Арендт х между прошлым и будущим: Книга: “Между прошлым и будущим. Восемь упражнений в политической мысли” – Ханна Арендт. Купить книгу, читать рецензии | Between Past and Future. Eight exercises in political thought | ISBN 978-5-93255-385-5

Содержание

Философия Ханны Арендт в России

1. Арендт 1991 – Арендт Х. Традиции и современность // Советское государство и право. 1991. № 3. С. 124–133 (Arendt, Hannah, Tradition and the Modern Age, Russian Translation 1991).

2. Арендт 1992а – Арендт Х. Традиции и современная эпоха / Пер. Ю.Б. Мишкинене // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. 1992. № 1. С. 80–95 (Arendt, Hannah, Tradition and the Modern Age, Russian Translation 1992).

3. Арендт 1992б – Арендт Х. Массы и тоталитаризм // Вопросы социологии. 1992. Т. 1. С. 24–31 (Arendt, Hannah, The masses and the Totalitarianism [Fragment from The Origins of the Totalitarianism], Russian Translation 1992).

4. Арендт 1996 – Арендт Х. Истоки тоталитаризма / Пер. с англ. И.В. Борисовой и др.; послесл. Ю.Н. Давыдова; под ред. М.С. Ковалевой, Д.М. Носова. М.: ЦентрКом, 1996 (Arendt, Hannah, The Origins of the Totalitarianism, Russian Translation 1996).

5. Арендт 2000 – Арендт Х. Vita activa, или О деятельной жизни / Пер. с нем. и англ. В.В. Бибихина. СПб.: Алетейя, 2000 (Arendt, Hannah, The Human Condition, Russian Translation 2000).

6. Арендт 2003 – Арендт Х. Люди в темные времена: [Очерки] / Пер. с англ. и нем. Г. Дашевского, Б. Дубина. М.: Московская школа политических исследований, 2003 (Arendt, Hannah, Men in Dark Times, Russian Translation 2003).

7. Арендт 2008а – Арендт Х. Банальность зла. Эйхман в Иерусалиме / Пер. с англ. С. Кастальского и Н. Рудницкой; послесл. Э. Зуроффа. М.: Европа, 2008 (Arendt, Hannah, Eichmann in Jerusalem: A Report on the Banality of Evil, Russian Translation 2008).

8. Арендт 2008б – Арендт Х. Скрытая традиция: Эссе / Пер. с нем. и англ. Т. Набатниковой, А. Шибаровой, Н. Мовниной. М.: Текст, 2008 (Arendt, Hannah, Die verborgene Tradition: Acht Essays, Russian Translation 2008).

9. Арендт 2011а – Арендт Х. Лекции по политической философии Канта / Пер. А.А. Глухова. СПб.: Наука, 2011 (Arendt, Hannah, Lectures on Kant’s political philosophy, Russian Translation 2011).

10. Арендт 2011б – Арендт Х. О революции / Пер. И.В. Косича. М.: Европа, 2011 (Arendt, Hannah, On Revolution, Russian Translation 2011).

11. Арендт 2013 – Арендт Х. Жизнь ума / Пер. с англ. А.В. Говорунова. СПб.: Наука, 2013 (Arendt, Hannah, Life of the Mind, Russian Translation 2013).

12. Арендт 2014а – Арендт Х. О насилии / Пер. с англ. Г.М. Дашевского. М.: Новое издательство, 2014 (Arendt, Hannah, On Violence, Russian Translation 2014).

13. Арендт 2014б – Арендт Х. Между прошлым и будущим. Восемь упражнений в политической мысли / Пер. с англ. и нем. Д. Аронсона. М.: Издательство Института Гайдара, 2014 (Arendt, Hannah, Between Past and Future: Six exercises in political thought, Russian Translation 2014).

14. Арендт, Шмид 2016 – Арендт Х., Шмид К. Право на революцию: разговор между профессором Карло Шмидом и философом Ханной Арендт / Пер. c нем. А. Саликова // Социологическое обозрение. 2016. Т. 15. № 1. С. 56–74 (Arendt, Hannah, Schmid, Carlo, Das Recht auf Revolution. Gesprach zwischen Prof. Dr. Carlo Schmid und der Philosophin Hannah Arendt (1965), Russian Translation 2016).

15. Арендт 2018 – Арендт Х. Опыты понимания, 1930–1954: Становление, изгнание и тоталитаризм / Пер. с англ. Е. Бондал, А. Васильевой, А.Б. Григорьева, С. Моисеева. М.: Издательство Института Гайдара, 2018 (Arendt, Hannah, Essays in Understanding, 1930–1954: Formation, Exile, and Totalitarianism, Russian Translation 2018).

16. Артюх, Борисов 2015 – Артюх А.В., Борисов С.Н. Война и революция. Контексты насилия в работе Х. Арендт «О революции» // Наука. Искусство. Культура. 2015. № 1 (5). С. 174–179.

17. Богомолов 1971 – Богомолов А.С. Современный экзистенциализм: «поворот» или кризис? // Философия марксизма и экзистенциализм: очерки критики эзистенциализма / Под ред. И.С. Нарского. М.: Издательство Московского университета, 1971. С. 217–234.

18. Глинский 2010 – Глинский А.В. Понимание и политика: теория тоталитаризма Ханны Арендт в контексте ее философско-герменевтической программы : дис. … канд. филос. наук. М., 2010.

19. Гуляев 2013 – Гуляев Р.В. Революция или диктатура: Ханна Арендт и Карл Шмитт о сущности политического: дис. … канд. филос. наук. М., 2013.

20. Гуляев 2017 – Гуляев Р.В. Два тела короля и два тела злодея: политико-философский аспект «банальности зла» Ханны Арендт // Философские науки. 2017. № 3. С. 53–67.

21. Давыдов 1999 – Давыдов Ю.Н. Ханна Арендт и проблема тоталитаризма // Новое и старое в теоретической социологии. Кн. 1. М.: Институт социологии РАН, 1999. С. 144–160.

22. Дашевский 2008 web – Дашевский Г.М. Примерное представление о зле // Коммерсант. 2008. 3 октября. URL: https://www.kommersant.ru/doc/1033430.

23. Дуденкова 2015 – Дуденкова И.В. Начинание, рождение, действие: Августин и политическая мысль Ханны Арендт // Социологическое обозрение. 2015. Т. 14. № 1. С. 105–119.

24. Жаворонков 2017 – Жаворонков А.Г. Философ и государство: Ханна Арендт о философии Сократа // Социологическое обозрение. 2017. Т. 17. № 3. С. 303–318.

25. Золотов 2000 – Золотов А.А. Проблема взаимосвязи культуры и политики в философии Х. Арендт : дис. … канд. филос. наук. Тверь, 2000.

26. Кон 2018 – Кон Дж. Предисловие // Арендт Х. Опыты понимания, 1930–1954: Становление, изгнание и тоталитаризм / Пер. с англ. Е. Бондал, А. Васильевой, А.Б. Григорьева, С. Моисеева. М.: Издательство Института Гайдара, 2018. С. 25–57.

27. Косич, Мишкинене 1991 – Косич И.В., Мишкинене Ю.Б. Ханна Арендт. Философия и политика // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. 1991. № 6. С. 79–92.

28. Кузин 2017 – Кузин И.В. «Слепое пятно» политического мышления Арендт // Социологическое обозрение. 2017. Т. 16. № 2. С. 221–252.

29. Лапицкий 2001 – Лапицкий М.И. О времени и о труде «Vita activa» // Полис. Политические исследования. 2001. № 5. С. 174–182.

30. Лившиц 1995 – Лившиц М.С. Научный семинар по книге Х. Арендт «Истоки тоталитаризма» // Социологический журнал. 1995. № 4. С. 224–230.

31. Магун 1998 – Магун А.В. Понятие суждения в философии Ханны Арендт // Вопросы философии. 1998. № 11. C. 102–115.

32. Магун 2014 – Магун А.В. Революция у Арендт и судьба революций в наше время // Современное значение идей Ханны Арендт / Под ред. А.Н. Саликова, И.О. Дементьева. Калининград: Издательство БФУ, 2014. С. 33–38.

33. Маликова 2004 – Маликова Ю.О. Проблема соотношения морали и политики в философии Ханны Арендт : дис. … канд. филос. наук. М., 2004.

34. Мишкинене 1990a – Мишкинене Ю.Б. Арендт и Хайдеггер: попытка сравнительного анализа фундаментальной онтологии человека и онтологии политики. М.: Издательство МГУ, 1990.

35. Мишкинене 1990б – Мишкинене, Ю.Б. Политическая философия Ханны Арендт : дис. … канд. филос. наук. М., 1990.

36. Московская 2014 – Московская А.С. Связь между банальным и радикальным злом в этике Ханны Арендт // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 2. С. 39–43.

37. Московская 2015 – Московская А. С. Понятие «банальность зла» в этике Ханны Арендт : дис. … канд. филос. наук. М., 2015.

38. Мотрошилова 2013 – Мотрошилова Н.В. Мартин Хайдеггер и Ханна Арендт: бытие – время – любовь. М.: Академический Проект: Гаудеамус, 2013.

39. Никандров 2016 – Никандров А.В. Революция и политическое творчество: концепция Х. Арендт // Ждет ли Россию революция? Материалы научно-экспертной сессии (семинара). М.: Центр научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина), 2016. С. 123–130.

40. Ознобкина 1997 – Ознобкина Е.В. «Начало совершилось, человек сотворен был» (О работе Х. Арендт «Истоки тоталитаризма») // Новый мир. 1997. № 5. С. 226–231.

41. Павлов 2018 – Павлов А.В. Арендт-лиса // Арендт Х. Опыты понимания, 1930–1954: Становление, изгнание и тоталитаризм / Пер. с англ. Е. Бондал, А. Васильевой, А.Б. Григорьева, С. Моисеева. М.: Издательство Института Гайдара, 2018. С. 7–24.

42. Саликов 2008а – Саликов А.Н. Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт : дис. … канд. филос. наук. Калининград, 2008.

43. Саликов 2008б – Cаликов А.Н. Рецепция кантовского понятия Sensus communis в теории способности суждения Ханны Арендт // Кантовский сборник. 2008. № 1 (27). С. 31–39.

44. Саликов 2014 – Cаликов А.Н. Философский зоопарк в Калининграде// Социологическое обозрение. 2014. Т. 13. № 3. С. 219–222.

45. Саликов 2017 – Саликов А.Н. Почему Арендт? // Социологическое обозрение. 2017. Т. 16. № 2. С. 218–220.

46. Саликов, Дементьев 2015 (ред.) – Современное значение идей Ханны Арендт. Материалы международной конференции / Ред. А.Н. Саликов, И.О. Дементьев. Калининград: Издательство БФУ им. И. Канта, 2015.

47. Саликов, Жаворонков 2018 – Саликов А.Н., Жаворонков А.Г. Трансформация публичного пространства в условиях революции: взгляд из перспективы Ханны Арендт // Социологическое обозрение. 2018. Т. 17. № 1. С. 9–29.

48. Сидорова 2015а – Сидорова М.А. Даймонион как метафора действующего и мыслящего Кто в философии Х. Арендт // Вопросы философии. 2015. № 12. С. 166–174.

49. Сидорова 2015б – Cидорова М.А. Понятия времени в философии Х. Арендт: от жизни деятельной к жизни ума // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. 2015. № 2. С. 3–18.

50. Сергеева 2017 – Сергеева Ю.А. Социальный базис ретроспекции политического и идеи банальности зла Ханны Арендт // Вестник института мировых цивилизаций. М., 2017. № 15. Материалы IX научной конференции «Грани культуры: актуальные проблемы истории и современности». Т. II. С. 68–72.

51. Сморгунова 1997 – Сморгунова В.Ю. Гносеологические проблемы политической философии: Гносеологический потенциал полититики: Ханна Арендт об истине и политике. СПб.: Образование, 1997.

52. Филиппов 2013 – Филиппов А.Ф. Мышление и смерть: «Жизнь ума» в философской антропологии Ханны Арендт // Вопросы философии. 2013. № 11. С. 155–167.

53. Хейфец 2003 – Хейфец М.Р. Ханна Арендт судит XX век. М.; Иерусалим: ДААТ-Знание, 2003.

54. Хейфец 2006 – Хейфец М.Р. Ханна Арендт: условия бытия человека на Земле. М.: Знание, 2006.

55. Шудра 1996 – Шудра О.В. Ханна Аренда: Сущность, условия возникновения и функционирования тоталитаризма : дис. … канд. полит. наук. Саратов, 1996.

56. Щипков 2014 – Щипков А.В. Опыт фальсификации бинарной теории тоталитаризма // Историческая и социально-образовательная мысль. Том 6. № 6. Ч. 1. 2014. С. 309–311.

57. Юрлова 2013 – Юрлова М.Д. Политическая власть и проблема суждения в философии Ханны Арендт // Вестник Северного (Арктического) федерального университета им. М.В. Ломоносова. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2013. № 2. С. 68–73.

58. Юрлова 2014 – Юрлова М.Д. «Между прошлым и будущим»: Упражнения в политической мысли в отсутствии твердой опоры // Социологическое обозрение. 2014. Т. 13. № 3. С. 223–237.

59. Ямпольский 2004 – Ямпольский М.Б. Сообщество одиночек: Арендт, Беньямин, Шолем, Кафка. М.: Издательство Ипполитова, 2004.

«Казус Мединского из перспективы Ханны Арендт: является ли Академия политическим пространством?»

Андрей Олейников

30–31 марта 2018 года в Московской высшей школе социальных и экономических наук (Шанинке) состоялся юбилейный, XXV симпозиум «Пути России». На нем прозвучало много интересных докладов, в частности выступление канд. филос. наук, специалиста по теории истории Андрея Олейникова (РАНХиГС). Представляем его тезисы вашему вниманию.

Ханна Арендт — философ (теоретик, как она сама предпочитала себя именовать) публичной политики. Политика — это не занятие каких-то обличенных особым общественным доверием государственных мужей, это общественное дело, которое касается всех и каждого — отвечает самим условиям человеческого существования. Пренебрегая политикой, мы пренебрегаем этими условиями, а значит, обрекаем себя на самую жалкую жизнь…

Имея это в виду, интересно разобраться с тем, как с помощью оптики, предложенной Ханной Арендт, мы можем рефлексировать о явлених публичной политики в нынешней России. Казус Мединского представляется мне очень важным явлением такого рода. В первую очередь потому, что он позволил мобилизоваться академическому сообществу и предпринять определенные шаги, направленные на то, чтобы воспрепятствовать признанию за Мединским статуса ученого.

И хотя эти шаги не увенчались успехом, я полагаю, что сам факт такой мобилизации следует расценивать как значительное моральное и политическое достижение.

Кроме того, случай Мединского, равно как и возможность проанализировать его с точки зрения политической теории Ханны Арендт, интересует меня в силу моих профессиональных занятий. Дело в том, что я занимаюсь философией истории, и в этой области особый интерес для меня представляет связь истории и политики и, в частности, то место, какое занимает в публичном пространстве дисциплинарное историческое знание: т. е. насколько оно автономно и каким влиянием обладает в современном обществе.

И поскольку это ровно те вопросы, которые, на мой взгляд, казус Мединского ставит перед нами, я посчитал, что их можно заново продумать, обратившись к работе Арендт «Истина и политика», которая была опубликована в 1968 году в сборнике «Между прошлым и будущим» [1]. И как мне представляется, проблематика этой работы совершенно релевантна тому, что я называю здесь «казусом Мединского».

Мое сообщение будет состоять из двух частей. В первой части я изложу, в чем собственно состоит этот казус и как он выглядит в свете вышеупомянутой работы Х. Арендт. Во второй части я постараюсь дать свой ответ на вопрос, достаточно ли нам сегодня, когда под вопросом нередко оказывается сама возможность всерьез и честно заниматься наукой, опираться на философию Арендт, и в частности на то представление о границах между политической сферой и академической сферой, которое мы находим в ее работе «Истина и политика». Мой предварительный ответ состоит в том, что этого недостаточно.

Итак, в чем, собственно, состоит «казус Мединского»? Под этим я понимаю шаги, которые были предприняты сообществом профессиональных историков, по инициативе Ивана Бабицкого, Вячеслава Козлякова и Константина Ерусалимского, направленные на то, чтобы оспорить научное значение докторской диссертации действующего министра культуры РФ Владимира Мединского, защищенной им в 2012 году в стенах Российского государственного социального университета и, собственно, лишить его степени доктора исторических наук.

Вы помните, наверное, что эта история продолжалась примерно полтора года, с апреля 2016-го по октябрь 2017-го. Ключевыми эпизодами в ней были следующие: отмена ВАКом заседания диссовета Уральского федерального университета, созванного для рассмотрения вопроса о лишении Мединского докторской степени, и перенос этого рассмотрения в диссовет Белгородского национального исследовательского университета, который рекомендовал не лишать Мединского этой степени; это рекомендация экспертного совета ВАК о лишении его степени; и, наконец, это последовавшее в октябре 2017 года решение Минобрнауки об отказе в лишении Мединского ученой степени.

Но в этой долгой истории меня интересует только то, что сказал о ней сам Владимир Мединский. Сказал в июле 2017 года, накануне заседания белгородского диссертационного совета, очевидно будучи уверенным в положительном для него исходе этого заседания. Это его высказывание было опубликовано в «Российской газете» [2].

В той публикации, отвечая на предъявленные ему упреки в том, что критерием истинности и достоверности исторического труда автор диссертации объявляет соответствие «интересам России» [3], в то время как «историческая наука… не оценивает события положительно или отрицательно в зависимости от соответствия их чьим-либо национальным интересам, а ограничивается беспристрастным анализом» [4], Мединский заявляет следующее.

«Признайтесь, достоверного прошлого не существует»

. «Нет вообще никакой „абсолютной объективности“». «Историк — всегда заложник своих убеждений. Да, профессиональная этика и правила требуют от ученого стремиться быть объективным. Однако, увы, любой ученый-гуманитарий, как бы ни старался, есть плод своего воспитания, своей школы, он зависим от теоретических рамок, от выбранной методологии, даже от того языка, каким привык пользоваться. Он сам конструирует объект своего исследования, базируясь на знаниях, идеологемах, свойственных его времени. Иначе говоря, всякая история, если по-честному, есть современная история. Ибо каждый смотрит в прошлое с позиции своего дня».

Он пишет: «Нет в истории никакого „беспристрастного подхода“. Он всегда пристрастен и персонифицирован

История не существует без фактов. Но факты — это не только события, не только объекты материальной культуры — курганы, черепки и пирамиды. Идеи и мифы — тоже факты». Особенно если они успели овладеть массами. Особенно если они помогли одолеть врага, как миф о 28 панфиловцах, который «стал материальной силой — страшнее и прекраснее любого факта». «Потому что мы понимаем: не встала бы тогда, в 1941-м, наша русско-скифская одержимость нерушимой стеной у Москвы, и всё. Конец. Для нас это бы означало истинный „конец истории“» [2].

И Мединский в этом тексте, по сути, сам выставляет себя в качестве одного из таких панфиловцев, который продолжает вести бой у стен Москвы, на этот раз с «либеральными учеными», которые призывают безучастно смотреть на Бородинское сражение или Куликовскую битву… Но на самом деле они, конечно, стремятся

«перекодировать наше общество», чего нельзя добиться, не переписав его истории.

Иными словами, казус Мединского — это крайний случай едва ли не полного отрицания границы, отделяющей прошлое от настоящего, случай крайнего дежавю, поскольку, о каких бы событиях из истории России у нас ни шла речь, в любом случае мы имеем дело с одной и той же бесконечной войной, которая угрожала и продолжает угрожать существованию нашего отечества.

Это историописание, которое ничем не отличается от мифотворчества, поскольку создается в условиях непрерывно переживаемого «конца истории» и создается с единственной целью — отложить этот конец.

Но до сих пор я говорил о казусе Мединского своими словами. Попытаюсь, наконец, посмотреть на него из той перспективы, которую предлагает Арендт в работе «Истина и политика». Здесь, по-видимому, сразу стоит указать на самое важное (и, похоже, самое проблемное) положение этой работы. Ничуть не сомневаясь в том, что история имеет дело с тем, что действительно случилось в прошлом, Ханна Арендт полагает, что историческая истина является истиной факта, а этот вариант истины гораздо более уязвим со стороны недобросовестных политиков, чем истина разума, т. е. та истина, которой служат философы и математики:

«Когда суверен (говоря на языке Гоббса) атакует истины разума, он, так сказать, преступает границы своего суверенитета, но, когда он подделывает и перевирает истины факта, он сражается на собственной территории. На самом деле у истины факта самые призрачные шансы пережить натиск со стороны власти; всегда сохраняется опасность, что ее удалят из мира и не просто на какое-то время, но, потенциально, навсегда. Факты и события неизмеримо ранимее аксиом, открытий и теорий (даже самых умозрительных), порожденных человеческим умом».

Кроме того, признанию истин факта мешает также и то, что они не принадлежат трансцендентному миру, «они происходят из этого мира»:

«Истина факта, наоборот, всегда связана с другими людьми: она касается событий и обстоятельств, в которые вовлечено много человек; она устанавливается свидетелями и зависит от их свидетельств; она существует лишь в той степени, в какой о ней говорят, даже если возникла в частной области. Она политическая по природе».

Но в этом, с точки зрения немецкого философа, состоят как бы слабые стороны истины факта. Арендт не стесняется их подчеркивать и в одном месте даже позволяет себе усомниться в том, что могут существовать факты,

«независимые от мнений и интерпретаций».

Однако это было напускное сомнение, поскольку дальше она переходит к сильным сторонам этой истины. Каковы они? Первая (и самая главная, по-видимому) сторона состоит в том, что эта истина способна противостоять мнениям. Есть упорные факты, с которыми очень трудно спорить. Можно, например, спорить о том, кто был виноват в том, что была развязана Первая мировая война, однако вряд ли можно сомневаться в том, что это Германия напала на Бельгию, а не наоборот:

«Истина факта, как и любая истина, требует абсолютного признания и исключает дискуссию, а ведь дискуссия составляет самую суть политической жизни».

Здесь налицо очевидная противоположность тому, что Арендт говорила выше. Однако ее это нисколько не смущает, поскольку далее она будет продолжать настаивать на принудительном характере истины факта, который сохраняет свою силу вопреки всяким замалчиваниям. Есть только один способ унять упрямство фактической истины — это прямая ложь:

«Истина факта отличается тем, что ее противоположностью является не заблуждение, не иллюзия и не мнение (т. е. вещи, не бросающие тень на правдивость говорящего), а только намеренная неправда, ложь».

Ханна Арендт (filosofifestivalen.no)

Но что такое ложь, согласно Арендт? Это злоупотребление нашей способностью изменять обстоятельства, в которых мы живем, злоупотребление нашей свободой. «Лжец, — говорит Арендт, — человек действия». Он изначально является существом политическим. Выдавая бывшее за то, чего никогда не было (утверждая, например, что это Бельгия напала на Германию в августе 1914 года), лжец, по словам Арендт, «размывает границу, отделяющую истину факта от мнения».

Как все мы прекрасно помним, политическая область в теории Арендт — это область свободы, где нет места истине (и ее тирании), где люди самоутверждаются, полагаясь исключительно на свои мнения. Можно было бы сказать, что лжец расширяет это пространство свободы, отвоевывая ее у фактической истины. Однако даже если дело выглядит именно так (хотя это не так), Арендт отнюдь не приветствует такой способ расширения политического пространства.

Более того, она прямо осуждает ложь как способ перевода фактов в мнения, поскольку, по ее убеждению, это напрямую ведет к подрыву политической области, угрожает самому ее существованию. Я не смогу сколько-нибудь подробно показать, как Арендт разворачивает этот аргумент, хотя он составляет очень важную часть ее работы.

Перейду сразу к тому, что представляется мне самым важным в свете интересующего меня казуса Мединского. Политическое пространство Арендт, оно же пространство свободы, может сохраняться только благодаря незыблемости границ, отделяющих его от того, что люди изменить не в силах. История, как наука или рассказ о том, что фактически имело место, учит нас «принимать вещи такими, какие они есть». То есть она учит нас признавать эти границы. А они суть не что иное, как границы между прошлым и настоящим:

«Если с прошлым и настоящим обращаются как с частями будущего (т. е. возвращают их в прежнее состояние возможности), политическое пространство лишается не только своей главной стабилизирующей силы, но и отправной точки для изменений, для любых новых начинаний».

Отрицая границы, мы, по мысли Арендт, лишаем себя возможности всякой надежной ориентации в мире, в котором живем. Причем эти границы — внеполитические. И всякая нормальная власть, т. е. власть, как она пишет, в «конституционно управляемых странах», должна быть заинтересована в их сохранении. Таким образом, власть должна быть заинтересована в сохранении Академии и университетов, поскольку это места, создающие возможность для «самоорганизации независимых и, как считается, незаинтересованных ученых», и поскольку здесь могут развиваться «исторические науки и гуманитарные дисциплины, призванные находить, охранять и толковать истину факта и оставленные людьми документальные источники».

Что же касается деятельности министра культура РФ, то в терминах Арендт он является скорее «лжецом», превращающим, по ее словам, «факты и события в возможности, из которых те изначально появились».

Но готовы ли мы сегодня согласиться с Арендт в том, что границы, отделяющие политическую сферу от сферы истины, являются внеполитическими? Равно как и в том, что Академия, даже если, по выражению Арендт, она «помнит о своем происхождении», не является политическим пространством? На мой взгляд, было бы опрометчиво соглашаться с нею в этих вопросах. И если даже Мединский не стесняется указывать на то, что «все исторические факты существуют для нас как уже преломленные через сознание и социальные интересы своего класса, нации, времени», то профессиональные историки тем более не должны испытывать стеснения, обосновывая стремление к установлению фактической истины своим собственным социальным интересом.

Сегодня мы живем в условиях, когда власть демонстрирует свою полную незаинтересованность в независимом существовании Академии и университетов. В этих условиях фактическая истина действительно лишается принудительной силы и скорее обнаруживает свою политическую природу, в которой Арендт, к сожалению, видит только ее слабую сторону.

Как мне представляется, профессиональным историкам не следует закрывать глаза на эту ситуацию и больше учиться у тех своих коллег-социологов, для которых успешное занятие их дисциплиной не определяется прочностью стен, делающих ее непроницаемой для профанов, но возможностью выходить за них, поскольку только так можно убедиться в том, что существует общество, не довольствующееся мифами, но всерьез заинтересованное в знании о себе самом.

Андрей Олейников

1. Все цитаты из этой работы приводятся по изданию: Арендт Х. Между прошлым и будущим: восемь упражнений в политической мысли / Пер. с англ. и нем. Д. Аронсона. М.: Изд-во института Гайдара, 2014. С. 334–389.

2. Интересная история. Владимир Мединский впервые отвечает критикам своей диссертации // «Росссийская газета», 4 июля 2017 года.

3. www.kommersant.ru/doc/3127495

4. wiki.dissernet.org/tools/vsyakosyak/MedinskyVR_ZoLUS.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Метод Арендт и Маркс | Рабкор.ру

Ханна Арендт

Послевоенный период в истории западной политической мысли был ознаменован не только полузабытым состоянием нормативной политической теории, но и удивительными метаморфозами внутри нее самой. Безусловно, тоталитаризм начала века и Вторая мировая война не могли не сказаться на ключевых критических направлениях политической мысли, что проявилось не только в обновлении старых школ с символической приставкой «нео» (среди которых неоконсерватизм Л. Штрауса и К. Шмитта, а также неомарксизм, успевший проявить себя еще до войны), но и появлением совершенно новых направлений критической мысли, которые все же претендовали на некий исторический background (кроме феминизма), среди которых были коммунитаризм и гражданский республиканизм. Хотя современные представители гражданско-республиканского направления критической мысли, такие как К. Скиннер, находят истоки своего учения в трудах Н. Макиавелли и Аристотеля, тем не менее было бы несправедливо не замечать тот вклад в «возрождение» (а, на мой взгляд, рождение) республиканизма, который внесла Ханна Арендт.

Если грубо обобщить, то можно сказать, что одной из основных задач своего творчества она ставила обоснование идеала античного полиса в сегодняшних реалиях в противовес тоталитаризму. У нее полис и тоталитаризм предстают как две крайности: политика и аполитичность, общение и молчание соответственно. Среди ее аргументационных рядов в таких трудах, как «О революции» и «Между прошлым и будущим. Восемь упражнений в политической мысли» встречается любопытный способ обоснования своих идей и представлений.

Этот способ заключается в особом методе анализа политических идей и трудов философов и теоретиков. В отличие от Л. Штрауса, который представляет в своем методе труды в основном античных философов как вещи в себе, у Арендт философские представления — это вещи для нас. Главным теоретиком, к которому Арендт применяет свой метод, является К. Маркс, и вообще сложно не заметить особую потребность Арендт включить философа в нить своих аргументационных рядов. Нельзя сказать, что Арендт была поклонницей творчества К. Маркса, однако то, с какой аккуратностью и почтением она пытается критиковать теоретика, не может не вызвать улыбку умиления у читающих ее левых. Чтобы было ясно, в каком ключе Арендт применяет к Макрсу свой метод, я приведу фрагмент из не самого знаменитого, но одного из основополагающих, на мой взгляд, трудов Арендт «Между прошлым и будущим. Восемь упражнений в политической мысли»:

«…положения <об отмирании государства и обобществлении человечества> не только являются предсказаниями, но и выражают марксовский идеал наилучшего общества. В этом смысле они не утопичны; скорее, в них просто воспроизводится политическая обстановка того же самого афинского города-государства, который был моделью опыта Платона и Аристотеля…»[1].

Приведенный фрагмент, на мой взгляд, наилучшим образом демонстрирует суть метода Арендт в вопросе анализа политических теоретиков. Понятно, что Арендт не может взять реальное историческое явление за основу своего учения, поскольку она, как и Маркс, основывает его лишь на тех свидетельствах, которые нам оставил Аристотель.

Поэтому, как мне кажется, по отношению к Арендт будет справедливо, если я обращусь к тому труду Маркса, в котором он в силу специфики текста и относительно раннего времени его написания вынужден обращаться к тому же идеалу, к которому обращается Арендт. Речь идет об очень многогранном и богатом на истоки основных идей Маркса труде «К критике гегелевской философии права», в котором он в том числе в двух-трех абзацах вспоминает про античный полис в контексте вопроса о формах правления. Так он замечает:

«…res publica является действительно частным делом граждан, действительным содержанием их деятельности, частный же человек есть раб; здесь политическое государство как таковое является подлинным единственным содержанием жизни и воли граждан»[2].

Действительно, Маркс указывает, что древний вариант республики как демократии свободы более предпочтителен, чем, например, средневековый вариант демократии несвободы, когда политическое государство тесно связано с частной сферой жизни человека. Однако и ту, и другую демократии связывает важный момент, который Ханна Арендт так или иначе упускает: частная сфера в обоих случаях – сфера рабства. Если человек не имеет возможности проявиться и попасть в публичную сферу, то он превращается в раба. В этом смысле Средние века отличаются от Древней Греции лишь количеством людей, допущенных к отправлению публичной власти. Однако для Маркса res publica – субстанциальное единство государства и народа, поскольку частный человек – раб, соответственно, не народ. В этом единстве материальное государство и политическое государство совпадают. С периода Нового времени материальное государство становится все шире, а политическое – все уже. Отсюда отчуждение народа от политического: в данной работе Маркс еще не апеллирует к классам, поэтому в этом смысле обоснование отчуждения кажется слабым. Тем не менее материальное государство, как концепт, помогает Марксу показать, что res publica, которую воспевает Арендт, вряд ли осуществима. Ее же современные проявления – не более чем отрицание существующего отчуждения.

Что касается идеала Маркса как переформулированного античного представления об идеальном полисе, то можно сказать, что для теоретика вряд ли было приемлемым видеть в своем идеале возможность для человека выпасть из публичного пространства. Таким образом, если рассуждать в ключе, в котором рассуждает Арендт, здесь может быть два взгляда на то, каким образом может быть осуществлен вход/выход в/из публичного пространства в идеале Маркса: либо не будет вообще никакой потребности выхода из публичного пространства, а, значит, и такой возможности, либо выход и вход в него будет безболезненным, а само же публичное пространство в таком случае было бы уделом платоновских философов.

Таким образом, аристотелевский идеал в полной своей мере вряд ли мог стать тем концептом, обоснованию которого могли бы быть посвящены марксовы основополагающие труды. Безусловно, идея свободы и справедливости – это то, что остается, если рафинировать аристотелизм от рабства и ксенофобии. Тогда, конечно, это роднит теории Маркса и Аристотеля, как и теории Вольтера, Руссо, Канта. Поэтому при всем очаровании Арендт, ее представлений и аргументации ее метод анализа Маркса предстает довольно нечутким и упускающим важные аргументационные моменты, позволяющие как раз отличить Маркса от прочих теоретиков.

[1]Арендт, Х. Между прошлым и будущим. Восемь упражнений в политической мысли [пер. с англ. и нем. Д. Аронсона]. – М. : Издательство Института Гайдара, 2014. – С. 30.

[2] Маркс, К. К критике гегелевской философии права /Карл Маркс // Маркс, К. Сочинения [подг. к печ. И. И. Прейсом ; ред. Е. А. Степанова]. В 50 т. Т. 1 : [1839 – 1844]  / К. Маркс и Ф. Энгельс ; Ин-т Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина при ЦК КПСС. – М. : Гос. изд-во полит. лит., 1955. – С. 255.

Максим Приколота

Против «террористической гипотезы» о человеке: лейтмотив философии Ханны Арендт

1. Ключевая проблема

Возможность нетоталитарного мира зависит от того, удается ли опровергнуть бесчеловечную гипотезу о человеке. Только тогда получится, вопреки всем экспериментам над ней, найти корень настоящей природы и свободы человека. Такова центральная проблема практической философии Ханны Арендт, которая в формулировке Поля Рикёра звучит так: «…какие барьеры и какие ресурсы противопоставляет положение человека террористической гипотезе о безграничной пластичности человека-массы, которой тоталитарная система подменяет человека, занимающего определенное положение и относящегося к определенной прослойке» [1]. Сопротивление «террористической гипотезе» о человеке — сквозной лейтмотив философии Ханны Арендт.

Траектория достижений Ханны Арендт (1906–1975) на фоне философской мысли XX века довольно необычна: от «Истоков тоталитаризма» через дебри войны и политики она прокладывает путь к фундаментальной философии человека («Положение человека») и затем выходит к осмыслению истории («Между прошлым и будущим») [2]. На разных этапах этой спирали Х. Арендт шаг за шагом развертывает анализ тоталитарных попыток контролировать человека средствами идеологии и террора. Тоталитарная система делает «лишней» человека и его личностные проявления; санкцию на это дает идеологическая система, блокирующая понятия личности.

Что может этим системам практики и теории противопоставить практическая философия? Этот вопрос — причем по эту сторону тоталитарного опыта — отныне становится неустранимым горизонтом философской мысли.

2. Школа Ханны Арендт

Монументальный труд Х. Арендт «Истоки тоталитаризма» (1951) положил начало целому массиву литературы, составившей за минувшие полвека обширный «тоталитарный нарратив». Определения и темы этого направления берут начало в «Истоках тоталитаризма» в том типологическом смысле, в котором «утопический нарратив» производен от «Утопии» Томаса Мора.

При всей дистанции, отделяющей нас от этих двух книг, мы уже можем провести аналогию их «порождающей», генеративной способности. Предел этой структурной аналогии определяет очевидный содержательный контраст между утопическим «позитивом» и тоталитарным «негативом». Их связь отмечена пересечением антиутопического вектора с антитоталитарным.

После распада СССР «тоталитарный нарратив» на Западе пополнился большим количеством изданий: «Советская трагедия» Мартина Малиа [3], «Марксизм и прыжок в царство свободы» Анджея Валицкого [4], «Прошлое одной иллюзии» Франсуа Фюре [5], «Черная книга коммунизма» [6] и др., в которых, так или иначе, обсуждаются основные положения «Истоков тоталитаризма».

Анджей Валицкий так пишет о генеалогии своих идей: «…крупнейший теоретик тоталитаризма Ханна Арендт стала одновременно автором термина “детоталитаризация”. То есть она утверждала, что советский тоталитаризм не пережил смерти Сталина, хрущевская “оттепель” была не только политическим кризисом переходного времени, но и началом “аутентичного, хотя и совсем не однозначного процесса детоталитаризации”, и что Советский Союз шестидесятых годов “нельзя уже называть тоталитарным государством в строгом смысле этого понятия”» [7].

Отдав должное Xанне Арендт как крупнейшему философском критику тоталитарной системы, А. Валицкий подчеркивает приоритет ее школы: «…то, что из всех конкурирующих школ советологии “тоталитарная школа” внесла самый существенный вклад в выяснение трагических последствий “прыжка в царство свободы”, — несомненный факт» [8]. Но значение автора «Истоков тоталитаризма» не сводится только к заслугам основательницы «тоталитарной школы». Что отличает позицию X. Арендт от позднейших исследователей последствий «скачка» человечества в царство свободы?

3. Отличие: тема «нового рождения»

В отличие от большинства работ, пополнивших «тоталитарный нарратив» в конце XX века, Х. Арендт не ограничила поле описания социально-политическим измерением. Главное направление ее анализа — антропологическое.

Подытоживая «наследство беззакония», Арендт пишет: «Конкретное бытие отдельной личности, увиденное на фоне фиктивной реальности общего и универсального, скукоживается в ничтожно малую величину или тонет в потоке динамичного движения самого общего. В таком потоке различие между целями и средствами исчезает вместе с личностью, а результатом оказывается чудовищная безнравственность идеологической политики» [9]. Превращение в «ничтожно малую величину» конкретного бытия человека — не побочный результат идеократии, а ее основная отправная точка.

Опровержению этой первой аксиомы нечеловеческих систем Х. Арендт посвятит все свои последующие книги. Но эта основная тема, отчетливо очерченная уже в последних словах ее «Истоков тоталитаризма»: «Начинание, прежде чем станет историческим событием, является высшей способностью человека; в политическом смысле оно тождественно человеческой свободе. Initium ut esset homo creatus est — “Человек создан, чтобы было некое начало”, — сказал Августин [10]. Такое начало производится каждым новым рождением (new birth), оно действительно — в каждом человеке» [11].

Этот итоговый тезис удивляет и продолжает удивлять многих читателей антитоталитарной эпопеи Арендт. Он появляется неожиданно. Он не подготовлен пространным массивом предыдущего текста, но, скорее, отталкивается, контрастирует, бросает вызов пессимизму детально описанной «антропологической катастрофы» XX века.

Что стоит за этим вызовом и контрастом? Парадокс, к которому мы привлекаем внимание читателя, зовет перечитать «Истоки тоталитаризма». Вдумчивое переосмысление книги Ханны Арендт — шанс для новых посттоталитарных поколений. Важно проследить и в других местах ткани рассуждений нить, которую мыслитель вручает читателю: «Позитивные законы конституционного управления предназначены для обозначения границ и налаживания каналов связи между людьми, обществу которых постоянно угрожают новые люди, рождающиеся в ней. С каждым новым рождением в свет приходит новое начало и постоянно возникает новый мир» (выделено мной. — К.С.) [12].

4. Vita activavita nova

Какое значение для всех последующих событий, согласно Х. Арендт, имеет начало жизни человека, его «новое рождение»? Каждый поступок человека, вся его деятельная жизнь — vita activa — это «ответ на акт рождения». Такова подспудная интуиция книги Х. Арендт «Vita activa…» [13]. И в работе «О насилии» мы читаем: «С точки зрения философии действие представляет ответ человека на сам факт его рождения» [14]. Таким образом, вся практическая философия Арендт ставится под знак «нового рождения» — классическую дантовскую тему vita nova.

Но парадокс мысли Х. Арендт — возможно, ключевой парадокс всей ее философии человека — состоит в том, что тема vita nova так и остается скрытым источником ее мысли, ее «сокровенным сокровищем», началом и концом. Темой Августина о создании человека завершаются «Истоки тоталитаризма», но вместо прямой эксплицитной разработки этой темы, вместо книги «Vita nova», Арендт пишет книгу «Vita activa», где мотив «нового рождения» — скорее, между строк, чем в основном тексте… [15]

Глубина этого парадокса раскрывается перед нами в книге «Между прошлым и будущим»: «Участники европейского Сопротивления не были ни первыми, ни последними из тех, кто потерял свое сокровище. Историю революций — с лета 1776 года в Филадельфии и лета 1789 года в Париже и до осени 1956 года в Будапеште, которая в плане политики отражает существенные события новейшей эпохи, — можно было бы рассказать в аллегорической форме как сказку о древнем сокровище, которое внезапно и неожиданно появляется и снова исчезает при всевозможных загадочных обстоятельствах. Существует, конечно, много оправданных причин полагать, что это сокровище никогда не было реальностью, а лишь миражом, что мы имеем здесь дело не с чем-то субстанциальным, а с призраком, и главным аргументом в пользу этого предположения будет тот факт, что это сокровище до сих пор остается безымянным. А может ли существовать нечто, не в космическом пространстве, а в нашем мире земных человеческих дел, что не имеет даже имени?» [16] В терминах цитируемой работы нашу гипотезу о ключевом парадоксе мысли X. Арендт сформулируем в виде вопроса: можно ли считать новую жизньvita nova — забытым именем того «потерянного сокровища», с которым связаны «Существенные события новейшей эпохи» (от американской и французской революций в XVIII веке до европейского Сопротивления в XX веке)?

Оксфордская «Энциклопедия политической мысли» подчеркивает важность этой концепции Ханны Арендт: «В противовес широко распространенной в то время концепции, согласно которой любая политика оценивается уровнем повышения жизненного уровня, Арендт не раз отстаивает то, что она называет “утраченным сокровищем” революционной традиции, который возникал в побежденных революциях, а после забывался, — так называемое “гражданское счастье” оказывается включено в свободную политическую деятельность наравне со своими спутниками» [17]. Эммануэль Левинас определял это «утраченное сокровище» как этико-экзистенциальное пространство «между нами» [18].

5. К переосмыслению европейского Сопротивления

«Укоренение» Симоны Вейль и «Истоки тоталитаризма» Ханны Арендт — две выдающиеся книги, которые нужно считать вехами философской истории европейского Сопротивления, его экзистенциальным обоснованием и вкладом в него не в меньшей мере, чем философским анализом [19].

Поль Рикёр развивает главный тезис Ханны Арендт: «Возможность существования мира нетоталитарного следует искать в ресурсах сопротивления и возрождения, которые содержат в себе положение человека, human conditon. Поль Рикёр справедливо определяет как «книгу сопротивления» не только «Истоки тоталитаризма», но и последующие труды Х. Арендт по философской антропологии: «Соотношение между “Положением человека” и “Истоками тоталитаризма” стало следствием обратной постановки вопроса, затронутого тоталитаризмом; если гипотеза “все возможно” ведет к тотальному разрушению, то какие барьеры и какие ресурсы противопоставляет положение человека (human conditon) этой террористической гипотезе? Итак, “Положение человека” следует читать как книгу сопротивления и восстановления» (выделено мной.К.С.) [20]. Книга «Между прошлым и будущим» также, думается, значительно расширяет область анализа «основания его восстановления». Так почему же такой анализ не происходит под сенью того, что мы назвали «тоталитарным нарративом»?

С чего начинается философия сопротивления «тирании и вещам, похуже тирании»? Куда ведет волнующая мысль о потерянном «сокровище» движения Сопротивления, о разрыве между уровнем практики конкретных участников тех событий и уровнем осмысления событий европейского Сопротивления? Забвение их — жестокая плата за недостаток понимания и осмысления, а также свободы понять, описать и претворить в «запечатленное и нетленное» [21]. Но Рикёр выражает надежду: «Если близкое — это забытое, то есть такие побуждающие обстоятельства, когда забытое становится близким…» [22].

В рамках этого краткого текста я попытался лишь в контексте практической философии Х. Арендт поднять вопрос о парадоксе взаимосвязи vita activavita nova. Прояснению их может способствовать широкое обсуждение книг Ханны Арендт «Источники тоталитаризма» и «Между прошлым и будущим», «Vita activa», а также «Люди в темные времена» [23].

 

Примечания

↑1. Три статьи про Ханну Арендт открывают книгу:
Ricoeur P. Lectures 1, Autour du politique / De la philosophie au politique (1987) / Pouvoir et violence (1989) / Préface à Condition de l’homme moderne (1983). Ср.: Рікер П.Навколо політики. К.: Дух і літера, 1995. С. 9–66.
↑2. Там же. С. 10.
↑3.
Malia M. The Soviet Tragedy. A History of Socialism inRussia, 1917–1991. The Free Press, 1994.
↑4.
Walicki A.Marxism and the Leap to theKingdom ofFreedom. The Rise and Fall of the Communist Utopia. The Board of Trustees of theLelandStanfordJuniorUniversity, 1995.
↑5.
Furet F.Le passe d’une illusion / Ed. R. Laffont.S.A. —Paris, 1995.
↑6. Коммунизм, террор, человек. Дискуссионные статьи на тему «Черной книги коммунизма» / Сост.
С. Кройцбергер, И. Маннтойфель, А. Штейнингер, Ю. Унзер / Пер. с нем. К.: Оптима, 2001. 195 с.
↑7.
Валіцький А.Марксизм і стрибок у царство свободи. Історія комуністичної утопії. К.: Всесвіт, 1999. С. 454.
↑8. Там же. С. 455.
↑9.
Arendt H.The Origins of Totalitarianism. N.Y.: A Harvest Book, 1979. P. 479. Укр. пер. опубликован издательством «Дух і літера» в 2002 году.
↑10. Augustinus Aurelius. De Civitate Dei. 12. 20.
↑11.
Арендт Х. Джерела тоталiтаризму. К.: Дух і літера, 2002. С. 532–533.
↑12. Там же. С. 518.
↑13.
Арендт Х. Vita active, или О деятельной жизни. СПб.: Алетейа, 2000. Перевод с немецкого и английского В.В. Бибихина.
↑14.
Арендт Х. Про владу і насильство // Цит. за: Рікер П. Навколо політики. С. 24.
↑15. См. укр. пер.:
Арендт Х. Становище людини. Львів: Літопис, 1999.
↑16.
Arendt H. Between Past and Future. N.Y.: Viking Press, 1968. Укр. пер. опубликован изд-вом «Дух і літера».
↑17. Енциклопедiя полiтичноï думки / Пер. з англ. К.: Дух i лiтера, 2000. С. 22.
↑18.
Левiнас Е. Мiж нами. Дослiдження думки-про-iншого. К.: Дух i лiтера; Задруга, 1999.
↑19. Сравнительное изучение этих трудов — дополнительный импульс для более глубокого осмысления различных форм сопротивления в СССР. См.:
Сигов К.Б. Иная сила иной правды // Вейль С. Укоренение. Письмо клирику. К.: Дух i лiтера, 2000.
↑20.
Рікер П. Ук. соч. С. 49–50.
↑21.
Коцюбинська М. Зафіксоване і нетлінне. К.: Дух і літера, 2001.
↑22.
Рікер П. Ук. соч. С. 27.
↑23. Наряду с цитированными работами П. Рикёра из книг о Ханне Арендт следует отметить:
Canovan M. The Political Thought of Hannah Arendt. L.: Dent, 1974; Kateb G. Hannah Arendt: Politics, Conscience, Evil. Oxford: Martin Robertson, 1984; Parekh B. Hannah Arendt and the Search for a New Political Philosophy. L.: Macmillan, 1981; Young-Bruehl E. Hannah Arendt: For Love of the World.New Haven,Conn.:YaleUniversity Press, 1982.

“Что такое свобода?” Ханна Арендт | by Aleksandr Makarov

Данная статья — краткий конспект из основных мыслей, описанных в эссе Ханны Арендт “Что такое свобода?”, которое было издано в книге под названием “Между прошлым и будущим”.

В сборник входят философские эссе, написанные в 50-ые, 60-ые годы, “Что такое свобода?” — одно из них.

С самого начала автор пишет о сложности поставленной задачи. Дать определение столь туманному состоянию, абстрактной концепции, которая, помимо всего прочего, воспринимается человеком как аксиома — задача не из простых.

Но определить это ещё не все, главная задача Ханны Арендт в этой работе — вернуть понятие свободы в область политики.

Философия завела определение феномена свободы в “тёмный лес”, начав искать ее внутри человека, пытаясь определить ее через диалог “себя и себя”, в то время как сам этот феномен не может существовать в области мышления и приводит к появлению философских парадоксов, которые, лишь, усложняют задачу.

Ханна Арендт

Свобода не может существовать в уединении человека с самим собой.

Философы античности не уделяли этому вопросу большого внимания. Первые шаги к тому, чтобы привести свободу к современной, философской традиции предприняли Павел и Августин в контексте религии, свободы духа, что и стало причиной поиска свободы внутри, а не снаружи.

Аврелий Августин Блаженный

Главным доводом в защиту “свободы внутри” Ханна Арендт считает цитату из эссе Эпиктета, в которой “свободен тот, кто живет так, как хочет”, что, по мнению автора, является отсылкой к аристотелевскому пониманию свободы, как “возможности делать всякому что угодно”.

Трактование свободы Эпиктета, как и версию Августина, Арендт понимает, как попытку увести свободу от политики и запереть ее внутри, что, в случае с Августином, связывает с падением уровня свободы в поздней римской империи.

Человек, пишет Арендт, не мог бы иметь представления о свободе внутренней, если бы перед этим не испытал свободу в качестве мирской, осязаемой реальности.

Очень высоко автор оценивает попытку Канта охарактеризовать феномен. По его мнению свобода — это критерий, который позволяет упорядочивать данные, которые человек получает из внешнего мира; призма, смотря сквозь которую, человек даёт оценку происходящему.

Вопрос определения свободы “затрагивает не просто дихотомию науки и этики, она вытекает из опыта повседневной жизни, в котором берут начало как наука, так и этика”.

Более поздние политические учёные, философы, такие как Гоббс, Монтескьё и Спиноза также способствовали отдалению свободы от политики, причисляя к ее сфере влияния исключительно неполитическую активность. Гоббс и Спиноза, например, приравнивали свободу к безопасности и понимали ее как “свободу от насилия”.

Монтескьё, как пишет Арендт, осознавая, что философское и христианское определения не годятся для политики, вывел понятие политической свободы, отличное от философской.

Монтескьё

Философское понимание свободы требует лишь отправления воли, в то время как политическая свобода заключается в том, чтобы “мочь сделать то, чего должно волить”. Для Монтескьё было очевидно, что “нельзя назвать свободным того, у кого нет возможности сделать, причём неважно, виной тому внешние обстоятельства или внутренние”.

Философский сдвиг в подходе к понятию свободы привёл к тому, что мерилом свободы перестала быть виртуозность (определение будет дано ниже), а стал суверенитет, свободная воля, берущая верх над остальными.

Теория суверенитета выведена Ж.Ж.Руссо из воли, что позволило ему рассматривать политическую власть по образцу индивидуальной силы воли. Власть, по его мнению, должна быть суверенна(неделима), поскольку “разделенная воля была бы немыслима”. В следствии чего он не избежал логического парадокса. Так, например, в его модели идеального государства, во избежание фракций, “граждане не вступают ни в какое общение друг с другом, каждый гражданин должен иметь только свои собственные мысли”. По мнению Арендт, причиной ошибки Руссо являлся его крайний индивидуализм.

Ж. Ж. Руссо

Последствия этого сдвига видны у мыслителей 18 века, так, например, Томас Пейн пишет, что человеку, “чтобы быть свободным, достаточно волить этого”.

Томас Пейн

Проблема этого определения заключается в том, что по его логике, свобода одного человека, или группы лиц, может быть реальна, только ценой свободы других.

Суверенитет же политических организмов, пишет Арендт, всегда был иллюзией, которая может быть поддержана насильственно, неполитическими методами.

“В условиях человеческого существования, определимых тем фактом, что на Земле живет не человек, а люди, свобода и суверенитет настолько далеки от тождества, что даже не могут существовать одновременно. Там, где люди желают быть суверенными, как индивиды или организованные группы, они должны подчиниться гнёту воли, будь то индивидуальная воля, с помощью которой я принуждаю самого себя, или “общая воля” организованной группы. Если люди желают быть свободными, то именно от суверенитета им и надо отказаться”.

Понятие свободы лучше всего даётся через ее связь с действием “в той мере, в которой действие свободно, оно не направляется рассудком и не диктуется волей, хотя для реализации любой отдельной цели требуется и то и другое, а проистекает из чего-то совершенно иного, что я буду называть принципом”.

Тут необходим небольшой пример, свадьба по расчету — действие, в котором рассудок играет первостепенную роль, менее свободно, чем свадьба по любви, рассудок в которой также присутствует, но играет не главную роль.

Воля неравнозначна свободе, воля — это способность отдавать приказы, диктовать действия.

Принцип — это термин, введённый Монтескьё в его анализе форм правления, который, в контексте эссе, означает некую причину для действия, но функционирующую извне системы, в отличии от мотивов и целей.

Свободу Ханна Арендт приравнивает к действию, “человек свободен, пока действует,свободы не существует перед и после, ибо “быть свободным” и действовать — это одно и то же. ” Свобода — это raison d’être, причина быть, политики.

В книге предоставлена сноска на ещё одного важного деятеля политической науки, которая поможет нам проиллюстрировать написанное выше.

“Возможно, лучшая иллюстрация свободы как примулой совершению действия — это макиавеллевское понятие virtu, совершенства, с каким человек откликается на возможности, которые мир открывает перед ним под видом fortuna”.

Политическое действие, по мнению Ханны Арендт, — это действие в политическом поле, направленное на поиск свободы.

Ещё одна типология, предоставленная в книге, это типы человека относительно действия.

  • человек мыслящий, который направляет свои силы, на создание продукта, процесс создания которого не предназначен для того, чтобы быть обнародованным. В том процессе свобода скрыта; это уже не свободный творческий процесс, но ремесло.
  • Человек действующий зависит от внешней среды, необходимы условия, “театр” и “публика”, которая понимала бы суть происходящего, обеспечивая свободный творческий процесс.

Критерием оценки качества политического действия, определяющего свободу, как и творческого процесса, является виртуозность. Политик, в контексте данного критерия, сравнивается, по своей сути, с такими профессиями, как актёр или художник.

Свободное действие невозможно без взаимодействия с обществом.

“Поскольку источник свободы сохраняется даже тогда, когда политическая жизнь окаменела, а политическое действие бессильно нарушить автоматические процессы, свободу так легко принять за неполитический по существу феномен”.

Жизнь и философские взгляды Ханны Арендт

Балтийская Государственная Академия Рыбопромыслового

Флота

Институт прикладной экономики и менеджмента (ИПЭМ)

Кафедра философии, истории и социальных наук.

Контрольная работа

по дисциплине

«Философия»

На тему «Жизнь и философские взгляды Ханны Арендт»

Выполнил: студент 2-го курса

Ефременкова Наталья

Специальность: Коммерция (торговое дело)

Шифр: 09-Кз226

Поверил: д. и.н., доцент

Ярцев А.А.

Содержание:

Введение ……………………………………………………………………………………………………………3

  1. Жизнь Ханны Арендт………………………………………………………………………………..6

  2. Коммуникативная концепция Ханны Арендт………………………………………..14

  3. Заключение…………………………………………………………………………………………….19

  4. Список литературы…………………………………………………………………………………20

ВВЕДЕНИЕ

Первые попытки человека осмыслить окружающий его мир — живую и неживую природу, космическое пространство, наконец, самого себя — следует отнести к тому периоду человеческого существования (предположительно, его можно датировать пятым – четвертым тысячелетиями до нашей эры), когда человек в процессе эволюции, прежде всего умственной, начал дифференцировать природу как среду своего обитания, постепенно выделяя себя из нее. Именно вследствие того, что человек стал воспринимать животный и растительный мир, космос как нечто отличное и противостоящее ему, у него началось формирование способностей осмысливать действительность, а затем и философствовать, то есть делать умозаключения, выводы и выдвигать идеи об окружающем его мире. Родоначальники философского мышления появились в древнейших человеческих цивилизациях — Египте, Шумерах, Вавилоне, свидетельством чему являются многочисленные исторические памятники, к сожалению) только косвенные. Письменных свидетельств деятельности мыслителей этих цивилизаций до нас не дошло.

Известные нам наиболее древнейшие сочинения, в которых формулируются философские идеи, появились во втором тысячелетии до нашей эры в древней Индии, Древнем Китае и несколько столетий спустя в Древней Греции.

Как правило, это были литературные памятники, в которых в мифологической форме высказывались наивные идеи об окружающем человека мире и делались робкие попытки его осмысления. Древнейшие человеческие цивилизации, по сути, не имели прочных связей и не оказывали взаимного влияния, что предполагает их изолированность друг от друга, а следовательно, в философском плане они развивались вполне самостоятельно. Известные в наше время источники свидетельствуют, что наибольшего успеха философия достигла в Древней Греции, и именно греческая культура оказала в последующем преобладающее воздействие на развитие человеческого общества. В немалой степени этому способствовали дошедшие до нас в немалом количестве сочинения древнегреческих мыслителей, поставленные в них проблемы, и высокий уровень их философского анализа.

Понятие философия в буквальном смысле означает любовь к мудрости. Оно возникло в Древней Греции много десятилетий спустя после появления философствующих людей. Кстати, подобное характерно для любой формы человеческой деятельности. Сначала зарождается явление, какое-то время уходит на его развитие и становление и лишь затем для его обозначения находится адекватное понятие. Традиционно принято считать, по крайней мере в отечественной историко-философской литературе, что понятие философия впервые использовал Пифагор. Другие античные авторы полагают, что приоритет принадлежит Гераклиту. Но в любом случае философами считались люди, занимавшиеся проблемами окружающего их мира, его постижением, уяснением места и роли в нем человека. Большие трудности представляет вопрос об определении предмета философии. Эта проблема, возникнув на заре существования философии, вызывает споры и в настоящее время. Одни авторы рассматривали философию как любовь к мудрости, как науку о мудрости, другие же как «стремление к постижению многих вещей» (Гераклит).

Исторически предмет философии изменялся, что обусловливалось общественными преобразованиями) духовной жизнью, уровнем научных, в том числе философских знаний. В настоящее время философия — это учение об универсальных принципах бытия и познания, сущности человека и его отношении к окружающему миру, иными словами — наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления.

Жизнь Ханны Арендт

Арендт (Arendt) Ханна (1906–1975) — немецкий философ. Последовательница Э. Гуссерля и К. Ясперса. Большую часть жизни работала в Нью-Йоркском университе. Известна своими работами по классической философии, еврейской истории, политике и философии труда. Ей принадлежит одна из первых попыток в европейской философии проанализировать феномен тоталитаризма. Она определяла его как систему массового террора, который обеспечивает в той или иной стране атмосферу всеобщего страха. В кн. «Истоки тоталитаризма» (1951, рус. изд. 1966) исследованы условия формирования и принципы тоталитарного общества. Подчеркивая негативную роль масс в 20 в., Арендт фактически продолжает развивать традицию критики «массового общества», сложившуюся в творчестве позднего Ф. Ницше и подхваченную, с одной стороны, X. Ортегой-и-Гасетом, а с другой — К. Ясперсом. По мнению Ханны, победа тоталитаризма может привести к разрушению человечества. Где бы ни сложился этот феномен, распадается сама сущность человека.

В работах Арендт исследован мир «империализма», способный порождать тоталитаризм. Значительное внимание уделено антисемитизму. Она подробно рассмотрела «дело Дрейфуса» как образец дремлющего антисемитизма. В теории пропаганды Ханна считала распространенной ошибкой представление о всесилии идеологического воздействия на человека. Ей принадлежит весьма тонкий анализ расового образа мыслей, существовавшего еще до явных проявлений расизма. Она пыталась также воссоздать трагическое самосознание женщины, которая разрывается между своей идентичностью и ассимиляцией.

Каждый том ее переписки с крупнейшими философами или модными литераторами — от Ясперса до Мэри Мак-Карти — оказывался бестселлером. Сборник статей А. «Человек в смутные времена» состоит из портретов людей, творческую деятельность которых она могла наблюдать.

Немецко-американский философ и политолог, доктор философии (1928), член-корреспондент Германской академии языка и литературы (Фрг), действительный член Американской академии политических наук. Детство прошло в Кенигсберге (с 14 лет посещает могилу Канта), участвовала в антифашистском движении. Награждена премией Лессинга (1959), медалью Эмерсона – Торо (1969), премией Соннига за вклад в европейскую цивилизацию (за 8 месяцев до смерти). Испытала влияние таких мыслителей (со многими из них состояла в переписке), как Гвардини, Хайдеггер, Гуссерль, Ясперс.

Творчество Ханны занимает особое место в историко-философской традиции, поскольку, с одной стороны, оно может быть оценено как относящееся к философии неклассического типа, а с другой – в работах во многом предвосхищены фундаментальные идеи современной постнеклассической философии.

Наследие её включает в себя более 450 работ, разнообразных по проблематике, но объединенных общим смысловым фокусом всей философской системы , каковым является интенция на осуществление рефлексивного осмысления современности («думать над тем, что мы делаем»), однако ее творчество тематизировано в достаточно широком диапазоне: от политологически окрашенной аналитики феномена тоталитаризма – до текстологического исследования языка художественного произведения. Основные работы: «Происхождение тоталитаризма» (1951), «Положение человека» (1959), «Кризис в культуре» (1961), «Эйхман в Иерусалиме» (1963), «Между прошлым и будущим. Шесть упражнений в политической мысли» (1964), незавершенная «Жизнь души», вышедшие посмертно «Лекции по политической философии Канта», а также опубликованный в Великобритании сборник «Ханна Аренд: двадцать лет спустя» (1996) и др. В трудах Арендт исследованы как природа социальности в целом, так и конкретные социо-антропологические категории труда, производства и торговли, политические феномены революции и свободы, а также сформулированы основы современного понимания тоталитаризма как общественного феномена 20 в.

В работах Арендт фактически высказана идея нелинейности социальных процессов, которая к концу 20 в. окажется доминантой осмысления социальности как таковой (см.): «поскольку действие совершается в отношении существ, способных на свои собственные действия, реакция, помимо того, что является ответом, есть всегда новое действие, которое направляет себя и воздействует на других. Поэтому действие и реакция среди людей никогда не движутся по замкнутому кругу и никогда не могут быть надежно ограничены двумя партнерами». Это означает, что «моментный акт в самых ограниченных обстоятельствах несет … семена безграничности, поскольку один поступок, а иногда и одно слово, достаточны для того, чтобы изменить каждую констелляцию», – таким образом, «последствия безграничны, поскольку действие, хоть и может … проистекать ниоткуда, становится медиумом, где каждая реакция становится цепной реакцией».

В этом контексте важнейшим моментом конституируемой А. методологии является ее программная ориентация на идиографизм (см. Идиографизм): с точки зрения А., применительно к социальным контекстам «множество» следует понимать не только как количественную «множественность», но, в первую очередь, как качественное «разнообразие», в контексте которого «неуловимые идентичности … ускользают от любых генерализаций». В этом отношении теоретическое моделирование социальной процессуальности возможно, согласно А., лишь посредством создания историй как нарраций, под которыми А. понимает не Историю в ее объективном течении, но рассказанную историю (и даже – рассказанные истории) как конструируемую рассказчиком модель событийности: согласно позиции А., вплотную приближающейся к позиции постмодернистской нарратологии, «действие полностью раскрывается только рассказчику, то есть ретроспективному взгляду историка, который действительно лучше участников знает, что произошло», поскольку имеет возможность оценить события с точки зрения известного ему финала. (Однако, моделируемая А. версия исторического познания принципиально отличается от нарратологической – а именно фундаментальной для нее презумпцией наличного смысла исторического события: «неважно, сколь абстрактно могут звучать наши теории или сколь последовательными могут оказаться наши аргументы, за ними лежат случаи и истории, которые, по крайней мере для нас самих, содержат, как в скорлупе, полный смысл того, что бы мы ни должны были сказать» – ср. с концепцией истории в постмодернизме: Нарратив, Постистория, Событие, Событийность.)

Вместе с тем, в свете общей идиографической установки А., «истории» как рассказы об исторической событийности, в свою очередь, «ускользают от любого обобщения и, следовательно, от любой объективации». В этом контексте важнейшей особенностью творчества А. выступает интенция на аналитику крупномасштабных социальных феноменов и процессов («Между прошлым и будущим…») в максимальном приближении их к масштабу индивидуально-конкретной человеческой жизни («удел человека»). Именно идеал идиографизма (разумеется, наряду с непосредственно аксиологическими и идеологическими презумпциями) лежит в основе осуществленной А. аналитической критики тоталитаризма. По выражению А., на земле живут «люди, а не Человек» («men, not Man»), и сущностной характеристикой человека, принципиально отличающей его от животного, является его неизбывное стремление «показать в делах и словах, кем он является в своей уникальности». Именно в этом контексте целью теоретической деятельности А. является, по оценке Рикера, моделирование «нетоталитарной вселенной».

С точки зрения А., центральной характеристикой любого общества является баланс между публичностью и приватностью, который в индивидуально человеческом измерении предстает в качестве возможности реализовать себя как в общественно-гражданской, так и в частной сферах. Нарушение гармоничного соотношения между этими сферами деформирует нормальное течение человеческой жизни. Так, дисбаланс в пользу публичности, характеризующий тоталитарные общества, предельно расширяет границы официальной легитимности, до минимума сводя возможности проявления человеком себя в приватной сфере.

Большой террор в Грузинской ССР: документы и размышления | Луарсабишвили

Althusser L., Politics and History: Montesquieu, Rousseau, Marx, London – New York 1972.

Arendt H., Ideology and terror: A novel form of government, “Review of Politics” 2006, Vol. 15, c. 303–327.

Arendt H., Los orígenes del totalitarismo, Madrid 1974/1998.

Арендт Х., Между прошлым и будущим. Восемь упражнений в политической мысли, Москва 2014.

Aron R., Democracia y totalitarismo, Barcelona 1968.

Beyond Totalitarianism. Stalinism and Nazism Compared, eds. M. Geyer, S. Fitzpatrick, New York 2008.

Brzezinski Z., Totalitarianism and rationality, “American Political Science Review” 1956, No. 50, c. 751–763.

Conquest R., El gran terror (Las purgas stalinistas de los años treinta), Barcelona 1974.

Courtois S., Werth N., Panné J.-L. [et al.], Le livre Noir du Communisme: Crimes, terreur, répression, Éditions Robert Laffont, 1997 (груз. пер. Tbilisi 2010).

Fernández García A., Auge y caída del comunismo, “Cuadernos de Historia Contemporánea” 1999, núm. 21, c. 107–146.

Fitzpatrick S., The Russian Revolution. 1917–1932, New York 1979.

Гоббс Г., Сочинения, в 2 т., Москва 1991.

González Calleja E., Los totalitarismos. Editorial Sintesis, Madrid 2012.

Gregory P., The ship of philosophers. How the Early USSR dealt with Dissident Intellectuals, “The Independent Review” 2009, Vol. 13, No. 4, c. 485–492.

Jünger E., Die totale Mobilmachung, Berlin 1931.

Какучая В.А., Воспоминания, Москва 2008.

Кант И., Сочинения, в 6 т., Москва 1966.

Kershaw I., Lewin M., “Afterthoughts”, Stalinism and Nazism. Dictatorships in Comparison, Cambridge 1997, DOI: https://doi.org/10.1017/cbo9780511815775.016.

Kohn H., Communist and fascist dictatorship: A comparative study, [в:] Dictatorship in the Modern World, ed. G.S. Ford, Minneapolis 1935, c. 141–160.

Kotkin S., Stalin, New York 2014.

Mawdsley E., The Stalin Years. The Soviet Union 1923–1953, Manchester – New York 1998.

Meier H., Totalitarianism and Political Religions, Vol. 1: Concepts for the Comparison of Dictatorship, London – New York 2007.

Montefiore S., Stalin: The Court of the Red Tsar, London 2003.

“Nueva luz sobre los procesos de Moscú”. Appéndice, [в:] W. Laqueur, Stalin. Revelaciones, Buenos Aires 1991.

Рейфильд Д., Сталин и его подручные, Москва 2008.

Preti L., El desafío entre democracia y totalitarismo: evolución de los regimens politicos desde el final de la Primera Guerra Mundial hasta los añosochenta, Barcelona 1983.

Schapiro L., Totalitarianism, London 1972.

Totalitarianism and Political Religions, eds. H. Maier, M. Schäfer, London – New York 2007.

Земсков В., Кулацкая ссылка в 30-е годы, «Социологические исследования» 1991, №10, с. 3–20.

Смотреть Люди Икс: Дни минувшего будущего – Разбойная версия

ФИЛЬМ: Я просто перейду к делу. Стоило ли ждать этой более длинной версии фильма «Люди Икс: ДНИ ПРОШЛОГО БУДУЩЕГО»? И да и нет. Хотя это и не является существенным с точки зрения общей сюжетной дуги, дополнительные сцены с Разбойником дают больше времени будущей временной шкале и восстанавливают некоторый баланс с временной шкалой 1970-х годов. Тем не менее, я искренне чувствую, что только фанаты Rogue (а их, по-видимому, много, иначе они бы не выпустили это) оценят, что это она.Самым важным дополнением является крутой эпизод, в котором Магнето и Ледяной человек спасают Роуга из школы Ксавьера, который был взят для исследовательских целей с Роугом в качестве подопытного. Кроме того, есть несколько дополнительных фрагментов персонажей / диалогов. Функция Роуг в этом более длинном фрагменте – заменить Китти Прайд, когда она серьезно ранена во время одного из приступов Росомахи. Я действительно думал, что это имело некоторый смысл, хотя трудности, которые им пришлось пройти, чтобы достать ее, вероятно, не имели. Другими небольшими изменениями, которые я заметил, были альтернативная версия короткой сцены, где Росомаха говорит Зверю, что он не выживет в будущем, и юмористическая сцена в середине титров с Боливаром Траском в бывшей тюрьме Магнето. В конце концов, я примерно так же отношусь к обоим сокращениям. Rogue Cut кажется немного более законченным, так как на будущую шкалу времени придано большее значение, и поэтому больше событий могут проходить параллельно. Тем не менее, помимо последовательности спасения, Rogue просто функционирует как сюжетное устройство и на самом деле ничего не добавляет к общей истории.Для фанатов, не относящихся к Rogue, театральная версия, вероятно, подойдет, хотя у этой более длинной версии есть свои достоинства.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: На самом деле здесь намного больше материала, чем было предоставлено в “Ultimate Edition”, которое я рассмотрел в прошлом году. На художественном диске есть отдельные аудиокомментарии к каждому фрагменту фильма. На мой взгляд, одно это делает эту покупку достойной покупки. Что касается короткометражек, то 50-минутный «Мутант против машины» во многом похож на сборник короткометражек в предыдущем выпуске, хотя были дополнительные кадры интервью, которые вошли в информацию, специфичную для Rogue Cut.Более ценным и информативным, на мой взгляд, был «Люди Икс: Незащищенные», представлявший собой 30-минутную неформальную дискуссию за круглым столом с большинством актеров под руководством Брайана Сингера и Саймона Кинберга. Мне было интересно услышать, как актеры откровенно обсуждают свои впечатления от фильмов и работы друг с другом. Одна вещь, которую я заметил в конце, – это дата защиты авторских прав в 2014 году, поэтому эта функция потенциально могла уйти в предыдущий выпуск, но я думаю, они хотели сохранить некоторые вещи для этого. Помимо всего вышеперечисленного, есть дополнительные галереи раскадровок, костюмов и концепт-артов, а также почти бесполезная «подглядывание» над предстоящим фильмом «ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ЧЕТВЕРКА».

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ: у большинства людей возникает вопрос: «Должен я получить это или нет?» Ответ на это – да, независимо от того, выложились ли вы в прошлом году за «Ultimate Edition» (в котором была 3D-версия театральной версии). В этом выпуске “Rogue Cut” вы получаете обе версии фильма в 2D вместе с комментариями к каждой, чего не было даже в предыдущих выпусках. Все специальные функции в целом уникальны для этой версии, хотя это, вероятно, не имеет значения для людей, которые просто смотрят фильм.Тем, кто продержался так долго, подойдет Rogue Cut. Для всех остальных здесь достаточно нового материала, чтобы оправдать двойной провал.

Lansing State Journal

Форрест Хартман | LSJ

Семейный фильм, основанный на классическом мультсериале и приключении супергероев, в котором представлены домашние видео-релизы Marvel’s “Люди Икс”, ведущие на этой неделе.

Люди Икс: Дни минувшего будущего

3½ звезды (из четырех)

Рейтинг PG-13 за эпизоды интенсивного научно-фантастического насилия и боевиков, некоторых непристойных материалов, наготы и языка

20th Century Fox

Доступно на: Blu-ray, Blu-ray 3D, DVD и цифровая загрузка

В 2011 году продюсер Брайан Сингер и режиссер Мэтью Вон («Пипец») оживили франшизу фильма «Люди Икс», представив историю из первые дни героических персонажей франшизы. Это потребовало более молодых версий многих ключевых игроков, включая профессора Чарльза Ксавьера и его заклятого соперника Магнето. В «Днях минувшего будущего» Сингер берет на себя обязанности режиссера и тщательно балансирует, смешивая актерский состав «Первого класса» с актерским составом первых трех фильмов «Люди Икс».

Фильм начинается в мрачном мире будущего, где продолжающаяся война между мутантами и созданными людьми роботами Стражами оставила оба вида в нищете. Одна группа мутантов научилась успешно уклоняться от Стражей, используя способность Китти Прайд (Эллен Пейдж) проецировать сознание человека в прошлое.Понимая, что они не могут бежать вечно, группа встречается с Ксавьером (Патрик Стюарт), Магнето (Ян МакКеллен), Росомахой (Хью Джекман) и другими мутантами, формируя план по спасению будущего, изменив прошлое.

Большинство мутантов не могут отправиться на значительное расстояние в прошлое из-за напряжения, которое оно оказывает на их психику, но Росомаха считает, что его сверхчеловеческие способности позволят ему совершить путешествие. Итак, Китти проецирует сознание Росомахи на 1970-е годы, когда он ищет более молодые версии Ксавьера (Джеймс МакЭвой), Магнето (Майкл Фассбендер) и Мистик (Дженнифер Лоуренс) в попытке помешать запуску программы Sentinel.

Путешествие в прошлое в надежде изменить историю – обычная тема в научной фантастике. Фактически, это основа франшизы «Терминатора». Из-за этого «Дни минувшего будущего» могли показаться излишними, но Сингер этого не допускает. Хотя мы и раньше видели главную сюжетную махинацию, кинозрители не видели, чтобы она применялась к этим персонажам.

Певец, который также снял первые два фильма «Люди Икс», всегда мастерски распределял экранное время между множеством героев, и здесь он продолжает эту тенденцию.Зрители получают время с самыми разными любимыми вещами, включая Зверя, Разбойника, Ледяного Человека, Колосса и Ртути, но «Дни минувшего будущего» по-прежнему поддерживают эмоциональный центр, большей частью благодаря взаимодействию Росомахи с Ксавьером и Магнето.

Фильм – это еще и феерия со спецэффектами, чего можно ожидать от любого современного фильма о супер существах. Кульминацию особенно приятно смотреть, но Сингер никогда не позволяет фильму отвлекаться от боевиков. «Дни минувшего будущего» – приключенческий фильм, но в основе сюжета – драма персонажей.Это ставит его на ступеньку выше среднего блокбастера и квалифицирует его как еще один хит для людей из Marvel Comics.

Дополнительные материалы для Blu-ray и DVD включают удаленные сцены, ролик с кляпом и несколько закулисных функций.

Мистер Пибоди и Шерман

3 звезды

Оценка PG за легкое действие и короткий грубый юмор

20th Century Fox

Доступно на: Blu-ray, Blu-ray 3D, DVD и цифровая загрузка

Персонажи Mr.Пибоди и Шерман были созданы как второстепенные персонажи в мультсериале 1950-х и 60-х годов «Шоу Рокки, Буллвинкла и его друзей». Изюминка сериала – и нового компьютерного анимационного фильма – заключается в том, что Пибоди (собака) – гениальный изобретатель, который усыновил мальчика-человека.

Самое впечатляющее изобретение Пибоди – машина времени, получившая название WABAC, и собака и его мальчик регулярно используют ее, чтобы стать свидетелями исторических событий из первых рук. Это делает Шермана более умным, чем средний семилетний ребенок, и создает напряжение, когда он идет в школу.Продемонстрировав свой превосходный интеллект во время урока истории, Шерман вступает в драку с одноклассницей по имени Пенни.

Чрезмерно усердный представитель социальных служб использует школьные проблемы Шерман как предлог, чтобы попытаться забрать мальчика у Пибоди, которого она не считает подходящим родителем. Будучи преисполнен решимости сохранить семью, Пибоди приглашает Пенни и ее родителей на ужин, надеясь, что дети примирятся и ситуация уйдет. Это кажется хорошей идеей, пока Пенни и Шерман тайно не используют WABAC, отправляя всех персонажей в путешествие во времени.

Сюжет переносит персонажей через различные периоды времени и места, отправляя их повсюду, от Древнего Египта до Италии эпохи Возрождения. Они также встречают множество известных исторических личностей, в том числе Авраама Линкольна, Леонардо да Винчи, греческого короля Агамемнона и Марию Антуанетту.

В некоторых рассказах о путешествиях во времени персонажи очень стараются не повлиять на прошлое, но Пибоди, Шерман и Пенни выходят из себя. Это добавляет юмора, поскольку современные герои иногда оказывают значительное влияние на жизнь и деятельность известных личностей.

Общий сюжет фильма не так увлекателен, как продолжающееся общение с историческими личностями, но это не умаляет веселья. Режиссер Роб Минкофф («Запретное королевство», «Стюарт Литтл») живо шагает по материалу, а анимация резкая и красочная.

В озвучке фильма не так много звезд, как во многих анимационных фильмах, но это не удар. На самом деле, более известные актеры озвучивания могли бы отвлечь внимание. Тай Баррелл отлично справляется с ролью всегда изысканной Пибоди, Макс Чарльз солиден в роли Шермана, а Ариэль Винтер великолепен в роли Пенни. Вместе эта группа создает анимационный фильм, который развлекает юных зрителей и знакомит их с радостями мировой истории. Возможно, некоторые из этих молодых людей воспользуются этим как возможностью для более серьезных исследований.

Дополнительные материалы для Blu-ray и DVD включают фотогалерею, анимированный тур по машине WABAC и краткое описание возможностей реального путешествия во времени.

ТАКЖЕ НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ

• «Penny Dreadful» – полный первый сезон: Жанр ужасов получил широкое распространение на телевидении, о чем свидетельствует этот сериал Showtime, в центре которого – персонажи из классических романов ужасов.Дориан Грей (Рив Карни), Виктор Франкенштейн (Гарри Тредэуэй) и ключевые игроки «Дракулы» – все они появляются в первых восьми эпизодах сериального триллера. Ева Грин, Тимоти Далтон и Джош Хартнетт также снимаются в главных ролях.

• «Фарго» – первый сезон: Этот сериал FX, в основе которого лежит серия ужасных убийств, получил премию «Эмми» за лучший мини-сериал и лучшую режиссуру. Билли Боб Торнтон, Эллисон Толман, Колин Хэнкс и звезда Мартина Фримена.

• «Дракула» – сезон 1: Эта драма, основанная на персонажах классического романа Брэма Стокера о вампирах, длилась всего 10 серий на NBC.Теперь разочарованные фанаты могут владеть ими.

• «Моя дорогая Клементина»: Criterion Collection выпускает новую цифровую реставрацию вестерна 1946 года режиссера Джона Форда о Уятте Эрпе (Генри Фонда) и его знаменитой перестрелке в ОК. Загон.

• «Америка – представьте себе мир без нее»: Консервативный писатель и режиссер Динеш Д’Суза («2016: Америка Обамы») представляет документальный фильм, в котором утверждается, что Америку часто неправомерно очерняют.

• «Тайная вечеря»: Сценарист и режиссер Лу Чуань представляет драму о боевых искусствах о Лю Бане, первом императоре династии Хань в Китае.Представлено на мандаринском диалекте с английскими субтитрами.

• «Уравнение жизни»: Тридцатидвухминутный драматический фильм об ужасах издевательств. Проект особенно интересен тем, что его режиссеру – Джерри Орзу – было всего 12 лет, когда он снимал его.

• «2 Broke Girls» – Полный третий сезон: Последние 24 серии сериала CBS об оказавшихся в затруднительном финансовом положении официантках (Кэт Деннингс и Бет Берс), которые надеются начать свой бизнес по продаже кексов.

• Два с половиной человека »- полный одиннадцатый сезон: 22 эпизода этого бокс-сета ведут к тому, что обещано стать последним сезоном многолетнего ситкома CBS.

• «Загадки Мердока» – сезон 7: Восемнадцать серий канадской драмы о детективе (Янник Биссон), который раскрывает преступления в викторианском Торонто. Шоу транслируется в США под названием «Искусный детектив».

• «Заблокирован»: Триллер о опустошенном отце (Бен Барнс), который начинает верить, что его коматозная дочь общается с ним телепатически. Также в главных ролях Сара Ремер, Элиза Душку и Джонни Уитворт.

• «Pawn Stars – Рождественский выпуск в Вегасе»: Актеры трех реалити-шоу History Channel – «Pawn Stars», «Counting Cars» и «American Restoration» – собираются на праздничную программу.

• «Mobilize»: Документальный фильм, рассматривающий потенциальные последствия для здоровья длительного воздействия радиации сотового телефона.

• Коллекция «Хорошая ведьма»: Этот бокс-сет, доступный исключительно на Amazon, включает четыре фильма из франшизы «Хорошая ведьма» на канале Hallmark Channel: «Сад доброй ведьмы», «Подарок доброй ведьмы», «Хорошая ведьма» Семья »и« Очарование доброй ведьмы ».

Форрест Хартман – независимый кинокритик, авторство которого опубликовано в некоторых крупнейших изданиях страны.Чтобы узнать больше о его работах, посетите www.ForrestHartman.com. Напишите ему на [email protected]

Посуточная аренда – это волна будущего?

Ранда Гриффин

Арендная плата продолжает расти – 2,9 процента в течение первых трех кварталов 2019 года, согласно недавнему отчету Ярди, – и спрос на квартиры остается высоким, при этом заполняемость по всему штату превышает 90 процентов. Новые арендаторы, выходящие на рынок, могут обнаружить, что цена даже на однокомнатную квартиру слишком высока.

Одним из ответов может быть аренда по спальням, которая начала появляться не только в студенческом общежитии, но и во многих местах. Возможность аренды по спальням избавляет от хлопот по поиску соседей по комнате и помогает сообществу гарантировать, что все соседи по комнате имеют соответствующую квалификацию и несут отдельную ответственность за свои договоры аренды, а также снижает стоимость аренды для отдельных жителей.

X Miami – это сообщество из 646 квартир, расположенное в самом центре Майами, которое открылось летом 2018 года. Сообщество играет ведущую роль, когда речь идет об аренде по спальням, а не по единицам.

«Смысл проекта -« суета в центре города », и цель состояла в том, чтобы создать дома по доступной цене с самыми интересными и полезными удобствами», – сказал Брайан Колес, директор по бренду и маркетингу PMG.

Колес сказал, что с точки зрения менеджмента концепция аренды по спальням имеет много преимуществ, в основном потому, что у соседей по комнате есть свои отдельные договоры аренды, что значительно упрощает выставление счетов и продление, чем обычные договоренности с соседями по комнате. Токарные агрегаты тоже намного проще.

«Полностью меблированные апартаменты позволяют легко въезжать и выезжать», – сказал он.

Вместо того, чтобы приезжать с движущимися грузовиками и крупной мебелью, жители обычно приходят с несколькими чемоданами и ящиками.

Колес сказал, что самая большая проблема, связанная с наличием отдельных спален в качестве «типа единицы», заключается в том, что она не легко интегрируется с некоторым программным обеспечением для управления недвижимостью, но по мере роста тенденции возможности программного обеспечения, вероятно, будут расти вместе с ней.

Учитывая кризис доступности жилья, который особенно остро стоит в городских районах Флориды, Колес считает, что аренда по спальням станет типичной особенностью большинства успешных квартирных сообществ.Что касается X Miami, концепция оказалась настолько успешной, что пути назад нет, сказал он.

«Это феноменальный успех, который PMG воспроизводит в новых проектах по всей стране», – сказал он. «Люди арендуют жилье на более длительный срок, выплачивают огромные студенческие ссуды, ценят опыт выше вещей и жаждут подлинных, реальных связей».

Как и многие другие услуги в экономике совместного потребления, эта концепция может сначала показаться сложной, но Колес сказал, что с четкими ожиданиями и последовательной ответственностью перед арендаторами она может принести огромные выгоды сообществу и жителям.

Почему лучше арендовать, чем владеть

Америка позиционирует себя как «общество собственности». Почти две трети семей в США владеют своим домом, и идея аренды неотделима от собственности в контексте США. Сдача в аренду приобретает значение в связи с ее отношением к собственности – это то, как вы живете, если не можете себе позволить или еще не готовы владеть. Америка относится к аренде, как к минимальной заработной плате на протяжении последних нескольких десятилетий: недостойной серьезного беспокойства, всего лишь этапом в жизни молодых людей и долгосрочным результатом только для тех, кто не желает подниматься на ноги. Эта точка зрения во многом объясняет, почему арендаторам так мало средств защиты и почему США ежегодно выплачивают домовладельцам около 150 миллиардов долларов, но лишь небольшую часть этого дохода, несмотря на то, что арендаторы имеют примерно половину среднего семейного дохода владельцев.

Тем не менее, посмотрите не дальше Великой рецессии – или снижения стоимости жилья в большей части Ржавого Пояса за последние полвека – чтобы увидеть огромные недостатки домовладения. Эти убытки также распределяются неравномерно: около 2 миллионов ипотечных кредитов в США находятся под водой.S., и они непропорционально сконцентрированы в общинах чернокожих и латиноамериканцев. Между тем, арендаторы прибрежных городов знают, как с каждым годом тратить все больше и больше квартплаты, не имея возможности откладывать деньги на первоначальный взнос и живя во власти иногда недобросовестных домовладельцев.

Прочтите: Почему жилищная политика кажется войной поколений

Жилищная ситуация только ухудшается – становится дороже, более несправедливо, более опасно. Поскольку цены продолжают расти в наиболее экономически динамичных регионах страны, для жителей рабочего класса больше нет возможности искать там наилучшие возможности.Вместо этого более молодых и малообеспеченных жителей вытесняют в места, где рабочих мест не так много и они менее прибыльны, но где жилье, по крайней мере, относительно доступно. Во многом из-за цен на жилье у поколения X в 2019 году было меньше половины богатства, чем у представителей поколения бэби-бума того же возраста двумя десятилетиями ранее, а у миллениалов ожидается еще меньше. Что-то пошло катастрофически неправильно, и проблема не будет решена путем удвоения домовладения; мы видели, к чему это ведет.Но наша нынешняя модель аренды – пожизненная неопределенность только для того, чтобы сделать кого-то богатым – тоже не поможет. Нам нужно что-то новое, инновация наравне с тем, что правительство разработало 30-летнюю ипотеку почти столетие назад. Нам нужен вариант жилья, который сочетает в себе доступность, гибкость и ограниченный риск аренды с некоторой стабильностью и потенциалом домовладения по созданию богатства.

Аренда имеет определенные преимущества перед собственностью как для частных лиц, так и для общества.Один из них – это гибкость и доступ к сопутствующим возможностям. Подумайте о женщине, которая покупает дом в одной части города, несколько лет спустя устраивается на новую работу в другом районе, а затем вынуждена ехать на работу в течение 90 минут, или о мужчине, который отказывается от лучшей работы, потому что не делает этого. Не хочу продавать свой дом или обременять себя долгой поездкой на работу. Теперь умножьте это на миллионы семей по всей стране. Домовладение удерживает людей на месте, в значительной степени из-за высоких транзакционных издержек при покупке и продаже собственности.

Аренда предлагает диверсификацию рисков. Арендаторы могут инвестировать свои ресурсы в более широкий спектр активов, и они не останутся в стороне, если их региональная экономика иссякнет, а цены на жилье упадут. Паевые инвестиционные фонды не рассматривались бы как достойное вложение, если бы у них был 10-процентный шанс навсегда потерять большую часть своей стоимости в неустановленную дату, но это очень похоже на то, как в настоящее время работает наша система жилья как пенсионного обеспечения. Кроме того, арендаторы могут делать инвестиции в акции, облигации, паевые инвестиционные фонды и т. Д.- поддерживать рост и инновации, которые укрепляют экономику, тогда как покупка дома выводит эти деньги из обращения.

Самое главное, что увеличение арендной платы может улучшить жилищную политику и облегчить решение национального кризиса доступности. Нам необходимо построить больше домов, чтобы стабилизировать цены на жилье, однако стабилизация цен на жилье противоречит финансовым интересам большинства домовладельцев. В Калифорнии, эпицентре кризиса, 75 процентов съемщиков поддерживают строительство большего количества домов в своем районе; только 51% домовладельцев штата поддерживают эту цель.В исследовательской работе политологов Уильяма Марбла и Клейтона Нолла также было обнаружено, что арендаторы постоянно поддерживают строительство новых квартир выше, чем домовладельцы; он выше даже среди консервативных арендаторов, чем среди либеральных домовладельцев. (Консерваторы в целом менее поддерживают создание нового многоквартирного жилья, чем либералы. ) Эффект от этого противодействия выходит за рамки доступности. Вытеснение нового жилья в отдаленные места, где ограничен доступ к хорошей работе и школам, мало способствует экономическому росту и производительности, увеличивает выбросы парниковых газов и других вредных загрязнителей и разрушает сельскохозяйственные и неосвоенные земли.Политика домовладельцев оказывает давление на нашу экономику, нашу молодежь и окружающую среду.

Прочтите: Домовладение в Америке рухнуло – не вините миллениалов

Сами по себе это довольно абстрактные причины для продвижения увеличения арендной платы. Они не будут убедительными, если мы не рассмотрим наиболее очевидный недостаток аренды: отсутствие потенциала для увеличения благосостояния.

В некоторых городах США домохозяйства среднего класса платят 30 000 долларов за аренду в год, и им нечего предъявить, кроме перспективы заплатить 31 000 долларов в следующем году и 32 000 долларов через год. Вот почему люди покупают дома в пригороде, даже если они предпочитают оставаться в городе. Такие большие расходы на аренду кажутся расточительными – даже безответственными – когда вы можете платить аналогичную цену по ипотеке на постоянном уровне в течение следующих 30 лет, при этом создавая значительное богатство. Задача Америки состоит в том, чтобы создать сопоставимые возможности в городах и сделать их доступными для людей, которые не могут сэкономить 100 000 долларов или более в качестве первоначального взноса.

Аренда в государственной собственности может решить эту проблему, по крайней мере частично.Основа программы будет довольно простой: государственная собственность на жилье, приобретенное или построенное на государственные ссуды, хотя и управляемое местными коммерческими или некоммерческими управляющими недвижимостью, и сдаваемое в аренду по рыночным ценам. Никаких сбережений на первоначальный взнос (или выплаты от семьи) и отсутствие права на получение ипотеки. Единственными требованиями для участия в варианте государственной собственности будут (1) въезд и (2) оплата аренды.

По мере выплаты ссуд капитал будет начисляться арендаторам за вычетом затрат на эксплуатацию и содержание здания, административных расходов и так далее.Однако, в отличие от программ аренды с выкупом, этот вариант никогда не требует, чтобы арендатор брал ипотеку. Арендатор никогда не станет «владеть» своей квартирой. Но она могла бы претендовать на долю в публичном портфеле собственности и иметь возможность использовать этот актив, возможно, в виде ежемесячных платежей после нескольких лет аренды или более крупных дивидендов в более позднем возрасте, во многом как Социальное обеспечение. Выгода может быть перенесена в любую квартиру, находящуюся в государственной собственности, что позволит жильцам накапливать материальные блага, не будучи привязанными к месту жительства.По прошествии 35 или 40 лет арендатор может вообще не иметь никакой арендной платы. О логистических деталях можно сказать еще много, и я уже говорил об этом в другом месте, но это суть идеи.

Энни Лоури: Великий кризис доступности, разрушающий Америку

Государственная собственность дала бы молодым домохозяйствам возможность начать генерировать богатство немедленно, с того момента, как они сформируют свое первое домашнее хозяйство, – скачок вперед как в отношении расового, так и в отношении равенства поколений. Люди, которые последние пять или 10 лет снимали квартиру в дорогих городах, таких как Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Сиэтл, поймут очевидные преимущества.Программа простая, доступная и справедливая.

Государственная собственность может понравиться среднему классу, чего нет практически во всех других программах государственного жилищного строительства. Существующие программы, как правило, ориентированы либо на бедных, как в случае строительства доступного жилья и жилищных ваучеров, либо на богатых, как в случае налоговых вычетов по ипотечным процентам и исключения прироста капитала. Аренда здания, находящегося в государственной собственности, будет вариантом для большого числа лиц со средним доходом, которым не хватает ресурсов или немедленного желания стать домовладельцами.И этой системой можно было управлять без субсидий, избегая напряженности с программами помощи домохозяйствам с низкими доходами. Для финансирования программы достаточно государственных займов под низкие проценты.

Многие люди обнаружат, что они ценят свободу, гибкость и предсказуемость сдачи в аренду своего пути в государственную собственность и предпочитают ее частной собственности. Это повысит спрос на государственное жилье, стимулирует расширение программы, а также изменит нашу политику. Поскольку все больше домохозяйств стали арендаторами, и многие решили, что они хотят, чтобы оставались арендаторами, арендаторов, будет расти поддержка политики, которая улучшит доступность жилья и стабильность – не только застройку, но и усиление защиты арендаторов и финансовую поддержку бедных домохозяйств.

Программа такого рода, без сомнения, была бы масштабным политическим мероприятием. Но его можно было постепенно расширять; правительства – или даже НПО – могут приобретать или развивать по одному зданию за раз, и программа может работать в тандеме с соответствующими усилиями по поддержке домохозяйств с низкими доходами. Изменение баланса между арендаторами и домовладельцами может заложить основу для других и еще более смелых будущих реформ.

Домовладение никуда не денется. Покончить с этим не должно быть целью Америки, и пытаться сделать это было бы глупо. Но массовое домовладение также не должно быть нашей социальной целью – оно подводит слишком много людей и увековечивает слишком много исторического неравенства, чтобы оставаться единственным символом успеха на рынке жилья. Мы заслуживаем лучшего, чем два доступных нам ошибочных выбора: нестабильная и неблагополучная аренда или рискованная, недоступная и несправедливая частная собственность. Мы заслуживаем другой вариант, и им может быть государственная собственность.

ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ – Жилье имеет ключевое значение

Во-первых, домовладелец не может уведомить арендатора с требованием уплаты арендной платы, которая должна была быть произведена в течение период с 1 сентября 2020 г. по 31 января 2021 г., до того, как домовладелец предоставит надлежащее уведомление, необходимое для предоставляется не позднее 28 февраля 2021 г.(Увидеть ниже). Извещение с требованием уплаты арендной платы и извещение должны быть предоставлены не позднее 28 февраля 2021 г. , могут быть предоставлены арендатору одновременно. [Код из Разделы гражданского судопроизводства 1179.04 (d) (1) и (2).]

Если уведомление требует уплаты арендной платы в период с 1 сентября 2020 года по 31 января, 2021 г. уведомление должно соответствовать следующим требованиям:

  • Период времени, в течение которого арендатор может выплатить причитающуюся сумму или передать право владения имуществом, должен быть нет менее 15 дней, исключая субботу, воскресенье и другие праздничные дни (праздники, в которые корт закрыто).

  • В уведомлении должна быть указана требуемая сумма арендной платы и дата наступления срока выплаты каждой суммы.

  • Уведомление должно информировать арендатора о том, что арендатор не будет выселен за несоблюдение уведомление, если арендатор доставит арендодателю подписанное заявление о финансовых затруднениях, связанных с COVID-19 не позднее даты истечения срока действия уведомления об уплате арендной платы или выхода или уведомления о выполнении договорных обязательств или выходе.

  • Для уведомлений, представленных до 1 февраля 2021 г., уведомление должно включать следующий текст не менее чем 12-гранный тип:
    УВЕДОМЛЕНИЕ ОТ ШТАТА КАЛИФОРНИЯ: если вы не можете оплатить сумму, указанную в этом уведомлении, и имеют снижение доходов или увеличение расходов из-за COVID-19, вы можете подписать и доставить форму декларации прилагается к вашему уведомлению арендодателю в течение 15 дней, кроме субботы, воскресенья и других судебный праздники, и ваш арендодатель не сможет выселить вас за этот пропущенный платеж, пока вы произведете минимальный платеж (см. ниже).Вы все равно будете должны эти деньги арендодателю. Вы должны сохранить копию или изображение подписанной формы для ваших записей.

    Если вы предоставите форму декларации арендодателю, как описано выше И, не позднее 31 января, 2021 г., вы платите сумму, равную не менее 25 процентов каждой причитающейся или подлежащей уплате арендной платы в период с 1 сентября 2020 г. по 31 января 2021 г., в результате чего вы не смогли произвести оплату уменьшения дохода или увеличения расходов из-за COVID-19, ваш домовладелец не может вас выселить.Ваш домовладелец мая требовать от вас подачи новой формы декларации для каждого неуплаченного вами арендного платежа, причитающегося к уплате с 1 сентября 2020 г. по 31 января 2021 г.

    Например, если вы предоставили арендодателю бланк декларации о снижении вашего дохода или увеличение расходов из-за COVID-19, из-за которого вы не смогли внести арендную плату в сентябре и В октябре 2020 года ваш домовладелец не может выселить вас, если не позднее 30 июня, 31 января 2021 года вы платеж в размере 25 процентов от арендной платы за сентябрь и октябрь (т. е., аренда за полмесяца). Если ты не смогли оплатить арендную плату, которая должна была быть произведена в период с 1 сентября 2020 г. по 31 января, 2021 г., и вы предоставили своему арендодателю декларации в ответ на каждое 15-дневное уведомление, отправленное арендодателем. к вас в течение этого периода, ваш арендодатель не мог выселить вас, если 31 января 2021 г. или ранее вы заплатили ваш арендодатель – сумма, равная 25% всех арендных платежей, подлежащих уплате с сентября по январь. (я.е., квартплата за полтора месяца).

    Вы по-прежнему будете должны арендодателю полную сумму арендной платы, но вас не могут выселить из вашего дома. если вы соблюдаете эти требования. Вы должны внимательно следить за тем, что вы заплатили, и за любую сумму, которую вы по-прежнему обязаны защищать ваши права и избегать споров в будущем. Если вы не ответите на это уведомление, это может привести к в против вас возбужден иск о незаконном задержании (выселении).

    Для получения информации о юридических ресурсах, которые могут быть вам доступны, посетите сайт lawhelpca.org “.

  • Для уведомлений, представленных 1 февраля 2021 г. или позднее, уведомление должно включать следующий текст в наименее 12-точечный тип:
    «УВЕДОМЛЕНИЕ ОТ ШТАТА КАЛИФОРНИЯ: если вы не можете оплатить сумму, указанную в этом уведомлении, и имеют снижение доходов или увеличение расходов из-за COVID-19, вы можете подписать и доставить форму декларации прилагается к вашему уведомлению арендодателю в течение 15 дней, кроме субботы, воскресенья и других судебный праздники, и ваш арендодатель не сможет выселить вас за этот пропущенный платеж, пока вы произведете минимальный платеж (см. ниже).Вы все равно будете должны эти деньги арендодателю. Вы должны сохранить копию или изображение подписанной формы для ваших записей.

    Если вы предоставите форму декларации своему арендодателю, как описано выше И, не позднее 30 июня 2021 г., ты выплачивать сумму, равную не менее 25 процентов каждой арендной платы, которая должна была быть уплачена или будет подлежать оплате в течение период с 1 сентября 2020 г. по 30 июня 2021 г., когда вы не смогли заплатить в результате снижение доходов или увеличение расходов из-за COVID-19, арендодатель не может вас выселить.Ваш домовладелец может требовать от вас подачи новой формы декларации для каждого неуплаченного вами арендного платежа, причитающегося к уплате с 1 сентября 2020 г. по 30 июня 2021 г.

    Если вы не смогли оплатить какие-либо арендные платежи, которые должны были быть внесены в период с 1 сентября 2020 г. по 30 июня, 2021 г., и вы предоставили своему домовладельцу декларации в ответ на каждое уведомление за 15 дней. отправлено вам в течение этого периода времени, ваш арендодатель не сможет выселить вас, если 30 июня 2021 г. или ранее вы заплатил арендодателю сумму, равную 25% всех арендных платежей, подлежащих уплате с сентября 2020 г. через Июнь 2021 г.

    Вы по-прежнему будете должны арендодателю полную сумму арендной платы, но вас не могут выселить из вашего дома. если вы соблюдаете эти требования. Вы должны внимательно следить за тем, что вы заплатили, и за любую сумму, которую вы по-прежнему обязаны защищать ваши права и избегать споров в будущем. Если вы не ответите на это уведомление, это может привести к в против вас возбужден иск о незаконном задержании (выселении).

    ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ПОМОЩЬ ПРИ АРЕНДЕ. В дополнение к расширению этих мер защиты от выселения, государство Калифорния в сотрудничестве с федеральными и местными органами власти создала службу экстренной помощи при аренде. программа помощи арендаторам, которые не смогли оплатить арендную плату и счета за коммунальные услуги в результате COVID-19 пандемия. Эта программа может помочь вам справиться с просроченной арендной платой.Кроме того, в зависимости от наличия средств программа также может помочь вам в создании будущих аренда платежи.

    Хотя не все имеют право на эту помощь, вы можете подать заявку на нее независимо от вашего гражданства. или статус иммигранта. За подачу заявки или получение этой помощи плата не взимается.

    Дополнительная информация о продлении действия Закона об освобождении арендаторов от COVID-19 и новой аренде на уровне штата или местности программы помощи, включая дополнительную информацию о том, как претендовать на получение помощи, можно найти по адресу посетив https: // жилье. ca.gov или по телефону 1-833-422-4255 ».

  • К уведомлению должна быть приложена неподписанная копия Декларации о финансовых операциях, связанных с COVID-19. горе который содержит следующее утверждение:

    В настоящее время я не могу полностью оплатить арендную плату или другие финансовые обязательства по договору аренды из-за одного или несколько из следующих:

    1. Потеря дохода из-за пандемии COVID-19.
    2. Увеличение личных расходов, непосредственно связанных с выполнением основной работы во время COVID-19 пандемия.
    3. Увеличение расходов, непосредственно связанных с последствиями пандемии COVID-19 для здоровья.
    4. Обязанности по уходу за детьми или обязанности по уходу за пожилым, инвалидом или больным членом семьи имеющий прямое отношение пандемии COVID-19, которые ограничивают мою способность зарабатывать.
    5. Повышенные расходы на уход за детьми или непосредственное обслуживание престарелых, инвалидов или больных членов семьи связанных с пандемией COVID-19.
    6. Другие обстоятельства, связанные с пандемией COVID-19, которые уменьшили мой доход или увеличили мой доход. расходы.
      Любая государственная помощь, включая страхование от безработицы, помощь при пандемии безработицы, государственную помощь. страхование инвалидности (SDI), или оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам, который я получил с начала пандемии COVID-19, не полностью вверх за мою потерю доход и / или увеличенные расходы.

    Подпись под страхом наказания за лжесвидетельство:
    Дата:

    [, Раздел 1179. 03 (c) Гражданского процессуального кодекса.]

  • Программа поддержки жилищной стабильности – SDHC

    Программа поддержки жилищной стабильности

    Подать заявку

    Приложение арендатора – английский


    Заявление арендодателя – на английском языке


    Заявление арендатора – испанский


    Заявление арендатора – Вьетнамский


    Заявление арендодателя – Вьетнамский