Если деньги не служат тебе они станут господствовать над тобой: Страница не найдена |

Содержание

2. Афоризмы великих о богатстве и удаче

2

Деньги составляют средство для людей умных, цель — для глупцов.

П. Декурсель

***

Деньги — хороший слуга, но плохой хозяин.

Народная Мудрость

***

Не почитай денег ни больше, ни меньше, чем они того стоят; это хороший слуга и плохой господин.

Дюма-сын

***

Лучше человек без денег, чем деньги без человека.

Античный афоризм

***

Нажить много денег — храбрость; сохранить их — мудрость; а умело расходовать их — искусство.

Б. Ауэрбах

***

Деньги нужны даже для того, чтобы без них обходиться.

О. Бальзак

***

Считается, что любовь к деньгам — корень всех бед. То же можно сказать и про отсутствие денег.

С. Батлер

***

Те, кто считает, что деньги — это все, без сомнения, готовы на все ради денег.

Э. Бошен

***

Если деньги не служат тебе, они станут господствовать над тобой. Скупец не владеет своими богатствами, скорее можно сказать, что его богатства им владеют.

Ф. Бэкон

***

Золото бесполезно, если нельзя выменять на него ни здоровье, ни душевный мир. Под его золотой кирасой часто живут глупость и преступление.

Гельвеций

***

Под кучей денег может быть погребена человеческая душа.

Н. Готорн

***

Свободная жизнь не может обрести много денег, потому что это нелегко сделать без раболепства перед толпой или правителями; но она имеет все в непрерывном изобилии. А если как-нибудь она и получит много денег, то легко сможет разделить их для приобретения расположения близких друзей.

Эпикур

***

Ничто так не усыпляет и не опьяняет, как деньги; когда их много, то мир кажется лучше, чем он есть.

А. Чехов

***

У кого больше денег, у кого больше власти, тот меньше пользуется первым и больше злоупотребляет вторым.

Ф. Честерфилд

***

Деньги — мышцы войны.

Цицерон

***

Нет ничего святого, чего деньги не могли бы осквернить, ничего столько сильного, чего нельзя было бы осилить деньгами.

Цицерон

***

Деньги никого не сделали дураком, они только выставляют дураков напоказ.

К. Хаббард

***

В природе денег нет ничего, что могло бы давать человеку счастье.

Б. Франклин

***

Человеку, у которого нет денег, трудно остаться порядочным.

Б. Франклин

***

Едва ли есть у людей что-нибудь еще более ничтожное, чем их деньги.

Ф. Ницше

***

Человек без денег — агония, деньги без человека — мертвечина.

А. Оксеншерн

***

Ничего не следует делать только ради денег.

Периандр

***

Если не в деньгах счастье, то отдайте их соседу.

Ж. Ренар

***

Деньги все могут сделать: они срывают скалы, высушивают реки; нет такой вершины, на которую не мог бы взобраться нагруженный золотом осел.

Ф. Рохас

***

Деньги — ключ ко всем вратам, кроме небесных.

Неизвестный автор

***

Самый безопасный способ удвоить свои деньги — это сложить их вдвое и положить в собственный карман.

К. Хаббард

***

Дороже всего деньги даются тому, кто на них женится.

К. Хаббард

***

Богаче всех тот, чьи радости требуют меньше денег.

Г. Торо

***

Любовь, деньги и заботы скрыть невозможно.

Лопе де Вега

***

Когда человек говорит, что деньги могут всё, знайте: у него их нет и никогда не было.

Э. У. Хоу

***

Те, кто считает, что деньги могут всё, в действительности могут всё ради денег.

Дж. Галифакс

***

Тот, кто ищет миллионы, весьма редко их находит, но зато тот, кто их не ищет, — не находит никогда!

О. Бальзак

***

Деньги не исправляют несправедливости природы, а углубляют их.

Л. Андреев

***

Многим деньги легко достаются, да немногие легко с ними расстаются…

М. Горький

***

Больше, чем любовь, возбуждают только деньги.

Б. Дизраэли

***

Деньги — как навоз: если их не разбрасывать, от них будет мало толку.

Ф. Бэкон

***

Те, что считают отсутствие денег худшим из зол, ошибаются: есть более невыносимое зло — это отсутствие желаний.

В. Шербюлье

***

Время — деньги.

Б. Франклин

***

Каждое зло как-то компенсируется. Меньше денег — меньше забот. Меньше успехов — меньше завистников.

Сенека

***

Никто не стремится получать советы, зато деньги получать горазды все; выходит, деньги лучше, чем советы.

Дж. Свифт

***

Истрачивая деньги на ненужное, ты мало будешь иметь их на необходимое.

Хилон

***

Когда говорят деньги, все остальные молчат.

Испанская мудрость

***

Мешок денег перевесит даже два мешка истины.

Датская мудрость

***

Запри деньги хоть в крепкий сундук: запищат и выскочат.

Татарская мудрость

***

Я люблю деньги, но любовь эта не встречает взаимности.

М. Сафир

***

Оставлять богатство детям? Умны будут — без него обойдутся, а глупому сыну не в помощь богатство. Наличные деньги — не наличные достоинства. Золотой болван — все болван.

Д Фонвизин

***

Деньги все могут сделать: они срывают скалы, высушивают реки; нет такой вершины, на которую не мог бы взобраться нагруженный золотом осел.

Ф. Рохас

***

Чем больше имеют денег, чем больше имеют власти, тем меньше употребляют первых, тем больше злоупотребляют второю.

Ф. Честерфилд

***

Желудей потребляется в миллион раз больше, чем ананасов, но весь вопрос в том — кто ест желуди?

Ж. Ж. Руссо

***

Бережливость может считаться дочерью благоразумия, сестрою умеренности и матерью свободы.

С. Смайлс

***

Одни поклоняются чинам, другие — героям, третьи — силе, четвертые — Богу, и из-за этого спорят между собой; но все одинаково поклоняются деньгам.

М. Твен

***

Если бы все, что блестит, было золотом, Золото стоило бы куда дешевле.

ф. Рохас

***

Золото — кровь общественного тела; гражданин, который не имеет его, равно как и тот, который имеет его слишком много, — оба они больные части этого тела.

П. Буаст

***

К то любит золото ради золота — тот раб; кто же использует его для достижения своих целей — тот делает своими рабами других.

Ф. Клингер

***

Золотой век человечества относится к тому времени, когда золото еще не царило.

Неизвестный автор

***

Золотыми пулями всегда попадают в цель.

Неизвестный автор

***

Где злато имеет слово, там речь бессильна.

Публий Сир

***

Золотая узда не сделает клячу рысаком.

Сенека

***

Золото убило больше душ, чем железо — тел.

В. Скотт

***

Золото и блестящие подарки обладают немым красноречием, которое трогает сердце женщины сильнее самых прекрасных речей.

У. Шекспир

***

Золото — худший из ядов для души человеческой. Оно совершает в этом тлетворном мире больше убийств, чем какое бы то ни было смертоносное зелье.

У. Шекспир

***

Никогда не говорите, что знаете человека, если не делили с ним наследство.

И. Лафатер

***

Богатое наследство не всегда может гарантировать долгую и добрую память о покойном.

Э. Севрус

***

Под плачем наследника часто скрыт веселый смех.

Публий Сир

***

Ни один человек, умирая, не бывает настолько беден, чтобы не иметь около себя кого-нибудь, кто бы не радовался этому событию.

Марк Аврелий

***

Многие, думая, что они смогут все купить за свои богатства, сами прежде всего продали себя.

Ф. Бэкон

***

Богатство отцов почти везде приносит несчастье детям.

Х. Джебран

***

То, что человек проматывает, он отнимает у своего наследника, а то, что скаредно копит, — у самого себя. Кто хочет быть справедливым к себе и другим, тот держится середины.

Ж. Лабрюйер

***

Гораздо лучше дать себя разорить легкомысленному племяннику, чем дать себя прокормить брюзгливому дядюшке.

Р. Л. Стивенсон

***

Это просто сумасшествие — жить в нужде, чтобы умереть богатым.

Ювенал

***

К то, обладая богатством, не делится с другими и не тратит его для собственного удовольствия, тот ничем не владеет, подобно соломенному чучелу, что охраняет на поле чужое зерно.

Индийское изречение

***

Накопленное богатство невольно стараешься все время увеличить и преумножить, не беря из него чего-либо, а прибавляя, вплоть до того, что позорно отказываешься от пользования в свое удовольствие своим же добром, которое хранишь под спудом, без всякого употребления.

М. Монтень

***

Скупцы так много заботятся о богатстве, словно оно их собственное, но так мало им пользуются, словно оно чужое.

Бион

***

Богатство порождает скупость и наглость.

Эврипид

***

Высшее богатство — отсутствие жадности.

Сенека

***

Не быть жадным — уже богатство, не быть расточительным — доход.

Цицерон

***

Кто любит серебро, тот не насытится серебром.

Экклезиаст

***

Если хочешь быть богатым, не помышляй увеличить свое имущество, а только умерь свою жадность.

Гельвеций

***

Мы часто платим наши долги не потому, что так положено и это справедливо, а потому, что хотим облегчить наши будущие займы.

Ф. Ларошфуко

***

Жадность к деньгам, если она ненасытна, гораздо тягостнее нужды, ибо чем больше растут желания, тем большие потребности они порождают.

Демокрит

***

Богаче всех человек бережливый, беднее всех — скряга.

Н. Шамфор

***

Жадный беден всегда. Знай цель и предел вожделения.

Ф. Петрарка

***

Богатство не уменьшает жадности.

Саллюстий

***

Богатство подобно морской воде: чем больше ее пьешь — тем сильнее жажда.

А. Шопенгауэр

***

Есть люди столь скупые, как если бы они собирались жить вечно, и столь расточительные, как если бы собирались умереть завтра.

Аристотель

***

Сердцем к чужому добру перестань безрассудно тянуться.

Гесиод

***

Умеренность — это богатство бедняков, алчность — бедность богачей.

Публий Сир

***

Скупость начинается там, где кончается бедность.

О. Бальзак

***

Как много есть на свете вещей, которые мне не нужны!

Сократ

***

Кость, брошенная собаке, не есть милосердие. Милосердие — это кость, поделенная с собакой, когда ты голоден не меньше ее.

Д. Лондон

***

Богатство породило больше алчных людей, чем алчность — богатых.

Т. Фуллер

***

Жадность и счастье никогда не встречались друг с другом. Неудивительно, что они незнакомы.

Б. Франклин

***

Расточительность носит сама в себе предел. Она оканчивается с последним рублем и с последним кредитом. Скупость бесконечна и всегда при начале своего поприща: после десяти миллионов она с тем же оханьем начинает откладывать одиннадцатый.

А. Герцен

***

Довольно много людей, презирающих богатство, но мало отдающих его.

Ф. Ларошфуко

***

Жизнь скупца есть комедия, в которой аплодируют только последнему акту.

Ж. Дюбо

***

Запах прибыли приятен, от чего бы он ни исходил.

Ювеная

***

Кто не может расплатиться кошельком, расплачивается собой.

Латинская мудрость

***

Свинья в золотом ошейнике — все свинья.

Русская народная мудрость

***

Богатству иных людей не стоит завидовать: они прибрели его такой ценой, которая нам не по карману, они пожертвовали ради него покоем, здоровьем, честью, совестью. Это слишком дорого; сделка принесла бы нам лишь убытки.

Ж. Лабрюйер

***

Ты без богатства век протопчешься на месте, но хуже, если есть оно — и нет чести!

П. Ронсар

***

Торгуя честью, не разбогатеешь.

Вовенарг

***

Не то жалко, что человек родился или умер, что он лишился своих денег, дома, имущества: все это не принадлежит ему. Но жалко, если человек теряет свою истинную собственность — свое достоинство.

Эпиктет

***

Взяточники должны трепетать, если они наворовали лишь сколько нужно для них самих. Когда же они награбили достаточно для того, чтобы поделиться с другими, то им нечего более бояться.

Цицерон

***

Главный орган человеческого тела, незыблемая основа, на которой держится душа, — это кошелек.

Т. Карлайл

***

Трудно заставить человека понять что-то, если его зарплата зависит от непонимания этого.

Э. Синклер

***

Накопленное богатство может служить, а может и порабощать.

Гораций

***

Нет и не может быть богатства праведного.

А. Чехов

***

Многие, входя в вельможи, выходят из людей.

Ф. Глинка

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Принцип непривязанности / Классный журнал / Русский пионер

23 декабря 2021 20:18

По мере погружения в этот номер может возникнуть впечатление, что мир вращается вокруг денег. Или даже что деньги правят миром. Но это безусловно ложное впечатление будет развеяно колонкой 6-го президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова. Но не сразу. Сперва он расскажет про свой первый миллион. А без миллиона будет не так убедительно.


В последнее время все чаще замечаю, что редкое интервью или встреча, особенно с молодежной аудиторией, обходится без вопроса о деньгах. Выступал как-то в эфире одной радиостанции, первый же вопрос, который мне задали: «Как вы заработали первый миллион?» Про первый миллион у меня спросили и студенты Университета искусства и культуры. Вообще, многие молодые люди сейчас мечтают о власти и деньгах. Наверное, стоит об этом поговорить.

 

Начну, пожалуй, с «первого миллиона». С этим самым «первым миллионом» у меня была замечательная история. Дело в том, что именно с «первым миллионом» я получил два важных урока: как узнать, где можно заработать деньги, и как к ним относиться. Первый миллион я заработал в 1989 году благодаря вахтерше общежития МГИМО тете Маше. Совет первый: хотите заработать — больше общайтесь с разными людьми, а не только с преуспевающими бизнесменами и успешными менеджерами. Пятиминутный разговор с вахтером может стать во сто крат полезнее лекций «Как стать богатым» какого-нибудь заезжего «коуча», который и не бизнесмен вовсе, а артист разговорного жанра.

 

Так вот, тетя Маша на вахте постоянно читала свежую прессу и не обходила стороной рубрики объявлений. Она и подсказала мне, что фирма «Митсубиси» объявила набор специалистов со знанием японского языка. И добавила: «Вот иди к японцам и зарабатывай миллион». Я тут же позвонил и договорился. На следующий день пошел, прошел тесты и уже через неделю был приглашен на работу управляющим отделением компании.

 

Буквально через три месяца работы я стал миллионером, как и пророчила вахтерша тетя Маша. Этот миллион сложился благодаря зарплате в 300 долларов и комиссионным от каждого проданного автомобиля, а машин я продал много. Мало того, я еще предложил продавать немецкие машины, и мы стали первыми официальными дилерами «Ауди» и «Фольксвагена».

 

Этот свой «первый миллион» я попросил выдать мне наличными. Это же была мечта — стать миллионером. Был азарт, нравилось делать деньги, быть бизнесменом. И вот мечта исполнилась. Потому и хотелось, что называется, ощутить эти деньги физически, а счет в банке не дает это прочувствовать. Приехал домой, разложил эти пачки на столе и долго на них смотрел и думал: «Вот мой миллион долларов, ну и что?» И у меня вдруг пропал азарт. Я понял, что зарабатывание денег не может быть целью жизни.

 

Еще Далай-лама сказал мне однажды важную вещь. Он произнес, глядя на мой красивый дом в США: «Слушай, дорогой Кирсан, нельзя ни к чему привыкать, ни к какой красивой вещи. Не должно быть привычки».

 

Деньги — это энергия материального мира. Не нужно отрицать важность и необходимость денег в современном мире, но и преувеличивать их ценность тоже не стоит. Вне всяких сомнений, деньги — это благо, но это всего лишь средство для жизни. Без денег невозможно повседневное выживание, не говоря уж о дальнейшем развитии. В то же время серьезной ошибкой будет считать, будто, как только у нас будет много денег, это решит все наши проблемы. Пожалуй, наоборот: если у кого-то есть только деньги и ничего больше, то у такого человека нет ничего, кроме проблем.

 

Второй совет я почерпнул у Александра Дюма: «Не почитай денег ни больше, ни меньше, чем они того стоят; это хороший слуга и плохой господин». Точно подметил французский драматург и прозаик! А Фрэнсис Бэкон, английский философ, буквально продолжил эту мысль: «Если деньги не служат тебе, они станут господствовать над тобой. Скупец не владеет своими богатствами, скорее можно сказать, что его богатства им владеют». Впрочем, транжиры и праздные расточители своего богатства ничем не лучше, поверьте!

Наиглавнейшим принципом буддизма является принцип непривязанности. Будда учил, что нельзя ни к чему привыкать. Надо ценить все и не быть привязанным ни к чему. В противном случае все пойдет наперекосяк. Я считаю, что в отношении денег надо придерживаться принципа: «Это мне не принадлежит. Я только использую это». Использую для претворения в жизнь новых идей, проектов, которые меня заинтересовали и которые я считаю важными. Когда эти проекты претворяются в жизнь, я ощущаю себя счастливым человеком.

 

В самом центре Элисты стоит величественный храм «Золотая обитель Будды Шакьямуни», его еще называют «жемчужиной калмыцких степей». Главный и самый большой буддийский храм в Европе. Его Святейшество Далай-лама XIV благословил нас на строительство. Я счастлив, что имею отношение к его созданию. Еще до начала строительства я мысленно представлял себе этот храм, это было очень яркое и красивое видение — то, что сейчас называют «визуализацией мечты». Может быть, потому и строительство заняло всего восемь с половиной месяцев. Быстрее, чем женщина вынашивает ребенка.

 

Да, я действительно сделал все, что в моих силах, чтобы храм появился на калмыцкой земле. А вот средства на строительство храма стекались отовсюду. Множество людей жертвовали на постройку храма свои сбережения и фамильное золото, отдавали будущему хурулу родовые буддийские реликвии, передававшиеся от поколения к поколению.

 

Надо заметить, что первой церковью, которую я построил, будучи президентом Калмыкии, был Крестовоздвиженский храм в селе Приютное. Нет, не так. Не я лично построил, а вместе с Господом Богом, потому что через меня он, наверное, деньги давал. Были и мои личные средства, деньги моей семьи и моих друзей. Всего 22 православные церкви построил, хотя сам буддист. В Элисте еще раньше буддийского хурула был построен Казанский кафедральный собор, и на его освящение приезжал в 1997 году сам Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

 

Помню, в самом начале, когда только начиналось строительство храма в 2005 году, многие возмущались: «Разве в Калмыкии уже решены все проб-лемы? К чему затеяли такое грандиозное и дорогое строительство?» Примерно такие же разговоры шли, когда в конце 90-х я начинал строительство «Сити-Чесс», Шахматного городка, который сегодня все туристические операторы по праву называют одной из главных достопримечательностей Элисты. В 1998 году мы открыли Дворец шахмат, в котором провели Всемирную шахматную олимпиаду и 69-й конгресс ФИДЕ.

 

У меня никогда не было недостатка в проектах и идеях, которые рождаются в общении с разными людьми, а иногда приходят, как в случае с храмом «Золотая обитель Будды Шакьямуни», как яркий образ, видение. Бывает, что одновременно около двадцати проектов в разработке. В разных странах, с разной тематикой.

 

Вот одна из последних идей — создать Международную ассоциацию любителей шахмат и провести в Африке с участниками этой новой организации Первую Всемирную шахматную олимпиаду. Даже место уже выбрал — около водопада Виктория, который является одной из главных достопримечательностей Южной Африки, относящейся к Всемирному наследию ЮНЕСКО. Это абсолютно уникальное место! Думаю, что весь мир бы туда съехался. Там можно спокойно разместить несколько тысяч шахматистов. Конечно, некоторым шахматистам шум воды может и помешать, но это очень красиво! Вода — это жизнь, а шахматы — это ум. Думаю, что все-таки осуществлю эту мечту. И деньги на ее осуществление обязательно найдутся.

 

Вот мы обсуждаем наступающий мировой финансовый кризис. Я же считаю, что этот существующий кризис в основном не экономический, а идеологический. Кризис Человеческой Цивилизации. Мы производим и потреб-ляем, уничтожая при этом и себя, и природу. А ведь мы и природа — это единое целое! Уничтожим природу — уничтожим сами себя.

 

Голыми мы пришли в этот мир, голыми и уйдем. Никто не заберет с собой в иной мир ни сундуки с деньгами, ни яхты, ни дворцы. К сожалению, современная жизнь пропитана недостатком духовного опыта и буквально задыхается в сетях неуемного, бездумного потребления. Как замечательно написал поэт Вадим Степанцов:

«Деньги имеют способность куда-то деваться,

Деньги в стремлении смыться похожи на птиц»…

 

И смываются, поверьте! Поэтому третий мой совет: любите свою семью, друзей, знакомых. Помогайте ближним и дальним — и все будет у вас хорошо. А деньги, ну, сегодня есть, а завтра — нет. Вообще, к огромному моему сожалению, сегодня деньги все чаще вкладываются в уничтожение человечества, а их необходимо перебросить на Благо и Спасение.  

 

Колонка Кирсана Илюмжинова опубликована  в журнале “Русский пионер” №106. Все точки распространения в разделе “Журнальный киоск”.

Финансовая грамотность Городской образовательный проект для учащихся

«Финансовая грамотность» Городской образовательный проект для учащихся средних образовательных учреждений

Зачем быть финансово грамотным? «Если деньги не служат тебе, они станут господствовать над тобой» . Английский философ Ф. Бэкон

Быть богатым – просто? 1. Надо много зарабатывать ДЕНЕГ 2. Надо уметь правильно тратить ДЕНЬГИ

Финансовая грамотность – это Деньги и законы их обращения Твои финансовые цели и как их достигать Личные финансы и как ими управлять Финансовый рынок: как правильно себя вести • Твое будущее финансовое благополучие • •

Финансовое поведение людей «Зомби» Люди, у которых расходы превышают доходы, имеются потребительские кредиты, долги, займы, и отсутствуют какие-либо инвестиции и накопления. Люди «зомби» сами себе не принадлежат.

Финансовое поведение людей «Камикадзе» Люди, у которых расходы совпадают с доходами, имеются небольшие кредиты и отсутствуют накопления. Они идут по острию бритвы: один неверный шаг и…

Финансовое поведение людей «Маньяки» Люди, у которых расходы не превышают доходы, нет задолженности, но и нет накоплений. Любые их сэкономленные деньги сразу идут в расходы, доходы с каждым годом растут, а накоплений инвестиций нет. Таким людям не терпится потратить все деньги.

Финансовое поведение людей «Черепахи» Люди, у которых, доходы всегда превышают расходы, нет кредитов, и имеются накопления. Но дальше матрасов их накопления не идут. «Деньги должны работать» . Но «двигаясь» так медленно к финансовой свободе, они приходят к ней быстрее, чем «Маньяки» и «Камикадзе» .

Финансовое поведение людей «Мудрецы» люди, контролирующие свои финансы, позволяющие развиваться и расти своим накоплениям. Их деньги «приводят» за собой новые деньги, потому что они нашли к ним хороший подход.

Финансовое поведение людей А к какой категории относишься ТЫ?

Уверен? Посмотри видео!

Что Ты узнаешь из проекта? 1) Что такое личный бюджет и как грамотно его составлять: • Что приносит деньги (активы) • Что забирает деньги (пассивы) 2) Как правильно пользоваться банковскими услугами: • Карты, кредиты, депозиты и пр. 3) Когда нужно накоплениях: задуматься • Что гарантирует государство • Что можешь сделать ты сам о пенсионных 4) Как выбрать свои финансовые цели и пути их достижения: • Краткосрочные цели • Долгосрочные цели

Быть финансово грамотным • уметь и знать, как зарабатывать деньги • уметь грамотно распоряжаться (тратить) своими средствами • уметь правильно управлять своими денежными потоками (вести бюджет) • уметь правильно вести себя на финансовом рынке: банки, страховые компании, пенсионные фонды, фондовые биржи и др.

Что мы будем делать? • • • Составлять и разгадывать финансовые кроссворды. Смотреть и обсуждать видео-ролики по финансам Участвовать в деловой финансовой игре Составлять свой личный финансовый план Писать статьи на финансовые темы Определять уровень своей финансовой грамотности

Нужно уметь быть богатым, бедным быть просто! Узнай, как стать финансово грамотным прямо сейчас!

Untitled Document

Untitled Document

“Изучая причины изменения денежной системы страны в различные исторические эпохи, я по-новому взглянула на деятельность великих политиков и реформаторов”.

“К сожалению, разница между прожиточным минимумом и доходами среднестатистической семьи нашего района настолько мала, что не позволяет жителям направлять часть доходов на сбережения и пользоваться услугами банка”.

“Деньги – уникальное явление современной цивилизации. Они проникают во все, абсолютно все сферы нашей жизни. А история их происхождения – это целый увлекательный мир”.

“Знания об основных принципах функционирования банковской системы необходимы каждому гражданину страны, который хочет быть не просто сторонним наблюдателем, а активным участником экономической жизни общества”.

Наши координаты: Псковская область, п.Дедовичи,
ул.Октябрьская, д.13.

Телефон: (81136) 9-16-65

E-mail: schirina @yandex.ru

Работы учащихся

 

Домашняя страница

Афоризмы о деньгах

 

Деньги? – Деньги.
Всегда, во всякий возраст нам пригодны;
Но юноша в них ищет слуг проворных
И не жалея шлет туда, сюда.
Старик же видит в них друзей надежных
И бережет их как зеницу ока.
А.С.Пушкин

Даже любовь не свела с ума стольких людей, сколько мудорствования о сущности денег.
Уильям Ю.Гладстон

 

Если деньги не служат тебе, они станут господствовать над тобой. Скупец не владеет своими богатствами, скорее можно сказать, что его богатства им владеют.
Ф. Бэкон

 

Нажить много денег – храбрость; сохранить их – мудрость, а умело расходовать их – искусство.
Б. Ауэрбах

 

Золото убило больше душ, чем железо – тел.
Вальтер Скотт

 

Заблуждение скупых состоит в том, что они считают золото и серебро благами, тогда как это только средства для приобретения благ.
Ларошфуко

 


Эссе на тему «Если деньги не служат тебе, они станут господствовать

А16. Политическая идеология относится к

политическим институтам

политическим нормам

политической культуре

политическим связям

А17. Оппозиционными называют политические партии, ко­торые

принимают участие в парламентских выборах

разрабатывают и принимают законы

действуют незаконно, без официальной регистрации

критикуют политику правительства

А19. Верны ли следующие суждения о тоталитарном режиме?

А. Тоталитарный режим предполагает контроль государства над частной жизнью граждан.

Б. Тоталитарный режим исключает возможность граждан из­менить свое социальное положение.

верно только А верно только Б

верны оба суждения

оба суждения неверны

А20. Право как социальный регулятор всегда

исполняется всеми гражданами

является воплощением идеала справедливости

охраняется силой государства

поддерживается общественным мнением

А21. В товариществе на вере, в отличие от полного товари­щества,

есть участники, которые несут риск убытков только в пре­делах внесенных вкладов

учредителями могут быть только индивидуальные пред­приниматели и коммерческие организации

управление осуществляется по общему согласию, т. е. каж­дый имеет «право вето»

капитал разделен на доли (вклады)

А22. Уголовная ответственность наступает за

нарушение внутреннего трудового распорядка на предпри­ятии

неисполнение договорных обязательств имущественного характера

нарушение правил пользования газом в быту

причинение тяжкого вреда здоровью

А23. Гражданин К. успешно прошел собеседование при при­еме на работу. Но работодатель отдал предпочтение другому претенденту, менее успешно прошедшему собеседование, толь­ко потому, что он моложе гражданина К. на 5 лет. Гражданин К. обратился в суд. Работодатель в данном судебном процессе является

ответчиком

подозреваемым

обвиняемым

истцом

А24. Верны ли следующие суждения об обязанностях нало­гоплательщиков?

А. Налогоплательщики не должны препятствовать законной деятельности должностных лиц налоговых органов при исполнений ими своих служебных обязанностей.

Б. Налогоплательщики имеют право на возмещение в пол­ном объеме убытков, причиненных незаконными действи­ями налоговых органов.

верно только А

верно только Б

верны оба суждения

оба суждения неверны

 

Человек с деньгами-это зло, а без денег еще злее ЕССЭ

Я могу только первое тебе написать!

В своем высказывании Генри Форд затрагивает проблему главной задачи экономической сферы жизни общества – улучшение качества жизни людей. Раскрывая данную тему, обратимся к понятию экономической сферы. Экономическая сфера – это одна из основных сфер жизни общества, благодаря которой люди могут удовлетворить свои потребности, материально обеспечить свое существование, эта сфера представляет собой производство, распределение, обмен и потребление товаров и услуг.
В связи с затронутой проблемой возникает вопрос: как можно улучшить качество жизни человека? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к самому высказыванию автора. Генри Форд считает, что этого можно добиться благодаря правильному пониманию главной цели капитала – денежных и материальных ресурсов, которые используются в производстве и приносят доход. Согласно позиции автора, деньги, вырученные от продажи товаров населению, должны становится не предметом наживы и безграничного накопления, а должны быть использованы для производства новой продукции, повышающей качество жизни людей, – в этом и состоит главная цель капитала. В то же время производство качественных товаров, полезных и нужных людям, является залогом длительного существования фирмы, что соответствует интересам всего общества, так как население получит еще больше товаров и услуг от такого предприятия.  
Я не могу не согласиться с позицией Генри Форда по затронутой проблеме, поскольку деньги не должны являться самоцелью деятельности фирмы, так как они лишь средство для достижения главной цели – удовлетворения потребностей всего общества и повышения качества его жизни. Сама деятельность Генри Форда наглядно воплотила в жизнь его же афоризм: используя свой собственный капитал (как умственный, так и материальный), он создал первый в мире автомобиль, его машины были самыми первыми доступными по цене для населения; именно он ввел понятие конвейера и изобрел его, тем самым увеличив производство автомобилей и сделав их еще более дешевыми.  
Подводя общую черту, хочется отметить, что высказывание Генри Форда характеризует не просто полезную для потребителей деятельность отдельно взятой фирмы, использующей свой капитал на благо общества, но главную задачу всей экономической сферы общества – улучшение качества жизни населения, которого можно добиться только производством качественной и недорогой продукции.

Я просто когда то писала такое сочинение, на компьютере нашла

 

Что сильнее всего объединяет и разъединяет людей? – Деньги – Финансовая устойчивость – Экономика

 Они с необычайной легкостью замешивают воедино веру и не­верие, надежду и безнадежность, любовь и ненависть.

Под  воздействием  денег  мо­жет  резко  ослабеть  справедли­вость в распределении благ меж­ду людьми с одновременным про­явлением несправедливости в этом отношении.

Деньги все время требуют к себе внимания, они заставляют почи­тать себя, и человек, уступивший им, становится их рабом.

Что бы деньги не представляли из себя для человека, например, средство или цель, счастье или несчастье, радость или печаль, они зас­тавляют человека, прежде всего, познавать себя, узнавать свои сильные и слабые стороны и видеть свои просчеты наряду с достижениями.

Подчинение человека деньгам — это победа сегодняшнего дня над Вечностью. При этом возникает некий земной эквивалент небесной благодати и преимущество материальной природы над Духом.

«Если деньги не служат тебе, они станут господствовать над то­бой», – сказал сэр Фрэнсис Бэкон Веруламский и потом добавил: «Деньги, подобно навозу, бесполезны, покуда не разбросаны».

Немецкий романист Бертольд Авербах сказал: «Нажить много де­нег    – храбрость, сохранить их   — мудрость, а умело расходовать  – искусство».

Фернандо Рохас, испанский писатель, сказал: «Нет такой вершины, на которую не мог бы взобраться нагруженный золотом осел».

Жюль Ренар, французский писатель едко заметил: «Если не в день­гах счастье, то отдайте их соседу».

 

Русские пословицы и поговорки говорят о деньгах так:

«Хорошее дешево не бывает».

«Кто мудрен, у того карман ядрен».

«Обманом барыша не наторгуешь».

«На деньги всегда запрос».

«Деньги много могут, а правда царствует».

«Долг платежом красен».

«Деньги лучше уговора» (т. е. отдам лучше наличными).

«Только ума на деньги не купишь».

«Деньги   — дело наживное».

«Деньги счет любят».

Что означает доминирующее положение на рынке? Это приемлемо?

Мой короткий ответ десять лет назад: Когда потребители станут лучше в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

Мой короткий ответ сегодня: Это круто.

Мой длинный ответ: вы действительно столкнулись с вопросом, который сегодня вызывает огромные споры в экономической области промышленных организаций. Это также гигантские дебаты в области антимонопольного законодательства. В конце этого ответа я свяжу вас со специальным выпуском Yale Law Journal за 2018 год под названием «Разблокирование антимонопольного законодательства», в котором представлены статьи юристов и экономистов об истории права и экономики, касающихся вопроса о том, что мы в промышленной организации это просто называют «величиной».”

Не ищите «крупность» в научных журналах, это действительно то, что мы используем между собой (на недавней конференции, которую я посетил, «крупность» стала заменой любого обсуждения нечетко определенного доминирования).

Мы уверены в конкретных отраслевых структурах. Монополия (одна фирма в отрасли), дуополия (две фирмы), олигополия (горстка крупных фирм) и даже «доминирующая фирма, сталкивающаяся с конкурентной границей» хорошо определены и имеют очень хорошо понятый и теоретически измеримый экономический ущерб от рыночная власть (те «мертвые треугольники», которые вы можете вспомнить по экономическим классам).Как только вы начинаете говорить о доминировании, имея в виду просто «размер», когда одна или две фирмы очень велики или очень сильно представлены на нескольких рынках, но все еще может быть целый ряд других небольших фирм, или когда одна или две фирмы очень большие в В различных сегментах маркетинговой цепочки этот теоретический вред становится немного мрачнее. Это становится еще более мрачным, когда одна или две фирмы очень большие и имеют большой охват во многих отраслях, хотя, возможно, доминируют только на одном рынке, где цены остаются низкими.

Экономистов традиционно беспокоит влияние на рынке: способность продавца устанавливать цену выше предельных издержек производства и маркетинга (или, в случае покупателя, способность фирмы устанавливать цену ниже предельных издержек приобретения продукта). ). Нерегулируемая, максимизирующая прибыль монополия на едином рынке имеет наибольшую рыночную власть и оказывает наибольшее негативное влияние на потребителей. Совершенно конкурентоспособные фирмы, в которых нет доминирования, оказывают наибольшее положительное влияние на потребителей.Рассматривая влияние доминирования, экономисты долгое время приводили аргумент, что вы должны попытаться найти способы сравнения цен, которые могут существовать в этих двух крайностях (объяснение того, как мы это делаем, потребует еще одной записи, но мы действительно пытаемся). Если вы обнаружите, что доминирующая фирма не обладает (большой) рыночной властью, то на самом деле (большого) вреда потребителю не будет, независимо от того, насколько велика эта фирма. Многие (не все) экономисты в этом случае утверждали, что размер фирмы не имеет значения. Кроме того, во многих судебных делах из-за экономии на масштабе (когда затраты снижаются по мере роста фирмы) потребители могут получить больше выгоды от более крупных фирм. Многие юристы (особенно ученый-юрист и судья эпохи Рейгана Роберт Борк) считали этот аргумент разумным, и с годами он стал играть большую роль в антимонопольных делах.

То, что я только что описал, в целом, вероятно, является широко принятой точкой зрения, которая отвечает на ваш вопрос, но некоторые вещи начинают заставлять нас переосмысливать эти идеи.

Microsoft почти распалась в начале 2000-х, потому что считалась монополистом за привязку своего веб-браузера к своей операционной системе и за то, что другие браузеры были несовместимы.Microsoft согласилась на постановление о согласии, которое предотвратило его распад. Это дело попало в учебники, но оказывается, что в сотнях судебных дел судьи пришли к выводу, что доминирование приемлемо, и дело Microsoft вспоминают сегодня, вероятно, скорее потому, что оно является исключением, а не правилом. Я предполагаю, что это классический пример доминирующей фирмы, которую можно увидеть не дальше, чем пределы вашего собственного города. Сколько у вас поставщиков электроэнергии или кабеля? Во многих местах есть только по одному экземпляру каждого.Эффективность наличия только одной компании, которая работает в большом масштабе, улучшает положение потребителей, и в этом случае экономисты называют такой тип доминирования «естественной монополией» , но всегда призывают к регулированию, чтобы убедиться, что компания действительно передает эффективность на другие нужды. клиентам. (Если вы жалуетесь на своего монопольного поставщика кабельного телевидения, вы не одиноки: просто потому, что должно быть , эффективность иногда не упоминается в учебниках.)

В 1980-х годах все больше и больше ученых-юристов и все больше и больше судов принимали решения о слияниях и поглощениях, основываясь на аргументах эффективности.Суды по правилам, которым следовали при утверждении слияний, имели два основных положения (и, опять же, см. Текст в конце для получения более подробной информации): при утверждении слияния, которое приведет к созданию доминирующей фирмы, или при утверждении доминирующей фирмы, выходящей на новый рынок, доминирующая фирма не могла взимать с потребителей более низкие цены, чтобы выгнать другие фирмы из бизнеса, а затем повышать цены. Если цены доминирующей фирмы останутся низкими после того, как другие фирмы уйдут с рынка, то это будет обычным оттоком на конкурентном рынке, и суды посчитали, что им не следует заниматься удержанием неэффективных фирм, поскольку для потребителей будет лучше, если цены будут ниже.Когда Wal-Mart начал выписывать рецепты, они могли быть ответственны за закрытие аптеки, но более низкие цены на лекарства, которые существовали после этого из-за масштабов Wal-Mart и его рыночной силы, считались выгодными для потребителей. Однако, если вы были фармацевтом, который обанкротился, это было небольшим утешением. Суды постановили, что доминирование фирмы было выгодным в подобных случаях (обычно).

Сегодня, когда горизонтальные и вертикальные отношения между фирмами в цепочках поставок затрагиваются в онлайн- предприятиях, некоторые экономисты и юристы ставят под сомнение аргументы эффективности относительно размера.Интернет-доминирование может быть в глазах смотрящего, когда вы не можете четко увидеть, где оно проявляется. Экономисты привыкли смотреть на цены и продукты, но что, если на одной платформе доминирует платформа или облако, или искусственный интеллект, или реклама на одной платформе вещей, которые вы продаете на другой, или цифровая торговая площадка, доступ к которой нужен другому бизнесу для конкуренции? Что, если доминирование заключается в том, чтобы иметь так много личных данных о клиентах на рынке потоковой передачи фильмов, что дочерняя компания лучше понимает желания этих клиентов на рынке продуктов питания? Может ли разросшаяся доминирующая компания внести больший политический вклад в большее количество областей надзора Конгресса? Предположим, платформа доминирующей фирмы является необходимым условием для передачи политических сообщений просто потому, что ее платформой пользуется больше людей, чем какой-либо другой.Делает ли это фирму больше похожей на коммунальное предприятие, которое следует регулировать так же, как мы регулируем радиоволны, электричество или воду (или канализацию)? Многие ученые-правоведы сегодня утверждают, что Антимонопольный закон Шермана 1890 года никогда не предполагал, что он касается эффективности и рыночной власти, как это делается сегодня. Они утверждают, что экономисты и юристы в 1980-х исказили его цель. Они утверждают, что Закон Шермана всегда был связан с «величиной», охватом и властью и на самом деле был предназначен для ответа на не слишком разные вопросы еще в позолоченный век, когда нефтяные компании владели другими нефтяными компаниями, владели заводами по переработке бензина, владели заправкой. станции и рестораны через дорогу, и начали интересоваться производством автомобилей и инвестированием в газеты.

Почему проблема доминирования не очевидна?

Возьмем хорошо известный пример доминирующей фирмы в нескольких отраслях. Вы должны были проспать последнее десятилетие, чтобы не знать, что Amazon является доминирующим игроком практически во всем, например, в интернет-магазинах, грузовых перевозках. , доставка, розничная торговля продуктами питания, музыка, потоковое видео, производство фильмов, книгоиздание и облачные сервисы. Amazon также вторгается в такие вещи, о которых вы могли не знать, например, в кредитовании и производстве. В то же время Amazon тратит много денег на исследования и разработки во всем: от логистики до распознавания лиц и распознавания голоса до дронов и искусственного интеллекта – это те фундаментальные исследования, которые, как надеется Amazon, позволят ей подготовиться к «следующему большому количеству». вещь », что бы это ни было. И когда Amazon обнаруживает, что кто-то делает что-то лучше, чем они, они часто их покупают. Или, что более важно, их патенты. Amazon не является монополистом ни на одном из рынков, которые он обслуживает, и хотя некоторые из этих рынков могут рассматриваться как состоящие только из крупных доминирующих фирм, если вы присмотритесь, то обнаружите, что более мелкие предприятия пытаются конкурировать, и цены все схожи.У Amazon есть доминирование, но означает ли его доминирование, его «размер» рыночную власть? Пытаясь описать доминирование Amazon, я иногда просто говорю «он большой», что является туманным, но несколько описательным. Вопрос, на который я хотел бы ответить, звучит так: «Приносит ли доминирование Amazon во многих вещах какой-либо вред?»

Что ж, судя по типичным методам, которые экономисты использовали для измерения вреда, это трудно понять. Забавная вещь, которую большинство людей не знают об Amazon: ее доминирование может быть большим, а прибыль – нет.

Да, его рыночная капитализация (цена акций, умноженная на количество акций в обращении) поразительна (в настоящее время составляет около 1,6 триллиона долларов), что делает ее основного акционера Джеффа Безоса невероятно богатым. Но чистая прибыль (прибыль) Amazon никогда не превышала 1 миллиард долларов до 2016 года, и в течение многих лет до этого была фактически отрицательной (фактически, в 2015 году она была отрицательной)! В настоящее время чистая прибыль Amazon составляет около 25 миллиардов долларов, или примерно столько же, что и у Bank of America, или около половины чистой прибыли Alphabet (Google).До 2019 года Home Depot имела более высокую годовую прибыль, чем Amazon, судя по некоторым простым поискам, которые я провел по этим компаниям на Yahoo Finance . Итак, ясно, что мы все думаем об Amazon как о доминирующем, но его прибыль пока что, похоже, не демонстрирует большого преимущества и нынешнего от этого доминирования. Если вы платите за Amazon Prime, вы экономите на доставке, и Amazon продает вам Prime в убыток за все время существования Prime. Клиенты, похоже, не жалуются. Если бы Amazon столкнулся с призывами к ее распаду, она могла бы ответить: «Как мы можем доминировать во многих отраслях и в то же время получать общую прибыль примерно так же, как отдельный игрок в банковской отрасли или один игрок в сфере домашнего улучшения. промышленность?”

Тем не менее, рыночная капитализация говорит о многом.Думают ли инвесторы, что Amazon может быть намного прибыльнее, чем есть на самом деле? Цена акций Amazon может указывать на потенциальную рыночную власть , но потенциал рыночной власти – это не то же самое, что фактическое проявление рыночной власти.

Является ли Amazon доминирующей фирмой на многих рынках? Похоже на то. Есть ли у него база постоянных клиентов? Похоже на то. При этом пострадают другие фирмы? Вот в чем проблема: если они выйдут из бизнеса, поднимет ли Amazon цены? Пока что этого не произошло, даже когда он выкупил своих конкурентов.

Но более серьезный вопрос, который вы (а также экономисты и юристы) сегодня решаете, – это , правильно ли мы измеряем доминирование, , и именно поэтому на ваш вопрос так трудно ответить.

Узнайте больше о современных теориях доминирования:

Yale Law Journal Специальный выпуск об антимонопольном правоприменении с 2018 г .: https://www.yalelawjournal.org/collection/unlocking-antitrust-enforcement

Теория власти с классовым господством

Теория классового господства власти

Г.Уильям Домхофф

ПРИМЕЧАНИЕ. WhoRulesAmerica.net в значительной степени основан на моей книге Кто правит Америкой? , впервые опубликовано в 1967 году и сейчас в своем седьмом издании. Этот он-лайн документ представляет собой краткое изложение некоторых основных идей этой книги.

У кого преобладает власть в Соединенных Штатах? Краткий ответ, с 1776 года по настоящее время, таков: власть имеет те, у кого есть деньги – или, более конкретно, кто владеет приносящей доход землей и бизнесом. Джордж Вашингтон был одним из крупнейших землевладельцев своего времени; президенты конца 19 века были близки к интересам железной дороги; для семьи Бушей это были нефть и другие природные ресурсы, агробизнес и финансы. В наши дни это означает, что банки, корпорации, агробизнес и крупные застройщики, работающие отдельно над большинством вопросов политики, но в сочетании над важными общими вопросами, такими как налоги, противодействие профсоюзам и торговые соглашения с другие страны – устанавливают правила, в рамках которых ведутся политические баталии.

Хотя этот вывод на первый взгляд может показаться слишком простым или прямым, оставляя мало места для выборных должностных лиц или избирателей, его причины сложны. Они включают понимание социальных классов, роли экспертов, двухпартийной системы и истории страны, особенно южного рабства. С точки зрения исторической картины большого мира – и теории власти четырех сетей, отстаиваемой на этом сайте, в Америке правят крупные экономические интересы, потому что нет конкурирующих сетей, которые выросли за долгую и сложную историю:

  • Нет одной большой церкви, как во многих странах Европы
  • Нет большого правительства, необходимого для выживания в качестве национального государства в Европе
  • Никаких крупных вооруженных сил до 1940 г. (что произошло не так давно), которые угрожали бы захватом правительства

Итак, единственной властной сетью, имеющей какое-либо значение в истории Соединенных Штатов, была экономическая, которая при капитализме порождает класс, владеющий бизнесом, и рабочий класс, а также малые предприятия и квалифицированных рабочих, которые самостоятельно работают. работают и относительно небольшое количество высококвалифицированных специалистов, таких как архитекторы, юристы, врачи и ученые.В этом контексте основная причина, по которой деньги могут править, то есть почему владельцы бизнеса, нанимающие рабочих, могут править, заключается в том, что люди, которые работают на фабриках и полях, с самого начала были разделены на свободных и рабов, белых и черных. , а позже и в многочисленные этнические группы иммигрантов, что затрудняет политическое объединение рабочих в целом для борьбы за более высокую заработную плату и социальные льготы. Этот важный момент подробно рассматривается в конце этого документа в разделе, озаглавленном «Слабые стороны рабочего класса». «

Более того, простой ответ, что денежные правила должны быть несколько уточнены. Доминирование немногих означает не полный контроль, а скорее способность устанавливать условия, на которых должны действовать другие группы и классы. Высококвалифицированные профессионалы, интересующиеся проблемами окружающей среды и потребителей, смогли объединить свою техническую информацию и свое понимание законодательного процесса со своевременной рекламой, чтобы победить правительственные ограничения на некоторые корпоративные практики.Наемные работники, когда они организованы или нарушают правила, иногда могут добиться уступок по заработной плате, продолжительности рабочего дня и условиям труда.

Прежде всего, это свобода слова и право голоса. Хотя голосование не обязательно заставляет правительство подчиняться воле большинства, при определенных обстоятельствах электорат был в состоянии ограничить действия богатых элит или решить, какие элиты будут иметь наибольшее влияние на политику. Это особенно возможно, когда есть разногласия в высших кругах богатства и влияния.

Тем не менее, идея о том, что относительно фиксированная группа привилегированных людей доминирует в экономике и правительстве, противоречит американскому зерну и основополагающим принципам страны. Термины «класс» и «власть» вызывают у американцев некоторое беспокойство, а такие понятия, как «высший класс» и «правящая элита», сразу же настораживают людей. Американцы могут различаться по своему социальному уровню и уровню доходов, и некоторые из них могут иметь большее влияние, чем другие, но считается, что не может быть фиксированной группы власти, когда власть по конституции принадлежит всем людям, когда есть демократическое участие через выборы и лоббирование. , и когда доказательства социальной мобильности видны повсюду.Таким образом, большинство аналитиков обычно приходят к выводу, что избранные должностные лица вместе с «группами интересов», такими как «организованная рабочая сила» и «потребители», обладают достаточной «уравновешивающей» властью, чтобы сказать, что существует более открытое, «плюралистическое» распределение власть, а не власть с богатыми людьми и корпорациями наверху.

Вопреки этой плюралистической точке зрения, я попытаюсь продемонстрировать, как возможно правление немногих богатых, несмотря на свободу слова, регулярные выборы и организованную оппозицию:

  • «Богатые» сливаются в социальный высший класс, который разработал институты, с помощью которых дети его членов социализируются в мировоззрение высшего класса, а недавно богатые люди ассимилируются.
  • Члены этого высшего класса контролируют корпорации, которые были основными механизмами создания и удержания богатства в Соединенных Штатах уже более 150 лет.
  • Существует сеть некоммерческих организаций, через которые члены высшего класса и нанятые корпоративные лидеры, еще не участвующие в высших классах, формируют политические дебаты в Соединенных Штатах.
  • Представители высшего класса с помощью своих высокопоставленных сотрудников в коммерческих и некоммерческих организациях могут доминировать в федеральном правительстве в Вашингтоне.
  • Богатые и корпоративные лидеры, тем не менее, утверждают, что они относительно бессильны.
  • У трудящихся меньше власти, чем во многих других демократических странах.

Перед тем, как просмотреть этот список, сначала необходимо определить термин «мощность» и объяснить «индикаторы» мощности, которые используются для определения того, у кого она есть. Позже по мере необходимости будут представлены другие концепции. Они включают «социальный класс», «высший класс», «корпоративное сообщество», «взаимосвязанные управления», «сеть планирования политики», «правящую элиту», «процесс особых интересов», «процесс отбора кандидатов». , “и некоторые другие.Все эти концепции необходимы для понимания природы и действия «структуры власти» в Соединенных Штатах.

Питание и индикаторы питания

Power – одно из тех слов, которые легко понять, но трудно дать точное определение. Мы знаем, что это означает «влияние», «сок», «мускулы», или «способность делать вещи». Мы знаем, что это происходит из слов, подразумевающих способность действовать решительно, убедительно и прямо, но мы также знаем, что сила может проецироваться очень тихо и косвенно.

Под «властью» я подразумеваю «способность одних людей производить намеченные и предполагаемые эффекты на других» (Wrong, 1995). Это очень общее определение, которое допускает множество форм власти, которые можно менять с одной на другую, например экономическую власть, политическую власть, военную мощь, идеологическую мощь и интеллектуальную власть (т.е. знания, опыт). Это оставляет открытым вопрос о том, всегда ли «сила» или «принуждение» скрывается где-то на заднем плане при осуществлении власти, как это подразумевается во многих определениях.Однако утверждение, что власть – это способность производить намеченные и предполагаемые эффекты на других, не означает, что это простой вопрос для изучения власти группы или социального класса. Формальное определение не объясняет, как следует оценивать концепцию. В случае власти редко можно наблюдать взаимодействия, которые раскрывают ее действие даже в небольшой группе, не говоря уже о том, чтобы увидеть, как один «социальный класс» оказывает «воздействие» на другой. Следовательно, необходимо разработать так называемые «индикаторы» власти.

В исследовательских целях власть может рассматриваться как основная «черта» или «свойство» социальной группы или социального класса. Он измеряется рядом знаков или индикаторов, которые имеют с ним вероятностную связь. Это означает, что все индикаторы не обязательно появляются каждый раз, когда проявляется сила. Исследование проводится с помощью серии утверждений типа «если – то»: «если« группа или класс сильны », то« следует ожидать, что будут присутствовать определенные индикаторы этой силы.Особенно важно иметь более одного индикатора. В идеале индикаторы должны быть очень разных типов, чтобы любые нерелевантные компоненты в них нейтрализовали друг друга. В лучшем из возможных миров эти множественные индикаторы будут указывать на одну и ту же группу или класс, увеличивая вероятность того, что лежащая в основе концепция была измерена правильно.

Есть три основных показателя власти, которые можно резюмировать следующим образом: (1) кому это выгодно? (2) кто правит? и (3) кто победит? В каждом обществе есть опыт и материальные объекты, которые высоко ценятся. Если предположить, что каждый в обществе хотел бы иметь как можно большую долю этого опыта и объектов, тогда распределение ценностей в этом обществе можно использовать в качестве индикатора власти. Те, кто извлекает наибольшую пользу, по логике вещей, сильны. В американском обществе высоко ценятся богатство и благополучие. Люди стремятся владеть собственностью, зарабатывать высокие доходы, иметь интересную и безопасную работу и жить долгой и здоровой жизнью. Все эти «значения» распределены неравномерно, и все они могут использоваться в качестве индикаторов мощности.

Власть также может быть выведена из исследований того, кто занимает важные институциональные должности и принимает участие в важных группах, принимающих решения. Если группа или класс сильно перепредставлены по отношению к своей доле в населении, можно сделать вывод, что группа сильна. Если, например, группа составляет 10% населения, но имеет 50% мест в основных руководящих учреждениях, то у нее в пять раз больше людей на руководящих должностях, чем можно было бы ожидать случайно, и, таким образом, есть причина для того, чтобы считаю, что группа сильная.

Есть много вопросов политики, по которым группы или классы расходятся во мнениях. В Соединенных Штатах противоположные группы предлагают различную политику в таких «проблемных областях», как внешняя политика, налогообложение, благосостояние и окружающая среда. Власть может быть выведена из этих конфликтов проблем путем определения того, кто успешно инициирует, изменяет или налагает вето на альтернативные варианты политики. Этот индикатор, сфокусированный на действиях в процессе принятия решений, наиболее приближен к приближению процесса власти, который содержится в формальном определении, но следует подчеркнуть, что это не менее логичный вывод о том, что тот, кто побеждает в вопросах, тот. показатель «власти», чем с двумя другими типами эмпирических наблюдений – распределением ценностей и позиционным избыточным представлением – которые используются в качестве показателей власти.

Индикатор принятия решения (кто выигрывает) также труднее всего использовать с точностью. Во-первых, часто бывает трудно получить доступ к лицам, принимающим решения, чтобы побеседовать с ними, не говоря уже о том, чтобы понаблюдать за ними в действии. Во-вторых, аспекты процесса принятия решения могут оставаться скрытыми. В-третьих, некоторые информаторы могут преувеличивать или преуменьшать свои роли. В-четвертых, что не менее важно, воспоминания людей о том, кто что сделал, часто становятся туманными вскоре после события. Это некоторые из причин, по которым социологи часто в конечном итоге полагаются на письменные записи о ключевых решениях, но они часто становятся доступными только спустя годы.Таким образом, мы оказываемся историками, равно как и социологами, или зависимыми от историков в получении большей части базовой информации.

Таким образом, у всех трех показателей мощности есть сильные и слабые стороны. Однако эти недостатки не представляют серьезной проблемы. Это связано с тем, что каждый из этих индикаторов включает в себя разные виды информации, взятой из самых разных исследований. Доводы в пользу власти группы или класса следует рассматривать как убедительные только в том случае, если все три типа показателей «триангулируют» по одной конкретной группе или социальному классу.

Социальный высший класс

Хорошей отправной точкой для изучения власти в Соединенных Штатах, которую я предпочел как социолог (особенно в 1960-х и 1970-х годах, когда было гораздо менее доступной информации, чем сейчас), является тщательное рассмотрение небольшой социальный высший класс на вершине лестницы богатства, дохода и статуса. Это потому, что социальный высший класс является наиболее видимым и доступным аспектом уравнения власти. Это не обязательно суть дела, но, тем не менее, это лучшее место, чтобы разобраться в общей структуре власти.

Под «социальным классом» я подразумеваю совокупность смешанных и взаимодействующих семей, которые видят друг друга как равных, разделяют общий стиль жизни и имеют общую точку зрения на мир. Это общее определение принимается большинством социологов независимо от их взглядов на распределение власти. Под «социальным высшим классом», в дальнейшем называемым просто «высшим классом», я подразумеваю тот социальный класс, который по общему мнению большинства членов общества является «высшим», или «элитным», или «эксклюзивным» классом.В разное время и в разных местах американцы называли таких людей «высокими шляпами», «загородным клубом», «снобами» и «богатыми». В свою очередь, представители этого класса признают себя самобытными. Они называют себя такими именами, как «старые семьи», «состоявшиеся семьи» и «лидеры общин».

Высший класс, вероятно, составляет лишь несколько десятых процента населения. В исследовательских целях я использую консервативную оценку, согласно которой он включает от 0,5% до 1% населения, чтобы определить чрезмерную представленность его членов в корпорациях, некоммерческих организациях и правительстве.Представители высшего класса живут в эксклюзивных пригородных кварталах, дорогих кооперативах в центре города и в больших загородных поместьях. У них также часто есть далекие летние и зимние дома. Они посещают систему частных школ, которая простирается от дошкольных до университетских; Самыми известными из этих школ являются «дневные» подготовительные школы и «интернаты», которые занимают место государственных средних школ в образовании большинства подростков из высших слоев общества. Взрослые представители высшего класса общаются в дорогих загородных клубах, клубах для завтраков в центре города, охотничьих клубах и клубах для садоводов.Молодые женщины из высшего класса ежегодно «знакомятся» с высшим обществом посредством тщательно продуманной серии чаев дебютанток, вечеринок и балов. Женщины из высшего класса получают опыт работы в качестве «волонтеров» через общенациональную организацию, известную как Молодежная лига, а затем продолжают работать директорами культурных организаций, ассоциаций семейного обслуживания и больниц (см. Kendall, 2002, подробный отчет о женщины высшего класса социологом, который также был участником организаций высшего класса).

Эти различные социальные институты важны для создания «социальной сплоченности» и ощущения «собственной принадлежности» внутри группы. Это чувство сплоченности усиливается тем фактом, что людей можно исключить из этих организаций. Благодаря этим институтам молодые представители высшего класса и те, кто плохо знаком с богатством, развивают общее понимание того, как стать богатым. Поскольку эти социальные условия дороги и эксклюзивны, представители высшего класса обычно начинают думать о себе как о «особенных» или «высших».«Они думают, что они лучше, чем другие люди, и, безусловно, лучше способны руководить и управлять. Их уверенность в себе и социальная безупречность полезны при общении с людьми из других социальных слоев, которые часто восхищаются ими и склонны подчиняться их суждениям.

В исследовательских целях эти социальные институты важны тем, что они служат отправной точкой для систематических исследований власти. Например, эти «индикаторы» класса позволяют нам определить, какие экономические и политические лидеры являются, а какие нет, членами высшего класса.Другими словами, классовые индикаторы позволяют нам проследить представителей высшего класса в экономических, политических и идеологических системах власти общества.

Исходя из этих показателей класса, мы можем показать, что высший класс является общенациональным по своему охвату. Это связано с тем, что среди многих социальных клубов по всей стране существует “частично совпадающее” членство. Например, человек из Чикаго может принадлежать к клубам Нью-Йорка, Бостона и Сан-Франциско, что означает, что он или она взаимодействует с представителями высшего класса в этих городах.Сравнивая десятки списков членов клубов, мы смогли установить «плотность» этой клубной сети. (На страницах Богемской рощи можно найти информацию о социальной сплоченности и фоторепортаж; а чудесно подробный и красочный портрет того, что собой представляет один из этих клубов, см. В воспоминаниях о посещении клуба Links в Нью-Йорке, который является одним из центральных клубов социальной сети / корпоративной сети руководителей.)

Точно так же списки выпускников эксклюзивных частных школ показывают, что их ученики приезжают со всех концов страны.Летние адреса тех представителей высшего класса, которые указаны в групповых телефонных справочниках, называемых синими книгами и социальными регистрами , показывают, что люди со всех концов страны собираются вместе на уединенных летних курортах, которые раньше принадлежали к высшему классу. водопой на протяжении многих поколений.

Но здесь мы должны ввести наше первое предостережение. Показатели класса не идеальны. Некоторые представители высшего класса не вступают в клубы, не регистрируются в социальных сетях и не раскрывают свою школьную принадлежность в таких источниках, как Who’s Who in America , на которые нам приходится полагаться в большей части нашей информации.Мы не можем отследить таких людей через энергосистему. Они не считаются высшим классом, хотя на самом деле таковыми являются. С другой стороны, в некоторых подготовительных школах есть местные или стипендиальные дети (часто цветные), которые не относятся к высшему классу, а некоторые почетные члены социальных клубов не относятся к высшему классу. Они считаются высшим классом, хотя на самом деле таковыми не являются. В крупномасштабных исследованиях эти два вида ошибок имеют тенденцию нейтрализовать друг друга, поэтому в целом мы получаем точную картину.Но верно, что индикаторы класса могут быть неправильными для конкретных людей. Они полезны для групповых исследований, а не для идентификации людей.

Помимо предостережений, нет никаких сомнений в том, что в Соединенных Штатах существует общенациональный высший класс со своими особыми социальными институтами, образом жизни и мировоззрением. Также нет сомнений в том, что большинство из этих людей активны в бизнесе или в своей профессии, и что все они очень богаты. Их огромное богатство очевидно, конечно, из больших сумм, которые требуются на содержание их домов и их стиля жизни, но систематические исследования также показывают, что самые богатые семьи являются частью социальных институтов высшего класса.Объединив наши исследования с выводами экономистов о распределении богатства и доходов, можно сказать, что высший класс, составляющий от 0,5% до 1% населения, владеет 35-40% всего частного богатства в Соединенных Штатах и ​​получает 12-15% от общего годового дохода. Короче говоря, высший класс имеет очень высокие баллы по показателю силы «кому выгодно».

Богатство и доход представителей высшего класса, безусловно, подразумевают, что высший класс могущественен, но они не демонстрируют, как действует власть. Поэтому необходимо обратиться к исследованиям экономики, чтобы лучше понять структуру власти США.

Корпоративное сообщество

Основная экономическая власть в Соединенных Штатах сосредоточена в организационно-правовой форме, известной как корпорации, и существовала с последних нескольких десятилетий XIX века. Никто не сомневается, что отдельные корпорации обладают огромной властью в обществе в целом. Например, они могут нанимать и увольнять работников, решать, куда вкладывать свои ресурсы, и использовать свой доход различными способами, не облагаемыми налогами, чтобы влиять на школы, благотворительные организации и правительства.Спор начинается с вопроса о том, достаточно ли объединены крупные корпорации, чтобы оказывать общую социальную власть, а затем переходит к вопросу о том, контролируются ли они по-прежнему членами высшего класса.

Единство корпораций можно продемонстрировать разными способами. Их объединяет общая заинтересованность в получении прибыли. Часто они принадлежат одним и тем же семьям или финансовым учреждениям. Их руководители имеют очень похожий образовательный и рабочий опыт. Для их чувства единства также важно, чтобы корпоративные лидеры видели в себе общих противников – профсоюзов, защитников окружающей среды, защитников прав потребителей и государственных чиновников.Чувство единства создается также за счет использования одних и тех же юридических, бухгалтерских и консалтинговых фирм.

Однако лучший способ продемонстрировать единство между корпорациями – это изучить так называемые «взаимосвязанные директора», то есть тех лиц, которые входят в два или более советов директоров, которые отвечают за общее руководство корпорацией. . В состав советов директоров обычно входят основные владельцы, высшее руководство аналогичных корпораций или корпораций, расположенных в одном районе, финансовых и юридических консультантов, а также трех или четырех должностных лиц, которые ежедневно управляют корпорацией.Несколько исследований показывают, что те 15-20% корпоративных директоров, которые входят в два или более советов, которых называют «внутренним кругом» корпоративной дирекции, объединяют 80-90% крупнейших корпораций в Соединенных Штатах в одну общую группу. подключено «корпоративное сообщество».

Большинство социологов согласны с тем, что корпорации имеют прочную основу для сплоченности. Однако существуют разногласия по поводу их отношения к высшему классу. Некоторые теоретики, плюралисты, говорят, что раньше представители высшего класса доминировали в корпорациях, но уже не из-за их увеличения в размерах, потребности в высококвалифицированных и специализированных руководящих должностях и уменьшения семейной собственности.Таким образом, есть высший класс богатых семей с одним набором интересов и группа профессиональных руководителей бизнеса, у которых есть свои интересы и власть. Члены высшего класса обладают властью, основанной на их богатстве, а руководители корпораций обладают организационной властью.

Вопреки утверждению о разделении на владельцев и менеджеров, я думаю, что есть веские доказательства идеи большого совпадения членства и интересов между высшим классом и корпоративным сообществом.Самые богатые и наиболее сплоченные семьи высшего класса часто имеют «семейные офисы», через которые они могут использовать концентрированную власть своей коллективной собственности на акции, иногда помещая сотрудников офиса в советы директоров. Кроме того, представители высшего класса часто контролируют корпорации с помощью финансовых инструментов, известных как «холдинговые компании», которые покупают контрольный пакет акций операционных компаний. В целом, представители высшего класса владеют примерно половиной всех корпоративных акций.Кроме того, контроль над корпорациями со стороны высшего класса можно увидеть в его чрезмерном представительстве в советах директоров. Несколько прошлых исследований показывают, что представители высшего класса сидят на досках гораздо чаще, чем можно было бы ожидать случайно. Они особенно склонны входить в «внутренний круг», состоящий из двух или более директоров. Согласно индикатору власти «кто управляет», высший класс по-прежнему контролирует корпоративное сообщество. Таким образом, мы можем сделать вывод, что высший класс основан на собственности и контроле над корпорациями, составляющими корпоративное сообщество.Мы можем сказать, что представители высшего класса по большей части являются «корпоративными богатыми», которые продолжают участвовать в деловом мире в качестве инвесторов, венчурных капиталистов, банкиров, корпоративных юристов и руководителей высшего звена.

Действительно, есть много топ-менеджеров корпораций, которые выросли не в высшем классе. Большинство генеральных директоров крупных корпораций не принадлежат к высшему классу. Однако по мере продвижения по служебной лестнице они постепенно социализируются в высший класс и его ценности; действительно, они продвигаются на основе своей способности выполнять высшие цели корпоративной экспансии и прибыльности.Взамен этим восходящим менеджерам предоставляется возможность покупать корпоративные акции по ценам ниже рыночных, получать очень высокие зарплаты и другие «льготы», которые позволяют им влиться в высший класс как в экономическом, так и в социальном плане. Конечным результатом является усиление власти высшего класса, а не ее ослабление.

Как формируется государственная политика извне правительства

Высший класс и тесно связанное с ним корпоративное сообщество не стоят в одиночку на вершине властной структуры.Их дополняет широкий круг некоммерческих организаций, которые играют важную роль в обсуждении государственной политики и в формировании общественного мнения. Эти организации часто называют «беспартийными» или «двухпартийными», потому что они не отождествляются с политикой или какой-либо из двух основных политических партий. Но они настоящая «политическая партия» высшего класса с точки зрения обеспечения стабильности общества и согласия правительства.

Высший класс и корпоративное доминирование в крупных некоммерческих организациях можно увидеть в том, что они основаны богатыми членами высшего класса и в том, что они полагаются на крупные корпорации в плане финансирования.Однако доминирование еще раз легче всего продемонстрировать через исследования советов директоров, которые имеют полный контроль над организациями, включая возможность нанимать и увольнять руководителей высшего звена. Эти исследования показывают, что (1) представители высшего класса сильно представлены в советах этих организаций и (2) что некоммерческие организации имеют большое количество общих директоров с корпоративным сообществом, особенно директоров, которые являются частью «внутренний круг». Фактически, большинство крупных некоммерческих организаций являются частью корпоративного сообщества.

Все организации некоммерческого сектора так или иначе участвуют в создании структуры общества и, следовательно, в формировании политического климата. Культурные и общественные организации устанавливают стандарты красивого, важного и «стильного». Элитные университеты играют большую роль в определении того, что важно преподавать, изучать и исследовать, и они готовят большинство профессионалов и экспертов в стране. Однако наиболее прямое и важное влияние оказывают фонды, аналитические центры и организации, занимающиеся обсуждением политики.Их идеи, критика и предложения по политике доходят до широкой публики по широкому кругу каналов, включая брошюры, книги, местные дискуссионные группы, средства массовой информации и, не в последнюю очередь, отделы по связям с общественностью крупных корпораций. Их материалы также доходят до правительства различными способами, которые будут описаны в ближайшее время.

Стоит более внимательно присмотреться к фондам, аналитическим центрам и организациям, занимающимся обсуждением политики, чтобы показать, как они функционируют как «сеть планирования политики».«

Фонды, не облагаемые налогом, получают свои деньги от богатых семей и корпораций. Их основная цель – предоставить деньги на образование, исследования и обсуждение политики. Таким образом, они имеют право поощрять те идеи и исследователей, которые они считают совместимыми со своими ценностями и целями, и удерживать средства от других. Поддержка со стороны крупных фондов часто оказывала значительное влияние на направление исследований в области сельского хозяйства, социальных наук и наук о здоровье. Однако фонды также сами создают проекты политики.Фонд Форда, например, помог создать сложную сеть групп защиты интересов и источников финансирования для корпораций общественного развития (CDC), которые предоставляют жилье и социальные услуги в центральной части города.

Роль аналитических центров состоит в том, чтобы предлагать новую политику для решения проблем, стоящих перед экономикой и правительством. Используя деньги богатых доноров, корпораций и фондов, аналитические центры нанимают экспертов, подготовленных выпускниками факультетов элитных университетов.Идеи и предложения, разработанные экспертами, распространяются через брошюры, книги, статьи в крупных журналах и газетах и, что наиболее важно, посредством участия самих экспертов в различных форумах, проводимых организациями, занимающимися обсуждением политики.

Организации, обсуждающие политику, являются центром сети планирования политики. Они собирают вместе богатых людей, руководителей корпораций, экспертов и государственных чиновников на лекции, форумы, встречи и групповые обсуждения вопросов, которые варьируются от местных до международных, от экономических до политических и культурных.Новые идеи апробируются в еженедельных или ежемесячных дискуссионных группах, и разногласия высказываются и устраняются. Эти структурированные дискуссионные группы обычно начинаются с презентации приглашенных экспертов, за которой следуют вопросы и обсуждения с участием всех участников. Такие дискуссионные группы могут иметь размер от 10 до 50 человек, при этом обычная группа состоит из 15-25 человек.

Множество дискуссионных групп, которые происходят в рамках нескольких организаций, занимающихся обсуждением политики, выполняют несколько функций, которые не сразу бросаются в глаза.Их часто не замечают теоретики – в первую очередь плюралисты и теоретики государственной автономии – которые не верят, что высший класс и корпоративное сообщество обладают способностью развивать общую политическую изощренность и тем самым иметь возможность влиять на правительство. Во-первых, эти организации помогают знакомить занятых руководителей корпораций с вариантами политики, выходящими за рамки их повседневных деловых проблем. Это дает этим руководителям возможность влиять на общественное мнение через средства массовой информации и другие средства массовой информации, спорить с экспертами и влиять на них, а также соглашаться на назначения на государственную службу.Во-вторых, организации, занимающиеся обсуждением политики, дают членам высшего класса и корпоративного сообщества возможность увидеть, кто из их коллег кажутся лучшими прирожденными лидерами, наблюдая за ними в дискуссионных группах. Они могут видеть, кто из их коллег быстро понимает проблемы, предлагает свои идеи, способствует обсуждению и хорошо относится к экспертам. Таким образом, организации служат механизмами сортировки и отбора для появления нового руководства для корпоративных богатых в целом.

В-третьих, эти организации признают своих участников в средствах массовой информации и заинтересованной общественности знающими лидерами, которые заслуживают того, чтобы их использовали для государственной службы, потому что они использовали свое свободное время для ознакомления с проблемами на беспартийных форумах. Таким образом, организации помогают сделать из богатых людей и руководителей корпораций «национальных лидеров» и «государственных деятелей». Наконец, эти организации предоставляют форум, на котором представители высшего класса и корпоративного сообщества могут познакомиться с экспертами в области политики.Это дает им группу людей, из которых они могут привлекать советников, если их попросят работать в правительстве. Это также дает им основание рекомендовать политикам экспертов на государственную службу.

Организации также выполняют очевидные функции для экспертов. Во-первых, представление своих идей и политики этим организациям дает им возможность оказывать влияние. Во-вторых, это дает им шанс продвинуться по карьерной лестнице, если они смогут произвести впечатление на представителей высшего класса и корпоративных участников.

Сеть планирования политики не является полностью однородной. Отражая различия внутри корпоративного сообщества, в нем есть умеренно-консервативные и ультраконсервативные крылья. Умеренные консерваторы выступают за иностранную помощь, низкие тарифы и активизацию экономической экспансии за рубежом, тогда как ультраконсерваторы склонны рассматривать иностранную помощь как раздачу. Умеренные консерваторы склонны принимать идею о том, что государственная политика в области налогообложения и расходования средств может использоваться для стимулирования и стабилизации экономики, но ультраконсерваторы настаивают на том, чтобы налоги были сокращены до самого минимума и что государственные расходы – это следующее зло. Умеренные консерваторы принимают некоторые меры государства всеобщего благосостояния или, по крайней мере, поддерживают такие меры перед лицом серьезных социальных потрясений. Ультраконсерваторы последовательно выступают против любых расходов на социальное обеспечение, утверждая, что они разрушают моральные устои и подрывают индивидуальную инициативу, поэтому они предпочитают использовать арест и задержание, когда сталкиваются с социальными беспорядками.

Причины этих различий не совсем понятны. Существует тенденция к тому, что умеренно-консервативные организации возглавляются руководителями самых крупных и наиболее международно ориентированных корпораций, но есть многочисленные исключения из этого обобщения.Более того, есть корпорации, которые поддерживают политические организации в обоих лагерях. Однако, несмотря на все различия, лидеры двух групп политических организаций имеют тенденцию искать компромисс из-за их общего членства в высшем классе и корпоративном сообществе. Когда компромисс невозможен, окончательное разрешение политических конфликтов часто происходит в законодательной борьбе в Конгрессе.

Существование сети планирования политики свидетельствует о другой форме власти, которой обладают немногие богатые: экспертные знания по социальным и политическим вопросам.Это важное дополнение к голой экономической мощи корпораций.

Власть Элита

Теперь, когда определены и описаны высший класс, корпоративное сообщество и сеть планирования политики, можно обсудить группу лидеров, которую я называю «властной элитой». Я определяю правящую элиту как лидерскую группу высшего класса. Он состоит из активных членов высшего класса и высокопоставленных сотрудников коммерческих и некоммерческих организаций, контролируемых представителями высшего класса посредством владения акциями, финансовой поддержки или участия в совете директоров.Это не означает, что все представители высшего класса участвуют в управлении. Некоторые из них всего лишь плейбои и светские львицы; их общественные собрания могут создавать обстановку, в которой члены правящей элиты смешиваются со знаменитостями, а иногда они дают деньги политическим кандидатам, но это примерно так же близко, как они приходят к политической власти.

И наоборот, не все участники правящей элиты являются членами высшего класса. Они сыновья и дочери среднего класса, а иногда и рабочего класса синих воротничков, которые хорошо учатся в одном из нескольких сотен частных или государственных университетов, а затем поступают в аспирантуру, школу MBA или юридическую школу в одном из университетов. горстка элитных университетов – e.г., Гарвард, Йель, Принстон, Колумбия, Массачусетский технологический институт, Джона Хопкинса, Чикагский университет и Стэнфорд. Оттуда они идут работать в крупную корпорацию, юридическую фирму, фонд, аналитический центр или университет и медленно продвигаются к вершине.

Идея правящей элиты переплетается с теорией классов и организационной теорией, двумя теориями, которые часто рассматриваются как отличительные друг от друга или даже как конкурирующие. Основание для переплетения двух теорий следует искать в роли и составе советов директоров, которые управляют каждой крупной коммерческой и некоммерческой организацией в Соединенных Штатах. Именно в советах директоров ценности и цели высшего класса интегрируются с целями организационной иерархии. Директора высшего класса гарантируют, что их интересы проникают в организации, которые они контролируют, но повседневные организационные лидеры в совете способны согласовать интересы класса с принципами организации.

Важно подчеркнуть, что я не говорю, что все эксперты являются членами властной элиты. Чтобы считаться частью правящей элиты, люди должны быть высокопоставленными сотрудниками в учреждениях, контролируемых представителями высшего класса.Получение стипендии от фонда, прохождение года в аналитическом центре или консультирование организации, занимающейся обсуждением политики, не делает человека членом правящей элиты. Также может быть полезно отметить, что есть много экспертов, которые никогда не подходят к сети планирования политики. Они сосредотачиваются на своем обучении и исследованиях или работают в группах, которые противостоят политике правящей элиты. Короче говоря, эксперты и советники – это отдельная группа, которая находится чуть ниже правящей элиты в иерархии иерархии.

Теперь, когда состав правящей элиты четко обозначен, можно показать, как она доминирует в федеральном правительстве в интересах высшего класса и корпоративного сообщества.

Властная элита и правительство

Члены правящей элиты напрямую вовлекаются в федеральное правительство через три основных процесса, каждый из которых играет немного разную роль в обеспечении «доступа» к Белому дому, Конгрессу и конкретным агентствам, департаментам и комитетам исполнительной власти. . Хотя во всех трех процессах задействованы одни и те же люди, большинство руководителей специализируются на одном или двух из трех процессов. Эти три процесса:

  1. Процесс особых интересов, посредством которого определенные семьи, корпорации и промышленные секторы могут реализовать свои узкие и краткосрочные интересы в отношении налогов, субсидий и регулирования в своих отношениях с комитетами Конгресса, регулирующими органами и исполнительными департаментами;
  2. Процесс разработки политики, посредством которого политика, разработанная в сети планирования политики, описанной ранее, доводится до Белого дома и Конгресса;
  3. Процесс отбора кандидатов, посредством которого члены правящей элиты влияют на избирательные кампании посредством пожертвований на избирательные кампании политическим кандидатам.

Доминирование властной элиты в федеральном правительстве наиболее явно проявляется в работе корпоративных лоббистов, закулисных супер-юристов и отраслевых торговых ассоциаций, которые представляют интересы конкретных корпораций или секторов бизнеса. Этот процесс особого интереса основан на различных комбинациях информации, подарков, инсайдерских сделок, дружбы и, не в последнюю очередь, на обещаниях прибыльной частной работы в будущем для послушных государственных чиновников. Это аспект взаимоотношений бизнеса и власти, описанный журналистами и социологами в своих тематических исследованиях.Хотя эти исследования показывают, что особые интересы обычно добиваются своего, конфликт, который иногда вспыхивает в рамках этого процесса, иногда сталкивая один корпоративный сектор с другим, укрепляет имидж широко разделяемой и раздробленной власти в Америке, включая образ разделенного корпоративного сообщества. . Более того, есть ряд поражений, которые терпят корпорации, богатые процессами особых интересов. Например, законы, улучшающие стандарты безопасности автомобилей, были приняты вопреки возражениям автомобильной промышленности в 1970-х годах, равно как и стандарты чистоты воды, против которых выступали бумажная и химическая промышленность.

Политика, касающаяся корпоративного сообщества в целом, не является прерогативой процесса особых интересов. Вместо этого такие политики исходят от сети фондов, аналитических центров и организаций, занимающихся обсуждением политики, которые обсуждались в предыдущем разделе. Планы, разработанные организациями сети политического планирования, доходят до федерального правительства различными путями. На самом общем уровне их отчеты, пресс-релизы и интервью читаются выборными должностными лицами и их сотрудниками либо в форме брошюр, либо в сводных статьях в газетах Washington Post , New York Times и Wall Street Journal . .Члены сети политического планирования также дают показания перед комитетами и подкомитетами Конгресса, которые пишут закон или готовят предложения по бюджету. Говоря более конкретно, лидеры этих организаций являются постоянными членами десятков малоизвестных комитетов, которые консультируют определенные отделы исполнительной власти по вопросам общей политики, делая их фактически неоплачиваемыми временными членами правительства. Они также занимают видное место в чрезвычайно важных президентских комиссиях, которые назначаются для выработки рекомендаций по широкому кругу вопросов, от внешней политики до строительства автомагистралей.Они также входят в малоизвестные федеральные консультативные комитеты, которые входят практически в каждый департамент исполнительной власти.

Наконец, что очень важно, они назначаются на государственные должности с частотой, намного превышающей ту, которую можно было бы ожидать случайно. Несколько различных исследований показывают, что высшие должности в кабинете министров как в республиканской, так и в демократической администрации занимают представители высшего класса и руководители корпораций, которые являются лидерами организаций, занимающихся обсуждением политики.

Общая картина, которая вырисовывается из выводов о чрезмерной представленности членов правящей элиты на назначаемых государственных должностях, заключается в том, что высшие уровни исполнительной власти постоянно связаны с высшим классом и корпоративным сообществом через перемещение руководителей и юристов в вне правительства. Хотя одно и то же лицо не находится на правительственных и корпоративных должностях одновременно, существует достаточная преемственность для того, чтобы отношения можно было охарактеризовать как одно из «вращающихся блокировок».”Корпоративные лидеры отказываются от своих многочисленных руководящих должностей в коммерческих и некоммерческих организациях, чтобы служить в правительстве в течение двух или трех лет, а затем возвращаются в корпоративное сообщество или в сеть планирования политики. Эта система дает им временную независимость от узких интересов их собственных организаций и позволяет им для выполнения более общих ролей, которым они научились в группах по обсуждению политики. Затем они возвращаются в частный сектор с полезными личными контактами и информацией.

Какими бы важными ни были процессы особого интереса и планирования политики для правящей элиты, они не смогли бы успешно работать, если бы в правительстве не было сочувствующих, ориентированных на бизнес выборных должностных лиц.Это подводит нас к третьему процессу, посредством которого члены правящей элиты доминируют в федеральном правительстве, – процессу отбора кандидатов. Он действует через две основные политические партии. По причинам, которые мы обсудим ниже, обе стороны играют очень небольшую роль в политическом образовании или формировании политики; они сводятся к функции наполнения офисов. Вот почему американскую политическую систему можно охарактеризовать как «процесс отбора кандидатов».

Основная причина, по которой политическая система сосредоточена на отборе кандидатов, при относительном исключении политического просвещения и разработки политики, заключается в том, что могут быть только две основные партии из-за структуры правительства и характера правил проведения выборов. Тот факт, что американцы выбирают президента вместо парламента и избирают законодателей из «одномандатных» географических областей (штаты в Сенат, округа в Палату представителей), ведет к двухпартийной системе, потому что в этих «победитель получает все» «выборы. Голосование за третью партию – это голосование за наименее желаемый выбор человека. Голосование за очень либеральную партию вместо, например, демократов, на самом деле помогает республиканцам. В соответствии с этими правилами наиболее разумная стратегия как для демократов, так и для республиканцев состоит в том, чтобы размыть свои политические различия, чтобы побороться за избирателей, придерживающихся промежуточных политических взглядов или вообще не придерживающихся политических взглядов.

Вопреки тому, что многие считают, американские политические партии не очень чутко реагируют на предпочтения избирателей. Их кандидаты вольны сказать одно, чтобы быть избранным, и сделать другое, заняв свой пост. Это способствует растерянности и апатии у электората. Это приводит к кампаниям, в которых нет никаких «проблем», кроме «изображений» и «личностей», даже когда опросы показывают, что избиратели чрезвычайно обеспокоены определенными политическими проблемами. «Вы не поднимаете ненужных вопросов во время кампании», – сказал однажды один успешный кандидат в президенты.

Именно потому, что процесс отбора кандидатов настолько персонализирован и, следовательно, зависит от распознавания имен, образов и эмоциональной символики, в нем могут в значительной степени доминировать члены правящей элиты с помощью относительно простых и прямых средств крупных пожертвования на кампанию. Играя роль доноров и сборщиков денег, те же люди, которые руководят корпорациями и принимают участие в сети планирования политики, занимают решающее место в карьере большинства политиков, которые продвигаются дальше местного уровня или законодательных собраний штатов в штатах с большим населением.Их поддержка особенно важна на партийных праймериз, где деньги являются даже более важным фактором, чем на всеобщих выборах.

Таким образом, двухпартийная система приводит к тому, что выборные должностные лица относительно беспрепятственны и готовы следовать политике, отстаиваемой теми членами правящей элиты, которые работают в процессах особых интересов и планирования политики. Их гораздо больше мотивируют личные амбиции, чем политические убеждения. Тем не менее, есть несколько крайне консервативных выборных республиканцев, которые часто выступают против предложений правящей элиты, утверждая, что такая политика – дело рук тайных коммунистов или остроумных интеллектуалов, стремящихся разрушить систему «свободного предпринимательства».Также есть много демократов из рабочих и университетских округов, которые последовательно выступают против политики правящей элиты как члены либерально-рабочей коалиции. Однако и ультраконсерваторы, и либералы превосходят численностью «умеренных» обеих партий, особенно на ключевых руководящих постах в Конгрессе. После многих лет в Конгрессе избранные либералы решают «пойти вместе, чтобы поладить». «У этого места есть способ измучить вас», – объяснил один либеральный конгрессмен начала 1970-х годов в классическом обобщении того, что происходит.

Хотя члены правящей элиты, несомненно, являются наиболее важными финансовыми спонсорами для обеих сторон, это не означает, что между двумя партиями нет разногласий. Уровни лидерства имеют внутриклассовые различия, а сторонники, как правило, имеют межклассовые различия. Республиканская партия контролируется самыми богатыми семьями высшего класса и корпоративным сообществом, которые в большинстве своем протестантского происхождения. Демократическая партия, с другой стороны, является партией «маргиналов» высшего класса и правящей элиты.Хотя ее часто называют «партией простых людей», на самом деле до недавнего времени она была партией южного сегмента высшего класса. Власть южных демократов в партии и в Конгрессе обеспечивалась множеством способов, наиболее важным из которых была система старшинства при выборе председателей комитетов в Конгрессе. (По традиции, человек, проработавший в комитете дольше всех, автоматически становится его председателем; это позволяет избежать конфликта между членами партии.) Однако суть в том, что однопартийная система на Юге и исключение африканцев – Американцы от кабины для голосования до середины 1960-х давали южным плантаторам и торговцам власть на национальном уровне через Демократическую партию, несоразмерную их богатству и численности.Таким образом, правят не обязательно самые богатые люди. Природа политической системы также входит в уравнение. Но южные элиты не бедны; они только менее богаты, чем многие из их северных собратьев.

Южане доминировали в Демократической партии в союзе с «этническими богатыми» на Севере, имея в виду богатых евреев и католиков, которых избегали или плохо обращались со стороны богатых протестантов. Бизнесы, которыми они владели, часто были местными или меньшими, чем у сторонников-республиканцев, и обычно они были исключены из социальных институтов высшего класса. Эти этнические богатые люди были основными финансовыми сторонниками печально известной «политической машины», которая доминировала в демократической политике в большинстве крупных северных городов.

Альянс между южным сегментом высшего класса и северными этническими богатыми обычно мог заморозить политические инициативы партии либерально-трудовой коалиции через ее контроль над комитетами Конгресса, хотя было время (1940-1975), когда профсоюзы имели значительное влияние на демократов.Когда этот альянс распался по определенным вопросам из-за того, что демократы-машины встали на сторону либералов и рабочих, тогда южные демократы присоединились к северным республиканцам, чтобы создать «консервативную коалицию», также известную как «консервативный избирательный блок», в которой большинство южных демократов и большинство северных республиканцев вместе проголосовали против северных демократов. Эта консервативная коалиция чаще всего формируется вокруг проблем, отражающих классовый конфликт на законодательной арене, – гражданских прав, прав профсоюзов, социального обеспечения и регулирования бизнеса. Законодательство по любому из этих вопросов ослабляет работодателей перед лицом рабочих и их профсоюзов, поэтому неудивительно, что консервативная коалиция основана на общих интересах работодателей Севера и Юга. Этот альянс выигрывал гораздо чаще, чем проигрывал, в период между 1937 годом, когда он был сформирован, и 1990-ми годами, когда он исчез по той простой причине, что многие южане стали республиканцами.

После вступления в силу Закона об избирательных правах 1965 года Демократическая партия постепенно менялась, потому что афроамериканцы на Юге могли голосовать против худших расистов на партийных праймериз.Постепенная индустриализация также вызвала изменения. В результате этих двух сил белые южане начали переходить в Республиканскую партию, которая, таким образом, стала партией богатых работодателей как на Севере, так и на Юге. В этом контексте Демократическая партия постепенно становится тем, чем ее всегда считали многие: партией либералов, меньшинств, рабочих и бедняков.

Таким образом, процесс особого интереса, процесс планирования политики и финансирование избирательных кампаний позволяют правящей элите гораздо чаще выигрывать, чем проигрывать, по политическим вопросам, стоящим перед федеральным правительством.Правящая элита также значительно перепредставлена ​​на назначаемых должностях, президентских комиссиях с голубой лентой и консультативных комитетах при правительстве. С точки зрения показателей власти как «кто побеждает», так и «кто управляет», правящая элита доминирует над федеральным правительством.

Однако это доминирование не означает контроль над всеми без исключения вопросами или отсутствие оппозиции, и оно не основывается только на вмешательстве правительства. Участие в правительстве – это только последний и наиболее заметный аспект господства правящей элиты, корни которого лежат в классовой структуре, природе экономики и функционировании сети планирования политики.Если правительственным чиновникам не приходилось ждать, пока корпоративные лидеры решат, куда и когда они будут инвестировать, и если правительственные чиновники не будут далее ограничены принятием текущих экономических договоренностей подавляющим большинством населения, тогда участие властной элиты в выборах и правительство будет рассчитывать на гораздо меньшее, чем в нынешних условиях.

Почему руководители бизнеса чувствуют себя бессильными

Несмотря на эти разного рода объективные доказательства того, что правящая элита обладает огромной властью по отношению к федеральному правительству, многие корпоративные лидеры чувствуют себя относительно бессильными перед правительством.Чтобы послушать их, Конгресс более отзывчив к профсоюзу, защитникам окружающей среды и потребителям. Они также утверждают, что их преследуют своенравные и высокомерные бюрократы. Эти негативные чувства к правительству – явление не новое, в отличие от тех, кто винит «Новый курс» и социальные программы 1960-х годов. Изучение взглядов бизнесменов XIX века показало, что они считали политических лидеров «глупыми» и «пустыми» людьми, которые пошли в политику только для того, чтобы заработать себе на жизнь, а также изучение взглядов бизнесменов в период, который считается их самым влиятельным человеком. десятилетие, 1920-е годы, обнаружило такое же недоверие к правительству.

Эмоциональные выражения бизнес-лидеров об отсутствии у них власти нельзя воспринимать всерьез как показатель власти, поскольку это путает психологическое беспокойство с властью. Чувства – это одно, а следствия действий – другое. Но тем не менее интересно попытаться понять, почему бизнесмены жалуются на правительство, в котором они доминируют. Во-первых, жаловаться на правительство – это полезная политическая стратегия. Это заставляет государственных чиновников защищаться и заставляет их продолжать доказывать, что они дружелюбны по отношению к бизнесу.Во-вторых, бизнесмены жалуются на правительство, потому что на самом деле очень мало государственных служащих относятся к высшему классу и корпоративному сообществу. Антиправительственная идеология Соединенных Штатов имеет тенденцию удерживать представителей высшего класса от государственной карьеры, за исключением государственного департамента, а это означает, что основные контакты для членов правящей элиты в правительстве находятся на самом верху. Таким образом, возникает неуверенность в том, как средние уровни отреагируют на новые ситуации, и, следовательно, возникает чувство, что существует необходимость «оседлать стадо» или «господствовать» над потенциально проблемными бюрократами. «

Также, похоже, существует идеологический уровень отношения бизнес-лидеров к правительству. Существует страх перед популистской демократической идеологией, лежащей в основе американского правительства. Поскольку власть теоретически находится в руках всех людей, всегда существует вероятность того, что когда-нибудь «народ» в смысле большинства превратит правительство в отражение плюралистической демократии, каким оно должно быть. Таким образом, в определенном, очень реальном смысле, великая власть высшего класса и корпоративного сообщества культурно незаконна, и поэтому ее существование решительно отрицается.Быть богатым и даже немножко хвастаться богатством – это нормально, но не быть могущественным или, что еще хуже, выставлять напоказ эту власть.

Наконец, выражение беспокойства отдельных корпоративных лидеров по поводу своего бессилия также предлагает объяснение с точки зрения пересечения социальной психологии и социологии. Власть имеют высший класс и корпоративное сообщество, а не отдельные лица вне их институционального контекста. Как индивидуумов, к ним не всегда прислушиваются, и они должны убедить своих сверстников в разумности своих аргументов, прежде чем что-либо произойдет.Более того, любая принятая политика – это групповое решение, и людям иногда трудно отождествить себя с групповыми действиями до такой степени, что они почувствуют личную мощь. Поэтому неудивительно, что отдельные люди могут чувствовать себя бессильными.

Слабые стороны рабочего класса

Есть много демократических стран, где рабочий класс – определяемый как все белые воротнички и рабочие, получающие зарплату или заработную плату – имеет больше власти, чем в Соединенных Штатах.Эта власть достигается в первую очередь за счет профсоюзов и политических партий. Это находит свое отражение в более эгалитарном распределении богатства и доходов, более справедливой налоговой структуре, улучшенных услугах общественного здравоохранения, субсидировании жилья и более высоких пособиях по старости и безработице.

Как это возможно, что американский рабочий класс может быть относительно бессильным в стране, которая гордится своей давней историей плюрализма и выборов? Есть несколько взаимосвязанных исторических факторов. Во-первых, «первичные производители» в Соединенных Штатах, те, кто работает своими руками на фабриках и полях, до 1930-х годов были разделены между собой более серьезно, чем в большинстве других стран. Самое глубокое и важное из этих разделений было между белыми и афроамериканцами. Вначале, конечно, афроамериканцы не обладали социальной властью из-за своего порабощения, а это означало, что не было никакого способа организовать рабочих на Юге. Но даже после того, как афроамериканцы обрели свободу, предрассудки в белом рабочем классе разделяли эти две группы.

Этот черно-белый раскол в рабочем классе был усилен более поздними конфликтами между рабочими-ремесленниками, которых также называли «квалифицированными» рабочими, и промышленными рабочими, которых также называли рабочими массового производства или «неквалифицированными» рабочими. Ремесленники обычно старались поддерживать высокую заработную плату, исключая промышленных рабочих. Их чувство превосходства как квалифицированных рабочих усиливалось тем фактом, что они были выходцами из Северной Европы, протестантскими корнями, а промышленные рабочие, как правило, были католиками и евреями из Восточной и Южной Европы. Некоторые афроамериканцы были также найдены в рядах промышленных рабочих, наряду с другими расовыми меньшинствами.

Было бы достаточно сложно преодолеть эти разногласия, даже если бы рабочие смогли создать свою собственную политическую партию, но они не смогли создать такую ​​партию, потому что избирательная система ставит в невыгодное положение третьи стороны. Рабочие застряли. Им некуда было идти, кроме республиканцев или демократов. В конце 19-го и начале 20-го веков ремесленники часто поддерживали демократов, в то время как недавние промышленные рабочие-иммигранты, как правило, поддерживали республиканцев.Даже когда ремесленники и промышленники массово вступили в Демократическую партию в 1930-х годах, они не могли контролировать партию из-за власти богатых южных плантаторов и торговцев.

И рабочим не очень повезло с самоорганизацией через профсоюзы. Работодатели смогли призвать правительство подавить организованные акции и забастовки посредством судебных постановлений и арестов полиции. Это произошло не только потому, что тогда работодатели имели большое влияние на политиков, так же как и сейчас, но и потому, что американская правовая традиция, основанная на либерализме laissez faire (свободный рынок), яростно выступала против любого «ограничения торговли» или вмешательство “в частную собственность.Лишь в 1930-х годах либерально-трудовая коалиция смогла принять закон, гарантирующий рабочим право вступать в профсоюзы и участвовать в коллективных переговорах. Даже этот прогресс был возможен только путем исключения южной рабочей силы, то есть сельскохозяйственных и сезонных рабочих, из сферы действия законодательства. Кроме того, принятие закона имело лишь ограниченное влияние, поскольку промышленные профсоюзы потерпели почти полное поражение на Юге и Юго-Западе. В годы после Второй мировой войны профсоюзы процветали в нескольких крупных отраслях на Севере, но затем их влияние ослабло, начиная с 1970-х годов, когда крупные корпорации перенесли свои заводы в другие страны или уступили долю рынка европейским и японским компаниям.

Учитывая эту историю внутреннего раскола, политического разочарования и поражения профсоюзов, неудивительно, что американские рабочие продолжают принимать в высшей степени индивидуалистическую идеологию, которая характеризовала Соединенные Штаты с момента их основания. Это принятие, в свою очередь, еще больше затрудняет организацию рабочих вокруг «хлебных проблем». Вместо этого они часто голосуют по социальным вопросам или религиозным убеждениям, а те, кто глубоко религиозен, выступают против позитивных действий или против контроля над оружием, голосуют за открыто антипрофсоюзную Республиканскую партию.

Таким образом, важно не путать свободу с социальной властью. Между 1962 и 1990-ми годами произошло значительное расширение индивидуальных прав благодаря гражданским правам, феминистским движениям и движениям лесбиянок-геев, но за это время соотношение заработной платы высшего руководителя предприятия к заработной плате рабочего завода увеличилось с 41 до 1 до примерно 300 к 1. Американские рабочие могут говорить, что хотят, и делать то, что хотят, в очень широких пределах, а их дети могут усердно учиться в школе, чтобы они могли поступить в аспирантуру и присоединиться к состоятельному профессиональному классу в качестве врачей, юристов, архитекторов или инженеров, но когда дело доходит до социальной власти, у большинства американцев ее очень мало, если они не являются частью правящей элиты.

Сила сообщества

Не вся власть осуществляется на национальном уровне. Чтобы узнать больше о местной власти, щелкните здесь.

Заключение

Споры по поводу структуры и распределения власти в Соединенных Штатах ведутся в академических кругах с 1950-х годов. Он породил большое количество эмпирических исследований, многие из которых были использованы здесь. Однако в конечном итоге выводы ученых об американской структуре власти зависят от их убеждений в отношении показателей силы, которые являются продуктом их «философии науки».«Я понимаю, что это звучит странно, но если« кому выгодно? »И« кто сидит? »Рассматривать как достоверные индикаторы власти, исходя из предположения, что« власть »является основной социальной чертой, которую можно проиндексировать с помощью множества несовершенных индикаторов , то кратко изложенные здесь свидетельства будут рассматриваться как очень веские аргументы в пользу доминирующей роли правящей элиты в федеральном правительстве.

Если “кто победит?” по широкому кругу правительственных решений рассматривается как единственный достоверный индикатор власти, и если ожидается, что правящая элита должна каждый раз побеждать, что является позицией, занятой теоретиками плюрализма на основе “строго позитивистского” взгляда на как измерить власть, то представленный здесь аргумент, основанный на «мягком позитивизме», будет казаться менее впечатляющим.Это связано с тем, что у тех относительно немногих из нас, кто не согласен с плюралистами, еще не было времени и ресурсов для проведения достаточного количества тематических исследований в рамках процессов особого интереса и планирования политики, чтобы продемонстрировать весь спектр доминирования правящей элиты в политике. вопросы. Хороший старт в этом направлении сделан, но чтобы убедить скептиков, потребуется больше.


Список литературы

Кендалл, Д. (2002). Сила добрых дел: привилегированные женщины и социальное воспроизводство класса. Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд.

Неправильно, Д. (1995). Власть: ее формы, основы и использование (2-е изд.). Нью-Брансуик: Издатели транзакций.

Впервые опубликовано в апреле 2005 г .; последнее обновление: февраль 2012 г.

7 признаков доминирующей девушки

7 признаков доминирующей девушки | Таймс оф Индия

Читаю:

7 признаков доминирующей девушки
TNN | Последнее обновление – 22 января 2018 г., 15:33 ISThare fbsharetwsharepinshare

01/8 Быть доминирующим партнером…

Нравится ли вам контролировать каждую ситуацию в ваших отношениях? Вы любите следовать политике «либо мой путь, либо шоссе»? Или вы ненавидите, когда ваш парень что-то планирует, не спросив предварительно вашего разрешения? Отношения требуют постоянных корректировок с обеих сторон, и постоянное доминирование над партнером может быть рецептом катастрофы. Если вам кажется, что вы контролирующая девушка, вот несколько признаков, подтверждающих ваши сомнения и попыток исправить эти привычки…

подробнее

02/8 Когда он встречается со своими друзьями

Собираетесь ли вы выпить кофе, выпить, боулинг или сделать покупки, вы ожидаете, что он попросит вашего разрешения, прежде чем окончательно обсудить какие-либо планы со своими друзьями. На самом деле, в ваших отношениях есть невысказанное правило, согласно которому он должен попросить вашего одобрения, прежде чем что-либо делать.А если он этого не сделает, вы теряете самообладание в считанные секунды и в конечном итоге ссоритесь с ним.

readmore

03/8 Игра с извинениями

Вам трудно принять свои собственные ошибки. Вам кажется, что вы всегда правы, и слова «извините» нет в вашем словаре. В конце любой битвы именно он извиняется, хотя ни в чем не виноват. Остерегайтесь, такое отношение ни к чему не приведет.

readmore

04/8 Нет личного пространства

Вы не против проверить его мобильный телефон и прочитать его чаты, не спросив его.Если он готов потратить немного времени на меня, вы сначала просите его выполнить какую-нибудь глупую работу. И когда он догоняет своего друга по телефону, вы не думаете дважды, прежде чем его прервать.

readmore

05/8 Финансы

Будь то его или ваши деньги, вам нравится решать, на что тратить каждую копейку. Вы ожидаете, что он спросит вас, прежде чем что-либо покупать. И вам не нужно время, чтобы сойти с ума, если вы обнаружите, что он совершил ненужные траты, не сообщив вам об этом.

readmore

06/8 Фактор развлечения

Это всегда должна быть романтическая комедия, а не боевик. Когда вы вместе смотрите телевизор, пульт находится в ваших руках. Для вас все боевики имеют одинаковый сюжет. А что, если он попытается возразить? Вы нагло называете его эгоистом и обвиняете его в том, что он не заботится о ваших чувствах.

readmore

07/8 Обязанности парня

Есть ряд обязанностей, которые он не может побег.Например, он должен отнести все сумки с покупками, починить сломанный фен и вывести вашего питомца на прогулку. Самое главное, все эти обязанности нужно выполнять и по выходным.

readmore

08/8 А как насчет спальни

Вам решать, собираетесь ли вы спать или заниматься сексом? сегодня вечером. В тот день, когда он дает намек на то, чтобы повеселиться ночью, вы отказываетесь от него, говоря, что устали. Самое главное, вы решаете (или управляете) позициями и ходами прелюдии по своему усмотрению.

readmore

Секрет успеха: не конкурируйте … Доминируйте

Было время, не так давно, когда многие считали, что конкуренция является здоровой, ведущей к инновациям и творчеству. Однако уже недостаточно просто соревноваться. Чтобы добиться успеха в современном деловом мире, вы должны доминировать в своем секторе.

Есть очень четкая разница между соревнованием и господством. Конкуренция – это борьба за цель. Доминирование – это влиять и контролировать все, что вас окружает.Рассмотрим компании, которые когда-то доминировали в своих отраслях, а сегодня соревнуются за то, чтобы остаться в игре: BlackBerry, Sears, Kmart. GM и Microsoft.

Вы хотите бороться и преследовать или вы хотите влиять и контролировать?

Делайте то, чего не делают другие

Когда вы стремитесь доминировать в секторе, начните с того, что, как вы знаете, можете владеть. Великий Джек Уэлч известен тем, что сказал: «Если у вас нет конкурентного преимущества, не соревнуйтесь». Найдите способ доминировать в пространстве и быть оригинальным.Как? Составьте список того, что не делают ваши конкуренты, а затем сделайте это.

Вот пример того, как я превратил конкуренцию в доминирование в одном из своих предприятий. Я владею 2000 арендуемыми объектами в США. Один из объектов недвижимости не соответствовал условиям, предлагаемым другими объектами в том же районе. Я попросил управляющую компанию предоставить мне список всего, что конкурс не хотел предлагать. Самым очевидным было ограничение на вес домашних животных в 12 фунтов. Мы быстро увидели, как мы можем отличаться. Огородив все жилые дома на первом этаже забором, мы смогли доминировать, предлагая арендаторам жилые дома с собаками всех размеров.Я быстро обнаружил, что жители готовы платить больше, чтобы иметь место для своих ротвейлеров, немецких догов или мастифов.

Независимо от вашего размера и бюджета, вы всегда можете найти способ доминировать в какой-либо части вашего сектора, если вы придерживаетесь этой концепции. Допустим, вы хотите рекламировать, но у вас ограниченный бюджет. Делайте все, что в ваших силах. Накройте окрестности, укрывайте их и задушите, и используйте все возможные средства – открытки, почтовые отправления, письма, электронные письма, даже стучите в двери, если вам нужно. Повторяйте это действие до тех пор, пока вы не станете лидером в этой области в этой отрасли, и никто другой не захочет играть в вашем пространстве, – затем расширяйтесь.

Такие компании, как Apple и Starbucks, начинали с малого с целью привлечь лояльных клиентов. Теперь они мировые лидеры с людьми, готовыми стоять в очереди, чтобы заплатить премию. Компании, которые полностью владеют своим пространством, торгуют конкуренцией за доминирование.

Легкий первый шаг к господству – это делать то, что другие в вашей отрасли отказываются делать.У большинства компаний есть нормы и традиции, которые их ограничивают. Возьмем, к примеру, салонный бизнес; это печально известно тем, что не работает по понедельникам – очевидная возможность. Воспользуйтесь этой возможностью, и вы создадите себе несправедливое преимущество и станете на пути к доминированию в своем пространстве.

Станьте экспертом, используйте социальные сети

Еще один способ доминировать – стать известным экспертом в своей сфере. Четыре года назад у меня не было аккаунта в Твиттере, но как только я его создал, я решил владеть пространством для продаж и бизнес-консультаций.Спустя примерно 37 000 твитов у меня около 250 000 подписчиков, и ряд экспертов по социальным сетям поставили меня на первое место по продажам (@GrantCardone), на которого я буду подписываться в Twitter.

Социальные сети предлагают большие возможности для доминирующего мышления, потому что они недорогие и не имеют ограничений по использованию. Я разместил на YouTube более 1000 обучающих и обучающих видео по продажам. Мои так называемые «конкуренты» считали меня идиотом, раздающим таким образом бесплатный контент. Вы можете догадаться, откуда сегодня происходит большая часть моего бизнеса?

Думайте иначе.Посмотрите, что делают все остальные, и проложите новый путь. Вот как вы доминируете.

Подробнее о лидерстве.

Фото: Thinkstock

Глобализация рынков

Многие компании разочаровались в продажах на международном рынке, поскольку старые рынки становятся насыщенными и необходимо искать новые. Как они могут адаптировать продукты к требованиям новых рынков? Какие товары захотят потребители? Из-за того, что коварные международные конкуренты дышат им в затылок, многие организации думают, что игра не стоит затраченных усилий.

В этом убедительном эссе автор утверждает, что хорошо управляемые компании перешли от упора на индивидуальную настройку элементов к предложению глобально стандартизированных продуктов, которые являются современными, функциональными, надежными и недорогими. Многонациональные компании, сконцентрировавшиеся на идиосинкразических предпочтениях потребителей, оказались сбиты с толку и не смогли выжить в лесу из-за деревьев. Только глобальные компании смогут достичь долгосрочного успеха, сосредоточившись на том, чего хотят все, вместо того, чтобы беспокоиться о деталях того, что, по мнению каждого, им может понравиться.

Мощная сила движет миром к сходящейся общности, и эта сила – технология. Она пролетаризировала связь, транспорт и путешествия. Он заставил изолированные места и обнищавшие народы жаждать соблазнов современности. Практически каждый повсюду хочет всего того, о чем он слышал, видел или испытал с помощью новых технологий.

Результатом стала новая коммерческая реальность – появление глобальных рынков стандартизированных потребительских товаров в ранее невообразимых масштабах.Корпорации, ориентированные на эту новую реальность, извлекают выгоду из огромной экономии за счет масштабов производства, распределения, маркетинга и управления. Превращая эти выгоды в снижение мировых цен, они могут уничтожить конкурентов, которые все еще живут в отключающих тисках старых предположений о том, как устроен мир.

Ушли в прошлое привычные различия в национальных или региональных предпочтениях. Прошли те времена, когда компания могла продавать прошлогодние модели – или меньшие версии продвинутых продуктов – в менее развитые страны.Прошли те времена, когда цены, маржа и прибыль за границей в целом были выше, чем дома.

Глобализация рынков не за горами. С этим мир многонациональной коммерции подходит к концу, как и многонациональная корпорация.

Многонациональная и глобальная корпорация – это не одно и то же. Многонациональная корпорация работает в ряде стран и корректирует свои продукты и методы в каждой, но с высокими относительными затратами. Глобальная корпорация действует с решительным постоянством – с низкими относительными издержками – как если бы весь мир (или его основные регионы) были единым целым; он везде одинаково продает одни и те же вещи.

Какая стратегия лучше – вопрос не мнения, а необходимости. Мировые коммуникации несут повсюду постоянный барабанный бой современных возможностей облегчить и улучшить работу, поднять уровень жизни, отвлечься и развлечься. Те же страны, которые просят мир признать и уважать индивидуальность их культур, настаивают на оптовой передаче им современных товаров, услуг и технологий. Современность – это не только желание, но и широко распространенная практика среди тех, кто с непоколебимой страстью или религиозным рвением цепляется за древние взгляды и наследие.

Кто может забыть телевизионные сцены во время иранских восстаний 1979 года, когда молодые люди в модных брюках французского покроя и шелковистых нательных рубашках жаждут крови с поднятым современным оружием во имя исламского фундаментализма?

В Бразилии тысячи людей ежедневно толпятся из доиндустриальной баийской тьмы в взрывающиеся прибрежные города, чтобы быстро установить там телевизоры в переполненных гофрированных хижинах и, рядом с потрепанными фольксвагенами, при свечах приносить в жертву духам Макумбанского духа фруктов и только что убитых цыплят.

Во время братоубийственной войны Биафры против Ибо в ежедневных телевизионных репортажах были показаны солдаты, несущие окровавленные мечи и слушающие транзисторные радиоприемники, попивая кока-колу.

В изолированном сибирском городе Красноярске, без мощеных улиц и цензуры новостей, случайным западным путешественникам тайком предлагают сигареты, электронные часы и даже одежду с их спины.

Организованная контрабанда электронного оборудования, подержанных автомобилей, западной одежды, косметики и пиратских фильмов в примитивные места превосходит даже процветающую подпольную торговлю современным оружием и его военными наемниками.

Тысячи впечатляющих способов свидетельствуют о повсеместном стремлении к самым передовым вещам, которые мир производит и продает, – товарам наилучшего качества и надежности по самой низкой цене. Потребности и желания мира безвозвратно унифицированы. Это делает транснациональную корпорацию устаревшей, а глобальную корпорацию – абсолютной.

Жизнь в Технологической Республике

Дэниел Дж. Бурстин, автор монументальной трилогии « Американцы, » охарактеризовал нашу эпоху как движущуюся «Технологической республикой, [чей] верховный закон… – конвергенция, тенденция ко всему, чтобы все становилось более похожим на все остальное.”

В сфере бизнеса эта тенденция подтолкнула рынки к глобальной унификации. Корпорации продают стандартизированные продукты повсюду одинаково – автомобили, сталь, химикаты, нефть, цемент, сельскохозяйственные товары и оборудование, промышленное и коммерческое строительство, банковские и страховые услуги, компьютеры, полупроводники, транспорт, электронные инструменты, фармацевтические препараты и телекоммуникации, чтобы упомянуть некоторые из очевидных.

И стремительный шторм глобализации не ограничивается этим сырьем или высокотехнологичными продуктами, когда универсальный язык клиентов и пользователей облегчает стандартизацию.Преобразующие ветры, вызванные пролетаризацией коммуникации и путешествий, проникают в каждую щель жизни.

С коммерческой точки зрения ничто так не подтверждает это, как успех McDonald’s от Елисейских полей до Гиндзы, Coca-Cola в Бахрейне и Pepsi-Cola в Москве, а также рок-музыки, греческого салата, голливудских фильмов, косметики Revlon, телевизоров Sony. , и джинсы Levi повсюду. Продукция «High-touch» настолько же повсеместна, насколько и высокотехнологичная.

Начиная с противоположных сторон, высокотехнологичные и высокотехнологичные части коммерческого спектра постепенно поглощают нераспределенную середину своей космополитической орбиты.Никто не освобожден, и ничто не может остановить процесс. Везде все становится все больше и больше похоже на все остальное, поскольку структура предпочтений в мире неуклонно гомогенизируется.

Рассмотрим примеры Coca-Cola и Pepsi-Cola, которые являются глобально стандартизированными продуктами, которые продаются повсюду и приветствуются всеми. Оба успешно пересекают множество национальных, региональных и этнических вкусовых рецепторов, обученных множеству глубоко укоренившихся местных предпочтений вкуса, аромата, консистенции, шипучести и послевкусия.Везде и то, и другое хорошо продается. Сигареты, особенно американского производства, из года в год вторгаются в мировые рынки на территории, ранее находившиеся в твердой власти других, в основном местных, смесей.

Это не исключительные примеры. (На самом деле их глобальный охват был бы еще больше, если бы не искусственные торговые барьеры.) Они демонстрируют общий дрейф в сторону гомогенизации мира и того, как компании распределяют, финансируют и оценивают продукты. 1 Ничего не освобождено. Продукты и методы промышленно развитого мира играют единую мелодию для всего мира, и весь мир нетерпеливо танцует под нее.

Исчезают древние различия в национальных вкусах и способах ведения бизнеса. Общность предпочтений неизбежно ведет к стандартизации продуктов, производства и институтов торговли и коммерции. Небольшие национальные рынки трансмогрифицируются и расширяются. Успех в мировой конкуренции зависит от эффективности производства, распределения, маркетинга и управления и неизбежно фокусируется на цене.

Самые эффективные мировые конкуренты включают в свою структуру затрат превосходное качество и надежность.Они продают на всех национальных рынках те же продукты, что и дома, или на их крупнейшем экспортном рынке. Они конкурируют на основе соответствующей ценности – наилучшего сочетания цены, качества, надежности и доставки для продуктов, которые во всем мире идентичны по дизайну, функциям и даже моде.

Этим и немногим другим объясняется стремительный успех японских компаний, торгующих по всему миру огромным разнообразием продукции – как материальной продукции, такой как сталь, автомобили, мотоциклы, Hi-Fi оборудование, сельскохозяйственная техника, роботы, микропроцессоры, углеродное волокно, и теперь даже текстиль и нематериальные активы, такие как банковское дело, судоходство, генеральный подряд, а вскоре и компьютерное программное обеспечение. Высококачественные и недорогие операции также не являются несовместимыми, поскольку множество консалтинговых организаций и инженеров по обработке данных спорят с энергичной бессмысленностью. Представленные данные неполны, неправильно проанализированы и противоречивы. На самом деле недорогие операции являются отличительной чертой корпоративной культуры, которая требует и обеспечивает качество во всем, что они делают. Высокое качество и низкая стоимость не противоречат позы. Это совместимые близнецы, отождествляющие себя с высшей практикой. 2

Сказать, что японские компании не являются глобальными, потому что они экспортируют автомобили с левым приводом в Соединенные Штаты и на европейский континент, в то время как японские компании имеют правый привод, или потому что они продают офисную технику через дистрибьюторов в Соединенных Штатах, но прямо у себя дома или говорите по-португальски по-бразильски, чтобы принять разницу за различие.То же самое можно сказать и о розничных сетях Safeway и Southland, эффективно работающих на Ближнем Востоке, причем не только для местного населения, но и для импортированного населения из Кореи, Филиппин, Пакистана, Индии, Таиланда, Великобритании и США. Национальные правила дорожного движения различаются, как и каналы распространения и языки. Отличительная черта Японии – ее неумолимое стремление к экономии и повышению стоимости. Это выражается в стремлении к стандартизации на высоком уровне качества.

Подтверждение модели Т

Если компания снижает затраты и цены и повышает качество и надежность, сохраняя при этом разумную заботу о пригодности, клиенты предпочтут ее продукты, стандартизированные на мировом уровне.Теория верна на данном этапе эволюции глобализации – независимо от того, что традиционные исследования рынка и даже здравый смысл могут подсказывать о различных национальных и региональных вкусах, предпочтениях, потребностях и институтах. Японцы неоднократно подтверждали эту теорию, как и Генри Форд с моделью T. Самое важное – это их подражатели, в том числе компании из Южной Кореи (телевизоры и тяжелое строительство), Малайзии (персональные калькуляторы и микрокомпьютеры), Бразилии (автозапчасти). и инструменты), Колумбия (одежда), Сингапур (оптическое оборудование) и, да, даже США (офисные копировальные аппараты, компьютеры, велосипеды, отливки), Западная Европа (автоматические стиральные машины), Румыния (предметы домашнего обихода), Венгрия (одежда ), Югославия (мебель) и Израиль (оборудование для нумерации страниц).

Конечно, крупные компании, работающие в одной стране или даже в одном городе, не стандартизируют все, что они производят, продают или делают. У них есть продуктовые линейки вместо одной версии продукта и несколько каналов распространения. Существуют районные, местные, региональные, этнические и институциональные различия даже в пределах мегаполисов. Но хотя компании настраивают продукты для определенных сегментов рынка, они знают, что успех в мире с однородным спросом требует поиска возможностей продаж в аналогичных сегментах по всему миру, чтобы добиться эффекта масштаба, необходимого для конкуренции.Такой поиск работает, потому что сегмент рынка в одной стране редко бывает уникальным; у него есть близкие родственники повсюду именно потому, что технологии гомогенизировали земной шар. Даже небольшие местные сегменты имеют свои глобальные аналоги повсюду и становятся предметом глобальной конкуренции, особенно по цене.

Глобальный конкурент будет постоянно стремиться стандартизировать свое предложение повсюду. Он отступит от этой стандартизации только после того, как исчерпает все возможности для ее сохранения, и будет настаивать на восстановлении стандартизации всякий раз, когда происходят отклонения и расхождения.Он никогда не будет предполагать, что покупатель – король, который знает свои собственные желания.

Проблемы все чаще преследуют компании, которым не хватает четкого глобального подхода и которые остаются невнимательными к экономике простоты и стандартизации. В быстро развивающемся мире наиболее подвержены риску компании, которые доминируют на довольно небольших внутренних рынках с продуктами с высокой добавленной стоимостью, для которых существуют более мелкие рынки в других местах. При пропорционально низких транспортных расходах удаленные конкуренты выйдут на уже защищенные рынки тех компаний, товары которых будут производиться более дешево в условиях эффективного масштабирования.Глобальная конкуренция означает конец внутренней территориальности, какой бы маленькой она ни была.

Когда глобальный производитель предлагает свои более низкие цены на международном уровне, его покровительство расширяется в геометрической прогрессии. Он не только выходит на отдаленные рынки, но и привлекает клиентов, которые раньше придерживались местных предпочтений, а теперь уступают привлекательности более низким ценам. Стратегия стандартизации не только реагирует на глобальные однородные рынки, но также расширяет эти рынки с агрессивно низкими ценами.Новый технологический джаггернаут использует древнюю мотивацию – зарабатывать деньги как можно дальше. Это универсально – не просто мотивация, а фактически необходимость.

Ежик знает

Различие между ежом и лисой, писал сэр Исайя Берлин, проводя различие между Достоевским и Толстым, состоит в том, что лиса знает толк в очень многих вещах, а еж знает все об одном великом деле. Транснациональная корпорация много знает о многих странах и легко приспосабливается к предполагаемым различиям.Он охотно принимает рудиментарные национальные различия, не ставя под сомнение возможность их трансформации, не осознавая, насколько мир готов и стремится извлечь выгоду из современности, особенно когда цена соответствующая. Способ приспособления транснациональной корпорации к видимым национальным различиям – средневековый.

Напротив, глобальная корпорация знает все об одном великом деле. Он знает об абсолютной необходимости быть конкурентоспособным как на мировом, так и на национальном уровне и постоянно стремится снизить цены за счет стандартизации того, что он продает и как работает.Он рассматривает мир как состоящий из нескольких стандартизированных рынков, а не множества специализированных рынков. Он активно стремится к глобальной конвергенции и энергично работает над ней. Его миссия – современность, а его стиль – ценовая конкуренция, даже когда он продает первоклассные продукты. Он знает одну великую черту, которую объединяет все народы и народы: дефицит.

Никто не принимает дефицит лежа; все хотят большего. Это отчасти объясняет разделение труда и специализацию производства.Они позволяют людям и странам оптимизировать свои условия посредством торговли. Медиана обычно равна деньгам.

Опыт учит, что деньги обладают тремя особыми качествами: редкостью, трудностью приобретения и быстротой. Понятно, что люди относятся к этому с уважением. Каждый на все более однородном мировом рынке хочет продуктов и функций, которые нужны всем остальным. Если цена достаточно низкая, они будут брать в высшей степени стандартизированные мировые продукты, даже если они не совсем то, что, по словам родителей, было подходящим, какой древний обычай был правильным или что было предпочтительнее, как утверждали баснословные исследователи рынка.

Неумолимая истина любого современного производства – как материальных, так и нематериальных товаров – состоит в том, что крупномасштабное производство стандартизированных товаров, как правило, дешевле в широком диапазоне объемов, чем мелкосерийное производство. Некоторые утверждают, что автоматизированное проектирование и производство (CAD / CAM) позволит компаниям изготавливать индивидуальные продукты в небольших масштабах, но с небольшими затратами. Но аргумент упускает из виду. (Более подробное обсуждение см. В Приложении 1.) Если компания рассматривает мир как один или два различных товарных рынка, она может служить миру более экономично, чем если бы она рассматривала его как три, четыре или пять товарных рынков.

Почему остаются различия?

Различные культурные предпочтения, национальные вкусы и стандарты, а также бизнес-институты – это пережитки прошлого. Некоторые наследства умирают постепенно; другие процветают и расширяются в соответствии с основными мировыми предпочтениями. Так называемые этнические рынки – хороший тому пример. Повсюду китайская еда, лаваш, кантри и западная музыка, пицца и джаз. Это рыночные сегменты, существующие в мировом масштабе. Они не отрицают и не противоречат глобальной гомогенизации, но подтверждают ее.

Многие из сегодняшних различий между странами в отношении продуктов и их характеристик на самом деле отражают уважительное приспособление транснациональных корпораций к тому, что, по их мнению, является фиксированными местными предпочтениями. Они, , считают, что предпочтения фиксированы не потому, что они есть, а из-за жестких привычек думать о том, что есть на самом деле. Большинство руководителей транснациональных корпораций бездумно уступчивы. Они ошибочно полагают, что маркетинг означает предоставление клиентам того, что, по их словам, они хотят, вместо того, чтобы пытаться понять, чего именно они хотят.Таким образом, корпорации упорствуют в использовании дорогостоящих, индивидуальных многонациональных продуктов и практик вместо того, чтобы настаивать на глобальной стандартизации.

Я не сторонник систематического игнорирования местных или национальных различий. Но чувствительность компании к таким различиям не требует, чтобы она игнорировала возможности делать что-то по-другому или лучше.

Есть, например, огромные различия между странами Ближнего Востока. Некоторые из них социалистические, некоторые монархии, некоторые республики.Некоторые берут свое правовое наследие из Кодекса Наполеона, некоторые – из Османской империи, а некоторые – из британского общего права; За исключением Израиля, все находятся под влиянием ислама. Ведение бизнеса означает навязчиво интимную персонализацию деловых отношений. В течение месяца Рамадан сканирование деловых обсуждений начинается только после 10 часов вечера, когда люди устали и сыты едой после дня голодания. Компания почти наверняка должна иметь местного партнера; требуется местный юрист (как, например, в Нью-Йорке), и необходимы безотзывные аккредитивы.Тем не менее, как заметил старший вице-президент CocaCola Сэм Аюб, «арабы гораздо более способны проводить различие между культурными и религиозными целями, с одной стороны, и экономическими реалиями, с другой, чем это принято считать. Ислам совместим с наукой и современностью ».

Барьеры глобализации не ограничиваются Ближним Востоком. Свободной передаче технологий и данных через границы стран Европейского общего рынка препятствуют юридические и финансовые препятствия.Между соседними европейскими странами наблюдается сопротивление радио- и телевизионным помехам («загрязнению»).

Но прошлое – хороший путеводитель в будущее. При настойчивости и подходящих средствах барьеры на пути к передовым технологиям и экономике всегда падали. Нет зарегистрированных исключений, когда были предприняты разумные усилия для их преодоления. Это во многом вопрос времени и усилий.

Ошибка глобального воображения

Многие компании пытались стандартизировать мировую практику, экспортируя отечественные продукты и процессы без каких-либо приспособлений или изменений, но безуспешно.Их недостатки были восприняты как свидетельство бычьей глупости перед лицом вопиющей невозможности. Сторонники глобальной стандартизации видят в них примеры неудач в исполнении.

На самом деле, плохое исполнение часто является важной причиной. Однако более важным является нервное поражение – поражение воображения.

Рассмотрим случай внедрения полностью автоматического оборудования для домашней прачечной в Западной Европе в то время, когда в немногих домах были даже полуавтоматы.Компания Hoover, Ltd., головная компания которой находилась в Северном Кантоне, штат Огайо, имела заметное присутствие в Великобритании как производитель пылесосов и стиральных машин. Из-за недостаточного спроса на внутреннем рынке и низкого экспорта на европейский континент большой завод стиральных машин в Англии работал намного ниже своей мощности. Компании нужно было продавать больше своих полуавтоматов или автоматов.

Поскольку компания Hoover имела «правильную» маркетинговую ориентацию, она провела исследования потребительских предпочтений в Великобритании и во всех крупных континентальных странах.Результаты достаточно четко показали предпочтения функций среди нескольких стран (см. Приложение 2).

Приложение 2 Предпочтения потребителей в отношении характеристик автоматических стиральных машин в 1960-е годы

Дополнительные переменные затраты на единицу (в фунтах стерлингов) настройки для удовлетворения лишь некоторых национальных предпочтений составили:

Для удовлетворения других требований потребовались значительные инвестиции в завод.

Самые низкие розничные цены (в фунтах стерлингов) ведущих брендов местного производства в разных странах составили примерно:

Индивидуализация продукта в каждой стране поставила бы Hoover в невыгодное положение по сравнению с ценой, в основном из-за более высоких производственных затрат, связанных с небольшими партиями отдельных компонентов. Поскольку программы снижения тарифов Общего рынка на тот момент были незавершенными, Гувер также платил пошлины в каждой континентальной стране.

Как проводить творческий анализ

В случае с Гувером творческий анализ продаж автоматических стиральных машин в каждой стране показал бы, что

1. Итальянская автоматика, небольшая по мощности и размеру, маломощная, без встроенных нагревателей, с эмалированными фарфоровыми ваннами, имела агрессивно низкие цены и завоевала большую долю рынка во всех странах, включая Западную Германию.

2. Самая продаваемая автоматика в Западной Германии была широко разрекламирована (в три раза больше, чем следующая наиболее продвигаемая марка), идеально соответствовала национальным вкусам, а также была самой дорогой машиной, доступной в этой стране.

3. Италия с наименьшим распространением стиральных машин любого типа (ручные, полуавтоматические или автоматические) быстро перешла непосредственно к автоматике, пропуская привычку сначала покупать ручные отжимные машины, машины с ручным управлением, а затем полуавтоматические.

4. Производители моющих средств только начинали продвигать технику стирки в холодной и теплой воде, которая тогда использовалась в Соединенных Штатах.

Растущий успех небольших, маломощных, низкоскоростных, малопроизводительных и недорогих итальянских машин, даже на фоне предпочтительной, но дорогой и широко раскрученной марки в Западной Германии, был значительным. Он содержал мощное послание, которое было потеряно для менеджеров, уверенно преданных искаженной версии маркетинговой концепции, согласно которой вы даете клиентам то, что они говорят, что они хотят.Фактически, клиенты сказали , что им нужны определенные функции, но их поведение продемонстрировало, что они воспользуются другими функциями при условии правильной цены и предложения.

В данном случае было очевидно, что в преобладающих условиях люди предпочитали недорогой автомат любому виду ручного или полуавтоматического станка и, конечно, более дорогой автоматике, даже несмотря на то, что недорогая автоматика не соответствовала всем их выражениям. предпочтения. Якобы дотошные и требовательные немецкие потребители нарушили все ожидания, купив простые и недорогие итальянские машины.

Столь же очевидно, что люди находились под сильным влиянием рекламы автоматических стиральных машин; В Западной Германии идеальная машина, получившая наибольшее распространение, также имела самую большую долю рынка, несмотря на ее высокую цену. Две вещи явно побуждали покупателей покупать: низкая цена независимо от предпочтений функций и активная реклама независимо от цены. Оба фактора помогли клиентам получить то, что они больше всего хотели, – превосходные преимущества, предоставляемые полностью автоматическими машинами.

Hoover должен был настойчиво продавать простую стандартизированную высококачественную машину по низкой цене (благодаря 17% сокращению переменных затрат, которое стало возможным благодаря устранению дополнительных функций на сумму 6–10-0 фунтов стерлингов).Предлагаемые розничные цены могли быть несколько меньше 100 фунтов стерлингов. Дополнительные средства, «сэкономленные» за счет избежания ненужных модификаций оборудования, позволили бы поддержать расширенную сеть обслуживания и агрессивные рекламные акции в СМИ.

Сообщение СМИ Гувера должно было быть таким: это машина, которую вы, домохозяйка, заслуживаете, , чтобы она уменьшала повторяющиеся тяжелые повседневные домашние заботы, чтобы вы, , могли проводить больше конструктивного времени со своими детьми. и твой муж.Повышение по службе также должно было быть нацелено на мужа, чтобы дать ему, желательно в присутствии жены, чувство обязательства предоставить ей автоматическую мойку еще до того, как он купит для себя автомобиль. Агрессивно низкая цена в сочетании с активным продвижением такого рода позволила бы преодолеть ранее выраженные предпочтения в отношении определенных функций.

Дело Гувера иллюстрирует, как извращенная практика маркетинговой концепции и отсутствие какого-либо маркетингового воображения позволяют многонациональным отношениям выжить, когда клиенты действительно хотят преимуществ глобальной стандартизации. Весь проект начался не с той ноги. Они спрашивали людей, какие функции они хотят от стиральной машины, а не от жизни. Бездумно продавать линейку товаров, индивидуально адаптированную для каждой нации. Менеджеры, которые гордились тем, что практиковали маркетинговую концепцию в полной мере, на самом деле не применяли ее вообще. Гувер задал неправильные вопросы, а затем не применил ни мысли, ни воображения к ответам. Такие компании подобны этноцентристам в Средневековье, которые с повседневной ясностью видели солнце, вращающееся вокруг Земли, и предлагали это как Истину.Не имея дополнительных данных, но имея более проницательный ум, Коперник, как и еж, интерпретировал более убедительную и точную реальность. Данные не дают информации, кроме как с вмешательством разума. Информация не дает смысла, кроме как с вмешательством воображения.

Принятие неизбежного

Глобальная корпорация, хорошо это или плохо, соглашается с тем, что технологии неуклонно подталкивают потребителей к достижению одних и тех же общих целей – облегчению жизненного бремени и увеличению свободного времени и покупательной способности. Его роль коренным образом отличается от той, что была для обычной корпорации на протяжении ее короткой, бурной и удивительно многогранной истории. Он управляет двумя векторами – технологией и глобализацией на благо мира. Эту роль создали не судьба, не природа, не Бог, а необходимость коммерции.

В Соединенных Штатах две отрасли стали глобальными задолго до того, как они осознали это. После более чем целого поколения постоянных и резких сокращений рабочих мест Объединенные сталелитейщики Америки не объявляли забастовку в масштабах всей отрасли с 1959 года; United Auto Workers не закрывали General Motors с 1970 года.Оба союза осознают, что они стали глобальными; закрытие всего или большей части производства в США не остановит клиентов из США. Зарубежные поставщики должны снабжать рынок.

Взломать код западных рынков

С тех пор, как четверть века назад возникла теория маркетинговой концепции, более продвинутые в управленческом отношении корпорации стремились предложить то, что явно нужно клиентам, а не то, что было просто удобно.

Они создали маркетинговые отделы при поддержке профессиональных исследователей рынка потрясающих и зачастую дорогостоящих размеров.И они увеличили огромное количество операций и продуктовых линеек – продукты и системы доставки с индивидуальным подходом для многих различных рынков, рыночных сегментов и стран.

Примечательно, что японские компании практически полностью обходятся без маркетинговых отделов и без маркетинговых исследований, столь распространенных на Западе. Тем не менее, по красочным словам председателя General Electric Джона Э. Уэлча-младшего, японцы, вышедшие из небольшого скопления бедных ресурсами островов, с полностью чуждой культурой и почти непостижимо сложным языком, взломали код западных рынков. .Они сделали это не механистически тщательно изучив особенности рынков, а скорее путем поиска смысла с более глубокой мудростью. Они обнаружили одну великую черту, которую объединяет все рынки, – непреодолимое стремление к надежной, отвечающей мировым стандартам современности во всем по агрессивно низким ценам. В ответ они создают непреодолимую ценность повсюду, привлекая людей продуктами, которые технократы, занимающиеся маркетинговыми исследованиями, с поверхностной уверенностью описывают как неподходящие и неконкурентоспособные.

Чем шире глобальный охват компании, тем с большим количеством региональных и национальных предпочтений она столкнется в отношении определенных характеристик продукта, систем распространения или рекламных носителей. Всегда нужно приспосабливаться к различиям. Но широко распространенная и зачастую бездумная вера в неизменность этих различий в целом ошибочна. Свидетельства банкротства бизнеса из-за отсутствия жилья часто свидетельствует о других недостатках.

Возьмем, к примеру, компанию Revlon в Японии.Компания излишне отчуждала розничных торговцев и сбивала с толку покупателей, продавая всемирно стандартизированную косметику только в элитных торговых точках; затем компания попыталась восстановиться за счет более широкого распространения недорогих, стандартизированных в мире продуктов, за чем последовала смена президента компании и сокращение объемов распространения, поскольку затраты росли быстрее, чем продажи. Проблема заключалась не в том, что Revlon не разбирался в японском рынке; он не справлялся со своей работой, колебался в своих программах и с нетерпением ждал загрузки.

Напротив, Outboard Marine Corporation с помощью воображения, толчка и настойчивости свернула давно установленные трехуровневые каналы сбыта в Европе в более целенаправленную и управляемую двухступенчатую систему – и сделала это, несмотря на громкие предупреждения местных торговых групп. .Также сократилось количество и количество торговых точек. Результатом стало более значительное улучшение условий предоставления кредитов и услуг по установке продуктов для клиентов, значительное сокращение затрат и увеличение продаж.

При весьма успешном внедрении Contac 600 (противоотечное средство с ограниченным высвобождением) в Японии компания SmithKline Corporation использовала 35 оптовых торговцев вместо более 1000, как того требовала сложившаяся практика. Ежедневные контакты с оптовиками и ключевыми розничными торговцами, также в нарушение устоявшейся практики, дополнили план, и он сработал.

Запрещен доступ к установленным дистрибьюторам в Соединенных Штатах, Komatsu, японский производитель легкой сельскохозяйственной техники, вышел на рынок через дилеров дорожного строительного оборудования в сельских районах Sunbelt, где фермы меньше, почва более песчаная и проще работать. Здесь неопытные дистрибьюторы смогли привлечь клиентов на основе продукции Komatsu и приемлемой цены.

В случаях успешного оспаривания преобладающих институтов и практик, сочетание надежности и качества продукции, сильных и устойчивых систем поддержки, агрессивно низких цен и пакетов компенсаций за продажи, а также смелости и непримиримости, которые удалось обойти, разрушить и преобразовать. разные системы распределения.Вместо обиды было восхищение.

Тем не менее, некоторые различия между странами остаются неизменными, даже в мире микропроцессоров. В США практически все производители микропроцессоров проверяют их на надежность с помощью так называемой параллельной системы тестирования. Япония предпочитает совершенно иную систему последовательного тестирования. Итак, Teradyne Corporation, крупнейший в мире производитель оборудования для тестирования микропроцессоров, производит одну линию для США и одну для Японии. Это просто.

Что не так просто для Teradyne, так это знать, как лучше всего организовать и управлять своими маркетинговыми усилиями в данном случае. Компании могут быть организованы по продуктам, регионам, функциям или с использованием их комбинации. Компания может иметь отдельные маркетинговые организации для Японии и США или отдельные группы продуктов, одна из которых работает в основном в Японии, а другая – в Соединенных Штатах. Одно производственное предприятие или маркетинговая операция могут обслуживать оба рынка, или компания может использовать отдельные маркетинговые операции для каждого из них.

Вопросы возникают, если компания систематизирует по продукту. В случае Teradyne, должна ли группа, обслуживающая параллельную систему, основным рынком которой являются США, продавать в Японии и конкурировать с группой, ориентированной на японский рынок? Если компания организует деятельность на региональном уровне, как региональные группы распределяют свои усилия между продвижением параллельной и последовательной систем? Если компания организует с точки зрения функций, как она получает обязательства в области маркетинга, например, для одного направления вместо другого?

Нет ни одного надежно правильного ответа – ни одной формулы, по которой его можно было бы получить. Нет даже удовлетворительного условного ответа. 3 То, что хорошо работает для одной компании или одного места, может потерпеть неудачу для другой точно в одном и том же месте, в зависимости от возможностей, истории, репутации, ресурсов и даже культур обоих.

Земля плоская

Различия, сохраняющиеся во всем мире, несмотря на глобализацию, подтверждают древнее изречение экономики: все определяется тем, что происходит на периферии, а не в ядре. Таким образом, в обычном конкурентном анализе важна не средняя цена, а предельная цена; что происходит не в обычном случае, а на стыке вновь возникающих условий.В коммерческих делах важно то, что происходит на передовой. Что наиболее поразительно сегодня, так это то, что в основе происходящего сейчас лежит сходство с национальными предпочтениями на окраине. Эти сходства на переднем крае в совокупности образуют подавляющую, преобладающую общность повсюду.

Ссылаясь на сохранение экономического национализма (защитные и субсидируемые торговые практики, специальные налоговые льготы или ограничения для производителей на внутреннем рынке) как на препятствие для глобализации рынков, значит сделать обоснованный вывод. Экономический национализм обладает мощной стойкостью. Но, как и в случае с почти полностью гладкой интернационализацией инвестиционного капитала в настоящем, прошлое само по себе не формирует и не предсказывает будущее. (Размышления об интернационализации капитала см. В Приложении 3.)

Реальность – это не фиксированная парадигма, в которой доминируют извечные обычаи и производные отношения, не обращая внимания на могущественные и многочисленные новые силы. Мир становится все более информированным об освободительных и расширяющих возможностях современности.Сохранение унаследованных разновидностей национальных предпочтений вызывает беспокойство из-за растущих свидетельств их неэффективности, дороговизны и ограниченности и беспокойства по поводу их неэффективности. Историческое прошлое и национальные различия в торговле и промышленности, которые оно породило и способствовало повсюду, теперь подвергаются относительно легкой трансформации.

Космополитизм больше не является монополией интеллектуалов и праздных классов; он становится признанным достоянием и определяющей характеристикой всех секторов во всем мире. Постепенно и непреодолимо он ломает стены экономической замкнутости, национализма и шовинизма. То, что мы видим сегодня как эскалацию коммерческого национализма, – это просто последний насильственный предсмертный хрип устаревшего института.

Компании, которые адаптируются к экономической конвергенции и извлекают из нее выгоду, все же могут делать различия и корректировки на разных рынках. Устойчивые различия в мире согласуются с фундаментальными общими чертами; они часто дополняют, а не противостоят друг другу – как в бизнесе, так и в физике.В физике материя и антивещество одновременно работают в симбиотической гармонии.

Земля круглая, но для большинства целей разумно рассматривать ее как плоскую. Космос искривлен, но для повседневной жизни здесь, на земле, мало.

Отклонения от устоявшейся практики случаются постоянно. Но многонациональный ум, извращенный в осторожность и робость годами спот и транснациональных проблем, теперь редко бросает вызов существующей зарубежной практике. Чаще он считает любое отступление от унаследованного домашнего распорядка бессмысленным, неуважительным или невозможным.Это разум давно минувших дней.

Успешная глобальная корпорация не отказывается от индивидуализации или дифференциации в соответствии с требованиями рынков, которые различаются предпочтениями в отношении продуктов, схемами расходов, покупательскими предпочтениями, а также институциональными или юридическими механизмами. Но глобальная корпорация принимает и приспосабливается к этим различиям лишь неохотно, только после неустанных испытаний их неизменности, после попыток различными способами их обойти и изменить, как мы видели в случаях с Outboard Marine в Европе, SmithKline в Японии и Komatsu в Соединенные Штаты.

Есть только один важный аспект, в котором важна деятельность компании во всем мире, и это то, что она производит и как продает. Все остальное происходит от этой деятельности и является ее вспомогательной.

Цель бизнеса – привлечь и удержать покупателя. Или, если воспользоваться более изощренной конструкцией Питера Друкера, создаст и удержит покупателя. Компания должна быть привержена идеалу инноваций – предлагать лучшие или более предпочтительные продукты в таких комбинациях способов, средств, мест и по таким ценам, чтобы потенциальные клиенты предпочли вести дела с компанией, а не с другими.

Предпочтения постоянно меняются. В рамках нашей глобальной общности огромное разнообразие постоянно утверждает себя и процветает, что можно увидеть на единственном крупнейшем внутреннем рынке мира – Соединенных Штатах. Но в процессе гомогенизации мира современные рынки расширяются, достигая глобальных масштабов сокращения затрат. Благодаря улучшенным и дешевым коммуникациям и транспорту даже небольшие сегменты местного рынка, которые до сих пор были защищены от удаленных конкурентов, теперь ощущают давление своего присутствия.Никто не застрахован от глобальной досягаемости и непреодолимой экономии от масштаба.

Два вектора формируют мир – технологии и глобализация. Первый помогает определить предпочтения человека; вторая – экономические реалии. Независимо от того, насколько предпочтения меняются и расходятся, они также постепенно сближаются и образуют рынки, на которых эффект масштаба ведет к снижению затрат и цен.

Современная глобальная корпорация сильно контрастирует со стареющей транснациональной корпорацией. Вместо того, чтобы приспосабливаться к поверхностным и даже укоренившимся различиям внутри и между странами, он будет разумно стремиться навязывать стандартизированные продукты и практики по всему миру.Это именно то, что примет мир, если они будут иметь низкие цены, высокое качество и безупречную надежность. В этом отношении глобальная компания будет действовать в точности так, как писал Генри Киссинджер в книге « лет потрясений » о продолжающемся экономическом успехе Японии: «жадно собирает информацию, невосприимчив к давлению и неумолим в исполнении».

С учетом того, что повсюду является целью коммерции, глобальная компания превратит векторы технологий и глобализации в свою огромную стратегическую плодовитость.Он будет систематически подталкивать эти векторы к их собственной конвергенции, предлагая всем одновременно высококачественные, более или менее стандартизованные продукты по оптимально низким ценам, тем самым достигая для себя значительно расширенных рынков и прибылей. Компании, которые не адаптируются к новым мировым реалиям, станут жертвами тех, которые это сделают.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май 1983 г.

Четыре вещи, которые должен делать сервисный бизнес

Вкратце об идее

Все успешные фирмы должны разработать привлекательное предложение и управлять персоналом, чтобы предлагать его по привлекательной цене.Но сервисные фирмы должны делать даже больше: иметь дело с разочаровывающим фактом, что их клиенты могут нанести ущерб качеству услуг и затратам.

Например, неуверенность клиента в стойке быстрого питания замедляет работу всех остальных, ожидающих в очереди. Клиент архитектора пытается уточнить, как будет использоваться новое здание, затягивает процесс проектирования.

Для решения этой проблемы Фрей советует согласовать четыре ключевых элемента вашего бизнеса:

  • То, что вы предлагаете услуги, состоит из
  • Как вы финансируете то совершенство, которое хотите обеспечить
  • Как вы управляете сотрудниками для предоставления качественных услуг
  • Что вы делаете, чтобы помочь клиентам улучшить, а не разрушить обслуживание

Соедините эти элементы вместе, и ни один из них не сможет разделить ваш бизнес – как не понаслышке убедились в таких звездах обслуживания, как Wal-Mart, Commerce Bank и Cleveland Clinic.

Идея на практике

Чтобы постоянно обеспечивать высокое качество обслуживания, убедитесь, что каждый из этих четырех элементов усиливает другие:

Предлагаемые услуги

Определите, как клиенты определяют «совершенство», когда речь идет о вашем предложении: удобство? Дружелюбие? Гибкий выбор? Цена? Определите, что вы будете делать, чтобы достичь этого совершенства, а чего не делать. Пример:

Commerce Bank решил обслуживать клиентов, которые ценят приятное личное обслуживание и удобство.Он предлагает вечерние и выходные часы, здания с высокими потолками и естественным освещением, а также забавную штуковину для выкупа мелочи. Несмотря на относительно непривлекательные процентные ставки и узкий ассортимент продукции, база розничных клиентов значительно расширилась.

Механизм финансирования

Подумайте о том, как вы заплатите за возросшую стоимость превосходства, которое вы стремитесь обеспечить через свои предложения услуг. Возможности включают:

  • Взимание платы с клиента. Например, клиенты Starbucks ценят возможность оставаться в кофейне компании. Чтобы финансировать эту гостеприимную атмосферу, Starbucks взимает надбавку за свой кофе.
  • Тратить сейчас, чтобы сэкономить позже. Например, Intuit предлагает бесплатную службу поддержки клиентов. Он использует данные вызывающих абонентов для улучшения будущих версий своего программного обеспечения, поэтому клиентам в конечном итоге потребуется меньше поддержки.
  • Заказчики делают работу. Например, киоски саморегистрации авиакомпаний не только сокращают расходы; они также расширяют спектр услуг, освобождая путешественников от длинных очередей у ​​стойки с персоналом и предоставляя удобные инструменты, такие как карты мест.

Управление персоналом

Убедитесь, что ваша деятельность по управлению персоналом (набор, отбор, обучение, планирование работы) позволяет сотрудникам добиваться совершенства, воплощенного в ваших предложениях услуг. Пример:

Commerce Bank конкурирует за счет продленного рабочего дня и дружелюбного обслуживания, а не за счет низкой цены или разнообразия продуктов. Он знает, что ему не нужны отличники, чтобы овладеть его ограниченным набором продуктов, поэтому он нанимает для работы и тренируется для обслуживания. Например, он использует простые критерии приема на работу, такие как «Улыбается ли этот человек в состоянии покоя?» И это побуждает сотрудников нанимать людей, которые, по их мнению, обеспечивают отличное обслуживание клиентов в других отраслях.

Управление клиентами

Четко сформулируйте, какое поведение клиенты должны продемонстрировать, чтобы получить максимальную отдачу от ваших услуг. Затем создайте свою службу, которая будет способствовать такому поведению. Пример:

Чтобы привлечь клиентов к использованию новых киосков саморегистрации, авиакомпании позаботились о том, чтобы путешественники могли совершать транзакции с гораздо меньшим количеством нажатий клавиш, чем раньше требовалось обслуживающему персоналу. Напротив, розничные магазины, предлагающие кассовые аппараты самообслуживания, не упростили использование этих автоматов для покупателей.Более того, магазины ожидают, что покупатели возьмут на себя ответственность за предотвращение мошенничества, взвешивая сумки во время оформления заказа. Результат? Обеспокоенные клиенты избегают машин.

По мере созревания основных экономик мира в них преобладают предприятия, ориентированные на услуги. Но многие инструменты и методы управления, которые используют менеджеры по обслуживанию, были разработаны для решения проблем продуктовых компаний. Достаточно ли этого или нам нужны новые?

Позвольте мне заявить, что необходимы некоторые новые инструменты.Когда компания выводит продукт на рынок, будь то базовый товар, например кукуруза, или высокотехнологичное предложение, такое как цифровая камера, компания должна сделать сам продукт привлекательным, а также найти рабочую силу, способную производить его по привлекательной цене. Безусловно, ни ту, ни другую работу нелегко выполнить; Этим вызовам было уделено огромное внимание менеджмента и академических исследований. Но предоставление услуги влечет за собой и кое-что еще: управление клиентами, которые не просто являются потребителями услуги, но также могут быть неотъемлемой частью ее производства.А поскольку участие клиентов в качестве производителей может нанести серьезный ущерб затратам, обслуживающие компании должны также разработать творческие способы финансирования своих отличительных преимуществ.

Любой из этих четырех элементов – предложение или его механизм финансирования, система управления сотрудниками или система управления клиентами – может привести к краху сервисного бизнеса. Это наглядно демонстрирует мой анализ сервисных компаний, которые испытывали трудности за последнее десятилетие. Однако столь же ясно то, что не существует «правильного» способа комбинировать элементы.Соответствующий дизайн любого из них зависит от трех других. Когда мы смотрим на сервисные компании, которые выросли и преуспели – такие компании, как Wal-Mart в розничной торговле, Commerce Bank в банковской сфере и Кливлендская клиника в сфере здравоохранения, – именно их эффективная интеграция элементов выделяется больше, чем умение любого другого. элемент изолированно.

В этой статье описывается подход к созданию прибыльного бизнеса в сфере услуг, основанный на этих четырех важнейших элементах (вместе называемых «моделью обслуживания»).Этот подход, разработанный в качестве основного учебного модуля в Гарвардской школе бизнеса, учитывает различия между сервисным бизнесом и продуктовым бизнесом. Студенты моего курса учатся думать об этих различиях и их значении для практики управления. Прежде всего, они узнают, что для создания отличного сервисного бизнеса менеджеры должны объединить основные элементы дизайна сервисов, иначе они рискуют развалить бизнес на части.

1. Предложение

Задача управления бизнесом в сфере услуг начинается с дизайна.Как и в случае с производственными компаниями, сервисный бизнес не может существовать долго, если само предложение содержит фатальные ошибки. Он должен эффективно удовлетворять потребности и желания привлекательной группы клиентов. Однако, размышляя о дизайне услуги, менеджеры должны претерпеть важный сдвиг в перспективе: в то время как дизайнеры продуктов сосредотачиваются на характеристиках, которые оценят покупатели, дизайнеры услуг лучше сосредотачиваются на опыте, который хотят получить клиенты. Например, клиенты могут связывать удобство или дружеское взаимодействие с вашим брендом услуг.Они могут выгодно сравнить ваше предложение с предложением конкурентов из-за увеличенного рабочего времени, более близкого расстояния, большего объема или более низких цен. Ваша управленческая команда должна четко представлять себе, за какие атрибуты услуг будет конкурировать бизнес.

Стратегия часто определяется как то, чего бизнес предпочитает не делать. Точно так же качество обслуживания можно определить как то, что бизнес предпочитает не делать хорошо, . Если это звучит странно, то должно быть. Мы редко говорим, что путь к совершенству лежит через низкую производительность.Но поскольку обслуживающие предприятия обычно не могут позволить себе роскошь просто не предоставить некоторые аспекты своих услуг (например, в каждом физическом магазине должны быть сотрудники, даже если они не особенно квалифицированы или многочисленны), большинство успешных компаний выбирают плохо доставить подмножество этого пакета. Они делают этот выбор не случайно. Вместо этого, как показало мое исследование, они плохо справляются с одними вещами, чтобы преуспеть в других. Это можно считать жестко запрограммированным компромиссом. Подумайте о компании, которая может позволить себе работать дольше, потому что у нее больше, чем у конкурентов.Этот бизнес отличается удобством и относительно низкими показателями по цене. Размер цены подпитывает измерение услуги.

Превосходство обслуживания можно определить как то, что бизнес предпочитает не делать хорошо.

Чтобы создать успешное предложение услуг, менеджерам необходимо определить, какие атрибуты стремиться к совершенству, а какие – к худшим. Этот выбор должен основываться на потребностях клиентов. Менеджеры должны определить относительную важность, которую клиенты придают атрибутам, а затем сопоставить инвестиции в совершенство с этими приоритетами.Например, в Wal-Mart клиенты меньше всего ценят атмосферу и помощь в продажах, больше всего ценят низкие цены и широкий выбор, а некоторые другие качества занимают промежуточное положение. (См. Выставку «Ценностное предложение Wal-Mart» в статье Дэвида Дж. Коллиса и Майкла Г. Рукстада «Можете ли вы сказать, в чем заключается ваша стратегия?») Эти предпочтения сознательно основываются на компромиссах, на которые делает Wal-Mart. Компания оптимизирует определенные аспекты своего предложения услуг, чтобы удовлетворить приоритеты своих клиентов, и отказывается чрезмерно инвестировать в недооцененные атрибуты.Тот факт, что конкуренты кричат ​​о том, что меньше всего волнует клиентов, способствует его общей производительности.

Явление, конечно, имеет круговой аспект. Покупатели, чьи предпочтения соответствуют сильным сторонам Wal-Mart, сами выбирают его клиентскую базу. Между тем, те, кто не предпочитает атрибуты Wal-Mart, покупают в других местах. Поэтому важно идентифицировать потребительские сегменты с точки зрения предпочтений атрибутов или, как предпочитают некоторые маркетологи, с точки зрения потребностей клиентов. Определение того, что можно было бы назвать операционными сегментами клиентов , – не то же самое, что традиционная психографическая сегментация.Вместо того, чтобы подчеркивать различия, которые обеспечивают более целенаправленный и эффективный обмен сообщениями, этот тип сегментации направлен на поиск групп клиентов, которые разделяют представление о том, что представляет собой отличный сервис.

Как только будет найден привлекательный операционный сегмент для клиентов, цель станет ясной: менеджмент должен разработать новое предложение или настроить существующее, чтобы оно соответствовало предпочтениям этого сегмента. Взгляните, например, на соответствие, достигнутое Commerce Bank, которому удалось резко увеличить свою розничную клиентскую базу, несмотря на то, что его показатели являются одними из худших на его рынках, и он совершил ограниченное количество приобретений.Commerce Bank фокусируется на группе клиентов, которым важен опыт посещения физического отделения. Эти клиенты бывают самых разных форм и размеров – от молодых, начинающих банковских клиентов, до ограниченных во времени городских специалистов и пожилых пенсионеров. Однако, как операционный сегмент, все они считают, что удобство является наиболее важным атрибутом банка, и выбирают Commerce Bank из-за его вечерних и выходных часов. Вторым по важности для них является дружелюбие при общении с сотрудниками, поэтому обещание веселого, знакомого кассира стало частью основного предложения банка.Торговля добавила к своему отделению атмосферу с элементами интерьера, одновременно прекрасными (высокие потолки и естественный свет) и забавными (забавное приспособление для выкупа мелочи). Когда дело доходит до атрибутов, менее важных для клиентов банка – цены и ассортимента продукции, – руководство готово уступить битву конкурентам.

Заманчиво думать: «Если я действительно хороший менеджер, то мне не нужно ничего уступать конкурентам». Эта благонамеренная логика может, по иронии судьбы, ни в чем не преуспеть.Единственные известные мне организации, которые превосходят по большинству характеристик услуг, требуют надбавки к цене в 50% по сравнению с их конкурентами. Большинство отраслей не поддерживают этот тип надбавок, поэтому необходимо идти на компромиссы. Мне нравится говорить менеджерам, что они выбирают между превосходством в сочетании с низкой производительностью, с одной стороны, и посредственностью по всем параметрам, с другой. Когда менеджеры понимают, что низкая производительность в одном измерении способствует лучшему в другом, дизайн отличного обслуживания не отстает.

2. Механизм финансирования

Все менеджеры и даже большинство клиентов согласны с тем, что бесплатного обеда не бывает. Совершенство требует своей цены, и в конечном итоге она должна быть покрыта. В случае материального продукта механизм финансирования превосходной производительности компании обычно относительно прост: это ценник. Только клиенты, которые лишаются дополнительных денежных средств, могут воспользоваться премиальным предложением. В сфере услуг разработать способ финансирования совершенства может быть сложнее.Часто ценообразование не основывается на транзакциях, а включает в себя объединение различных элементов стоимости или влечет за собой какую-либо подписку, например ежемесячную плату. В этих случаях покупатели могут получить неравномерную стоимость своих денег. В самом деле, даже те, кто не покупает товар, могут извлекать выгоду из определенных условий обслуживания. Например, покупатель может потратить время на обучение у знающего продавца, а затем покинуть магазин с пустыми руками.

Таким образом, в сфере услуг руководство должно тщательно продумать, как будет оплачиваться высокое качество.Должен существовать механизм финансирования, позволяющий компании превосходить конкурентов по выбранным ею характеристикам. Изучая успешные предприятия сферы услуг, я обнаружил, что механизм финансирования принимает четыре основных формы. Два способа заставить клиента платить, а два позволяют покрыть затраты на высокое качество за счет эксплуатационной экономии.

Взимайте с клиентов приятную оплату.

Классический подход к финансированию чего-то ценного состоит в том, чтобы просто попросить клиента заплатить за это, но часто можно сделать форму платежа менее неприемлемой для клиентов.Редко это делается с оплатой по меню на мелочи. Большая часть привлекательности Starbucks заключается в том, что покупатель может почти бесконечно задерживаться в кофейне. Немыслимо, чтобы Starbucks поставила метры рядом со своими мягкими стульями; лучший способ поддержать атмосферу – это брать больше за кофе. Commerce Bank открыт допоздна и по выходным – зарабатывая высокие оценки в продленные часы – и платит за эту услугу, давая на полпроцента меньше процентов по вкладам.Может ли он оплатить дополнительные часы работы, взимая плату за посещения по вечерам и в выходные? Возможно, но немного более низкая процентная ставка предпочтительнее. Руководству в любой обстановке было бы хорошо, если бы он творчески обдумал то, что кажется его клиентам справедливым. Часто наименее креативным решением является повышение платы за конкретную услугу, которую вы финансируете.

Создайте беспроигрышный вариант между эксплуатационной экономией и услугами с добавленной стоимостью.

Очень умные управленческие команды находят способы улучшить качество обслуживания клиентов, даже при меньших затратах (иными словами, обнаружив, что может быть такой вещью, как бесплатный обед).Многие из этих инноваций дают лишь временное конкурентное преимущество, поскольку они быстро распознаются и копируются. Однако некоторые из них на удивление долговечны. Примером может служить служба немедленного реагирования, предоставляемая Progressive Emerty Insurance. Когда кто-то, застрахованный Progressive, попадает в автомобильную аварию, компания немедленно отправляет фургон, чтобы помочь этому человеку и оценить ущерб на месте – часто прибывая на место происшествия раньше, чем полиция или эвакуаторы. Заказчикам нравится такая оперативность, и они ставят компании высокие оценки за обслуживание.Но будут ли они платить больше страховых взносов, ожидая когда-нибудь такой необходимости? К сожалению нет. Люди патологически чувствительны к ценам на страхование автомобилей и почти никогда не выбирают ничего, кроме минимальной цены. Ключом к способности Progressive финансировать эту услугу является экономия, которую она в конечном итоге дает. Обычно страховые компании подвергаются мошенничеству, когда преступники предъявляют претензии в случае несчастных случаев, которые были инсценированы или никогда не произошли. Из-за этих и других типов оспариваемых претензий фирмы также несут высокие судебные издержки, которые в сочетании с другими издержками мошенничества составляют около 15 долларов из каждых 100 долларов страховых взносов в отрасли.С момента развертывания своих фургонов Progressive столкнулась с резким падением затрат в обеих категориях. Отправка представителя компании на место происшествия окупается.

Progressive предлагает еще одно удобство для клиентов, от которого до сих пор уклонялись многие конкуренты: предоставление котировок от других поставщиков наряду со своим собственным, когда потенциальный покупатель спрашивает о стоимости страховки. Дело не в том, что Progressive полна решимости стать лучше конкурентов, чтобы выиграть бизнес. Фактически, Progressive является самой низкой цитатой только в половине случаев.Что действительно считает Progressive, так это то, что его цитата является правильной с учетом вероятности того, что этот человек попадет в аварию – вероятность, которую страховщик лучше всего определяет в своем классе. Если его котировка действительно точна, то разрешение конкуренту застраховать клиента по более низкой ставке будет вдвойне эффективным: оно освобождает Progressive от убыточного предложения и обременяет конкурента убыточным счетом. Таким образом, уровень обслуживания, который кажется клиенту откровенно альтруистическим, на самом деле приносит пользу компании.Это пример превращения операций в услугу с добавленной стоимостью.

Как ваша управленческая команда может найти собственные беспроигрышные решения? Когда я задаю этот вопрос менеджерам, их побуждение состоит в том, чтобы представить, какие новые ценности могут быть созданы для клиентов, а затем задуматься, как это можно профинансировать за счет экономии средств. Вместо этого я предлагаю начать с вопроса: «Где наши самые большие объемы затрат?» Помня об этом, менеджеры могут одновременно определять, как снизить затраты и создать услугу с добавленной стоимостью.Хорошее место для первого взгляда? В любом случае это время является большой составляющей стоимости. Удаление времени часто приносит плоды, поскольку может напрямую улучшить обслуживание, даже если сокращает расходы.

Потратьте сейчас, чтобы сэкономить позже.

Часто возможно, хотя и несколько болезненно, сделать операционные вложения, которые в конечном итоге окупятся за счет сокращения потребностей клиентов во вспомогательных услугах в будущем. Классическим примером является решение Intuit предоставить бесплатную поддержку клиентов вопреки нормам индустрии программного обеспечения.Колл-центры обходятся дорого для персонала из-за сочетания технических знаний и коммуникабельности, необходимых для эффективного проведения запросов на местах. Между тем клиенты крайне неодинаковы в своей потребности в информационных технологиях. Для большинства производителей программного обеспечения это приводит к очевидному выводу, что с клиентов следует платить за поддержку.

Основатель

Intuit Скотт Кук смотрит на это иначе. Он считает, что эти звонки – полезная форма вклада в непрерывную разработку продукта – двигатель будущих доходов – и это оправдывает еще большие затраты.В Intuit есть не только специалисты по обслуживанию клиентов, но и более высокооплачиваемые люди, занимающиеся разработкой продуктов, которые отвечают на звонки, так что последующие версии его предложений будут получать информацию на основе прямого знания о том, чего пользователи пытаются достичь и чем они разочарованы. Это часть более широкого стремления к улучшению на основе обратной связи, которое Кук называет «DIRST» – за «сделай это правильно во второй раз». Инвестиции окупились в более совершенное программное обеспечение, что означает меньшее количество звонков. «Наши конкуренты думают, что мы сумасшедшие», – говорит Кук, и он понимает, почему.«Если бы у нас было столько же звонков, сколько у них, мы бы вышли из бизнеса».

Заказчик сделает работу.

Еще один тип механизма финансирования для расширенного обслуживания возвращает затраты на усмотрение клиента, но в виде оплаты труда. Предложение самообслуживания, от собственной заправки до самоуправляемых брокерских счетов, – это хорошо зарекомендовавший себя способ снизить расходы. Однако, если целью является превосходное обслуживание, вы должны создать ситуацию, в которой заказчик предпочтет возможность самостоятельной работы над доступной альтернативой с полным спектром услуг.Авиакомпании наконец-то добились этого с помощью киосков регистрации на рейс, хотя изначально предложенная ими ценность была сомнительной. Сначала пассажиры чувствовали себя вынужденными пользоваться относительно непривлекательными киосками только потому, что перевозчики сделали невыносимые очереди перед столами с людьми. Сегодня, однако, часто летающие пассажиры предпочитают киоски, потому что они обеспечивают более легкий доступ к полезным инструментам, таким как карты мест. Компании, стремящиеся к совершенству обслуживания в других условиях, не должны идти таким косвенным путем.Они должны поставить перед собой задачу создать возможности самообслуживания, которые будут приветствоваться покупателями. Действительно, если вариант самообслуживания действительно предпочтительнее, клиенты должны быть готовы взять на себя работу бесплатно или даже заплатить за эту привилегию. Когда менеджерам, разрабатывающим решения для самообслуживания, не разрешается добавлять стимулы в виде ценовых скидок, они вынуждены сосредоточиться на улучшении качества обслуживания клиентов.

Если вариант самообслуживания действительно предпочтительнее, клиенты должны быть готовы взять на себя работу бесплатно или даже заплатить за эту привилегию.

Какой бы механизм финансирования ни использовался для покрытия затрат на совершенство, лучше всего его продумать как можно тщательнее до запуска новой услуги, а не изменять с учетом опыта впоследствии. Когда услуга, которая воспринималась как бесплатная, внезапно связана с оплатой, клиенты, как правило, реагируют с непропорционально большим неудовольствием. А поскольку компании не могут процветать, предлагая бесплатные услуги, жизненно важно, чтобы они не устанавливали ожиданий, которые невозможно оправдать.Благодаря тщательному анализу и проектированию компания может предложить и профинансировать более качественное обслуживание, чем ее клиенты могли бы получить в другом месте.

3. Система управления персоналом

Компании часто живут или умирают из-за качества своей рабочей силы, но поскольку сервисные предприятия обычно требуют большого количества людей, относительное преимущество в управлении персоналом оказывает здесь большее влияние. Высшее руководство должно уделять пристальное внимание процессам найма и отбора, обучению, планированию работы, управлению производительностью и другим компонентам, составляющим систему управления сотрудниками.Более того, решения, принимаемые в этих областях, должны отражать те сервисные качества, которыми компания стремится быть известной.

Чтобы разработать хорошо интегрированную систему управления сотрудниками, начните с двух простых диагностических вопросов. Во-первых: что делает наших сотрудников способными на достигать совершенства? И затем: что заставляет наших сотрудников разумно мотивировать на достижение совершенства? Тщательно продуманные ответы будут преобразованы в политику и программы для конкретных компаний.Компаниям, которые пренебрегают увязкой точек между подходами к управлению своими сотрудниками и предпочтениями клиентов в отношении обслуживания, будет очень трудно выполнять свои обещания в отношении услуг.

В одном крупном международном розничном банке, который я изучал, старший менеджер пришел к удручающему осознанию этого. «Наша служба воняет», – сказала она мне. Под ее руководством банк предпринял различные меры, в основном сосредоточив внимание на стимулах и обучении, но проблема не исчезла. Клиентский опыт в филиале не улучшился.Озадаченный, но решительный, руководитель решила сама на месяц стать непосредственным сотрудником. Она думала, что потребуется много времени, чтобы испытать типичный набор сервисных взаимодействий и увидеть корни проблемы. Фактически, это заняло один день. «С того момента, как двери открылись, клиенты кричали на меня», – сообщила она. «К концу дня я кричал в ответ». Стало ясно, что сотрудники были настроены на провал. Недавние инициативы по перекрестным продажам привели к появлению группы клиентов с более сложными потребностями и более высокими ожиданиями в отношении своих отношений с банком, но сотрудники не были готовы реагировать.В результате решений, принятых управленческой командой (причем все они были разумными), у типичного сотрудника не было разумных шансов на успех. Была нарушена система управления сотрудниками банка.

Если ваш бизнес требует от ваших сотрудников героизма, чтобы клиенты были довольны, значит, у вас плохое обслуживание по замыслу. Самопожертвование сотрудников редко бывает устойчивым ресурсом. Вместо этого разработайте систему, которая позволит среднему сотруднику процветать. Это часть формулы конкурентоспособности Commerce Bank.Напомним, что банк предпочитает конкурировать на основе продленного рабочего дня и дружеского взаимодействия, а не за счет низкой цены и разнообразия продуктов. А теперь подумайте, как эта стратегия может информировать руководство сотрудников; последствия нетрудно представить. Например, компания Commerce пришла к выводу, что для освоения ограниченного набора продуктов от студентов с отличными отметками не требуется; его можно было нанять за отношение и обучить служению. Во время собеседований при приеме на работу ее менеджеры могли бы использовать простые критерии исключения – например, «Улыбается ли этот человек в состоянии покоя?» – вместо того, чтобы пытаться максимизировать широкий спектр положительных характеристик.Нынешние сотрудники банка могут быть задействованы в качестве специалистов по поиску талантов по принципу, что для того, чтобы их знать, нужен один. (Когда люди из Commerce видят, что кто-то предоставляет отличные услуги в другом месте, будь то в ресторане или на заправке, они раздают карточку с комплиментом и предложением рассмотреть возможность работы в Commerce.)

Это простая реальность, что нанимать сотрудников, которые выше среднего как по отношению, так и по способностям, обходятся дорого. Они привлекательны не только для вас, но и для ваших конкурентов, что увеличивает заработную плату.Бизнесу, который хочет поддерживать конкурентоспособную структуру затрат, вероятно, придется пойти на компромисс в отношении того или другого качества (или, если он настаивает на обоих, найти способ финансировать эту роскошь). Если, как это делает Commerce Bank, вы решите нанять по определению, тогда вы должны спроектировать вещи так, чтобы даже менее способные сотрудники надежно предоставляли отличные услуги. Подобно менеджерам, которые не хотят признавать, что их услуги призваны уступать по некоторым характеристикам, многие люди не хотят признавать компромисс между способностями и отношением.Но неспособность учесть эту экономическую реальность при разработке системы управления служащими является частой причиной некорректного обслуживания.

4. Система управления клиентами

В сфере обслуживания сотрудники – не единственные люди, влияющие на стоимость и качество предоставляемых услуг. Сами клиенты могут быть вовлечены в операционные процессы, иногда в очень большой степени, и их вклад влияет на их опыт (а часто и на других клиентов). Например, клиент архитектурной фирмы может хорошо или плохо объяснить назначение нового объекта, и это повлияет на эффективность процесса проектирования и качество конечного продукта.Клиент, который сомневается в стойке быстрого питания, делает обслуживание менее быстрым для всех, кто стоит за ним.

Участие клиентов в производственной деятельности имеет серьезные последствия для менеджмента, поскольку меняет традиционную роль бизнеса в создании стоимости. Классический бизнес, основанный на продуктах, покупает материалы и каким-то образом увеличивает их стоимость. Затем продукт с повышенной стоимостью доставляется покупателям, которые платят за его получение. Однако в сфере услуг и сотрудники, и клиенты являются частью процесса создания ценности.Основное преимущество заключается в том, что труд клиентов может быть намного дешевле, чем труд сотрудников. Это также может улучшить качество обслуживания. Например, когда учащиеся больше участвуют в учебной среде, они узнают больше. Но есть и проблемы. Разработка системы, которая явно решает эти проблемы, имеет важное значение для успеха обслуживания.

Рассмотрим вопрос подбора клиентов. Дизайн услуг может требовать от клиентов выполнения важных задач, но по большей части у клиентов нет собеседования, проверки биографических данных и личного профиля.Как сказал бывший топ-менеджер Nestlé, ныне работающий в сфере финансовых услуг: «Я мог контролировать, кто работал на моем заводе в Nestlé; У меня нет такого контроля над клиентами в отделениях моего банка ».

Кроме того, несмотря на все усилия многих организаций, обучать клиентов не так просто, как сотрудников. Обычно клиентов во много раз больше, чем сотрудников, и создание эффективных учебных материалов для такой большой, рассредоточенной, неоплачиваемой и зачастую неуместной квалифицированной рабочей силы является сложной задачей.Когда это верно, фирмы должны приспособиться к ограниченному обучению при разработке опыта обслуживания. Если задачи перекладываются от сотрудников к клиентам – от высококвалифицированных людей к более низкоквалифицированным – то их необходимо соответствующим образом скорректировать. Авиакомпании, кажется, понимают это правильно. Вспомните (если можете) последний раз, когда вы регистрировались у агента на стойке с полным спектром услуг. Скорее всего, вы были свидетелями того, как агент завершил головокружительную последовательность нажатий клавиш. Казалось бы, неразумно ожидать, что клиенты будут выполнять те же самые шаги, поэтому, когда роль регистрации была передана клиентам, она была значительно упрощена.Напротив, представьте себе кассу в супермаркете самообслуживания. Здесь клиентов просят не только делать то, что ранее делали обученные сотрудники, но и брать на себя дополнительную ответственность по предотвращению мошенничества посредством сложного процесса взвешивания мешков. Просьба к клиентам выполнять более сложные задачи, чем у более квалифицированных сотрудников, способствует беспорядку и беспокойству, которые окружают эти кассовые очереди.

Клиенты также имеют большую свободу действий в своей операционной деятельности, обычно гораздо больше, чем сотрудники.Когда компания вводит новый процесс, которым должны пользоваться сотрудники, она может просто выдать мандат. Когда в процесс вовлечены клиенты, подобные переходы могут быть значительно более сложными. Взгляните на Zipcar, популярный каршеринг-сервис. Чтобы снизить затраты, его модель обслуживания зависит от клиентов, которые должны вовремя чистить, заправлять и возвращать автомобили для следующего пользователя. Мотивация сотрудников к выполнению этих задач будет обычным делом; Для мотивации клиентов-операторов потребовалось сложное, постоянно меняющееся сочетание вознаграждений и штрафов.

Таким образом, при управлении клиентами в рамках вашей деятельности вам нужно будет ответить на несколько ключевых вопросов: на каких клиентах вы ориентируетесь? Какого поведения вы хотите? И какие техники наиболее эффективно повлияют на поведение? Например, компания, бизнес-модель которой зависит от своевременности клиентов – будь то стоматологический кабинет, упаковывающий свой календарь встреч или видеомагазин, распространяющий популярные фильмы, – может использовать более или менее жесткую тактику для обеспечения соблюдения требований. В предыдущей статье для Harvard Business Review («Нарушение баланса между эффективностью и обслуживанием», ноябрь 2006 г.) я привел уроки нескольких компаний, которые использовали ряд методов для изменения поведения клиентов.Эти методы можно разделить на две основные категории: инструментальные (кнута и пряника, которые мы обычно рассматриваем как скидки и штрафы за просрочку платежа) и нормативные (использование стыда, вины и гордости, которые побуждают нас возвращать тележки с покупками и собирать мусор. даже когда никто не смотрит). Важно управлять клиентами таким образом, чтобы они соответствовали атрибутам услуги, которые вы выбрали для общего внимания.

Объединение элементов

Успешные сервисные компании имеют рабочий план, который включает все четыре элемента сервис-дизайна.Однако в каждой из этих областей трудно найти какую-либо передовую практику. Это потому, что весь бизнес больше зависит от взаимосвязи четырех, чем от какого-либо одного элемента.

Ярким примером эффективной общей интеграции является клиника Кливленда, которая неизменно входит в число самых выдающихся больниц Америки и на протяжении десятилетий является лидером в области кардиологической помощи. Трудно указать на источник этого преимущества. Тот факт, что в клинике есть специализированные центры, специализирующиеся, например, на диабете или кардиологии, не является исключительным.Его отказ связать финансовое вознаграждение с производительностью врачей необычен, но может оказаться неэффективным где-либо еще. Однако отступите от деталей, и вы увидите более широкую картину. Привлечение пациентов с тяжелыми заболеваниями означает, что врачи всегда будут сталкиваться со сложной средой, требующей инновационных решений. Организация в центры болезней, а не более узкие, более традиционные направления специализации (например, по почкам или крови) создает основу для междисциплинарного сотрудничества – и, следовательно, для новых перспектив – в этих центрах.Устранение стимулов к производительности дает врачам право тратить время на инновации, чему способствует их тесная работа со специалистами из других областей. Конкретный выбор, сделанный в отношении методов, процессов и персонала, является правильным для клиники Кливленда, потому что они дополняют друг друга и объединяются в бесперебойно работающую систему.

Любая сервисная компания, независимо от того, как долго она существует, может извлечь выгоду из обзора своей деятельности с использованием структуры, изложенной в этой статье.Приведение четырех элементов дизайна услуг в более тесное согласование может быть постоянным процессом небольших настроек и экспериментов по изменению, вдохновляемых вопросами, включенными в боковую панель «Диагностика дизайна сервиса». Управленческая команда, планирующая запустить новую услугу, найдет эту структуру особенно полезной. Он отмечает решения, которые следует принимать заблаговременно и в тандеме, чтобы они не противоречили друг другу в будущем. И на самом высоком уровне он подчеркивает два очень важных принципа дизайна услуг.Во-первых, хороших идей не бывает изолированно; есть только хорошая идея в контексте конкретной модели обслуживания. Во-вторых, глупо пытаться быть всем для всех клиентов.

В первом пункте отмечается важность подгонки, упомянутая ранее как ключевая сила клиники Кливленда. В клинике руководство знает, что расширения его основного бизнеса необходимо тщательно изучить на предмет их соответствия существующей модели обслуживания. Недавно организация отказалась от концепции высококлассного оздоровительного и спа-салона, поскольку в ней не использовались основные операционные возможности больницы.В некотором смысле это кажется очевидным, но менеджеры часто уходят в области относительной слабости, особенно когда видят, что фирма, которую они считают прямым конкурентом, преуспевает с услугой, которую они еще не предлагают. Progressive совершила эту ошибку, когда решила выйти на рынок страхования жилья. Несомненно, на страховании жилья можно заработать, как показали бесчисленные фирмы. Но Progressive потерпела неудачу, потому что проблемы этого бизнеса не соответствовали конкурентным преимуществам компании.Напомним, что Progressive по праву гордится своим преимуществом в области аналитики, которое позволяет ей эффективно оценивать риск того, что конкретный страхователь подаст иск. К сожалению, такой вид актуарного мастерства не так важен для получения прибыли от страхования домов. Страховщики жилья повышают или понижают эффективность управления своими инвестиционными портфелями – и это относительная слабость Progressive. (Фирмы обычно теряют деньги на страховке, но зарабатывают деньги, инвестируя предоплаченные страховые взносы.) Оглядываясь назад, можно оглянуться на неудачу.Так должно было быть видно с самого начала.

Столь же обычным явлением является ошибочное желание быть всем для всех. В сегодняшней экономике обслуживания практически невозможно разработать модель обслуживания, которая охватывала бы огромный круг клиентов и оставалась конкурентоспособной среди них. Вместо этого фирмы должны разрабатывать свои модели услуг для более целенаправленного совершенствования, предлагая конкретные вещи конкретным людям.

Крупные сервисные компании, почти все без исключения, очень умно выбирают своих клиентов.Мы увидели это в хорошо информированном выборе компании Progressive, с кем вести бизнес. Commerce Bank с самого начала своего существования в 1973 году знал, что должен заявить о своих правах на рынке. «Миру, – сказал его основатель Вернон Хилл, – не нужен был еще один банк« я тоже ». У меня не было капитала, не было торговой марки, и мне пришлось искать способ отличиться от других игроков ». Больница Shouldice Hospital, канадский специалист по грыжевым операциям, очень избирательно относится к своей клиентской базе. Он не только обслуживает пациентов, страдающих определенным недугом, но и позволяет оперировать здоровых людей.Он снял сливки с рынка.

Становление многофункциональной фирмы

Неизбежно компании, которые пытаются быть всем для всех, начинают бороться, когда выскочки конкуренты, такие как Шулдис, начинают отбирать прибыльные ниши. Часто к упадку не относятся серьезно, пока не становится слишком поздно. (См. Врезку «Примирение с угрозой».)

Тем не менее, некоторым традиционным игрокам удалось эффективно конкурировать со своими более целеустремленными соперниками, и из их опыта можно многому научиться.Общей чертой их конкурентной реакции на выскочку является способность стать «разносторонней». Другими словами, они перестали пытаться охватить всю набережную единой сервисной моделью. Вместо этого они искали несколько ниш с оптимизированными моделями обслуживания, каждая из которых была разработана для достижения превосходства в одних аспектах за счет более низкой производительности в других. Секрет успеха многопрофильной компании – это возможность использовать различные модели услуг под одной крышей.Это преимущество часто проявляется в форме общих услуг (то есть внутренних поставщиков услуг), которые позволяют фирме добиться экономии от масштаба и экономии опыта в рамках своих моделей обслуживания. Эффективность использования общих служб в пользу отдельных моделей обслуживания может определить успех многопрофильной фирмы. (См. Выставку «Целенаправленные конкуренты наступают вам на фланги?»)

Архитектура общих сервисов может быть замечена в многопрофильных корпорациях в разных отраслях – от Yum Brands, объединяющей пять компаний быстрого питания, до Omnicom, состоящего из сотен компаний в пространстве интерактивного маркетинга, до GE, которая, похоже, имеет нет ограничений на рынки, на которые он может войти.Каждая корпорация создала отдельные модели обслуживания для отдельных операционных сегментов клиентов и оценивает общую выгоду от моделей, оценивая, насколько они выгодны друг другу. Что определяет, правильно ли сформировала компания портфель моделей обслуживания? Все сводится к критическому тесту: улучшается ли каждая из отдельных моделей обслуживания фирмы по сравнению с другими? Если ответ отрицательный, это означает, что производительность скоро снизится или что компания может захотеть выделить некоторые модели обслуживания.Если да, то это почти всегда благодаря превосходному управлению общими службами, и действующий президент процветает.

Услуги, совместно используемые многопрофильными компаниями, обычно включают такие бизнес-функции, как финансы, закупки, информационные технологии, человеческие ресурсы и обучение руководителей. Преимущества масштаба, которые они предоставляют, просты и включают объединенные закупки, предпочтительный доступ к кредитам и другие преимущества, связанные с затратами. Сложнее реализовать экономию на опыте, но она также может быть более ценной.Здесь задача состоит в том, чтобы использовать знания, полученные в одной модели обслуживания, для повышения эффективности других. В ограниченной степени этот вид передачи знаний происходит неформально; это всегда было надеждой и обещанием диверсифицированных компаний. Важное отличие успешных многоцелевых фирм заключается в том, что они формализуют процесс, разрабатывая очень четкие способы использования опыта в различных моделях обслуживания. Передаче знаний способствуют преднамеренные инвестиции в такие программы, как формальный обмен передовым опытом; централизованное, динамичное обучение сотрудников; и ротация менеджеров среди моделей.

Мое исследование убеждает меня в том, что лучший способ поддерживать рост в сфере услуг – это использовать многофокусную модель, но также очевидно, что эта модель требует сосредоточенных усилий для защиты. Руководители индивидуальных моделей обслуживания постоянно утверждают, что выделенные, а не общие ресурсы сделают больше для укрепления их собственного бизнеса. Между тем операционные менеджеры поднимают хор жалоб на то, что общие сервисы требуют более бдительного контроля «ниже черты», если они хотят обеспечить необходимую экономию за счет масштаба и опыта.Учитывая постоянное наступление на модель, неудивительно, что еще одной общей характеристикой успешных многоцелевых фирм является директивное (даже автократическое) руководство. Этот стиль руководства подходит для разных личностей, но он всегда полагается на руководителей высшего звена, которые могут и хотят оказывать сильное влияние на подчиненных. Они должны быть такими, чтобы уравновесить конкурентную автономию отдельных моделей обслуживания с коллективной ценностью общих услуг. Без сильного централизованного руководства линейные менеджеры, приносящие доход, обычно преобладают над менеджерами общих служб, особенно в моменты стратегических проблем.Более того, компании часто ставят более сильных лидеров в модели обслуживания, чем в общие, что существенно снижает производительность системы.

Границы практики менеджмента

Ученые-менеджеры, и немало практиков, в последние годы подняли интересную дискуссию: является ли дисциплина управления принципиально иной в сфере услуг и в сфере продуктов? То, как менеджмент изучается и преподается в аспирантуре бизнес-школ, сформировалось в контексте индустриальной экономики.Применимы ли подходы, которые работали для производственных компаний, к услугам?

По мере того, как сервисные компании продолжают вводить новшества, добиваться успеха и изучаться, ответы становятся все яснее. Представленная здесь структура подсказывает, почему традиционные методы оказались столь же надежными и почему они по-прежнему заставляют опытных менеджеров хотеть большего. Многое из того, что определяет здоровье продуктового бизнеса – надежность его предложения и управление людьми, – столь же необходимо в сервисном бизнесе и может быть решено с помощью аналогичного набора инструментов.Но открылись совершенно новые области, связанные с ролями клиентов, и их наборы инструментов только сейчас собираются.

Версия этой статьи появилась в апрельском номере журнала Harvard Business Review за 2008 год.

WhatsApp: как Facebook будет доминировать в мире

Здесь, в Северной Америке, в мобильном интернет-трафике доминируют YouTube и Facebook. Так считает Sandvine, компания с необычайно хорошим обзором мировой интернет-активности. На YouTube приходится почти 20 процентов всего мобильного трафика, а на Facebook – 16 процентов.

Это то, что вы ожидаете. Потоковое видео из такого сервиса, как YouTube, потребляет больше пропускной способности сети, чем любое другое онлайн-приложение, и в последние годы наши смартфоны и беспроводные сети достигли такой степени, что просмотр видео с портативного устройства стал обычным делом. Facebook – это социальная сеть, и видео теперь является основной частью того, как люди ее используют.

Но ситуация в мире может вас удивить. Возьмем, к примеру, Африку.Что касается мобильного трафика, то самая доминирующая услуга на континенте – это инструмент, о котором многие в США даже не слышали: WhatsApp.

WhatsApp – это приложение для обмена сообщениями для смартфонов, которое Facebook купило в прошлом году примерно за 22 миллиарда долларов, и, по данным Sandvine, которое помогает крупным интернет-провайдерам отслеживать и управлять всеми битами, передаваемыми в их сетях, на него приходится почти 11 процентов всего трафика на мобильные устройства и обратно. устройства в Африке.

Это показывает, насколько популярен WhatsApp на всем континенте, во многом потому, что он позволяет людям обмениваться текстами, не платя больших комиссий операторам связи.И это показывает, что люди используют сервис не только для отправки текстовых сообщений. Как и другие службы обмена сообщениями, это способ обмена фотографиями и видео. В этом году компания расширила эту услугу, и теперь она может совершать телефонные звонки через Интернет, повторяя такие услуги, как Skype. По словам Дэна Дита – автора нового отчета Sandvine о тенденциях интернет-трафика, – эти высокие показатели трафика отражают сдвиг в сторону голосовых вызовов, а также обмена фотографиями и видео.

«Это смесь», – говорит он. “Текстовые сообщения – это самая маленькая часть.Как только вы перейдете к фотографиям, отправке видео друг другу и голосовым вызовам, трафик действительно начнет расти “.

Sandvine

Различия в эволюции

В более широком смысле это показывает, что Интернет развивается по-разному в развивающихся странах чем здесь, в США.Поскольку сетевые и телефонные технологии не так развиты и потому что у людей меньше денег, которые можно тратить на технологии, приложения для обмена сообщениями с низкой пропускной способностью, такие как WhatsApp, стали основным шлюзом в Интернет в целом.В Африке на просмотр веб-страниц приходится 22 процента мобильного трафика, что примерно в два раза больше, чем на WhatsApp. Но ни один другой индивидуальный сервис даже близко не может сравниться с цифрами WhatsApp. Только не YouTube. Не BitTorrent. Не Facebook.

Вот почему Facebook приобрела WhatsApp. Марк Цукерберг и компания теперь имеют значительные позиции в тех областях, где социальная сеть Facebook менее жизнеспособна и, действительно, менее популярна. Это означает, что более чем когда-либо компания может привлекать новых пользователей Интернета, когда они выходят в Интернет. И по мере развития технологий в развивающемся мире он может легко развертывать новые услуги для масс.Через WhatsApp уже развернута голосовая связь. Следующий шаг: видеозвонок.

По словам Sandvine, на Ближнем Востоке Facebook составляет 11 процентов мобильного трафика. WhatsApp составляет 3 процента. А Instagram, также принадлежащий Facebook, превышает 10 процентов. В целом Цукерберг и компания контролируют почти четверть всего трафика в регионе. Это примечательная статистика – и она показывает, насколько компания готова привлечь внимание всего развивающегося мира.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.