По специальности работать: Карьеры разошлись с дипломами в разные стороны – Общество – Коммерсантъ

Содержание

Карьеры разошлись с дипломами в разные стороны – Общество – Коммерсантъ

40% выпускников российских колледжей и вузов никогда не работали по специальности, указанной в их дипломах, говорится в исследовании сервиса «Работа.ру» и портала Rambler. Ранее Росстат обнародовал свою статистику, согласно которой треть всех выпускников не работает по специальности. При этом опрошенные “Ъ” эксперты критикуют саму постановку вопроса, указывая, что термин «работа по специальности» плохо описывает современные реалии рынка труда.

Сервис «Работа.ру» и портал Rambler в сентябре провели серию опросов, в которой приняло участие более 8 тыс. человек из всех российских регионов. «Большинство опрошенных (64%) указали, что не работают по профессии, которую получали в училищах или вузах,— констатируют авторы исследования.— При этом 40% респондентов отметили, что вообще никогда не работали по специальности из диплома, а 24% работали, но в прошлом».

Работать по профессии, которую изучали в вузах, продолжают 36% респондентов.

В исследовании отмечается, что 50% опрошенных несколько раз меняли профессию. Еще 25% ответили, что не меняли ее или меняли лишь однажды, а 28% респондентов указали, что им пришлось сменить профессию из-за низких доходов. Каждый пятый опрошенный отметил, что не мог найти подходящее место для работы по профессии, а 13% заявили, что «выгорели» и устали от предыдущего рода деятельности. При этом 10% сменили профессию из-за полученного нового образования.

В июне 2020 года Росстат проанализировал трудоустройство выпускников высших и средних профессиональных учебных заведений за 2016–2018 годы. Согласно данным ведомства, не работает по специальности каждый третий — 31% (1,2 млн человек). Но если взять только выпускников колледжей и техникумов, то там эта доля выше — от 43% в колледжах до 50% в профессиональных училищах. В Высшей школе экономики в рамках проекта «Мониторинг экономики образования», опираясь на представленные Росстатом данные, отмечали, что «наиболее приверженными полученной в вузе специальности оказались выпускники в области здравоохранения и медицинских наук (97%), образования и педагогических наук (80%), искусства и культуры (79,6%), а также обороны и безопасности государства (79%)».

«Реже всех по специальности работают те, кто недавно получил диплом о высшем образовании в области сельского хозяйства (44%), математических и естественных наук, наук об обществе (по 66%),— отмечается в аналитической работе.— Вопреки сложившемуся стереотипу выпускники гуманитарных специальностей работают по специальности чаще, чем дипломированные инженеры».

Директор Центра внутреннего мониторинга Института образования НИУ ВШЭ Иван Груздев, комментируя для “Ъ” исследование «Работы.ру» и Rambler, заявил, что «термин “работа по специальности” плохо описывает современные реалии рынка труда».

«Быстрые изменения в экономике приводят к появлению новых профессий,— пояснил он.— Говорить о том, что между направлениями подготовки в вузах и конкретными профессиями всегда можно провести прямое соответствие, было бы неправильно. В этом смысле скорее стоит говорить о том, используются ли компетенции, полученные в ходе обучения, в профессиональной деятельности. И насколько полезными оказались годы, проведенные в университете, для построения успешной карьеры».

Он сообщил, что, согласно ежегодным опросам, которые проводятся в НИУ ВШЭ, среди выпускников 2019 года полученные в «Вышке» знания на работе использует 80%. Как оказалось, 82% работает уже на момент окончания университета, а общий уровень трудоустройства выпускников — 96%.

Замдиректора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислав Капелюшников считает, что «нет ничего катастрофического в том, что кто-то работает не по специальности». «Это во многом зависит от того, как широко или узко мы определяем, что такое специальность,— говорит он.— Математик, выучившийся в педагогическом вузе, который работает в IT,— вот он по специальности работает? В зависимости от критериев наши цифры будут сильно меняться».

Научный сотрудник Лаборатории исследований рынка труда Института институциональных исследований НИУ ВШЭ Виктор Рудаков привел данные, которые специалисты ВШЭ получили в 2019 году вместе с португальскими коллегами:

«Те, кто работает по специальности, зарабатывают на 12% больше и в среднем более удовлетворены работой».

Он также отметил, что работать по специальности часто остаются медики, «так как человеческий капитал, который они получают в процессе обучения, является, скорее специфическим и не может быть без потери использован в других сферах»: «Если они меняют свою сферу, то получают штраф в заработной плате».

Легче всего, по его мнению, менять профессию специалистам в сфере общественных и гуманитарных наук: «Человеческий капитал, который они приобретают в процессе получения формального образования, является скорее общим, а не специфическим и может быть использован в любых сферах занятости».

В 2019 году сервис Headhunter также провел исследование на эту тему: тогда 41% респондентов с высшим образованием заявили, что не работают по специальности. 54% сообщили, что «пытались работать по специальности», но затем все же оставили эту работу. При этом 37% соискателей с высшим образованием вовсе не начинали работать по профессии из-за низкой зарплаты.

В прошлом году ВЦИОМ подсчитал: число сторонников мнения, что диплом о высшем образовании нужно получать, потому что так принято, немного выросло — с 6% в 2010 году до 18% в 2019-м. Также наибольшее распространение имеет практика получения высшего образования с целью повышения социального статуса. Впрочем, авторы исследования констатировали, что «укрепляется скептический настрой в отношении высшего образования как обязательного условия удачной карьеры» (45% считало так в 2008 году, 68% — в 2019 году). Снизилась доля тех, кто считает, что без высшего образования человек «обречен на низкооплачиваемую и непрестижную работу»,— с таким доводом в 2008 году соглашалось 41% опрошенных, в 2019 году — 33%.

Отметим, что в конце 2019 года тогдашний министр науки и высшего образования России Михаил Котюков заявлял, что 60% выпускников российских вузов находят работу по специальности.

Валерия Мишина

Почему так много россиян работают не по специальности

Более трети выпускников российских вузов не работают по специальности, показал опрос 2583 соискателей из разных регионов России, проведенный порталом hh.ru. Больше половины (58%) выпускников пробовали работать по основному профилю, но передумали из-за маленькой зарплаты (46%), неясных карьерных перспектив (31%) и непривлекательных условия труда (24%).

Сервис Rabota.ru провел похожий опрос – но не среди выпускников, а среди всех имеющих работу. В исследовании приняли участие более 5000 пользователей сервиса старше 18 лет из всех регионов страны. И доля не работающих по специальности оказалась еще более внушительной, чем в опросе hh.ru. По данным Rabota.ru, по специальности никогда не работали 43% россиян. Еще 23% имеют опыт в профильной сфере, но сейчас в ней не работают.

Россияне идут в вузы не ради дальнейших карьерных перспектив, а просто потому, что высшее образование считается престижным и само собой разумеющимся, и только после получения диплома задумываются о том, какие карьерные перспективы перед ними открываются, чем на самом деле придется заниматься на рабочем месте и сколько наниматели за это будут платить, считает исполнительный директор консалтинговой компании «ЛюдиPeople» Виктория Петрова.

Слишком дорогой диплом

Примерно 39,3% молодых людей хотели бы сменить специальность уже при поступлении в магистратуру, показало совместное исследование, проведенное МГТУ им.  Баумана, МАИ и МФТИ. Почти треть из них (26,5%) сказали, что хотят получить более престижную профессию, менее четверти (21,3%) видят отсутствие спроса на рынке труда по текущей специальности. Более 20% заявили, что исчерпали себя в своей нынешней специальности, а 18,4% признались, что их специальность им неинтересна.

Отчасти смена профессии при поступлении в магистратуру – следствие раннего профессионального самоопределения, рассказывала ранее «Ведомостям» директор центра трансформации образования Московской школы управления «Сколково» Ольга Назайкинская. Школы разделяют учеников с 7–8-го класса на технические, медицинские и гуманитарные классы. Знакомить их с разными профессиями уже в раннем возрасте правильно, говорит Назайкинская. Но часто в школах и вузах взрослые навязывают ученику, кем он должен стать в будущем, и вынуждают сделать выбор, к которому он не готов, отмечает она.

Как правило, у абитуриентов российских вузов практически нет жизненного опыта – они выбирают профессии по романтическим соображениям или из-за семейных традиций, соглашается Петрова. Но тренд постепенно меняется: молодые специалисты все чаще задумываются, окупятся ли затраченные на высшее образование силы и средства после выпускного. По некоторым гуманитарным специальностям, например филолога или историка, прогнозы неблагоприятны, предполагает Петрова.

В конце 2020 г. международная исследовательская компания Ipsos специально для Всемирного экономического форума опросила 21 507 человек из 29 стран мира, считают ли они оправданными затраты на очное высшее образование. Около 36% россиян сказали, что платное высшее образование стоило своих денег – но таких оказалось меньше чем в 26 из 29 стран. Например, в Китае расходы на высшее образование считает оправданными 81%, в США – 45%. Каждый второй россиянин (51%) полагает, что высшее образование не стоит запрашиваемой за него цены. По всем 29 странам в среднем со стоимостью высшего образования согласны 53%, а завышенной ее считают примерно 36%, исходя из аналитики Ipsos.

Профессиональное выгорание

По специальности, указанной в дипломе, чаще всего продолжают трудиться работники сферы образования (16%), производства и промышленности (14%) и медицины (13%), выяснили аналитики Rabota. ru. По образованию также работает около 10% респондентов в сфере строительства, 8% в IT и телекоме, 6% в журналистике, 5% в банковском деле, финансах и инвестиционном секторе.

Около 40% из тех, кто не работает по специальности, сменили сферу деятельности из-за низких зарплат, четверть – из-за отсутствия хороших вакансий, показал опрос Rabota.ru. Около 13% вынужденно поменяли специальности из-за переезда в другой город или страну, а 11% выгорели или просто устали от профессии. Примерно 7% опрошенных сменили профессию, потому что начали зарабатывать на своем хобби.

Нет ничего страшного в том, что человек работает не по своей основной специальности, замечает Петрова. С ростом продолжительности жизни работники и в своей профессиональной жизни смогут проявить себя в разных ипостасях и менять профессию согласно приметам времени, искать возможности больше зарабатывать и эффективнее реализовываться, считает она.

На практике разочаровавшиеся соискатели часто идут по простому пути: выбирают среди вакансий с высокой зарплатой компании, в которых уже работают их друзья, или те, куда можно быстро устроиться, говорит Петрова. По данным hh.ru, специалисты чаще всего уходят в сферу продаж (69%) и на административные должности (65%).

Сложности перехода

Чаще всего соискатели без профильного образования испытывают проблемы на старте карьеры, а потом решающую роль при найме начинает играть опыт, отмечают собеседники «Ведомостей».

Чем больше компания или предприятие, тем внимательнее она смотрит на то, что написано в дипломе молодого специалиста, говорит Игнат Зайончковский, сооснователь «Преактума» (организатор рекрутинговых конкурсов и виртуальных стажировок для молодежи). Но на малых и средних предприятиях редко смотрят на специальность в дипломе – там ценятся профильные навыки и социально-психологические качества. Лучше всего принимать решения о смене профессии как можно раньше – на практике или во время стажировки, говорит Зайончковский. По словам его партнера Сергея Акопяна, смена направления всегда подразумевает проигрыш в зарплате и должности и решиться на это проще на позиции начального уровня. К тому же работодатели проявляют терпимость, если молодые кадры владеют не всеми необходимыми навыками: как правило, образовательные программы вузов отстают на 2–3 года от уровня развития технологий, применяемых нанимателями, говорит Акопян. Высшее образование становится формальным минимумом, к которому позднее добавляются знания, полученные на практике и курсах менеджмента, маркетинга, разработки и др., говорит он.

Профильное образование обязательно для работников со специальностями, где требуется фундаментальная подготовка, например слесарям по обслуживанию и ремонту высокоточного роботизированного оборудования, инженерам-математикам или архитекторам, считает Петрова.

Непросто сменить специальность в тех случаях, если в отрасли работодатели привыкли сотрудничать с потенциальными кандидатами еще во время их вузовских стажировок. Из-за дефицита кандидатов многие IT-компании готовят потенциальных сотрудников еще во время их обучения в вузах, говорит основатель HRTech-компании Skillaz Андрей Крылов. В этом сегменте занимаемые кандидатами должности чаще всего соответствуют их профильному образованию, заметил Крылов. Но в пандемию, по его словам, компании охотнее, чем прежде, рассматривали соискателей, готовых быстро адаптироваться и учиться, чтобы использовать полученные навыки под новые вызовы и задачи.

Диплом ради повышения

«Корочки» все больше утрачивают важность – работодатели переходят к подходу, основанному на компетенциях, рассказывает руководитель проекта «Атлас новых профессий» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Судаков. И если профессиональные навыки были необходимы всегда (повар должен уметь готовить, а инженер вести расчеты), то сейчас возрастает значимость социально-психологических качеств (soft skills), говорит Судаков. Вместе со «Сколково» он изучил около 10 000 резюме инженеров на LinkedIn. Выяснилось, что в резюме 10% навыков были профессиональными и повторялись во всех анкетах, тогда как 90% качеств были уникальными и не встречались в других резюме. Система образования не ориентирована на то, чтобы готовить специалистов с уникальным набором качеств. Нужные компетенции придется нарабатывать самостоятельно, например навык работы в распределенной команде хорошо развивают компьютерные игры, а представителю сферы услуг полезно изучить психологию, говорит Судаков.

Тем не менее сотрудникам, попавшим в компанию благодаря саморазвитию и личным качествам, скорее всего, придется получить диплом по профилю – ради продвижения по службе. Компании готовы вносить вклад в обучение сотрудников, которое непосредственно связано с работой на предприятии, говорит Кирилл Храмцов, директор по методологии компании Univertus, занимающейся обучением и оценкой персонала. Подниматься по карьерной лестнице практически нереально без профессионального образования. Поэтому компании иногда финансово участвуют в получении сотрудником необходимого образования, но с условием отработки в компании в течение нескольких лет. Подобная схема дает возможность организации сохранить хороших работников, а сотрудникам – продолжать развитие по специальности, отмечает Храмцов.

Трудоустройство по специальности

53% студентов высших и средних специальных учебных заведений планируют работать по специальности, 27% затруднились ответить на данный вопрос, а 20% респондентов осознали, что их не привлекает выбранная профессия.

Планы студентов вузов и учащихся ссузов относительно трудоустройства по специальности практически индентичны — 52% студентов вузов и 53% учащихся ссузов планируют работать по специальности.

Ожидаемо, что среди респондентов, поступивших в вуз под давлением родственников, лишь 20% планируют работать по специальности, в то время как среди студентов вузов, самостоятельно принимавших решение о поступлении, наблюдается противоположная картина — 62%.

Больше половины студентов, планирующих в дальнейшем работать по специальности, уделяют основную часть своего времени обучению (51%). Среди студентов, не собирающихся работать по профессии, — самый высокий процент предающихся безделью и отсиживанию времени в ожидании окончании обучения (24%).

Среди студентов вузов не сложилось единого мнения относительно того, как высшее образование способно повлиять на построение успешной карьеры. При этом прослеживается четкая корреляция: студенты, желающие впоследствии работать по специальности, склонны допускать, что наличие высшего образования помогает взойти на карьерный олимп, и, наоборот, студенты, у которых отсутствует мотивация развиваться в профессии, полученной в вузе, склонны думать, что высшее образование, скорее, не оказывает существенного влияния на построение успешной карьеры.

В среднем учащиеся и выпускники ссузов оценивают знания, полученные в учебном заведении, выше студентов вузов.

Среди выпускников вузов только 30% российских специалистов работают по специальности, которую они получили в учебном заведении. Профессиональная деятельность 40% отечественных работников никак не связана с полученным образованием, а 23% трудоустроены в смежной сфере.

33% специалистов с высшим образованием работают по полученной специальности, среди специалистов со средним специальным образованием данный показатель равен 20%.

При этом по специальности работают 37% специалистов, принимавших решение о поступлении в вуз самостоятельно, и всего лишь 19% респондентов, поступавших в вуз под давлением родственников.

Доля респондентов, удовлетворенных своей нынешней работой, напрямую зависит от того, соответствует ли их образование занимаемой должности: своей работой довольны 50% участников опроса, работающих по специальности, и всего 35% респондентов, выполняющих работу, не связанную с профессией, полученной в вузе.

Желание открыть собственный бизнес практически не зависит от соответствия полученного образования занимаемой должности.

Среди выпускников, работающих по специальности, наблюдается самый высокий процент респондентов, отдававших большую часть своего времени пребывания в вузе именно обучению (65%).

Диплом о высшем образовании стал необходимым фактором при трудоустройстве 72% специалистов, работающих по специальности. Респондентам, трудоустроенным не по специальности, диплом требовался гораздо реже (40%).

Знания, полученные в учебном заведении, пригодились всего лишь 18% работников, трудоустроившихся не по специальности, в то время как среди специалистов, работающих по профессии, данный показатель существенно выше (51%).

Всего лишь каждый четвертый молодой специалист работает по специальности. Среди респондентов старше 45 лет этот показатель выше (37%).

Специалисты с профильным образованием чаще всего работают в таких сферах, как «Юриспруденция» (81%), «Медицина, фармацевтика» (65%), «Добыча сырья» (55%) и «Бухгалтерия, управленческий учет, финансы предприятия» (55%).

ПрофобластьДа, %Работаю по смежной специальности, %Нет, моя работа не связана с полученным образованием, %Затрудняюсь ответить, %
Юристы81865
Медицина, фармацевтика6517135
Добыча сырья5522194
Бухгалтерия, управленческий учет, финансы предприятия5523184
Строительство, недвижимость5126194
Наука, образование4622248
Производство4431232
Банки, инвестиции, лизинг3826333
Информационные технологии, интернет, телеком3334303
Рабочий персонал3212524
Высший менеджмент3229372
Безопасность2919512
Туризм, гостиницы, рестораны2818531
Искусство, развлечения, масс-медиа2828405
Управление персоналом, тренинги2831366
Маркетинг, реклама, PR2731383
Спортивные клубы, фитнес, салоны красоты2718532
Остальные профобласти2629432
Автомобильный бизнес2328445
Транспорт, логистика1917604
Закупки1727542
Начало карьеры, студенты15184917
Административный персонал1422604
Продажи1322632

По специальности чаще всего работают выпускники Тюменской области (45%) и Иркутской области (44%).

Наибольшей долей трудоустроенных по специальности работников выделяются — ХМАО-Югра (53%), Кемеровская область (45%) и Приморский край (43%).

Регион обученияДа, %Работаю по смежной специальности, %Нет, моя работа не связана с полученным образованием, %Затрудняюсь ответить, %
Тюменская область4518307
Иркутская область4421269
Курская область4020391
Удмуртская республика3921364
Кемеровская область3822338
Чувашская республика3830266
Томская область3721329
Приморский край3633256
Оренбургская область3620368
Омская область3626326
Красноярский край3614473
Волгоградская область3520405
Ростовская область3522394
Ставропольский край3421378
Пермский край3321443
Ивановская область3319417
Челябинская область3224386
Саратовская область3224378
Ульяновская область3214513
Воронежская область3117457
Белгородская область3128347
Краснодарский край3123406
Москва3124397
Кировская область3129347
Республика Татарстан3027386
Алтайский край3021464
Хабаровский край2916504
Республика Башкортостан29223810
Новосибирская область2923417
Нижегородская область2925416
Свердловская область2824425
Санкт-Петербург2823436
Остальные регионы2821456
Вологодская область2829367
Тверская область2720512
Ярославская область2722447
Тульская область2626426
Смоленская область2620467
Липецкая область2525464
Самарская область24293610
Брянская область2430416
Московская область1927513
Рязанская область1937378
Пензенская область1625536
Владимирская область1532477

Исследование показало, сколько выпускников вузов работают по специальности

https://ria. ru/20190902/1558146808.html

Исследование показало, сколько выпускников вузов работают по специальности

Исследование показало, сколько выпускников вузов работают по специальности – РИА Новости, 03.03.2020

Исследование показало, сколько выпускников вузов работают по специальности

Более 40% людей, получивших высшее образование, не работают по специальности, чаще всего это связано с низкой зарплатой, показало исследование компании… РИА Новости, 03.03.2020

2019-09-02T03:34

2019-09-02T03:34

2020-03-03T15:47

экономика

общество

headhunter

сн_образование

навигатор абитуриента

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155778/02/1557780227_0:0:2991:1682_1920x0_80_0_0_dc00e6f86169f4dbba1ac294703a45f1.jpg

МОСКВА, 2 сен — РИА Новости. Более 40% людей, получивших высшее образование, не работают по специальности, чаще всего это связано с низкой зарплатой, показало исследование компании HeadHunter. “Среди работающих соискателей, получивших высшее образование, 41% — работают не по специальности. Выше всего эта доля в сфере продаж (70%) и среди административного персонала (64%)”, — говорится в сообщении.Среди респондентов с высшим образованием, не работающих по специальности, 54% пытались работать по специальности, преимущественно в транспортной сфере и в отрасли производства, но затем бросили, 45% опрошенных переставали работать по специальности из-за низкой зарплаты, по той же причине 37% соискателей с высшим образованием даже не начинали трудиться в своей сфере.При этом каждый третий респондент-соискатель лишь отчасти доволен своим высшим образованием, чаще всего это топ-менеджеры, доля которых составила 62%, а реже всего полученными знаниями в вузах довольны представители искусства и массмедиа — 30% и работники туристической сферы — 32%.Только 13% соискателей, прошедших опрос, не получали высшее образование и не собираются получать его в будущем. Треть от этих соискателей — представители рабочего персонала, уточняется в материалах. “Пятьдесят два процента соискателей, не имеющих диплома и не планирующих им обзаводиться, сразу после школы решили получить среднее специальное образование. Тридцать восемь процентов сразу начали работать. Сорок пять процентов сходятся во мнении, что диплом о высшем образовании не гарантирует успешного трудоустройства, еще 44% — что это пустая трата времени и всему можно научиться на работе”, — уточняется в исследовании.

https://na.ria.ru/20170411/1491991568.html

https://na.ria.ru/20190318/1551887556.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155778/02/1557780227_260:0:2991:2048_1920x0_80_0_0_f0881898bd1dc98c4d0afc46a9f5c0ca.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экономика, общество, headhunter, сн_образование, навигатор абитуриента, россия

МОСКВА, 2 сен — РИА Новости. Более 40% людей, получивших высшее образование, не работают по специальности, чаще всего это связано с низкой зарплатой, показало исследование компании HeadHunter.

“Среди работающих соискателей, получивших высшее образование, 41% — работают не по специальности. Выше всего эта доля в сфере продаж (70%) и среди административного персонала (64%)”, — говорится в сообщении.

Среди респондентов с высшим образованием, не работающих по специальности, 54% пытались работать по специальности, преимущественно в транспортной сфере и в отрасли производства, но затем бросили, 45% опрошенных переставали работать по специальности из-за низкой зарплаты, по той же причине 37% соискателей с высшим образованием даже не начинали трудиться в своей сфере.

При этом каждый третий респондент-соискатель лишь отчасти доволен своим высшим образованием, чаще всего это топ-менеджеры, доля которых составила 62%, а реже всего полученными знаниями в вузах довольны представители искусства и массмедиа — 30% и работники туристической сферы — 32%.

11 апреля 2017, 14:10

Огородова рассказала, выпускники каких специальностей чаще находят работу

Только 13% соискателей, прошедших опрос, не получали высшее образование и не собираются получать его в будущем. Треть от этих соискателей — представители рабочего персонала, уточняется в материалах.

“Пятьдесят два процента соискателей, не имеющих диплома и не планирующих им обзаводиться, сразу после школы решили получить среднее специальное образование. Тридцать восемь процентов сразу начали работать. Сорок пять процентов сходятся во мнении, что диплом о высшем образовании не гарантирует успешного трудоустройства, еще 44% — что это пустая трата времени и всему можно научиться на работе”, — уточняется в исследовании.

18 марта 2019, 11:35

ВНИИ труда: более 90% выпускников IT-сферы находят работу по специальности

Кто в России работает по специальности – Общество

Несмотря на рост числа работников с дипломом (с 23,8% в 2001 году до 32,2% в 2014 году), каждый четвертый россиянин, окончивший вуз, выполняет работу, не требующую высшего образования. При этом около 30% работников считают, что работают не по специальности. К таким выводам пришли авторы исследования Высшей школы экономики “Где и кем работают высокообразованные россияне”. ТАСС изучил работу, чтобы узнать, какие специалисты чаще работают по полученной профессии, кто занимает руководящие должности, а чей потенциал используется не до конца.

Согласно исследованию, среди работающих россиян больше всего обладателей дипломов экономистов и инженеров, меньше всего — аграриев, искусствоведов и специалистов естественных наук и математики. При этом среди мужчин — специалистов технического профиля, а среди женщин — экономистов и педагогов.

Авторы работы отмечают, что образование молодых и пожилых работников различается. Среди молодежи преобладают дипломы экономистов, а среди работников от 40 лет и старше на первом месте инженерная подготовка. Из этого эксперты делают вывод, что обе группы не конкурируют напрямую на рынке труда, так как предъявляют спрос на разные рабочие места.

Более половины дипломированных работников (55,8%) занимают позиции специалистов высшего уровня квалификации. Больше всего таких сотрудников среди выпускников медицинских вузов, меньше всего среди инженеров и аграриев.

Почти каждый шестой выпускник вуза занимает руководящую должность. Чаще всего в кресло руководителя садятся инженеры, специалисты в области сельского хозяйства, а также экономисты и управленцы.

Четверть обладателей высшего образования (26,6%) работают на позиции, для которой оно избыточно. Тут явным лидером выступают выпускники сельскохозяйственных вузов. Реже других выполняют работу ниже своей квалификации медики.

Что касается субъективной оценки соответствия выполняемой работы и специализации, указанной в дипломе, то 71,4% работающих россиян отмечают, что работают по профессии. В основном такого мнения придерживаются медики, а вот среди специалистов в области сельского хозяйства гораздо больше тех, чье образование никак не связано с нынешней работой.

Таким образом, авторы исследования констатируют, что выпускники медицинских вузов могут считаться самой благополучной группой: они не зря тратят время в университете, так как в дальнейшем работают по специальности и занимают позиции, требующие высокой квалификации. Хуже всего дела обстоят у аграриев, профессия которых чаще, чем у других, оказывается не связана с дипломом, к тому же зачастую вообще не требует высшего образования. Правда, среди них достаточно высок процент руководителей.

Опрос: только треть россиян работает по специальности, полученной в вузе – Экономика и бизнес

МОСКВА, 10 сентября. /ТАСС/. Большинство россиян (64%) не работают по профессии, которую получили в училищах и вузах, только 36% трудятся по специальности, полученной во время обучения. Об этом свидетельствуют результаты совместного исследования сервиса “Работа.ру” и портала “Рамблер”, которые имеются в распоряжении ТАСС.

“Большинство опрошенных (64%) указали, что не работают по профессии, которую получали в училищах или вузах. При этом 40% респондентов отметили, что вообще никогда не работали по специальности из диплома, а 24% работали, но в прошлом. Только 36% участников продолжают дело, изученное в институте”, – говорится в исследовании.

При этом, как показало исследование, работу жители России меняют не так часто. Так, 32% отметили, что никогда не меняли работу и всегда трудились в одной компании, 29% опрошенных указали, что работают на одном месте около 4-5 лет, 18% россиян меняют работу один раз в 1-2 года, 14% – раз в три года, а 7% респондентов признались, что ищут новую работу чаще, чем раз в год.

По данным опроса, 28% респондентов указали, что им пришлось сменить профессию из-за низких доходов на работе по прежней специальности. Каждый пятый опрошенный отметил, что не мог найти подходящее место для работы в предыдущей профессии. Отмечается, что 13% россиян признались, что устали от предыдущего рода деятельность. По 10% респондентов сменили профессию из-за получения нового образования или переезда в другой город или страну, 4% опрошенных удалось монетизировать собственное хобби и сделать его основной профессией.

Кроме того, отмечается в исследовании, большинство респондентов (76%) отметили, что им удалось обучиться новой профессии самостоятельно, 3% начинали обучение, но забрасывали. Столько же опрошенных указали, что изучают новую специальность прямо сейчас. А 18% россиян отметили, что самостоятельно не учились никаким профессиям.

Исследование проводилось в сентябре 2020 года во всех округах РФ. В нем приняли участие более 4,2 тыс. пользователей портала “Рамблер” и свыше 4 тыс. пользователей сервиса “Работа.ру”.

Не твое дело: первокурсники не хотят работать по специальности | Статьи

Меньше половины первокурсников планируют работать по специальности после окончания вуза. Об этом свидетельствуют данные опроса образовательной компании Maximum Education (документ есть в распоряжении «Известий»). 50% респондентов считают, что их работа будет лишь частично соответствовать полученному образованию. При этом большинство опрошенных (68%) заявили, что выбирали специальность самостоятельно. Эксперты отрасли связывают ситуацию с низким уровнем профориентации в школах, а также с большим разрывом между учебными программами и компетенциями, необходимыми для работы.

Рудимент индустриализации

Работать по специальности после окончания вузов и институтов собираются только 45% первокурсников, следует из данных опроса. 50% респондентов уверены, что их будущая профессия только отчасти окажется связана с выбранным факультетом. Оставшиеся 5% вовсе не соотносят свое образование с работой.

При этом, согласно результатам того же опроса, направления учебы вчерашние школьники в большинстве своем (68%) выбирают сами. Четверть респондентов (25%) ориентировались на мнение родителей. И всего 6% опрошенных положились на результаты профориентационных тестов или мнение психологов. Еще 1% студентов при выборе будущей профессии пошли на поводу у друзей.

— Общество и государство уделяют огромное внимание развитию профориентации школьников. Инициируется создание федеральных проектов,на уровне как государства, так и частных компаний. Однако результаты опроса показывают, что большинство первокурсников при выборе специальности ориентировались на собственное мнение, а не на результаты профориентационных тестов или советы психологов, — пояснил генеральный директор Maximum Education Михаил Мягков.

Студентка на форуме «Московский день профориентации и карьеры» в Москве

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

Сегодня в школах категорически не хватает профориентации, считает заслуженный профессор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина. По ее словам, первокурсники очень плохо представляют, чем им впоследствии придется заниматься. Того же мнения придерживается и директор Центра трансформации образования бизнес-школы «Сколково» Ольга Назайкинская.

— Между знаниями и компетенциями, которые студенты получают в вузах, и реальной работой очень слабая связь, — отметила она.

Выбирая, например, направление «Экономика», вчерашний школьник не думает о том, что ему, скорее всего, придется работать операционистом. А для этого нужно владеть документооборотом и уметь общаться с клиентами, а не только знать все тонкости банковской системы, пояснила эксперт.

Решить проблему частично может система «2+2+2», когда студент после второго курса и бакалавриата может сменить направление, считает Ольга Назайкинская.

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

Само же понятие «работа по специальности» было актуально только в индустриальном обществе и условиях плановой экономики, подчеркнула она. Сейчас это рудимент, от которого нужно избавляться, полагает эксперт.

— Сегодня рынок труда настолько междисциплинарный, что работать в рамках одной узкой профессии не получится. Особенно это заметно в социогуманитарной сфере, — объяснила Ольга Назайкинская.

В качестве примера она привела ситуацию с профессией ивент-менеджера: ни один вуз не предлагает освоить мастерство организации мероприятий, но в такую сферу часто приходят социологи или пиарщики. Формально это не считается работой по специальности, но знания, полученные ими в процессе обучения, оказываются здесь полезными.

Медик навсегда

Разочарование в профессии после первого курса — распространенная проблема, отметила Ирина Абанкина.

— Дело еще и в том, что первый курс перегружен так называемыми фундаментальными составляющими — в этом плане университеты не очень доверяют школам. Так что профориентированности на первых порах мало, — сказала она «Известиям».

Кроме того, вчерашние школьники на этом этапе еще адаптируются к новым условиям. Им нужно привыкнуть, что теперь они предоставлены сами себе и отвечают за полученные навыки тоже самостоятельно.

Большинство опрошенных первокурсников (64%) отметили, что преподаватели в университете уделяют студентам меньше времени, чем школьные учителя. 23% респондентов сочли «уровень внимания к учащимся» одинаковым, только 13% заявили, что в вузах студентами занимаются больше, чем в школах.

Фото: ТАСС/Михаил Джапаридзе

Многое зависит и от длительности «студенческих лет». Самый большой процент трудоустройства по специальности, по словам Ирины Абанкиной, наблюдается в области здравоохранения. Медики учатся своему делу дольше остальных, а потому, потратив столько лет только на образование, стараются оставаться в рамках своей области.

А вот с инженерами ситуация, наоборот, очень сложная, — отметила эксперт. — С одной стороны, поступление на это направление очень поощряется, и у нас достаточно много вузов, предлагающих различные программы такого рода. Но на этапе трудоустройства у ребят начинаются проблемы.

В традиционной сфере применения инженерных наук, объяснила она, очень слабая ротация кадров — специалисты трудятся на своих позициях годами и продолжают работать даже после выхода на пенсию. В инновационном же секторе просто не хватает рабочих мест, особенно в регионах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Проект истории социального обеспечения Социальная работа – это профессия? (1915)

Социальная работа – это профессия?

Абрахам Флекснер, помощник секретаря, Совет по общему образованию, Нью-Йорк

Примечание: Это презентация общей сессии 17 мая на сорок второй ежегодной сессии Национальной конференции благотворительности и исправительных учреждений: Балтимор, Мэриленд, 12-19 мая 1915 г.

Прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о том, является ли социальная работа профессией, я должен признаться в очень искренних сомнениях в моей компетенции провести обсуждение.Мое знакомство с социальной работой, с литературой по социальной работе и с социальными работниками явно ограничено, слишком сильно. Следовательно, если выводы, к которым я пришел, кажутся вам необоснованными или академическими, я прошу вас понять, что я не должен быть склонен их настаивать.

Слово «профессия» или «профессионал» может использоваться свободно или строго. В самом широком смысле это просто противоположность слову любитель. В этом смысле человек является профессионалом, если все его время посвящено какой-либо деятельности, в отличие от человека, который этим занимается лишь временно или временно.Профессиональная медсестра, бейсболист, танцор и повар, таким образом, зарабатывают себе на жизнь тем, что сосредотачивают все свое внимание на своей профессии и рассчитывают продолжать делать это; тогда как медсестра-любитель записывается только на время войны, а бейсболист-любитель – в ранней юности или студенческой жизни. С этой точки зрения социальная работа – это профессия для тех, кто работает на ней полный рабочий день; это не профессия для тех, кто случайно вносит свой вклад в активную благотворительность.

Однако меня не просили решить, является ли социальная работа постоянной или неполной занятостью, одним словом, профессиональным или любительским занятием. Я предполагаю, что каждое трудное занятие требует всего времени от тех, кто серьезно к нему относится, хотя, конечно, работу можно найти и для волонтеров, у которых есть что-то меньшее, чем все их время или силы. Вопрос, который мне задают, носит более технический характер. Термин «профессия», используемый в строгом смысле слова, в противоположность бизнесу или ремеслу, представляет собой особую особенность, востребованную во многих сферах деятельности.До сих пор он использовался без разбора. Практически любое занятие, не являющееся бизнесом, может относиться к профессии. Врачи, юристы, проповедники, музыканты, инженеры, журналисты, квалифицированные медсестры, мастера по трапеции и танцев, наездники и хироподы – все говорят о своей профессии. Их утверждения должны быть бесспорно подтверждены, если они смогут добавить к своим именам одну из тех магических комбинаций букв, которые имеют или выглядят как академическая степень.Исходя из этого, мануальный терапевт станет профессией, потому что Нью-Йоркская школа хироподии присуждает степень магистра медицины, а социальная работа может сразу получить степень SW. Несколько лет назад президент западного университета сказал мне, что он составил список всех степеней, когда-либо присвоенных его учреждением. В списке появилось очень зловещее сочетание букв, одним словом, не меньше, чем N.G. Я был рад узнать, что это не была попытка охарактеризовать весь академический результат, а означало только «дипломированная медсестра».«Если решит академическая степень, медсестра – это профессия по этой причине, даже если не было другой профессии.

Нам не нужно терять время, пытаясь сформулировать концепцию профессионала, если эта концепция должна включать неизбирательные действия, упомянутые выше. Если есть профессия танца, бейсбола, актера, профессия медсестры, артистка, музыкальная профессия, литературная профессия, медицинская профессия и профессия юриста – не говоря уже о других, – термин профессия тоже расплывчатые, за которые нужно бороться.С таким же успехом мы можем ослабить барьеры и позволить людям называть себя профессионалами по той же причине, что они выбирают таким способом присвоение любых социальных различий, которые могут по-прежнему цепляться за термин, которым явно злоупотребляют.

Но чтобы стать профессией в подлинном смысле слова, нужно нечто большее, чем просто заявление или ученая степень. Есть определенные объективные стандарты, которые можно сформулировать. Социальная работа заинтересована в признании профессии только в том случае, если термин ограничен деятельностью, отвечающей этим критериям.Я полагаю, что социальный работник хочет быть профессионалом, если вообще хочет, только в том смысле, в котором врач и инженер профессиональны, и он хочет объединиться с ними в защите термина от ухудшения. В чем заключаются отличительные черты профессии в этом более узком и хвалебном смысле?

Конечно, у человека нет права быть произвольным, условным или неисторическим. Характер профессии претерпел легко прослеживаемое развитие, и количество профессий не осталось неизменным.Профессии, которые когда-то были непрофессиональными, превратились в полноценные профессиональные. Эти изменения будут продолжаться. Таким образом, определение, которое мы можем сформулировать сегодня, время от времени будет нуждаться в изменении, и внутренние модификации будут происходить во многих действиях, которые мы упомянем. Однако сейчас меня беспокоит не рассмотрение эволюционных аспектов проблемы, а скорее спросить, какие в данный момент критерии профессии, и рассмотреть, соответствует ли им социальная работа.Такими общепризнанными являются несколько профессий: закон, медицина и проповедь. Из них следует путем анализа извлечь критерии, с которых, по крайней мере, следует начинать характеристику профессий. По мере продвижения мы рассмотрим, насколько эта концепция расширилась или изменилась за счет добавления новых профессий; и, наконец, насколько социальная работа соответствует достигнутому стандарту.

Было бы несправедливо упомянуть в качестве первого признака профессии, что вовлеченная деятельность носит в основном интеллектуальный характер? Ручная работа не обязательно исключена; использование инструментов не обязательно исключено.Врач тем не менее принадлежит к профессии, потому что его пальцы ощущают пульс, а руки касаются груди пациента; инженер не в меньшей степени принадлежит к профессии, потому что у него есть инструменты и инструменты. Но ни в одном из этих случаев деятельность не получает своего существенного характера от своих инструментов. Инструмент – это происшествие или авария; реальный характер деятельности – мыслительный процесс. Свободный, находчивый и беспрепятственный интеллект, применяемый к проблемам и стремящийся понять и справиться с ними, – это в первую очередь характеристика профессии.

Везде, где разум так свободно играет, ответственность практикующего одновременно велика и личная. Проблемы, которые необходимо решить, сложны; имеющиеся возможности более или менее многочисленны и разнообразны; агент – врач, инженер или проповедник – имеет очень большую свободу действий в отношении того, что он должен делать. Он не подчиняется приказу; несмотря на то, что он сотрудничает с другими, хотя работа должна быть коллективной, а не индивидуальной, его ответственность не менее полная и не менее личная.Это качество ответственности вытекает из того, что профессии носят интеллектуальный характер; ибо во всех интеллектуальных операциях мыслитель берет на себя риск. Если тогда интеллектуальность с последующей личной ответственностью будет рассматриваться как один из критериев профессии, никакая чисто инструментальная или механическая деятельность не может справедливо претендовать на профессиональный статус; поскольку человеческий разум в инструментальной или механической деятельности не пользуется необходимой свободой масштабов и не несет необходимого бремени личной ответственности.Выполнение или применение продуманной техники, будь то грубая или изысканная, физическая или умственная, – это, в конце концов, рутина. Кто-то из сторонников повседневного обдумывания задумал и поэтому несет ответственность, и только он один заслуживает того, чтобы его считали профессионалом.

Мы привыкли говорить об образованных профессиях. Какое значение в этой связи имеет выученное слово? Означает ли это, что существуют необразованные и научные профессии? Я подозреваю, что нет, поскольку интеллектуальный характер профессиональной деятельности предполагает воплощение идей в жизнь, предполагает получение необработанного материала из той или иной области научного мира.Профессии не смогли бы достичь интеллектуального развития, если бы они использовали в основном или даже в значительной степени знания и опыт, которые обычно доступны, – если они черпали, то есть только из обычно доступных источников информации. Им нужно прибегать к помощи лаборатории и семинара, чтобы постоянно получать свежие факты; а также. именно постоянный поток идей, исходящий из этих источников, удерживает профессии от вырождения в обычную рутину, от потери их интеллектуального и ответственного характера.Таким образом, вторым критерием профессии является ее научный характер, и эта характеристика настолько важна, что прилагательное «выученная» на самом деле ничего не добавляет к существительному «профессия».

Следовательно, профессии интеллектуальны и образованы; в следующем месте они определенно практичны. Никакая профессия не может быть чисто академической и теоретической; у профессионального человека должна быть абсолютно определенная и практическая цель. Его процессы по сути интеллектуальны; его сырье получено из мира обучения; после этого он должен сделать с этим четкую, конкретную задачу.Все виды деятельности, о профессиональном качестве которых мы должны сразу согласиться, не только интеллектуальны и научены, но и имеют определенную цель. Например, юриспруденция, медицина, архитектура и инженерное дело работают в определенных областях и стремятся к объектам, которые можно четко, недвусмысленно и конкретно сформулировать. Врачи в основном полагаются на определенные определенные науки, такие как анатомия, физиология, фармакология и т. Д., И применяют их для сохранения и восстановления здоровья. Архитектура опирается на математику, физику и т. Д., и применяет их к проектированию и строительству зданий. Концы, конечно, могут быть конкретными и практическими, но не физическими или материальными. Профессора университетов, занятые преподаванием, подготовкой учителей, повышением знаний или развитием мысли, выдерживают испытания, которые мы перечислили до сих пор: – их работа интеллектуальна, усвоена по качеству и определенно практична по предмету.

Каждая из безошибочных профессий, уже упомянутых в целях иллюстрации, обладает техникой, способной к общению посредством упорядоченной и узкоспециализированной учебной дисциплины.Несмотря на расхождения во мнениях о деталях, представители данной профессии довольно хорошо согласны в отношении конкретных целей, которые эта профессия стремится достичь, и конкретных видов навыков, которыми практикующий профессионал должен овладеть, чтобы достичь цели в своей профессии. вопрос. На этой основе мужчины приходят к пониманию объема и качества подготовки, общей и специальной, которая должна предшествовать поступлению в профессиональную школу; по содержанию и продолжительности профессионального курса.Эти формулировки предназначены для исключения из профессий тех, кто не может заниматься ими широко, свободно и ответственно; и удостовериться, что потенциально способные проинструктированы таким образом, чтобы получить максимальную пользу от предоставляемого обучения.

Профессия – это братство, почти, если это слово можно очистить от его оскорбительных значений, каста. Профессиональная деятельность настолько конкретна, настолько увлечена интересами, настолько богата обязанностями и обязанностями, что полностью вовлекает своих приверженцев.Таким образом, социальная и личная жизнь профессиональных мужчин и их семей имеет тенденцию организовываться вокруг профессионального ядра. Вскоре развивается сильное классовое сознание. Но хотя внешне профессии несколько аристократичны по форме, они в правильном понимании представляют собой весьма демократические институты. Они действительно имеют тенденцию устанавливать определенные требования для поступления, так сказать; но демократия, как я понимаю, означает не уничтожение различий, а, скорее, устранение необоснованных и произвольных различий.Если членство в какой-либо профессии было обусловлено какой-либо квалификацией, не связанной по существу с деятельностью, связанной с рождением или богатством, или некоторыми другими случайностями, профессии могли быть справедливо обвинены в снобизме или аристократии; но если квалификация определяется только характером ответственности и если членство зависит исключительно от удовлетворительных условий, достигнутых таким образом, тогда профессии должны быть признаны полностью демократическими по сути.

Конечно, всегда существует опасность того, что интересы организации могут вступить в противоречие с интересами политического тела.Организации врачей, юристов и учителей могут обнаружить, что личные интересы людей, из которых они состоят, противопоставляются интересам общества в целом. В целом, однако, подобного рода организованные группы в демократических условиях склонны более чутко реагировать на общественные интересы, чем неорганизованные и изолированные индивиды. В любом случае, под давлением общественного мнения профессиональные группы все больше и больше склонны рассматривать себя как органы, созданные для достижения социальных целей, а не как органы, сформированные для того, чтобы вместе отстаивать права или защищать интересы и принципы. .Я не хочу, чтобы меня понимали так, будто я говорю, что эта разработка еще никоим образом не завершена. Это далеко не так. Организации учителей, врачей и юристов по-прежнему склонны искать, прежде всего, «номер один». Но со временем вполне может стать признаком профессионального характера то, что профессиональная организация явно и по общему признанию предназначена для продвижения общих социальных интересов через профессиональную организацию. Таким образом, преданность добру с большей вероятностью станет признанным признаком профессиональной деятельности; и по мере этого развития материальный интерес отдельного практикующего специалиста данной профессии имеет тенденцию постепенно уступать место растущему осознанию ответственности перед более широкой целью.

Позвольте мне теперь кратко рассмотреть шесть критериев, которые мы упомянули; профессии предполагают в основном интеллектуальные операции с большой индивидуальной ответственностью; они черпают сырье из науки и обучения; над этим материалом они работают до практической и определенной цели; обладают обучающей коммуникативной техникой; они склонны к самоорганизации; мотивация их становится все более альтруистической. Будет интересно испытать различные формы деятельности, чтобы определить, работают ли эти критерии.

Начнем с грубого и очевидного примера – сантехники. Сантехник обладает определенными профессиональными характеристиками: он определен по назначению, владеет техникой, доступной через образование, и имеет очень определенную организацию. Тем не менее сантехник – это не профессия. Водопроводчик – механик, действующий скорее на инструментальном, чем на интеллектуальном уровне; данные, которые он использует, являются собственностью обычного опыта, не полученного сразу или недавно из области науки и обучения; наконец, пока нет убедительных доказательств того, что дух сантехника становится социализированным.Сантехническое дело по-прежнему преследуется слишком сильно, чтобы получить прибыль сантехника. Следовательно, это ремесло, а не профессия.

Банковское дело – это деятельность с определенными профессиональными характеристиками. Его цель определена; это дает большой простор для интеллекта; он развивает отчетливое классовое сознание. Но недостатки очевидны: банковское дело еще далеко не в достаточной степени применение экономической науки; это в значительной степени вопрос того, что неопределенно называют деловым чутьем или деловым опытом, здравым смыслом или практическим правилом.Несомненно, существуют научные возможности, и недавнее законодательство знаменует собой явный прогресс в направлении научного или профессионального банковского дела в более строгом использовании этих терминов. Однако в настоящее время банковская практика все еще слишком эмпирическа, чтобы соответствовать современной концепции профессионализма. Конечно, есть и другие недостатки. Известный банкир недавно назвал себя «торговцем кредитами». Таким образом, слишком сильно подчеркивается мотив финансовой прибыли. Это правда, что во время кризиса банковские интересы страны мобилизовались на защиту широкой общественности.Но в этих случаях торговый интерес и общий интерес совпадают настолько в значительной степени, что возникает вопрос, можно ли рассматривать мотив как пример профессионального альтруизма; в любом случае, это исключение, скорее из-за общей опасности извне, чем из-за духовных устремлений изнутри. Таким образом, в настоящее время банковское дело следует рассматривать как отрасль с определенным профессиональным образованием.

Аптека – это профессия? Является ли обученная медсестра профессией? Фармацевт составляет рецепт врача, для чего ему требуется значительный опыт, знание определенных наук, особенно химии, и высокая степень осторожности, поскольку либо малейшая ошибка с его стороны, либо неспособность обнаружить ошибку при со стороны врача, будь то из-за незнания или небрежности, могут быть очень серьезные последствия.Возвращаясь к нашим критериям, я должен сказать, что фармация имеет определенную цель, обладает передаваемой техникой и черпает по крайней мере часть своего существенного материала из науки. С другой стороны, деятельность не носит преимущественно интеллектуального характера, и ответственность не является изначальной или первичной. Врач думает, решает и приказывает; фармацевт подчиняется – подчиняется, конечно, осмотрительно, разумно и умело – но в конце концов подчиняется, а не исходит от него. Таким образом, аптека – это добавка к медицинской профессии, особая и явно более высокая форма ремесла, а не профессия.И это различие не просто словесная придирка, поскольку оно имеет важное значение для решения всех образовательных вопросов, связанных с фармацией.

Я осознаю, что пытаюсь подобрать провод под напряжением, когда берусь определить статус обученной медсестры. Но если рассмотрение различных последовательно организованных мероприятий проливает свет на проблему, связанную с социальным работником, в обсуждении сумеречных случаев есть очевидные преимущества. Квалифицированная медсестра прилагает похвальные и важные усилия для улучшения статуса своего призвания.Она справедливо настаивает на том, чтобы ее положение было очень ответственным; что она должна обладать знаниями, навыками и силой суждения; что шансы получить эти квалификации, все они в основном интеллектуальные, повышаются по мере того, как возрастает достоинство профессии. Однако следует отметить, что ответственность обученной медсестры не является ни первоначальной, ни окончательной. Ее тоже можно назвать другой рукой врача или хирурга. Ее функция – инструментальная, хотя на самом деле не только механическая инструментальная.В определенных отношениях она, возможно, почти соучастница. Тем не менее, когда все сказано, именно врач наблюдает, размышляет и решает. Дрессированная медсестра играет ему на руку; выполняет его приказы; вызывает его, как стража в новых чрезвычайных ситуациях; лояльно подчиняет свой интеллект своей теории, своей политике и действует в точности пропорционально своей способности, таким образом, подкреплять его усилия. Может ли деятельность второстепенного характера считаться профессией? От ответа зависит вся образовательная политика.

Я говорил об обученной медсестре, дежурной в палате больного, и поднял, не пытаясь окончательно решить некоторые вопросы, подсказанные ее отношениями к врачу. Между тем, справедливо добавить, мы развиваем сестринское дело по другим направлениям. Медсестра общественного здравоохранения – это санитарный служащий, занятый в полевых условиях в основном под свою ответственность, а не в палате больного по приказу. Применим ли к ней термин «медсестра», не возникнет ли дифференциации в обучении и терминологии, поскольку работа в области общественного здравоохранения станет самостоятельной, мне не нужно брать на себя обязательство решать.

С медициной, юриспруденцией, инженерией, литературой, живописью, музыкой мы выходим из всех облаков сомнения в безошибочные профессии. Все без исключения эти призвания предполагают личную ответственную интеллектуальную деятельность; они немедленно черпают свой материал из учебы и науки; они обладают организованной и обучающей коммуникативной техникой; они приобрели определенный статус, социальный и профессиональный, и все более отчетливо становятся органами для достижения больших социальных целей.Мне нет необходимости устанавливать эту позицию отдельно по каждому из них. Пусть хватит случая с медициной. Функция врача в подавляющем большинстве случаев интеллектуальна по качеству, а его ответственность – абсолютно личной. Он использует различные инструменты, физические и человеческие: мискроскоп, стетоскоп, сфигмограф, санитар, фармацевт, диетолог, медсестра. Но его командирский интеллект использует эти ресурсы; его ответственность за решение проблемы и способы ее решения.Конечно, есть множество врачей, к процессам которых слово интеллектуальный не может быть применено должным образом, – рутинники, которым несколько явных признаков указывают на ту или иную процедуру по закону механической ассоциации; но этим плохо обученным и плохо оснащенным медикам нет места в современной медицине. Они уже устарели, это всего лишь пережитки, которым скоро суждено уйти из жизни.

Далее, медицина получает материал непосредственно из науки. Действительно, внушительный массив наук был разработан, в значительной степени из-за проблем, с которыми сталкиваются и ощущаются потребности в медицинской практике: анатомия, физиология, патология, бактериология и фармакология.Эти науки теперь достигли независимости в том смысле, что, подобно химии и физике, они обладают внутренним интересом и могут развиваться без непосредственного отношения к болезни. Тем не менее они предоставляют данные, которыми врач в значительной степени оперирует, и его профессиональное развитие может определяться степенью, в которой он заменяет в своих наблюдениях и мышлении данные, полученные таким образом, на данные эмпирического характера.

Медицина подходит и по другим пунктам: у нее есть определенная, уже отмеченная практическая цель, а именно: сохранение и восстановление здоровья; он превосходно поддается эффективной и упорядоченной учебной дисциплине, рассчитанной на достижение только что заявленной цели; он достиг очень определенного статуса; наконец, хотя ни организация в целом, ни ее члены в отдельности не могут утверждать, что они свободны от эгоистичных и корыстных побуждений, справедливо следует сказать, что медицинская профессия продемонстрировала искреннее уважение к общественным интересам, а не к своим собственным, что он все в большей степени реагирует на большие социальные потребности, и отсутствуют нежелательные признаки развития, которое в некоторой степени минимизирует личную выгоду, поскольку она сводится к минимуму в обучении.

Я надеюсь, что эти примеры сделали наши критерии настолько ясными, что теперь их можно применить к социальной работе. Является ли социальная работа профессией в техническом и строгом смысле этого слова? Бюллетень Нью-Йоркской школы филантропии под названием «Профессия социальной работы» дает следующее объяснение:

Школа благотворительности – это, прежде всего, профессиональная школа с высшим образованием для гражданской и социальной работы. Слово «филантропия» следует понимать в самом широком и глубоком смысле как включающее все виды социальной работы, будь то под государственной или частной эгидой.Под социальной работой подразумевается любая форма настойчивых и целенаправленных усилий, направленных на улучшение условий жизни или труда в сообществе, либо на облегчение, уменьшение или предотвращение стресса, вызванного слабостью характера или давлением внешних обстоятельств. Все такие усилия могут рассматриваться как подпадающие под действие благотворительности, образования или правосудия, и одно и то же действие может иногда проявляться как то или иное, в зависимости от точки зрения.

Действия, описанные в этих словах, очевидно, носят интеллектуальный, не механический, не рутинный характер.Рабочий должен обладать тонкими способностями к анализу и различению, широтой и гибкостью сочувствия, здравым суждением, умением использовать любые доступные ресурсы, легкостью придумывать новые комбинации. Эти операции несомненно интеллектуального качества.

Признаюсь, мне, однако, не ясно, является ли эта ответственность обязанностью скорее посредника, чем первоначального агентства. Позвольте мне объяснить как можно более конкретно. Инженер разрабатывает свою проблему и предлагает ее решение; то же самое делают врач, проповедник, учитель.Социальный работник берется за дело распадающейся семьи, потерпевшего крушение индивида или несоциализированной отрасли. Локализовав свою проблему, определившись с ее конкретным характером, не побуждает ли он обычно обращаться к специализированному агентству, профессиональному или иному, лучше всего оборудованному для решения этой проблемы? Нужно лечить болезнь – нужен врач; невежество требует школы; бедность требует законодателя, организованной благотворительности и так далее. В той степени, в которой социальный работник выступает посредником при вмешательстве конкретного агента или агентства, наиболее подходящего для решения конкретной чрезвычайной ситуации, с которой он столкнулся, является ли сам социальный работник профессионалом или он обладает интеллектом, который способствует той или иной профессии или другой деятельности в действие? Таким образом, ответственность за конкретное действие возлагается на силу, которую он призвал.Само разнообразие ситуаций, с которыми он сталкивается, заставляет его быть не столько профессиональным агентом, сколько посредником, прибегающим к тому или иному профессиональному агентству.

Говоря о социальной работе как о посреднике, я не собираюсь говорить, что другие профессии взаимно независимы и действуют независимо. Действительно, сотрудничество представителей разных профессий при выполнении конкретных задач является характерной чертой современной организации. Архитекторы, инженеры, санитары, юристы и педагоги сотрудничают в строительстве школы или многоквартирного дома.Но следует отметить, что это разделение труда между равными, причем каждая сторона несет, при условии общего согласия, основную ответственность за свою конкретную функцию, определенность этой функции и полноту ответственности, отличающиеся, как я понимаю, от функции и ответственность социального работника в аналогичных условиях.

Рассмотрение объектов социальной работы приводит к такому же выводу. Я указал на то, что все признанные и признанные профессии имеют определенные и конкретные цели: медицина, право, архитектура, инженерия – можно провести четкую демаркационную линию относительно их соответствующих областей.Это не относится к социальной работе. Это оказывается не столько определенной областью, сколько аспектом работы во многих областях. Один из аспектов медицины относится к социальной работе, как и некоторые аспекты права, образования, архитектуры и т. Д. На мгновение вернемся к сфере интересов, указанной в приведенном выше отрывке из проспекта Нью-Йоркской школы: улучшение условия жизни и труда в обществе, облегчение или предотвращение стресса индивидуального или социального происхождения. Проспект Бостонской школы социальных работников перечисляет различные виды должностей, занимаемых ее выпускниками, а именно: забота о детях, церковная и религиозная работа, общественные учреждения, улучшение промышленности, институциональные и медицинские социальные услуги, работа и отдых по соседству, организация благотворительности. , условно-досрочное освобождение.Сфера занятости действительно настолько обширна, что разграничение невозможно. Мы заметили, что профессии должны быть ограниченными и определенными по объему, чтобы практикующие сами могли действовать; но высокая степень специализированной компетентности, необходимая для действий и обусловленная ограничением области, никак не может соответствовать широте охвата, характерной для социальной работы. Определенная поверхностность достижений, определенное отсутствие практических способностей неизбежно характеризует такую ​​широту стремления. Если, однако, мы представляем себе социального работника не столько как агента, борющегося с той или иной ситуацией, а скорее как контролирующего клавиатуру, которая вызывает, координирует и координирует работу различных профессиональных специалистов, эта широта достижений очень далека от цели. повод для упрека.Это требует от социального работника крайней осторожности и значительной скромности, потому что в наши дни значительная степень уверенности возможна для любого человека только в ограниченной области. Не будет ли поэтому по крайней мере наводящим на размышления рассматривать социальную работу как имеющую отношение ко многим профессиям, а не как профессию как таковую?

Возможно, та же идея может быть реализована другими способами. Большая часть того, что называется социальной работой, может быть объяснена тем, что признанные профессии развивались слишком медленно в социальной сфере.Предположим, медицина полностью социализирована; Разве медики, медицинские учреждения и медицинские организации не будут заботиться об определенных интересах, о которых должен заботиться социальный работник, только потому, что сейчас медицинская практика не оправдывает ожиданий? Недостатки закона создают аналогичную потребность в другом направлении. С этой точки зрения социальная работа, по крайней мере отчасти, является не столько отдельной профессией, сколько попыткой дополнить определенные существующие профессии до их завершения. Он разбивает существующие профессии; вдыхает в них новый дух; и связывает их вместе в стремлении справиться с данной ситуацией с новой точки зрения.

Отсутствие конкретной цели серьезно сказывается на проблеме подготовки социальных работников. Профессии, которые умеют точно определять свои цели, могут разработать образовательные процедуры, способные достичь желаемого результата. Но профессии социальных работников настолько многочисленны и разнообразны, что никакая компактная, целенаправленно организованная учебная дисциплина невозможна. Нужны хорошо информированные, уравновешенные, тактичные, рассудительные, отзывчивые, находчивые люди, а не какой-либо определенный вид или виды технических навыков.Поскольку образование может производить этот тип, образование не столько технически профессиональное, сколько широко культурное в различных сферах гражданских и социальных интересов. Неопределенность предприятия, которым они заняты, должно быть, беспокоила самих инструкторов, если я могу судить по замечанию, однажды сделанному мне одним из них: «Мы просто не знаем, чему их научить». В этой связи стоит отметить, что руководители школ для социальных работников – это обученные мужчины с последующим опытом, но не обученные социальные работники.Доктор Грэм Тейлор по образованию теолог, доктор Брэкетт и доктор Девайн – экономисты. Все они хорошо осведомлены не только в своей специальности, но и во многих других направлениях. Эта широта интереса и достижений, подкрепленные практическим опытом, делает их компетентными руководителями школ для социальных работников – это, а не какой-либо конкретный тренинг, направленный на конкретную работу.

Однако позвольте мне добавить, что то, что я только что сказал, не означает, что школы филантропии излишни.Глядя на них как на образовательные предприятия, я подозреваю, что они пока еще ищут свое надлежащее место и функцию. Однако есть очевидное удобство в наличии института, который максимально концентрирует внимание на основных направлениях социальной деятельности; очевидное преимущество в наличии учебного заведения, которое делает упор на практическую сторону того, что в противном случае могло бы быть более или менее академическим обучением во многих отраслях. Но такое обучение не совсем профессионально по своему характеру; он дополняет и использует то, что хорошие студенты могли бы получить в ходе своего предыдущего высшего образования.

Если социальная работа не соответствует одним профессиональным критериям, она очень легко удовлетворяет другие. Не может быть никаких вопросов относительно источника, из которого социальный работник черпает свой материал – очевидно, это исходит из науки и обучения, из экономики, этики, религии и медицины; нет никаких сомнений и в быстром развитии профессионального самосознания, о чем свидетельствуют эти ежегодные конференции. Наконец, в том отношении, в котором большинство профессий все еще не оправдывает ожиданий, социальная работа находится на том же уровне, что и образование, поскольку вознаграждение социального работника находится в его собственной совести и на небесах.Его жизнь отмечена преданностью безличным целям, и его собственное удовлетворение в значительной степени обеспечивается удовлетворением, которое его усилия приносят другим.

Но и в этом аспекте профессиональной деятельности есть и обратная сторона. Профессии нельзя культивировать с целью получения прибыли. Также, позвольте добавить, они не могут развиваться на основе волонтерской или низкооплачиваемой службы. К счастью, большинство мужчин и женщин находятся в таком положении, что выбранная ими профессия должна обеспечивать им доход, необходимый для их существования и развития.Хорошо обученных мужчин и женщин, как правило, не привлекает профессия, которая не предполагает прожиточного минимума в обмен на компетентную службу. Ошибаюсь ли я, думая, что нередко внутренняя радость, связанная с благотворительными усилиями, казалась тем, кто контролирует, более полным удовлетворением законных желаний рабочего, чем это казалось, например, самому работнику? Здесь я снова задаю вопрос, а не критикую.

Теперь, когда мы пробежались по признакам профессий и обнаружили, что в целом на данном этапе социальная работа вряд ли подходит, справедливо спросить, не занимались ли мы просто словесными спорами.Имеет ли практическое значение такой анализ?

Мне кажется, что есть. Например: социальный работник иногда бывает слишком самоуверен; социальная работа в некоторой степени пострадала от одного из пороков, связанных с журналистикой, – чрезмерной легкости в речи и действиях. Давайте на мгновение предположим, что наши размышления о различиях между принятыми профессиями и социальной работой напоминают социальному работнику в решающие моменты, что он, как социальный работник, не столько сам эксперт, сколько посредник, чья задача состоит в том, чтобы вызвать эксперт: не будет ли его наблюдение более спокойным, его высказывание более сдержанным, будь то экономические, образовательные или санитарные трудности, с которыми он сталкивается? Я имею в виду, что он будет осознавать свою зависимость, и это «сознание» будет побуждать к осторожности, тщательности и умеренности.Ведь если социальная работа недостаточно определена, чтобы называться профессией, социальный работник будет по крайней мере менее самоуверенным, чем профессионал, которого он вызывает. Разве невозможно, чтобы часть огромной армии реакции состояла из тех, кого напрасно пугает порой безрассудная – а может быть, несколько безосновательная уверенность реформатора? Если так, то неспособность осознать ограничения социальной работы с профессиональной точки зрения имеет практические последствия.

Мэтью Арнольд где-то цитирует слова Гете: «Делать легко; думать сложно.В некотором смысле это замечание верно. Если мы имеем в виду рутинные действия и фундаментальное мышление, то по-настоящему делать легко, а думать сложно. Но в некотором смысле это замечание ложно. Ибо если мы подразумеваем под действием, эффективным действием и под мышлением легкое движение внушения, тогда думать легко, а делать трудно. Легкое, нетерпеливое извлечение прогрессивных рекомендаций, характерное даже для лучшей прогрессивной журналистики, – это одно; совсем другое дело – разработка практической задачи.Я не знаю ничего труднее, чем взять определенную ситуацию в области санитарии или образования и исправить ее. И виноваты не только или в некоторых случаях в основном беззаконие и порочность людей; иногда наше нетерпение может быть несправедливым, если оно вызвано каким-либо таким взглядом. Проблемы сами по себе сложны; наши ресурсы недостаточны; наши способности, особенно в отношениях с другими, «относительно невелики и работают медленно. В том смысле, в котором мы сейчас говорим, поговорка Гсете может быть обратной: думать легко, делать трудно.

У меня нет желания отговаривать социальных работников; еще меньше я хочу принести помощь или утешение врагу. Я не хочу умалять силу любой атаки, которая может быть нанесена на бедность, невежество, болезни, эгоизм; но на данный момент я, игнорируя все остальное, смотрю на метод социального работника с чисто профессиональной точки зрения. Теперь, когда социальная работа станет полностью профессиональной по своему характеру и научной по методам, станет ясно, что энергия не является синонимом интеллекта.Более того, сила не может быть успешной без интеллекта. Сражения, которые оплачивает социальная работа, будут выиграны не фразами, которые слишком часто заменяют опыт и знания, а окопной войной, которую ведут мужчины и женщины, которые изучили каждый дюйм земли, на которой им приходится сражаться.

Я говорил о журналистике. Меня не поймут как дискредитирующего эффективную и умелую журналистскую работу. Его ограничения, однако, очевидны, и никто не чувствует их более остро, чем некоторые из тех, кто вынужден в силу необходимости работать внутри них.Я хочу указать здесь на следующее: в наши дни профессия нуждается в такой форме выражения и записи, которая носит научный, а не журналистский характер. Газеты, еженедельные и ежемесячные периодические издания более или менее служат социальной работе в том, что касается журналистской рекламы. «Несмотря на то, что, несомненно, по-прежнему желательно сосредоточить этот материал в журналах, специально посвященных социальной работе для новостной пропаганды и агитации, важно помнить, что таким образом мы не поднимаемся выше журналистского до научного или профессионального уровня.Профессия должна найти достойные и критические средства для самовыражения в виде периодического издания, которое должно подробно описывать все выполняемые работы; и время от времени он должен регистрировать свои более впечатляющие результаты в литературе, которая становится все более солидной и разнообразной. В некоторой степени эволюцию социальной работы к профессиональному статусу можно измерить по качеству публикации, изложенной в ее названии. Я не могу претендовать на такое знакомство с литературой по социальной работе, чтобы дать мне право высказывать мнение о том, насколько его периодическое издание или его книжная литература впечатляют, являются научными или профессиональными по качеству; но я считаю, что этот вопрос может быть выгодно рассмотрен теми, кто хочет, чтобы социальная работа воспринималась так же серьезно, как медицина или инженерия.

Таким образом, в настоящий момент может быть – заметьте, я не пытаюсь быть очень позитивным – возможно, что социальная работа выиграет, если она станет неприятно осознавать, что это не профессия в том смысле, в каком медицина и инженерное дело. профессии; что, если медицина и инженерия имеют причины для оказания неотложной помощи, у социальной работы есть еще больше. Отца покойного президента Гилмана однажды спросили, выбрал ли его сын Дэниел свою профессию. «Не знаю, – ответил он, – Дэниел всегда работает, а не исповедует.”

Но, в конце концов, важнее всего профессиональный дух. Любая деятельность может преследоваться в подлинном профессиональном духе. Поскольку общепринятые профессии преследуются на корыстном или эгоистическом уровне, закон и медицина с этической точки зрения не лучше ремесел. Поскольку торговля ведется честно, она имеет тенденцию повышаться до профессионального уровня. Социальная работа сильно апеллирует к гуманитарным и духовным элементам. В нем нет никаких побуждений к мирскому – ни комфорта, ни славы, ни денег.Бескорыстная преданность тех, кто решил посвятить себя созданию более подходящего места для жизни, может наполнить социальную работу профессиональным духом и, таким образом, в некоторой степени возвысить ее над всеми различиями, которые я так старался сделать. В конечном счете, первым, главным и обязательным критерием профессии будет обладание профессиональным духом, и эта проверочная социальная работа может, если она удовлетворит, полностью удовлетворить.

Эту работу также можно прочитать в Интернет-архиве.

Источник : Материалы Национальной конференции благотворительности и исправительных учреждений на сорок второй ежегодной сессии, проходившей в Балтиморе, штат Мэриленд, 12–19 мая 1915 г., стр. 576.

Как цитировать эту статью (формат APA): Flexner, A. (1915). Социальная работа – это профессия? Проект истории социального обеспечения . Получено с http://socialwelfare.library.vcu.edu/social-work/is-social-work-a-profession-1915/

.

Что такое социальная работа? Это профессия для меня? – Школа социальной работы

Что такое социальная работа?
Студент, работающий с молодежью
Если вы хотите карьеру со смыслом, действиями, разнообразием, удовлетворением и множеством возможностей, социальная работа для вас! Социальные работники – это квалифицированные профессионалы, которые работают над расширением прав и возможностей людей, облегчением страданий и воздействием на социальные изменения.Они универсалы и специалисты, работающие в самых разных условиях, но применяющие общие основные ценности, принципы и методы. Из-за огромного разнообразия немногие профессии могут сравниться с социальной работой и широким спектром возможностей и условий, которые она предлагает. Социальные работники работают в сфере психического здоровья и здравоохранения, в сфере защиты детей и старения, в управлении и в клинических условиях. Они работают в больницах, школах, на предприятиях, в государственных учреждениях, полицейских управлениях, частных практиках и на многих других интересных рабочих местах.Это менеджеры, терапевты, общественные организаторы, преподаватели и исследователи. Они на передовой и за кулисами. Они есть в больших городах и в небольших населенных пунктах. Где бы ни были люди, есть социальные работники. [Источник: Национальная ассоциация социальных работников (2006). Выбор: карьера в социальной работе. Стр. 2-3].

Социальная работа – это особая профессия, которая разделяет приверженность не только работе с отдельными лицами, семьями и небольшими группами, но и приверженность институциональным и социальным изменениям.Как профессия, социальные работники несут главную ответственность за обездоленных, уязвимых и экономически обездоленных людей в нашем обществе. Социальные работники помогают людям налаживать отношения, решать проблемы и справляться со многими социальными и экологическими проблемами, которые влияют на повседневную жизнь и контролируют ее. Исторически социальные работники возглавляли борьбу за законы о детском труде, право голоса для женщин и другие прогрессивные вехи. Социальные работники разделяют общий набор профессиональных ценностей и этики, а также общий набор базовых или общих навыков, которые позволяют им работать с различными группами населения и выполнять различные роли в различных условиях.

Как мне узнать, подхожу ли я для работы в качестве социального работника?

Только вы действительно можете принять решение о том, есть ли у вас то, что нужно, чтобы стать социальным работником, и хотите ли вы этим заниматься. Профессия социальной работы подходит для людей, которые гибки, социально и политически осведомлены, самомотивированы, стремятся учиться на протяжении всей жизни, стремятся к личностному росту, альтруистичны, не боятся двусмысленности и заинтересованы в изменении социальных условий, которые неблагоприятны для здоровое человеческое развитие, самоопределение и социальная справедливость.

Глобальное определение социальной работы – Международная федерация социальных работников

Основные задачи профессии социальной работы включают содействие социальным изменениям, социальному развитию, социальной сплоченности, а также расширение прав и возможностей и освобождение людей.

Социальная работа – это практическая профессия и академическая дисциплина, в которой признается, что взаимосвязанные исторические, социально-экономические, культурные, пространственные, политические и личные факторы служат возможностями и / или препятствиями на пути к благополучию и развитию человека.Структурные барьеры способствуют сохранению неравенства, дискриминации, эксплуатации и угнетения. Развитие критического сознания посредством размышлений о структурных источниках угнетения и / или привилегий на основе таких критериев, как раса, класс, язык, религия, пол, инвалидность, культура и сексуальная ориентация, а также разработка стратегий действий для решения структурных и личных барьеры являются центральным элементом практики освобождения, целью которой является расширение прав и возможностей и освобождение людей.В знак солидарности с теми, кто находится в неблагоприятном положении, эта профессия стремится уменьшить бедность, освободить уязвимых и угнетенных, а также способствовать социальной интеграции и социальной сплоченности.

Мандат социальных изменений основан на предпосылке, что вмешательство социальной работы имеет место, когда текущая ситуация, будь то на уровне человека, семьи, небольшой группы, сообщества или общества, считается нуждающимся в изменении и развитии. . Он вызван необходимостью бросить вызов и изменить те структурные условия, которые способствуют маргинализации, социальной изоляции и угнетению.Инициативы социальных изменений признают роль человеческого фактора в продвижении прав человека и экономической, экологической и социальной справедливости. Профессия в равной степени привержена поддержанию социальной стабильности, поскольку такая стабильность не используется для маргинализации, исключения или угнетения какой-либо конкретной группы людей.

Социальное развитие концептуально означает стратегии вмешательства, желаемые конечные состояния и рамки политики, причем последние в дополнение к более популярным остаточным и институциональным рамкам.Он основан на целостных биопсихосоциальных, духовных оценках и вмешательствах, которые преодолевают микромакро-разрыв, включают несколько уровней системы и межотраслевое и межпрофессиональное сотрудничество, направленное на устойчивое развитие. Он уделяет приоритетное внимание социально-структурному и экономическому развитию и не придерживается общепринятого мнения о том, что экономический рост является предпосылкой социального развития.

Социальная работа Профессия: История | Энциклопедия социальной работы

Возникнув в результате волонтерских усилий по улучшению общества в конце 19 века в Европе и Северной Америке, социальная работа стала профессией в начале 20 века и достигла профессионального статуса к 1920-м годам.Перепись 1930 года впервые классифицировала социальную работу как профессию. Социальная работа началась как одна из нескольких попыток решить социальный вопрос , парадокс увеличения бедности во все более производительной и процветающей экономике. Первоначально социальные работники сосредоточили внимание на бедности, но в 1920-е годы их все больше беспокоили проблемы детей и семей. К 1930-м годам новое занятие приобрело профессиональный статус как профессия личного обслуживания в результате роста профессиональных организаций, образовательных программ и публикаций (Walker, 1933).Но депрессия и война переориентировали профессиональные интересы на бедность, поскольку кризисы Великой депрессии и Второй мировой войны потребовали внимания социальных работников. После войны проблемы психического здоровья приобрели важное значение, поскольку в программах для ветеранов и широкой общественности особое внимание уделялось оказанию стационарных и амбулаторных услуг по охране психического здоровья. В 1960-х годах социальные работники снова столкнулись с проблемой бедности и продолжили развиваться как профессия, так что к 21 веку социальная работа была лицензирована во всех 50 штатах.С тех пор количество социальных работников выросло, несмотря на то, что влияние профессии на политику социального обеспечения ослабло.

Возникновение социального вопроса

В конце 19 века индустриализация создала городское общество в условиях глобализации экономики. Сила пара стимулировала расширение промышленного производства и революцию в транспорте, что привело к ускорению коммуникации и всемирному движению капитала, промышленных товаров и людей. Города в индустриальных обществах Европы и Северной Америки росли, а социальные проблемы, казалось, достигли критического уровня, поскольку индустриальная экономика породила новые проблемы – безработицу, безнадзорных и брошенных детей, хроническую инвалидность и бедность среди беспрецедентного богатства.В то время как Соединенные Штаты оставались преимущественно сельским обществом, большие города, казалось, предвещали будущее, и многие с ужасом отреагировали на очевидные страдания городской бедноты – и на их потенциал разрушения (Bremner, 1956; Rodgers, 1998).

В Соединенных Штатах интерес к социальным вопросам, поскольку стало известно о проблемах городов и последствиях индустриализации, имел как религиозные, так и рационалистические корни. Сентиментальный реформизм, который лежал в основе усилий по борьбе с рабством до гражданской войны, обратился к проблемам бедных, особенно детей.В благотворительных организациях, детских фондах и поселениях религиозные люди выступали за реформы в помощь бедным. Протестантские служители исповедовали Социальное Евангелие , провозгласив, что христиане обязаны проводить кампании за социальные реформы. Римско-католические реформаторы прислушались к энциклике Папы Льва XIII Rerum Novarum (1891), в которой содержится призыв к справедливости в отношениях между капиталом и трудом. Евреи в Германии и США поддержали движение за реформы, делающее упор на социальную справедливость.Но развитие крупного бизнеса и его растущая зависимость от технологий и новых моделей формальной организации также подсказали направления реформ: современная благотворительная деятельность будет носить научный характер и будет заимствовать организационные структуры из развивающегося корпоративного мира.

Советы по благотворительности, в состав которых входят известные граждане, служившие бесплатно, пытались рационализировать государственные учреждения с проживанием в семье, созданные до Гражданской войны. Рациональное администрирование означало тщательное составление бюджета, правила государственной службы и сбор данных о деятельности государственных учреждений.Члены совета посетили и проинспектировали государственные учреждения – психиатрические больницы, тюрьмы, детские дома и школы для людей с различными формами инвалидности – и дали рекомендации по более эффективному управлению. Начиная с Массачусетса в 1862 году, большинство штатов учредили правления благотворительных организаций в последней трети XIX века. Большинство советов выполняли консультативные функции, в то время как другие (обычно называемые контрольными советами) осуществляли административный надзор за государственными учреждениями.

В крупных городах страны движения за спасение детей стремились улучшить жизнь сирот и детей из бедных семей.Протестантский священник Чарльз Лоринг Брейс основал Нью-Йоркское общество помощи детям (CAS) в 1853 году. В течение следующих полувека CAS инициировал ряд мер по спасению детей, в частности, сиротские поезда, которые отправляли бедных детей Нью-Йорка из христианских фермерских семей в Средний Запад. Движение поездов для сирот стимулировало развитие еврейских и католических детских домов, и движение за спасение детей вскоре переросло свои корни. Уход за детьми в детских домах увеличился в конце 19 века, поскольку государства пытались положить конец практике помещения детей в приюты.На рубеже веков реформаторы рассматривали смешанную систему ухода за детьми-иждивенцами, включающую как государственные, так и частные учреждения, размещение по месту жительства, а также институциональный уход и превентивное законодательство, включая законы, регулирующие или запрещающие детский труд и требующие посещения школы.

В 1880-х годах были созданы два новых учреждения, которые сыграли важную роль в создании новой профессии для оказания помощи бедным. В большинстве крупных американских городов, начиная с Буффало в 1877 году, были созданы общества благотворительных организаций (COS) по образцу Лондонского общества благотворительных организаций.Благотворительная организация делает упор на контролируемую форму любви к бедным. Организация добровольных благотворительных организаций, а не поставщик прямой материальной помощи, COS организовала городские ассоциации добровольной помощи на рациональной основе. Окружные агенты, оплачиваемые сотрудники COS провели собеседование с претендентами на получение помощи, определили необходимую помощь и организовали дружеские визиты добровольцев. Посетители давали хорошие советы и были примером заботы, а районные агенты пресекали возможные злоупотребления.В течение 1880-х годов большую часть работы COS выполняли добровольцы, которые называли дружелюбных посетителей . Однако к 1890-м годам наемные работники вытеснили добровольцев (Lubove, 1965). COS также стала активнее заниматься защитой окружающей среды. В 1898 году Нью-йоркский COS учредил Летнюю школу прикладной филантропии, которая позже стала Нью-йоркской школой филантропии (1904). Школа была переименована в Нью-Йоркскую школу социальной работы в 1919 году и стала частью Колумбийского университета в 1940 году, став в 1963 году школой социальной работы Колумбийского университета.

Поселенческие дома, также основанные на английской модели, были построены в крупных городах США в 1880-х годах. Джейн Аддамс и Эллен Гейтс Старр основали Чикаго Халл Хаус, самое известное поселение в Соединенных Штатах, в 1889 году после посещения лондонского Тойнби-холла, первого поселения. Поселенцы были представителями среднего класса и состоятельными волонтерами, которые «поселились» в иммигрантских районах крупных городов. Поселения, как считал Аддамс, оказывали жизненно важную услугу как для жителей-добровольцев, которым нужна была цель в жизни, так и для общества в целом, строя необходимые мосты между классами во все более стратифицированном и фрагментированном обществе (Addams, 1893).

Члены существующих государственных советов благотворительных организаций начали собираться в 1874 году в качестве секции Американской ассоциации социальных наук. В 1879 году группа сформировала свою собственную организацию, Конференцию советов общественных благотворительных организаций, которая стала Национальной конференцией благотворительности и исправительных учреждений в 1880 году и Национальной конференцией социальной работы в 1917 году. Хотя конференция изначально была ежегодным собранием членов государственных комиссий, спасателей детей, работников COS, жителей поселковых домов и многих других, интересующихся социальными вопросами, стали активными в организации.На протяжении большей части 20-го века Национальная конференция была основным местом встреч социальных работников (Bruno, 1957).

Социальная работа как профессия

К первому десятилетию 20-го века у благотворителей появился отдельный профессиональный статус. Школы благотворительности и благотворительности в пяти городах обучали представителей новой профессии. К посетителям COS, работникам по уходу за детьми и жильцам поселений присоединились социальные работники в новых учреждениях – больницах общего профиля в больших городах, государственных школах, психиатрических клиниках и судах по делам несовершеннолетних.Хотя методы, которые будут использоваться в новой профессии, не были определены, новые методы и приемы применялись к новым группам населения в этих новых условиях. Это десятилетие также ознаменовалось началом инвестиций в новую профессию, с основанием в 1907 году Фонда Рассела Сейджа. В течение первых 40 лет существования фонд поддерживал развитие профессии социального работника.

Карьерный администратор COS Мэри Ричмонд присоединилась к новому Фонду Рассела Сейджа в 1908 году в качестве директора его отдела благотворительных организаций.В течение следующих 20 лет она и ее коллега Фрэнсис Маклин преобразовали благотворительную организацию. Они работали по двум направлениям – организационному и концептуальному. Маклин работал с организациями COS, чтобы сформировать новую национальную организацию, Национальную ассоциацию обществ по организации благотворительности, в 1911 году. Ричмонд работал над разработкой концептуальной основы для работы с социальными делами, которая станет основным методом социальной работы с отдельными лицами и семьями. . Фонд опубликовал книгу Ричмонда «Социальный диагноз » (1917), которая быстро стала авторитетным текстом.В 1919 году Национальная ассоциация обществ по организации благотворительности изменила свое название на Американскую ассоциацию организации семейной социальной работы, а в 1930 году – на Американскую ассоциацию благосостояния семьи.

Помимо благотворительной деятельности, Фонд Рассела Сейджа поддерживал развивающуюся сферу защиты детей. Департамент защиты детей, возглавляемый Гастингсом Хартом, консультировал штатов по вопросам законодательства и услуг для детей. Кампании за Кодекс о детях вдохновили спасателей на детей на уровне штатов, поскольку штаты кодифицировали законы о детях, добавив или усилив положения, регулирующие детский труд, требующие посещения школы, учреждение судов по делам несовершеннолетних и обеспечение выплат для детей в семьях с одним родителем.В 1909 году президент Теодор Рузвельт созвал первую Конференцию Белого дома по детям-иждивенцам. Конференция призвала к созданию Детского бюро при федеральном правительстве «для расследования и составления отчетов». . . по всем вопросам, касающимся благополучия детей ». Конгресс учредил Детское бюро в 1912 году. Восемь лет спустя, в 1920 году, руководители агентства по защите детей основали Американскую лигу защиты детей.

Первая мировая война, первая европейская война Соединенных Штатов, привела к расширению профессии социальных работников как по количеству, так и по размаху.Домашняя служба Красного Креста обеспечивала связь между солдатами и их семьями. Мэри Ричмонд обучила работников службы на дому Красного Креста, которые впервые оказывали социальную помощь семьям в сельских и небольших городах. Другие благотворительные организации, связанные с войной, также расширились, как и Армейский медицинский корпус. Столкнувшись с множеством психологических и неврологических проблем, армия использовала социальных работников, многие из которых были сотрудниками Красного Креста, направленными в армейские подразделения на местах. Колледж Смита основал свою школу социальной работы в 1918 году в качестве меры военного времени.Выпускники оказывали услуги солдатам и ветеранам, страдающим от контузии и другими психическими расстройствами. Война также привела к усилению социального планирования. Социальный работник Мэри ван Клик временно покинула Фонд Рассела Сейджа, чтобы помочь создать Службу по делам женщин в промышленности при Министерстве труда США.

От профессии к профессии

Образовательные программы по социальной работе расширились в течение 1913–1919 годов, а в течение следующего десятилетия – еще быстрее, в результате изменений в благотворительной организации и расширения больничной социальной работы, школьной социальной работы и защиты детей.Вывод педагога Абрахама Флекснера в статье, прочитанной на Национальной конференции благотворительности и исправительных учреждений в 1915 году, о том, что социальная работа не является профессией, потому что ей не хватает юрисдикции, а методика, передаваемая в образовании, стимулировала развитие теории социальной работы. В течение 15 лет после выпуска газеты профессиональное образование процветало. Школы социальной работы были созданы на Юге и Западе, а также на Северо-Востоке и Среднем Западе. Были созданы профессиональные организации и национальные федерации агентств, которые занимались исследованием теории практики социальной работы.В 1917 году Национальная конференция благотворительных организаций и исправительных учреждений изменила свое название на Национальную конференцию социальной работы и приняла конституцию и подзаконные акты (Национальная конференция социальной работы, 1917).

Возможно, самым важным событием 1920-х годов было расширение федеративного сбора средств. До Первой мировой войны большинство агентств социальной работы выживали за счет получения подписки и пожертвований от богатых жертвователей. Такое финансирование часто было ненадежным, и колебания бюджетов агентств не были чем-то необычным.Во время Первой мировой войны фонд войны собирал деньги для благотворительных организаций, связанных с войной, во многих американских городах. После войны эти военные сундуки были преобразованы в «общественные сундуки», местные агентства, которые собирали деньги для агентств социальной работы сообщества, обычно посредством ежегодной кампании, которая собирала средства у среднего класса и трудящихся, а также у богатых. Благодаря своей ежегодной кампании, нацеленной на широкую базу потенциальных доноров, дополнительному составлению бюджета и в целом успешному привлечению средств, общественный фонд обеспечил добровольным агентствам финансовую стабильность в течение 1920-х годов.Хотя некоторые социальные работники возражали против «стереотипной социальной работы», которая возникла в результате бюджетного процесса, к концу десятилетия большинство городов приняли идею общественного фонда.

К 1923 году государственные социальные службы расширились настолько, что видный администратор социального обеспечения мог написать о преобразовании «от благотворительности и коррекции к общественному благосостоянию» (Kelso, 1923, стр. 21). Однако большая часть профессиональной социальной работы выполнялась в общественных организациях. Социальные работники практиковали в некоторых исправительных учреждениях, особенно в исправительных учреждениях для несовершеннолетних, и в правоохранительных органах в течение 1920-х годов.В государственных больницах и амбулаторных программах также работали социальные работники. Фонд Содружества поддержал детские консультационные клиники, новые детские психиатрические клиники, укомплектованные социальными работниками и другими специалистами, а также демонстрационные проекты школьной социальной работы. Федеральный закон Шеппарда-Таунера 1921 года установил программу грантов штатам для поддержки программ охраны здоровья матери и ребенка, проводимых социальными работниками Детского бюро. Кампании по соблюдению законов штата о детях привели к созданию в течение десятилетия общегосударственных программ защиты детей и государственной помощи во многих штатах.

К концу десятилетия добровольная социальная работа имела стабильную финансовую базу, социальные работники создали ряд профессиональных организаций, а государственные социальные службы расширились. В своем президентском обращении к Национальной конференции социальной работы в 1929 году педагог по социальной работе Портер Р. Ли мог сказать, что социальная работа, некогда являвшаяся причиной, стала «функцией хорошо организованного общества». Теперь проект профессионализации казался завершенным, хотя Ли беспокоился о том, как сохранить усердие во все более рутинной профессии.В ходе переписи 1930 года, которая впервые классифицировала социальную работу как профессию, было зарегистрировано более 30 000 социальных работников в Соединенных Штатах, но только 5600 из них были членами Американской ассоциации социальных работников, крупнейшей профессиональной организации социальных работников (Walker , 1933).

Великая депрессия: кризис для новой профессии

Мировой экономический спад, начавшийся в 1929 году, привел к экономическому и социальному кризису, поскольку спрос на продукцию снизился, рабочие потеряли работу, а политические волнения привели к свержению установленных правительств по всему миру.В Европе фашистский захват правительства Германии привел к эмиграции многих, в том числе ведущих социальных работников, таких как Алиса Соломон, в Соединенные Штаты и другие страны. В конечном итоге мировая депрессия 1930-х годов привела к Второй мировой войне, которая началась в 1939 году с немецкого вторжения в Польшу.

В Соединенных Штатах добровольные и поддерживаемые государством службы социального обеспечения сократились в связи с сокращением финансирования. В первые годы Великой депрессии объем пожертвований в общественные сундуки снизился, и более одной трети добровольных социальных служб страны закрылись.Некоторые из выживших агентств заключили контракты с местными органами власти, чтобы облегчить рост числа безработных. Замедление экономики привело к сокращению налоговых поступлений по налогам на недвижимость и налогам с продаж, что затруднило правительствам штатов и местным властям удовлетворение растущих требований о пособиях по безработице. Города, которые сопротивлялись движению Community Chest, особенно Бостон, Чикаго и Нью-Йорк, обратились к федеративному сбору средств, чтобы расширить круг потенциальных спонсоров. Федеральное правительство начало оказывать помощь штатам и местным властям, сначала предоставив ссуды штатам, начиная с 1932 года при администрации Гувера, а затем предоставив гранты на пособие по безработице при администрации Рузвельта.

Герберт Гувер, который занимал пост президента в первые годы депрессии (1929–1933), увеличил федеральный бюджет, но хотел, чтобы штаты и добровольческий сектор взяли на себя ведущую роль в оказании помощи. Напротив, администрация Рузвельта, хотя и привлекала правительства штатов, выступала за сильную федеральную роль. Президент Франклин Д. Рузвельт вступил в должность в 1933 году, пообещав «Новый курс» для американского народа – более энергичное федеральное правительство и возобновление экспериментов по восстановлению. Федеральный администратор по чрезвычайным ситуациям Рузвельта Гарри Хопкинс, социальный работник, имеющий опыт управления как государственными, так и добровольными организациями, потребовал, чтобы штаты, получающие федеральные гранты на пособие по безработице, учредили государственные агентства для управления программой помощи, положив конец практике заключения договоров с добровольными организациями. агентствами (Trattner, 1999).В ответ генеральный директор Американской ассоциации семейного благосостояния наметил новый курс частной социальной работы. Государственные агентства должны оказывать помощь безработным, в то время как добровольные семейные агентства должны концентрироваться на оказании помощи «неорганизованным семьям» (Swift, 1934).

Закон о социальном обеспечении (1935 г.) учредил федеральную программу страхования по старости и государственные программы страхования по безработице, государственной помощи и социальных услуг, контролируемые и частично финансируемые федеральным правительством.Государства заставляли новых сотрудников, большинство из которых не имели опыта социальной работы, работать в быстро расширяющихся государственных системах социального обеспечения. В штатах были введены учебные программы, и многие университеты штатов внедрили программы обучения по социальной работе для студентов. В существующих школах социальной работы, сосредоточенных в городских районах и часто в частных университетах, все большее внимание уделялось последипломному образованию. Две образовательные организации по социальной работе, Американская ассоциация школ социальной работы (AASSW) и Национальная ассоциация школ социальной администрации (NASSA), представляющие два движения в образовании по социальной работе, попытались представить образование для новой профессии.

В то время как NASSA поддерживает высшее образование, AASSW делает упор на последипломное образование; в 1939 г. членство в AASSW ограничивалось программами для выпускников. В течение следующих нескольких лет магистр социальной работы (МСР) стал стандартной профессиональной степенью. Некоторым в сфере образования в области социальной работы казалось, что появляются две профессии социальной работы: профессия выпускника, основанная на степени MSW, и профессия бакалавра, основанная на получении степени бакалавра. Хотя многие ТБО продолжали работать в секторе добровольных социальных услуг, возможности для трудоустройства в государственном секторе увеличились в течение 1930-х годов, поскольку штаты ввели в действие названия услуг Закона о социальном обеспечении.

Социальные работники разработали новую концепцию методов социальной работы в 1930-е годы. Различные отрасли психоаналитической работы с кейсами, находящиеся под влиянием психиатров Отто Ранка и Зигмунда Фрейда, боролись за доминирование в социальной работе с кейсами. Групповые работники и общественные организаторы пытались концептуализировать свои методы, спонсируя специальные сессии на Национальной конференции социальной работы в 1935 и 1939 годах. Сессии групповой работы 1935 года привели к созданию новой организации групповой работы – Ассоциации изучения групповой работы. , а сессия 1939 года по организации сообществ в конечном итоге привела к созданию другой новой организации – Ассоциации по изучению организации сообществ.

Созревание

Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну в декабре 1941 года после нападения японского флота на Перл-Харбор на Гавайях. К тому времени война уже велась во всем мире, и некоторые беженцы из гитлеровской Европы нашли убежище в Соединенных Штатах. Некоторые, как Алиса Саломон, были лидерами в сфере социальной работы в Европе, в то время как другие, как Вернер Бём, не были социальными работниками в Европе, но стали лидерами в практике социальной работы и образования после войны.Рост армейских лагерей и связанных с войной отраслей положил конец депрессии и нарушил общественную жизнь еще до того, как Соединенные Штаты вступили в войну. Конгресс принял Закон Лэнхэма (1940) о предоставлении помощи пострадавшим от войны общинам. Опытные социальные работники, такие как Берта Рейнольдс, которая работала в Департаменте личного обслуживания Национального морского союза, посвятили себя военной работе, даже когда она бросила вызов направлению этой профессии. В службы социальной работы, связанные с войной, были наняты новые социальные работники.

Войны вызывают психологические кризисы для военнослужащих, называемые ли они контузом (Первая мировая война), неврозом поля боя (Вторая мировая война) или посттравматическим стрессовым расстройством (войны во Вьетнаме и Афганистане / Ираке). Во время Второй мировой войны Армейский медицинский корпус направил социальных работников-психиатров для лечения военнослужащих и женщин, страдающих психологическими травмами, связанными с войной. В 1944 году Конгресс принял Закон о перестройке военнослужащих, или G.I. Законопроект, который обеспечивал здравоохранение, жилищные и коммерческие ссуды, а также гранты на высшее образование для ветеранов Второй мировой войны.Закон, который некоторые провозгласили «завершением Нового курса», создал послевоенный средний класс, сделав домовладение и высшее образование доступными для ветеранов. G.I. Законопроект также привел к расширению больничной системы Управления по делам ветеранов (VA). Социальная работа стала важной частью системы здравоохранения VA, которая, как надеялись планировщики, смоделирует эффективную систему общественного здравоохранения для страны.

Конгресс принял новое социальное законодательство после Второй мировой войны. В соответствии с Законом о национальном психическом здоровье (1946 г.) был создан Национальный институт психического здоровья (NIMH).Возможности социальных работников в сфере здравоохранения и психического здоровья расширились в результате Закона о строительстве больниц Хилл-Бертон 1946 года, создания NIMH и расширения системы больниц VA. Соединенные Штаты подписали устав Организации Объединенных Наций в 1945 году, создав международный орган, который обеспечил арену для международного обмена. Социальные работники в США стремились поделиться своим опытом с программами развития в разоренных войной Европе и Азии, а затем и в развивающихся странах в эпоху деколонизации.К сожалению, модели иногда основывались на том, что было эффективно в Соединенных Штатах, с небольшими усилиями по адаптации практики к местным условиям (Midgley, 2006). Социальная работа в конце 1940-х годов была разрозненной профессией. Организации практиков, представляющие различные области практики, подчеркивали особые навыки и знания, необходимые специалистам, так что в аспирантуре особое внимание уделялось специализированному, а не общему содержанию. Отдельные организации образования аккредитуют программы бакалавриата и магистратуры.Многие считали, что профессия социального работника должна говорить единым голосом. Движение за общую практику работы с пациентами, инициированное в Чикагском университете Шарлоттой Таул, казалось, обещало объединить практику социальной работы с отдельными людьми и семьями. Объединение организаций практики социальной работы и образовательных организаций социальной работы. В 1947 году NASSA и AASSW сформировали Национальный совет по образованию в области социальной работы, чтобы изучить возможности профессионального объединения. Было заказано исследование образования в области социальной работы, проведенное педагогом для взрослых Эрнестом В.Холлис и педагог по социальной работе Элис Тейлор. Отчет Холлиса – Тейлора, как называлось исследование, появился в 1951 году; В следующем году NASSA и AASSW объединились в Совет по образованию в области социальной работы (CSWE). CSWE быстро перешел к требованию статуса выпускника и принадлежности к университету для институционального членства – социальная работа будет профессией для выпускников.

Организации практикующих социальных работников представили более сложную картину. Американская ассоциация социальных работников (AASW), организованная в 1921 году, пыталась представлять всех социальных работников, но существовали специализированные организации-практики для медицинских социальных работников (организованы в 1918 году), школьных социальных работников (1919), психиатрических социальных работников (1926), групповые работники (1936 г.), общественные организаторы (1946 г.) и исследователи (1949 г.).Несколько межорганизационных комитетов встретились в начале 1950-х годов, чтобы разработать соглашение для единой организации практикующих социальных работников. Хотя первые комитеты включали AASSW в качестве члена без права голоса, консолидация образовательных и практических организаций не проводилась. В 1955 году семь организаций практикующих и исследователей объединились, чтобы сформировать Национальную ассоциацию социальных работников (NASW), которая после слияния насчитывала 22 000 членов.

В 1958 году Комиссия NASW по практике социальной работы выпустила Рабочее определение практики социальной работы, чтобы дать общее определение практики социальной работы (Bartlett, 1958).CSWE заказал всестороннее исследование учебной программы по социальной работе под руководством Вернера Бема. Опубликованный в 1959 году 13-томный учебный план Curriculum Study включал в себя тома по высшему образованию, специализированным методам практики (администрирование, общественная организация, групповая работа и работа с конкретными случаями), областям практики (исправительные учреждения, государственные социальные услуги и реабилитация) и областям учебной программы. (человеческий рост и поведение, исследования, политика и услуги в области социального обеспечения, а также ценности и этика) (Boehm, 1959).Целью обеих усилий было объединение социальной работы путем предоставления общего набора концепций и образовательного опыта.

Профессия расширяется

В 1955 году в соответствии с Законом об исследованиях психического здоровья (PL 84–182) была создана Совместная комиссия по психическим заболеваниям и здоровью. Комиссия выпустила отчет Action for Mental Health (1961), в котором содержался призыв к возобновлению инвестиций в психическое здоровье. Новая либеральная администрация Кеннеди в 1961 году предложила расширить общинные программы психического здоровья, основываясь на отчете и опыте Калифорнии с общинными центрами психического здоровья.Закон о общинных центрах психического здоровья (PL 88–164), принятый Конгрессом в 1963 году, предоставил штатам субсидии, находящиеся в ведении NIMH, для местных общинных центров психического здоровья, которые будут обслуживать психически больных лиц за пределами государственных учреждений. . К концу десятилетия социальные работники обеспечивали большую часть психиатрической помощи в Соединенных Штатах.

Администрация Кеннеди инициировала другие проекты, особенно в области общественного благосостояния и предотвращения правонарушений. После того, как Кеннеди выступил со специальным посланием об общественном благосостоянии, Конгресс принял Поправки 1963 года о государственном благосостоянии к Закону о социальном обеспечении (PL 87–543), которые предусматривали федеральные средства для государственных программ социального обслуживания и для обучения социальных работников работе в государственных программах социального обеспечения штата. .Закон расширил возможности для сотрудников социальных служб по участию в программах по ТБО и привел к расширению возможностей в программах социального обеспечения для профессиональных социальных работников. Два года спустя федеральная целевая группа спрогнозировала возросшую потребность в персонале социальной работы и призвала к дополнительным инвестициям в образование в области социальной работы, включая развитие высшего образования для социальной работы (US Task Force on Social Work Education and Manpower, 1965).

Комитет президента Кеннеди по преступности среди несовершеннолетних предоставил демонстрационные гранты для программ борьбы с заболеваемостью.Пример президентского комитета привел к тому, что новая администрация Джонсона предложила в 1964 году войну с бедностью. Решительной программой борьбы с бедностью должны были руководить квазигосударственные организации, программы действий местных сообществ. Некоторые социальные работники участвовали в разработке программы, в то время как другие косились ее непрофессионального, а некоторые считали антипрофессиональным подходом к решению проблемы бедности. Добровольные социальные службы нашли новые возможности для заключения контрактов на оказание услуг бедным, от общественных организаций до семейных консультаций.В 1965 году Федеральная программа медицинского страхования для престарелых, Medicare, и управляемая штатом программа медицинской помощи бедным, Medicaid, были приняты Конгрессом в качестве разделов XVIII и XIX Закона о социальном обеспечении, а также Закона о пожилых американцах ( PL 89–73).

Эффект от расширения государственных услуг социального обеспечения во время Великой депрессии и после Второй мировой войны заключался в перемещении наиболее важного источника финансирования и практики социальной работы из добровольного, некоммерческого сектора в государственный сектор с уделением особого внимания здоровью и здоровью. программы психического здоровья.Другие секторы, такие как исправительные учреждения и служба охраны детства, сделали свои подходы медикаментами, поскольку разговоры о лечении правонарушителей и детей-иждивенцев стали доминировать в профессиональном дискурсе в этих областях.

Возрастающая сложность формирующегося государства всеобщего благосостояния привела к усилению внимания к политике, планированию и управлению в программах социальной работы и на практике. Многие программы в эпоху Кеннеди-Джонсона, от программ борьбы с ограничениями во времена Кеннеди до программ действий на уровне общин, пожилых американцев и программ «Образцовых городов» администрации Джонсона, опирались на все более сложные федеральные отношения с правительствами штатов и местными органами власти, которыми управляли местные планировщики. многие с квалификацией в социальной работе.Если десятилетие было спорным, то в 1960-е профессия социального работника казалась активной. В 1966 году членский состав NASW достиг почти 46 000 человек, что удвоило его количество за первое десятилетие.

Социальная работа в консервативную эпоху

В 1969 году NASW, который ранее требовал наличия MSW для полноправного членства, открыл полноправное членство для лиц со степенью бакалавра по программам, утвержденным CSWE. При этом NASW поддержал вывод Целевой группы по образованию и трудовым ресурсам в области социальной работы о том, что социальные работники со степенью бакалавра необходимы для заполнения многих должностей социальных работников, созданных расширением программ социального обеспечения в 1960-х годах.Впоследствии CSWE разработала стандарты и процедуры аккредитации для программ бакалавриата по социальной работе. Казалось, что цель NASSA по признанию степени бакалавра была достигнута. Однако некоторые полагали, что признание BSW привело к депрофессионализации социальной работы.

Федеральные расходы на социальное обеспечение увеличились в 1970-е годы, но занятость социальных работников осталась неизменной в результате нескольких связанных тенденций (Patterson, 2000). Конгресс и администрация Никсона отдавали предпочтение «жестким» услугам, таким как материальное обеспечение, таким «мягким» услугам, как консультирование.Многие считали, что жесткие услуги могут быть предоставлены кем угодно, что приведет к снижению спроса на ТБО и даже на МБО. Государственные департаменты общественного благосостояния отделили социальные услуги от выплат государственной помощи, изменив логику Поправок о государственном благосостоянии 1963 года. Государственные и местные государственные агентства социальных услуг реклассифицировали рабочие места, чтобы требовать BSW, а не MSW, а иногда и любую степень бакалавра или ее отсутствие, а не BSW. Эти изменения, которые были особенно важны в государственных службах защиты детей, часто оправдывались как меры экономии, ограничивали возможности трудоустройства для профессиональных социальных работников, даже когда они снижали качество услуг для клиентов.К концу 1970-х годов многие социальные услуги предоставлялись частными или квазигосударственными агентствами или частнопрактикующими специалистами по контракту с государственными органами, а не служащими государственных агентств.

Эти тенденции обострились в 1980-х годах, когда администрация Рейгана использовала механизм блочных грантов, чтобы «вернуть власть штатам» при одновременном сокращении федеральных обязательств по расходам на социальные услуги. Многие консерваторы в окружении Рейгана с подозрением относились к социальным работникам, которых они считали заблудшими филантропами, причиняющими вред беднякам, даже когда они пытались им помочь.В ответ организации практикующих социальных работников лоббировали законодательное регулирование. По мнению защитников, государственное лицензирование, достигнутое в разной степени во всех штатах к 1990-м годам, обеспечит обществу качественные социальные услуги, одновременно увеличивая спрос на лицензированных социальных работников. Лицензирование также способствовало росту частной практики, поскольку многие штаты включили лицензию на независимую практику для опытных ТБО. В 1988 году директор NIMH назначил Целевую группу по исследованиям в области социальной работы для изучения статуса исследований и исследовательской подготовки в области социальной работы.Отчет Целевой группы, опубликованный в 1991 году, рекомендовал создание Института по развитию социальной работы (IASWR) и повышенное внимание к исследованиям социальной работы со стороны NIMH, CSWE и NASW (Целевая группа по исследованиям социальной работы, 1991).

Несмотря на новую демократическую администрацию в Вашингтоне, тенденции 1980-х годов продолжились и при администрации Клинтона – рост числа государственных контрактов с некоммерческими и коммерческими организациями, растущая зависимость от платежей третьих сторон и приватизация социальных услуг.Несмотря на создание IASWR в 1993 году и новой национальной организации исследователей социальной работы, Общества социальной работы и исследований (SSWR) в 1994 году, социальная работа в значительной степени игнорировалась, когда Конгресс принял Закон о согласовании личной ответственности и возможностей работы. 1996 г. (PL 104–193). Закон отменил 40-летнюю программу государственной помощи малообеспеченным семьям «Помощь семьям с детьми-иждивенцами» (AFDC), заменив ее программой блочных субсидий «Временная помощь нуждающимся семьям» (TANF), которая предусматривала требования к работе и временные ограничения. для получения государственной помощи.

В начале 21 века возникли новые организации практиков, преподавателей и исследователей, которые дополняли CSWE и NASW, создавая ситуацию, напоминающую 1940-е годы. Исследования, которым все чаще уделяют внимание преподаватели социальной работы, похоже, не повлияли на практику социальной работы, сигнализируя о потенциально опасном разделении между учеными и практиками. NASW провело Саммит по социальной работе в 2002 году, на котором собрались 43 различные организации социальной работы, чтобы обсудить коалиции и совместные начинания, и Конгресс по социальной работе в 2005 году, чтобы определить общие цели на следующие 10 лет.

Вызовы и тенденции

Несмотря на то, что профессия социальной работы казалась фрагментированной, ряд организаций практиков и преподавателей смогли совместно работать над межорганизационными проектами, чтобы продвигать исследования социальной работы и сфокусировать политическую пропагандистскую деятельность профессии. Количество образовательных программ по социальной работе на уровне BSW и MSW выросло в последнее десятилетие 20-го века и в начале 21-го века. К 2017 году в США было 773 аккредитованных образовательных программы по социальной работе, в том числе 518 программ бакалавриата и 255 программ магистратуры (Совет по образованию в области социальной работы, 2018), в дополнение к 84 докторским программам (Группа по продвижению докторантуры, 2019 ).Более 800 000 человек в США назвали себя социальными работниками. Однако многие из тех, кто работал социальными работниками, не имели профессионального образования. Из более чем 400 000 лицензированных социальных работников менее половины принадлежат к NASW. Бюро статистики труда прогнозировало, что количество социальных рабочих мест будет расти быстрее, чем в среднем по всем профессиям, особенно по мере старения населения. К началу 21 века социальные работники не были уверены в миссии профессии и ее отношении к государству всеобщего благосостояния.Фрагментация вместе с приватизацией, депрофессионализацией и конкуренцией с другими профессиями на сокращающейся арене человеческих услуг создала проблемы для профессии.

В чем разница между работой, профессией и работой?

«Работа», как правило, означает любое занятие и любой вид работы, оплачиваемой или неоплачиваемой, официальной или неофициальной. Он состоит из всех усилий и действий, которые вы предпринимаете для достижения определенной цели.

«Работа» не является официальным немецким словом и используется для обозначения оплачиваемой официальной работы, которую вы выполняете, чтобы заработать деньги.Здесь оттачиваются ваши навыки, время, которое вы вкладываете в свою работу, вознаграждается, но у вас все еще может быть много разных работ в своей жизни, пока вы не откроете для себя свою страсть или не получите профессию. Термин работа обычно используется очень нейтрально, чтобы описать стремление к оплачиваемой работе. Однако не указано, нравится ли этому человеку работа. Основное внимание уделяется, скорее, цели зарабатывания денег.

С термином «профессия» дело обстоит иначе. Профессия обычно также связана с ожидаемым образованием, о котором человек знает.Обычно человек выбирает это намеренно, тщательно обдумывая будущие обязанности в долгосрочной перспективе. «Профессия» – это то, чему вы научились / изучали как профессию. Это не обязательно то, чем вы занимаетесь, чтобы зарабатывать на жизнь (ваша «профессия» может быть математиком, но у вас есть «работа» уборщика). Работа обычно временная, в то время как у вас обычно может быть только одно занятие.

Чтобы назвать работу истинным призванием, необходимо, чтобы за этим термином уже стояла идеология. Работа становится призванием только тогда, когда вы можете идентифицировать себя с ней, когда вам это нравится и когда она приносит вам удовлетворение.

Работа должна приносить удовольствие? Собственно, долго размышлять над этим вопросом не стоит. Конечно, работа должна приносить удовольствие. Однако в реальности часто бывает иначе. Только истинное увлечение собственными проектами и задачами позволяет добиваться великих дел и развивать идеи, которых еще ни у кого не было. Многие описывают свою профессиональную деятельность как однообразную, скучную или даже скучную. И это касается не только сотрудников. Если вы с нетерпением ждете предстоящих проектов и гордитесь результатами своей компании, своей команды и себя, тогда работа дает вам именно то, что нужно: выполнение и смысл.Если вам нравится ваша работа, вы легко можете получить так называемый пробег. Тогда вам все будет очень просто, и вы будете создавать действительно впечатляющие проекты и задачи. Чувство единства и связанное с ним целенаправленное и объективное общение, таким образом, являются основными требованиями для успеха в профессиональной жизни. Если вам нравится работать, вы можете не заметить ошибку коллеги или грубый ответ коллеги.

Было доказано, что получение удовольствия от работы положительно влияет на здоровье.Ваше тело выделяет гормоны счастья, когда вы делаете работу с энтузиазмом и самоотверженно. Эндорфины в вашей крови вознаграждают вас за ваши усилия и заставляют вас чувствовать себя счастливым и веселым на работе.

Работа по профессии или торговле

Обзор

В Онтарио правительство устанавливает правила и законы для более чем 100 профессий и профессий в провинции. Это помогает защитить здоровье и безопасность работников и населения.

Мы можем помочь вам получить квалификацию, необходимую для практики или торговли в Онтарио, с помощью:

Определения

Вот некоторые термины, которые вам следует знать о профессиях и занятиях в Онтарио.

Регулируемые профессии

Если ваша профессия или профессия регулируются, это означает, что для работы и использования вашей должности вы должны:

  • иметь лицензию или сертификат
  • быть зарегистрированным в соответствующем регулирующем органе

Обратитесь в регулирующий орган вашей профессии или отрасли, чтобы узнать, разрешено ли вам выполнять какую-либо работу без лицензии или сертификата.

Регулирующие органы

Регулирующий орган – это организация, осуществляющая надзор за регулируемой профессией или торговлей.Вы должны обратиться к одному из них, если хотите работать по этой профессии или ремеслу.

Регулирующие органы:

  • устанавливают стандарты, которым должны соответствовать все рабочие
  • оценить квалификацию и полномочия поступающих
  • зарегистрировать квалифицированных кандидатов
  • дисциплинарных участников, нарушающих правила

Нерегулируемые профессии и профессии

Профессии, не регулируемые законом, могут иметь профессиональные ассоциации, в которые вы можете вступить. Это , а не , обязательные для присоединения.

Они предоставляют курсы сертификации и регистрацию, которые могут облегчить вам поиск работы.

Программы и услуги

Программа обучения мосту Онтарио

Программы обучения мосту предназначены для иммигрантов, имеющих международное образование и опыт.

Эти программы разработаны, чтобы «связать» ваше международное обучение, образование и опыт с тем, что вам нужно для работы в Онтарио.

Они помогут вам получить быстрый доступ к обучению и поддержке, чтобы вы могли получить лицензию или сертификат и найти работу.

Найдите промежуточные учебные программы

Оценка торгового эквивалента

Если у вас есть опыт работы и обучение в сфере квалифицированной профессии из другой страны, вы можете сравнить свой опыт и навыки с программой ученичества в Онтарио.

Процесс оценки торговой эквивалентности оценивает ваши навыки на основе одной из более чем 140 программ ученичества Онтарио. Если вы соответствуете всем требованиям к обучению для этого ученичества, вы имеете право подать заявку на сертификацию в своей профессии.

Подайте заявку на оценку.

Health Force Ontario

Health Force Ontario обслуживает профессионалов здравоохранения, получивших международное образование.

Они помогают вам интегрироваться в систему здравоохранения Онтарио с целью помочь вам пройти обучение, получить лицензию и получить работу по вашей профессии или альтернативной карьере.

Посетите Health Force Ontario

Global Experience Ontario

Global Experience Ontario ( GEO ) – это информационный и справочный центр.Они могут помочь вам узнать, как получить лицензию или сертификат для работы в регулируемой профессии или квалифицированной профессии, если вы прошли обучение в другой стране.

Global Experience Ontario не включает профессии, связанные со здравоохранением, такие как медсестры, врачи и стоматологи. Посетите Центр доступа Health Force Ontario для получения информации и помощи.
Кому следует использовать Global Experience Ontario

Свяжитесь с Global Experience Ontario ( GEO ), если вы являетесь иммигрантом по регулируемой профессии или квалифицированной профессии, до или после прибытия в Онтарио.

Поставщики услуг, которые работают с иммигрантами, прошедшими международную подготовку, также могут обращаться в Global Experience Ontario за информацией и поддержкой.

Services

Global Experience Ontario ( GEO ) предлагает вебинары и семинары по таким темам, как:

  • процесс лицензирования или сертификации для профессий и профессий
  • оценка ваших полномочий
  • программ трудоустройства и обучения
  • финансовая помощь
  • Обучение английскому и французскому языкам
  • профессиональных сетей
  • программ наставничества и стажировок

Найдите GEO вебинаров

Свяжитесь с нами

Global Experience Ontario предоставляет услуги по электронной почте на geo @ ontario.ca или по телефону:

Вы также можете посетить нашу страницу в Facebook для получения дополнительной информации.

Ресурсы, связанные с вашей профессией, торговлей или сектором

Этот список ресурсов содержит названия регулирующих органов, организаций, которые контролируют профессию или торговлю.

В дополнительных ресурсах вы найдете ресурсы, которые объясняют, как получить лицензию или сертификацию, например веб-семинары, карты карьеры и информационные бюллетени.

Информация на других языках

Если вам нужна информация на этой странице на другом языке, напишите нам по адресу geo @ ontario.ca, чтобы запросить копию на выбранном вами языке. Мы отправим вам копию примерно через 10 рабочих дней.

Определение, пример, типы профессионалов

Что такое профессионал?

Термин «профессионал» относится к любому, кто зарабатывает себе на жизнь выполнением деятельности, требующей определенного уровня образования, навыков или подготовки. Обычно существует требуемый стандарт компетентности, знаний или образования, который необходимо продемонстрировать (часто в форме экзамена или аттестата), а также соблюдение кодексов поведения и этических стандартов.

Типы профессионалов

Есть много разных типов профессионалов. Будь то спортсмены или бизнесмены, существует множество категорий и групп, которые перечислены ниже.

Типы специалистов включают:

  • Бухгалтер Руководство по бухгалтерскому учету В этом руководстве по бухгалтерскому учету мы даем вам средние значения заработной платы для тех, кто работает как в государственном, так и в частном бухгалтерском учете. Бухгалтеры несут ответственность за проверку финансовой отчетности на предмет ее точности и соответствия существующим законам и нормативным актам, за выполнение задач, связанных с налогами, таких как расчет
  • Учитель
  • Техник
  • Рабочий
  • Физический
  • Коммерческий банкир Профиль карьеры в коммерческом банке предоставляет клиентам кредитные продукты, такие как срочные ссуды, возобновляемые кредитные линии, синдицированные кредиты
  • Инженер
  • Юрист
  • Психолог
  • Фармацевт
  • Диетолог
  • Аналитик исследований это исследование для клиентов.Мы рассказываем о зарплате аналитика, должностных инструкциях, точках входа в отрасль и возможном карьерном росте.
  • Акушерка
  • Механик
  • Стоматолог
  • Электрик
  • Консультант
  • Инвестиционный банкир Чем занимаются инвестиционные банкиры? Чем занимаются инвестиционные банкиры? Инвестиционные банкиры могут работать 100 часов в неделю, занимаясь исследованиями, финансовым моделированием и строительными презентациями. Несмотря на то, что в нем представлены одни из самых желанных и финансово прибыльных должностей в банковской сфере, инвестиционный банкинг также является одним из самых сложных и сложных карьерных путей, Руководство по IB
  • Программист

Профессиональные стандарты

Профессиональные стандарты – это набор практик, этики и поведения, которых должны придерживаться члены определенной профессиональной группы.Эти наборы стандартов часто согласовываются руководящим органом, представляющим интересы группы.

Примеры профессиональных стандартов:

  • Подотчетность – берет на себя ответственность за свои действия
  • Конфиденциальность – хранит всю конфиденциальную информацию в тайне от тех, кто не должен иметь к ней доступа
  • Фидуциарная обязанность – ставит потребности клиентов выше свой собственный
  • Честность – всегда правдивый
  • Честность – наличие твердых моральных принципов
  • Законопослушание – соблюдает все действующие законы в юрисдикциях, в которых они осуществляют деятельность
  • Лояльность – остается верным своей профессии
  • Объективность – не колеблется и не подвергается влиянию по предубеждениям
  • Прозрачность – раскрытие всей необходимой информации и ничего не утаивание

Professional vs.Любитель

Профессионал занимается деятельностью, чтобы заработать себе на жизнь, и продемонстрировал определенный уровень компетентности или получил квалификацию, тогда как любитель выполняет деятельность в качестве хобби, времяпрепровождения или без компенсации.

Примеры любителей включают:

  • Спортсмены-любители
  • Театр для любителей
  • Фотолюбители

Обозначения

Существует множество примеров видов званий, которые профессионалы должны получать или выбирать, чтобы заработать в своей деятельности. .

Общие обозначения включают:

  • Государственный нотариус (NP)
  • Сертифицированный общественный бухгалтер (CPA)
  • Сертифицированный специалист по финансовому планированию (CFP)
  • Финансовый аналитик по моделированию и оценке (FMVA) ™ Стать сертифицированным аналитиком финансового моделирования и оценки ( Сертификация FMVA) ®CFI «Финансовое моделирование и оценка аналитика» (FMVA) ® поможет вам обрести уверенность в своей финансовой карьере. Запишитесь сегодня!
  • Зарегистрированный дизайнер интерьеров (RID)
  • Professional Engineer (PE)
  • Certified Scrum Master (SCM)
  • Juris Doctor (JD)
  • Medical Doctor (MD)

Посмотреть полный список обозначений в США здесь.

Станьте сертифицированным аналитиком финансового моделирования и оценки (FMVA) ® Сертификат финансового моделирования и оценки CFI (FMVA) ® поможет вам обрести уверенность в своей финансовой карьере. Запишитесь сегодня!

Дополнительные ресурсы

CFI – официальный глобальный провайдер FMVA ™. Стань сертифицированным аналитиком финансового моделирования и оценки (FMVA) ® Сертификат CFI по финансовому моделированию и оценке аналитика (FMVA) ® поможет вам обрести уверенность, в которой вы нуждаетесь. ваша финансовая карьера.Запишитесь сегодня! сертификация, призванная превратить любого в финансового аналитика мирового уровня.

Чтобы продолжить обучение и продвигаться по карьерной лестнице, воспользуйтесь этими дополнительными ресурсами CFI:

  • Руководство по заработной плате по финансам Финансового специалиста найти сложно. Конкуренция за найм и удержание лучших специалистов в области финансов и бухгалтерского учета остается жесткой.
  • Заработная плата инженера-программиста Руководство по заработной плате инженера-программиста В этом руководстве по зарплате инженера-программиста мы охватываем несколько должностей инженера-программиста и соответствующие им средние зарплаты на 2018 год. Инженер-программист – это профессионал, который применяет принципы разработки программного обеспечения в процессах проектирования, разработки, сопровождения и тестирования. и оценка программного обеспечения, используемого в компьютере
  • Заработная плата помощника юриста Справочник по заработной плате помощника юриста Этот справочник по заработной плате параюриста охватывает несколько должностей помощника юриста и соответствующие им средние оклады за 2018 год.Помощник юриста, также называемый помощником юриста, помогает юристам практически во всех сферах деятельности. В обязанности входит составление предложений и подведение итогов.
  • Руководство по бухгалтерскому учету по заработной плате Руководство по бухгалтерскому учету В этом руководстве по бухгалтерскому учету мы даем вам средние значения вознаграждения для тех, кто работает как в государственном, так и в частном бухгалтерском учете.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.