного разбирательства, которые используются при судебном преследовании и защите по уголовным делам на уровне судебных заседаний, при рассмотрении апелляции и при пересмотре приговора.

Некоторые студенты (особенно те, кто рассматривает академическую карьеру) могут пожелать изучить роль судьи в судебном процессе. Этим студентам следует подумать о прохождении судебного процесса. Этот курс семинара использует юридический и практический подход к принятию судебных решений, исследуя, как в различных типах дел судьи принимают – и должны принимать – решения.

СОЦИАЛЬНОЕ ПРАВОСУДИЕ

Как подразумевает термин «система уголовного правосудия», применение уголовного законодательства тесно связано с более широкими вопросами социальной справедливости.Поэтому студентам, готовящимся к карьере в области уголовного правосудия, рекомендуется пройти по крайней мере один курс помимо обязательного курса юриспруденции, связанный с проблемами социальной справедливости.

Учитывая взаимосвязь между преступностью и бедностью – не говоря уже об особой заботе католиков и других людей доброй воли о наименее удачливых – мы считаем, что все студенты, интересующиеся уголовным правом штата, должны участвовать в Галилее. Цель состоит в том, чтобы студенты понимали как проблемы, с которыми сталкиваются бедные слои населения, так и вклад, который юристы могут внести через бесплатную работу или карьеру на государственной службе для удовлетворения их потребностей.Учащимся, желающим более комплексно изучать бедность в структурированной академической среде, рекомендуется изучать Закон и бедность. Это особенно полезный курс для будущих прокуроров по уголовным делам, поскольку понимание проблем, с которыми сталкиваются бедные, имеет решающее значение для осуществления здравого усмотрения прокуратуры.

Более философски настроенных студентов могут также заинтересовать курсы, в которых проводится широкое исследование вопросов социальной справедливости, которые являются центральными (но ни в коем случае не ограниченными) в уголовном праве.Для этих студентов мы рекомендуем семинар «Милосердие и справедливость». Католические и другие студенты, которые заинтересованы в том, чтобы больше узнать о католическом учении о правильных отношениях между человеком и государством, с одной стороны, и между людьми, с другой, должны рассмотреть возможность записи на такие курсы, как семинар католической социальной мысли.

КЛИНИКИ И ЭКСТЕРНАТА

Клинические курсы и стажировки предлагают студентам ценные возможности получить реальный опыт в уголовных делах под наблюдением опытных адвокатов и наладить наставнические отношения с прокурорами, адвокатами и судьями.Клинические курсы также позволяют студентам развивать практические навыки адвоката, которыми должны владеть адвокаты, чтобы преуспеть в расследовании, судебном преследовании и защите по уголовным обвинениям.

На курсах «Юридическая помощь I» и «Этика» студенты имеют возможность под руководством опытных преподавателей кафедры Нотр-Дам представлять малоимущих клиентов, обвиняемых в незначительных тяжких преступлениях, в судах штата Индиана. В клинике также есть этический компонент, в рамках которого студенты учатся ориентироваться в этических вопросах, имеющих особое значение для защиты по уголовным делам.Студенты, которые пользуются программой Legal Aid I и хотят продолжить рассмотрение дел в течение второго семестра, могут сделать это, зарегистрировавшись в программе Legal Aid II.

Legal Externship – Public Defender I аналогичен Legal Aid I и II. Экстерны работают под наблюдением местных общественных защитников, представляющих малоимущих клиентов в отделе судебных процессов и правонарушений местного государственного суда. Курс также включает в себя этический компонент, который преподает преподаватель. Студенты, успешно прошедшие экстернатуру государственного защитника, могут продолжить обучение в течение второго семестра, пройдя юридическую стажировку – государственного защитника II.Еще одна экстерната, предлагаемая студентам, – это программа Wrongful Conviction Externship, которая дает студентам практический опыт работы в сфере юриспруденции, представляя и консультируя клиентов, которые, как считается, были незаконно осуждены за тяжкие преступления. Эти адвокатские задачи выполняются под наблюдением штатного поверенного из проекта Exoneration Project в Чикаго, штат Иллинойс.

Студенты, которые хотят стать прокурорами после окончания учебы, также получают большую пользу от навыков представительства защиты.Со стороны защиты задействованы те же базовые правовые и следственные навыки, что и со стороны обвинения. По нашему опыту, прокуроры, имеющие опыт работы со стороны защиты, могут с меньшей вероятностью проявить чрезмерное усердие в защите интересов правительства и с большей вероятностью будут справедливыми и беспристрастными в своих дискреционных действиях.

Если у студентов есть другие предпочтения в специализированной уголовной практике (например, дела, связанные с преступлениями на сексуальной почве, несовершеннолетними или домашним насилием), мы можем помочь им разработать собственную практику, посоветовав им, как найти подходящих специалистов в местном сообществе и преподавателей для контролировать их работу.Эти самостоятельные стажировки можно брать либо летом, либо в течение учебного года для волонтерской юридической работы в суде, агентстве или адвокатском бюро (государственном или частном).

Студенты также могут рассмотреть возможность посещения клиники, которая не занимается уголовными делами, но, тем не менее, развивает навыки, относящиеся к уголовной практике. Двумя примерами являются альтернативное разрешение споров и переговоры. В этих клиниках используются навыки, необходимые для заключения сделки о признании вины между прокурорами и защитниками.

Следуя рекомендованным нами курсам, студенты получат высшее образование с прочным основанием в области уголовного права и процедуры, а также с навыками юриста, необходимыми для работы обвинения и защиты. С этим фондом студенты будут хорошо подготовлены к выполнению важных функций, необходимых для карьеры в сфере уголовного правосудия, и делать это таким образом, чтобы способствовать справедливости для всех.

В начало

Джерард Брэдли
Профессор права

Ричард В.Гарнетт
Пол Дж. Ширл / Fort Howard Corporation Профессор

Джимми Гуруле
Профессор права

Мара Стит Маклеод
Доцент права

Стивен Ф. Смит
Профессор права

О. Картер Снид
Доцент права

Филиал факультета

Эми Кони Барретт
Профессор права

А.Дж. Беллия
О’Тул Профессор конституционного права

Патрисия Л. Беллия
Уильям Дж. И Дороти К. О’Нил, профессор права

Паоло Г. Кароцца
Профессор права
По совместительству профессор политологии
Директор Института международных исследований Хелен Келлог

Майкл Дженувин
Доцент клинического права

Уильям К.Келли
Доцент права

Дженнифер Мейсон МакАвард
Доцент права

Винсент Филипп Муньос
Токвиль Доцент кафедры религии и общественной жизни

Мэри Эллен О’Коннелл
Роберт и Мэрион Шорт, профессор права и
Профессор-исследователь в области разрешения международных споров

Джеймс Х. Секингер
Профессор права

Контакт

Для получения дополнительной информации об этой программе обучения или области уголовного права, пожалуйста, свяжитесь с профессором Стивеном Смитом.

Основы криминальной разведки (AWR-315)

Этот ознакомительный курс знакомит участников с основными необходимыми возможностями. для сотрудников разведки с точки зрения всех преступлений, всех опасностей. Он включает традиционные преступления, внутренние и международные террористические акты и другие потенциальные кризисы.Этот курс знакомит сотрудников разведки начального уровня с разведкой. и различает интеллект и информацию. Среди затронутых тем: разведывательное сообщество, обязанности сотрудников разведки и цели и использование продуктов криминальной разведки. Потенциальный круг клиентов и их потребности решаются. Он включает в себя пятиэтапный процесс анализа и важность критического и творческого мышления применительно к анализу информации и разведывательный процесс.Участники ознакомятся с разделом обмена информацией. Окружающая среда, сообщения о подозрительной деятельности, а также соответствующие юридические органы и инструкции со сбором и использованием криминальной разведки, включая конфиденциальность, гражданские права и законы о гражданских свободах. Наконец, в этом курсе рассматриваются преимущества формирования стратегических партнерство и совместные сети.

Цель этого курса – обеспечить уход сотрудников разведки с знания и инструменты, необходимые для управления, персонала и работы с криминальной разведкой предприятия в своих агентствах, чтобы помочь защитить и предотвратить потенциальные угрозы общественности.

Мин. / Макс. Регистрация: Мин. 20; Макс 30

Часы: 20 (Прямая доставка)

Формат: Обучение под руководством инструктора

Курс DHS №: AWR-315

Требования к помещениям: Просмотрите этот документ, чтобы узнать о требованиях к объектам.

Скачать описание курса

Профессиональные дисциплины

Правоохранительные органы, управление в чрезвычайных ситуациях, государственное управление

Целевая аудитория версии Direct Delivery этого курса включает:

  • Сотрудники правоохранительных органов
  • Следователи
  • Руководители
  • Аналитики
  • Сотрудники разведки исправительных учреждений
  • Персонал центра Fusion

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *