Достоинства плановой экономики: Преимущества и недостатки плановой экономики, которая была в СССР

Содержание

Преимущества и недостатки плановой экономики, которая была в СССР

Рассказываем, что такое плановая экономика и чем она отличается от рыночной.

Что такое плановая экономика

Это экономическая система, которая подразумевает наличие единого государственного экономического плана. Материальные ресурсы (как производственные, так и природные) находятся в общественном доступе под контролем чиновников и не могут стать чьей-либо собственностью. 

В условиях плановой экономики главную роль играет государство: от его политики зависят цены, зарплаты, объем производства и в принципе наличие в стране товаров и услуг. Жесткий контроль отрицательно сказывается на развитии частного бизнеса, что сводит на нет главный двигатель прогресса — конкуренцию.

Классическими примерами стран с таким укладом можно назвать СССР и другие государства, идентифицировавшие себя как социалистические (Китай, Вьетнам, Куба и др.

). На данный момент полностью централизованная плановая экономика нигде не представлена: даже в Северной Корее под влиянием кризиса начался медленный переход в сторону рынка.

Источник: pinterest.com

Плановой экономике обычно противопоставляют рыночную, которая базируется на принципах свободного предпринимательства. В меньшей степени, чем в странах социалистического блока, планирование встречалось и встречается в государствах с рыночной экономикой. Например, во время Второй мировой войны прибегнуть к такой системе распределения ресурсов пришлось всем участникам конфликта, в том числе традиционно капиталистическим США, Великобритании, Франции.

Частично планируют развитие многие страны Запада (Франция, Бельгия и др.). Регулирование проходит в форме диалога с частным бизнесом: вместо четких указаний чиновники и предприниматели составляют схему роста экономики вместе. Такое планирование называется индикативным. 

В Норвегии чиновники пошли дальше и установили монополию на добычу и продажу нефти, газа и других природных ресурсов. Все деньги от этой отрасли поступают в государственный бюджет.

Источник: teknoblog.ru

Недостатки плановой экономики

Как мы уже сказали, главную роль в странах с такой системой играет государство. Органы власти ограничивают условия ведения бизнеса (если они вообще есть), что приводит к крайне нежелательным для развития факторам:

  1. Монополия. В странах с плановой экономикой чаще всего отсутствует конкуренция продукции государственных предприятий, у которых есть задача выполнить определенный объем работ за отведенный срок. В таких условиях снижается мотивация повышения качества работы — лучше все равно никто не сделает, так как альтернатив нет.
  2. Консервативность. Любые нововведения — это риск. Поэтому приоритет всегда отдается в сторону проверенных решений, а инновации вводятся только после многолетнего успешного опыта стран с рыночной экономикой. Технологическое отставание от остального мира неизбежно.
  3. Зависимость. Все предприятия подчиняются государственному аппарату и обязаны исполнять даже не самые выгодные и ничем не мотивированные решения и приказы чиновников.

Эти недостатки рано или поздно приводят к кризису. В истории СССР такой тоже был: тот самый период застоя, пришедшийся на время правления Л. И. Брежнева («брежневский застой»).

Преимущества плановой экономики

Плюсы у планирования хозяйства тоже есть — поэтому даже страны с ярко выраженной рыночной экономикой время от времени прибегают к планированию. Прежде всего это социальные факторы: 

  1. Снижение уровня безработицы. Четкий план предусматривает занятость всего населения, поэтому работы хватит на всех.
  2. Низкая степень расслоения общества. Уровень заработных плат регулирует государство, а каста предпринимателей в принципе отсутствует.
  3. Большое количество социальных гарантий. У государства достаточно ресурсов, чтобы выделить бюджет на поддержку населения. Однако качество этих услуг также регулируется только руководством страны.

Кроме того, так как все производство и добыча природных ресурсов сосредоточены в руках чиновников, у государственного аппарата больше возможностей грамотного перераспределения средств бюджета на нужды страны.

Источник: pinterest.com

Как видите, не все так гладко: у любой экономики — и плановой, и рыночной — есть преимущества и недостатки. Придумать более совершенную экономическую модель вы можете сами. А если этому мешает учеба по другим предметам, обращайтесь в Феникс.Хелп, он поможет справиться с любыми контрольными, курсовыми и дипломными работами.

Достоинства и недостатки плановой экономики социализма

Проведенные реформы, хотя они и не были доведены до конца, можно признать успешными. В результате реформ удалось полностью выполнить 8 пятилетку (1966-1970 годы), ускорить темпы экономического роста. В 70-ых годах реформы были постепенно свернуты и не получили должного развития.

К сожалению, реформы, проводившиеся во время, так называемой «перестройки», не носили системного, продуманного характера и привели не к созданию следующей устойчивой формы существования экономики СССР, а к ее полному разрушению. Думается, что такой финал был отнюдь не предопределен, ведь за время существования СССР его экономика неоднократно успешно менялась в соответствии с текущими вызовами времени. Причем менялась существенным образом, в частности менялось соотношение элементов чисто плановой экономики и элементов рыночной системы.

 

2.1. Достоинства плановой экономики  социализма 

К несомненным преимуществам советской модели плановой экономики относятся:

  1. Высокие темпы роста экономики.

В первые (довоенные) пятилетки темпы роста экономики составляли от 10 до 17 процентов в год и были самыми высокими в мире. Уже к 1937 году СССР вышел на первое место в Европе и второе в мире по объемам промышленного производства.

  1. Сбалансированность, пропорциональность развития государства.

В процессе составления народохозяйственного плана для всего государства можно учесть потребности всех территорий в том или ином экономическом развитии. В рыночной же экономике некоторые территории могут оставаться экономически не развитыми, так как бизнес не считает их инвестиционно привлекательными.

3. Приведение предложения в равновесную  точку со спросом. Планирование позволяет рассчитать потребности населения и производств в товарах и услугах. Это позволяет избежать кризисов перепроизводства.

4. Оптимальные решения глобальных  экономических задач.

Это позволяет строить производственные комплексы по мере возникновения ресурсной базы, а также научного и человеческого капитала в стране.

5. Эффективное использование ресурсов  в условиях их ограниченности.

Распределение ограниченных ресурсов не зависит от экономических возможностей организаций. Тем самым позволяет получить ресурсы тому предприятия, который нуждается в них, а государство и общество в свою очередь нуждается в продукции данного предприятия.

6. Отсутствие некоторых видов  транзакционных и производственных  издержек.

  Организации – производителю  нет необходимости искать 

контрагентов для поставок сырья, комплектующих, отсутствуют рекламные и маркетинговые расходы, так как все взаимосвязи уже определены в народохозяйственном плане.

7. Оптимальный ассортимент товаров, исключающий товары, физически и нравственно негативно влияющие на состояние человека. Государство заинтересовано в физическом и нравственном развитии личности и разрешает производство только здоровых и нравственно проверенных товаров, используя систему строгих ГОСТов и СанПинов.

8. Высокое развитие государственной, бесплатной и общедоступной системы  образования и здравоохранения, так как государству, являющемся  главным работодателем, необходимо иметь работоспособное и грамотное население.

9. Низкая обеспокоенность граждан  в будущей экономической ситуации в стране.

Государство способно жесткими директивными мерами задавить инфляционные процессы в случае экономического кризиса, поддержать предприятия и целые производства в случае возникновения у них экономических проблем.

10. Возможность быстрой и тотальной  мобилизации экономики для достижения  поставленных целей.

Данная тотальная мобилизация была успешно проведена в Великую Отечественную войну. В короткий период был осуществлена переброска производственных комплексов да и целых отраслей промышленности на восток страны для обеспечения Армии и тыл. Экономика быстро (менее, чем за полгода) переведена на «военные рельсы». Подобной переброски промышленности и сельского хозяйства в мировой истории не случалось ни до, ни после.

 

2.2. Недостатки плановой экономики  социализма.

В то же самое время существовал ряд недостатков советской модели плановой системы экономики:

  1. Жесткая, ультрацентрализованная экономическая система.

Все решения принимаются в центре (Госплан), все завязано на высших руководителей государства, при отсутствии возможности управления на местном уровне.

  1. Неповоротливость системы для решения вопросов производства и реализации продукции, а также меняющемся спросе на данную продукцию в мирное время.

  Большая, «раздутая» система экономики, где руководитель предприятия  по факту не имеет право  менять планы даже по объективной  причине, не может быстро реагировать  на процессы, происходящие на рынке спроса товаров. В связи с этим предприятия долгое время производят ненужный товар.

  1. Большие объемы остающихся у населения денежных средств, с параллельным отсутствием предложения на рынке товаров.

  На жизненно необходимые расходы (питание, жилье, образование, автомобиль, личное страхование) население тратит всего 30-40% от своего дохода, тогда как в капиталистических странах данные расходы поглощают до 80-90% дохода. Однако вложить свободные денежные средства некуда – отсутствует предложения товаров.

  1. Раздувание большого бюрократического аппарата.

По оценке специалистов, в СССР в 70-х годах бюрократический аппарат составлял 2-3 млн. человек. Однако надо заметить, что в современной России бюрократический аппарат нисколько не уменьшился, хотя территория, население и экономика значительно сдала свои позиции.

5. Сверхконцентрация власти в  руках одного или нескольких  человек. Она создает опасную  ситуацию скатывания государства  к авторитарному и тоталитарному  режимам.

6. Большой размер теневого сектора экономики.

  С 70-х годов активно стал развиваться  теневой сектор экономики, который  достигал 3-4% ВВП. Однако необходимо  заметить, что в современной России  данный сектор вырос в несколько раз. По данным Росстата, теневой сектор экономики России в 2011 году составил 16% ВВП.

7. Отсутствие личной заинтересованности  у человека и предприятия –  производителя в качестве изготовляемой  продукции, рационализаторстве и  нововведениях в производственный процесс.

8. Экстенсивный путь развития  экономики.

9. Перекос развития производства средств производства, (в т. ч. военно-промышленный комплекс) над производством предметов потребления. Данный недостаток является следствием не экономики, а политических решений руководства страны по приоритетному развитию отраслей тяжелой промышленности и военно-промышленного комплекса в ущерб легкой промышленности и сельского хозяйства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение.

Итак, плановая экономика – это экономический порядок, при котором материальные ресурсы находятся в общественной собственности и распределяются централизованно, что обязывает отдельных лиц и предприятия действовать в соответствии с централизованным экономическим планированием.

Между предприятиями как главной формой экономических агентов при социализме почти не было горизонтальных связей – когда экономические агенты легко вступают друг с другом в экономическое воздействие, достигая согласованности действий, которая устраивает обе стороны. Чаще всего такие связи преследовались государством.

Советская экономика опиралась почти исключительно на государственное принуждение и иерархическое («сверху вниз») управление. Использование иерархической вертикали в обоих направлениях всегда сопровождалось «трением» – трансакционными издержками. Эти издержки касались сбора информации, анализа, оценки ее достоверности, принятия, передачи решений «вниз», а также, самого трудного – контроля за исполнением решений.

Наконец, даже объективная информация поступающая в плановые органы для принятия решений, в современную эпоху устаревает необычайно быстро. Стремительно меняются спрос и другие условия производства. Возникают новые технологии, которые не могут быть заранее спрогнозированы и включены в план.

Исходя из этого, становится ясно, что государственный социализм мог более или менее успешно функционировать только в исторически короткий период господства в экономике тяжелой промышленности, когда возможно использовать практически неисчерпаемые ресурсы для производства ограниченного ассортимента продукции и опираться на жесткое принуждение и контроль. Для нынешней эпохи экономичных и наукоемких производств экономика советского типа непригодна. Даже самая изощренная и технически оснащенная система планирования оказалась не в состоянии преодолеть низкую эффективность советского народного хозяйства и его неспособность к внутренним изменениям в постоянно меняющемся современном мире.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

1. Экономическая теория: тексты  лекций. / Под ред. А.Ю. Шарипова и Л.Ю. Руди. – 3-е изд. − Новосибирск: НГАЭиУ, 2000.

2. История экономики. Учебное пособие / Под ред.Т.Н. Неровня. -Ростов н/Д: Феникс, 2002.-380 c.

3. Курс экономической теории. Учебник/ Под ред. М.Н. Чепурина, Е.А. Киселева. -Киров: АСА, 1999.-624 c.

4. Мизес Л. Социализм.Учебник.-М.: Инфра-М, 1995, – 142 с.

5.Попов В.П. Сталин и советская экономика в послевоенные годы //Отечественная история.-2001.- №3.- С.61-76.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение

 

Термины:

«зубатовщина» – принятое в исторической литературе, название политики «полицейского социализма», проводившейся правительством в начале XX в. Названа по имени её инициатора и идеолога — начальника московской охранки полковника С. В. Зубатова. Главная цель З. – подрыв рабочего движения путём создания легальных рабочих организаций.

думская монархия – так именовали государственный строй, установившийся в России после выборов  III Государственной думы, в среде русской эмиграции. Это название, вероятно, более всего характеризует действительную сущность политической системы России в 1907–1917 гг.

военный коммунизм –  название внутренней политики Советского государства, проводившейся в 1918 – 1921гг. в условиях Гражданской войны. Её характерными чертами были крайняя централизация управления экономикой, национализация крупной, средней и даже мелкой промышленности (частично), государственная монополия на многие продукты сельского хозяйства, продразвёрстка, запрет частной торговли, свёртывание товарно-денежных отношений, уравнительство в распределении материальных благ, милитаризация труда.

 «холодная война» – глобальная геополитическая, военная, экономическая и идеологическая конфронтация между СССР и его союзниками, с одной стороны, и США и их союзниками – с другой, длившаяся с 1946 по 1991 год (45 лет).

диктатура пролетариата – форма политической власти, претендующая на выражение интересов рабочего класса.

мировая революция – идея Карла Маркса о неизбежности всепланетного объединения человечества в справедливом коммунистическом обществе.

 тоталитаризм – политический режим, стремящийся к полному (тотальному) контролю государства над всеми аспектами жизни общества.

 культ личности – возвеличивание отдельной личности (как правило, государственного деятеля).

застой – обозначение периода «развитого социализма» – периода в истории СССР, охватывавшего два с небольшим десятилетия – с момента прихода к власти Л. И.Брежнева(с 1964 до XXVII съезда КПСС (февраль 1986)), а ещё точнее – до январского Пленума 1987 года, после которого в СССР были развернуты полномасштабные реформы во всех сферах жизни общества.

 ускорение – лозунг и политический курс генерального секретаря КПСС Михаила Горбачёва, провозглашённый 20 апреля 1985 года на апрельском пленуме ЦК КПСС, одно из ключевых направлений реформ («гласность – перестройка – ускорение»), проводившихся в СССР в 1985 – 1991 гг.

перестройка – общее название реформ и новой идеологии советского партийного руководства, используемое для обозначения больших и неоднозначных перемен в экономической и политической структуре СССР, инициированных генеральным секретарём ЦК КПСС М. С. Горбачевым в 1986—1991 годах. Началом перестройки считают 1987 год, когда на январском пленуме ЦК КПСС перестройка была объявлена направлением развития государства.

 

Даты:

1906 г.

(23 апреля) 6 мая – Николай II утвердил свод «Основных государственных законов Российской империи», который стал фундаментальным законодательным актом, регулирующим разделение власти и полномочий между императором и российским парламентом, состоящим из Государственного совета и Государственной думы.

27 апреля – Состоялось открытие первой Государственной Думы России. Всего за 72 дня своей работы первая Дума приняла 391 запрос о незаконных действиях правительства. В итоге она была распущена царем, войдя в историю как «Дума народного гнева».

9 ноября – Издание указа о выходе  крестьян из общины и праве  закрепления надельной земли  в личную собственность домохозяина. Начало аграрной реформы П.А. Столыпина.

1914 г.

 28 июля – началась Первая мировая война, один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества.

1917 г.

27 февраля – Февральская буржуазно-демократическая  революция в России. Образование Временного Комитета Государственной думы и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.

2 марта – Отречение Николая II от  престола. Образование Временного  правительства.

3 марта – Отречение великого князя  Михаила Александровича от престола.

«Мы перешли не к тому рынку, о котором мечтали» – Экономика – Коммерсантъ

30 лет назад Борис Ельцин подписал пакет указов и постановлений о переходе России к рыночной экономике. «Ъ» спросил экономистов и предпринимателей, что из задуманного получилось.

Фото: Борис Халфин, Коммерсантъ

Евгений Чичваркин, предприниматель, в 1997 году сооснователь сети салонов сотовой связи «Евросеть», с 2008 года проживает в Великобритании:

— Да, у Ельцина получилось, по крайней мере начало получаться. Были ошибки, недоделаны какие-то реформы, но в целом рыночная экономика была крайне важна, и я считаю, что она спасла Россию. Это было время, созданное для бизнеса, для меня.

А основные ошибки были в том, что не было сделано нормальной реформы МВД, ФСБ. Государство в чем-то слишком сильно исчезло, не было нормальной судебной реформы. А переход к рыночной экономике, хоть и кривой, хоть и какой бы то ни было чеково-залоговый аукцион, был правильным решением, которое нужно было быстро сделать. К огромному сожалению, нынешняя власть снова переходит к государственной экономике, которая нашу страну ввергнет, судя по всему, в большие экономические проблемы и отставание от мира.


Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Геннадий Бурбулис, президент фонда «Культура достоинства», в 1991–1992 годах первый зампред правительства и госсекретарь:

— Не все решения прошли испытание временем, но в основном эти указы остаются основополагающими. В большей части задуманное получилось. Это спасло страну от голода и разрухи, создало экономику нового образца.


Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Михаил Касьянов, председатель ПАРНАС, в 2000–2004 годах председатель правительства РФ, в ноябре 1991 года — начальник отдела в объединенном Министерстве экономики и финансов РСФСР:

— В целом получилось, но чрезвычайно жестко. На тот момент в стране не хватало продовольствия, а в бюджете денег не было вообще. Поэтому первичные меры правительства спасли страну от голода. А самое важное, что в умы людей, в Конституцию и законы было заложено понятие о частной собственности. И в повседневной жизни создана атмосфера поддержки и поощрения частного предпринимательства, реальностью стала конкуренция и произошла системная трансформация экономики. Именно это в конечном счете и стало в 1997 году источником экономического роста, когда ВВП не падал, а вырос на 1,8%.

Конечно, некоторые меры были половинчатыми или ошибочными: не очень прозрачная приватизация, не проведены декоммунизация страны, ликвидация КГБ и люстрация лиц, причастных к тоталитарному режиму. Эти ошибки продолжают влиять на нашу жизнь и сейчас, удушая личную свободу и угрожая незыблемости частной собственности.


Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Сергей Филатов, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, в 1993–1996 годах глава администрации президента Бориса Ельцина:

— Трудно было рассчитывать на полную реализацию программы, мы опережали события: ни общество, ни экономика, ни производство не были готовы к тому, чтобы сразу перейти на рыночные рельсы. Но шаг сделан серьезный, были созданы структура рыночной экономики и банковская система, приняты законы о предпринимательстве, закон о банкротстве, заложены основы рынка.

Чего не достигли, так это развитой системы среднего и малого предпринимательства, которая должна была занять основную нишу рынка. К сожалению, государство после эпохи Ельцина сделало все возможное, чтобы превалировал крупный бизнес, и на этом многое потеряли, прежде всего в сфере производства товаров и предоставления услуг.


Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Григорий Явлинский, политик, экономист, с июля по ноябрь 1990 года зампред Совета министров РСФСР, один из авторов программы экономических реформ «500 дней»:

— Чтобы оценить эффективность реформ Ельцина, можно посмотреть, что произошло через год. Первое — была гиперинфляция 2600%, второе — объем промышленной продукции в 1992 году упал на 18%, драматически упали инвестиции и резко изменилась структура производства в пользу добывающих отраслей. Третье — в результате отказа от экономического договора с бывшими республиками СССР произошла полная потеря рынков сбыта стран СНГ. В результате всего этого выросли безработица, преступность, и доходы населения упали в два раза.

В итоге реализация указов о переходе к рыночной экономике привела к конфискации денежных сбережений путем гиперинфляции, а следовательно, к полукриминальной приватизации. Тогда был заложен фундамент системы, в которой отсутствуют разделение властей, независимые СМИ и настоящая парламентская система. Вот мы и пожинаем плоды ошибок тех реформ.


Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Абел Аганбегян, академик РАН, в1989–2002 годах ректор Академии народного хозяйства при Совете министров СССР/правительстве РФ:

— По гамбургскому счету удалось главное: сохранить распадающуюся Россию и предотвратить полную экономическую катастрофу. Но это удалось очень дорогой ценой: снижением вдвое уровня жизни, потерей всех сбережений населения, огромным ростом безработицы в 13% и депопуляцией населения. Мы не перешли к нормальной рыночной экономике, не создали механизм социально-экономического роста. 30 лет наша страна топчется на месте, хотя и при существенных лучших изменениях по ряду направлений: есть выбор товаров, услуг, работы, возможность поехать за границу и проч.


Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Михаил Делягин, экономист, депутат Госдумы, в 1998–1999 годах советник первого вице-премьера Юрия Маслюкова:

— К рыночной экономике мы перешли, но не совсем к тому рынку, о котором мечтали. Он не был цивилизованным, как в скандинавских странах, а получился дикий, как в лучшем случае в Латинской Америке. Потом он плавно перерос в блатной феодализм и в отрицание себя. Принципиальная причина, почему так произошло,— это недобросовестность. В то время переход к рынку официально рассматривался как способ обеспечить благо для людей, а в реальности для Ельцина это был способ борьбы за власть, для других реформаторов — личное обогащение.

Главный образ действия, который обеспечивался рыночными реформами,— это разграбление советского наследства, во что впоследствии оформилась российская государственность. В этом качестве она пребывает до сих пор, только в 90-х годах грабили материальное наследие, а сейчас — социальное.


Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ

Сергей Алексашенко, экономист, в 1995–1998 годах замминистра финансов РФ и первый зампредседателя ЦБР, в 1991 году — сотрудник Госкомиссии Совета министров СССР по экономической реформе под руководством академика Л. И. Абалкина:

— Да, этот переход состоялся в первой половине 90-х. В плановой экономике равновесие устанавливали чиновники своими приказами, а в рыночной эту функцию выполняют свободные цены и курс рубля. Переход от государственных цен к рыночным привел в равновесие спрос и предложение. В это время в стране менялось всё, и переход оказался очень болезненным. И как обычно, население заплатило за все ошибки властей.

Сейчас рыночные механизмы работают в России независимо от того, что про них думают президент, правительство, Госдума или ЦБ. Как и все рыночные игроки, государство принимает самостоятельные решения, влияя на ситуацию в целом: повышая или понижая налоги, передавая финансовые ресурсы от одного сектора другому, поощряя или ограничивая экспорт и импорт отдельных товаров. Россия после середины 90-х проходила все кризисы, не сваливаясь в хаос, благодаря тому, что рыночные силы помогали экономике находить новое равновесие. В 2008–2009 годах правительство и ЦБ выделили деньги на поддержание олигархов и населения. А в 2014 году и сейчас, в ковидно-пандемийный кризис, равновесие восстановилось за счет реального снижения доходов населения.


Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Павел Титов, президент «Деловой России», президент ПАО «Абрау-Дюрсо»:

— Я не считаю себя специалистом по той эпохе, но на данный момент мы живем в рыночной экономике. У нас есть значительное участие государства, но тем не менее оно также руководствуется не только российскими, но и глобальными рыночными принципами. Наша экономика по-прежнему слишком сильно надеется на сырьевой сектор. И меньше на те отрасли, где создается более высокая добавочная стоимость. И хотя частный сектор очень зависим от госзаказа и подрядов госмонополий, но даже это поддерживает рыночную ситуацию в целом.


Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Андрей Нечаев, экономист, в 1992–1993 годах министр экономики РФ:

— Тогда стояла более сложная задача: не только переход к рыночной экономике, но и преодоление абсолютно реальной угрозы хаоса и распада России вслед за СССР. Страна оказалась без базовых государственных институтов: не было армии, границ, таможни, полноценного Центрального банка. Поэтому приходилось решать гораздо более сложные задачи, чем в странах Восточной Европы. Но в целом их удалось решить, и базовые основы рыночной экономики были созданы.

К сожалению, в последние 10 лет произошел значительный откат назад. Мне кажется, его причина лежит в сфере управленческой психологии. Для нынешних руководителей страны управление прямыми командами более понятно и привычно, чем косвенными методами с помощью законов и нормативных документов. Сейчас наша рыночная экономика находится на периферии, потому что 70% ВВП составляют госкомпании. Часто они являются монополистами и, к сожалению, отношения бизнеса с властью далеко не равноправные. В частном бизнесе какие-то базовые основы еще сохранились — свободные цены, конвертируемость рубля, договорные отношения между производителями и потребителями, хотя и они эпизодически подвергаются ревизии.


Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Оксана Дмитриева, экономист, в 1998 году министр труда и социального развития в правительстве Кириенко, депутат Госдумы I–VI и VIII созывов:

— Рыночная экономика в стране есть, правда, не такая, как ожидали «революционные романтики», которые стояли у истоков принятых тогда решений. Если бы им сказали, что в итоге получится, думаю, они бы ужаснулись. Рынок получился и несвободный, и неконкурентный…


Фото: Юрий Стрелец, Коммерсантъ

Олег Сысуев, первый зампред совета директоров Альфа-банка, в 1997–1998 годах вице-премьер:

— Абсолютно получилось, хотя в совершенно искаженной форме — с очень большим участием государства и госрегулированием. Но все равно это — одно из главных достижений последнего времени, пусть и со многими болячками и прыщами. Важно, что рынок теперь полностью насыщен товарами и услугами, у всех есть возможность выбора.


Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

Давид Якобашвили, вице-президент РСПП, президент ООО «Орион Наследие», в 1993 году соучредитель «Вимм-Билль-Данн»:

— Вплоть до начала 2000-х рыночная экономика присутствовала, присутствует и сейчас, пусть и в каких-то усеченных формах. В то время было совсем неплохо, все же видели, какой был рост. Я и мои коллеги вспоминаем те годы с радостью, хотя первое время и было трудно. Рубеж конца 1990-х — начала 2000-х был вообще замечательным, зарабатывали и компании, и люди, экономика страны росла. Потом, правда, стало по-другому.

Когда государство крепчает, и так происходит во всех странах, начинается затягивание гаек, власти начинают думать, что народ много зарабатывает, много кушает, и стоит урезать… Это, наверное, если не нормально, то привычно. А период подъема сменяет период падения, стагнации, опять подъема. Так и придется жить поколению за поколением.


Фото: Виталий Волобуев, Коммерсантъ

Игорь Рыбаков, совладелец корпорации «Технониколь»:

— Сегодня в России квазирыночная экономика, к способам регулирования которой у меня есть масса вопросов. Ведь именно она затягивает удавку, лишает страну необходимого маневра. Но выход я вижу не в том, чтобы критиковать правительство, а в том, чтобы каждый экономический субъект на своем месте посмотрел, что он может сделать для законотворческой инициативы, направленной на появление в стране более интересных, жизнеспособных и устойчивых форм взаимодействия.

Группа «Прямая речь»

Плановая экономика: плюсы и минусы: skorobogatov — LiveJournal

Об этом на днях побеседовали на подкасте Критмышь. Хотя плановая экономика была у нас не так давно и о том, как она работала, можно справиться у очевидцев, среди молодого поколения уже сложилась определенная мифология на эту тему. Причем, и в ту, и в другую сторону: для одних это потерянный рай, для других – «страна орков». Я далек от обеих крайностей и полагаю, что плановой экономике справедливо приписывают выдающиеся достижения, включая Победу, но и так же верно то, что низкий уровень жизни советских людей и последующая хозяйственная разруха были закономерным результатом функционирования этой системы. Начну с плюсов системы.

Первый из них имеет относительный характер. Плановая система выглядит привлекательнее дикого капитализма. «Положение рабочего класса в Англии» Ф. Энгельса ярко живописует все прелести такой системы для простого человека. Его положение можно кратко обозначить как «зарплатное рабство», отличающееся от обычного лишь формой принуждения. Ужасы капитализма на стадии его становления объясняют популярность в ту эпоху антикапиталистической мысли и сопутствующих революционных движений.

С точки зрения морали, плановая экономика отличается более высокими требованиями к человеку. При социализме предполагается, что человек работает ради коллектива и будущих поколений, а капиталистическая система приводится в движение эгоистическими мотивами. Поэтому при социализме тебя, как будто, должны окружать более хорошие люди.

Наконец, практическое преимущество у плановой экономики возникает, когда все хозяйство нужно в срочном порядке переориентировать на какую-то большую цель. Иными словами, мобилизационные возможности плановой экономики выше, чем у капитализма.

Вот соображения, которыми нередко обосновывают свое предпочтения в пользу плановой экономики. И с ними можно согласиться. Если враг уже хозяйничает на твоей территории и тебе нужно быстро собраться с силами, чтобы ему дать отпор, с плановой экономикой это будет сделать легче. Ее основная альтернатива – капитализм – очень сильно различается во времени и в пространстве, и в иных своих проявлениях он может выглядеть как требующий срочной замены чем угодно. Моральная же философия плановой экономики ближе к нравственности первохристианских общин, чем нравственность капиталистическая.

Почему же, в конечном счете, плановая экономика ведет к бедности и отсталости?

Обо всем мы судим в относительных терминах, и плановая экономика плоха не сама по себе, а потому что безнадежно проигрывает капитализму.

Основное назначение любой системы – координация и стимулы. Система познается по тому, как она распределяет ресурсы. Капитализм создает гораздо более правильные сигналы и стимулы относительно того, что надо и что не надо делать. Возьмем простой пример. Про советских людей было принято говорить, что это самая читающая нация. Как же экономика удовлетворяла ее нужду в чтении? Она выпускала собрания сочинений Ленина или материалы съездов партии миллионными тиражами при отсутствии желающих все это читать. В то же время, популярные книги типа «Трех мушкетеров» пользовались огромным спросом, но их не издавали. Трата ресурсов на то, что никому не нужно, и систематическое игнорирование спроса – одно из системных свойств плановой экономики.

Так же и с выбором технологии. От меломанов постарше я слышал похвалы в адрес советской аудио-техники, мол, она хорошо звучала благодаря использованию в ее производстве большого количества дорогих цветных металлов. Значит, советские технологии производства в этой отрасли были дороже. Это могло бы быть оправданно лишь в том случае, если бы на выходе мы получали более высокое качество продукта, признанное массовым потребителем, так что более высокая цена, которую он был готов заплатить, покрыла бы более высокие издержки. Верно ли это в отношении советских магнитофонов? Хотя отдельные ценители и хвалили советскую технику, массовый потребитель однозначно отдавал предпочтение японцам. Люди были готовы заплатить в разы больше за японский магнитофон, несмотря на то, что его технология производства была дешевле.

Эти примеры иллюстрируют ключевую разницу между двумя системами. Они соотносятся как зрячий и слепой. У капитализма есть простой критерий того, что и как делать, – это система рыночных цен. Они обнаруживают относительные потребности общества и показывают, как их лучше удовлетворить, и, если ты правильно распознал эти сигналы, ты становишься богаче. Таким образом, создаются и корректные сигналы и сильные стимулы. При плановой экономике нет ни того, ни другого, поскольку в отсутствие рыночных цен она действует вслепую. Система может десятилетиями производить ненужную продукцию с использованием неоправданно дорогой технологии, потому что не видит этого и не испытывает боли.

Когда эксперимент с плановой экономикой только начинался, были теоретики, которые предупреждали о том, чем все это закончится, в частности, Борис Бруцкус. Сегодня мы уже располагаем не только теорией, но и фактами недавнего прошлого. Поэтому сейчас больше шансов, что отдающие предпочтение плановой экономике будут восприниматься подобно тем, кто верит в геоцентрическую систему и плоскую землю.

Мой Телеграм-канал

Преимущества смешанной экономики перед плановой.

Смешенная экономика— экономика, которая включает как частную и корпоративную, так и общественную, либо государственную собственность на средства производства. Она позволяет частным предпринимателям и физическим лицам принимать независимые финансовые решения, однако их автономия ограничена тем, что государство или общество обладает приоритетом в этих финансовых вопросах.

Одним из главных признаков является преобладание рыночной организации экономики, что в первую очередь подразумевает свободное предпринимательство. Многосекторность экономики предполагает наличие большого количества равноправных секторов, соотношение которых зависит от национальных и территориальных особенностей стран. Государство играет роль организатора, но не оказывает значительного влияния на экономику. Оно должно координировать деятельность малого, среднего и крупного бизнеса, защищать отечественного производителя, обеспечивать свободную конкуренцию.

Плановая экономика – это разновидность экономической системы. Целью этой структуры является обеспечение потребностей населения. При этом каждый работает по способностям. А получают все по потребностям.

Плановая экономика главным образом характеризуется наличием одного единственного собственника – государства. Монополист осуществляет сбор маркетинговой информации. Государство же занимается планированием и утверждением обязательств.

Преимущества смешенной экономики.

В смешанной экономике государство, производители и потребители играют достаточно важную роль в решении главного вопроса экономики: “что, как, в каком количестве и для кого производить”. Это позволяет сочетать экономическую эффективность с удовлетворением потребностей населения, что уменьшает социальное напряжение внутри государства. В такой системе все более-менее сбалансировано, отсутствует губительная для развития рынка монополия (кроме стратегически важных и социальных товаров) а также не допускается дефицит, который расшатывает государство изнутри.

Во-первых, главный плюс смешанной экономики – сочетание в трех типов экономических систем (традиционной, централизованной, рыночной).

Во-вторых, частная собственность в таком случае присутствует в стране наряду с государственной.

В-третьих, государство обеспечивает защиту конкуренции и ограничивает создание монополий.

В-четвертых, смешенная экономика- это субъект, а объективная экономическая реальность. Следовательно, смешенная экономика закономерно функционирует, не нацеливаясь на что-то.

В-пятых, она не связана с трансформацией плановой экономики в рыночную, ибо как объективное экономическое явление она имела место не только в постсоветское, но и досоветский период.

Недостатки плановой экономики:

Во-первых, хронический дефицит одних и переизбыток других товаров и услуг, как следствие централизованного планирования.

Во-вторых, излишняя централизация управления, со всеми вытекающими последствиями.

В-третьих, уравнительная система вознаграждения, дестимулирующая лучших работников.

В-четвертых, низкий уровень инноваций, низкое качество потребительских товаров и услуг вследствие отсутствия конкуренции.

В-пятых, низкие возможности для самореализации вследствие отсутствия частной собственности на средства производства.

Таким образом, у смешанной экономики очень большие преимущества перед  плановой экономикой. Смешанная экономика – это экономическая система, основанная на сочетании рыночной само регуляции, централизованного корпоративного и государственного регулирования.

Плановая экономика — Answr

Единая государственная экономическая система, посредством которой осуществляется контроль над всеми материальными ресурсами.

Централизованное планирование и строгий контроль выполнения поставленных задач является главной составляющей плановой экономики. Плановая экономика занимается решением важных стратегических задач, таких как:

  • определение объема предоставления услуг и производства всех видов товара;
  • регулирование размера заработной платы для всех категорий рабочих и госслужащих;
  • контроль цен на все виды продуктов.

Заранее разработанный и утвержденный план социально-экономического развития является основой для принятия всех экономических и инвестиционных решений, цель и задача которого — достичь оптимального баланса во внутриэкономической деятельности государства.

Плановая система экономики, как правило, предполагает полное или частичное отсутствие частной собственности и выступает как антипод рыночной экономики, которая в свою очередь решает любые вопросы на основании всего двух составляющих — спроса и предложения. Ярким примером стран с плановой экономикой являются такие государства как Китай, бывший СССР и Северная Корея.

Недостатки и преимущества плановой экономики

Отличием данной экономической системы от других являются методы и подходы в решении основных экономических вопросов. Все субъекты экономики находятся в подчинении центральным органам власти, которые стоят во главе иерархической цепи.

Таким образом, все без исключения, промышленные предприятия и производители любых видов продукции попадают под ограничение в принятии самостоятельных экономических решений, что в свою очередь выявляет существенный ряд недостатков плановой экономики:

  • отсутствие конкуренции и введения инноваций;
  • замедление роста качества продукции;
  • снижение производительности труда;
  • отсутствие гибкости и оперативного реагирования на решение возникающих проблем;
  • трудоемкий процесс планирования.

Итогом всего этого может стать стагнация и рецессия. В качестве яркого примера можно вспомнить «брежневский застой». Кроме того, плановая экономика может сопровождаться необъяснимыми действиями государственных деятелей, которые могут удовлетворять свои личные желания и амбиции, далеко не всегда соответствующие экономическим законам и здравому смыслу. Пример подобного поведения — целинные и кукурузные эпопеи Никиты Сергеевича Хрущева. Между тем, плановая экономика, как и любая другая система, имеет ряд своих преимуществ:

  • практически полное отсутствие безработицы;
  • отсутствие в частной собственности средств производства;
  • минимальное расслоение общества;
  • предоставление государством достойного уровня социальных гарантий;
  • возможность направить свободные ресурсы на создание необходимых производственных мощностей, проведение важных научных исследований, выпуск определенного вида товара или единичного дорогостоящего изделия.

Следует обратить внимание, что в абсолютном виде плановой или рыночной экономики существовать не может. Часто возникают экономические ситуации, разрешить которые методами и подходами привычной для страны экономической системы невозможно, и руководство государства вынуждено использовать кардинально другие формы экономики для нивелирования кризисных явлений либо вывода экономики страны из состояния «застоя».

Ярким примером может служить США, когда в годы великой депрессии, было принято решение применить элементы командной экономики для выхода из кризиса. Другие государства, напротив, обладая плановой экономикой, ослабляли в некоторых сферах государственный контроль для улучшения общих показателей экономики страны. Для примера — реформы Косыгина на территории бывшего СССР.

В чем виноват Карл Маркс

Мало кто знает, что классический учебник Пола Самуэльсона «Экономика», на тот момент одно из лучших изданий в мире, описывающих теорию рыночной экономики, в СССР впервые был издан в 1964 г. То есть еще 50 лет назад, в период расцвета планового производства, советские экономисты получили возможность ознакомиться с передовой на тот момент экономической наукой. Конечно, одна книга погоды не делает, но на самом деле в Советском Союзе иностранная экономическая литература печаталась довольно регулярно. В 1960–1970 гг. издавалась даже целая серия «Библиотечка иностранных книг для экономистов и статистиков». Добавим сюда прекрасную математическую школу и быстро набиравшую силу компьютеризацию в сочетании с обязательным характером сбора статистической информации.

Почему же все эти, казалось бы, очевидные преимущества не реализовались в потоках новой продукции, в росте потребления и благосостояния? Апологеты социализма и его противники сообща приводят множество причин, приведших советскую экономику к краху. Здесь и гонка вооружений, и «предательство» развращенной элиты, и безграмотные попытки реформ. Перечислять подобные причины и разбирать их достоинства и недостатки – труд неблагодарный и бессмысленный, поскольку большинство спорящих, скорее всего, будет полностью уверено в своей правоте. Еще Макс Планк отметил: «Великая научная идея редко внедряется путем постепенного убеждения и обращения своих противников. В действительности дело происходит так, что оппоненты постепенно вымирают, а растущее поколение с самого начала осваивается с новой идеей». Так что, не пытаясь искать аргументы в бесполезном споре, попробуем понять, чего не хватило советской экономике.

Безусловно, в своих лучших проявлениях Советский Союз если и не находился на лидирующих позициях в мире, то по крайней мере был близок к ним. При этом рядом с фантастическими достижениями на советских предприятиях легко можно было встретить технологии XIX века. Как объяснить этот феномен? Почему не происходила столь воспетая экономистами диффузия инноваций? Где пропадали множественные разработки советских ученых? Кто мешал внедрению новых технологий и заставлял десятками лет работать на допотопном оборудовании?

Несмотря на большое количество субъективных причин, возникавших в каждом конкретном случае, существовали ошибки системы в целом, ограничивавшие возможности развития и встававшие на пути многочисленных ростков эффективности. И главной системной ошибкой советской экономики явился марксизм. Впрочем, правильнее говорить здесь о марксизме в узком его понимании, в качестве всеобъемлющей экономической теории.

Не стоит сейчас в полном объеме пересказывать экономические воззрения Маркса, которые сами по себе были весьма любопытны и послужили толчком к развитию многих современных экономических течений. Для нас будут важны те отдельные положения марксизма, которые встали колом в советской экономике и вплоть до 1990-х гг. не давали ей развиваться.

И первым в ряду марксистских экономических заблуждений стоит, пожалуй, понятие постоянного капитала, которое, кроме Маркса, не использует больше никто. Стремясь обосновать трудовую теорию стоимости, Маркс вынужден был сконструировать термин «постоянный капитал», вложив в него затраты на приобретение оборудования, сырья и материалов, но без стоимости рабочей силы, затраты на которую он назвал «переменным капиталом». Придумав такую конструкцию, Маркс пришел к выводу, что производительность труда можно измерить через отношение переменного и постоянного капитала. Чем оно меньше – тем лучше. Рассмотрим простой пример. Рабочий на станке изготавливает болты. Чем меньше он тратит времени на изготовление одного болта, тем это будет эффективнее. Ну а в качестве измерителя произведенной продукции Маркс предложил понятие «совокупный общественный продукт».

Советские экономисты, воспринимая буквально фразу Ленина «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», поставили совокупный общественный продукт во главу угла советской экономики, понимая под ним общую стоимость произведенных товаров и услуг и включая туда, в полном соответствии с Марксом, затраты на сырье и материалы. И именно это включение в стоимость затрат на сырье и материалы и было их главной ошибкой.

Представим себе иерархию планов, выстроенных согласно марксистской доктрине. План любого завода представляет собой кусочек планируемого совокупного общественного продукта. И он, конечно, считается в двух формах – натуральной и стоимостной, причем стоимостная будет, естественно, предпочтительнее. Но что произойдет, если предприятие начнет снижать долю затрат? В системе, где затраты увеличивают стоимость конечной продукции, выполнение государственного плана становится все более и более сложным. И наоборот, увеличение затрат позволит без особого напряжения перевыполнить плановые показатели.

Безусловно, если государство будет непрерывно пытаться административными мерами снижать затраты, оно сможет что-то сделать. Можно, наконец, установить план в натуральных единицах. Но в этом случае предприятие просто начинает выпускать новую, немного измененную продукцию, которая будет уже дороже.

Вернемся к нашему примеру с болтами. Если установить план в деньгах, то можно делать болт чуть дороже, поменяв материал, скажем вместо стали – титан, увеличив затраты и, следовательно, цену. Это легче, чем выпустить больше болтов. Если же план стоит в штуках, можно разработать новые болты, которые дороже прежних, назвать их по-другому и снова перевыполнить план в деньгах.

Болты – условный кейс, но вот реальный пример. В 1980-е гг. дефицитная стиральная машина «Вятка-автомат» снабжалась чугунным утяжелителем, тогда как ее зарубежные аналоги использовали для этих целей более дешевый и технологичный бетон. Никаких сложностей для советских инженеров в замене чугуна бетоном, естественно, не было, впрочем, как и причин это делать.

Конечно, вновь создаваемые предприятия будут более эффективными, так что экономика в целом покажет рост производительности. Однако ни одно старое предприятие не сможет существенно улучшить свои экономические показатели. Разве что на бумаге. Реальное снижение затрат будет не выгодно ни руководству, ни рабочим.

Интересно, что в 1970-е гг., после присуждения единственной для СССР Нобелевской премии по экономике советскому математику Леониду Витальевичу Канторовичу «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов», советские руководители попытались внедрять оптимизационные методы на ряде предприятий, но быстро отказались от этого, поскольку оптимальные решения резко сокращали возможности выполнения плана, составленного в валовых показателях и привязанного к совокупному общественному продукту. А внедрять показатели, основанные на расчете прибыли, не меняя марксистскую систему плановой экономики, было невозможно.

Но это только первое затруднение, оставленное Марксом. Согласно тогдашним экономическим воззрениям Маркс считал, что совокупный общественный продукт создается только в сфере материального производства. А вот непроизводственная сфера, по мнению Маркса, совокупный общественный продукт не создает. А раз так, то и развивать ее незачем.

В полном соответствии с духом и буквой ортодоксального марксизма советские лидеры изо всех сил старались развивать сферу материального производства. Беда в том, что к непроизводственной сфере марксизм относил государственное управление, культуру, а также бытовое и медицинское обслуживание населения. Советский Союз, безусловно, развивал их в плановом порядке, но делал это исключительно по остаточному принципу. Ну а поскольку денег у государства вечно не хватало, развитие нематериальной сферы существенно отставало от потребностей населения.

При этом западная экономика выстраивала свои экономические приоритеты по другим канонам. Начнем с того, что основным экономическим показателем в мире являлся валовой национальный продукт (ВВП), свободный от недостатков, которыми обладал марксистский совокупный общественный продукт. Во-первых, ВВП не включал в себя промежуточное потребление, в котором были сосредоточены все затраты, а во-вторых, сфера услуг была в нем абсолютно равноправна с производственными отраслями.

Начиная с 1960-х гг. сфера услуг в мире росла опережающими темпами, подгоняя экономический рост. В современном постиндустриальном мире доля услуг составляет более 60% ВВП. Только вот советская экономика этой существенной добавки не получила. Наоборот, увидев ее отставание, руководство страны стало еще больше сокращать затраты на сферу услуг в пользу развития производства, вынуждая регионы идти на хитрости и даже откровенный подлог. В 1980-е гг. автору этих строк довелось увидеть в городах Коми АССР строительство крайне необходимых республике дворцов культуры, проходящих по официальным документам как «дома техники», поскольку на культуру в бюджете денег не было.

Советские инженеры и ученые изо всех сил пытались внедрять новые, более совершенные методы производства, но это наталкивалось на всю мощь социалистического планирования, а финансирование науки не обеспечивало ученых материальными стимулами. И если фундаментальную науку таким образом еще можно было развивать, то ученые-прикладники, чьи результаты должны были, по идее, приводить к росту экономической эффективности, не могли зарабатывать на внедрении новых технологий и получали крохи, которые скорее дестимулировали их, чем подвигали к новым открытиям.

Результат этого хорошо известен. Советская экономика не выдержала конкуренции с рыночными системами капиталистических стран. Виноват ли в этом Карл Маркс? Едва ли. Скорее виновато примитивное его толкование, превратившее устаревшую экономическую теорию в догмат реального экономического управления большой страной. Все остальное, включая невозможность планирования столь сложной системы, было уже следствиями. Увы, план невозможно примирить с прибылью и конкуренцией, а сама конкуренция означает экономическую свободу, несовместимую с социалистическими принципами. И очень хочется верить, что время социалистических экспериментов все-таки осталось для России в прошлом.

Автор – кандидат экономических наук

Почему экономисты должны уделять внимание человеческому достоинству

В течение многих лет правительство Бутана считало валовое национальное счастье своей путеводной звездой. Хотя национальные лидеры долгое время избегали традиционных экономических показателей, таких как валовой внутренний продукт, в пользу более субъективного понимания развития, в 2008 году конституция страны официально провозгласила, что обеспечение «хорошего качества жизни для народа Бутана» будет ее основной целью. . ВНЗ будет мерой прогресса страны, количественно определяемой сложным индексом, основанным на «областях психологического благополучия, культурного разнообразия и устойчивости, образования, здоровья, использования времени, надлежащего управления, жизнеспособности сообщества, экологического разнообразия и устойчивости, а также экономического уровня жизни». – совокупность факторов, которые в совокупности могут определять количество благополучия и счастья.

В 2011 году Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла резолюцию, в которой высоко оценила усилия Бутана. Он также признал, что «показатель валового внутреннего продукта по своей природе не предназначен и не адекватно отражает счастье и благополучие людей в стране» и что «более инклюзивный, справедливый и сбалансированный подход к экономическому росту, который способствует устойчивому развитию. развитие, искоренение нищеты, счастье и благополучие всех народов ».

Джин Сперлинг, который служил экономическим советником президентов Билла Клинтона и Барака Обамы и часто участвует в работе The Atlantic , пришел к такому же выводу.«Как человека, который в течение последних 25-30 лет занимал ложное место в национальном экономическом диалоге, меня все больше беспокоило то, что меня беспокоило», – сказал он в прошлую субботу на Фестивале идей Aspen, который проводится совместно с Aspen. Институт и The Atlantic . «Я заметил, что со временем появилась тенденция отвлекать внимание от мяча. Вы здесь, чтобы помогать жизни людей. Вы здесь, чтобы увеличить счастье и удовлетворение реальных людей ».

Прочтите: Должны ли правительства делать нас счастливыми?

Но, по его словам, экономисты и политики слишком часто ставят перед собой определенные цели – высокий ВВП и низкий уровень безработицы, – которые могут игнорировать то, что на самом деле чувствуют американцы.Чтобы переосмыслить экономику в жизненном опыте людей, Сперлинг предложил поставить другую цель: достоинство.

Достоинство не следует рассматривать как новую метрику, которую нужно выполнять путем отметки пунктов в списке или для количественной оценки с помощью процентов и знаков доллара, сказал он. Напротив, к нему следует относиться как к защитной сфере, схожей с конституционным запретом на жестокие и необычные наказания в системе уголовного правосудия: гарантированное базовое качество жизни.

Экономическое достоинство означает возможность «заботиться о своей семье и наслаждаться наиболее значимыми моментами семейной жизни без экономических лишений, уносящих эти самые значимые моменты», – сказал Сперлинг.Это означало бы уметь «реализовать свой потенциал и свою цель». И, наконец, это будет означать возможность «участвовать в экономике без доминирования и унижения».

По его словам, по критериям Сперлинга Америка терпит поражение на всех трех фронтах. Даже несмотря на то, что уровень безработицы в Соединенных Штатах колеблется около 50-летнего минимума, в стране нет требования о всеобщем оплачиваемом отпуске по семейным обстоятельствам, чтобы у новых родителей было время проводить с младенцами или поправляться после рождения.Ни один закон не предоставляет сотрудникам отпуск по случаю утраты, чтобы оплакивать близких и начать собирать свою жизнь вместе в их отсутствие. Федеральная минимальная заработная плата ниже черты бедности для семей из двух и более человек. Официально около 13 миллионов американцев – и, вероятно, неофициально – вынуждены работать на нескольких работах, чтобы сводить концы с концами. По словам Сперлинга, США также не могут предоставить адекватную поддержку людям, потерявшим работу, и адекватных ресурсов для поиска новых. Студенты берут на себя огромные долги, чтобы поступить в колледж.В 2017 году 12,3 процента американцев жили в бедности.

Вместе, как заметил Сперлинг, миллионы американцев живут без того, что он определяет как экономическое достоинство: неспособные обеспечить базовое качество жизни для себя и своих любимых людей, терпящие невыполнение или откровенно эксплуататорские условия труда из-за отчаяния. потребность в деньгах. А поскольку экономическая мобильность страны резко упала за последние несколько десятилетий, многие рабочие и их семьи могут оставаться в этом состоянии на протяжении нескольких поколений.

Прочтите: налоговое предложение, которое могло бы вывести миллионы людей из нищеты

Но американцы могут бороться за большее экономическое достоинство, сказал Сперлинг, утверждая, что многие уже: объединяясь в профсоюзы; стремление к повышению минимальной заработной платы; лоббирование политики в отношении отпусков, ухода за детьми и здравоохранения; и требуя принятия мер против сексуальных проступков на рабочем месте, они работают над тем, чтобы требовать большего от того, что он выдвигал в качестве основных предметов первой необходимости для всех трудящихся. Сперлинг утверждал, что правительство должно делать гораздо больше.«Правительство несет ответственность за то, чтобы у вас была определенная степень экономического достоинства», – сказал он, хотя и отметил, что политикам не следует начинать «с предвзятости в отношении того, как именно это должно быть сделано». По его словам, политика поощрения достоинства может принимать различные формы. Кандидаты в президенты от Демократической партии 2020 года обсуждают ряд универсальных планов в области здравоохранения. Расширение налоговой льготы на заработанный доход может помочь в достижении того, что, по его мнению, является важной «достойной экономической заработной платой», – отметил он. Как и федеральный прожиточный минимум, или, возможно, универсальный базовый доход.По его словам, пособия по уходу за детьми, длительные периоды гарантированного семейного отпуска и отпуска в связи с утратой, а также препятствия для домогательств могут быть достигнуты разными способами.

«Но это правильный взгляд на это, – сказал Сперлинг, – как на набор вариантов. «Не превращайте средства в цель», – подчеркнул он. «Счастье – это конечная цель. Так что попробуйте спросить, почему люди недовольны »- и приступайте к работе.

В центре внимания социальной экономики и человеческого достоинства в JSTOR

Абстрактный

В статье исследуется социальная экономика, основанная на нормативной ценности человеческого достоинства.В первой части статьи исследуется философский смысл концепции. При этом большое значение придается «диалектически необходимому аргументу» Алана Гевирта в пользу человеческого достоинства, основанному на концепции человеческой деятельности. Во второй части исследуются некоторые очевидные важные последствия: отказ как от позитивной методологии, так и от культурного релятивизма; сомнение в экономической рациональности и норме эффективности; большая часть коммерческой рекламы; и анализ затрат и выгод. Он также служит критикой критерия Калдора-Хикса, института системы заработной платы и безоговорочного применения анализа затрат и выгод.

Информация о журнале

На протяжении более шестидесяти пяти лет «Обзор социальной экономики» публикует высококачественные рецензируемые работы, посвященные множеству взаимосвязей между социальными ценностями и экономикой. Â В области социальной экономики обсуждается, как связаны экономика и социальная справедливость, и что это означает для экономической теории и политики. Публикуемые статьи варьируются от концептуальных работ по приведению экономических институтов и политики в соответствие с заданными этическими принципами до теоретических представлений об индивидуальном поведении, учитывающих как корыстные, так и «просоциальные» мотивы, и до оригинальных эмпирических работ по устойчивым социальным проблемам, таким как бедность. , неравенство и дискриминация. Продвигая дискурс на социально-экономические темы, объединяя и укрепляя научные знания вокруг них, журнал уделяет основное внимание этим ключевым областям исследований. The Review – это журнал, специализирующийся на научных исследованиях на стыке социальных ценностей и экономики, и являющийся ведущим изданием, поощряющий исследователей к качественной работе в этих областях. Последствия для социальных программ и политики можно обсуждать в обычных статьях или в материалах «Уголок докладчиков». Обзор предоставляет платформу для традиционных социально-экономических исследований, а также для исследований из других отраслей экономики и социальных наук, когда преследуется цель развития лучшего понимания роли социальных ценностей в экономической жизни. Â

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные оттиски Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

«Достоинство, а не разрушение»: «План экономического спасения для всех» для преодоления кризиса, вызванного коронавирусом, и восстановления более равноправного мира – World

Коронавирус может ввергнуть в нищету полмиллиарда человек, предупреждает Oxfam

Экономические последствия пандемии коронавируса могут подтолкнуть к бедности еще полмиллиарда человек, если не будут приняты срочные меры по спасению развивающихся стран, заявила сегодня Oxfam.Агентство призывает мировых лидеров согласовать «Пакет экономического спасения для всех», чтобы удержать бедные страны и бедные сообщества на плаву, в преддверии ключевых встреч Всемирного банка, Международного валютного фонда (МВФ) и министров финансов G20 на следующей неделе.

В новом отчете Oxfam «Достоинство, а не обездоленность» представлен свежий анализ, который предполагает, что от шести до восьми процентов мирового населения могут оказаться в бедности, поскольку правительства закрывают целые экономики, чтобы контролировать распространение вируса.Это может отбросить борьбу с бедностью на десятилетие, а в некоторых регионах, например, в Африке к югу от Сахары, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, на целых 30 лет. После пандемии более половины населения мира может жить в бедности.

Анализ, опубликованный сегодня Всемирным институтом исследований экономики развития Университета Организации Объединенных Наций, был проведен исследователями Королевского колледжа Лондона и Австралийского национального университета.

«Пакет экстренной помощи для всех» позволит бедным странам предоставлять денежные субсидии тем, кто потерял доход, и оказывать помощь уязвимым малым предприятиям.Он будет оплачиваться с помощью различных мер, в том числе:

  • Немедленная отмена выплат по долгу развивающихся стран на сумму 1 триллион долларов США в 2020 году. Отмена платежей по внешнему долгу Ганы в 2020 году позволит правительству предоставлять денежную субсидию в размере 20 долларов в месяц каждому из 16 миллионов детей-инвалидов в стране. и пожилым людям сроком на шесть месяцев.

  • Создание новых международных резервов на сумму не менее 1 триллиона долларов США, известных как специальные права заимствования, для значительного увеличения средств, доступных странам.Это дало бы эфиопскому правительству доступ к дополнительным 630 миллионам долларов, достаточным для увеличения их расходов на здравоохранение на 45 процентов.

Хосе Мария Вера, временный исполнительный директор Oxfam International, сказал:

«Разрушительные экономические последствия пандемии ощущаются по всему миру. Но для бедных людей в бедных странах, которые уже борются за выживание, почти нет систем социальной защиты, которые могли бы предотвратить их попадание в нищету. Министры финансов G20, МВФ и Всемирный банк должны незамедлительно предоставить развивающимся странам денежные вливания, чтобы помочь им выручить бедные и уязвимые сообщества.Они должны отменить все выплаты по долгам развивающихся стран на 2020 год и призвать других кредиторов сделать то же самое и выпустить не менее 1 триллиона долларов США специальных прав заимствования ».

Существующее неравенство определяет экономические последствия этого кризиса. Беднейшие работники в богатых и бедных странах с меньшей вероятностью будут иметь официальную работу, пользоваться защитой труда, такой как пособие по болезни, или иметь возможность работать из дома. Во всем мире только каждый пятый безработный имеет доступ к пособию по безработице.Два миллиарда человек работают в неформальном секторе и не имеют доступа к оплате по болезни – большинство в бедных странах, где 90 процентов рабочих мест являются неформальными, по сравнению с 18 процентами в богатых странах.

Женщины находятся на переднем крае борьбы с коронавирусом и, вероятно, больше всего пострадают в финансовом отношении. Женщины составляют 70 процентов медицинских работников во всем мире и обеспечивают 75 процентов неоплачиваемой помощи, ухаживая за детьми, больными и престарелыми. Женщины также с большей вероятностью будут заняты на низкооплачиваемой нестандартной работе, которая подвергается наибольшему риску.Более одного миллиона рабочих швейной фабрики Бангладеш, 80 процентов из которых составляют женщины, уже были уволены или отправлены домой без оплаты после того, как заказы западных брендов одежды были отменены или приостановлены.

Многие богатые страны ввели многомиллиардные пакеты экономических стимулов для поддержки бизнеса и рабочих, но большинству развивающихся стран не хватает финансовой мощи, чтобы последовать их примеру. По оценкам ООН, почти половина всех рабочих мест в Африке может быть потеряна. Мика Оливангу, таксист и отец троих детей из Найроби, Кения, который не ел с момента закрытия аэропорта, баров и ресторанов, сказал Oxfam, что «этот вирус уморит нас голодом, прежде чем он заставит нас заболеть.”

Для доставки 2,5 триллиона долларов, необходимых, по оценкам ООН, для поддержки развивающихся стран в период пандемии, также потребуется дополнительная внешняя помощь в размере 500 миллиардов долларов. Это включает 160 миллиардов долларов, которые, по оценке Oxfam, необходимы для укрепления систем общественного здравоохранения в бедных странах, и 2 миллиарда долларов для гуманитарного фонда ООН. Чрезвычайные налоги солидарности, такие как налог на чрезвычайную прибыль или на очень богатых людей, могут мобилизовать дополнительные ресурсы.

«Правительства должны усвоить уроки финансового кризиса 2008 года, когда помощь банкам и корпорациям была оплачена обычными людьми, поскольку рабочие места были потеряны, заработная плата не изменилась, а основные услуги, такие как здравоохранение, были сокращены до костей.Пакеты экономических стимулов должны поддерживать рядовых рабочих и малый бизнес, а помощь крупным корпорациям должна зависеть от действий по построению более справедливой и устойчивой экономики », – добавила Вера.

Для заметок в редакцию

Весенние встречи Всемирного банка и МВФ 2020 года практически пройдут с 17 по 19 апреля. Министры финансов и управляющие центральных банков G20 фактически встретятся 15 апреля.

Скачать «Достоинство, а не уничтожение»: пакет экономического спасения для всех.

По данным Всемирного банка, в 2018 году 3,4 миллиарда человек жили менее чем на 5,5 долларов в день. Исследователи использовали математические модели, чтобы предсказать, сколько еще людей окажется за чертой бедности Всемирного банка, составляющей 1,90, 3,30 и 5,50 доллара в день, исходя из 5, 10 и 20 процентов падения ВВП. Падение ВВП на 20 процентов будет означать, что примерно на 434,4 миллиона человек будет жить меньше, чем на 1,90 доллара в день, на 611,8 миллиона больше людей, живущих менее чем на 3,30 доллара в день, и на 547,6 миллиона человек, живущих менее чем на 5 долларов.50 в день. Это означает рост от 6 до 8 процентов по сравнению с текущими уровнями.

Новостные агентства сообщают, что более 1 миллиона рабочих-швейников в Бангладеш потеряли работу в результате отмены или приостановки заказов. Процент женщин, работающих в швейной промышленности Бангладеш, представлен Всемирным банком.

Данные по Гане от Дилоа Джейкоба Бейли Атиаса из организации «Пути развития», основанные на данных о населении UNDESA.

Данные по Эфиопии от Development Finance International.

Oxfam расширяет свои программы денежных переводов и продовольственной помощи уязвимым общинам по всему миру – от бедных городских поселений в Бангладеш до сельских общин коренных народов в Гватемале. Oxfam является лидером в программировании денежных переводов более 20 лет; в Йемене мы предоставляем деньги семьям, перемещенным в результате конфликта, на еду; в Колумбии мы предоставляем денежные средства венесуэльским мигрантам в пути; а в Демократической Республике Конго, которая столкнулась со второй по величине эпидемией Эболы в истории в мире, мы распределяем наличные деньги и ваучеры, чтобы позволить наиболее уязвимым домохозяйствам покупать продукты питания и предметы первой необходимости.

Контактная информация

Анна Рэтклифф в Великобритании | [email protected] | +44 779 699 3288 | @ratcliff_anna
Энни Терио в Канаде | [email protected] | +51 936 307 990 | @annietheri

В поисках безвкусной мебели и достоинства на пути к экономической свободе

Эссе Кеннета Херша

Экономика – это больше, чем передача богатства и товаров.Человеческий дух стремится к творчеству и свободе, а экономика процветает, когда мужчины и женщины стремятся осуществить свои мечты и стремятся к своим целям.

Жители Восточного Берлина совершают чудо-шоппинг в главном торговом районе Западного Берлина. (Приит Весилинд / National Geographic / Getty Images)

Мягкая мебель еще никогда не была такой приятной.

В 1986 году, всего за месяц до моего 23-го дня рождения, я переехал в Чикаго из Нью-Йорка. Это был мой первый переезд, организованный без помощи родителей или соседа по комнате. Сегодня я бы воспринял такой шаг как головную боль; но тогда меня это волновало. У меня было пособие на переезд от моей компании, пару недель назад я совершил поездку на «поиски дома», чтобы найти квартиру, а теперь у меня был билет в один конец. Это был первый раз, когда я бронировал билеты в одну сторону. До свидания, Нью-Йорк .

По приезду в мой новый город пришлось начинать с нуля.Из той дрянной мебели из общежития, которую я переехал в Нью-Йорк, не стоило переезжать снова.

Я запланировал день первый, воскресенье, как день покупки мебели. Выросший в Далласе, я привык видеть воскресную газету, набитую купонами и рекламными разделами, поэтому решил, что местная газета – хорошее место для начала. Я купил дневную газету и был взволнован, обнаружив такой же переполненный раздел рекламы и купонов. Джекпот ! Несколько мебельных магазинов рекламировали доставку в тот же день, и, внимательно прочитав их объявления, я выбрал один. Одна остановка покупки, я вспомнил.

Бродя по тому магазину, я был как ребенок за прилавком с мороженым. Все подходящие комплекты для спальни и гостиной в огромном магазине заворожили меня. Все они выглядели так хорошо. Проведя сравнение, я был готов сделать выбор.

Продавец очень хотел помочь мне совершить покупку. Я передал ему объявление из утренней газеты, в котором говорилось, что покупки можно совершать 12 легкими платежами, как и наличными. Без процентной ставки мне это показалось хорошим.Я работал в сфере финансов, поэтому был счастлив использовать свое понимание текущей стоимости, чтобы принять его предложение. Для меня это звучало как скидка. Цена покупки, разделенная на 12, была лучше, чем полная оплата сегодня. Еще один джекпот!

Чтобы оформить покупку в рассрочку, он передал меня своему «финансовому агенту» для оформления документов. Он вытащил набор предварительно напечатанных бланков формата Legal, белые сверху с желтыми и розовыми копировальными слоями под ними, и начал задавать мне вопросы.

Это была заявка на получение кредита. Я спросил его, зачем мне все это заполнять, если я не занимал деньги на покупку мебели. Он сказал мне, что продажа в рассрочку равносильна ссуде, даже если не было эффективной процентной ставки. Для меня это имело смысл, поэтому мы продолжили.

Когда оформление документов было завершено, он исчез, чтобы обработать мою первую заявку на кредит. Он вернулся примерно через 15 минут с пачкой розовых страниц из заполненных мною форм, книжкой оплаты купонов и моей квитанцией.

Он обработал мою заявку на кредит в кредитном бюро и своей финансовой компании, и я прошел. Я чувствовал себя так, будто только что сдал свой первый водительский экзамен. Уверенный и удовлетворенный, я запланировал доставку на более поздний срок в тот же день (доставка в тот же день превосходила все остальные аспекты мебели, которую я выбрал). Мой день закончился тем, что я сделал еще несколько покупок и встретил грузовик в моей квартире.

В ту ночь я ужинал в своей собственной столовой и спал в своей собственной постели, убрав одежду в свой комод.Играть в хаус никогда не было так хорошо. У меня не было помощника по аренде моей квартиры, и мой кредитный рейтинг был достаточно хорошим, чтобы сдать квартиру. Это было моей мебели. Я сделал для этого покупки. Я выбрал это. Я «заработал» ту мебель.

Просто напишите эти слова, чтобы вспомнить крайнее чувство гордости и выполненного долга, которое я испытал в тот день. Это было чувство экономической независимости, чувство собственного достоинства, исходившее от способности делать личный выбор. По сути, это была экономическая свобода.

Никто не сказал мне, что мне нужно покупать мебель; никто не сказал мне, какую мебель покупать. Когда я ходил по магазинам, у меня были магазины, которые боролись за право что-то мне продать. Их инвентарь ожидал моего осмотра.

Это было моей мебели. Я сделал для этого покупки. Я выбрал это. Я «заработал» ту мебель. Просто написание этих слов напоминает о крайнем чувстве гордости и достижении, которое я испытал в тот день. Это было чувство экономической независимости, чувство собственного достоинства, исходившее от способности делать личный выбор.

Напоминание Берлина о двух противоположных экономических концепциях

Контрольно-пропускной пункт Чарли, переход Восточная / Западная Германия, с 1963 года по сегодняшний день.

Перенесемся в прошлое лето, когда я поехал в Берлин, чтобы забрать свою дочь, которая там заканчивала летнюю университетскую программу.Мне вспомнилось чувство, которое я испытывал при создании нового дома, когда мне было 22 года.

Берлин сегодня является живым напоминанием о резких контрастах между двумя экономическими концепциями: одним – расширением прав и возможностей человека, а другим – централизованно контролируемым распределением ресурсов. Меня тянуло думать о похожих взрослых, один из которых вырос в Западном Берлине, а другой в Восточном Берлине до падения стены, и о том, как их ранний взрослый опыт отличался бы.

Сегодня, гуляя по улицам, легко увидеть различия.Примерно 26 лет спустя восточная сторона все еще находится в процессе выхода из вызванной Советским Союзом глубокой заморозки, начавшейся более 50 лет назад. Признаки 27-летней “форы” современности очевидны по всей западной части Берлина.

По своей сути рыночная экономика – это просто методология распределения ресурсов – невидимая рука Адама Смита. На демократическом Западе человеческий и финансовый капитал перетекал в секторы, приносящие наибольшую прибыль в соответствии с законами спроса и предложения. Размер выделенного таким образом капитала определялся теми, кто принимал заказы на выпуск продукции.

Немцы штурмуют Берлинскую стену перед ее разрушением, 1989 год.

В плановой экономике Востока власти направляли капитал в те отрасли, которые они предпочитали, и в количествах, которые определялись теми, кто отдавал приказы для создания продукции.На Западе люди зарабатывали; на Востоке людям платили.

Когда 55 лет назад поднялась Берлинская стена, город превратился в идеальную лабораторию экономики человечества. Подобные люди, которые будут принимать рациональные решения, основываясь на этих двух конкурирующих политических и экономических ограждениях. Результаты и контрасты разительны и очевидны.

Запад пережил экономический рост, развитие, инновации и резкое повышение уровня жизни, а Восток – нет. В конце концов, Запад субсидировал Восток в размере около 2 триллионов долларов в честь воссоединения Германии.

Когда 55 лет назад поднялась Берлинская стена, город превратился в идеальную лабораторию экономики человека. Запад пережил экономический рост, развитие, инновации и резкое повышение уровня жизни, а Восток – нет.
Брошенный автомобиль Трабант на улице в восточном Берлине, июнь 1990 года.(В изображениях Ltd./Corbis через Getty Images)

Когда рухнула Стена, мы все помним образы противоположных идеологий: современная архитектура против разрушающейся инфраструктуры; процветающие магазины розничной торговли по сравнению с магазинами с пустыми полками; современные удобства по сравнению с устаревшими хитростями, которые все еще используются, требуя запасных частей.

Мне было 26 лет, когда пала Берлинская стена.Я был помолвлен, и у меня было всего пять лет моей карьеры. Я слишком увяз в «деревьях» своей карьеры, чтобы оценить красоту экономического леса, в котором я находился. В то время открытие Берлина было победой западной версии экономической и политической свободы.

Сегодня я понимаю, что это значило гораздо больше. Это было торжество человеческого духа, когда горит свет человеческой изобретательности.

Личное стремление к инновациям и продвижению после того, как разорвутся хорды государственной зависимости, сильно.Но что еще более важно, это была победа человеческой свободы в ее самом чистом смысле. Люди были освобождены, чтобы реализовать свой потенциал. Прогулка по улицам Варшавы, Кракова и Праги представляет аналогичные контрасты между вялым, застойным существованием под коммунистическим контролем и экономическим, культурным и духовным ренессансом, который произошел с тех пор.

В то время открытие Берлина было победой западной версии экономической и политической свободы. Сегодня я понимаю, что это значило гораздо больше.Это было торжество человеческого духа, когда горит свет человеческой изобретательности.

На личном уровне за свою карьеру я узнал, что, хотя и «оплаченные», и «заработанные» доллары имеют 100 центов, плоды этих заработанных долларов намного слаще. В их состав входит подсластитель под названием Гордость.

Когда существует экономическая свобода, процветают человеческое достоинство и чувство гордости. Когда люди лишаются экономических свобод и ограничиваются возможности выбора на рынке, происходит искажение как экономического, так и личного роста.Потоки человеческого и финансового капитала высоки, и это приводит к неестественным результатам. Люди не чувствуют ответственности за свою продукцию и вместо этого являются просто оплачиваемыми работниками, неспособными по-настоящему ощутить гордые плоды своего труда. Как экономический, так и духовный рост замедляются.

Участие в рыночной экономике – один из самых приятных аспектов свободы. Заработок, помощь предприятию в процветании и влияние на сотрудников и семьи – самые трогательные аспекты моей карьеры.

Когда существует экономическая свобода, процветают человеческое достоинство и чувство гордости. Когда люди лишаются экономических свобод и ограничиваются возможности выбора на рынке, происходит искажение как экономического, так и личного роста. Потоки человеческого и финансового капитала высоки, и это приводит к неестественным результатам.
Мужчина с киркой участвует в разрушении Берлинской стены, 10 ноября 1989 года.(Жак Ланжевен / Sygma / Sygma через Getty Images)

Не раздавать раздаточный материал, а, скорее, создать стимулирующую и полноценную рабочую среду, в которой люди могут реализовать свой потенциал с достоинством, было одним из моих самых больших ощущений от достижений. Меня глубоко удовлетворяет знание того, что каждый из них будет иметь возможность испытывать удовлетворение от заработка.

Когда человек обретает экономическую свободу, он может мечтать. Мечты продвигают людей, а люди с достоинством продвигают мир вперед.

По сути, эти конкурирующие экономические идеологии определяют политический выбор, стоящий перед США сегодня. Правительство, которое переусердствует, рискует задушить инновации, исказить распределение ресурсов и создать экономическую зависимость. Но тот, который стремится установить надлежащие границы, одновременно укрепляя самодостаточность и создавая экономические возможности, побуждает людей с достоинством реализовать свой человеческий потенциал.Хотя правительство, обещающее избирателям деньги и льготы, звучит неплохо, его послужной список по выполнению этого без вредных непредвиденных последствий не очень хорош.

Берлин является живым доказательством того, что рыночная экономика увеличивает экономическую свободу, а вместе с ней – и ускоренный рост, и достоинство. Провал восточной стороны – яркое напоминание о том, что происходит, когда политики направляют распределение ресурсов.

А теперь скажите этим политикам, что вы хотите купить себе мебель на свои деньги.Будет ощущаться , так что хорошо.

Правительство, которое переусердствует, рискует подавить инновации, исказить распределение ресурсов и создать экономическую зависимость. Но тот, который стремится установить надлежащие границы, одновременно укрепляя самодостаточность и создавая экономические возможности, побуждает людей с достоинством реализовать свой человеческий потенциал.

Джин Сперлинг говорит об «экономическом достоинстве»

Лори Уолш: Все взоры прикованы к экономике США и общенациональному числу погибших по мере того, как штаты проходят различные этапы возвращения к торговле.Пандемия обнажила проблемы с экономикой, о существовании которых многие даже не подозревали. Другие предупреждали об этих проблемах на протяжении десятилетий. Наблюдая за ростом безработицы, мы также задаемся вопросом, что означают эти цифры для жителей Южной Дакоты, от фермеров до заводских рабочих и семей. Именно этот акцент на том, как показатели национальной экономики влияют на жизнь обычных американцев, выделяет новую книгу Джина Сперлинга. Экономическое достоинство было выпущено во время масштабных потрясений, и оно спрашивает нас не о том, как мы можем вернуться к нормальному состоянию, а, скорее, о том, как мы можем представить себе экономику, которая работает для людей таким образом, который не всегда казался приоритетом. или даже измеримы.

Джин Сперлинг был директором Национального экономического совета при президенте Обаме и при президенте Клинтоне. Он автор книг «Прогрессивный … извините», «Прогрессивный рост» и «Что работает в образовании девочек: свидетельства лучших инвестиций в мире». Он основатель Центра всеобщего образования при Брукингском институте, четыре сезона был старшим советником по экономическим вопросам в ходе нескольких президентских кампаний, а также консультантом телеканала NBC «Западное крыло». Джин Сперлинг, добро пожаловать в «Момент».Спасибо, что были здесь.

Джин Сперлинг: Что ж, спасибо, что пригласили меня.

Лори Уолш: У нас было несколько авторов в сериале, и это было трудное время для выпуска книги, и кажется, что это может быть исключением, поскольку она выходит в то время, когда многие люди обращать внимание на доступную экономическую книгу, как никогда раньше. Какой у вас был опыт как у автора этого релиза, и в чем вы жаждали информации и новых взглядов на экономику?

Джин Сперлинг: Что ж, послушайте, я не собираюсь делать вид, будто любой автор мечтает выпустить свою книгу, когда большинство книжных магазинов в стране закрыто.Тем не менее, это более своевременно, чем я мог себе представить. Я имею в виду, что после того, как я так активно участвовал в экономической политике и 12 лет проработал в Западном крыле, моя цель заключалась в том, чтобы сказать, что я чувствую, что нам нужно изменить нашу экономическую дискуссию, что, если вы смотрите новости, большинство обсуждающих людей отключаются, потому что они думают, что конечной целью экономики является ВВП или рыночная стоимость акций. И я хотел напомнить людям, что нет, высшее экономическое стремление к демократии заключается в том, как она помогает нашим людям. Это не туманное стремление.Это единственная логическая цель. И я хотел попытаться определить это доступным для граждан, политиков, а не только экономистов. Так что Полярная звезда, которую я выдвинул, была экономическим достоинством.

И я не хотел просто использовать это слово. Я хочу, чтобы он это определил. Что это обозначает? Чего добиться этой Полярной звездой? На мой взгляд, это означало три вещи. Это означало, что у вас есть способность не только заботиться о своей семье, но и быть рядом с ней в самые важные, радостные и даже грустные моменты жизни.Вот что на самом деле означает забота о семье. Во-вторых, этого недостаточно, что у вас должна быть способность реализовывать потенциал, цель и смысл, и у вас также должен быть второй шанс сделать это. И в-третьих, ничто из этого на самом деле не соответствует достоинству, если у вас нет защиты, гарантирующей, что вы можете работать и вносить свой вклад с уважением, а не с доминированием и унижением. Так что я хотел это отражение, но да, в этот момент оно выходит вперед и в центр. Вы знаете, знаменитой фразе Мартина Лютера Кинга о труде как о достоинстве предшествовала фраза: «Когда-нибудь наша нация поймет, что санитарный работник столь же важен, как и врач.”

Что ж, этот день настал сегодня. Мы вынуждены признать, что работник фермы, медицинский работник на дому, медсестра, работник доставки – это важные рабочие места в нашей жизни. Они имеют ценность прямо сейчас. Мы даже видим они справедливо рискуют своими жизнями ради всех нас. Итак, да, этот момент заставляет нас иметь дело с диссонансом: как мы можем говорить, что полагаемся на помощь медсестер, но мы не дадим им СИЗ? Половина из них не могла взять ни дня оплачиваемого отпуска по болезни, чтобы позаботиться о своей семье.Некоторые зарабатывают всего 12 долларов в час. Итак, мы добиваемся некоторого прогресса в некоторых действиях по восстановлению. Мало, но есть две задачи. Будем ли мы действительно уважать это достоинство работы сейчас для основных работников в этом кризисе и, в большей степени, в долгосрочной перспективе, изменит ли это наше представление о том, каким должен быть наш договор в нашей стране. Чтобы каждый, кто вносит свой вклад, трудится, ставит на карту свое сердце и душу, должен иметь возможность достойно воспитывать свою семью, достойно трудиться и достойно выходить на пенсию.

Лори Уолш: Я хочу задать вам вопрос и связать его с тем, что происходит в Южной Дакоте, и одной из проблем этого штата для нашего губернатора Кристи Ноэм было получение стимулирующих денег от закона CARES, который исходящая от федерального правительства не обладает той гибкостью, которую она хотела бы иметь, чтобы справиться с потерей доходов штата, и некоторые слова, которые она использовала во время пресс-конференций по этому поводу, были такими: «Я не хочу новых программ.Я не хочу выращивать правительство. Мы ответственно относимся к нашему бюджету ». И вопрос, который я хочу вам задать, это идея … Она сказала, что это не консервативные принципы, и это идея консервативного против либерального или прогрессивного, или что у вас есть. Можем ли мы поговорить, Джин, об экономике, которая выходит за рамки идеологии, о том, является ли это большим или меньшим правительством?

Джин Сперлинг: Что ж, при написании этой книги я хотел сделать следующее: говорят, что так много людей пишут книги и имеют такие взгляды, как: «Я за такой объем свободного рынка.Я за этот уровень правительства ». Я не думаю, что большинство людей обязательно думают именно так. Они думают, я думаю, как будто я пытаюсь говорить. Они думают о том, какая степень уважения и достоинства, заработной платы и безопасности должны У меня есть, заслуживает ли каждый человек? И я думаю, если вы начнете с этих конечных целей, вы объедините людей. Я имею в виду, когда я говорю о прожиточном минимуме, это то, о чем говорил Адам Смит. Об этом красноречиво говорил президент-республиканец Тедди Рузвельт. Это основные американские ценности.И я действительно думаю, что если у нас будет больше этого обсуждения, у нас будет больше … Мы будем относиться друг к другу с экономическим достоинством.

Я тоже думаю, что у нас будет больше практических ответов. Как сейчас, если вы губернатор. Я имею в виду, что ни один губернатор не мог подготовиться к пандемии раз в 102 года. Это невозможно. Это не их вина. Конечно, мы остановили экономику. Конечно, нет доходов от продаж. Конечно, доходов нет. Поэтому не должно быть идеологическим то, что мы не хотим заставлять людей увольнять учителей, государственных военнослужащих, служб быстрого реагирования и медицинских работников.Поэтому, когда люди говорят: «Ну, это большое правительство, маленькое правительство», это просто здравый смысл. Мы переживаем пандемию, и у нас есть экономические возможности, которые помогут нам сохранить здоровье, пока мы не пройдем через нее. И не использовать это, потому что у нас идёт идеологическая дискуссия, на самом деле … Это просто позор, и я просто надеюсь, что наша страна всё больше и больше сможет с этим справиться. И я думаю, что губернаторы-республиканцы и демократы снова собираются вместе и говорят: «Эй, у всех нас иссякли наши доходы. Это не чья-то вина.Пожалуйста, не заставляйте нас увольнять целое поколение учителей, потому что в Вашингтоне идет идеологическая битва ».

Лори Уолш: Это возвращается к цели. Цель не в том, чтобы увеличивать или уменьшать правительство. государственные службы, такие как учителя и Министерство труда, которое сейчас делает замечательную работу. Иногда речь идет просто о том, как мы говорим … Вопросы, которые мы задаем как журналисты, а также то, чем руководят политические лидеры. Я хочу спросить вас о … Потому что большая часть этой книги посвящена тому, как обстоят дела в жизни реальных людей, и как это может быть трудно понять, когда вы просто смотрите на цифры, когда вы смотрите на рост или когда вы смотрите на ВВП. Мы смотрим на эти 700 миллиардов долларов, почти выплаченные федеральным правительством по плану защиты заработной платы. Но также и по всей стране мы смотрим на другое число, которое говорит о 14% … более 14% американцев не имеют работы. Некоторые люди говорят, что если вникнуть в это, это ближе к 23%, что соответствует уровню Великой депрессии.Как это согласуется в реальной жизни людей с тем, что у нас так много денег, которые федеральное правительство тратит на то, чтобы удерживать людей на заработной плате, и при этом у нас так много безработных? Что там происходит?

Джин Сперлинг : Ну, прежде всего, позвольте мне ответить на ваш большой вопрос, потому что он связан. Одна из особенностей метрик заключается в том, что если я скажу вам, что такое ВВП, или даже если я скажу вам, какова ваша средняя заработная плата, какова ваша средняя заработная плата за 20 или 30 лет, на самом деле это не обязательно говорит об уровне экономическое достоинство, которое вы имели в своей жизни.Потому что, если у вас был, а это часто случается, один период массовых потрясений, будь то во время финансового кризиса или сейчас, это будет слишком разрушительно. Почему люди, которые много работают, переживают один период, теряют свой дом, теряют безопасность здоровья, теряют способность заботиться о своей семье? Таким образом, более крупная цель для нас должна заключаться в том, чтобы, если мы думаем об экономическом достоинстве и благополучии людей, мы понимали, что речь идет не только о вашей годовой или прожиточной зарплате. Речь идет о том, позаботимся ли мы о том, чтобы у вас не было разорения, когда вы часто теряете работу не по вашей вине.

И, конечно же, это пандемия, когда люди теряют работу не по своей вине. Итак, цель должна была состоять в том, чтобы сказать малому бизнесу, что целью ГЧП, программы, о которой вы говорите, было сказать: «Эй, если вы малый бизнес, вы много работали. потратил всю свою жизнь. Вы жизнеспособны. Вы не сделали ничего плохого. Мы дадим вам деньги, если вы пострадали, чтобы держать свет и держать ваших рабочих в платежной ведомости, чтобы мы не имеют этот огромный высокий уровень безработицы.«И это было просто ужасно администрировано. Крупные банки смогли выбрать своих любимых клиентов, а не людей, которые действительно нуждались в этом, кому это было нужно для сохранения рабочих мест. И у нас будет более высокий уровень безработицы, и мы собираемся проиграть рабочие места навсегда и малый бизнес навсегда. Это было совершенно ненужно.

Итак, вы правы. У нас будет безработица более 20%. И наша цель должна состоять в том, чтобы предотвратить как можно большую часть этой безработицы, пока мы не получим лечение и тестирование и, в конечном итоге, лекарство.Но тем временем, когда люди действительно теряют работу, давайте позаботимся о том, чтобы они могли держать свет включенным, они все еще могли обеспечивать свои семьи, они не теряли свои дома. Таким образом, мы добились прогресса в одном месте: мы предоставляем помощь по безработице гигантам, нетрадиционным рабочим. Это небольшой прогресс в нашей стране. Когда люди теряют работу во время пандемии не по их вине, вы просто собираетесь сохранить их целыми, пока у них не появится возможность вернуться к работе, что является скорее проблемой наших мер в области здравоохранения, чем их индивидуальные усилия.

Лори Уолш: Что история говорит нам, что произойдет дальше? И мне особенно интересно, и вы как бы обращаетесь к этому в конце своей книги, но видим ли мы всплеск и призыв к людям, требующим лучшей экономической системы, или мы видим дальнейшее разделение и экономическое отчаяние? Что мы знаем, оглядываясь назад и глядя по всему миру на то, что происходит с нами сейчас и что может произойти в грядущие дни?

Джин Сперлинг: Что ж, я надеюсь, что настал момент осознания, что настал момент осознания основного достоинства и ценности всей работы, и что это действительно ведет к переосмыслению нашего экономического договора…. Я действительно вижу, как все больше людей говорят себе: «Ух ты, мне никогда не приходило в голову, что кто-то в больнице, ухаживающий за мной, может быть не в состоянии взять выходной, чтобы позаботиться о своей семье». Итак, вопрос в том, воспользуемся ли мы этим моментом и воспользуемся случаем, чтобы построить более прочный общественный договор? И опять же, я не думаю, что это радикальный тип взглядов или … я думаю, что представление о том, что если вы усердно работаете и делаете свою часть, что у вас есть определенный уровень достоинства в том, как вы воспитываете свою семью, является глубоким и широко распространенное американское значение.

И я думаю, что люди также начинают осознавать, что, как бы они ни были тронуты, люди говорят, аплодируя работникам здравоохранения, когда они идут на работу, что Мартин Лютер Кинг сказал: «Что хорошего в том, чтобы выиграть право сидеть на месте? интегрированный обеденный стол, если вы не можете позволить себе купить еду своей семье? ” Думаю, возникнет чувство «спасибо за аплодисменты, но я не могу содержать свою семью». Я считаю, что это не означает создания чего-то нового. Это просто заставляет нас понять, где есть разрыв между базовыми американскими ценностями и реальностью, в которой живут десятки миллионов людей.

Лори Уолш: Я хочу закончить идеей свободы от доминирования и унижения, потому что не все дело в том, какие программы мы финансируем. Они о том, насколько серьезно мы относимся к таким вещам, как квоты на рабочие места, упаковка мяса или сексуальные домогательства в отношении домашних работников, и в оставшуюся минуту, Джин, мне интересно, не могли бы вы просто сказать нам, почему, когда мы думаем об экономике, важно думать о таких вещах, как обращение с людьми, когда они каждый день выходят на работу?

Джин Сперлинг : Возможно, это не отражается в экономических показателях, но если вы – страна и ищете свои экономические ценности, на самом деле, люди говорили, что наступил рубеж веков… Где Тедди Рузвельт сказал, что если наша страна основана на определенной степени защиты достоинства, которую правительство не может отнять у вас, имеет ли это меньшее значение, если в течение 10, 12 часов в день, большей части вашего рабочего времени, ваш работодатель может лишить вас этого достоинства, тех прав, которые правительство никогда не могло отнять у вас? Это привело к тому, что мы защитили базовую заработную плату и отказались от детского труда. Но это не только вопрос рубежа веков. Мы видим это прямо сейчас.

Посмотрите на птицеводов, которым приказано вернуться к работе.Как вы упомянули, они уже должны были делать 175 птиц в минуту, что в семь раз превышает степень синдрома запястного канала. Некоторым пришлось использовать подгузники, потому что они не могли позволить себе перерыв в ванной. Мы видели, как много людей страдают от сексуальных домогательств на работе. Отчасти причина написания этой книги заключается в том, что это реальная экономическая боль в жизни людей. Должен ли он соответствовать метрике ВВП, чтобы мы могли поставить его на передний план? Это то, о чем люди говорят дома со своим супругом.Это вещи, которые имеют большое значение для людей, и то, что это не вписывается в экономические показатели, не означает, что это не важно. И вы видите это сейчас –

С тем, как люди чувствуют себя, когда их тянут обратно к работе. Они готовы жертвовать, они готовы отдавать за свою страну, но они хотят, чтобы к ним относились с уважением и безопасностью.

После пандемии, давайте потребуем план, который дает людям экономическое достоинство.

Сестры Амтой и Анмол Каур и их друг Кирти Вьяс имеют дело.Студенты бакалавриата Райерсонского университета и Глендон-колледжа, живущие в Рексдейле, трио дают голос соседям и членам семьи в отрасли, лишенной достоинства.

Как они пишут в готовящейся к выходу статье для First Policy Response, «бессистемная политика возобновления работы правительства привела к тому, что многие парикмахеры вышли из бизнеса, что впоследствии вынудило их брать большие долги, чтобы выжить».

Пандемия – и связанная с ней некорректная государственная политика – вынудили слишком много людей и семей принимать неприемлемые экономические решения.

Некоторые не могут зарабатывать деньги на своем бизнесе. Некоторым приходится работать, но они заболели на работе. У некоторых есть работа, за которую не платят достаточно, чтобы сводить концы с концами, и они ежедневно подвергаются риску преследований со стороны начальства или клиентов. А многие другие были вынуждены выбирать между работой и заботой о детях и других близких.

Каждая из этих ситуаций лишает людей частицу их свободы воли и достоинства: способность свободно выбирать и быть признанными достойными равного уважения.

Учитывая наше коллективное богатство, новые возможности и понимание, которые мы получили в результате пандемии, эти обстоятельства и унижения, с которыми мы больше не можем мириться. Достоинство и возникающая концепция экономического достоинства должны быть во главу угла нашего выздоровления.

Простая идея основана на том, что профсоюзное движение и люди, работающие на марже, говорили на протяжении десятилетий. Политика, направленная только на создание богатства – вне зависимости от того, как она влияет на людей в их повседневной жизни – может сбить нас с пути.

Джин Сперлинг, руководитель экономической политики при Клинтоне и Обаме, говорит, что экономическое достоинство должно быть «конечной целью экономической политики». Он говорит о следующих трех столпах: «Способность заботиться о семье без экономических лишений или отчаяния»; «Способность реализовывать потенциал, а также чувство цели и смысла»; и «способность вносить свой вклад и участвовать в экономике с уважением, без доминирования и унижения».

Экономическое достоинство – это минимальная заработная плата, не равная заработной плате за бедность и включающая медицинские и лекарственные пособия.Это означает, что люди имеют доступ к недорогим услугам по уходу за детьми и пожилыми людьми. Это означает, что вы имеете право голоса по поводу вашего рабочего графика и безопасный опыт работы с возможностью вести переговоры с вашим работодателем на справедливых условиях. Это означает, что поездки на работу не наносят вреда, а жилье доступно.

Другими словами, подход, ориентированный на достоинство, ведет к здравому смыслу политических идей – даже если мы далеки от реализации этих идеалов как общество. В этом пробеле предстоит проделать большую работу.

Билль 148, прогрессивное трудовое законодательство, принятое правительством Винна, был, пожалуй, лучшей и самой дальновидной попыткой заложить основы экономического достоинства в Онтарио.Он был отменен правительством Форда. Его восстановление, а также разработка других мер политики, обеспечивающих экономическое достоинство, – это важная часть работы в предстоящие годы.

Сосредоточиться на экономическом достоинстве не значит игнорировать рост. Это означает экономику и набор политик, которые позволяют людям создавать богатство и капитал.

И хотя отчасти это связано с перераспределением богатства, это также требует новой теории создания богатства. Это означает меры, которые дадут возможность большему количеству рабочих, таких как три парикмахера на северо-западе Торонто, по-настоящему встряхнуть.Это приводит к предложениям помочь большему количеству людей, которые хотят начать малый бизнес, найти капитал. Это означает кнута и пряника для поощрения инвестиций в местные магазины и средства массовой информации на Мэйн-стрит, чтобы люди имели более сильную экономическую связь со своим сообществом.

Это означает политику и структуру собственности, которая помогает местным расходам оставаться в сообществе, а не направлять их в Amazon, Facebook или магазин, в конечном итоге принадлежащий американскому фонду прямых инвестиций. А это означает переориентацию нашей экономики в более общем плане, чтобы мы не соглашались с тем, что она работает на рискованных или бесперспективных работах с заработной платой ниже бедности.

После пандемии давайте потребуем план, который защитит людей, перебалансирует экономику, чтобы в ней меньше доминировали крупные многонациональные интересы, и дает людям инструменты, позволяющие им стать экономическими игроками, которые могут конкурировать. Другими словами, план экономического достоинства.

Карим Бардизи – исполнительный директор Лаборатории лидерства Райерсона в Университете Райерсона и бывший директор по политике премьер-министров Онтарио Кэтлин Винн и Далтона МакГинти. Следуйте за ним в Твиттере: @kbardeesy

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К РАЗГОВОРУ

Кто угодно может читать Беседы, но чтобы внести свой вклад, вы должны быть зарегистрированным владельцем учетной записи Torstar.Если у вас еще нет учетной записи Torstar, вы можете создать ее сейчас (это бесплатно)

Войти

Зарегистрироваться

Разговоры являются мнением наших читателей и регулируются Кодексом поведения. Звезда не поддерживает эти мнения. ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

: Распоряжение о развитии конкуренции в американской экономике

Экономика процветает под руководством президента Байдена. С момента вступления президента в должность в экономике было создано более трех миллионов рабочих мест – это наибольшее количество рабочих мест, созданных за первые пять месяцев любого президентского срока в современной истории.Сегодня президент развивает этот экономический импульс, подписывая Указ о развитии конкуренции в американской экономике, который снизит цены для семей, повысит заработную плату рабочих и будет способствовать инновациям и даже более быстрому экономическому росту.

На протяжении десятилетий корпоративная консолидация ускорялась. В более чем 75% отраслей промышленности США меньшее количество крупных компаний сейчас контролируют больше бизнеса, чем двадцать лет назад. Это верно в отношении здравоохранения, финансовых услуг, сельского хозяйства и многого другого.

Отсутствие конкуренции приводит к росту цен для потребителей. Поскольку меньшее количество крупных игроков контролировало большую часть рынка, надбавки (надбавки к стоимости) утроились. Семьи платят более высокие цены за предметы первой необходимости, такие как лекарства, отпускаемые по рецепту, слуховые аппараты и интернет-услуги.

Препятствия на пути конкуренции также снижают заработную плату рабочих. Когда в городе всего несколько работодателей, у рабочих меньше возможностей торговаться о более высокой заработной плате и требовать уважения и достоинства на рабочем месте.Фактически, исследования показывают, что консолидация отрасли снижает объявленную заработную плату на целых 17%. Десятки миллионов американцев, включая тех, кто работает в строительстве и розничной торговле, должны подписать неконкурентные соглашения в качестве условия получения работы, что затрудняет им переход на более высокооплачиваемые варианты.

В целом, более высокие цены и более низкая заработная плата, вызванные отсутствием конкуренции, теперь, по оценкам, обходятся среднему американскому домохозяйству в 5000 долларов в год.

Неадекватная конкуренция сдерживает экономический рост и инновации.Темпы создания новых предприятий упали почти на 50% с 1970-х годов, поскольку крупные предприятия затрудняют выход на рынки американцев с хорошими идеями. Существующие малые и независимые предприятия имеют меньше возможностей получить доступ к рынкам и получить справедливую прибыль. Экономисты считают, что по мере снижения конкуренции рост производительности замедляется, инвестиции в бизнес и инновации сокращаются, а доходы, богатство и расовое неравенство увеличиваются.

Когда предыдущие президенты столкнулись с аналогичными угрозами со стороны растущей корпоративной власти, они предприняли смелые действия.В начале 1900-х администрация Тедди Рузвельта разрушила тресты, контролирующие экономику, – Standard Oil, железные дороги J.P. Morgan и другие, – предоставив маленькому парню шанс побороться. В конце 1930-х годов администрация Рузвельта усилила антимонопольное правоприменение, увеличив более чем в восемь раз количество дел, возбужденных всего за два года, – правоприменительные меры, которые сэкономили потребителям миллиарды в сегодняшних долларах и помогли развязать десятилетия устойчивого, всеобъемлющего экономического роста.

Сегодня президент Байден предпринимает решительные действия для снижения тенденции к корпоративной консолидации, усиления конкуренции и предоставления конкретных выгод американским потребителям, рабочим, фермерам и малому бизнесу. Сегодняшним историческим указом правительства были предприняты общегосударственные усилия по развитию конкуренции в американской экономике. Приказ включает 72 инициативы более чем дюжины федеральных агентств по оперативному решению некоторых из наиболее острых проблем конкуренции в нашей экономике. После реализации эти инициативы приведут к конкретным улучшениям в жизни людей.

Среди прочего, они будут:

  • Облегчите смену места работы и помогите повысить заработную плату, запретив или ограничив неконкурентные соглашения и ненужные, обременительные требования к лицензированию профессий, которые препятствуют экономической мобильности.
  • Снижение цен на лекарства, отпускаемые по рецепту, за счет поддержки государственных и племенных программ, которые будут импортировать безопасные и дешевые лекарства из Канады.
  • Спасите американцев с потерей слуха на тысячи долларов, разрешив продавать слуховые аппараты без рецепта в аптеках.
  • Сэкономьте деньги американцев на счетах за Интернет, запретив чрезмерные сборы за досрочное прекращение, требуя четкого раскрытия плановых затрат, чтобы облегчить сравнение покупок, и отменив эксклюзивные договоренности с арендодателями, которые оставляют арендаторам только один вариант доступа в Интернет.
  • Сделайте так, чтобы людям было проще получать возмещение от авиакомпаний и сравнивать цены на авиабилеты, требуя четкого предварительного раскрытия дополнительных сборов.
  • Упростите и удешевьте ремонт принадлежащих вам предметов, ограничив производителей в запрете самостоятельного ремонта или ремонта их продукции сторонними организациями.
  • Упростите и удешевьте смену банка, потребовав от банков разрешать клиентам передавать данные своих финансовых транзакций конкурентам.
  • Расширьте возможности семейных фермеров и увеличьте их доходы за счет усиления инструментов Министерства сельского хозяйства, призванных положить конец злоупотреблениям со стороны некоторых переработчиков мяса.
  • Расширьте возможности для малого бизнеса, направив все федеральные агентства на содействие усилению конкуренции посредством принятия решений о закупках и расходах.

Приказ также побуждает ведущие антимонопольные агентства сосредоточить усилия по обеспечению соблюдения на проблемах на ключевых рынках и координирует текущую реакцию других агентств на корпоративную консолидацию. Заказ:

  • Призывает ведущие антимонопольные агентства, Министерство юстиции (DOJ) и Федеральную торговую комиссию (FTC), с призывом обеспечить строгое соблюдение антимонопольного законодательства и признает, что закон позволяет им оспаривать предыдущие неудачные слияния , которые сделали предыдущие администрации ранее не оспаривали.
  • Объявляет политику, согласно которой правоприменение должно быть сосредоточено, в частности, на рынках труда, сельскохозяйственных рынках, рынках здравоохранения (включая рецептурные лекарства, объединение больниц и страхование) , и технологический сектор.
  • Учреждает Совет по конкуренции Белого дома, возглавляемый директором Национального экономического совета, для наблюдения за прогрессом в доработке инициатив, указанных в Ордене, и для координации реакции федерального правительства на растущее влияние крупных корпораций в экономике.

Более подробная информация об основных действиях в Заказе представлена ​​ниже:

Рынок труда s

Конкуренция на рынках труда может дать работникам возможность требовать более высокой заработной платы, большего достоинства и уважения на рабочем месте. Один из способов подавления конкуренции компаниями – это положения о недопущении конкуренции. Примерно половина предприятий частного сектора требует, чтобы хотя бы некоторые сотрудники заключили неконкурентные соглашения, что затрагивает от 36 до 60 миллионов рабочих.

Чрезмерно обременительные требования к профессиональному лицензированию также ограничивают конкуренцию. В некоторых профессиях, таких как квалифицированные строительные работы, лицензирование имеет решающее значение для защиты здоровья и безопасности населения и повышения заработной платы рабочих, которые приобретают востребованные навыки и знания. Однако в других профессиях это может препятствовать мобильности рабочих без компенсационных льгот. Сегодня почти 30% рабочих мест в США требуют лицензии, по сравнению с менее чем 5% в 1950-х годах. Менее 5% профессий, требующих лицензирования хотя бы в одном штате, рассматриваются единообразно во всех 50 штатах.Это лишает некоторых людей работы и затрудняет перемещение людей между штатами, особенно обременяя супругов-военнослужащих, 34% из которых работают в области, требующей лицензии, и каждые несколько лет их перемещают по указанию военных.

Работникам также может причинить вред существующее руководство Министерства юстиции и Федеральной торговой комиссии для кадрового персонала, которое позволяет третьим сторонам предоставлять данные о заработной плате работодателям – а не работникам – в определенных обстоятельствах, не вызывая антимонопольной проверки.Это может быть использовано для сотрудничества с целью подавления заработной платы и льгот.

В приказе Президента:

  • Призывает FTC запретить или ограничить соглашения об отсутствии конкуренции .
  • Призывает Федеральную торговую комиссию запретить ненужные ограничения на получение профессиональных лицензий, препятствующие экономической мобильности .
  • Призывает Федеральную торговую комиссию и Министерство юстиции США усилить антимонопольное руководство, чтобы не позволяло работодателям сотрудничать в целях ограничения заработной платы или уменьшения пособий путем обмена информацией о заработной плате и пособиях друг с другом.

Эти действия дополняют призыв президента к Конгрессу принять Закон о защите права на организацию (PRO), чтобы рабочие имели свободный и справедливый выбор для вступления в профсоюз и заключения коллективных договоров. Профсоюзы имеют решающее значение для расширения прав и возможностей рабочих вести переговоры со своими работодателями о лучших рабочих местах и ​​для создания экономики, которая работает для всех.

Здравоохранение

Предлагаемый Порядок затрагивает четыре области, в которых отсутствие конкуренции в сфере здравоохранения увеличивает цены и снижает доступ к качественной помощи.

Рецептурные препараты : Американцы платят за те же рецептурные лекарства в 2,5 раза больше, чем в странах-аналогах, а иногда и намного больше. Рост цен по-прежнему намного превышает инфляцию. В результате почти каждый четвертый американец сообщает о трудностях с оплатой лекарств, и почти каждый третий американец сообщает, что не принимает лекарства в соответствии с предписаниями.

Эти высокие цены частично являются результатом отсутствия конкуренции среди производителей лекарств.Крупнейшие фармацевтические компании могут использовать свою рыночную власть для получения среднегодовой прибыли в размере 15-20% по сравнению со средней годовой прибылью в 4-9% для крупнейших нелекарственных компаний.

Одна из стратегий, которую производители лекарств использовали, чтобы избежать конкуренции, – это соглашения о «плате за отсрочку», в соответствии с которыми производители патентованных лекарств платят производителям дженериков, чтобы они оставались вне рынка. Это привело к росту цен на лекарства на 3,5 миллиарда долларов в год, и исследования также показывают, что «плата за отсрочку» и аналогичные сделки между производителями дженериков и фирменных наименований сокращают инновации, сокращая испытания новых лекарств и расходы на НИОКР.

В приказе Президента:

  • Поручает Управлению по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов работать со штатами и племенами для безопасного импорта рецептурных лекарств из Канады в соответствии с Законом о модернизации Medicare от 2003 года.
  • Поручает Управлению здравоохранения и социальных служб (HHS) увеличить поддержку для генерические и биоподобные препараты , которые предоставляют пациентам недорогие варианты.
  • Поручает HHS выпустить комплексный план в течение 45 дней для борьбы с высокими ценами на лекарства, отпускаемые по рецепту, и завышением цен .
  • Призывает FTC к запрету « платить за просрочку » и аналогичным соглашениям в соответствии с правилами.

Слуховые аппараты : Слуховые аппараты настолько дороги, что их используют только 14% из примерно 48 миллионов американцев с потерей слуха. В среднем они стоят более 5000 долларов за пару, и эти расходы часто не покрываются медицинской страховкой. Основной причиной расходов является то, что потребители должны получать их у врача или специалиста, даже если эксперты согласны с тем, что медицинская оценка не требуется.Скорее, это требование служит лишь бюрократизмом и препятствием для большего числа компаний, продающих слуховые аппараты. Четыре крупнейших производителя слуховых аппаратов сейчас контролируют 84% рынка.
В 2017 году Конгресс принял двухпартийное предложение разрешить продажу слуховых аппаратов без рецепта. Однако Управление по контролю за продуктами и лекарствами Трампа не приняло необходимых правил, которые фактически разрешили бы продавать слуховые аппараты без рецепта, в результате чего миллионы американцев остались без недорогих вариантов.

В приказе Президента:

  • Поручает HHS рассмотреть вопрос о выпуске предлагаемых правил в течение 120 дней, разрешающих продажу слуховых аппаратов без рецепта.

Больницы : В результате консолидации больниц многие районы, особенно сельские районы, лишились хороших вариантов удобного и доступного медицинского обслуживания. Благодаря неконтролируемым слияниям десять крупнейших систем здравоохранения теперь контролируют четверть рынка.С 2010 года 138 сельских больниц закрылись, в том числе 19 в прошлом году, в разгар кризиса в сфере здравоохранения. Исследования показывают, что больницы на консолидированных рынках взимают гораздо более высокие цены, чем больницы на рынках с несколькими конкурентами.

В приказе Президента:

  • Подчеркивает, что слияние больниц может быть вредным для пациентов.
  • Поручает HHS на номер поддержать существующие правила прозрачности больничных цен и завершить выполнение двухпартийного федерального законодательства для решения проблемы неожиданного выставления счетов больницам .

Медицинское страхование : Консолидация отрасли медицинского страхования означает, что у многих потребителей мало выбора при выборе страховщиков. И даже когда есть какой-то выбор, сравнивать покупки сложно, потому что планы, предлагаемые на биржах, сложны – с разными покрываемыми услугами или разными франшизами.

Приказом Президента:

  • Поручает HHS стандартизировать варианты планов на Национальном рынке медицинского страхования, чтобы людям было проще сравнивать магазины .

Транспорт

В транспортном секторе сейчас доминируют крупные корпорации во многих отраслях – авиаперевозках, железнодорожном транспорте и судоходстве.

Авиакомпания: Четыре крупнейших коммерческих авиакомпании контролируют почти две трети внутреннего рынка.Снижение конкуренции способствует увеличению сборов, таких как багаж и сборы за отмену. Эти сборы часто повышаются сразу же, что свидетельствует об отсутствии значимого конкурентного давления, и часто скрываются от потребителей в момент совершения покупки. Десять ведущих авиакомпаний собрали 35,2 млрд долларов дополнительных сборов в 2018 году по сравнению с 1,2 млрд долларов в 2007 году. Недостаточная конкуренция также снижает стимулы для предоставления качественных услуг. Например, по оценкам Министерства транспорта (DOT), авиакомпании опаздывали с доставкой как минимум двух.3 миллиона единиц багажа в 2019 году.

В приказе Президента:

  • Поручает DOT рассмотреть вопрос о выпуске четких правил , требующих возмещения сборов в случае задержки багажа или когда услуга фактически не предоставляется – например, при выходе из строя Wi-Fi в самолете или бортовой развлекательной системы.
  • Поручает DOT рассмотреть вопрос о выпуске правил , требующих, чтобы плата за багаж, изменение и отмену была четко раскрыта для клиента .

Железная дорога : В 1980 году было 33 грузовых железных дороги «Класса I» по сравнению с всего семью сегодня, и четыре крупные железнодорожные компании сейчас доминируют в своих соответствующих географических регионах. Грузовые железные дороги, которым принадлежат пути, могут отдавать предпочтение своим собственным грузовым перевозкам, что затрудняет своевременное обслуживание пассажирских поездов, и могут завышать плату за грузовые вагоны других компаний.

В приказе Президента:

  • Призывает Совет по наземному транспорту к потребовать от владельцев железнодорожных путей предоставить права проезда к пассажирским железным дорогам и усилить свои обязательства по справедливо относиться к другим грузовым компаниям .

Доставка : Мировой рынок морских перевозок быстро консолидируется. В 2000 году 10 крупнейших судоходных компаний контролировали 12% рынка. Сегодня это более 80%, оставляя отечественных производителей, которым необходимо экспортировать товары, на откуп крупным иностранным компаниям. Это позволило мощным контейнерным перевозчикам взимать с экспортеров непомерную плату за время, пока их груз ждал загрузки или разгрузки. Эти сборы, называемые «сборы за задержание и простой», могут составлять до сотен тысяч долларов.

В приказе Президента:

  • Призывает Федеральную морскую комиссию обеспечить строгие меры против грузоотправителей, взимающих с американских экспортеров непомерные сборы .

Сельское хозяйство

За последние несколько десятилетий ключевые сельскохозяйственные рынки стали более концентрированными и менее конкурентоспособными. На рынках семян, оборудования, кормов и удобрений сейчас доминируют лишь несколько крупных компаний, а это означает, что семейные фермеры и владельцы ранчо теперь должны платить больше за эти ресурсы.Например, всего четыре компании контролируют большую часть семян в мире, а цены на семена кукурузы ежегодно росли на 30%.

Консолидация также ограничивает возможности фермеров и владельцев ранчо продавать свою продукцию. Это означает, что они получают меньше, когда продают свою продукцию и мясо, даже если цены в продуктовых магазинах растут. Например, четыре крупных мясоперерабатывающих предприятия контролируют более 80% рынка говядины, и за последние пять лет доля фермеров в цене на говядину снизилась более чем на четверть – с 51.От 5% до 37,3% – при этом подорожала говядина.

В целом, доля фермеров и владельцев ранчо в каждом долларе, потраченном на еду, снижается на протяжении десятилетий. Короче говоря, семейные фермерские хозяйства и владельцы ранчо становятся меньше, потребители платят больше, а крупные конгломераты посередине получают разницу.

Между тем, закон, направленный на борьбу с этими злоупотреблениями – Закон об упаковщиках и скотных дворах – систематически ослаблялся Министерством сельского хозяйства администрации Трампа (USDA).

Американских фермеров и владельцев ранчо также теснят иностранные корпорации, импортирующие мясо из-за границы с этикетками, которые вводят покупателей в заблуждение относительно его происхождения. Согласно действующим правилам маркировки, мясо может быть помечено как «Продукт США», если оно перерабатывается только здесь, в том числе когда мясо выращивают за границей, а затем просто перерабатывают здесь на куски мяса. Например, большая часть говядины травяного откорма с маркировкой «Продукт США» фактически импортируется. Из-за этого потребителям трудно или невозможно узнать, откуда они берут еду, и выбрать поддержку американских фермеров и владельцев ранчо.

Корпоративная консолидация влияет даже на способность фермеров ремонтировать собственное оборудование или пользоваться услугами независимых ремонтных мастерских. Мощные производители оборудования, такие как производители тракторов, используют собственные инструменты для ремонта, программное обеспечение и средства диагностики, чтобы предотвратить выполнение ремонта третьими сторонами. Например, когда определенные тракторы обнаруживают неисправность, они прекращают работу до тех пор, пока дилер не разблокирует их. Это вынуждает фермеров платить дилерам за ремонт, который они могли бы сделать сами или который независимая ремонтная мастерская могла бы сделать дешевле.

В приказе Президента:

  • Поручает Министерству сельского хозяйства США рассмотреть вопрос о выпуске новых правил в соответствии с Законом об упаковщиках и скотных дворах, которые упростят фермерам подачу и выигрыш исков, не позволят переработчикам курицы эксплуатировать птицеводов и недоплатить им, а также принять меры защиты от возмездия для фермеров, которые говорят о плохие практики.
  • Поручает Министерству сельского хозяйства США рассмотреть вопрос о выпуске новых правил, определяющих, когда мясо может иметь маркировку «Продукт США», чтобы потребители имели точные и прозрачные этикетки, позволяющие им выбирать продукты, произведенные здесь.
  • Поручает Министерству сельского хозяйства США разработать план по расширению возможностей фермеров для доступа на рынки и получения справедливой прибыли, включая поддержку альтернативных систем распределения продуктов питания, таких как фермерские рынки, и разработку стандартов и этикеток , чтобы потребители могли выбирать продукты, предназначенные для фермеров. весьма.
  • Призывает FTC к ограничить производителей мощного оборудования от ограничения возможности людей использовать независимые ремонтные мастерские или делать ремонт своими руками, например, когда тракторные компании запрещают фермерам ремонтировать свои собственные тракторы .

Интернет-служба

Орден решает четыре проблемы, ограничивающие конкуренцию, повышающие цены и ограничивающие выбор интернет-услуг.

Отсутствие конкуренции среди провайдеров широкополосного доступа : Более 200 миллионов жителей США проживают в районе, где есть только один или два надежных провайдера высокоскоростного интернета, что приводит к ценам на в пять раз выше на этих рынках, чем на рынках с большим количеством опций.Связанная с этим проблема заключается в том, что арендодатели и поставщики интернет-услуг заключают эксклюзивные сделки или соглашения о сговоре, которые оставляют арендаторам только один вариант. Это влияет на малообеспеченные и маргинализованные районы, поскольку договоренности между домовладельцем и интернет-провайдером могут эффективно блокировать расширение широкополосной инфраструктуры новыми поставщиками.

В Распоряжении Президент призывает Федеральную комиссию по связи:

  • Не позволяйте интернет-провайдерам заключать сделки с арендодателями, которые ограничивают выбор арендаторов.

Отсутствие прозрачности цен : Даже там, где у потребителей есть выбор, сравнивать покупки сложно. По данным Федеральной комиссии по связи (FCC), фактические цены на услуги широкополосного доступа могут быть на 40% выше объявленных. Во время правления администрации Обамы-Байдена FCC приступила к разработке «Таблички питания для широкополосного доступа» – простой ярлык, который предоставляет основную информацию о предлагаемых интернет-услугах, чтобы люди могли сравнивать варианты. FCC администрации Трампа отказалась от этих планов.

В Распоряжении Президент призывает Федеральную комиссию по связи:

Высокие сборы за завершение соединения : Если потребитель найдет более выгодную сделку с интернет-услугами, он может оказаться не в состоянии фактически переключиться из-за высоких сборов за досрочное завершение – в среднем около 200 долларов – взимаемых интернет-провайдерами.
В Распоряжении Президент призывает Федеральную комиссию по связи:

  • Ограничьте чрезмерную плату за досрочное расторжение.

Компании дискриминантно замедляют доступ в Интернет : Крупные провайдеры могут использовать свои возможности для дискриминаторной блокировки или замедления онлайн-сервисов. Федеральная комиссия по связи при администрации Обамы-Байдена приняла правила «Сетевого нейтралитета», которые требовали, чтобы эти компании относились ко всем интернет-сервисам одинаково, но это было отменено в 2017 году.

В Распоряжении Президент призывает Федеральную комиссию по связи:

  • Правила восстановления сетевого нейтралитета отменены предыдущей администрацией.

Технологии

Орден затрагивает три области, в которых доминирующие технологические компании подрывают конкуренцию и сокращают инновации:

Крупные технологические платформы покупают потенциальных конкурентов : За последние десять лет крупнейшие технологические платформы приобрели сотни компаний, включая предполагаемые «убийственные приобретения», призванные устранить потенциальную конкурентную угрозу. Слишком часто федеральные агентства не блокировали, не обуславливали или, в некоторых случаях, не проверяли эти приобретения.

Приказом Президента:

  • Объявляет политику администрирования более тщательного изучения слияний , особенно доминирующими интернет-платформами, с особым вниманием к приобретению новых конкурентов, серийным слияниям, накоплению данных, конкуренции со стороны «бесплатных» продуктов и их влиянию на пользователей. Конфиденциальность.

Платформы Big Tech, собирающие слишком много личной информации : Бизнес-модели многих крупных платформ зависели от накопления огромных объемов конфиденциальной личной информации и связанных с ней данных.
Приказом Президента:

  • Призывает FTC установить правила наблюдения и сбора данных.

Платформы больших технологий, несправедливо конкурирующие с малыми предприятиями : Сила больших платформ дает им несправедливые возможности опередить малые предприятия, которые полагаются на них в поисках клиентов. Например, компании, которые управляют доминирующими розничными онлайн-рынками, могут видеть, как продаются продукты малого бизнеса, а затем использовать эти данные для запуска своих собственных конкурирующих продуктов.Поскольку они управляют платформой, они также могут выставлять свои собственные продукты-подражатели на более заметном месте, чем продукты малого бизнеса.
Приказом Президента:

  • Призывает FTC установить правила, запрещающие недобросовестные методы конкуренции на интернет-рынках.

Производители сотовых телефонов и другие лица блокируют независимые ремонтные мастерские : Технические и другие компании накладывают ограничения на самостоятельный и сторонний ремонт, делая ремонт более дорогостоящим и трудоемким, например, ограничивая распространение запчастей, средств диагностики и ремонта.

В приказе Президента:

  • Призывает FTC издать правила против антиконкурентных ограничений на использование независимых ремонтных мастерских или выполнение ремонта своими собственными устройствами и оборудованием своими руками.

Банковское дело и потребительское финансирование

За последние четыре десятилетия Соединенные Штаты потеряли 70% банков, которые у них когда-то были, при этом было закрыто около 10 000 банков. Несоразмерно сильно страдают цветные сообщества: 25% всех закрытых сельских территорий приходится на участки переписи, в которых проживает большинство меньшинств.Многие из этих закрытий являются результатом слияний и поглощений. Хотя федеральные агентства подлежат рассмотрению на федеральном уровне, федеральные агентства официально не отклоняли заявку на слияние банков более 15 лет.

Чрезмерная консолидация увеличивает затраты для потребителей, ограничивает кредитование малого бизнеса и наносит ущерб сообществам с низкими доходами. Закрытие филиалов может снизить объем кредитования малого бизнеса примерно на 10% и ведет к повышению процентных ставок. Даже если у клиента есть несколько вариантов, сложно сменить банк отчасти потому, что клиенты не могут легко перенести данные истории своих финансовых транзакций в новый банк.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *