Ескд титульный лист: 6. требования к оформлению титульного листа и листа утверждения единая система конструкторской документации- общие требования к текстовым документам- ГОСТ 2-105-95 (утв- постановлением госстандарта РФ от 08-08-95 426) (2021). Актуально в 2019 году

Содержание

6. требования к оформлению титульного листа и листа утверждения единая система конструкторской документации- общие требования к текстовым документам- ГОСТ 2-105-95 (утв- постановлением госстандарта РФ от 08-08-95 426) (2021). Актуально в 2019 году

размер шрифта

ЕДИНАЯ СИСТЕМА КОНСТРУКТОРСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ- ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ТЕКСТОВЫМ ДОКУМЕНТАМ- ГОСТ 2-105-95 (утв- Постановлением… Актуально в 2018 году

6. 1 Титульный лист является первым листом документа. Титульный лист, составленный на альбом документов, является первым листом описи этого альбома.

6.2 Лист утверждения (ЛУ) выпускают для документов, на которых по условиям их использования разработчик и (или) заказчик считает нецелесообразным приводить наименования организаций, должности и фамилии лиц, подписавших эти документы.

6.3 ЛУ выпускают на один документ, на несколько документов, на альбом документов или комплект документов. Допускается выпускать ЛУ на отдельную часть или несколько частей документа.

6.4 Обозначение ЛУ состоит из обозначения документа, к которому он относится, с добавлением через дефис кода ЛУ, например, ХХХХ.ХХХХХХ.ХХХТУ-ЛУ.

6.5 Если ЛУ выпускается на альбом документов, ему присваивают обозначение одного из этих документов с добавлением через дефис кода ЛУ и записывают в опись альбома первым.

6.6 Если ЛУ выпускается на несколько документов, ему присваивают обозначение одного из этих документов с добавлением через дефис кода ЛУ и записывают в спецификацию, в которую входит этот документ.

6.7 Если ЛУ выпускается на комплект документов, ему присваивают обозначение спецификации с добавлением кода ЛУ и записывают в спецификацию в раздел “Документация” первым.

6.8 При записи ЛУ в спецификацию следует указывать в графе “Примечание” – “Размножать по указанию”.

Примечания

1 ЛУ размножают и рассылают при необходимости. Необходимость рассылки копий ЛУ определяет держатель подлинника ЛУ по согласованию с заказчиком.

2 В ведомость эксплуатационных документов, а также в ведомость документов для ремонта ЛУ не включают.

6.9 Титульный лист и ЛУ выполняют на листах формата А4 по ГОСТ 2.301 по форме, приведенной на рисунке 21:

поле 1 – наименование ведомства, в систему которого входит организация, разработавшая данный документ. Заполнение поля не обязательно

поле 2 – в левой части (для технических условий, эксплуатационных и ремонтных документов) – код по классификатору продукции (например, в Российской Федерации используют код по Общероссийскому классификатору продукции – OКП – шесть знаков), в правой части – специальные отметки.

Заполняется только для титульного листа.

поле 3 – в левой части – гриф согласования, в правой части – гриф утверждения, выполняемые по ГОСТ Р 6.30, при необходимости;

поле 4 – наименование изделия (заглавными буквами) и документа, на который составляется титульный лист или ЛУ. Если титульный лист составляется для документов, разбитых на части, указывают номер части и ее наименование. Для альбома документов указывают номер альбома и общее количество альбомов, например:

СТАНОК ГОРИЗОНТАЛЬНЫЙ
МОДЕЛЬ 2620В
Габаритные чертежи
Альбом 2
Всего альбомов 5

поле 5 – слова “Лист утверждения”; поле заполняют только для ЛУ;

поле 6 – для титульного листа – обозначение документа (заглавными буквами), для альбома документов – обозначение описи этого альбома; для ЛУ – обозначение – ЛУ;

поле 7 – количество листов ЛУ.

Поле не заполняют, если ЛУ выполнен на одном листе;

поле 8 – для титульного листа: подписи разработчиков документа, выполняемые согласно ГОСТ Р 6.30. Если документ подлежит согласованию с несколькими должностными лицами, то кроме подписей, указанных в поле 3, остальные подписи располагают в левой части поля 8.

Подписи, указанные в основной надписи заглавного листа, не должны повторяться на титульном листе и листе утверждения.

Для ЛУ: слева – гриф согласования (при необходимости), справа – подписи разработчиков и нормоконтролера по ГОСТ Р 6.30 в порядке, установленном на предприятии-разработчике.

При большом количестве подписей поле 8 увеличивают за счет выпуска второго листа. При этом на нем в верхнем правом углу указывают: для титульного листа – “Продолжение титульного листа”, для ЛУ – “Продолжение листа утверждения” и далее наименование и обозначение документа. В этом случае в конце первого листа указывают: “Продолжение на следующем листе”;

поле 9 – графы 19 – 23 по ГОСТ 2. 104, размещаемые на поле для подшивки. Допускается располагать поле 9 на поле 10 по ГОСТ 2.004;

поле 10 – графы 14 – 18 по ГОСТ 2.104 (допускается размеры устанавливать произвольно; линии, разделяющие графы и строки, не наносят; наименование граф не указывают). Поле заполняют строками снизу вверх. Поле заполняется только для ЛУ.

Рисунок 21 – Схема расположения полей титульного листа и листа утверждения

6.10 В случае выпуска ЛУ на несколько документов в поле 8 ниже подписей указывают обозначение документов, на которые распространяется данный ЛУ.

6.11 При утверждении одного или нескольких документов листом утверждения на титульном листе в левом верхнем углу для текстовых документов или над основной надписью для графических документов делается надпись:

Утвержден
обозначение ЛУ

6. 12 Изменение в ЛУ вносят по ГОСТ 2.503 и отражают в дополнительных графах по ГОСТ 2.104 или ГОСТ 2.004.

Примеры оформления титульного листа и листа утверждения приведены в приложениях В – Е.

Лист утверждения

Лист утверждения

 

Лист утверждения (код документа – ЛУ) выпускают для тех документов, на титульных листах которых нецелесообразно приводить наименования организаций, должности и фамилии лиц, подписавших эти документ.

 

Рис. 3[1] Цитата из стандарта ГОСТ 2.105-95

 

        Стандарт ГОСТ 2.105-95 [1.1] разрешает выпускать ЛУ не только на один или несколько документов, на альбом или комплект документов, отдельные части или несколько частей документов.

Обозначение ЛУ для одного документа (его части или нескольких частей) состоит из обозначения документа, к которому относится ЛУ, с добавлением через дефис кода ЛУ, например:

 

ДИВГ.648228.024-04.02 РЭ1-ЛУ.

 

ЛУ должен быть записанным в спецификацию, в которую входит соответствующий документ, а в графе «Примечание» следует указывать – «Размножать по указанию».

 

ВНИМАНИЕ!

В ведомость эксплуатационных документов ВЭ, а также в ведомость документов для ремонта ЛУ не включают.

 

Подписи, указанные в основной надписи заглавного листа, не должны повторяться на титульном листе и листе утверждения. При большом количестве подписей выпуска второго лист ЛУ. При этом на нем в верхнем правом углу указывают «Продолжение листа утверждения» и далее наименование и обозначение документа.

В этом случае в конце первого листа указывают: «Продолжение на следующем листе», так как это сделано на титульном листе (см. рис. 2).

Когда выпускают лист утверждения(рис. 4), то на титульном листе указывают «Утвержден АБВГ.ХХХХХХ.ХХХ ЛУ» и не приводят должностей лиц, утвердивших ТУ, а также и х подписей .
Для того, чтобы лучше усвоить изложенный материал, необходимо найти все отступления от стандартов ЕСКД, допущенные при оформлении листа утверждения, показанного на рис. 4.

ЛУ представляет собой ОТДЕЛЬНЫЙ документ, поэтому число его страниц не входит в число страниц основного документа.

 

Рисунок 4 Пример листа утверждения ЛУ

 

В настоящее время ТУ и другие текстовые документы могут быть выпущены не только в виде конструкторского документа по ГОСТ 2.114 с внешними рамками (см. рис.1) или без них (рис. 2) но и в виде стандарта организации по ГОСТ Р 1.4. [4.1]

Достоинства и недостатки выпуска текстовых документов в форме конструкторского документа на листах с рамками или без рамок

рассмотрены в работах [2.1, 3.1-3.5]. Здесь обратим внимание на то, что использование форматов по [1.2] не позволяет в полной мере использовать все возможности , предоставляемые современными компьютерными программами – ссылки, сноски, автоматическую нумерацию разделов, таблиц и рисунков, автоматическую пагинацию страниц и многое другое.

 

Литература

Раздел 1 Нормативные документы

 

1.1 ГОСТ 2.105—95 ЕСКД. Общие требования к текстовым документам. М.: Стандартинформ, 2005, 72 с.

1.2 ГОСТ 2.301—68 ЕСКД. Форматы. М.: Стандартинформ, 2007, 72 с.

1.3 ГОСТ 2.114—95 ЕСКД. Технические условия. М.: Стандартинформ, 2008, 18 с.

1.4 ГОСТ 2.102-68 ЕСКД. Виды и комплектность конструкторских документов. М.: Стандартинформ, 2007, 12 с.

 

Раздел 2 Журнальные публикации

 

2.1. Захаров О.Г. Технические условия на цифровые устройства: конструкторский документ или стандарт организации?// Стандарты и качество, №3, 2013 С.40.

 

Раздел 3 Публикации в интернете

 

3.1 Захаров О.Г. Опыт выпуска технических условий — стандарта организации//[Электронный ресурс Elec.ru], режим доступа:

http://market.elec.ru/nomer/27/opyt-vypuska-tehnicheskih-uslovij-standarta-organi/

3.2. Захаров О.Г. Технические условия на цифровые устройства – конструкторский документ или стандарт организации? //[Электронный ресурс], режим доступа: http://www.energoboard.ru/articles/1591-tehnicheskie-usloviya-na-tsifrovie-ustroystva-konstruktorskiy-dokument-ili-standart-organizatsii.html

3.3. Захаров О.Г. Аттестация цифровых устройств релейной защиты и автоматики//[Электронный ресурс], режим доступа: http://miforelist.narod.ru/a-48.html

3.4. Захаров О.Г. Технические условия на цифровые устройства релейной защиты //[Электронный ресурс], режим доступа: http://olgezaharov.narod.ru/2013/TU.htm

3.5 СТО ДИВГ 042-2011. Шкафы релейной защиты, автоматики, управления и сигнализации. Технические условия СПб: НТЦ «Механотроника», 2011, 37 с. //[Электронный ресурс], режим доступа: http://bmrz-zakharov.narod.ru/2011/sto-box.pdf

 

Раздел 4 Документы

4.1  СТО ДИВГ 042-2011. Шкафы релейной защиты, автоматики, управления и сигнализации. Технические условия СПб: НТЦ «Механотроника», 2011, 37 с

Asciidoc для ЕСКД / Хабр


В этой статье хочу рассмотреть возможности Asciidoc в части обеспечения требований соответствия документов требованиям единой системы конструкторской документации (ЕСКД), конкретно ГОСТ Р 2. 105—9 (далее ГОСТ ЕСКД). Почему именно Asciidoc, я писал здесь.

Сразу уточню. Вопрос форматирования документа здесь не рассматривается. Создающий документацию не должен задумываться о форматировании. Как системный аналитик я создаю содержание и контролирую его структуру. Для получения документа, соответствующего ГОСТ ЕСКД или другому аналогичному стандарту, я должен нажать кнопку и получить корректно отформатированный документ в любых требуемых вариантах: pdf, Open Document (Libre
Office/Open Office), Open XML (Microsoft Word) и прочих.

После работы над https://github.com/CourseOrchestra/asciidoctor-open-document уверен,
что все проблемы форматирования решаются адекватными усилиями.

Рассмотрим структуру документа Asciidoc, соответствующего требованиям
ГОСТ ЕСКД.


В пункте 6.1.1 ГОСТ ЕСКД приведена рекомендуемая структура, которую в Asciidoc можно отобразить следующим образом.

= Наименование документа
[preface]
== Предисловие
== Обозначения и сокращения
== Термины и определения
== Основное тематическое содержание документа (например, «Особенности приготовления рататуя»)
[appendix]
== Приложения (например, «Перечень ингредиентов»)
== Ссылочные нормативные документы
== Ссылочные документы
[bibliography]
== Библиография
== Лист регистрации изменений

Обратите внимание: здесь нет раздела «титульный лист», он определяется настройками форматирования. В титульном листе, как минимум, должно присутствовать наименование документа, а также другие атрибуты: автор, место составления (издания), год составления (издания) и т.п. Эти атрибуты задаются прямо в документе.

:mesto-sostavleniya: Москва

Здесь и далее для обозначения идентификаторов используется транслитерация, ГОСТ 7.79-2000 (система Б). Разработчики данного ГОСТ совершили лёгкое вредительство, не позволяющее использовать его для идентификаторов, поэтому мы используем доработанную версию, подробности здесь.

Для некоторых атрибутов предусмотрен упрощенный синтаксис, в данном случае наименование документа вводится первой строкой после одного знака =.

Раздел с содержанием (подраздел 6.2 ГОСТ ЕСКД) заполняется автоматически при генерации документации.

Разделы «Приложение» (подраздел 6.3 ГОСТ ЕСКД), «Библиография» (подраздел 6.4. ГОСТ ЕСКД) и «Предисловие» определены специальными ключевыми словами:


  • preface даст возможность процессору Asciidoctor понять, что не
    нужно включать этот раздел в содержание;


  • appendix позволит автоматически нумеровать приложения буквами;


  • bibliography объявляет раздел с библиографическими ссылками
    документа.


Встроенная поддержка библиографии реализована совсем просто, для соответствия ГОСТ ЕСКД необходимо использовать расширение [asciidoctor-bibtex] https://github.com/asciidoctor/asciidoctor-bibtex).

Список литературы задаём в файле формата BibTeX.

@Book{viz,
 author    = {Волков, А. М.},
 title     = {Волшебник изумрудного города},
 publisher = {Эксмордество},
 year      = 1921,
 address   = Москва,
 lang=ru
}

В самом документе необходимо использовать следующий синтаксис.

:bibtex-file: путь к файлу в формате BibTeX

В изумрудный город ведёт дорога, вымощенная желтым кирпичом cite:[viz(24)].

[bibliography]
== Список использованной литературы
bibliography::[]

Требования к делению документов на части определены в подразделе 6.5 ГОСТ ЕСКД. Для деления документа на разделы/подразделы/пункты используется синтаксис:

== Раздел
=== Подраздел
==== Пункт

Атрибут secnums задаёт нумерацию разделов полностью по ГОСТ ЕСКД.

Чтобы Asciidoc отличал пункт от заголовка раздела (особенно, если пункт не имеет заголовка) можно использовать специальную роль, например [.punkt]. Роль задаём над заголовком.

[.punkt]
==== Пункт

Требования к перечислениям определены в подразделе 6.7 ГОСТ ЕСКД. В Asciidoc перечисления задаются так:

.Наименование списка
. Первый пункт
. Второй пункт
.. Подпункт второго пункта
+
Дополнительный абзац подпункта второго пункта
. Третий пункт

Обратите внимание: у перечисления может быть наименование. В ГОСТ ЕСКД такого понятия нет, но Asciidoc позволяет в печатном документе не отрывать наименование от перечисления. В некоторых случаях это можно использовать.

Можно включать в список дополнительные абзацы, графику и иное содержание. Для этого используют символ +.

В ГОСТ ЕСКД возможно маркировать первый уровень перечислений дефисом. Для этого приведённый пример переоформим следующим образом.

. Наименование списка
* Первый пункт
* Второй пункт
. Подпункт второго пункта
+
Дополнительный абзац подпункта второго пункта
* Третий пункт

Asciidoc допускает вложенность пунктов до пятого уровня.


В качестве примера рассмотрим таблицу, приведённую на рисунке 1 ГОСТ ЕСКД (пункт 6.8.1).

.Наименование таблицы
[cols="2,1,1,1,1", hrows=2]
|====
.2+|Головка
2+|Заголовок графы 1
2+|Заголовок графы 2

|Подзаголовок графы 1.1
|Подзаголовок графы 1.2
|Подзаголовок графы 2.1
|Подзаголовок графы 2.2

|Заголовок боковика 1
|
|
|
|

|Заголовок боковика 2
|
|
|
|

|Заголовок боковика 3
|
|
|
|

|====

Результат зависит от настроек форматирования. Заданная выше таблица будет выглядеть приблизительно следующим образом.

Наименование таблицы, как и наименование любых других элементов, вводим через символ «точка». Номер таблицы должен проставляться автоматически в соответствии с правилами форматирования.

В атрибуте cols (cols = "2,1,1,1,1") указано, что в таблице будет 5 колонок, причём первая будет в два раза больше остальных.

В атрибуте hrows указано количество строк в шапке таблицы. Шапка в соответствии с требованиями ГОСТ ЕСКД отображается на каждой странице, если таблица занимает более одной страницы.

Атрибут hrows не поддерживается исходным процессором Asciidoctor и требует специального расширения, в данном случае https://github.com/CourseOrchestra/asciidoctor-plugins. По умолчанию поддерживается только параметр options="header", предполагающий, что
строка заголовка может быть только одна.

В ГОСТ ЕСКД есть требование помещать слова «Продолжение таблицы» с указанием номера (обозначения) таблицы в начале каждой странице, на которую переносится таблица. Однако пункт 6.8.7 ГОСТ ЕСКД разрешает не указывать эту надпись при подготовке документа с использованием программных средств.

В самой таблице каждая ячейка начинается с вертикальной черты (|). Обычно между строками таблицы делают дополнительный перенос строки, так с таблицей легче работать.

Первая ячейка таблицы занимает по вертикали место двух ячеек, поэтому использован синтаксис .2+|. Заголовки граф занимают две ячейки по горизонтали, использован аналогичный синтаксис, но без точки: 2+|.


Для размещения графического материала (подраздел 6.9 ГОСТ ЕСКД) используем следующий синтаксис:

.Наименование рисунка
image::путь к изображению[атрибуты изображения]

Нумерация рисунков, как и в случае с таблицами делается автоматически.

Если изображение расположено внутри текста, то вместо двух двоеточий необходимо указать одно.

Атрибуты изображения необходимы, чтобы указать, как картинка должна отображаться в документе. Можно воспользоваться имеющимися атрибутами или реализовать свои.

Например, одной из основных проблем при расположении картинок в печатных документах является автоматический подбор их размера. Скажем, ваша диаграмма вытянута по вертикали. Вы добавили вниз еще один элемент, и картинка вылетела за пределы страницы. Или вы добавили элемент справа, который прекрасно влезает по ширине, но неумолимый алгоритм уверен, что главное не менять ширину и уменьшает пропорции картинки, что ведёт к мелким шрифтам и плохой читаемости.

Когда я писал конвертер в Open Document, то решил это добавлением специальных свойств, контролирующих оптимальное расположение. В общем случае проблему придётся решать для каждого выходного формата. Правда, всего один раз. В отличие от использования MS Word, где подгонка каждой картинки лежит на плечах пользователя.

Для процессора Asciidoctor реализовано расширение Asciidoctor Diagram для внедрения непосредственно в текст диаграмм, графиков и других элементов.

Для таких диаграмм используют следующий синтаксис.

[plantuml, png]
....
@startuml
rectangle "Компонент 1" as c1
rectangle "Компонент 2" as c2
rectangle "Компонент 3" as c3
c1 <-> c2
c1 .. c3
c2 == c3
@enduml
....

Результат должен выглядеть следующим образом:

Оформляют такие диаграммы также, как обычные изображения.


Работа с формулами (подраздел 6.10 ГОСТ ЕСКД) аналогична работе с диаграммами: формулы можно задать прямо в тексте. В следующем примере формула задана на языке LaTeX/Mathematics:

[latexmath]
++++
\begin{bmatrix}
a & b \\
c & d
\end{bmatrix}\binom{n}{k}
++++

Часто формулы имеют пояснения. Чтобы указать Asciidoc, что абзац является именно пояснением к формуле, необходимо присвоить ему какую-то роль, например.

[.formula-poyasnenie]
где stem:[a] -- левый верхний элемент матрицы; +
stem:[b] -- правый верхний элемент матрицы; +
и т.д.

Ключевое слово stem означает, что формула помещена внутри текстовой строки.

Обратите внимание на символ + в конце строки. Он означает перенос текста на другую строку без завершения абзаца.

Аналогично реализуются другие элементы с фиксированным форматированием: примечания, примеры и т.п. Роль можно присваивать как отдельному абзацу, так и более крупному фрагменту текста.


Ссылки (подраздел 6.11 ГОСТ ЕСКД) в Asciidoc реализованы так: каждому объекту, на который необходима ссылка, присваивают идентификатор. Например, идентификатор для картинки может быть задан в удвоенных парных квадратных скобках:

[[moya-diagramma]]
.Моя диаграмма
image::moya-diagramma.jpg[]

Для ссылки на данную диаграмму используем следующий синтаксис.

Моя диаграмма изображена на рисунке (<<moya-diagramma>>).

В этом случае текст в документе будет выглядеть так:

Моя диаграмма изображена на рисунке (рисунок 1).

Для html-варианта (например, в интерактивной справке) можно вместо текста «рисунок 1» отображать его название.

Не очень красивым выглядит то, что в тексте документа слово «рисунок» повторяется дважды. Но это самый простой вариант, который позволяет с одной стороны соответствовать ГОСТ ЕСКД, а с другой — сохранять падежи при использовании автоматизированной генерации документов.


Для сносок (подраздел 6.13 ГОСТ ЕСКД) в Asciidoc существует специальный синтаксис.

Здесь расположена сноскаfootnote:f1[Текст сноски]

f1 в данном случае — идентификатор сноски, если необходимо поместить её более, чем в одном месте.



  1. Asciidoc позволяет создавать документацию в соответствии с требованиями ЕСКД.


  2. Синтаксис Asciidoc не сложнее самого ГОСТ Р 2.105—9.


  3. Можно забыть о стилях MS Word и сконцентрироваться на содержании
    создаваемых документов.


Январь 2017 — Техническая документация и не только она

Дорогие коллеги! Поздравляю вас с прошедшими праздниками! Пусть 2017 год оправдает ваши лучшие ожидания.

Мы перепрыгиваем с одной темы на другую. Так получается, потому что вы присылаете вопросы, и я начинаю на них отвечать, отвлекаясь от того предмета, о котором успел завести речь. Если так пойдет дальше, то скоро в этих записях станет сложно ориентироваться. Очевидно, блогу требуется внятная система рубрик и меток, мы постараемся выработать ее в ближайшее время. А сейчас я хотел бы продолжить обсуждение плюсов и минусов КСАС. Продолжаем разбираться с минусами.

Внешние пользователи автоматизированной системы

Согласно КСАС, в состав автоматизированной системы входит персонал и комплекс средств автоматизации. Персонал системы, в свою очередь, подразделяется на оперативный и эксплуатационный.

К оперативному персоналу относятся те люди, которые непосредственно участвуют в автоматизируемой деятельности. Например, в состав оперативного персонала интернет-магазина могут входить менеджеры, дежурные операторы, диспетчеры службы доставки и другие сотрудники, которые обеспечивают встречу покупателя с заказанным товаром.

Под эксплуатационным персоналом автоматизированной системы понимаются ИТ-специалисты, которые поддерживают ее в рабочем состоянии, предположим, команда системных администраторов.

Но как быть с покупателями, иначе говоря, со внешними пользователями интернет-магазина? С одной стороны, они взаимодействуют с программным обеспечением последнего. С другой стороны, считать их тоже персоналом системы было бы нелогично, потому что они не являются сотрудниками интернет-магазина и не подчиняются его руководителю.

Следующий вопрос — как в контексте автоматизированной системы относиться к техническим и программным средствам, которые находятся в распоряжении пользователей. Допустим, я зашел на сайт интернет-магазина со своего планшета. Программный код этого сайта частично (какой-нибудь front-end, написанный на JavaScript) загружен на мой планшет и там исполняется. Означает ли это, что мой планшет на некоторое время оказывается в составе комплекса технических средств интернет-магазина, а установленные на планшете операционная система и браузер — в составе его программного обеспечения? Тот же вопрос возникает относительно всевозможных мобильных клиентов, т. е. приложений, используемых для доступа к автоматизированным системам с пользовательских мобильных устройств.

Похоже, что авторы КСАС допустили явный пробел, просто не приняв внешних пользователей в расчет. Это не удивительно, поскольку в те времена автоматизированные системы, обслуживающие внешних пользователей, были сравнительно редким явлением. Во многих современных автоматизированных системах внешние пользователи есть. Каким образом отражать их в технической документации?

На мой взгляд, лучшее решение — дополнять в структуры документов, предусмотренные гостом, разделы, посвященные внешним пользователям. Например, в техническое задание можно добавить раздел  «Требования к численности и квалификации пользователей системы и режиму их работы» аналогичный разделу «Требования к численности и квалификации персонала системы и режиму его работы».

ESRD Программа поощрения качества | CMS

Что такое ESRD QIP?

Центры услуг Medicare и Medicaid (CMS) администрируют Программу качественного стимулирования терминальной стадии почечной недостаточности (ESRD QIP) для продвижения высококачественных услуг в центрах почечного диализа. Эта первая в своем роде программа Medicare меняет способ оплаты CMS лечения пациентов, получающих диализ, путем привязки части оплаты напрямую к показателям качества медицинского обслуживания.Эти типы программ известны как программы «оплаты по результатам работы» или «программы закупок на основе стоимости» (VBP).

CMS публично сообщает о результатах QIP учреждения ESRD и корректировках платежей в Care Compare на веб-сайте Medicare.gov. Кроме того, каждое учреждение должно отображать Сертификат оценки эффективности (PSC), в котором указывается его общая оценка эффективности (TPS), а также его результативность по каждому из показателей качества, определенных для этого года.

Как работает ESRD QIP?

ESRD QIP сокращает платежи учреждениям почечного диализа, которые не соответствуют или превышают определенные стандарты эффективности по применимым мерам.Максимальное снижение оплаты, которое CMS может применить к любому объекту, составляет два процента. Это сокращение распространяется на все платежи за услуги, оказываемые учреждением, получившим скидку в течение применимого платежного года (PY).

ESRD QIP оценивает объекты по их эффективности в соответствии с критериями, установленными для соответствующего платежного года. Для клинических показателей CMS применяет два метода оценки: достижение (сравнение производительности учреждения с набором значений, полученных от всех учреждений на национальном уровне) и улучшение (сравнение производительности учреждения с индивидуальной эффективностью учреждения в течение предыдущего года).За показатели отчетности CMS назначает баллы в зависимости от того, предоставил ли объект необходимые данные.

См. Подробные сведения о программе ESRD QIP и «Сводный год платежа» в разделе «Загрузки» для получения дополнительной информации о мерах, методологии оценки и шкалах сокращения платежей, используемых в каждой годовой год.

Последнее обновление ESRD QIP

отчетов об оценке эффективности за 2020 год были предоставлены каждому центру почечного диализа 29 июля 2020 года, после чего последовал 30-дневный предварительный период.В отчете об оценках производительности предприятиям указываются прогнозируемые показатели показателей и общая оценка эффективности (TPS) до любого сокращения оплаты за год.

CMS публично сообщила об оценках учреждений и корректировках платежей с 2021 года на сайте Care Compare 21 октября 2020 года. Предыдущие баллы учреждений и результаты корректировок платежей доступны в Каталоге данных поставщиков.

9 ноября 2020 года CMS выпустила окончательное правило перспективной платежной системы (PPS) на календарный год (CY) на 2021 год (терминальная стадия почечной болезни) (ESRD), которое содержит политики ESRD QIP, охватывающие 2023 – 2024 PY.См. Страницу «Законы и правила» для получения дополнительной информации о правилах ESRD QIP.

Дополнительная информация

Для получения дополнительной информации о программе ESRD QIP см. Страницу ESRD QIP, расположенную на QualityNet.cms.gov, и часто задаваемые вопросы, доступные в инструменте вопросов и ответов (Q&A) ESRD QIP. Дополнительные вопросы можно задать в инструменте вопросов и ответов, выбрав «Задать вопрос».

Терминальная стадия болезни почек и COVID-19: наши исследования

В эпоху COVID-19 многое в нашей повседневной жизни изменилось, чтобы приспособиться к здоровью и сохранить его.Этот сдвиг особенно актуален для почечной промышленности, поскольку пациенты, получающие лечение от хронического заболевания почек, подвергаются большему риску осложнений от COVID-19.

Однако, наряду с поддержанием здоровья людей с хроническим заболеванием почек, DaVita Clinical Research (DCR) изучает эту группу пациентов, чтобы лучше понять вирус и помочь будущему не только почечной промышленности, но и отрасли здравоохранения в целом. . Чтобы лучше понять, как этот вирус-хамелеон влияет на наиболее уязвимые группы населения, мы проводим два исследования.

Исследования терминальной стадии болезни почек и COVID-19

Исследование 1. Отслеживание антител у пациентов с ESKD

Первое исследование, «Реестр устойчивого иммунитета к COVID-19 среди пациентов с ESKD», изучает 2500 диализных пациентов, чтобы отслеживать снижение уровня антител и COVID-19 в популяции ESKD. Эти субъекты будут первоначально проверены на антитела COVID-19. Затем субъекты будут находиться под наблюдением в течение четырех месяцев для выявления случаев заболевания COVID-19 и степени тяжести возможных симптомов.При необходимой частоте посещений клиники и невозможности укрыться на месте из-за необходимости диализа эти пациенты подвергаются более высокому риску заражения вирусом, но также их легче контролировать на наличие COVID-19.

Исследование 2: тяжесть COVID-19 и генетика

Второе исследование, COVID-19 Progression in ESKD, изучает генетическую предрасположенность к степени тяжести, при которой люди с ESKD могут заразиться COVID-19. В этом исследовании участвовало как минимум 1000 пациентов, и это исследование рассматривало пациентов с бессимптомными и симптоматическими заболеваниями.Цель состоит в том, чтобы понять, как генетика связана с восприимчивостью пациентов и тяжестью заражения COVID-19.

Преимущества изучения заболеваний почек и COVID-19

Лучшее понимание того, как это новое заболевание влияет на диализных пациентов, проливает свет на то, как это заболевание может повлиять на тех, кто здоров или с другими сопутствующими заболеваниями. Сильно пострадали люди, страдающие диализом и хроническими заболеваниями почек. Половина пациентов, госпитализированных в Вашингтоне, страдали хроническим заболеванием почек, а первые два зарегистрированных случая смерти от COVID-19 были пациентами на диализе.Использование этой группы населения для лучшего понимания болезни поможет улучшить способность почечной промышленности улучшать и поддерживать здоровье и безопасность пациентов, а также наше более широкое понимание COVID-19. Чтобы узнать больше о том, как DaVita Clinical Research возглавляет важные исследования почек во время COVID-19, прочитайте о нашей работе.

Клинический и демографический профиль пациентов с терминальной стадией болезни почек, находящихся на гемодиализе, университетская клиническая больница Кигали – Experts @ Minnesota

TY – JOUR

T1 – Клинико-демографический профиль пациентов с терминальной стадией болезни почек, находящихся на гемодиализе, университетская клиническая больница Кигали

AU – Бонане, Алекс

AU – Себатунзи, О.

AU – Bitunguhari, L.

AU – Rickard, J.

N1 – Авторское право издателя: © Автор (ы) -CC BY-NC-ND.

PY – 2020

Y1 – 2020

N2 – ИСТОРИЯ: Терминальная стадия почечной недостаточности (ESKD) стала серьезной проблемой общественного здравоохранения и связана со значительными сопутствующими заболеваниями и смертностью. В Руанде не сообщалось о масштабах и распространении ESKD, несмотря на предоставление услуг диализа. В этой статье описываются клинические и демографические характеристики пациентов с ESKD в специализированной специализированной больнице в Руанде.МЕТОДЫ. Это было ретроспективное описательное исследование гемодиализных пациентов с ESKD, пролеченных в специализированной больнице с января 2014 года по декабрь 2017 года, начало гемодиализных услуг на сегодняшний день. Демографические и клинические данные были получены в отношении всех подходящих пациентов, прошедших лечение. Описательная статистика была представлена ​​с использованием частоты и процента для категориальных данных; медиана и межквартильный размах (IQR) для непрерывных данных. Анализ выживших и не выживших проводили с использованием критерия хи-квадрат для категориальных переменных и критерия суммы рангов Вилкоксона для непрерывных непараметрических переменных.Результаты. За трехлетний период было 64 пациента с ESKD. Средний возраст составлял 48 лет (IQR: от 35 до 57,5), 42 года (66%) составляли мужчины. Наиболее частыми симптомами были отек (n = 50, 78%) и анурия (n = 40, 63%). К сопутствующим сопутствующим заболеваниям ESKD относились артериальная гипертензия (n = 50, 78%), диабет (n = 24, 38%). Мочевина (n = 52, 81%) и креатинин (n = 57, 89%) были повышены у большинства пациентов. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ESKD является основной причиной гемодиализа у молодых людей, которые в противном случае внесли бы вклад в национальное развитие.Трудно точно установить этиологию, поскольку у большинства имеется более одной сопутствующей патологии. Следовательно, медицинские работники должны проявлять инициативу в профилактике и оперативном лечении хронического заболевания почек.

AB – ИСТОРИЯ ВОПРОСА: Терминальная стадия почечной недостаточности (ESKD) стала серьезной проблемой общественного здравоохранения и связана со значительными сопутствующими заболеваниями и смертностью. В Руанде не сообщалось о масштабах и распространении ESKD, несмотря на предоставление услуг диализа. В этой статье описываются клинические и демографические характеристики пациентов с ESKD в специализированной специализированной больнице в Руанде.МЕТОДЫ. Это было ретроспективное описательное исследование гемодиализных пациентов с ESKD, пролеченных в специализированной больнице с января 2014 года по декабрь 2017 года, начало гемодиализных услуг на сегодняшний день. Демографические и клинические данные были получены в отношении всех подходящих пациентов, прошедших лечение. Описательная статистика была представлена ​​с использованием частоты и процента для категориальных данных; медиана и межквартильный размах (IQR) для непрерывных данных. Анализ выживших и не выживших проводили с использованием критерия хи-квадрат для категориальных переменных и критерия суммы рангов Вилкоксона для непрерывных непараметрических переменных.Результаты. За трехлетний период было 64 пациента с ESKD. Средний возраст составлял 48 лет (IQR: от 35 до 57,5), 42 года (66%) составляли мужчины. Наиболее частыми симптомами были отек (n = 50, 78%) и анурия (n = 40, 63%). К сопутствующим сопутствующим заболеваниям ESKD относились артериальная гипертензия (n = 50, 78%), диабет (n = 24, 38%). Мочевина (n = 52, 81%) и креатинин (n = 57, 89%) были повышены у большинства пациентов. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ESKD является основной причиной гемодиализа у молодых людей, которые в противном случае внесли бы вклад в национальное развитие.Трудно точно установить этиологию, поскольку у большинства имеется более одной сопутствующей патологии. Следовательно, медицинские работники должны проявлять инициативу в профилактике и оперативном лечении хронического заболевания почек.

KW – (MeSH): гемодиализ

KW – терминальная стадия заболевания почек

KW – болезнь почек

KW – клиническая больница Кигали

KW – Руанда

UR – http://www.scopus.com/ inward / record.url? scp = 85087607205 & partnerID = 8YFLogxK

UR – http: // www.scopus.com/inward/citedby.url?scp=85087607205&partnerID=8YFLogxK

M3 – Статья

AN – SCOPUS: 85087607205

VL – 77

SP – 1

EP – 5

Медицинский журнал – 5

Медицинский журнал

JF – Rwanda Medical Journal

SN – 2079-097X

IS – 1

ER –

Мы не можем найти эту страницу

(* {{l10n_strings.REQUIRED_FIELD}})

{{l10n_strings.CREATE_NEW_COLLECTION}} *

{{l10n_strings.ADD_COLLECTION_DESCRIPTION}}

{{l10n_strings.COLLECTION_DESCRIPTION}} {{addToCollection.description.length}} / 500 {{l10n_strings.TAGS}} {{$ item}} {{l10n_strings.ПРОДУКТЫ}} {{l10n_strings.DRAG_TEXT}}

{{l10n_strings.DRAG_TEXT_HELP}}

{{l10n_strings.LANGUAGE}} {{$ select.selected.display}}

{{article.content_lang.display}}

{{l10n_strings.AUTHOR}}

{{l10n_strings.AUTHOR_TOOLTIP_TEXT}}

{{$ select.selected.display}} {{l10n_strings.CREATE_AND_ADD_TO_COLLECTION_MODAL_BUTTON}} {{l10n_strings.CREATE_A_COLLECTION_ERROR}}

95013522

% PDF-1.7 % 1 0 объект > / Metadata 5 0 R / Outlines 2 0 R / Pages 3 0 R / StructTreeRoot 4 0 R / Type / Catalog / Viewer Preferences 6 0 R >> эндобдж 5 0 obj > поток 2021-11-02T22: 38: 27-07: 002020-07-30T07: 28: 01-07: 002021-11-02T22: 38: 27-07: 00 Приложение AppendPDF Pro 5.5uuid: 9fc89766-aefc-11b2-0a00-782dad000000uuid: 4214975e-1dd2-11b2-0a00-3800c8749cffapplication / pdf

  • 95013522
  • Лаура Смит
  • Microsoft® Word для Office 365AppendPDF Pro 5.5 Ядро Linux 2.6, 64-разрядная версия, 2 октября 2014 г. Библиотека 10.1.0 конечный поток эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 1378 0 объект > 728 0 R] / P 152 0 R / Pg 24 0 R / S / Link >> эндобдж 1379 0 объект > 682 0 R] / P 77 0 R / Pg 19 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 1380 0 объект > 684 0 R] / P 77 0 R / Pg 19 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 1381 0 объект > 687 0 R] / P 78 0 R / Pg 19 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 1382 0 объект > 689 0 R] / P 78 0 R / Pg 19 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 1383 0 объект > 694 0 R] / P 79 0 R / Pg 19 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 1384 0 объект > 696 0 R] / P 79 0 R / Pg 19 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 1385 0 объект > 699 0 R] / P 80 0 R / Pg 19 0 R / S / Link >> эндобдж 1386 0 объект > 701 0 R] / P 80 0 R / Pg 19 0 R / S / Link >> эндобдж 1387 0 объект > 705 0 R] / P 81 0 R / Pg 19 0 R / S / Link >> эндобдж 1388 0 объект > 708 0 R] / P 81 0 R / Pg 19 0 R / S / Link >> эндобдж 1389 0 объект > 711 0 R] / P 82 0 R / Pg 19 0 R / S / Link >> эндобдж 1390 0 объект > 713 0 R] / P 82 0 R / Pg 19 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 1391 0 объект > 717 0 R] / P 83 0 R / Pg 19 0 R / S / Link >> эндобдж 1392 0 объект > 719 0 R] / P 83 0 R / Pg 19 0 R / S / Link >> эндобдж 655 0 объект > эндобдж 636 0 объект > эндобдж 637 0 объект > эндобдж 638 0 объект > эндобдж 639 0 объект > эндобдж 640 0 объект > эндобдж 641 0 объект > эндобдж 642 0 объект > эндобдж 643 0 объект > эндобдж 644 0 объект > эндобдж 645 0 объект > эндобдж 646 0 объект > эндобдж 647 0 объект > эндобдж 648 0 объект > эндобдж 649 0 объект > эндобдж 650 0 объект > эндобдж 652 0 объект > эндобдж 653 0 объект > эндобдж 654 0 объект > эндобдж 656 0 объект > эндобдж 657 0 объект > эндобдж 658 0 объект > эндобдж 659 0 объект > эндобдж 660 0 объект > эндобдж 661 0 объект > эндобдж 662 0 объект > эндобдж 663 0 объект > эндобдж 664 0 объект > эндобдж 651 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 67 0 объект > / MediaBox [0 0 595.`&% MF & 3f + 6 & Oo_ilF! 8 ZPiϕA1gGYEp+}[email protected]̃.p}4wLg: \ {fD6f 7 ~

    Ложноотрицательный диагноз высокого анионного разрыва у пациентов с терминальной стадией заболевания почек

    Различие скорректированных по альбумину и полных значений AG по сравнению с традиционным значением AG у недиализных пациентов с ESKD

    Сначала мы включили 1733 пациента с ESKD (рис. 1), и их различные значения AG с поправкой на альбумин и полные значения AG по сравнению с традиционными значениями AG при ESKD показаны на рис. 2. Пациенты с ESKD показали широкий диапазон значений AG.

    Рис. 1

    Блок-схема, показывающая набор и отбор участников исследования. Всего было набрано 2964 недиализных пациента с ESKD. Обратите внимание на разницу между первой когортой ESKD и второй субкогортой с высоким полным AG.

    Рисунок 2

    Различия между скорректированными по альбумину и полными значениями AG по сравнению с традиционными значениями AG в ESKD. ( a ) Традиционное значение AG в сравнении со значением aAG. Добавленная горизонтальная линия указывает верхний предел aAG (1.47 мэкв / л). Добавленная вертикальная линия указывает верхний предел традиционного АГ (12,42 мэкв / л). Левая верхняя область графика указывает на ложноотрицательный диагноз по традиционному уравнению AG (aAG: AG с поправкой на альбумин). ( b ) Традиционное значение AG в сравнении с полным значением AG. Добавленная горизонтальная линия указывает верхний предел полного АГ (5,69 мэкв / л). Добавленная вертикальная линия указывает верхний предел традиционного АГ (12,42 мэкв / л). Левая верхняя область графика указывает на ложноотрицательный диагноз по традиционному уравнению AG.

    Каждая распределенная по категориям карта распределения была разделена линией верхнего предела каждого значения AG.

    Высокая распространенность АГ изменяется уравнением АГ

    Число пациентов и распространенность высокого АГ среди 1733 пациентов с ХБП 5 стадии составляли 1177 (67,9%), 1596 (92,1%) и 1688 (97,4%) для традиционных пациентов. > 12,42 мэкв / л (рис. 2a правая область), с поправкой на альбумин> 1,47 мэкв / л (верхняя область рис. 2a) и полный AG> 5,69 мэкв / л (верхняя область рис. 2b), соответственно.

    Среди пациентов с невысоким традиционным АГ (n = 556, 32.08% для традиционного АГ <12,42 мЭкв / л), количество пациентов и распространенность высокого ААГ> 1,47 мэкв / л (рис. 2a, левая верхняя область) и высокого полного АГ> 5,69 мэкв / л (рис. 2b, левая верхняя область). ) составили 419 (75,4%) и 512 (90,85%) соответственно. Эти пациенты получили ложноотрицательный диагноз состояния с невысоким АГ по традиционному уравнению АГ.

    Производительность традиционного уравнения AG по сравнению с уравнениями полного AG и aAG

    Даже у пациентов с ESKD, у которых должен развиться высокий AG, традиционное уравнение AG часто не может определить состояние высокого AG.Поэтому мы исследовали его чувствительность, специфичность и соответствие в этой когорте ESKD.

    В таблице 1 показаны чувствительность, специфичность, точность и коэффициент Каппа для традиционных AG> 12,42 и aAG> 1,47, которые составили 0,70 против 0,94, 0,98 против 0,93, 0,7 против 0,94 и 0,103 против 0,44, соответственно (полный AG> 5,69). использовался в качестве эталона для верхнего предельного значения). Значение коэффициента Каппа между традиционным AG> 12,42 и полным AG> 5,69 осталось ниже 0,20, что указывает на низкую надежность [Kappa 0.119 (95% ДИ 0,086–0,153)]. С другой стороны, значение Каппа между aAG> 1,47 и полным AG> 5,69 показало умеренную межэкспериментальную повторяемость [Каппа 0,474> 0,40 (95% ДИ 0,381–0,566)]. Значение Каппа между традиционным AG> 12,42 и aAG> 1,47 показало слегка высокую повторяемость [Каппа 0,330 <0,4 (95% ДИ 0,284–0,376)]. Эти значения Каппа продемонстрировали, что уравнения aAG или полные уравнения AG более точны, чем традиционные уравнения AG для диагностики состояния AG у пациентов с ESKD.

    Таблица 1 Чувствительность, специфичность, точность и соответствие высоких критериев AG между полным уравнением AG и двумя другими уравнениями.

    Сравнение характеристик пациентов между группами с высоким полным AG и невысоким полным AG

    Чтобы изучить характеристики пациентов с невысоким полным AG, первая когорта пациентов с 1733 ESKD была разделена на две группы по полным значениям AG: группа с невысоким полным AG (AG <5,69, n = 45) и группа с высоким полным AG (AG> 5.69, n = 1688). Сравнивались их характеристики (таблица 2).

    Таблица 2 Сравнение характеристик пациентов между группами с высоким полным AG и невысоким полным AG.

    Значение полного АГ для каждой группы составляло 2,9 ± 3,4 мэкв / л для группы с невысоким полным АГ по сравнению с 11,9 ± 3,1 мэкв / л для группы с высоким полным АГ, соответственно. Калий, хлорид, альбумин, бикарбонат в сыворотке крови и частота DKD были значительно выше в группе с невысоким полным AG. Интересно, что возможные препараты, снижающие АГ, ингибиторы РААС, петлевые диуретики или щелочи часто назначались 1617/1733 пациентам (93.3%), а частота их назначения была высокой как в группе с высоким, так и с низким уровнем полного АГ без существенной разницы (1574/1688, 93,2% против 43/45, 95,6%, p = 0,5407).

    С другой стороны, возраст, сывороточно-скорректированный кальций, ионизированный кальций и использование AST-120 были значительно ниже в группе с невысоким полным АГ. Между двумя группами не было значительных различий по полу, периоду исхода, систолическому артериальному давлению, количеству лейкоцитов, гемоглобину, С-реактивному белку, рСКФ, мочевой кислоте, натрию, фосфату и другим лекарствам.

    Характеристики пациентов с ложноотрицательным диагнозом высокого AG

    Всего 45 пациентов из первой когорты 1733 ESKD были классифицированы как имеющие невысокий полный AG, поэтому мы исключили этих 45 пациентов, чтобы составить полную субкогорту с высоким полным AG. только пациентов с высоким полным АГ (n = 1688) и исследовали, как традиционное уравнение АГ неверно диагностирует состояние АГ при ESKD.

    Чтобы изучить характеристики пациентов с ошибочным диагнозом, вся подгруппа пациентов с высокими полными значениями AG была разделена на две группы по традиционным значениям AG: невысокие значения AG (AG <12.42, n = 512) и группа с высоким AG (AG> 12,42, n = 1176). Сравнивались их характеристики (таблица 3).

    Таблица 3 Сравнение характеристик пациентов в группах с высоким (традиционным) и невысоким (традиционным) AG.

    Возраст, систолическое артериальное давление, рСКФ, калий, хлорид, скорректированный кальций, ионизированный кальций, бикарбонат, использование БРА и БКК были значительно выше в группе с невысоким АГ. С другой стороны, лейкоциты, CRP, мочевая кислота, альбумин, фосфор и фосфат были значительно ниже в группе с невысоким AG.Возможные препараты, снижающие АГ, ингибиторы РААС, петлевые диуретики или щелочи часто назначались в этой подгруппе, и частота их назначения была высокой как в группе с высоким, так и невысоким традиционным АГ без существенной разницы (481/512, 94,0% против 1093/1176, 92,9%, р = 0,4503).

    Среди составляющих молекул традиционного уравнения АГ содержание хлорида и бикарбоната в сыворотке было значительно выше, что приводило к ложноотрицательным диагнозам высокого АГ в группе с невысоким традиционным АГ.Δхлорид и Δбикарбонат между группами с низким и высоким уровнем традиционного АГ составляли + 3,1 и + 2,4 мэкв / л, соответственно. В результате эти 2 молекулы наиболее сильно повлияли на снижение традиционного АГ на 5,5 мЭкв / л в группе с невысоким традиционным АГ, что было почти равно разнице в традиционных значениях АГ между группами с высоким и невысоким традиционным АГ. (5,4 мг-экв / л: 16,1 против 10,7 мг-экв / л).

    Все другие полные компоненты AG были выше в группе с невысоким традиционным AG, чем в группе с высоким AG (натрий + 0.3 мг-экв / л, калий + 0,19 мг-экв / л, ионизированный кальций + 0,25 мг-экв / л, фосфат 0,76 мг-экв / л, альбумин 0,15 г / дл × 2,5, общий вклад + 1,875 мг-экв / л), и они способствовали увеличению полное значение AG в группе с невысоким традиционным AG от 10,7 до 12,575 мэкв / л. Основываясь на этих полных компонентах AG и других факторах, всем пациентам в этой подгруппе, у которых диагностировали невысокие традиционные значения AG, был повторно диагностирован высокий полный AG. Без этих корректировок полного уравнения АГ традиционное уравнение АГ часто не может точно определить состояние АГ у пациентов с ХБП, у которых часто развиваются как гипоальбуминемия, так и электролитные нарушения, которые влияют на полное значение АГ.

    Одномерный и многомерный логистический регрессионный анализ в субкогорте 1688 с высоким полным AG показал несколько факторов, связанных с невысоким традиционным значением AG в группе с невысоким традиционным AG (таблица 4). Вкратце, независимыми факторами риска ложноотрицательного неправильного диагноза АГ были частое использование БРА, относительно высокий СКФ, высокий уровень хлорида, высокий уровень бикарбоната, высокий уровень ионизированного кальция, высокий уровень калия, относительно низкий уровень лейкоцитов в крови, низкий уровень сывороточного альбумина и низкий уровень фосфатов.

    Таблица 4 Одно- и многомерные модели логистической регрессии для определения ковариант, связанных с невысоким традиционным значением AG.

    Низкий уровень СРБ, низкий уровень мочевой кислоты, возраст, наличие DKD и высокое систолическое артериальное давление не были независимо связаны с низким уровнем АГ в многомерном логистическом анализе, хотя они были значительно связаны в одномерном логистическом регрессионном анализе.

    Факторы, связанные с хлоридом сыворотки в субкогорте с высоким полным AG

    Затем мы исследовали, как эти значимые связанные факторы влияют на концентрацию хлорида или бикарбоната по отдельности, что в основном способствует снижению традиционных значений AG и, в конечном итоге, приводит к ложноотрицательным результатам. диагнозы.Квантильный анализ содержания хлорида в сыворотке показал, что частота высоких традиционных АГ, мужской пол, С-реактивный белок, сывороточный натрий, калий, бикарбонат, использование ЭСС, петлевых диуретиков, использование щелочей, использование БРА и ИАПФ в значительной степени связаны с концентрацией хлорида в сыворотке. . Квантильный анализ также показал, что частота высокого традиционного АГ снижалась с увеличением концентрации хлорида в сыворотке со средней частотой высокого традиционного АГ (%) 83,3, 76,0, 66,8, 53,5 для тех, кто находится в квартилях с хлоридом ≤ 101, <105, <108, 108 ≤ мг-экв / л (p <0.01) соответственно.

    Эти значимые связанные факторы использовались для одномерного логистического регрессионного анализа, а полученные значимые вариации использовались для дальнейшего анализа. Анализ многовариантной логистической регрессии показал, что использование натрия, калия и БРА в сыворотке (коэффициент бета 0,036, 95% ДИ 0,15–0,76, p = 0,0037) были независимо связаны с содержанием хлорида в сыворотке положительно (таблица 5). С другой стороны, бикарбонат (коэффициент бета – 0,499, 95% ДИ – от 0,68 до – 0,61, p <0.0001) и С-реактивный белок (коэффициент бета - 0,075, 95% ДИ - от 0,18 до - 0,09, p <0,0001) были независимо связаны с хлоридом сыворотки обратно пропорционально. Другие факторы не были связаны с хлоридом сыворотки независимо.

    Таблица 5 Одно- и многофакторный регрессионный анализ хлорида сыворотки.

    Факторы, связанные с бикарбонатом сыворотки в подгруппе с высоким полным AG

    Квантильный анализ бикарбоната сыворотки показал мужской пол, использование петлевых диуретиков, использование щелочей, рСКФ, хлорид сыворотки, калий, ионизированный кальций и фосфат были в значительной степени связаны с концентрацией бикарбоната в сыворотке.Использование ARB не было связано с бикарбонатом сыворотки у этих участников. Анализ многомерной логистической регрессии показал, что использование щелочи (коэффициент бета 0,077, 95% ДИ 0,39–1,09, p <0,0001) и ионизированный кальций были независимо связаны с положительно бикарбонатом (таблица 6). С другой стороны, хлорид сыворотки (коэффициент бета - 0,469, 95% ДИ - от 0,39 до - 0,33, p <0,0001), калий и фосфат (коэффициент бета - 0,342, 95% ДИ - от 1,73 до - 1,36, p <0,0001). независимо связаны с бикарбонатом сыворотки и обратно.Использование петлевых диуретиков не было независимо связано с бикарбонатом в многомерном логистическом анализе после корректировки хлорида сыворотки (коэффициент бета 0,093, 95% доверительный интервал от 0,57 до - 1,31, p = 0,0826), хотя в другой модели это было достоверно связано до корректировки уровня хлорида в сыворотке (бета). коэффициент 0,119, 95% ДИ 0,78–1,63, p <0,0001).

    Таблица 6 Одно- и многофакторный регрессионный анализ бикарбоната сыворотки.

    Хотя использование щелочи независимо связано с повышением уровня бикарбоната в сыворотке в этом анализе, однофакторный анализ невысокого традиционного АГ показал, что использование щелочи не имело значительной связи с невысоким традиционным значением АГ, как описано ранее в этом отчете.

    Остальные факторы не были связаны с бикарбонатом сыворотки независимо. Квантильный анализ показал, что частота высокого традиционного АГ увеличивалась с увеличением концентрации бикарбоната в сыворотке со средней частотой высокого традиционного АГ (%) 56,5, 65,6, 73,4, 83,5 для тех, кто находится в квартилях бикарбоната ≤ 22, <18,9, <16, 16 ≤ мэкв / л (р <0,01) соответственно.

    Факторы, связанные с количеством лейкоцитов в субкогорте с высоким полным AG

    Затем мы исследовали, как количество лейкоцитов связано с другими данными.Квантильный анализ лейкоцитов показал, что значение 3 AG, частота диабета почек, амбулаторный период, возраст, систолическое артериальное давление, C-реактивный белок, мочевая кислота, ионизированный кальций, фосфат, альбумин, бикарбонат, использование ESA, использование щелочи, петля Использование диуретиков и использование AST-120 было достоверно связано с количеством лейкоцитов. Анализ многовариантной логистической регрессии показал, что частота диабета почек, ионизированный кальций и С-реактивный белок были независимо связаны с количеством лейкоцитов положительно.С другой стороны, возраст, уровень бикарбоната сыворотки (коэффициент бета – 0,061, t = – 2,08, 95% доверительный интервал – 0,06–0,01, p = 0,0113) и использование щелочи были независимо связаны с количеством лейкоцитов обратно пропорционально. Остальные факторы не имели независимой связи с количеством лейкоцитов. В результате количество лейкоцитов обратно пропорционально рецепту бикарбоната сыворотки или щелочи независимо.

    Факторы, связанные с использованием ARB в субкогорте с высоким полным AG.

    Затем мы сравнили все параметры между пользователями ARB и непользователями, поскольку ARB был единственным значимым и независимым ассоциированным препаратом с ложноотрицательным диагнозом высокого AG.В результате пользователи ARB показали значительно более низкие значения AG во всех 3 уравнениях и в более молодом возрасте. Пользователи БРА также продемонстрировали значительное увеличение распространенности DKD, статинов, CCB, высокого содержания калия и хлорида. Многовариантный логистический регрессионный анализ показал, что распространенность DKD, использование статинов, использование CCB, сывороточный калий и хлорид были независимо связаны с использованием ARB положительно. Возраст был независимо связан с использованием БРА обратно пропорционально. Пользователи БРА показали значительно более высокое содержание хлорида, более высокое содержание калия, более низкое значение АГ и более низкое содержание бикарбоната (без значимости), чем не принимавшие БРА.Эти данные подтверждают, что БРА может вызывать почечный канальцевый ацидоз IV типа даже у пациентов с хронической болезнью почек, которые часто получали рецепты БРА.

    Систематический обзор и метаанализ

    Абстрактные

    Фон

    Новый коронавирус (COVID-19), вызванный SARS-CoV-2, показал различную распространенность и летальность (CFR) среди пациентов с различными ранее существовавшими хроническими состояниями. Пациенты с терминальной стадией почечной недостаточности (ТПН), получавшие заместительную почечную терапию (ЗПТ), могли иметь более высокую распространенность и СЛ из-за снижения иммунной функции из-за уремии и почечного тропизма SARS-CoV-2, но систематических исследований по этой проблеме не проводилось. инфицирование и смертность от инфекции SARS-CoV-2 у пациентов с ТПН с различными ЗПТ.

    Методология / основные выводы

    Мы провели поиск в пяти электронных базах данных и провели систематический обзор и метаанализ до 30 июня 2020 г., чтобы оценить распространенность и коэффициент летальности (CFR) инфекции COVID-19 среди пациентов с ТПН с ЗПТ. Глобальные данные о COVID-19 были извлечены из международной базы данных 30 июня 2020 года для оценки распространенности и CFR среди населения в целом в качестве точек отсчета. Из 3272 потенциальных исследований, 34 подходящих исследования включали 1944 подтвержденных случая COVID-19 у 21 873 пациентов с ТПН с ЗПТ из 12 стран в четырех регионах ВОЗ.Общая объединенная распространенность у пациентов с ТПН и ЗПТ составила 3,10% [95% доверительный интервал (ДИ) 1,25–5,72], что было выше, чем 0,14% глобальной средней распространенности. Общий расчетный CFR COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ составил 18,06% (95% ДИ 14,09–22,32), что было выше, чем в среднем в мире – 4,98%.

    Выводы

    Этот метаанализ свидетельствует о высокой распространенности COVID-19 и CFR у пациентов с ТПН с ЗПТ. Пациенты с ТПН с ЗПТ должны иметь свой особый протокол профилактики и лечения COVID-19, чтобы уменьшить избыточные случаи заболевания и летальные исходы.

    Сведения об авторе

    Хроническая болезнь почек (ХБП) была связана с увеличением тяжести и смертности от COVID-19. Пациенты с терминальной стадией почечной недостаточности (ТПН) находились на терминальной стадии ХБП и имели сниженную иммунную функцию из-за уремии. Кроме того, пациенты с ТПН, перенесшие трансплантацию почки, имели ослабленную иммунную систему из-за иммунодепрессантов. Почки могут быть вторичной мишенью SARS-CoV-2 после дыхательных путей независимо от предшествующей истории болезни почек, предпочтительно клубочков, которые были связаны с богатством некоторых специфических генов, кодирующих белок в почках.Общая объединенная распространенность у пациентов с ТПН, получавших заместительную почечную терапию, была примерно в 22 раза выше справочной глобальной средней распространенности. Общая оценочная летальность от COVID-19 у пациентов с ТПН, получавших заместительную почечную терапию, была примерно в 3,6 раза выше среднемирового показателя. Пациенты с ТПН, получавшие заместительную почечную терапию, имели высокую распространенность COVID-19 и уровень летальности. Мы предположили, что пациенты с ТПН, получающие заместительную почечную терапию, должны иметь свой особый протокол профилактики и лечения COVID-19, чтобы уменьшить избыточные случаи заболевания и летальные исходы.

    Образец цитирования: Нопсопон Т., Киттракулрат Дж., Таккаватакарн К., Эйамситракун Т., Канджанабуч Т., Понгпирул К. (2021) Covid-19 у пациентов с терминальной почечной недостаточностью с заместительной почечной терапией: систематический обзор и метаанализ. PLoS Negl Trop Dis 15 (6): e0009156. https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156

    Редактор: Тао Линь, Медицинский колледж Бейлора, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

    Поступила: 26 января 2021 г .; Принята к печати: 28 мая 2021 г .; Опубликовано: 15 июня 2021 г.

    Авторские права: © 2021 Nopsopon et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и ее файлах с вспомогательной информацией.

    Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Тяжелый острый респираторный синдром Коронавирус 2 (SARS-CoV-2) впервые был зарегистрирован в декабре 2019 года как недавно обнаруженный возбудитель болезни у пациентов с пневмонией неизвестной причины в Ухане, Китай [1]. С момента своего дебюта новый коронавирус (COVID-19) стремительно распространился по всему миру, и 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 пандемией [2]. Глобальные данные о COVID-19 из международной базы данных на середину 2020 года сообщают, что 217 стран, затронутых новым коронавирусом, с более чем десятью миллионами человек, инфицированными SARS-CoV-2; около полумиллиона пациентов умерли от новой болезни [3].

    Сообщалось, что ранее существовавшие сопутствующие заболевания были связаны с тяжестью госпитализированных пациентов с COVID-19 [4]. Было обнаружено, что хроническая болезнь почек связана с серьезностью и смертностью от COVID-19 [5,6]. В частности, пациенты с хроническим заболеванием почек имели трехкратный риск развития тяжелой формы COVID-19 [7]. Около одной трети пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности (ТПН) на диализе, госпитализированных с COVID-19, умерли [8]. Высокий уровень смертности может быть связан с ослаблением иммунной системы из-за уремии у пациентов с ХПН [9].Более того, у пациентов с трансплантированной почкой наблюдался сниженный иммунный ответ на иммунодепрессанты [10].

    Почки могут быть вторичной мишенью для SARS-CoV-2 после респираторного тракта независимо от предшествующей истории болезни почек, как указано на второй по величине вирусной нагрузке SARS-CoV-2, обнаруженной в почках при вскрытии COVID-19. случаев смерти, предпочтительно клубочков, что было связано с богатством кодирующих белок генов, включая ангиотензин-превращающий фермент 2 ( ACE2 ), трансмембранную сериновую протеазу 2 ( TMPRSS2 ) и катепсин L ( CTSL ) в почка [11].Было большое количество госпитализированных пациентов с COVID-19, у которых впоследствии развилось острое повреждение почек (ОПП) в течение болезни [5,6], особенно у пациентов с трансплантацией почки [12]. В нескольких систематических обзорах сообщалось о связи ОПН у пациентов с COVID-19 с более тяжелой формой и плохим прогнозом COVID-19 [13–15]. Несмотря на доказательства связи COVID-19 и последующего поражения почек, все еще остается открытым вопрос о том, имели ли пациенты с тяжелым хроническим заболеванием почек, особенно получающие заместительную почечную терапию (ЗПТ), более высокий уровень инфицирования и смертности от COVID-19, чем у людей с нормальной функцией почек. безрезультатно.В этом обзоре мы провели метаанализ для оценки распространенности и летальности COVID-19 у пациентов с ТПН и ЗПТ.

    Методы

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Заявления о предпочтительных элементах отчетности систематических обзоров и метаанализов (PRISMA) [16]. Мы проспективно зарегистрировали систематический обзор в Международном проспективном реестре текущих систематических обзоров PROSPERO (регистрационный номер: CRD42020199752).

    Стратегия поиска

    PubMed, Embase, Scopus, Web of Science и Кокрановский центральный регистр клинических испытаний использовались для систематического поиска статей, опубликованных на английском языке до 30 июня 2020 г.Термины «Коронавирус», «COVID-19» и «SARS-CoV-2» использовались в сочетании с «Хроническая болезнь почек», «Терминальная стадия почечной недостаточности», «Заместительная почечная терапия», «Диализ», «Гемодиализ. »,« Перитонеальный диализ »и« Трансплантация почки »в качестве ключевых слов для поиска литературы вместе с их синонимами. Стратегия поиска подробно представлена ​​в таблице S2. Кроме того, был произведен поиск в списках литературы включенных статей, а также в соответствующих цитатах из других журналов через Google Scholar.

    Выбор исследования

    Мы работали со специалистом по информации, чтобы разработать соответствующую стратегию поиска для выявления оригинальных рецензируемых статей рандомизированных контролируемых испытаний и наблюдательных исследований, оценивающих распространенность или исходы смертности, или и то, и другое COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ (KT, HD, или PD) без ограничений по возрасту, полу, этнической принадлежности, продолжительности хронического заболевания почек или предшествующему лечению. Дополнительные результаты заключались в необходимости госпитализации в отделение искусственной вентиляции легких (МВ) и интенсивной терапии (ОИТ).Отбор статей был проведен двумя независимыми рецензентами подходящих исследований. Разногласия между двумя рецензентами были разрешены консенсусом.

    Извлечение данных

    Извлечение данных было выполнено двумя независимыми рецензентами опубликованных сводных оценочных данных. Разногласия между двумя рецензентами были разрешены консенсусом. Мы извлекли следующие данные: (1) характеристики исследования (авторы, год публикации, тип исследования, название журнала, контактная информация, страна и финансирование), (2) характеристики пациентов (размер выборки, возраст, пол, тип замены почек. терапии, диагностических критериев COVID-19, лечения COVID-19), (3) исходы (полный список названий всех измеренных исходов, единицы измерения, временные точки наблюдения, отсутствующие данные), а также любую другую соответствующую информацию.Весь соответствующий текст, таблицы и рисунки были проверены на предмет извлечения данных. Мы связались с авторами исследования с неполными данными. Если авторы исследования не ответили в течение 14 дней, мы проводили анализ с использованием имеющихся данных.

    Глобальные данные о COVID-19 были извлечены из международной базы данных [3] 30 июня 2020 года для оценки распространенности и CFR среди населения в целом в качестве точек отсчета. Глобальные данные о COVID-19 среди населения в целом включают 7 525 172 273 человека, 10 566 205 подтвержденных случаев COVID-19 и 526 163 случаев смерти от COVID-19 в 217 странах.Средняя глобальная распространенность COVID-19 среди населения в целом составила 0,14%, а средний мировой показатель летальности COVID-19 среди населения в целом составил 4,98%.

    Оценка качества

    Авторы работали независимо для оценки риска систематической ошибки во включенных исследованиях с использованием инструмента оценки риска систематической ошибки Hoy et al. для исследований с исходами распространенности COVID-19 [17]. Мы оценили репрезентативность выборки, основу выборки, методы выборки, частоту ответов, метод сбора данных, определение случая, инструменты измерения, период исследования и расчет данных.Мы присвоили каждой области низкий риск смещения и высокий риск смещения, в то время как общий риск смещения был представлен как низкий риск смещения, умеренный риск смещения и высокий риск смещения. Включенные исследования с данными о смертности от COVID-19 были оценены на предмет риска систематической ошибки с помощью не суммирующей четырехдоменной системы (последовательные случаи, многоцентровое наблюдение, более 80% последующего наблюдения, многофакторный анализ), разработанной Wylde et al [18]. Мы определили каждый домен как адекватный, неадекватный и о котором не сообщалось. Эта система была предпочтительнее, потому что предметная область была применима как к контролируемым наблюдательным исследованиям, так и к сериям случаев.Разногласия разрешаем путем обсуждения. Мы представили нашу оценку риска систематической ошибки в таблице S1.

    Статистический анализ

    Основными исходами были распространенность COVID-19 и смерть от COVID-19. Результаты распространенности измерялись процентным соотношением подтвержденных случаев COVID-19 и общей ТПН у пациентов с ЗПТ с соответствующим 95% доверительным интервалом (ДИ). Исходы смерти измерялись как CFR с процентом смертей от COVID-19 и общего числа подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ с соответствующим 95% доверительным интервалом.Дополнительными результатами были необходимость в ИВЛ и госпитализации пациентов с подтвержденным COVID-19 у пациентов с ТПН и ЗПТ с 95% доверительным интервалом. Результаты исследований были включены в метаанализ и представлены на лесном участке, который также показал статистическую мощность, доверительные интервалы и неоднородность. Этот метаанализ был проведен для поиска объединенного оценочного значения с доверительным интервалом 95% и не имел группы сравнения, поэтому нулевая гипотеза не проверялась.Вместо этого мы сравнили оценочные значения первичных результатов со средними мировыми показателями.

    Мы оценили клиническую и методологическую неоднородность, изучив характеристики участников, период наблюдения, результаты и дизайн исследования. Затем мы оценили статистическую неоднородность, используя статистику I 2 для определения величины, направления и силы доказательств неоднородности. Мы рассматривали уровень неоднородности для статистики I 2 , как это определено в главе 9 Кокрановского справочника по систематическим обзорам вмешательств: 0–40% могут не иметь значения; 30–60% могут представлять умеренную неоднородность; 50–90% могут представлять значительную неоднородность; 75–100% значительная неоднородность.Для обеспечения допустимых доверительных интервалов использовалось двойное арксинусное преобразование Фримена-Тьюки. Метаанализ случайных эффектов по методу Дер-Симоняна и Лейрда был использован для выявления клинической, методологической и статистической неоднородности. Для вычисления доверительного интервала использовался точный метод. Был проведен заранее определенный анализ подгрупп, включая уровень дохода страны, регион страны ВОЗ и метод ЗПТ. Мы оценили предвзятость публикации двумя способами. Сначала мы вычислили размер эффекта каждого исследования относительно стандартной ошибки и построили его в виде воронкообразного графика для визуальной оценки асимметрии.Во-вторых, мы использовали тест Эггера для статистической проверки асимметрии. Значительная асимметрия указала на возможность систематической ошибки публикации или неоднородности. Мета-анализ проводился с использованием STATA 16.1 (StataCorp, TX, USA).

    Результаты

    Характеристики исследований

    Поиск в базе данных выявил 3272 потенциальных записи. После удаления дубликатов 1885 наименований прошли первоначальный отбор, а 212 рефератов по темам были отобраны для дальнейшей оценки полнотекстовых статей на соответствие критериям отбора (рис. 1).Всего было исключено 178 статей: 44 письма редактору, 36 отчетов о случаях, 26 неправильных популяций, 19 неправильных результатов, 16 редакционных статей, 12 обзорных статей, девять дубликатов, девять рекомендаций, три комментария, два не на английском языке, и два протокола. Только 34 исследования соответствовали критериям синтеза данных и метаанализа.

    Все 34 включенных исследования были опубликованы в 2020 году, из которых 15 исследований сообщили об исходах распространенности [19–33], а 31 исследование сообщили об исходах со смертельным исходом [8,19,22–25,27–51].Всего было 17 когортных исследований [8,20,21,24–26,28,32,34,36,41,43,45–47,50,51], 12 серий случаев [22,31,35,37–40 , 42,44,48,49] и пять перекрестных исследований [23,27,29,30,33]. Количество образцов в исследовании варьировалось от 3 до 7 154, в общей сложности 1944 подтвержденных случая COVID-19 у 21 873 пациентов с ТПН с ЗПТ из 12 стран в четырех регионах ВОЗ, девять из которых были странами с высоким уровнем дохода, а три – с уровнем дохода выше среднего. страны по классификации Всемирного банка [52]. Средний возраст колебался от 45 лет.От 0 до 73,6 лет. Пациенты женского пола в каждом исследовании находились в диапазоне от 0 до 57%. Всего было проведено 20 исследований пациентов с ТПН с трансплантацией почки (КТ) [22,24,25,27,29,31,35–40,42,44,46–51], 10 исследований только с гемодиализом (HD) [19 –21,23,26,28,30,33,34,41], четыре исследования с более чем одним методом ЗПТ [8,32,43,45] и ни одного исследования только с перитонеальным диализом (ПД) (Таблица 1) .

    В 27 исследованиях в качестве диагностических критериев для подтверждения случая COVID-19 использовался только анализ полимеразной цепной реакции (ПЦР).В пяти исследованиях использовалась комбинация ПЦР и дополнительных критериев для диагностики COVID-19: визуализация (три исследования), суггестивные симптомы (одно исследование) и комбинация изображений, суггестивных симптомов и лабораторных тестов (одно исследование). В одном исследовании диагностические критерии в явной форме не указывались. Для лечения COVID-19 гидроксихлорохин был наиболее распространенным лечением, используемым в 20 исследованиях, за ним следует лопинавир / ритонавир, используемый в 12 исследованиях. В некоторых исследованиях использовались другие лекарства, включая Дарунавир / Ритонавир, Осельтамивир, Умифеновир, Рибавирин и Ганцикловир.В трех исследованиях не сообщалось о конкретном лечении COVID-19, а в восьми исследованиях не сообщалось об информации о лечении COVID-19.

    Риск предвзятости

    Из 15 включенных исследований, в которых сообщается о распространенности, 12 имели умеренный общий риск систематической ошибки, а три исследования имели умеренный общий риск систематической ошибки. Все включенные исследования имели высокий риск систематической ошибки в репрезентативности выборки. Три исследования имели высокий риск систематической ошибки в структуре выборки, методах выборки и частоте ответов.Из 31 исследования, сообщившего о смертности, 26 не были многоцентровыми исследованиями, 28 не использовали многофакторный анализ, 30 заявили о включении последовательных случаев, и все исследования имели не менее 80% последующего наблюдения (таблица S1). В то время как воронкообразный график показал некоторую визуальную асимметрию, тест Эггера на асимметрию не выявил свидетельств систематической ошибки публикации как в отношении общей оценочной распространенности (p = 0,418), так и в отношении общей оценочной смертности (p = 0,569) (S1, рис.).

    Распространенность COVID-19

    Пятнадцать исследований, в которых сообщалось о распространенности COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ, были включены в метаанализ 20 671 пациентов с ТПН с ЗПТ из семи стран [19–33].Общая объединенная распространенность составила 3,10% [95% доверительный интервал (ДИ) 1,25–5,72], что было выше, чем указанная средняя глобальная распространенность 0,14% (рис. 2). Самая высокая распространенность COVID-19 у пациентов с ТПН была зарегистрирована в Соединенном Королевстве [19,61% (95% ДИ 17,65–21,69)] [32], тогда как самая низкая распространенность COVID-19 была зарегистрирована в Турции [0,20% (95% ДИ 0,00– 1,09%)] [29].

    Рис. 2. Лесной график распространенности COVID-19 у пациентов с ТПН и ЗПТ.

    На рисунке показано количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с терминальной почечной недостаточностью (ТПН), получавших заместительную почечную терапию (ЗПТ), и общее количество пациентов с ТПН с ЗПТ в 15 подходящих исследованиях.Лесной график представляет предполагаемую распространенность COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии). Расчетная совокупная распространенность (красный ромб) составляла 3,10% (95% ДИ 1,25–5,72). Средняя глобальная распространенность (вертикальная красная линия) составила 0,14%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала. ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g002

    Шесть исследований проводились в двух странах с уровнем дохода выше среднего [19–22,29,30], а девять исследований – в пяти странах с высоким уровнем дохода [ 23–28,31–33]. Объединенная распространенность COVID-19 в странах с уровнем дохода выше среднего составила 0,95% (95% ДИ 0,28–1,97), что было ниже, чем объединенная распространенность в странах с высоким уровнем доходов, составляющая 5,11% (95% ДИ 1,37–10,97) (рис. ). Согласно классификации регионов ВОЗ, было проведено десять исследований в Европейском регионе [23–25,27–33] и пять исследований в регионе Западной части Тихого океана [19–22,26].Расчетная распространенность COVID-19 в Европейском регионе составила 4,41% (95% ДИ 1,11–9,69), что выше, чем в регионе Западной части Тихого океана на 1,10% (95% ДИ 0,36–2,19) (рис. 4).

    Рис. 3. Лесной график распространенности COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ по уровню доходов страны.

    На рисунке суммировано количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ и общее количество пациентов с ТПН с ЗПТ в 15 подходящих исследованиях с анализом подгрупп по уровню доходов страны.Лесной график представляет предполагаемую распространенность COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии). Предполагаемая объединенная распространенность для каждой подгруппы была отмечена красным ромбиком. Общая оценочная объединенная распространенность (последний красный ромб) составила 3,10% (95% ДИ 1,25–5,72). Средняя глобальная распространенность (вертикальная красная линия) составила 0,14%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала.ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g003

    Рис. 4. Лесной график распространенности COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ по регионам страны.

    На рисунке показано количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ и общее количество пациентов с ТПН с ЗПТ в 15 подходящих исследованиях с анализом подгрупп по регионам стран ВОЗ. Лесной график представляет предполагаемую распространенность COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии).Предполагаемая объединенная распространенность для каждой подгруппы была отмечена красным ромбиком. Общая оценочная объединенная распространенность (последний красный ромб) составила 3,10% (95% ДИ 1,25–5,72). Средняя глобальная распространенность (вертикальная красная линия) составила 0,14%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала. ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g004

    Восемь исследований, посвященных распространенности COVID-19 у пациентов с ХПН с ГБ, только с суммарной распространенностью COVID-19, равной 4.26% (95% ДИ 1,68–7,91) [19–21,23,26,28,30,33]. В шести исследованиях были данные о распространенности COVID-19 только у пациентов с КТ с объединенной распространенностью 0,76% (95% ДИ 0,33–1,35) [22,24,25,27,29,31]. Только в одном исследовании были смешанные данные о распространенности COVID-19 у пациентов с ТПН и БП с распространенностью 19,61% (95% ДИ 17,65–21,69) (рис. 5) [32]. Не было исследований с пациентами с ТПН только на перитонеальном диализе.

    Рис. 5. Лесной график распространенности COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ по модальности ЗПТ.

    На рисунке суммировано количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ и общее количество пациентов с ТПН с ЗПТ в 15 подходящих исследованиях с анализом подгрупп по типам метода ЗПТ. Лесной график представляет предполагаемую распространенность COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии). Предполагаемая объединенная распространенность для каждой подгруппы была отмечена красным ромбиком. Общая оценочная объединенная распространенность (последний красный ромб) составляла 3.10% (95% ДИ 1,25–5,72). Средняя глобальная распространенность (вертикальная красная линия) составила 0,14%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала. ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g005

    Летальность от COVID-19

    Тридцать одно исследование со смертельным исходом среди 1774 подтвержденных случаев COVID-19 при ТПН с ЗПТ из 12 стран [8,19,22–25,27–51].Общая расчетная CFR COVID-19 у пациентов с ESRD с RRT составила 18,06% (95% CI 14,09–22,32), что было выше, чем в среднем в мире, на 4,98% (рис. 6).

    Рис. 6. Лесной график летальности COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ.

    На рисунке показано количество смертей от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ и количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ в 31 подходящем исследовании. Лесной график представляет собой расчетный уровень летальности от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии).Расчетный совокупный коэффициент летальности (красный ромб) составил 18,06% (95% ДИ 14,09–22,32). Общий уровень летальности (вертикальная красная линия) составил 4,98%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала. ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g006

    Из 31 исследования семь исследований были проведены в трех странах с уровнем дохода выше среднего [19,22,29,30,34,35,37] и 24 исследования были проведены в девяти странах с высоким уровнем дохода [8,23–25,27,28,31–33,36,38–51].Расчетная CFR COVID-19 у пациентов с ESRD с RRT в странах с доходом выше среднего составила 8,95% (95% CI 0,00–30,00), в то время как расчетная CFR в странах с высоким уровнем дохода составила 19,65% (95% CI 15,94–23,60). ) (Рис 7). Девятнадцать исследований были из европейского региона с расчетным CFR 18,77% (95% ДИ 14,16–23,74) [23–25,27–33,36,38–40,42–46], шесть исследований были из региона Америки с расчетный CFR составил 17,01% (95% ДИ 9,36–26,08) [8,47–51], пять исследований были из региона Западной части Тихого океана с расчетным CFR 9.51% (95% ДИ 2,97–18,20) [19,22,34,35,41], и одно исследование было из региона Восточного Средиземноморья с CFR 66,67% (95% ДИ 34,89–90,08) (рис. 8) [37] .

    Рис. 7. Лесной график смертности от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ по уровню доходов страны.

    На рисунке показано количество смертей от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ и количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ в 31 подходящем исследовании с анализом подгрупп по уровню доходов страны Всемирного банка.Лесной график представляет собой расчетный уровень летальности от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии). Предполагаемый совокупный коэффициент летальности для каждой подгруппы был отмечен красным ромбиком. Общий расчетный объединенный коэффициент летальности (последний красный ромб) составил 18,06% (95% ДИ 14,09–22,32). Общий уровень летальности (вертикальная красная линия) составил 4,98%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала.ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g007

    Рис. 8. Лесной график смертности от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ по регионам страны ВОЗ.

    На рисунке показано количество смертей от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ и количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ в 31 подходящем исследовании с анализом подгрупп по регионам стран ВОЗ.Лесной график представляет собой расчетный уровень летальности от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии). Предполагаемый совокупный коэффициент летальности для каждой подгруппы был отмечен красным ромбиком. Общий расчетный объединенный коэффициент летальности (последний красный ромб) составил 18,06% (95% ДИ 14,09–22,32). Общий уровень летальности (вертикальная красная линия) составил 4,98%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала.ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g008

    Семь исследований были посвящены COVID-19 CFR у пациентов с ESRD только с HD с расчетным CFR 14,87% (95% CI 6,87–24,76) [19 , 23,28,30,33,34,41]. В 20 исследованиях пациентов с ТПН и КТ сообщалось только о расчетном CFR 19,28% (95% ДИ 12,20–27,20) [22,24,25,27,29,31,35–40,42,44,46–51]. Только четыре исследования имели данные CFR для смешанных методов ЗПТ (рис. 9) [8,32,43,45].

    Рис. 9. Лесной график летальности COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ по модальности ЗПТ.

    На рисунке показано количество смертей от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ и количество подтвержденных случаев COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ в 31 подходящем исследовании с анализом подгрупп по типам модальности ЗПТ. Лесной график представляет собой расчетный уровень летальности от COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ для каждого исследования (черные ящики) с 95% доверительными интервалами (95% ДИ; горизонтальные черные линии).Предполагаемый совокупный коэффициент летальности для каждой подгруппы был отмечен красным ромбиком. Общий расчетный объединенный коэффициент летальности (последний красный ромб) составил 18,06% (95% ДИ 14,09–22,32). Общий уровень летальности (вертикальная красная линия) составил 4,98%. В метаанализе использовалась модель случайных эффектов с точным методом оценки доверительного интервала. ES, величина эффекта. I 2 , тест на неоднородность.

    https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0009156.g009

    Потребность в искусственной вентиляции легких и в отделении интенсивной терапии (ОИТ) частота госпитализаций

    Из 26 исследований с данными о госпитализации двадцать одно исследование (80,8%), в котором сообщалось о частоте госпитализированных случаев COVID-19 с использованием ИВЛ, было включено в метаанализ 377 госпитализированных случаев COVID-19 из девяти стран [8,22, 24,27,28,31,34–39,41,42,44,46–51]. Общая частота ИВЛ при COVID-19 у госпитализированных пациентов с ТПН и ЗПТ составила 38,75% (95% ДИ 28.38–49,56).

    Из 26 исследований сообщалась информация о госпитализации, пятнадцать исследований (57,7%) из девяти стран, которые включали 223 госпитализированных случая COVID-19 у пациентов с ТПН и ЗПТ, сообщили о частоте госпитализаций в ОИТ [22,24,27,28, 31,34 , 36–38,41,42,44,46,49,51]. Общая частота госпитализированных пациентов с ТПН с ЗПТ с COVID-19 составила 28,31% (95% ДИ 13,84–44,97). Лесные участки с анализом подгрупп были представлены в S2 и S3 рис.

    Обсуждение

    Насколько нам известно, это первый систематический обзор и метаанализ исследований, посвященных распространенности и CFR нового коронавируса у пациентов с ТПН с различными методами заместительной почечной терапии.Обобщенные данные показали, что распространенность и CFR COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ были значительно выше, чем в среднем в мире во всех популяциях [3]. Потребность в ИВЛ и поступлении в ОИТ у госпитализированных пациентов с ТПН и ЗПТ также была высокой. Результаты варьировались в зависимости от уровня дохода страны, региона ВОЗ и типа метода ЗПТ.

    Общая объединенная распространенность COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ была выше, чем среднемировая распространенность (3,1% vs.0,1%) [3]. Более того, общая объединенная распространенность COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ была выше, чем у пациентов с аутоиммунными заболеваниями (3,10% против 1,1%) [53], но была ниже, чем у пациентов с колоректальным раком (3,1% против 45,1%). ) [54]. Повышенная распространенность у пациентов с ТПН может быть связана со снижением иммунитета от уремии [9].

    Несмотря на отсутствие доказательств предвзятости публикаций, между исследованиями по результатам распространенности, которые могли быть связаны с уровнем дохода страны и модальностью ЗПТ, наблюдалась значительная неоднородность.Значительная неоднородность между странами с доходом выше среднего и странами с высоким доходом была предложена на основании более низкой оценочной совокупной распространенности стран с доходом выше среднего, чем стран с высоким доходом (0,95% против 5,11%). Частично это можно объяснить тем фактом, что Китай, в котором общая национальная распространенность COVID-19 относительно ниже, чем в странах с высоким уровнем дохода [3], считается страной с уровнем дохода выше среднего. Также наблюдалась значительная неоднородность методов ЗПТ, распространенность которых у пациентов с HD была значительно выше, чем у пациентов с KT (4.26% против 0,76%). Результат был неожиданным, поскольку предполагалось, что пациенты с ESRD с KT будут иметь более низкую иммунную функцию, чем пациенты с ESRD с HD, из-за использования иммунодепрессантов [10]. Некоторым пациентам с ТПН и ГБ может потребоваться посещение больницы для гемодиализа в центре во время эпидемий и пандемий COVID-19, что может увеличить риск заражения SARS-CoV-2 как при транспортировке в больницу, так и при посещении больницы [55–57]. Недавний метаанализ ранее проведенных пациентов, находящихся на гемодиализе, выявил аналогичные проблемы с 8.0% заболеваемости COVID-19 у пациентов с HD [58].

    Общий CFR COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ был выше, чем в среднем в мире (18,06% против 4,98%) [3]. Кроме того, общая расчетная CFR COVID-19 у пациентов с ТПН с ЗПТ была выше, чем в общей популяции (18,06% против 0,68–5%) [59–61], гипертонической (18,06% против 6,43%) [62] и аутоиммунной. больные (18,06% против 6,6%) [53]; но был ниже, чем у больных сахарным диабетом (18,06% против 19,25%) [63] и больных раком (18,06% против 19,25%).От 20,83 до 23,4%) [64,65]. Снижение иммунной функции может играть решающую роль в увеличении CFR у пациентов с ESRD с RRT [9].

    Несмотря на отсутствие доказательств предвзятости публикаций, наблюдалась значительная неоднородность между исследованиями CFR в регионах ВОЗ: от 9,51% в Западной части Тихого океана до 17,01% в Северной и Южной Америке и 18,77% в европейских регионах. Различия в CFR могут быть связаны с относительно низкой распространенностью COVID-19 в Китае в регионе Западной части Тихого океана по сравнению с другими включенными странами [3].Не было различий в CFR между различными модальностями ЗПТ, что могло быть связано с отсутствием связи между смертностью от COVID-19 и режимом иммуносупрессии [66], а также суррогатами у пациентов с трансплантацией почки [67]. Анализ подгрупп выявил 14,87% летальность среди пациентов с HD, что было ниже, чем 25,7% летальных исходов среди пациентов с HD из другого метаанализа [58]. Несоответствие может происходить из-за разных критериев отбора и целей исследования между двумя исследованиями. Таким образом, хотя это исследование было направлено на оценку распространенности и уровня летальности COVID-19 у пациентов с ТПН и ЗПТ, Zhou et al.направлена ​​на оценку поражения почек и исходов у госпитализированных пациентов с коронавирусом.

    Следует отметить несколько ограничений этого систематического обзора и метаанализа. Во-первых, включенные исследования имели высокую неоднородность как по распространенности, так и по исходам CFR. Анализ подгрупп не смог полностью изучить все источники неоднородности, учитывая ограниченную доступность информации, представленной во включенных исследованиях. Во-вторых, не было включено исследование, посвященное только пациентам с ТПН и БП.Таким образом, данные о распространенности и CFR COVID-19 у пациентов с БП могут быть недоступны. В-третьих, мы не углублялись в конкретные детали каждого метода ЗПТ, такие как тип HD, тип KT и продолжительность RRT. В-четвертых, все включенные исследования были проведены во время первой волны пандемии COVID-19, что позволило получить раннюю картину глобальной ситуации с COVID-19. Таким образом, последствия для последующих волн COVID-19 следует рассматривать с осторожностью, поскольку варианты вируса, вакцинация, меры профилактики и лечения могут отличаться.В-пятых, во всех включенных исследованиях с информацией о госпитализации не было критериев исключения пациентов с ТПН для отделения интенсивной терапии или интенсивной терапии, но только 57,7% (15 из 26) предоставили достаточную информацию о пребывании в отделении интенсивной терапии, что могло привести либо к завышению, либо к занижению. фактическое значение. Наконец, мы включили только статьи на английском языке, в которых могут отсутствовать некоторые свидетельства на других языках.

    В заключение, наш систематический обзор и метаанализ предоставили первые доказательства объединенной распространенности и CFR COVID-19 у пациентов с ESRD с RRT, которые были выше, чем в среднем в мире.Повышенная распространенность и смертность могут быть связаны со снижением иммунной функции у пациентов с ТПН. Пациенты с ТПН с ЗПТ должны иметь свой особый протокол профилактики и лечения COVID-19, чтобы уменьшить избыточные случаи заболевания и летальные исходы.

    Благодарности

    Авторы благодарят исследователей всех первичных исследований, включенных в этот метаанализ.

    Ссылки

    1. 1. Zhu N, Zhang D, Wang W, Li X, Yang B, Song J и др. Новый коронавирус от пациентов с пневмонией в Китае, 2019 г.N Engl J Med. 2020; 382 (8): 727–33. Epub 2020.01.25. pmid: 31978945
    2. 2. Всемирная организация здравоохранения. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19). Отчет о ситуации 51. https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/situation-reports/20200311-sitrep-51-covid-19.pdf?sfvrsn=1ba62e57_10.
    3. 3. Worldometer.info. Пандемия коронавируса COVID-19: зарегистрированные случаи и смерти по странам, территориям или странам доставки. https://www.worldometer.info/coronavirus/#countries.
    4. 4.Ван Д., Ху Б., Ху Ц., Чжу Ф., Лю Х, Чжан Дж. И др. Клинические характеристики 138 госпитализированных пациентов с пневмонией, инфицированной новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Джама. 2020; 323 (11): 1061–9. Epub 2020/02/08. pmid: 32031570
    5. 5. Cheng Y, Luo R, Wang K, Zhang M, Wang Z, Dong L и др. Заболевание почек связано с госпитальной смертью пациентов с COVID-19. Kidney Int. 2020; 97 (5): 829–38. Epub 2020/04/06. pmid: 32247631
    6. 6. Портолес Дж., Маркес М., Лопес-Санчес П., де Вальденебро М., Муньес Е., Серрано М. и др.Хроническая болезнь почек и острое повреждение почек во время вспышки COVID-19 в Испании. Пересадка нефрола Dial. 2020; 35 (8): 1353–61. Epub 2020/09/02. pmid: 32871592
    7. 7. Генри Б., Липпи Г. Хроническая болезнь почек связана с тяжелой инфекцией коронавируса 2019 (COVID-19). Int Urol Nephrol. 2020; 52 (6): 1193–4. Epub 2020/03/31. pmid: 32222883
    8. 8. Валери А., Роббинс-Хуарес С., Стивенс Дж., Ан В., Рао М., Радхакришнан Дж. И др. Презентация и исходы пациентов с ESKD и COVID-19.J Am Soc Nephrol. 2020; 31 (7): 1409–15. Epub 2020/05/30. pmid: 32467113
    9. 9. Бетес М. Дисфункция иммунных клеток и воспаление при терминальной стадии почечной недостаточности. Нат Рев Нефрол. 2013; 9 (5): 255–65. Epub 2013/03/20. pmid: 23507826
    10. 10. Zhu L, Xu X, Ma K, Yang J, Guan H, Chen S и др. Успешное выздоровление от пневмонии COVID-19 у реципиента почечного трансплантата с длительной иммуносупрессией. Am J Transplant. 2020; 20 (7): 1859–63. Epub 2020/03/18. pmid: 32181990
    11. 11.Puelles V, Lütgehetmann M, Lindenmeyer M, Sperhake J, Wong M, Allweiss L и др. Мультиорганный и почечный тропизм SARS-CoV-2. N Engl J Med. 2020; 383 (6): 590–2. Epub 2020/05/14. pmid: 32402155
    12. 12. Ян Х, Тиан С., Го Х. Острое повреждение почек и заместительная почечная терапия у пациентов с COVID-19: систематический обзор и метаанализ. Int Immunopharmacol. 2020: 107159. Epub 2020/11/24. pmid: 33223467
    13. 13. Fu EL, Janse R, de Jong Y, van der Endt V, Milders J, van der Willik E, et al.Острое повреждение почек и заместительная почечная терапия при COVID-19: систематический обзор и метаанализ. Clin Kidney J. 2020; 13 (4): 550–63. Epub 2020/09/09. pmid: 32897278
    14. 14. Ян Х, Цзинь И, Ли Р., Чжан З., Сун Р., Чен Д. Распространенность и влияние острого почечного нарушения на COVID-19: систематический обзор и метаанализ. Crit Care. 2020; 24 (1): 356. Epub 2020/06/20. pmid: 32552872
    15. 15. Али Х., Дауд А., Мохамед М., Салим С., Йессаян Л., Бахарани Дж. И др. Выживаемость пациентов с острым повреждением почек и COVID-19: систематический обзор и метаанализ.Ren Fail. 2020; 42 (1): 393–7. Epub 2020/04/29. pmid: 32340507
    16. 16. Мохер Д., Либерати А., Тецлафф Дж., Альтман Д. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление ПРИЗМЫ. PLoS Med. 2009; 6 (7): e1000097. Epub 22.07.2009. pmid: 19621072
    17. 17. Хой Д., Брукс П., Вульф А., Блит Ф., Марч Л., Бейн С. и др. Оценка риска систематической ошибки в исследованиях распространенности: модификация существующего инструмента и свидетельство согласия между экспертами. J Clin Epidemiol.2012; 65 (9): 934–9. Epub 2012/06/30. pmid: 22742910
    18. 18. Уайлд В., Бесвик А., Деннис Дж., Губерман-Хилл Р. Послеоперационные факторы риска для пациента хронической боли после полной замены коленного сустава: систематический обзор. BMJ Open. 2017; 7 (11): e018105. Epub 2017/11/05. pmid: 29101145
    19. 19. Ван Р, Ляо Ц., Хе Х, Ху Ц., Вэй Ц., Хун Ц. и др. COVID-19 у пациентов, находящихся на гемодиализе: отчет о 5 случаях. Am J Kidney Dis. 2020; 76 (1): 141–3. Epub 2020/04/03. pmid: 32240718
    20. 20.Xiong F, Tang H, Liu L, Tu C, Tian J, Lei C и др. Клинические характеристики и медицинские вмешательства при COVID-19 у гемодиализных пациентов в Ухане, Китай. J Am Soc Nephrol. 2020; 31 (7): 1387–97. Epub 2020/05/10. pmid: 32385130
    21. 21. Сюй Х, Сан Дж., Не С., Ли Х, Конг Й., Лян М. и др. Распространенность иммуноглобулинов M и G антител против SARS-CoV-2 в Китае. Nat Med. 2020; 26 (8): 1193–5. Epub 2020/06/07. pmid: 32504052
    22. 22. Zhang H, Chen Y, Yuan Q, Xia Q, Zeng X, Peng J и др.Выявление реципиентов трансплантата почки с коронавирусной болезнью 2019. Eur Urol. 2020; 77 (6): 742–7. Epub 2020/04/07. pmid: 32249089
    23. 23. Альберичи Ф., Дельбарба Э., Маненти С., Эконимо Л., Валерио Ф., Пола А. и др. Отчет рабочей группы Brescia Renal COVID о клинических характеристиках и краткосрочном исходе гемодиализных пациентов с инфекцией SARS-CoV-2. Kidney Int. 2020; 98 (1): 20–6. Epub 2020/05/22. pmid: 32437768
    24. 24. Маритати Ф., Черутти Э., Зуккатоста Л., Фиорентини А, Финале С, Фикосекко М. и др.Инфекция SARS-CoV-2 у реципиентов трансплантата почки: опыт итальянского региона Марке. Transpl Infect Dis. 2020; 22 (5): e13377. Epub 2020.06.24. pmid: 32573895
    25. 25. Хук Р., Манинтвельд О., Бетджес М., Хеллемонс М., Сегерс Л., Ван Кампен Дж. И др. COVID-19 у реципиентов трансплантации твердых органов: опыт одного центра. Transpl Int. 2020; 33 (9): 1099–105. Epub 2020/05/28. pmid: 32460390
    26. 26. Чо Дж, Кан С., Пак Х, Ким Ди, Ли С., До Дж и др. Гемодиализ с когортной изоляцией для предотвращения вторичной передачи во время вспышки COVID-19 в Корее.J Am Soc Nephrol. 2020; 31 (7): 1398–408. Epub 2020/06/03. pmid: 32482688
    27. 27. Креспо М., Перес-Саес М., Редондо-Пачон Д., Ллинас-Маллол Л., Монтеро М., Вильяр-Гарсия Дж. И др. COVID-19 у пожилых реципиентов трансплантата почки. Am J Transplant. 2020; 20 (10): 2883–9. Epub 2020/05/30. pmid: 32471001
    28. 28. Гойкоэчеа М., Санчес Камара Л., Масиас Н., Муньос де Моралес А., Рохас А. Г., Баскуньяна А. и др. COVID-19: клиническое течение и исходы 36 гемодиализных пациентов в Испании.Kidney Int. 2020; 98 (1): 27–34. Epub 2020/05/22. pmid: 32437770
    29. 29. Акдур А., Каракая Е., Айвазоглу Сой Е., Альшалаби О., Кирнап М., Арслан Х. и др. Коронавирусная болезнь (COVID-19) у пациентов с трансплантацией почек и печени: опыт одного центра. Exp Clin Transplant. 2020; 18 (3): 270–4. Epub 2020.06.11. pmid: 32519617
    30. 30. Арслан Х., Мусабак У., Айвазоглу Сой Э., Курт Азап О, Сайин Б., Акчай С. и др. Заболеваемость и иммунологический анализ коронавирусной болезни (COVID-19) у пациентов, находящихся на гемодиализе: опыт одного центра.Exp Clin Transplant. 2020; 18 (3): 275–83. Epub 2020.06.11. pmid: 32519618
    31. 31. Банерджи Д., Попула Дж., Шах С., Стер I, Куан В., Фаниш М. Инфекция COVID-19 у реципиентов почечного трансплантата. Kidney Int. 2020; 97 (6): 1076–82. Epub 2020/05/02. pmid: 32354637
    32. 32. Корбетт Р., Блейки С., Нитч Д., Лукаиду М., Маклин А., Дункан Н. и др. Эпидемиология COVID-19 в городском диализном центре. J Am Soc Nephrol. 2020; 31 (8): 1815–23. Epub 2020/06/21. pmid: 32561681
    33. 33.Ропер Т., Кумар Н., Льюис-Моррис Т., Моксхэм В., Кассиматис Т., Гейм Д. и др. Проведение диализа во время вспышки COVID-19: стратегии и результаты. Kidney Int Rep., 2020; 5 (7): 1090–4. Epub 2020/07/10. pmid: 32642605
    34. 34. Wu J, Li J, Zhu G, Zhang Y, Bi Z, Yu Y и др. Клинические особенности поддерживающих гемодиализных пациентов с пневмонией, инфицированной новым коронавирусом 2019 г., Ухань, Китай. Clin J Am Soc Nephrol. 2020; 15 (8): 1139–45. Epub 2020/05/24. pmid: 32444393
    35. 35.Zhu L, Gong N, Liu B, Lu X, Chen D, Chen S и др. Коронавирусная болезнь 2019 Пневмония у получателей трансплантата почек с иммунодефицитом: обзор 10 подтвержденных случаев в Ухане, Китай. Eur Urol. 2020; 77 (6): 748–54. Epub 2020/04/23. pmid: 32317180
    36. 36. Bösch F, Börner N, Kemmner S, Lampert C, Jacob S, Koliogiannis D, et al. Ослабленная ранняя воспалительная реакция у реципиентов солидных органов с COVID-19. Клиническая трансплантация. 2020; 34 (10): e14027. Epub 2020/06/27. pmid: 32589760
    37. 37.Абришами А., Самават С., Бехнам Б., Араб-Ахмади М., Нафар М., Саней Тахери М. Клинический курс, особенности визуализации и исходы COVID-19 у получателей трансплантата почки. Eur Urol. 2020; 78 (2): 281–6. Epub 2020/05/16. pmid: 32409114
    38. 38. Альберичи Ф., Дельбарба Э., Маненти С., Эконимо Л., Валерио Ф., Пола А. и др. Одноцентровое наблюдательное исследование клинических характеристик и краткосрочных результатов у 20 пациентов с трансплантацией почки, поступивших с пневмонией SARS-CoV2. Kidney Int.2020; 97 (6): 1083–8. Epub 2020/05/02. pmid: 32354634
    39. 39. Мелла А., Мингоцци С., Галло Е., Лавакка А., Россетти М., Клари Р. и др. Серия случаев шести пациентов с пересаженной почкой с пневмонией COVID-19, получавших тоцилизумаб. Transpl Infect Dis. 2020: e13348. Epub 2020/06/06. pmid: 32500936
    40. 40. Колонко А., Дудзич С., Вецек А., Крол Р. Инфекция COVID-19 у реципиентов трансплантата твердых органов: опыт единственного центра с пациентами сразу после трансплантации.Transpl Infect Dis. 2020: e13381. Epub 2020.06.25. pmid: 32578289
    41. 41. Юнг Х, Лим Дж, Кан С., Ким С., Ли Й, Ли Дж и др. Результаты COVID-19 среди пациентов, находящихся на гемодиализе в центре: опыт эпицентра в Южной Корее. J Clin Med. 2020; 9 (6). Epub 2020/06/06. pmid: 32498262
    42. 42. Фернандес-Руис М., Андрес А., Лойнас С., Дельгадо Дж., Лопес-Медрано Ф., Сан-Хуан Р. и др. COVID-19 у реципиентов трансплантации твердых органов: серия одноцентровых случаев из Испании.Am J Transplant. 2020; 20 (7): 1849–58. Epub 2020/04/18. pmid: 32301155
    43. 43. Мельгоса М., Мадрид А., Альварес О, Лумбрерас Дж., Ньето Ф., Парада Е. и др. Инфекция SARS-CoV-2 у испанских детей с хронической патологией почек. Педиатр Нефрол. 2020; 35 (8): 1521–4. Epub 2020/05/22. pmid: 32435879
    44. 44. Родригес-Кубильо Б., де ла Игера М., Лусена Р., Франси Е., Уртадо М., Ромеро Н. и др. Следует ли использовать циклоспорин у реципиентов почечного трансплантата, пораженных SARS-CoV-2? Am J Transplant.2020; 20 (11): 3173–81. Epub 2020.06.13. pmid: 32529737
    45. 45. Санчес-Альварес Дж., Перес Фонтан М., Хименес Мартин С., Бласко Пеликано М., Кабесас Рейна С., Севильано Прието А. М. и др. Инфекция SARS-CoV-2 у пациентов, получающих заместительную почечную терапию. Отчет реестра COVID-19 Испанского общества нефрологов (SEN). Нефрология. 2020; 40 (3): 272–8. Epub 2020/05/12. pmid: 32389518
    46. 46. Tschopp J, L’Huillier A, Mombelli M, Mueller N, Khanna N, Garzoni C и др.Первый опыт инфекций SARS-CoV-2 у реципиентов трансплантатов твердых органов в рамках Швейцарского когортного исследования трансплантатов. Am J Transplant. 2020; 20 (10): 2876–82. Epub 2020/05/16. pmid: 32412159
    47. 47. Чен Т., Фергали С., Чам С., Татем Л., Син Дж., Рауда Р. и др. Пневмония COVID-19 у реципиентов трансплантата почки: акцент на управлении иммуносупрессией. Transpl Infect Dis. 2020; 22 (5): e13378. Epub 2020.06.24. pmid: 32573882
    48. 48. Программа трансплантации почки Колумбийского университета.Раннее описание болезни коронавируса 2019 у получателей трансплантата почки в Нью-Йорке. J Am Soc Nephrol. 2020; 31 (6): 1150–6. Epub 2020/04/23. pmid: 32317402
    49. 49. Fung M, Chiu C, DeVoe C, Doernberg S, Schwartz B, Langelier C, et al. Клинические исходы и серологический ответ у реципиентов солидных органов с COVID-19: серия случаев из США. Am J Transplant. 2020; 20 (11): 3225–33. Epub 2020/06/02. pmid: 32476258
    50. 50. Мехта С., Леонард Дж., Лабелла П., Картиера К., Соомро И., Нойманн Х. и др.Амбулаторное ведение реципиентов почечного трансплантата с подозрением на COVID-19 – опыт работы в одном центре во время всплеска в Нью-Йорке. Transpl Infect Dis. 2020: e13383. Epub 2020.06.25. pmid: 32578324
    51. 51. Йи С., Роджерс А., Сахария А., Аун М., Фаур Р., Абдельрахим М. и др. Ранний опыт работы с COVID-19 и трансплантацией твердых органов в центре крупномасштабной трансплантации в США. Трансплантация. 2020; 104 (11): 2208–14. Epub 2020/06/05. pmid: 32496357
    52. 52. Всемирный банк.Классификация стран. Страновая и кредитная группа Всемирного банка. https://datahelpdesk.worldbank.org/knowledgebase/articles/906519-world-bank-country-and-lending-groups.
    53. 53. Акияма С., Хамде С., Мичич Д., Сакураба А. Распространенность и клинические исходы COVID-19 у пациентов с аутоиммунными заболеваниями: систематический обзор и метаанализ. Ann Rheum Dis. 2020. Epub 2020/10/15. pmid: 33051220
    54. 54. Antikchi M, Neamatzadeh H, Ghelmani Y, Jafari-Nedooshan J, Dastgheib S, Kargar S, et al.Риск и распространенность инфекции COVID-19 у пациентов с колоректальным раком: систематический обзор и метаанализ. J Gastrointest Cancer. 2020: 1–7. Epub 2020/10/01. pmid: 32997314
    55. 55. Икизлер Т., Клигер А. Сведение к минимуму риска COVID-19 среди пациентов на диализе. Нат Рев Нефрол. 2020; 16 (6): 311–3. Epub 2020/04/07. pmid: 32249840
    56. 56. Ромбола Дж., Брунини Ф. COVID-19 и диализ: почему нам следует волноваться. J Nephrol. 2020; 33 (3): 401–3. Epub 2020/04/24.pmid: 32323202
    57. 57. Ван Прает Дж., Клэйс Б., Коэн А., Флоре К., Рейндерс М. Профилактика нозокомиального COVID-19: еще одна проблема пандемии. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 2020; 41 (11): 1355–6. Epub 2020/04/24. pmid: 32321612
    58. 58. Zhou S, Xu J, Xue C, Yang B, Mao Z, Ong A. Связанные с коронавирусом исходы почек при COVID-19, SARS и MERS: метаанализ и систематический обзор. Ren Fail. 2020; 43 (1): 1–15. Epub 2020/12/02. pmid: 33256491
    59. 59.Ли Л, Хуанг Т., Ван И, Ван З, Лян И, Хуанг Т. и др. Клинические характеристики пациентов с COVID-19, частота выписок и летальных исходов по данным метаанализа. J Med Virol. 2020; 92 (6): 577–83. Epub 2020/03/13. pmid: 32162702
    60. 60. Meyerowitz-Katz G, Merone L. Систематический обзор и метаанализ опубликованных данных исследований по смертности от инфекции COVID-19. Int J Infect Dis. 2020; 101: 138–48. Epub 2020/10/03. pmid: 33007452
    61. 61. Халили М., Карамузян М., Насири Н., Джавади С., Мирзазаде А., Шарифи Х.Эпидемиологические характеристики COVID-19: систематический обзор и метаанализ. Epidemiol Infect. 2020; 148: e130. Epub 2020/07/01. pmid: 32594937
    62. 62. Чжан Дж., Ву Дж., Сунь Х, Сюэ Х., Шао Дж., Цай В. и др. Связь гипертонии с серьезностью и летальностью инфекции SARS-CoV-2: метаанализ. Epidemiol Infect. 2020; 148: e106. Epub 2020/05/29. pmid: 32460927
    63. 63. Ву Дж, Чжан Дж, Сунь Х, Ван Л, Сюй Ю, Чжан И и др. Влияние сахарного диабета на тяжесть и летальность инфекции SARS-CoV-2 (COVID-19).Диабет ожирения Metab. 2020; 22 (10): 1907–14. Epub 2020/06/05. pmid: 32496012
    64. 64. Салунке А., Нанди К., Патак С., Шах Дж., Камани М., Коттакота В. и др. Влияние COVID-19 у онкологических больных на тяжесть заболевания и летальные исходы: систематический обзор и метаанализ. Синдр диабета. 2020; 14 (5): 1431–7. Epub 2020/08/07. pmid: 32755847
    65. 65. Чжан Х, Хан Х, Хе Т, Лаббе К., Эрнандес А, Чен Х и др. Клинические характеристики и исходы больных раком, инфицированных COVID-19: систематический обзор и метаанализ.J Natl Cancer Inst. 2020. Epub 2020/11/03. pmid: 33136163
    66. 66. Schold J, King K, Husain S, Poggio E, Buccini L, Mohan S. Смертность от COVID-19 среди кандидатов на трансплантацию почки тесно связана с социальными детерминантами здоровья. Am J Transplant. 2021. Epub 2021/03/24. pmid: 33756049
    67. 67. Toapanta N, Torres I, Sellarés J, Chamoun B, Serón D, Moreso F. Трансплантация почки и прогноз почек и пациентов с COVID-19. Clin Kidney J. 2021; 14 (Приложение 1): i21 – i9.Epub 2021/04/06. pmid: 33815780
    .

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *