Курсовая работа грабеж квалифицированные виды грабежа – Курсовая работа — Квалифицированные и особо квалифицированные составы грабежа

Квалифицированные виды грабежа — курсовая работа

      
Под насилием, не опасным для жизни и здоровья
потерпевшего, принято понимать действия,
которые не создали угрозу для жизни и
не причинили реального вреда здоровью
потерпевшего, не вызвали стойкую, хотя
бы и кратковременную, утрату трудоспособности,
но были сопряжены с причинением физической
боли с нанесением побоев или с ограничением
свободы потерпевшего.

      
Легкий вред здоровью может быть выражен
в поверхностных повреждениях в виде небольших
ран, кровоподтеков, ссадин и т.д.. К разряду
такого насилия относятся также побои
и иные насильственные действия, связанные
с причинением потерпевшему лишь физической
боли, но не повлекшие последствия, указанные
в статье 115 УК (умышленное причинение
легкого вреда здоровью), как то: кратковременное
расстройство здоровья или незначительная
стойкая утрата общей трудоспособности.
К причинению легкого вреда, не имеющего
последствий, также относятся незначительные
быстро проходящие последствия, длившиеся
не более 6 дней, а также слабые недомогания,
не оставившие видимых следов.

      
Следует сказать, что некоторые правоведы
предлагают несколько иную трактовку
понятия вреда, нанесенного здоровью.
Так, в постановлении Пленума Верховного
Суда РФ от 18 августа 1992 г. говорится, что
под насилием, опасным для жизни и здоровья,
предлагается понимать в том числе такое
насилие, которое, хотя и не причинило
особого вреда, но в момент причинения
создавало  реальную опасность для
жизни и здоровья потерпевшего.

      
Все это говорит о том, что в судебной практике
не существует устойчивого определения
понятия насилия, не опасного для жизни
и здоровья потерпевшего, что, безусловно,
затрудняет квалификацию преступлений,
с ним сопряженных.

      
Что же касается лишения или ограничения
свободы потерпевшего, то оно может рассматриваться
как насилие, не опасное для здоровья,
в тех случаях, когда эти действия виновного
направлены к тому, чтобы лишить потерпевшего
возможности воспрепятствовать изъятию
имущества.

      
В свою очередь действия виновного, связанные
с применением  физической силы,но не
к потерпевшему, а к его имуществу (срывание
шапки с головы, вырывание из рук сумочки),
также не принято квалифицировать как
насилие.

      
Наконец, грабеж является насильственным
только в том случае, когда примененное
насилие служило средством завладения
имуществом или средством его удерживания
непосредственно после задержания. Поэтому
насилие, которое виновный применяет с
целью избежать задержания после окончания,
например, кражи, не может превратить ее
в грабеж. И наоборот, если преступление
было начато, как ненасильственный грабеж
или как кража, но после его обнаружения
похититель применил, насилие для завладения
имуществом или для его удержания сразу
после тайного завладения, деяние перерастает
в насильственный грабеж.

      
В целом можно сказать, что выделяя насильственный
грабеж в качестве квалифицированного
состава преступления, законодатель исходит
из повышенной общественной опасности
действий виновного, который для завладения
чужим имуществом избирает способ, выражающийся
в посягательстве на личность. Факт применения
насилия меняет юридическую сущность
грабежа. В подобных обстоятельствах преступление
становится двухобъектным: вред причиняется
(или создается угроза причинения вреда)
не только отношениям собственности, но
и здоровью граждан или их личной свободе.
Важным нововведением Уголовного кодекса
Российской Федерации является указание
на угрозу применения насилия, не опасного
для жизни или здоровья. Конечно, как справедливо
отмечают авторы комментариев к УК, 
психическое насилие, применяемое при
нападениях, выражается, как правило, в
крайних формах устрашения. Вместе с тем
не исключается возможность применения
угрозы насилием, явно не представляющим
опасности для здоровья потерпевшего.
Однако, следует учитывать, что в практической
деятельности установление характера
угрозы является довольно проблематичным,
поскольку правоохранительным органам
приходится иметь дело не с реальным причиненным
вредом, а с вредом мнимым, предполагаемым.
Вопрос о последнем должен решаться с
учетом места совершения преступления,
числа преступников, отсутствием возможности
позвать на помощь и т.д..

      
Содержание грабежа, совершенного с причинением
значительного ущерба гражданину (п.”д”
ч.2 ст. 161 УК РФ), по своей формулировке
отличается от того состава, который был
предусмотрен прежним УК. В Уголовном
кодексе 1960 г. говорилось о потерпевшем
вообще, без конкретизации этого понятия.
Новый же УК данный квалифицирующий признак
связан с причинением значительного ущерба
только гражданину, т.е. частному лицу.
По замечанию специалистов, поскольку
содержание этого признака в законе не
формализовано и носит оценочный характер,
признание причиненного кражей ущерба
значительным предоставлено на усмотрение
суда. Это означает, что суд в каждом конкретном
случае должен исходить из уровня средней
заработной платы, доходов гражданина,
выступающего в роли потерпевшего, ценности
и значения похищенного имущества, в том
числе — для самого потерпевшего, из учета
числа лиц, находящихся на его иждивении,
и т.п. За все виды грабежа, отягченного
перечисленными выше квалифицирующими
признаками, включая применение насилия,
не опасного для жизни и здоровья либо
угрозу применения такового, УК РФ предусматривает
наказание в виде лишения свободы на срок
от трех до семи лет со штрафом в размере
до пятидесяти минимальных размеров оплаты
труда или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период
до одного месяца либо без такового.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА
2. КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ И ОСОБО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ
ВИДЫ ГРАБЕЖА

2.1
Квалифицированные виды грабежа

Часть 2 ст. 161 УК
РФ предусматривает повышенную ответственность
за квалифицированный состав грабежа,
если он совершен: 1) группой лиц по предварительному
сговору; 2) с незаконным проникновением
в жилище, помещение или иное хранилище
и 3) с применением насилия, не опасного
для жизни или здоровья, либо с угрозой
применения такого насилия, 4) в крупном
размере. Часть 3 ст. 161 – в особо крупном
размере и организованной группой.

Общее понятие признака
«группа лиц по предварительному сговору»
дается в ч. 2 ст. 35 УК РФ. Однако применительно
к рассматриваемому квалифицирующему
признаку состава грабежа требуются некоторые
дополнительные пояснения. Они состоят
в следующем.

Под предварительным
сговором, о котором говорит закон, следует
понимать договоренность о совместном
совершении хищения между двумя или более
лицами, состоявшуюся до его непосредственного
совершения. Поскольку началом любого
преступления признаются умышленные действия,
непосредственно направленные на совершение
преступления, т.е. покушение на него (ч.
3 ст. 30), следует признать, что предварительный
сговор между соучастниками группового
хищения может состояться в любой момент,
включая и стадию приготовления к преступлению,
но до начала действий, непосредственно
направленных на тайное изъятие чужого
имущества. Если сговор на совместное
совершение преступления возник в процессе
непосредственного изъятия имущества,
он утрачивает свойство «предварительности»
и, следовательно, исключает рассматриваемый
квалифицирующий кражу признак. В этом
случае каждый из соисполнителей будет
нести ответственность за те преступные
действия, которые он сам непосредственно
совершил, в частности, при отсутствии
иных квалифицирующих кражу признаков
по ч. 1 ст. 161 УК РФ как за оконченное или
неоконченное преступление в зависимости
от конкретных обстоятельств дела.12

Совместное групповое
хищение предполагает выполнение участниками
таких действий, которые содержат в себе
признаки объективной и субъективной
сторон состава кражи чужого имущества.
В Постановлении от 11 июля 1972 г. «О судебной
практике по делам о хищении государственного
или общественного имущества» Пленум
Верховного Суда СССР указывал, что «под
хищением, совершенным по предварительному
сговору группой лиц, следует понимать
такое хищение, в котором участвовало
двое или более лиц, заранее договорившихся
о совместном его совершении», а не об
оказании, например, содействия исполнителю
путем предоставления орудий преступления,
плана объекта, расположения в нем хранилищ
товарно-материальных ценностей и т.п.
В состав группы лиц по предварительному
сговору могут входить только соисполнители.

Следует также подчеркнуть,
что группу лиц по предварительному сговору
могут образовать только лица, подлежащие
уголовной ответственности. Невменяемые
и лица, не достигшие возраста, с которого
наступает уголовная ответственность
(в данном случае 14 лет), в состав группы
юридически, т.е. с точки зрения требований
уголовного закона, входить не могут, хотя
фактически они непосредственно и участвовали
в тайном изъятии чужого имущества. Например,
если совершеннолетний преступник предварительно
склонил подростка в возрасте до 14 лет,
а затем договорился с ним, и оба они совершили
тайное изъятие чужого имущества, «группа»
как квалифицирующий признак состава
кражи отсутствует. При отсутствии иных
отягчающих обстоятельств взрослый преступник
должен нести ответственность по ч. 1 ст.
161 УК РФ и, кроме того, дополнительно по
совокупности по ст. 150 УК РФ.

Соучастник в виде
подстрекателя, пособника, организатора
(не принимавшего непосредственного участия
в изъятии имущества) групповой кражи
несет ответственность по ст. 33 и ч. 2 ст.
161 УК РФ.

Под незаконным
проникновением в жилище, помещение или
иное хранилище следует понимать противоправное
открытое в них вторжение с целью совершения
грабежа. Проникновение в указанные строения
или сооружения может быть осуществлено
и тогда, когда виновный извлекает похищаемые
предметы без вхождения в соответствующее
помещение.

Решая вопрос о наличии
в действиях лица, совершившего кражу,
грабеж или разбой, признака незаконного
проникновения в жилище, помещение или
иное хранилище, судам необходимо выяснять,
с какой целью виновный оказался в помещении
(жилище, хранилище), а также когда возник
умысел на завладение чужим имуществом.
Если лицо находилось там правомерно,
не имея преступного намерения, но затем
совершило кражу, грабеж или разбой, в
его действиях указанный признак отсутствует.

Этот квалифицирующий
признак отсутствует также в случаях,
когда лицо оказалось в жилище, помещении
или ином хранилище с согласия потерпевшего
или лиц, под охраной которых находилось
имущество, в силу родственных отношений,
знакомства либо находилось в торговом
зале магазина, в офисе и других помещениях,
открытых для посещения гражданами.13

В случае признания
лица виновным в совершении хищения чужого
имущества путем незаконного проникновения
в жилище дополнительной квалификации
по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку
такое незаконное действие является квалифицирующим
признаком кражи, грабежа или разбоя.

Если лицо, совершая
кражу, грабеж или разбой, незаконно проникло
в жилище, помещение либо иное хранилище
путем взлома дверей, замков, решеток и
т.п., содеянное им надлежит квалифицировать
по соответствующим пунктам и частям статей
158, 161 или 162 УК РФ и дополнительной квалификации
по статье 167 УК РФ не требуется, поскольку
умышленное уничтожение указанного имущества
потерпевшего в этих случаях явилось способом
совершения хищения при отягчающих обстоятельствах.

Если в ходе совершения
кражи, грабежа или разбоя было умышленно
уничтожено или повреждено имущество
потерпевшего, не являвшееся предметом
хищения (например, мебель, бытовая техника
и другие вещи), содеянное следует, при
наличии к тому оснований, дополнительно
квалифицировать по статье 167 УК РФ.14

Под насилием, не
опасным для жизни или здоровья (пункт
«г» части второй статьи 161 УК РФ), следует
понимать побои или совершение иных насильственных
действий, связанных с причинением потерпевшему
физической боли либо с ограничением его
свободы (связывание рук, применение наручников,
оставление в закрытом помещении и др.).

В соответствии
с УК РФ причинение вреда здоровью подразделяется
на три вида умышленных преступлений:
причинение тяжкого вреда здоровью (ст.
111), средней тяжести вреда здоровью (ст.
112) и легкого вреда здоровью (ст. 115). Квалифицированный
грабеж, согласно закону, может быть соединен
только с применением такого физического
насилия в отношении потерпевшего, которое
не представляло опасности для жизни и
здоровья человека. Речь может идти о сопряжении
открытого изъятия чужого имущества с
таким физическим насилием, которое выразилось
в нанесении потерпевшему побоев или совершении
иных насильственных действий, причинивших
физическую боль, но не повлекших последствий
в виде кратковременного расстройства
здоровья или незначительной стойкой
утраты общей трудоспособности. Уголовная
ответственность за побои предусмотрена
ст. 116 УК РФ.

Физическое насилие
при грабеже может выражаться в побоях,
отдельных ударах, нанесении ссадин, кровоподтеков,
гематом, причинении физической боли путем
заламывания рук, проведения болевых приемов
самбо, каратэ и других боевых единоборств,
тугого болезненного связывания конечностей,
интенсифицирует процесс посягательства
на собственность и выступает как средство,
облегчающее открытое изъятие имущества.
Судебно-следственная практика последовательно
квалифицирует как насильственный грабеж
такие, например, агрессивные действия,
как сбивание жертвы с ног подножкой, опрокидывание
ее на землю, удержание захватом, вырывание
серег из ушей женщины с повреждением
мочки уха, насильственное лишение или
ограничение свободы передвижения и действий.

Психическое насилие,
т.е. запугивание, угроза применения рассмотренного
выше физического насилия, не опасного
для жизни и здоровья потерпевшего, впервые
введена законодателем в качестве квалифицирующего
признака состава грабежа.

Физическое или
психическое насилие выступают при совершении
грабежа в двух качествах: 1) средства открытого
изъятия имущества и 2) средства удержания
уже изъятого имущества.

yaneuch.ru

Квалифицированные виды грабежа — курсовая работа

Если в ходе совершения
кражи действия виновного обнаруживаются
собственником или иным владельцем имущества
либо другими лицами, однако виновный,
сознавая это, продолжает совершать незаконное
изъятие имущества или его удержание,
содеянное следует квалифицировать как
грабеж, а в случае применения насилия,
опасного для жизни или здоровья, либо
угрозы применения такого насилия – как
разбой (ст. 162 УК РФ).

Если лица,
присутствующие при изъятии имущества,
не сознают его противоправного характера
и виновный на это рассчитывает, содеянное
является кражей, а не грабежом.

Открытым
является хищение (грабеж), которое преступник
вначале намеревался совершить тайно,
но, будучи застигнутым, продолжил на глазах
у потерпевшего или других лиц. Такое «перерастание»
кражи в грабеж возможно до полного завладения
имуществом. Если же лицо пыталось совершить
хищение тайно, но было застигнуто на месте
преступления и, спасаясь от преследования,
бросило похищенное, его действия не могут
квалифицироваться как грабеж.7

Не может
идти речь о «перерастании» кражи в грабеж,
если потерпевший или присутствующие
при этом посторонние только заподозрили
кражу, но убедились в пропаже имущества
после его завладения.

Грабеж
признается оконченным с момента завладения
чужим имуществом и получения преступником
реальной возможности распоряжаться им
как своим собственным.8 Если виновному
не удалось завладеть имуществом или оно
у него отобрано до завершения изъятия
(непосредственно на месте преступления,
во время борьбы за удержание похищаемой
вещи, во время бегства с места преступления),
то содеянное квалифицируется как покушение
на грабеж.

 
1.2 Субъективные
признаки грабежа (субъективная сторона
и субъект)

Субъективная
сторона

Грабеж,
как форма хищения, отвечает всем объективным
и субъективным признакам хищения. В частности,
для квалификации содеянного как грабежа
необходимо установить наличие прямого
умысла на обращение чужого имущества
в свою пользу и корыстной цели. Захват
или отобрание чужого имущества с целью
его уничтожения либо временного использования,
из хулиганских побуждений либо в силу
действительного или предполагаемого
права на это имущество не образуют состава
грабежа, но могут квалифицироваться,
в зависимости от обстоятельств дела,
по другим статьям Уголовного кодекса,
устанавливающим ответственность за хулиганство,
самоуправство, уничтожение имущества
и др.

В содержание
умысла виновного при грабеже входит и
открытый способ изъятия имущества. Если
субъект этого не сознает, ошибочно считая
хищение тайным, хотя в действительности
его действия замечены потерпевшим или
посторонними лицами, то содеянное нельзя
считать грабежом. Изъятие имущества при
таких обстоятельствах квалифицируется
как кража. Подтверждением умысла на совершение
кражи служит выполнение им определенных
действий, направленных на то, чтобы изъять
имущество скрытно от потерпевшего и посторонних.9

Таким образом, грабеж
является таким умышленным преступлением,
при совершении которого вина преступника
выражается только в виде прямого умысла,
направленного на завладение чужим имуществом
с корыстной целью. Совершая грабеж, виновный
сознает общественно опасный характер
своих действий, направленных на открытое
хищение чужого имущества, предвидит общественно
опасные последствия этих действий в виде
нанесения ущерба собственнику или иному
лицу и желает наступления такого ущерба.
В этом проявляется единство сознания
и воли виновного, являющееся необходимым
условием наличия субъективной стороны
грабежа.

С субъективной
стороной грабежа тесно связана и корыстная
цель, казалось бы, при хищении очевидная.
В то же время без установления корыстной
цели даже при наличии всех остальных
признаков, перечисленных в примечании
к ст. 158 УК РФ, деяние не может расцениваться
как хищение.

Таким образом,
корысть – это один из многих специальных
юридических терминов, имеющих «собрата»
с общеупотребительным значением и потому
требующих пояснений.

Корысть
в практике судебных органов означает
желание получить не столько личную выгоду,
сколько возможность распорядиться имуществом
как своим собственным. Таким образом,
корыстная цель вовсе не предполагает
– как ни странно – обязательного наличия
корыстного мотива, т.е. желания лица получить
от похищенного выгоду для себя лично,
для своих близких либо соучастников преступления.10

Поскольку,
в частности, по отношению к грабежу возникает
вопрос о том, обязательно ли наличие какой-либо
личной заинтересованности лица, совершившего
открытое хищение имущества (т.е. особого
– корыстного мотива посягателя), для
признания его действий хищением, поясним,
что уже в момент хищения имущества посягатель
достигает поставленной им перед собой
корыстной цели – он распоряжается имуществом
как своим собственным (если речь не идет
о единственной цели уничтожения имущества
– о случае, предусмотренном специальной
нормой ст. 167 УК РФ).

Возникали вопросы,
как квалифицировать действия лиц, которые
изъяли имущество с целью временного использования
либо его уничтожения, повреждения и т.п.
Изучение судебной практики показало,
что многие суды не признавали грабежом
открытые действия, направленные на завладение
чужим имуществом с целью его уничтожения,
совершенные из хулиганских побуждений,
или в целях временного его использования,
либо в связи с действительным или предполагаемым
правом на это имущество. Однако были факты
осуждения за хищения чужого имущества
лиц, которые изымали имущество не из корыстных
побуждений.11

В целях устранения
подобных ошибок Пленум в п. 7 Постановления
разъяснил, что если противоправные действия,
направленные на завладение чужим имуществом,
совершены не с корыстной целью, то они
не образуют состава преступления — кражи
или грабежа. В зависимости от обстоятельств
дела данные действия при наличии к тому
оснований подлежат квалификации по ст.
330 УК РФ (самоуправство) или другим статьям
УК РФ.

 

Субъект преступления

Субъект грабежа
общий. Им является лицо, совершившее данное
деяние и способное нести за него уголовную
ответственность. Система обязательных
признаков, характеризующих субъект грабежа,
образует соответствующий элемент состава
преступления. Таких признаков, характеризующих
лицо как общий субъект преступления,
три: а) физическое лицо; б) вменяемое лицо;
в) лицо, достигшее возраста уголовной
ответственности за грабеж.

Согласно ст. 20 УК
РФ возраст, с которого наступает уголовная
ответственность за совершение грабежей,
установлен с 14 лет. Таким образом, речь
идет об общем субъекте – физическом лице,
вменяемом, достигшем возраста 14 лет.

 

 

1.3
Квалифицирующие признаки грабежа по
Уголовному кодексу и ответственность
за него.

                         

      
Грабеж, как и другие виды хищения, может
квалифицироваться как преступление различного
уровня тяжести в зависимости от:

1)   
размеров похищенного,

2)   
от соответствующих ему квалифицирующих 
признаков.

      
К последним могут относиться: повторность
деяния, совершение преступления по предварительному
сговору, грабеж с проникновением в помещение
(хранение или жилище), применение оружия,
причинение телесных повреждений и т.п..

      
В Уголовном кодексе классифицирующие
признаки расположены главным образом
в следующем порядке: сначала перечисляются
обстоятельства, имеющие отношение к объекту
и объективной стороне преступления, а
затем — имеющие отношение к субъекту и
субъективной стороне.

      
В соответствии со ст. 161 ГК РФ, признаками
квалифицированного грабежа,

характеризующими
его объект и объективную сторону  деяния,
являются

совершения
его:

а) группой лиц
по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) с незаконным
проникновением в жилище, помещение или
иное хранилище;

г) с применением
насилия, не опасного для жизни или здоровья 
или с угрозой применения такого насилия;

д) с причинением
значительного ущерба гражданину.

      
В основном по своему содержанию перечисленные
признаки квалифицированного грабежа
соответствуют признакам квалифицированной
кражи, мошенничества.

Однако, опять
же необходимо учитывать, что в данном
виде преступления —

например, в
случае присутствия такого признака, как
проникновение в жилище, помещение или
иное хранилище —  важно, что преступник
еще до проникновения в чужое помещение
имел намерение похитить имущество именно
открытым способом.

     
Рассмотрим квалифицирующие признаки
грабежа подробнее.

     
Совершение грабежа группой лиц по предварительному
сговору (п.”а” ч.2

ст.161 УК РФ)
означает, что в нем принимают участие
два или более лица заранее, т.е. до начала
преступления,  договорившиеся о совместном
совершении грабежа.

При этом предварительным
считается сговор, состоявшийся до начала
хищения, во время приготовления к нему
или непосредственно перед покушением.
Подобная, изложенная законодателями,
трактовка группового грабежа расходится
с мнением отдельных отечественных правоведов,
которые полагают, что хищение должно
признаваться групповым только в тех случаях,
когда функции по его исполнению заранее
распределены между его участниками: кто-то
играет роль исполнителя, кто-то пособника
и т.д. В законе же речь идет не о соучастии
в предварительном сговоре, а о совершении
деяния группой лиц, действующих по предварительному
сговору — то есть о непосредственном участии
в грабеже не одного лица, а нескольких,
что существенно повышает опасность деяния
и служит объективным основанием для усиления
ответственности всех непосредственных
участников грабежа.

      
Признак неоднократности  (п.”б” ч.2
ст.191 УК РФ)  по общему правилу означает
повторение тождественного преступления,
т.е. совершение подобного преступления
в прошлом один или более раз (см. ст.16 УК
РФ).

       
Признак неоднократности имеет место
при условии, если не истек срок давности
уголовного преследования, если за первое
преступление не был вынесен приговор,
либо не истек срок погашения судимости,
если за первое преступление виновный
был осужден. При совершении грабежа лицом,
которое до этого совершило однородное
преступление и не было за него осуждено,
имеет место совокупность преступлений.

       
При этом последнее преступление квалифицируется
как грабеж, совершенный неоднократно
только в тех случаях, если ранее было
совершено однородное преступление более
тяжелой разновидности — например, разбой.

      
Грабеж, совершенный неоднократно, следует
отличать от единого продолжающегося
преступления в тех случаях, когда он складывается
из нескольких этапов. Т.е., как и другие
виды хищения, грабеж считается продолжающимся,
если он состоит из нескольких эпизодов,
характеризующихся сходными способами
и объединенных единым умыслом.

      
Например: Гражданин Ж. был осужден по
ч.1 ст. 89 УК  РСФСР (1960 г.) как за единое
продолжающееся преступление, совершенное
при следующих обстоятельствах: он проник
ночью в состоянии опьянения в продовольственный
магазин и на глазах у сторожа похитил
оттуда продукты. В ту же ночь из другого
магазина он украл вино и деньги. Судебная
коллегия по уголовным делам Верховного
Суда РСФСР признала данную квалификацию
неправильной, указав, что Ж. совершил
два самостоятельных преступления, которые
не являются осуществлением единого преступного
плана.

      
Грабеж, совершенный с незаконным проникновением
в жилище, помещение или иное хранилище
(п.”в” ч.2. ст. 191 УК РФ),  до внесения
в 1994 г. изменений в ранее действовавший
УК и введения в действие нового Уголовного
кодекса РФ рассматривался как совершенный
при особо отягчающих обстоятельствах.
Теперь же этот квалифицирующий признак
имеет значение только при условии, что
похититель незаконно проникает в жилище,
помещение или иное хранилище.  Проникновение
при этом понимается как незаконное в
том случае, если оно совершено человеком,
который не имел на это никакого права
или вопреки установленному запрету.

      
Под проникновением понимается тайное
вторжение виновного в жилище, помещение
или хранилище с целью изъятия чужого
имущества. Оно предполагает незаконный
тайный доступ к имуществу, недозволенное
вхождение в жилище, вопреки воле лица,

ведающего этим
имуществом или охраняющего его.

      
В любом случае намерение присвоить 
чужую собственность обязательно должно
предшествовать вторжению. В соответствии
с постановлением пленума Верховного
Суда РФ N 31 от 22 марта 1966 г. «О СУДЕБНОЙ
ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ГРАБЕЖЕ И РАЗБОЕ»
этот признак, если лицо оказалось в чужом
помещении по иному поводу (например, если
виновный оказался в помещении, ином хранилище
либо жилище с добровольного согласия
потерпевшего или лиц, под охраной которых
находилось имущество, в силу родственных
отношений, знакомства и т.д. либо в случае,
когда умысел на завладение имуществом
возник у него в процессе пребывания в
указанных помещениях (ином хранилище).

      
Проникновением в чужое жилище, помещение
или иное хранилище считается не только
физическое вторжение в его пределы, но
и извлечение из них имущества при помощи
каких-либо приспособлений и орудий.

      
Специфическим для грабежа квалифицирующим
признаком является применение насилия,
не опасного для жизни или здоровья потерпевших,
либо угроза применения такого насилия
(п. “г” ч.2 ст.161 УК РФ). Для правильного
применения этого признака, как отмечают
российские юристы, необходимо учитывать
три обстоятельства: во-первых, в отличие
от Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., новый
кодекс предусматривает не только фактическое
применение насилия, но и угрозу его применения.
Причем признаком квалифицированного
грабежа теперь является не только физическое,
но и психическое насилие, выражающееся
в угрозе реального применения физического
насилия. Во-вторых, при совершении грабежа
насилие может быть применено как к собственнику
(или иному законному владельцу имущества),
так и к другим лицам, которые, по мнению
преступника, реально могли воспрепятствовать
хищению. В-третьих, признаком насильственного
грабежа является лишь такое насилие,
которое по своему характеру не представляет
опасности для жизни или здоровья граждан.

yaneuch.ru

Грабеж. Квалифицированные виды грабежа — курсовая работа

следственная связь 
между противозаконными действиями виновного,

преследовавшими
цель завладеть чужим имуществом,
и наступившими вредными

последствиями.

Как уже было сказанного
выше, субъективная сторона грабежа 
характеризуется

прямым умыслом:
виновный осознает, что открыто, т.е.
на глазах у других лиц,

похищает чужое 
имущество, предвидит, что его действия
нанесут собственнику

или иному

законному владельцу 
материальный ущерб, и желает наступления 
данных

последствий. Руководствуясь
корыстным мотивом, он преследует цель
незаконного

извлечения наживы
за счет чужого имущества.

     Субъектом
грабежа может быть любое дееспособное
лицо, достигшее

14-летнего возраста.

                    
Квалифицирующие признаки
грабежа                    

                         
по Уголовному 
кодексу
                         

Грабеж, как и 
другие виды хищения, может квалифицироваться 
как преступление

различного уровня
тяжести в зависимости от:

1)    размеров 
похищенного,

2)    от 
соответствующих ему квалифицирующих 
признаков.

К последним могут 
относиться: повторность деяния, совершение
преступления по

предварительному 
сговору, грабеж с проникновением в 
помещение (хранение или

жилище), применение
оружия, причинение телесных повреждений 
и т.п..

В Уголовном кодексе 
классифицирующие признаки расположены 
главным образом в

следующем порядке:
сначала перечисляются обстоятельства,
имеющие отношение к

объекту и объективной 
стороне преступления, а затем — имеющие 
отношение к

субъекту и субъективной
стороне.

В соответствии со
ст. 161 ГК РФ, признаками квалифицированного
грабежа,

характеризующими 
его объект и объективную сторону 
деяния, являются

совершения его:

а) группой лиц 
по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) с незаконным
проникновением в жилище, помещение 
или иное хранилище;

г) с применением 
насилия, не опасного для жизни или здоровья 
или с угрозой

применения такого
насилия;

д) с причинением 
значительного ущерба гражданину.

В основном по своему
содержанию перечисленные признаки
квалифицированного

грабежа соответствуют 
признакам квалифицированной кражи,
мошенничества.

Однако, опять же
необходимо учитывать, что в данном
виде преступления —

например, в случае
присутствия такого признака, как 
проникновение в жилище,

помещение или 
иное хранилище —  важно, что преступник
еще до проникновения в

чужое помещение имел
намерение похитить имущество именно
открытым способом.

Рассмотрим квалифицирующие 
признаки грабежа подробнее.

Совершение грабежа 
группой лиц по предварительному
сговору
(п.”а” ч.2

ст.161 УК РФ) означает,
что в нем принимают участие 
два или более лица заранее,

т.е. до начала преступления, 
договорившиеся о совместном совершении
грабежа.

При этом предварительным 
считается сговор, состоявшийся до
начала хищения, во

время приготовления 
к нему или непосредственно перед 
покушением. Подобная,

изложенная законодателями,
трактовка группового грабежа расходится
с мнением

отдельных отечественных 
правоведов, которые полагают, что 
хищение должно

признаваться групповым 
только в тех случаях, когда функции 
по его исполнению

заранее распределены
между его участниками: кто-то играет
роль исполнителя,

кто-то пособника 
и т.д…[5] В законе же

речь идет не о 
соучастии в предварительном 
сговоре, а о совершении деяния

группой лиц, действующих 
по предварительному сговору — то есть
о

непосредственном 
участии в грабеже не одного лица,
а нескольких, что

существенно повышает
опасность деяния и служит объективным 
основанием для

усиления ответственности 
всех непосредственных участников грабежа.

Признак неоднократности 
(п.”б” ч.2 ст.191 УК РФ)  по общему правилу

означает повторение
тождественного преступления, т.е. совершение
подобного

преступления в 
прошлом один или более раз (см.
ст.16 УК РФ). Признак

неоднократности
имеет место при условии, если
не истек срок давности уголовного

преследования, если
за первое преступление не был вынесен 
приговор, либо не

истек срок погашения 
судимости, если за первое преступление
виновный был

осужден. При совершении
грабежа лицом, которое до этого 
совершило однородное

преступление и не
было за него осуждено, имеет место совокупность
преступлений.

При этом последнее 
преступление квалифицируется как 
грабеж, совершенный

неоднократно только
в тех случаях, если ранее было
совершено однородное

преступление более 
тяжелой разновидности — например, разбой.

Грабеж, совершенный 
неоднократно, следует отличать от
единого продолжающегося

преступления в 
тех случаях, когда он складывается
из нескольких этапов. Т.е.,

как и другие виды
хищения, грабеж считается продолжающимся,
если он состоит

из нескольких
эпизодов, характеризующихся сходными
способами и объединенных

единым умыслом.

Например: Гражданин
Ж. был осужден по ч.1
ст. 89 УК  РСФСР (1960
г.) как за

единое 
продолжающееся преступление,
совершенное при 
следующих обстоятельствах:

он 
проник ночью в состоянии
опьянения в продовольственный
магазин и на глазах
у

сторожа
похитил оттуда продукты.
В ту же ночь из другого 
магазина он украл 
вино

и
деньги. Судебная коллегия
по уголовным делам 
Верховного Суда РСФСР 
признала

данную 
квалификацию неправильной,
указав, что Ж. совершил
два самостоятельных

преступления,
которые не являются
осуществлением единого 
преступного плана.

Грабеж, совершенный 
с незаконным проникновением
в жилище, помещение
или иное

хранилище (п.”в”
ч.2. ст. 191 УК РФ),  до внесения в 1994 г.
изменений в

ранее действовавший 
УК и введения в действие нового
Уголовного кодекса РФ

рассматривался 
как совершенный при особо 
отягчающих обстоятельствах. Теперь же

этот квалифицирующий 
признак имеет значение только при 
условии, что похититель

незаконно проникает
в жилище, помещение или иное хранилище. 
Проникновение

при этом понимается
как незаконное в том случае, если
оно совершено человеком,

который не имел на
это никакого права или вопреки 
установленному запрету.

*Под проникновением 
понимается тайное вторжение виновного
в жилище, помещение

или хранилище 
с целью изъятия чужого имущества.
Оно предполагает незаконный

тайный доступ
к имуществу, недозволенное вхождение 
в жилище, вопреки воле лица,

ведающего этим имуществом
или охраняющего его.

[6] В любом случае намерение
присвоить чужую собственность обязательно

должно предшествовать
вторжению. В соответствии с постановлением
пленума

Верховного Суда
РФ N 31 от 22 марта 1966 г. «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ
ПО ДЕЛАМ О

ГРАБЕЖЕ И РАЗБОЕ»[7] (в ред. Постановлений

Пленума Верховного
Суда РФ от 23.12.70 N 54, от 27.07.83) нельзя усматривать

этот признак, если
лицо оказалось в чужом помещении по
иному поводу (например,

если виновный
оказался в помещении, ином хранилище 
либо жилище с добровольного

согласия потерпевшего
или лиц, под охраной которых 
находилось имущество, в силу

родственных отношений,
знакомства и т.д. либо в случае, когда
умысел на

завладение имуществом
возник у него в процессе пребывания
в указанных

помещениях (ином
хранилище)).

Проникновением 
в чужое жилище, помещение или 
иное хранилище считается не

только физическое
вторжение в его пределы, но и 
извлечение из них имущества

при помощи каких-либо
приспособлений и орудий.

Специфическим для 
грабежа квалифицирующим признаком 
является применение насилия,

не опасного для 
жизни или здоровья потерпевших,
либо угроза применения такого

насилия (п. “г” 
ч.2 ст.161 УК РФ). Для правильного применения
этого признака,

как отмечают российские
юристы, необходимо учитывать три 
обстоятельства:

во-первых, в отличие 
от Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., новый 
кодекс

предусматривает
не только фактическое применение насилия,
но и угрозу его

применения. Причем
признаком квалифицированного грабежа 
теперь является не

только физическое,
но и психическое насилие, выражающееся
в угрозе реального

применения физического 
насилия. Во-вторых, при совершении грабежа
насилие может

быть применено 
как к собственнику (или иному 
законному владельцу имущества),

так и к другим
лицам, которые, по мнению преступника,
реально могли

воспрепятствовать
хищению. В-третьих, признаком
насильственного грабежа

является 
лишь такое насилие,
которое по своему
характеру не представляет

опасности
для жизни или 
здоровья граждан
.

Под насилием, не опасным 
для жизни и здоровья потерпевшего,
принято понимать

действия, которые 
не создали угрозу для жизни и 
не причинили реального вреда

здоровью потерпевшего,
не вызвали стойкую, хотя бы и кратковременную,
утрату

трудоспособности,
но были сопряжены с причинением 
физической боли с нанесением

побоев или с 
ограничением свободы потерпевшего.

[8] Легкий вред здоровью
может быть выражен в поверхностных повреждениях
в

виде небольших 
ран, кровоподтеков, ссадин и т.д.. К 
разряду такого насилия

относятся также 
побои и иные насильственные действия,
связанные с причинением

потерпевшему лишь
физической боли, но не повлекшие последствия,
указанные в

статье 115 УК (умышленное
причинение легкого вреда здоровью),
как то:

кратковременное
расстройство здоровья или незначительная
стойкая утрата общей

трудоспособности.
К причинению легкого вреда, не имеющего
последствий, также

относятся незначительные
быстро проходящие последствия, длившиеся 
не более 6

дней, а также 
слабые недомогания, не оставившие видимых 
следов.

[9]

Следует сказать,
что некоторые правоведы предлагают
несколько иную трактовку

понятия вреда, нанесенного 
здоровью. Так, в постановлении Пленума 
Верховного

Суда РФ от 18 августа
1992 г. говорится, что под насилием,
опасным для

жизни
и здоровья
, предлагается понимать
в том числе такое насилие, которое,

turboreferat.ru

Грабеж. Квалифицированные виды грабежа — курсовая работа

некоторых вопросах
применения судами законодательства об
ответственности за

преступления против
собственности” // Бюллетень Верховного
Суда Рф. 1995. №

7.

4. Постановление 
Пленума Верховного Суда РФ N 31
от 22 марта 1966 г. «О

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ
ПО ДЕЛАМ О ГРАБЕЖЕ И РАЗБОЕ»//
Бюллетень Верховного Суда

Рф. 1995. № 7. (в ред.
Постановлений Пленума Верховного
Суда РФ от 23.12.70 N

54, от 27.07.83)

5. Васецов А. 
Квалифицирующее значение объекта 
преступления против

собственности // Российская
юстиция. 1994. №. 3.

6. Ераскин В.Ф. 
Ответственность за грабеж. — М., 1972.

7. Зарипов З.С.,
Кабулов Р.К. Квалификация краж,
грабежей, разбоев,

совершенных путем 
проникновения в помещение или 
иное хранилище. — Ташкент,

1991.

8. Минская В., Калодина
Р. Преступления против собственности.
Проблемы и

перспективы законодательного
регулирования. // Российская юстиция.
1996. № 3

.

9. Уголовное право: 
Особенная часть / Под ред. Беляева 
Н.А. Ч.1. — Спб., 1995.

10. Уголовное право 
России: Особенная часть. — М., 1993.

11. Уголовное право 
Российской Федерации: Особенная 
часть / Отв. ред.

Б.В.Здравомыслов.
— М., 1996.

      
 

     [1] Бюллетень Верховного
Суда Рф. 1995. № 7.

     [2]Цит. по: Уголовное право
Российской

Федерации: Особенная 
часть / Отв. ред. Б.В.Здравомыслов. — М.,
1996. С. 153.

     [3] См.: Комментарий к Уголовному
кодексу

Российской Федерации
/ Отв. ред. А.В.Наумов. — М., 1996. С. 414.

     [4] См.: Комментарий к Уголовному
кодексу

Российской Федерации
/ Отв. ред. А.В.Наумов. — М., 1996.

     [5]Подробнее об этом см.:
Уголовное право

Российской Федерации:
Особенная часть / Отв. ред. Б.В.Здравомыслов…
С. 144.

     [6] Комментарий к Уголовному
кодексу Российской Федерации… С. 404.

     [7] Бюллетень Верховного
Суда Рф. 1995. № 7.

     [8] Уголовное право: Особенная
часть / Под

ред. Беляева Н.А.
Ч.1. — Спб., 1995. С. 167; Уголовное право 
Российской

Федерации: Особенная 
часть / Отв. ред. Б.В.Здравомыслов. — М.,
1996. С.

154-155.

     [9] См.: Комментарий к Уголовному
кодексу Российской Федерации… С. 415.

     [10] Цит. по: Минская В., Калодина
Р.

Преступления против
собственности. Проблемы и перспективы 
законодательного

регулирования. //
Российская юстиция. 1996. № 3 . С. 15.

     [11] Подробнее об этом см.:
Зарипов З.С.,

Кабулов Р.К. Квалификация
краж, грабежей, разбоев, совершенных 
путем

проникновения в 
помещение или иное хранилище. — Ташкент,
1991.

     [12] Комментарий к Уголовному
кодексу Российской Федерации… С. 415.

     [13] Постановление Пленума
Верховного

Суда РФ  № 5
от 25 апреля 1995 г. “О некоторых вопросах
применения судами

законодательства 
об ответственности за преступления
против собственности” //

Бюллетень Верховного
Суда Рф. 1995. № 7.

     [14]Цит. по: Уголовное право
Российской

Федерации: Особенная
часть / Отв. ред. Б.В.Здравомыслов… С. 148.

     [15] Подробнее об этом см.:
Минская В.,

Калодина Р. Преступления
против собственности. Проблемы и перспективы

законодательного
регулирования. // Российская юстиция.
1996. № 3 . С. 12.

turboreferat.ru

Квалифицированные виды грабежа — курсовая работа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ……..………………………………………………………………..…………………………….……3

 

ГЛАВА 1. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ, ОБЪЕКТИВНЫЕ
И СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ГРАБЕЖА ПО УК
РФ И ОТЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕГО 

  1.1 Объективные признаки грабежа
(объект, объективная сторона)………………………………………………………………………………………….…………………..5

  1.2 Субъективные признаки грабежа
(субъективная сторона и субъект)……………………………………………………………………………………..……………………..12       

  1.3 Квалифицирующие признаки грабежа 
по Уголовному кодексу и ответственность
за него……………………………………………………………………………………16

 

ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ
И ОСОБО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ ГРАБЕЖА 

  2.1 Квалифицированные виды грабежа ………………………………………………………26

  2.2 Особо квалифицированные виды
грабежа…………………………………………………………………………….……….…………….……….31

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………….…………………………………………….…………………..…..……33

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ……..…………………………..……….……………34

 

ВВЕДЕНИЕ

     
Среди преступлений против собственности
наиболее распространёнными являются
хищения. Так же хищения представляют
большую общественную опасность. В уголовном
законодательстве ответственность за
хищение чужого имущества дифференцируется
в зависимости от того, каким способом
совершается посягательство на собственность.

     
Преступления против собственности и
борьба с ними превратились в одну из самых
актуальных проблем. Грабёж является одной
из форм хищения, ему присущи свои особенности,
отличающие от иных форм хищения.

     
Грабеж как один из видов преступления
против собственности относится к числу,
во-первых, довольно опасных, а во-вторых,
достаточно хорошо изученных способов
такого рода преступлений.

     
Грабеж вызывает особую тревогу, как преступление,
посягающее на собственность граждан.
Структуре преступлений против собственности
занимает второе место после краж.

     
Актуальность работы обусловлена тем,
что, как свидетельствует судебная практика,
суды еще нередко допускают ошибки, рассматривая
дела, связанные с открытым хищением: содеянное
необоснованно квалифицируется как кража
или разбой. И поэтому правильная квалификация
грабежа, отграничение его от иных видов
хищений и иных преступлений, как более,
так и менее тяжких, представляется практически
важной.

     
Объектом настоящей курсовой работы являются
общественные отношения, обеспечивающие
безопасность собственности.

     
Предметом выступает уголовно-правовая
характеристика преступления, предусмотренного
ст. 161 УК РФ.

     
Цель работы — провести общую характеристику
грабежа как одну из форм хищения, определить
ответственность за его совершение, а
так же провести отграничения грабежа
от разбоя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 1. ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ
ПРИЗНАКИ ГРАБЕЖА

 

1.1
Объективные признаки грабежа (объект,
объективная сторона)

Объект
преступления

В современном
уголовном праве России собственность
признается одним из важных правоохраняемых
объектов. Охрана собственности от преступных
посягательств провозглашена одной из
задач Уголовного кодекса РФ1 (ч. 1 ст. 2). Отметим,
что в перечне социальных благ, интересов
и ценностей, поставленных под охрану
УК РФ, собственности отведено второе
место – сразу после прав и свобод человека
и гражданина, важнейших из правоохраняемых
объектов. Обращение к понятию собственности
в уголовном праве приобретает особую
актуальность и в связи с важностью адекватного
научного понимания этого блага в качестве
объекта самостоятельной группы общественно
опасных посягательств, ответственность
за которые предусмотрена статьями главы
21 «Преступления против собственности»
УК РФ.

Общеизвестно,
что сужение или, напротив, увеличение
объема понятия того или иного элемента
состава преступления напрямую связано
с сокращением или расширением круга деяний,
относимых к преступным посягательствам.
Между тем, вопрос о понятии собственности
в науке уголовного права относится к
числу дискуссионных. Достаточно сказать,
что в рамках учения о «преступлениях
против собственности» сложились три
взгляда на собственность как основной
объект соответствующей разновидности
посягательств: 1) собственность как экономическое
отношение, 2) собственность как правовая
ценность (право собственности в субъективном
смысле) и 3) собственность как экономическое
отношение и право собственности.

Согласно
первому подходу, собственность – одно
из основных отношений, складывающихся
в области экономики. Конституция РФ не
содержит специального раздела об экономической
основе государства и общества, не выделяет
какую-либо форму собственности в качестве
основной, равно как не предусматривает
и ограничений для отдельных форм собственности.
Однако понимание собственности как одного
из основных компонентов экономики в современной
экономической теории сохраняется, а «экономическая»
трактовка объекта преступлений, предусмотренных
в главе 21 УК РФ, вытекает из наименования
раздела VIII «Преступления в сфере экономики»
УК РФ, содержащего систему норм об ответственности
за названные посягательства.

Такое понимание
объекта преступлений, указанных в главе
21 УК РФ, затрудняет их отграничение от
экологических преступлений, преступлений
в сфере компьютерной информации и ряда
других преступных деяний, существенно
нарушающих в области рационального использования
собственности (в экономическом смысле)
интересы общественной безопасности (например,
ст. 215 – 218 УК РФ) и здоровья населения
(например, ст. 238 и 243 УК РФ), поступление
денежных средств в бюджетную систему
Российской Федерации (ст. 198 и 199 УК РФ)
и свободу интеллектуальной деятельности
(ст. 146 и 147 УК РФ) и др.

В науке
уголовного права сложилось воззрение
на собственность и как на исключительно
юридическое явление. Под правом собственности
в субъективном смысле понимается обеспеченная
законом мера возможного поведения собственника
в отношении владения, пользования и распоряжения
вещью по своему усмотрению. Право собственности
– одно из основных и наиболее широких
по содержанию вещных прав. Это субъективное
право отличает тесная и неразрывная связь
с вещью, «прикрепленность» к ней. С гибелью
вещи автоматически прекращается и право
собственности на нее. Понимание в уголовном
праве собственности в исключительно
юридическом смысле является небезосновательным.
Оно в известной мере опирается на положение
Конституции РФ2, согласно которому
право частной собственности охраняется
законом (ч. 1 ст. 35).

Суть третьего
подхода – в экономической и правовой
трактовке собственности в уголовном
праве. Такой подход сложился в советской
уголовно-правовой доктрине. При определении
объекта преступлений, предусмотренных
в главе 21 УК РФ, как экономического отношения
и одновременно как субъективного права
собственности не учитывается, что экономическая
и юридическая категории собственности
не всегда взаимосвязаны: «Собственность
как экономическая категория не совпадает
с понятием права собственности, в котором
экономические отношения собственности
получают юридическое выражение».3 В самом деле,
с одной стороны, не всякое волевое экономическое
отношение собственности имеет своим
содержанием субъективное право собственности,
так как может получать юридическую регламентацию
и посредством иных правовых форм (например,
с помощью обязательственного права).

Современная
криминогенная ситуация в имущественной
сфере трансформируется в сторону известного
расширения объекта преступных посягательств.
В связи с этим предупреждение преступлений
в имущественной сфере во многом зависит
от того, насколько обоснованно и полно
в уголовном законе определен объем имущественных
отношений, подлежащих уголовно-правовой
охране. Между тем, действующее уголовное
законодательство предоставляет охрану
в основном тем имущественным отношениям,
которые складываются в связи с принадлежностью
вещей конкретным лицам – субъектам права
собственности. Нормы об уголовной ответственности
за преступные посягательства, называемые
в УК РФ «преступлениями против собственности»,
не обеспечивают адекватную защиту имущественным
отношениям, возникшим в результате рыночных
реформ.

В преступлениях
против собственности непосредственные
объекты отдельных видов посягательств
(кражи, мошенничества, грабежа и т.д.) совпадают
с видовым, то есть отношениями собственности.
Конституция РФ провозгласила равную
защиту любых форм собственности. Поэтому
для квалификации кражи, грабежа, мошенничества
и пр. не имеет значения, к какой форме
собственности относится похищенное имущество.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении
от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах
применения судами законодательства об
ответственности за преступления против
собственности»4 указал: «Поскольку
закон не предусматривает… дифференциации
ответственности за эти преступления
в зависимости от формы собственности,
определение таковой не может рассматриваться
обязательным элементом формулировки
обвинения лица, привлеченного к уголовной
ответственности».

Нельзя
считать непосредственным объектом преступления
субъективное право собственности, индивидуальный
имущественный интерес. С точки зрения
теории уголовного права объектом преступления
не может быть право ни в объективном,
ни в субъективном смысле. Такая роль отводится
только общественным отношениям. Право
собственности не прекращается в результате
хищения вещи, которую собственник может
истребовать из чужого незаконного владения
и даже от добросовестного приобретателя
(ст. 235, 301, 302 ГК РФ). На практике признание
индивидуального имущественного интереса
объектом преступления приводит «в тупик»,
поскольку не позволяет считать преступлением
против собственности ситуации, когда
этот интерес либо вообще не страдает,
либо не подлежит правовой защите (например,
когда совершается хищение уже похищенного
имущества).

Наконец,
следует отметить, что не является непосредственным
объектом похищаемое имущество, которое
в преступлениях против собственности
играет роль предмета посягательства.
Законы логики не позволяют считать непосредственным
объектом преступления что-либо, кроме
общественных отношений, поскольку они
составляют общий и родовые объекты всех
преступлений.

Некоторые
из преступлений, предусмотренных гл.
21 УК РФ, являются двуобъектными. Это характерно
в первую очередь для преступлений против
собственности, связанных с применением
насилия: насильственный грабеж (п. «г»
ч. 2 ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162), вымогательство
(ст. 163), угон транспортного средства с
применением насилия (п. «в» ч. 2 и ч. 4 ст.
166). В насильственных имущественных преступлениях
основным объектом является собственность,
а дополнительным – личность потерпевшего.
Выделение основного непосредственного
объекта проводится не по степени значимости
охраняемых благ (личность в этом смысле
важнее), а по связи с родовым объектом.

Таким образом,
можно предложить следующую концепцию
объекта преступления, предусмотренного
ст. 161 УК РФ: родовой объект – имущественные
отношения, видовой – отношения собственности,
непосредственный основной – также отношения
собственности, непосредственный дополнительный
– личность потерпевшего (при насильственном
грабеже).

 

Объективная
сторона преступления

           
Объективная сторона грабежа 
предусматривает деяние в форме 
действия – открытого хищения,
совершенного против воли граждан.
Объективная сторона грабежа сформулирована
законодателем как материальный состав
преступления, то есть состоит из общественно
опасного действия и наступившего преступного
результата, а также причинной связи между
ними. Это обязательные признаки рассматриваемого
состава преступления.

Открытость хищения
чужого имущества определяют три основных
момента: 1) хищение всегда совершается
в присутствии потерпевшего или третьих
лиц, посторонних по отношению к изымаемому
имуществу; 2) преступник сознает, что он
действует открыто, с незаконным проникновением
в жилище, т.е. он понимает, что вся ситуация
совершения преступления дает возможность
потерпевшему или третьим лицам не только
осознать противоправный характер его
действий, но и воспрепятствовать хищению
имущества, даже задержать его, однако
игнорирует это; 3) потерпевший или третьи
лица, посторонние по отношению к изымаемому
имуществу и не являющиеся соучастниками
преступника, укрывателями или лицами,
обещавшими не донести о преступлении,
осознают, что имущество похищается.5

Вместе с тем необходимо
подчеркнуть, что для квалификации хищения
как грабежа вовсе не обязательно наличие
одновременно всех указанных моментов.
Первые два признака являются главными,
решающими, третий же играет вспомогательную
роль и в ряде случаев может вообще отсутствовать.

Постановление Пленума
ВС РФ № 296
также разъясняет, что открытым хищением
чужого имущества, предусмотренным статьей
161 УК РФ (грабеж), является такое хищение,
которое совершается в присутствии собственника
или иного владельца имущества либо на
виду у посторонних, когда лицо, совершающее
это преступление, сознает, что присутствующие
при этом лица понимают противоправный
характер его действий, независимо от
того, принимали ли они меры к пресечению
этих действий или нет.

В п. 4 Постановления
Пленума ВС РФ сказано, что, если присутствующее
при незаконном изъятии чужого имущества
лицо не сознает противоправность этих
действий либо является близким родственником
виновного, который рассчитывает в связи
с этим на то, что в ходе изъятия имущества
он не встретит противодействия со стороны
указанного лица, содеянное следует квалифицировать
как кражу чужого имущества. Если перечисленные
лица принимали меры к пресечению хищения
чужого имущества (например, требовали
прекратить эти противоправные действия),
то ответственность виновного за содеянное
наступает за грабеж.

yaneuch.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о