Эстония сельское хозяйство: Estonica.org – Сельское хозяйство

Содержание

Estonica.org – Сельское хозяйство

​Еще несколько поколений назад основной сферой деятельности эстонцев было сельское хозяйство. В наши дни в сельском хозяйстве заняты менее 3% трудящихся, продукция же сельского хозяйства составляет чуть более 3% от всей производимой продукции и 1,4% от ВВП. В результате реформ экономики и собственности начала 90-х годов, в Эстонии исчезли колхозы и совхозы, возникли хутора и кооперативы. Этот переходный период был для сельского хозяйства нелегким – пришлось конкурировать с дешевой импортной продукцией, предприятия нуждались в новом оборудовании и машинах, но найти на это финансирование было негде. В конце 90-х пропала возможность экспортировать продовольственные товары в оказавшуюся во власти кризиса Россию – основное место сбыта эстонской сельхозпродукции во времена СССР. Вступление в Европейский Союз положительно повлияло на эстонское сельское хозяйство: появилась возможность продавать продукты питания в другие государства Европы, так как исчезли таможни и ограничения на ввоз сельхозпродукции в страны Евросоюза; кроме того, возобновились поставки на российский рынок. Эстонские земледельцы стали получать различные субсидии Евросоюза, впрочем, значительно меньше, чем субсидии, выделяемые сельскому хозяйству Западной Европы.

​Самая важная и успешная сфера сельского хозяйства Эстонии– выращивание молочного скота, т.к. различные виды молочной продукции имеют самую большую долю в экспорте продуктов питания. Кроме того, в Эстонии выращивают свиней, птиц и мясные породы крупного рогатого скота; несмотря на то, что для удовлетворения потребности в мясных продуктах их приходится также импортировать, доля отечественной продукции значительно возросла, приблизившись к 100%. На полях выращиваются зерновые культуры, картофель и овощи. В зависимости от величины урожая некоторые из этих продуктов либо идут на экспорт, либо импортируются. Из продуктов питания Эстония экспортирует также полевые и лесные ягоды, грибы и экологически чистую продукцию. Хотя показатели производительности сельского хозяйства Эстонии уступают показателям многих стран, имеющих более благоприятный климат, однако эстонская продукция значительно чище по химическому составу, все больше внимания уделяется развитию органического земледелия.

Подробности

Автор(ы): Maris Lauri
Создано: 03.09.2010 10:35
Изменено: 21.12.2011 11:35

Estonica.org – Структура экономики Эстонии

  • Структура экономики Эстонии

    ​Примерно 71% валового продукта Эстонии (по добавленной стоимости) формируется в сфере обслуживания, отрасли промышленности дают 25%, добывающие отрасли (в т.ч. сельское хозяйство и горная …
    Читать далее »

  • Сельское хозяйство

    ​Еще несколько поколений назад основной сферой деятельности эстонцев было сельское хозяйство. В наши дни в сельском хозяйстве заняты менее 3% трудящихся, продукция же сельского хозяйства …

    Читать далее »

  • Лесное хозяйство и лесная промышленность

    ​Лес – одно из важнейших природных богатств Эстонии, которое также дает значительное количество сырья для производства. В лесном хозяйстве заняты всего 1% работающих людей Эстонии, его …
    Читать далее »

  • Промышленность

    ​Самая важная отрасль обрабатывающей промышленности Эстонии – машиностроение (примерно 22,5% от объема продукции), за ней следуют деревообрабатывающая и бумажная промышленность (20%, см. раздел «Лесное хозяйство …
    Читать далее »

  • Транзит и транспорт

    ​Бытует мнение, особенно распространенное в России, что экономика Эстонии во многом зависит от российского транзита. В действительности же это не так – и хотя грузоперевозки между …
    Читать далее »

  • Туризм

    ​В год Эстонию посещают около четырех миллионов туристов, основная их часть приезжает из Финляндии и проводит здесь относительно немного времени – туристы приезжают из Хельсинки в …
    Читать далее »

  • Торговля и сфера обслуживания

    ​После дефицитной экономики советских времен в Эстонии началось быстрое развитие торговли и сферы обслуживания, так как товаров и услуг прежде предлагалось мало, а о некоторых …
    Читать далее »

  • Сектор недвижимости

    ​В результате приватизации основная часть жилых домов перешла в собственность жителей, муниципального жилья в Эстонии очень мало. Большая часть населения проживает на жилплощади, собственником которой …
    Читать далее »

  • Инфотехнологии и телекоммуникации

    ​В последние десять-пятнадцать лет эта сфера, бесспорно, является в Эстонии одной из наиболее быстро развивающихся, экономический кризис ее практически не затронул. В результате быстрого роста …
    Читать далее »

  • Сельское хозяйство Эстонии

    Сельское хозяйство является важной отраслью экономики Эстонии. Оно претерпело существенные изменения после упадка колхозов/совхозов, восстановления частной собственности на землю и проведения реституции.

    1.1. История Советское время
    В советское время сельское хозяйство являлось второй по важности после промышленности отраслью эстонской экономики. По данным на 1977 год, площадь сельскохозяйственных угодий составляла 34 %, лесов – 40.5 %, прочих земель – 25.5 %. К началу 1978 года в Эстонской ССР насчитывалось 301 крупное хозяйство, в том числе 143 колхоза и 158 совхозов. По данным 1977 года, на хозяйство в среднем приходилось 8219 га земель, в том числе 4515 га сельскохозяйственных угодий и 3392 га обрабатываемых земель. Крупнейшими по площади были колхоз “Каарма” Кингисеппского района 18 601 га, колхоз “Виру” Раквереского района 17 604 га и совхоз “Кыльяла” Кингисеппского районана 17 134 га. В 1977 году в сельском хозяйстве было занято 24 195 механизаторов.

    Возделывались преимущественно образом рожь, озимая пшеница, ячмень, овес, зернобобовые, лён, овощи, картофель, сеяные травы, однолетние кормовые культуры, кукуруза и кормовые корнеплоды. К 1977 году посевная площадь составляла 950 600 га, из них 46.1 % было отведено под зерновые, 35.2 % – под многолетние травы, 8 % – под картофель. Производство зерна в 1977 году составило 1 243 400 т, картофеля – 1 156 200, овощей – 92 600 т.
    Основными направлениями животноводства являлись мясо-молочное скотоводство и беконное свиноводство. Меньшее значение имели птицеводство, пушное звероводство и овцеводство. В вальвой продукции сельского хозяйства доля животноводства в 1977 году составляла 69.7 %. Государству принадлежало 85.1 % поголовья крупного рогатого скота, 93.1 % свиней, 78.6 % птицы, 4.1 % овец.

    1.2. История После восстановления независимости
    В 1991 году около 12 процентов трудоспособного населения было занято в сельском хозяйстве, на него приходилось 15.4 процента эстонского ВВП. В Эстонии насчитывается около 1.3 миллионов га сельскохозяйственных угодий и около 1 миллионов га пашни. В советский период, площадь пахотных земель сократилась почти на 405 000 га, многие территории оказались покрыты лесом. Коллективизация 1940-х и 1950-х годов принесла большие трудности для сельского хозяйства Эстонии, которое в течение первого периода независимости было основой эстонского общества. Тем не менее, эстонское сельское хозяйство оставалось более продуктивным, чем в среднем по СССР. В 1990 году в Эстонии было 221 колхозов и 117 совхозов, на каждом из которых в среднем работало от 350 до 400 человек. Среднее поголовье стада составляло 1900 голов крупного рогатого скота и 2500 свиней. Эстония являлась экспортёром мяса и молока в другие республики. Сельское хозяйство служило основой развитой пищевой промышленности республики. Однако для производства мяса Эстония в значительной степени опирались на фуражное зерно из России. Когда республика стремится сократить экспорт мяса в конце 1980-х годов, Россия приняла ответные меры, снизив поставки фуражного зерна, что ещё больше сократило производство мяса в Эстонии. Рост цен на топливо и общий топливный кризис в начале 1992 года также серьёзно ударили по сельскохозяйственному производству. И хотя общая площадь полевых культур выросла в начале 1990-х годов, общий объём производства и средняя урожайность заметно снизились.

    Реформа эстонской сельскохозяйственной системы началась в декабре 1989 года с принятием закона о фермерском хозяйстве. Закон разрешал частным лицам брать до пятидесяти гектаров земли для посадки и выращивания культур. Земля была наследуемой, но не могла быть куплена или продана. Цель реформы заключалась в том, чтобы стимулировать производство и вернуть дух частного фермерства в сельскую местность после десятилетий централизованного планирования. Через шесть месяцев после вступления закона в силу было создано около 2000 частных фермерских хозяйств, а спустя год – более 3500. С октября 1991 года фермерам было разрешено владеть землёй. Это привело к увеличению числа фермерских хозяйств до 7200 в начале 1992 года. По состоянию на первое полугодие 1993 года было создано в общей сложности 8781 ферм, охватывающих территорию около 225 000 га, или четверть пахотных земель Эстонии.
    В мае 1993 года парламент Эстонии принял закон о налоге на недвижимость, который стал существенной проблемой для многих фермеров. Закон предусматривал 0.5 процентный налог на стоимость недвижимости, который следовало выплатить государству, и от 0.3 до 0.7 процентов, которые следовало выплатить органам местного самоуправления. Помимо налогов на недвижимость большим бременем для фермеров стали расходы на топливо и новое оборудование.
    С введением частного сельского хозяйства многие колхозы начали распадаться. Возросла коррупция и “спонтанная приватизация” сельскохозяйственного оборудования директорами колхозов. Ряд наиболее успешных хозяйств Эстонии был реорганизован в кооперативы. Согласно прогнозам правительства, в долгосрочной перспективе оптимальным стало бы количество от 40 000 до 60 000 частных ферм с 50 га земли в среднем. В то же время в Эстонии, вероятно, будет сохраняться очень высокий уровень потребления домашних фруктов и овощей. Опрос, проведённый в 1993 году Эстонским государственным статистическим управлением, показал, что почти 80 процентов всего потребляемого эстонцами картофеля было выращено на личных подсобных хозяйствах либо получено от друзей или родственников. Тридцать процентов яиц были получены за пределами рынка, а также 71.5 % всех соков. В целом эстонцы получали более 20 процентов еды из личных подсобных хозяйств либо от друзей или родственников.

    1.3. История Современность
    Главной специализацией сельского хозяйства страны являются животноводство мясомолочного направления и беконное свиноводство. Под пашней занято 25 территории Эстонии. Здесь выращивают картофель и другие овощи, зерновые, кормовые и плодовые.
    По данным эстонского земельного кадастра в декабре 2018 года было зарегистрировано 1.05 миллионов га пахотных земель, 0.24 миллионов га естественных пастбищ и 2.28 миллионов га лесов. С 2013 по 2018 год площадь пахотных земель увеличилась более чем на 15 000 га, а площадь естественных пастбищ уменьшилась на 47 000 га. Общая площадь посевных площадей в 2018 году составила 668 938 га, что на 3835 га больше, чем в 2017 году. В 2018 году органические сельскохозяйственные земли составляли почти 21% от всех эстонских сельскохозяйственной земель, что ставит Эстонию на второе место в Европейском союзе после Австрии, а 1948 органических хозяйств были внесены в реестр органического земледелия. Экспорт органических продуктов также значительно вырос, составив почти 30 миллионов евро. Кроме того, примерно половина всех эстонских коров и овец содержится органически.

    По предварительным данным за 2018 год, стоимость сельскохозяйственной продукции как отрасли составила 856 миллионов евро. Приблизительно 40% стоимости продукции приходится на общую стоимость продукции растениеводства и около 49% стоимости продукции животноводства.
    По данным статистического управления Эстонии, стоимость сельскохозяйственной продукции как отрасли в 2018 году составила 859 миллионов евро, из которых 404 миллиона евро 47% пришлось на общую стоимость продукции животноводства и 352 миллиона евро 41% на растениеводство. Сельскохозяйственные услуги составляли оставшиеся 12% стоимости сельскохозяйственной продукции. 58% продукции животноводства составляют молочные продукты, стоимость которых за год снизилась на 6%.
    В 2018 году расходы на сельскохозяйственные ресурсы, в частности на удобрения 29%, защиту растений 17%, заработную плату 12% и энергию 0.2%, увеличились в годовом исчислении. В то же время затраты на удобрения и средства защиты растений были ниже, чем в 2017 в 2016 году. По сравнению с 2017 годом предпринимательский доход аграрного сектора снизился до трети, или до 42 миллионов евро. В прошлом году неблагоприятные погодные условия повлияли на зерновые, а также на фрукты и овощи. На урожай капусты больше всего повлияли открытые овощи, тогда как на томатный урожай накрыли овощи. С другой стороны, теплое лето оказало хорошее влияние на огурцы и клубнику, самые выращиваемые ягоды в Эстонии, урожай которых вырос на треть + 31%. В 2018 году в связи с неблагоприятными погодными условиями общий урожай зерна составил 920 900 тонн, что на 30% меньше, чем в 2017 году.
    По данным Статистического управления Эстонии, в 2018 году в Эстонии было произведено около 807 500 тонн коровьего молока, что на 2% больше, чем в 2017 году и является одним из самых больших объемов производства молока за последние 25 лет. По предварительным данным Статистического управления Эстонии, в 2018 году поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 2%, а количество молочных коров уменьшилось на 1%. Количество свиней осталось прежним, количество овец и коз уменьшилось на 9%, а количество сельскохозяйственных птиц – на 6%. В Эстонии имеются хорошие предпосылки для производства продукции рыболовства и аквакультуры – всего в 2018 году было выловлено 87 тонн рыбы.
    В 2013 году на специализированных молочных фермах в Эстонии работало 9700 человек. В конце 2014 года в Эстонии насчитывалось 95 600 молочных коров, или около 0.4% от 23.6 миллионов молочных коров ЕС. Десятью годами ранее, в 2004 году, в Эстонии насчитывалось 116 500 молочных коров. История показывает, что поголовье молочным коров в Эстонии постоянно сокращается с 1939 года. В то время в Эстонии было 472 000 коров, и страна была известна своим экспортом сливочного масла. В то же время, учитывая кормовую базу, Эстония имеет большой потенциал для увеличения производства продукции животноводства, включая молочное животноводство. Количество единиц скота на гектар в 2013 году в Эстонии, было одной из самых низких в ЕС 0.32/га и более чем в два раза ниже, чем в среднем по ЕС 0.75/га. В девяти странах количество единиц скота на гектар была выше 1/га, самая высокая в Нидерландах – 3.57/га. Германия, крупнейший производитель молока в ЕС 21% производства молока в ЕС, было 1.10/га.
    В 2013 году в Эстонии было 2500 молочных ферма. В 2001 году их было 17 500, что указывает на семикратное сокращение числа молочных фермах за этот период. Таким образом, производство молока в Эстонии, как и в остальном сельском хозяйстве, претерпело серьезные структурные изменения, в результате чего основное производство стало сосредоточено на более крупных фермах, а более мелкие не выдерживали конкуренции.
    По предварительным данным Статистического управления Эстонии, в 2018 году поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 2%, а количество молочных коров уменьшилось на 1%. Количество свиней осталось прежним, количество овец и коз уменьшилось на 9%, а количество сельскохозяйственных птиц – на 6%. В Эстонии имеются хорошие предпосылки для производства продукции рыболовства и аквакультуры – всего в 2018 году было выловлено 87 тонн рыбы.
    В 2018 году экспорт сельскохозяйственной продукции и продуктов питания, произведенных или обработанных в Эстонии, достиг рекордных 869.3 миллиона евро. Наибольший вклад в экспорт внесли молочный сектор 21%, зерновой сектор 12% и рыбный сектор 10%.

    2. Органическое сельское хозяйство
    В Эстонии использование сельскохозяйственных земель характеризуется высокой долей внедрения органического сельского хозяйства. В 2018 году в Эстонии на 207 000 га сельскохозяйственных земель было внедрено органическое сельское хозяйство, или 21% от общей площади сельскохозяйственных земель. Из них 83%, или 172 000 га сельскохозяйственных земель, уже полностью органические. Что ставит по данному показателю Эстонию на второе место в Европейском союзе после Австрии. По сравнению с 2017 годом сельскохозяйственные земли внедрившие органическое сельское хозяйство увеличились на 10 086 га или 5%. В 2018 году средняя органическая ферма имела около 108 га органических земель. Выруский уезд был первым по количеству органических ферм, а Пярнуский уезд по органическим районам. Доля органических земель была самой высокой в Хийумаа, где она составляла почти половину всей сельскохозяйственной земли. 1948 органических хозяйств были внесены в реестр органического земледелия. Экспорт органических продуктов также значительно вырос, составив почти 30 миллионов евро. Кроме того, примерно половина всех эстонских коров и овец содержится органически.

    3. Молочное животноводство
    Поголовье молочных коров в Эстонии с 1994 по 2019 год тысяч
    Средний надой на одну корову в Эстонии с 1994 по 2019 год килограмм
    По данным Статистического управления Эстонии, в 2018 году в Эстонии было произведено около 807 500 тонн коровьего молока, что на 2% больше, чем в 2017 году и является одним из самых больших объемов производства молока за последние 25 лет. К концу года количество молочных коров уменьшилось, но среднегодовое производство молока на одну корову увеличилось. Хотя количество эстонских молочных коров постоянно сокращается, их надойность поднялась на второе место среди стран ЕС после Дании. Постоянно растущее производство молока в основном расходуется на производство и экспорт продуктов и, в меньшей степени, на потребление домашних хозяйств.
    После восстановления независимости Эстонии производство молока в Эстонии сократилось почти в два раза с 1.2 миллионов тонн. В период с 2013 по 2018 год производство молока в Эстонии было близко к 800 000 тонн в год. Количество молочных коров более чем в три раза меньше, чем до восстановления независимости Эстонии, но и в то же время надойность неуклонно растет, с одной молочной коровы в 2018 году уже производится 9326 килограмм молока. По состоянию на 31 декабря 2018 года в Эстонии насчитывалось 255 100 голов крупного рогатого скота, в том числе 85 200 молочных коров. По сравнению с аналогичным периодом 2017 года поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 1.5%, а количество молочных коров уменьшилось на 1.4%. Хотя количество молочных коров уменьшилось, средний надой на одну корову продолжает расти. В 2018 году средний надой на одну корову составлял 9326 килограммов, что на 167 килограммов больше, чем в 2017 году.
    В 2018 году 94% всего произведенного молока направлялось непосредственно на переработку и экспортировалось через посредников. Около 30 компаний покупают молоко в Эстонии в большем или меньшем масштабе. Тринадцать из них покупают более 1000 тонн молока каждый месяц. Экспортерами являются как покупатели, так и крупнейшие производители молока. В целом около четверти, или почти 200 000 тонн сырого молока и сливок, экспортируется оптом в другие страны. Молоко, приобретенное у переработчиков, используется для производства разнообразных молочных продуктов как для внутреннего потребления, так и для экспорта. Помимо молока, произведенного в Эстонии, для производства молочных продуктов используются небольшие количества молока и сливок, импортируемых в больших упаковках. Сыр и творог были наиболее потребляемыми, почти треть молока.
    В дополнение к переработчикам молока, в домашних хозяйствах, производящих молочные продукты, также производится небольшое количество молочных продуктов. Около 60% молока, оставленного в домашних хозяйствах, потреблялось животными, 20% или 9500 тонн было продано непосредственно потребителям, 6% использовалось в качестве продовольствия и 3% использовалось в качестве сырья для продуктов. Это означает, что в 2018 году домашние хозяйства произвели в основном 186 тонн творога, 65 тонн сыра и 47 тонн йогурта из собственного молока. Чуть менее 1% производства молока в Эстонии – это естественная потеря. Помимо коровьего молока в 2018 году Эстония произвела 677 тонн козьего молока, которое в основном использовалось для внутреннего потребления. Чуть более 200 тонн было использовано для производства козьего молока в домашних хозяйствах. Большая часть козьего молока использовалась для приготовления сыра.
    В то время как производство молока в Эстонии составляет всего 0.5% от общего производства в ЕС, в 2014 году Эстония произвела 612 килограмм молока на душу населения, что в два раза больше, чем в среднем по ЕС, Эстония по этому показателю на четвертом месте в Европе после Ирландии, Дании и Нидерландов.

    4. Лесное хозяйство
    Эстония имеет 1.8 миллиона гектаров леса и около 274 миллионов кубометров древесины. На лесное хозяйство приходилось около 9 процентов промышленного производства в 1992 году.

    5. Рыбная ловля
    Рыбная промышленность Эстонии также имеет большой потенциал. В начале 1990-х насчитывалось 230 рыболовецких судов, в том числе девяносто океанских. Значительная доля экспорта пищевой промышленности Эстонии приходилась на рыбу и рыбные продукты. В 1992 году было поймано около 131 000 тонн живой рыбы.

    6. Зерновые
    К середине сентября 2019 года было убрано 96% площади зерновых. Согласно последнему исследованию урожая, проведенному Статистическим управлением Эстонии, было собрано более 1.56 миллионов тонн зерновых, что является абсолютным рекордом для Эстонии на сегодняшний день. По сравнению с предыдущими годами увеличились как площадь выращивания, так и урожайность. По предварительным данным, в 2019 году площадь под зерновые культуры составляла 364 000 га земли, из которых 167 000 га для озимых и 197 000 га для летних. Площади под выращивание зерновых в течение длительного времени демонстрируют небольшую тенденцию к росту.
    Урожай на гектар также увеличивается в течение некоторого времени. Правда, урожайность с гектара в последние годы оставалась относительно низкой из-за сложных погодных условий. По сравнению с 2015 годом урожайность с гектара зерновых увеличилась незначительно – с 4411 килограмм до 4486 килограмм с гектара данные по площади, убранной к середине сентября. Средняя урожайность озимых зерновых в 2019 году составляет 5220 кг/га, а средняя урожайность летних зерновых 3834 кг/га. К середине сентября было собрано 84% бобовых, 77% рапса и 60% картофеля. Урожайность рапса и картофеля были немного ниже, а бобовых немного выше, чем в 2015 году.
    По оценкам Министерства сельского хозяйства, к концу уборки урожая можно будет собрать 99% посевных площадей с общей урожайностью 1.59 миллионов тонн, что на 3% больше, чем в 2015 году. Общий урожай рапса оценивается в 179 000 тонн, а картофеля в 106 000 тонн, что на 10% и 9% соответственно ниже, чем в 2015 году.

    ЭСТОНИЯ: ЭКОНОМИКА – Б. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО – Словарь Кольера – Русский язык

    ЭСТОНИЯ: ЭКОНОМИКА – Б. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

    К статье ЭСТОНИЯ: ЭКОНОМИКА

    Основная специализация сельского хозяйства Эстонии – мясо-молочное животноводство.

    В конце 1940-х годов в сельском хозяйстве Эстонии была проведена коллективизация, имевшая катастрофический результат. Зажиточные крестьяне были раскулачены и сосланы в Сибирь, продуктивность сельского хозяйства резко снизилась. В 1950-1960-е годы сельское хозяйство Эстонии было в значительной мере восстановлено благодаря реформам Н.С.Хрущева. Позже Эстония стала своего рода экспериментальной лабораторией для советского сельского хозяйства, особенно в сфере самоуправления. Однако использовалась и практика крупных хозяйств; в 1977 средний размер сельхозугодий колхоза или совхоза в Эстонии составлял 5178 га. В середине 1970-х годов две трети объема сельскохозяйственного производства давало животноводство, а одна треть приходилась на зерновые, овощи и сено. Большая часть зерновых, как и сено, шла на корм скоту.

    Несмотря на все усилия хозяйственников, аграрный сектор экономики Эстонии оказался самым отсталым. Приватизация сельхозугодий происходила медленными темпами. К 1998 было ок. 35 тыс. частных ферм со средним размером хозяйства 23 га.

    Добывающая, рыбная и лесная промышленность. Помимо сланца, в Эстонии добывается большое количество фосфоритов, залегающих вдоль северного побережья близ Таллина. Фосфориты перерабатываются в фосфорные удобрения и используются в сельском хозяйстве. Торф встречается в многочисленных заболоченных низинах, занимающих ок. 10% всей территории республики. Он используется как топливо, а также как удобрение в сельском хозяйстве. Рыболовство было более развито в советское время, когда большая часть выловленной и переработанной рыбы отправлялась на обширный внутренний рынок СССР. В настоящее время добыча рыбы составляет ок. 130 тыс. т в год. Площадь, занятая лесами, с 1940 удвоилась и достигла 47,8% территории. В 1998 заготовка леса, изготовление деловой древесины и целлюлозно-бумажная промышленность давали 9% экспортной продукции страны.

    Промышленное производство. В 1988 Эстония имела следующую структуру промышленности: легкая промышленность давала 27% всей валовой продукции; пищевая промышленность – 24%; машиностроение – 15%; лесозаготовка, лесообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность – 9%; химическая промышленность – 9%; другие отрасли промышленности – 16%. В начале 1990-х годов объем производства сократился. Во второй половине 1990-х годов начался рост, который достиг 5-7% в 1998-1999. В 1997 главными видами продукции обрабатывающей промышленности были электромоторы, химикаты, электротовары, текстиль, мебель, целлюлоза и бумага, строительные материалы, продовольствие.

    Кольер. Словарь Кольера. 2012


    Смотрите еще толкования, синонимы, значения слова и что такое ЭСТОНИЯ: ЭКОНОМИКА – Б. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО в русском языке в словарях, энциклопедиях и справочниках:


    Страница не найдена – Все легально

    Фонды

    Приватизация жилья, квартиры по договору социального найма – как приватизировать жилье, квартиру по договору

    Первые шаги

    Расчет неиспользованного отпуска при увольнении в 2020 году: правила расчёта, особенности Последнее обновление: 22.03.2020

    Ликвидация и преобразование

    Как рассчитать ЕНВД в 2020 году и примеры расчета единого налога Система налогообложения в

    Налоги

    Как ИП вести бухгалтерию самостоятельно: пошаговая инструкция 2020 года Начиная собственный бизнес, предприниматели не

    Усн

    Налоговая декларация по НДС для налоговых агентов: порядок заполнения Даже не являясь плательщиком налога

    Лицензирование

    Как правильно оформлять основные средства в бухгалтерском учете Из этой статье вы узнаете, какие документы

    ЕС погубит сельское хозяйство Эстонии?

    Новая программа Евросоюза может нанести эстонским фермерам катастрофический удар. Причина в том, что ЕС разрабатывает новую стратегию развития сельхозпромышленности, которая через 10 лет сократит использования пестицидов вдвое.

    Евросоюз, заботясь о жителях Европы, планирует в ближайшие 10 лет снизить использование пестицидов. Однако, одновременно с этим, данное обстоятельство может погубить сельское хозяйство Эстонии, пишет baltnews.ee.

    Комиссия Европы ввела запрет на использование фермерами пестицидов, которые составляют восемьдесят процентов от общего количества всех химсредств. ЕС сводит к тому, что химикаты ухудшают здоровье людей, состояние животных, птиц, пчел и воды.

    Фермеры Эстонии опасаются снижения урожая после запрета на пестициды. Ведь свыше 65% средств – это средство диметоат, использующееся при выращивании пшеницы, более 20% — тиаклоприд — при выращивании рапса. В прошлом году в Эстонии продали тридцать тонн пестицидов, несмотря на то, что список состоял из семнадцати наименований.

    Средствам диметоат и тиаклоприд нет никакой альтернативы, говорят аграрии. Можно, конечно, разработать новые виды пестицидов, но на это уйдет не один год.

    ЕС сейчас работает над новой программой развития сельхозпромышленности, она предусматривает снижение пестицидов вдвое в течение десяти лет.

    Европейцы намерены создать такую отрасль, которая сможет обеспечить выращивание для человека еды с минимально отрицательным воздействием на природу, климат и здоровье.

    «Но эстонским фермерам эта программа может нанести катастрофический удар», — пишет издание.

    Согласно статистическим данным, в Эстонии на один гектар земли вносят 600 грамм пестицидов. Для сравнения: в Германии – 4 килограмма, на Кипре – 9 килограммов. В целом на Германию, Францию, Испанию и Италию приходится 2/3 всех пестицидов Евросоюза – это порядка шести килограммов на один гектар земли.

    Читайте прогноз биржевых цен на 11 сентября 2020.

    Источник: kazakh-zerno.net

    Поделиться в соц.сетях

    Битва за урожай: почему экономика Эстонии рушится без украинцев | Статьи

    Эстонское сельское хозяйство встало без украинских мигрантов. Некому собирать урожай, доить коров, фермеры оказались на грани разорения. Политики-националисты, однако, уверены, что от гастарбайтеров следует отказаться. «Если ничего не менять, то через десять лет у нас будет условный Таллин, состоящий полностью из украинцев», — пугает сограждан глава МВД Март Хельме. «Известия» разбирались в ситуации.

    Клубничный кризис

    На эстонских фермах некому убирать клубнику. Если обычно на грядках работают 2 тыс. мигрантов, то сейчас осталось 400. «Произошло то, чего боялись производители: пришла жара, созрело много ягод. Но фермеры не в состоянии их собрать, урожай гниет на полях. Безответственные политики наплевали на людей. Тонны ягод придется выбросить, поскольку правительство неадекватно в кризисной ситуации», — говорит член правления Эстонской ассоциации производителей клубники Элке Лиллеметс.

    Хуже всего обстоят дела у тех фермеров, которые заключили договоры с торговыми сетями, — отставание от графика поставок грозит штрафами. Тоомас Лило — хозяин хутора Тасуя на юго-востоке Эстонии — говорит, что ему с трудом удалось найти 17 человек, хотя год назад на плантации работали 60 человек. «Эстонцы не хотят работать. Государство платит приличные пособия, безработные чувствуют себя нормально. А те, кто трудится круглый год, летом берут отпуск. Едут на пляж, а не в деревню», — жалуется Лило.

    Сезонные рабочие собирают клубнику на ферме в Эстонии

    Фото: REUTERS/Carlos Barria

    Проблемы в сельском хозяйстве не ограничиваются сбором ягод. Владельцы животноводческих ферм говорят, что некому доить скот. До пандемии коронавируса четверть эстонских коров обслуживали украинцы. «В прошлом году заробитчане надоили на €62 млн, за это молоко производители выручили €100 млн», — говорит председатель правления Эстонской сельскохозяйственно-торговой палаты Роомет Сырмус.

    Хомо советикусы

    Украинцы — самое быстрорастущее нацменьшинство Эстонии. В 2019 году они чаще других подавали ходатайства о получении срочного вида на жительство. По официальным данным, за 10 лет число переселенцев увеличилось в два раза, сейчас в Эстонии живут 10 400 человек. Но легально на работу устраиваются не все. Многие пользуются безвизом, приезжают под видом туристов, но остаются работать. По неофициальной статистике, в стране живут 50 тыс. украинцев.

    Чаще всего украинцы в Эстонии работают строителями, таксистами, курьерами, посудомойками, помогают фермерам на селе. Приезжают в основном мужчины среднего возраста и молодежь. Сложившаяся система выгодна обеим сторонам. Заробитчане получают в два раза больше, чем на родине, — €800–1000. Работодатели платят украинцам меньше средней зарплаты по республике, которая составляет €1300.

    Довольны трудоустройством, правда, не все. В соцсетях широко разошелся рассказ жителя Днепропетровска Евгения Деркача, который трудился на рыбной фабрике. «Рабочая смена составляла 12 часов. Дорога с места ночевки и обратно занимала еще три часа. При тяжелых условиях работы, да еще в холодном цеху, при элементарном отсутствии времени для восстановления сил эти условия выглядели жестче, чем в ГУЛАГе. Дольше двух месяцев в цеху никто не задерживался», — рассказывал Деркач.

    Таллин, Эстония

    Фото: Global Look Press/SANDER ILVEST via www.imago-images.de

    В Эстонии наплыв мигрантов тоже вызывает споры. Украинцы вроде бы помогают экономике, но при этом демпингуют рынок труда — сбивают сложившиеся расценки, лишают работы самих эстонцев. Таллинские полицейские говорят, что трудовые мигранты часто нарушают общественный порядок. Украинцы составляют большинство безбилетников в общественном транспорте и нелегальных таксистов. Медики говорят, что гастарбайтеры распространяют опасные болезни. Например, в 2020 году в Эстонии зарегистрировали 27 случаев заболевания корью. Половина из них — «импорт» из Незалежной.

    Против привлечения заробитчан в страну выступают националисты. Министр внутренних дел, лидер ультраправой Консервативной партии Март Хельме называет Украину троянским конем. «Те, кто приезжает сюда, не столько украинцы, сколько русские с востока Украины, обрусевшие украинцы, или просто хомо советикусы. Это миграционное давление с востока на нас очень сильное, и оно продолжает усиливаться», — говорит он.

    По настоянию Хельме в сентябре 2019-го Таллин прекратил выдачу бесплатных долгосрочных виз украинцам. Новые ограничения чиновники ввели в пандемию коронавируса. Эстонское правительство закрыло и до сих пор не открыло границы для мигрантов. Март Хельме заявил, что находящиеся в Эстонии на законных основаниях рабочие смогут трудиться в сельском хозяйстве до 31 июля, а потом должны будут уехать. «Если ничего не поменять, то через десять лет у нас в стране будет не Пярну, а условный Таллин, состоящий полностью из украинцев. Мы не можем строить эстонское государство на украинской рабочей силе», — предупреждает глава МВД.

    Украл, выпил — на грядку

    Фермеры зовут убирать урожай друзей, родственников, студентов, безработных — всех, кто готов помочь. На хуторе Рая в окрестностях Тарту к работе привлекли заключенных. Им обещают зарплату обычного сборщика клубники, только перечислять деньги собираются на счет министерства юстиции. Ведомство решит, сколько дать самому заключенному, а сколько оставить на выплату его долгов.

    Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич в беседе с «Известиями» говорит, что национал-консерваторы опасаются того, что приезжие украинцы усилят русскоязычную общину. «Украинцы делятся на три группы: русскоязычные, украиноязычные и те, кто говорит на суржике. Первая и третья группа могут примкнуть к русским эстонцам», — отмечает эксперт.

    Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Sergei Stepanov

    Заведующий сектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов подчеркивает, что в последние годы в Эстонии перестали фиксировать убыль населения. «Статистика улучшилась как раз за счет приезжих. Понятно, что это беспокоит националистов. Им бы хотелось видеть республику моноэтнической», — объясняет собеседник.

    Estonica.org – Сельское и лесное хозяйство

    Всего пару поколений назад сельское хозяйство было основным занятием эстонцев. В настоящее время только около 3% рабочей силы занято в сельском хозяйстве, и этот сектор дает немногим более 3% от общего объема производства и 1,7 ВВП. В результате экономических и имущественных реформ начала 1990-х годов колхозы и совхозы Эстонии вошли в историю, уступив место небольшим хозяйствам и ассоциациям.Переходный период 1990-х был тяжелым временем для сельского хозяйства – возникла конкуренция с дешевой импортной продукцией, предприятиям требовалось новое оборудование и техника, а денег на это нигде не было. В конце 1990-х годов экспорт в Россию стал невозможен из-за внутреннего кризиса, хотя в советское время она была основным рынком сбыта эстонской сельскохозяйственной продукции. Присоединение к Европейскому Союзу было выгодным для сельского хозяйства Эстонии, потому что с тех пор появилась возможность продавать продукты питания в другие европейские страны, поскольку больше не было никаких таможенных ограничений или ограничений на импорт, а также снова открылся российский рынок.Эстонские фермеры начали получать различные субсидии, которые все еще значительно меньше, чем в Западной Европе, хотя производственные затраты выросли почти до того же уровня. В последние годы эстонские сельскохозяйственные предприятия стали больше. Все больше и больше используются современные технологии; от старого производственного сектора почти ничего не осталось.

    Молочный скот, а также свиньи и птица являются основными сельскохозяйственными животными, выращиваемыми в Эстонии. Полевые культуры включают зерновые культуры, картофель и овощи.Продукция растениеводства в основном предназначена для внутреннего потребления, значительное количество мяса импортируется. Некоторые молочные продукты и некоторые специфические продукты – например, культурные и лесные ягоды, грибы, экологически чистые продукты и др. отправляются на экспорт. Показатели продуктивности сельского хозяйства Эстонии превосходят показатели многих стран с более благоприятным климатом, но местная продукция содержит значительно меньше химикатов, и растет популярность органического земледелия.

    Лесное хозяйство и родственные отрасли
    Лес является одним из важнейших природных ресурсов Эстонии и источником значительного количества сырья.Хотя только 1% рабочей силы Эстонии заняты в лесном хозяйстве, а отрасль дает чуть более 1% продукции Эстонии, она обеспечивает сырье для лесной, бумажной и мебельной промышленности, которые составляют еще 6% от общего объема производства и в которых занято больше более 4,5% персонала.

    Большая часть продукции лесной и смежных отраслей Эстонии идет на экспорт, тогда как Эстония все больше экспортирует товары более высокой стоимости.Неуклонно растет производство и экспорт деталей деревянных конструкций, деревянной мебели и деревянных домов. Основные направления экспорта – Финляндия, Швеция, Германия, Норвегия и Великобритания. Лесопромышленные предприятия расположены по всей Эстонии, некоторые из них – в небольших городах или даже деревнях.

    Целлюлозно-бумажная промышленность Эстонии имеет долгую историю, некоторые фабрики (например, в Ряпине) работают с середины 19 века.Сегодня сырье поступает из местных лесов, а также из России, Латвии и Литвы.

    Подробности об этой статье

    Автор (ы): Марис Лаури
    Создано: 03.10.2005 12:48
    Изменено: 27.09.2012 17:08

    Сельское хозяйство и садоводство – Эстония

    Сельское хозяйство и садоводство Эстония

    Сельское хозяйство и садоводство в номерах

    Европа

    На сельское хозяйство приходится лишь небольшая часть валового внутреннего производства (ВВП) в Европе, и считается, что общая уязвимость европейской экономики к изменениям, влияющим на сельское хозяйство, является низкой (3).Однако сельское хозяйство имеет гораздо большее значение с точки зрения занимаемой площади (сельхозугодья и лесные угодья покрывают примерно 90% поверхности земли ЕС), а также сельского населения и доходов (4).

    Эстония

    Треть площади земель – это земли сельскохозяйственного назначения (пашни 28% и пастбища 7%). В 2008 году сельское хозяйство и охота добавили в национальную экономику Эстонии 248,36 миллиона евро, что составило около 1,7% от общей валовой добавленной стоимости всех секторов. В 2008 году в Эстонии использовалось 802 281 га сельскохозяйственных земель, в том числе 74.5% под пашни, 24,5% под пастбища и 1% под многолетние культуры. 51,8% пашни (597 791 га) используется для выращивания зерновых, 13,1% – технических культур и 28,2% – зеленых кормов (1).

    В 2007 году 21,1% хозяйств специализировались на растениеводстве, 30,4% – в животноводстве и большинство хозяйств (48,5%) занимались смешанным производством (1).

    Доля традиционных промышленных и сельскохозяйственных секторов в национальной экономике сокращается, в то время как новые секторы, такие как финансовые услуги, транспорт и информационные технологии, быстро растут (2).

    Выгоды от изменения климата

    Изменение климата, вероятно, будет способствовать развитию сельского хозяйства, особенно пастбищ. Общий вегетационный период увеличится, и станет возможным получение большего количества урожая. В случае более высоких температур и большего количества осадков рост и развитие травянистых растений ускорится, и время сбора урожая сдвинется на более ранний период. Животноводство будет лучше обеспечиваться кормами летом и зимой (1). Повышение производительности труда в северных странах может достигнуть 40-50% к 2080-м годам (13).


    В течение вегетационного периода потребность сельскохозяйственных культур в воде увеличится, и возникнет опасность почвенной засухи, особенно в период с мая по июль (1).

    Ускорится развитие сельскохозяйственных сортов и сократится вегетационный период. Исследования показали, что оптимальное время посева сместится в среднем на 4–11 дней раньше, а для получения максимального урожая весь период культивирования следует продлить в среднем на 10–30 дней (1).

    С удлинением вегетационного периода можно будет ввести в сельское хозяйство Эстонии новые виды сельскохозяйственных культур. Можно будет вырастить виды, более распространенные в Центральной Европе. В течение последних нескольких десятилетий было больше лет с очень хорошим урожаем, но из-за более экстремальных погодных условий также увеличилось количество лет с крайне скудным урожаем. Это означает, что уровень добычи будет более нестабильным между годами (1).

    Климатические и почвенные условия сильно различаются в разных регионах Эстонии, и это означает, что, когда урожай в одном регионе плохой, в других может быть лучше.В целом можно сказать, что наличие разных регионов в стране сгладит эффект крайностей. В заключение можно сказать, что из-за изменения климата сельское хозяйство Эстонии в будущем станет более эффективным и конкурентоспособным (1).

    Картофель – один из важнейших сельскохозяйственных продуктов Эстонии. Максимальный урожай картофеля, возможный в существующих метеорологических условиях, обеспечиваемый высоким плодородием почвы и соответствующими сельскохозяйственными технологиями до 2050 г., увеличится в период с настоящего момента до 2050 г. примерно на 4-7%.Прирост больше на островах и на севере Эстонии на 10-16%. На юге Эстонии возможная с метеорологической точки зрения урожайность картофеля существенно не изменится. В случае очень теплых и влажных сценариев можно ожидать снижения урожайности (2).

    Возможное увеличение урожайности будет сопровождаться увеличением потребности растений в питательных веществах. Это означает, что потребности в минералах могут быть увеличены. В случае почвенных минералов потребность в мелиорации снизится, в то время как почвы с более легкой структурой потребуют усиленного искусственного орошения (2).

    Воздействие изменения климата на два вида трав (тимофеевку и райграс) было оценено в нескольких местах в Северной Европе (Исландия, Скандинавия, страны Балтии) в сценарии ближайшего будущего (2040–2065 гг.) По сравнению с исходным периодом 1960–1990 гг. . Это было сделано для моделирования, основанного на большом количестве глобальных климатических моделей и сценария выбросов IPCC SRES A1B. Согласно этим результатам, потенциальная урожайность травы увеличится на всей исследуемой территории, в основном в результате повышения температуры выращивания: 14% для орошаемых и 11% для неорошаемых условий.Прогнозируемый отклик урожайности был самым большим в западных регионах. Согласно прогнозам, вегетационный период в 2050 году начнется раньше, чем в базовый период. Отклик урожайности показал геоклиматический градиент с запада на восток, с наибольшим откликом урожайности в местах с морским климатом на западе и наименьшим во внутренних районах на востоке. Этот градиент был особенно очевиден в условиях отсутствия орошения из-за, как правило, большего количества осадков в западных районах (15).

    Более высокие концентрации CO2

    В краткосрочной перспективе повышение концентрации CO2 может стимулировать фотосинтез, что приведет к увеличению производства биомассы в культурах C3, таких как пшеница, ячмень, рожь, картофель и рис (15).Отклик намного меньше у культур C4, таких как кукуруза. Эти преимущества будут особенно заметны в Северной Европе. Однако по мере развития изменения климата его негативные последствия, такие как учащение зимних паводков, вероятно, перевесят эти преимущества (11,12).

    Уязвимые места Европа – изменение климата не является основным фактором

    Социально-экономические факторы и технологические разработки

    Изменение климата – лишь одна из многих движущих сил, которые будут определять сельское хозяйство и сельские районы в будущие десятилетия.Социально-экономические факторы и технологические разработки необходимо будет учитывать наряду с агроклиматическими изменениями, чтобы определить будущие тенденции в этом секторе (4).


    На основании исследования был сделан вывод, что социально-экономические допущения имеют гораздо большее влияние на результаты сценария будущих изменений в сельскохозяйственном производстве и землепользовании, чем климатические сценарии (5).

    Ожидается, что население Европы сократится примерно на 8% за период с 2000 по 2030 год (6).

    Сценарии будущих изменений в сельском хозяйстве во многом зависят от предположений о технологическом развитии будущего использования сельскохозяйственных земель в Европе (5).Было подсчитано, что изменения в урожайности продовольственных культур в Европе за период 1961–1990 гг. Были наиболее сильными, связанными с развитием технологий, и что последствия изменения климата были относительно небольшими. В период до 2080 года рост урожайности сельскохозяйственных культур в Европе оценивается в пределах от 25% до 163%, из которых от 20% до 143% связано с технологическим развитием, а 5-20% – с изменением климата и CO 2 оплодотворение. Вклад изменения климата сам по себе составляет примерно 1% (7).

    Однако следует проявлять осторожность, делая твердые выводы из очевидной недостаточной чувствительности использования сельскохозяйственных земель к изменению климата. В региональном масштабе есть победители и проигравшие (с точки зрения изменений доходности), но они, как правило, уравновешивают друг друга при агрегировании по всей Европе (5).

    Будущие изменения в землепользовании

    Если технологии продолжат развиваться нынешними темпами, то площадь сельскохозяйственных земель должна будет значительно сократиться.Такого снижения не произойдет, если будет соответственно большой рост спроса на сельскохозяйственные товары или если будут приняты политические решения, направленные либо на снижение урожайности сельскохозяйственных культур посредством политики, поощряющей экстенсификацию, либо при принятии повсеместного перепроизводства (5).

    Пахотные земли и пастбища (для производства продуктов питания и волокна) могут сократиться до 50% от текущих площадей для некоторых сценариев. Такое сокращение производственных площадей приведет к тому, что большая часть Европы станет избыточной для удовлетворения потребностей в производстве продуктов питания и волокна (5).В краткосрочной перспективе (до 2030 г.) изменения площади сельскохозяйственных земель могут быть небольшими (8).

    Хотя трудно предвидеть, как эта земля будет использоваться в будущем, похоже, что дальнейшее расширение городов, рекреационные зоны (например, для верховой езды) и лесопользование, вероятно, потребуют по крайней мере части излишков. . Кроме того, хотя в этих сценариях рассматривалось замещение производства продуктов питания производством энергии, излишки земли предоставят дополнительные возможности для выращивания биоэнергетических культур (5).

    Европа – крупный производитель биодизеля, на долю которого приходится 90% всего мирового производства (9). В Отчете о прогрессе в области производства биотоплива (10) подсчитано, что в 2020 году общая площадь пахотных земель, необходимых для производства биотоплива, составит от 7,6 млн до 18,3 млн га, что эквивалентно примерно 8% и 19% от общей площади пахотных земель в 2005.

    Сельскохозяйственные площади Европы уже сократились примерно на 13% за 40 лет, прошедших с 1960 г. (5).

    Стратегии адаптации

    В целом, почти 2/3 пахотных земель Эстонии нуждаются в искусственном дренаже, и прогнозируемое изменение климата повысит важность надлежащих дренажных работ.В Эстонии общая осушаемая площадь в настоящее время составляет 732 000 га, в том числе 650 000 га с подземным дренажем и 82 000 га с открытым дренажем. Осушено также около 561 000 га засаженных деревьями земель. По оценкам, потенциальная осушаемая площадь Эстонии может достигать 880 000 га. Это означает, что почти 83% потенциально осушаемой площади уже осушено (2).


    Подземные дренажные системы в Эстонии спроектированы таким образом, чтобы отводить лишнюю воду до нулевого уровня.25 м от поверхности в течение 1-3 дней, от 0,25 м до 0,5 м в течение 2-5 дней. Это в основном определяется расстоянием отвода дренажа. Если дренажные системы работают исправно, то увеличение количества осадков примерно на 30% не нанесет значительного ущерба росту сельскохозяйственных культур и проницаемости почв. Этот вывод не действителен для торфяных и глинистых почв, где инфильтрация медленная, а основной отвод воды происходит в виде поверхностного стока (2).

    Хотя весна может стать более благоприятной для сельского хозяйства, увеличение количества осадков осенью (с конца августа по октябрь) серьезно повлияет на условия сбора урожая.Это будет более вероятно на тяжелых почвах (глинистые и торфяные почвы), а также на полях с недостаточным дренажем, особенно в западной части Эстонии (2).

    По данным Work Bank, следующие меры адаптации наиболее перспективны для стран Восточной Европы, независимо от сценариев изменения климата (14):

    • Технология и менеджмент : Консервативная обработка почвы для поддержания уровня влажности; сокращение использования ископаемого топлива при полевых работах и ​​сокращение выбросов CO2 из почвы; использование органических веществ для защиты полевых поверхностей и сохранения влаги; диверсификация сельскохозяйственных культур для снижения уязвимости; внедрение сортов, устойчивых к засухе, наводнениям, жаре и вредителям; современные методы посева и севооборота; использование физических барьеров для защиты растений и почв от эрозии и ураганов; интегрированная борьба с вредителями (IPM) в сочетании с аналогичными стратегиями борьбы с сорняками, основанными на знаниях; потенциал для ведения сельского хозяйства, основанного на знаниях; улучшенные сорта трав и бобовых культур для животноводства; современные методы борьбы с пожарами в лесах.
    • Институциональные изменения : Поддержка институтов предлагает странам беспроигрышные возможности для снижения уязвимости к климатическим рискам и содействия развитию. Ключевые учреждения включают: гидрометцентры, консультационные службы, управления ирригации, службы сельскохозяйственных исследований, ветеринарные учреждения, ассоциации производителей, ассоциации водопользователей, предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции и финансовые учреждения.
    • Политика : Не искажающие цены на воду и товары; финансовые стимулы для внедрения технологических инноваций; доступ к современным вводам; реформирование сельскохозяйственных субсидий; страхование рисков; налоговые льготы для частных инвестиций; современные земельные рынки; и сети социальной защиты.

    Список литературы

    Ссылки ниже полностью цитируются на отдельной карте «Ссылки». Пожалуйста, нажмите здесь, если вы ищете полные справочные материалы по Эстонии.

    1. Министерство окружающей среды Эстонии (2009)
    2. О’Брайен (ред.) (2000)
    3. EEA (2006), in: EEA, JRC and WHO (2008)
    4. EEA, JRC и ВОЗ (2008)
    5. Rounsevell et al. (2005)
    6. ООН (2004), в: Alcamo et al.(2007)
    7. Ewert et al. (2005), в: Alcamo et al. (2007)
    8. Van Meijl et al. (2006), в: Alcamo et al. (2007)
    9. JNCC (2007), в: Anderson (ed.) (2007)
    10. Европейская комиссия (2006), в: Anderson (ed.) (2007)
    11. EEA (2004), в: Anderson (ed.) (2007)
    12. IPCC (2007), в: Anderson (ed.) (2007)
    13. Ciscar et al. (2009), в: Behrens et al. (2010)
    14. Группа Всемирного банка (2009 г.)
    15. Hoglind et al.(2013)

    Социальная оценка в сельскохозяйственном проекте Эстонии

    Реферат
    Страны с переходной экономикой планируемые к рыночной экономике сталкиваются с рядом проблем, когда планирование инвестиций. К ним относятся недостаток информации о группах бенефициаров, особенно в сельской местности; и крах институтов, поддерживаемых государством до перехода. Во время подготовки Эстонской Сельскохозяйственный проект, правительство обратилось к Всемирному банку техническая помощь в проведении социальной оценки (SA) восполнить информационные пробелы и инициировать процесс создания новые институты местного уровня.СА была разделена на три фазы, с общей целью создания институциональных потенциал как на местном, так и на национальном уровне. Фаза I завершено. Это позволило правительству оценить приверженность фермеров восстановлению дренажа полей системы, и их готовность сформировать управляемые фермерами Земельные и Водные ассоциации, а также разделить расходы и взять на себя ответственность за эксплуатацию и техническое обслуживание.С восстановив независимость в 1991 году, Эстония стабилизировала свою макроэкономической ситуации и быстро двинулся к рынку экономия. Уровень жизни, который резко снизился в 1992 и 1993 гг. Начали расти в городских районах, где приватизированы предприятия и промышленное производство начал оживать. Однако аналогичных результатов нет. материализовались в сельской местности. Эстония имеет потенциал стать конкурентоспособны в сельском хозяйстве, если есть определенные ограничения. превосходить.Сельскохозяйственный проект, как первый Ожидается, что операции, поддерживаемые банком, коснутся некоторых из это, в основном, восстановление полевых дренажных систем.

    Цитата

    “Всемирный банк. 1996. Вовлечение фермеров: социальная оценка в сельскохозяйственном проекте Эстонии. Заметки о социальном развитии; № 19. Вашингтон, округ Колумбия. © Всемирный банк. https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/11637 Лицензия: CC BY 3.0 IGO. »

    границ | Будущее сельского хозяйства за цифровыми технологиями: электронная Эстония на примере

    Мы живем в цифровом обществе.Об этом свидетельствует широкое использование информационных технологий во всех сферах жизни. Цифровое общество – это не просто технология, а комплексная социальная организация, в которой информация и обмен ею играют важную роль.

    В этой статье мы представляем успехи цифровой повестки дня Эстонии и приводим доводы в пользу скоординированных действий, ориентированных на фермеров, для оцифровки сельского хозяйства на уровне ЕС.

    Основные принципы электронной Эстонии

    Сознательное и планомерное развитие цифрового общества является стратегическим выбором Эстонии с 1994 года.Когда политическое и техническое руководство Эстонии начало закладывать основы электронной Эстонии, оно приняло определенные принципы:

    • Децентрализация. Нет центральной базы данных, и каждая заинтересованная сторона, будь то правительственный департамент, министерство или бизнес, может выбрать свою собственную систему в удобное для нее время.

    • Взаимосвязь. Все элементы в системе должны иметь возможность бесперебойно работать вместе.

    • Открытая площадка. Любое учреждение может использовать инфраструктуру открытого ключа.

    • Открытый процесс. Как непрерывный проект, чтобы продолжать расти и совершенствоваться органически.

    e-Estonia основан на X-Road и e-ID

    Двумя ключевыми составляющими инфраструктуры являются X-Road и e-Identity или e-ID. Обязательная национальная электронная ID-карта служит цифровой картой доступа ко всем эстонским электронным услугам, включая цифровую подпись, при сохранении высочайшего уровня безопасности и доверия.

    X-Road – это важный инструмент, который соединяет вместе все децентрализованные компоненты системы.Это среда, которая позволяет различным базам данных и регистрам страны, как в государственном, так и в частном секторе, связываться и работать в гармонии, независимо от того, какую платформу они используют.

    X-Road – это важнейшее соединение между этими базами данных, инструмент, позволяющий им работать вместе для максимального воздействия. Все эстонские электронные решения, использующие несколько баз данных, используют X-Road. Все исходящие данные с X-Road имеют цифровую подпись и зашифрованы. Все входящие данные проверяются и регистрируются.

    Первоначально X-Road была системой, используемой для выполнения запросов к различным базам данных. Теперь он превратился в инструмент, который также может выполнять запись в несколько баз данных, передавать большие наборы данных и выполнять поиск в нескольких базах данных (1).

    Электронная Эстония в сельском хозяйстве

    эстонских фермера, как и все граждане Эстонии, пользуются электронными услугами. Согласно исследованию влияния электронных услуг в Эстонии (2), пользователи считают, что электронные услуги помогли им сэкономить много времени, сделали общение с правительством более доступным и легким и уменьшили количество возможных ошибок.Например, время, затрачиваемое на подачу заявки на получение сельскохозяйственных субсидий в Эстонском сельскохозяйственном регистре и информационном управлении, сократилось с 300 минут (заполнение форм на бумаге) до 45 минут путем заполнения онлайн-заявки. Также в Эстонии не было значительных задержек с выплатой субсидий. В целом пользователи сэкономили больше всего времени с помощью электронных услуг, а это означает, что им больше не нужно посещать различные государственные учреждения или получать информацию из ранее отдельной информационной системы.

    Эстонские фермеры стремятся использовать новые технологии как в растениеводстве, так и в животноводстве, и польза от этого обычно не вызывает сомнений. Ниже приведены наиболее значимые образцы цифрового сельского хозяйства в Эстонии.

    Приложения с географической информацией

    Эстонские государственные учреждения приложили серьезные усилия для развития систем GIS. Благодаря X-Road все системы могут быть взаимосвязаны и легко комбинируются через интерфейс прикладного программирования (API).Например, поскольку базы данных Земельного управления Эстонии, Электронного земельного реестра и Эстонского сельскохозяйственного реестра и Информационного управления взаимосвязаны, легко найти много информации о любом месте на материковой части Эстонии, например, номер кадастрового реестра, предполагаемое землепользование. , тип почвы, ограничения охраняемых территорий, землевладелец, землепользователь и т. д. В отличие от многих других стран, эти данные открыты и доступны для всех, так как доверие и безопасность обеспечивается доступом с помощью e-ID. Кроме того, технология GPS позволяет отслеживать местоположение и движение тракторов и другой мобильной техники, поэтому можно получить полную информацию о разрешенных и выполняемых в этом месте действиях, а также об уровне производительности и т. Д.

    Многие из этих данных практически используются в работе веб-приложений и мобильных приложений, разработанных для управления фермой, таких как VitalFields, eAgronom, Terake.eu. Использование этих приложений позволило фермерам значительно сэкономить время от бумажной работы, так как заполнение полевого журнала и отчетность для платежного агентства теперь автоматизированы. В настоящее время разработчики сосредоточены на передаче данных с сельхозтехники в бухгалтерский учет в реальном времени без промежуточной отчетности. Это позволит значительно сэкономить на обработке данных и более оперативный доступ к необходимой информации для управления фермой.

    Запись производительности домашнего скота

    В Эстонии процент продуктивности молочного скота является одним из самых высоких в мире (95% в 2015 году) и быстро приближается к 100%. Запись производительности обеспечивает доступ к данным, что является необходимым условием для управления молочной фермой.

    Компания Estonian Livestock Performance Recording Ltd. (ELPR) создала очень инновационные приложения для молочных фермеров, которые отслеживают производство молока, качество молока и показатели фертильности животных.Производители могут вводить свои данные через веб-приложение , в частности, Vissuke для молочных продуктов, Possu для свиней (3). Базы данных Livestock Performance Recording Ltd. связаны с Эстонскими сельскохозяйственными регистрами и информационным советом, что позволяет синхронизировать регистрацию изменений в стаде без дублирования ввода данных и сводит к минимуму возможные ошибки. Большинство эстонских производителей используют базу данных ELPR также для учета движения стада в бухгалтерском учете своих предприятий (4).

    Проект «Применение системы измерения производительности для более информированного принятия решений и повышения эффективности производственного процесса на молочных фермах»

    Эстонский университет естественных наук и Эстонская ассоциация животноводов начали совместный проект, целью которого является создание возможности для руководителей и специалистов молочных ферм для оценки эффективности производственного процесса. Для проекта создается специальная база данных, в которую участвующие предприятия вводят информацию о своих расходах и доходах, использовании кормов и движении стада.Данные из баз данных ELPR копируются автоматически во избежание двойных записей. На основе этих данных рассчитываются показатели эффективности (KPI), которые служат основой для сравнительного анализа.

    Одним из основных ключевых слов проекта является оперативность: данные собираются ежемесячно, а отзывы о результатах текущего месяца доступны в течение 2 месяцев. Временной лаг по сравнению с получением результатов от собственной бухгалтерской отчетности предприятия составляет всего несколько недель. Еще одним значительным нововведением является использование Qlik Sense, одного из ведущих программных пакетов Business Intelligence для анализа результатов.В настоящее время бизнес-аналитика очень актуальна в разработке программного обеспечения, поскольку помогает преобразовывать большие данные в соответствующие показатели и отчеты. Учитывая объем данных и ограниченные ресурсы, доступные для среднего сельскохозяйственного предприятия, использование программного обеспечения Business Intelligence может стать очень важным в ближайшем будущем.

    Только технологии – не решение, данные – не информация

    Использование технологий в сочетании с цифровой трансформацией может помочь фермерам достичь целей по повышению эффективности и производительности и реагировать на динамичные рынки.Тем не менее, главный вопрос – как внедрить цифровые технологии и максимально эффективно использовать информацию, полученную в хозяйстве. Как это ни парадоксально, хотя фермерам доступно все больше и больше данных, все меньше и меньше ресурсов (включая руководство и рабочую силу) для обработки этих данных, часто из-за напряженной экономической и рыночной ситуации. Решение может быть предоставлено с помощью надлежащего руководства и консультационных услуг, а также с использованием DSS ( системы поддержки принятия решений, ), что освободит фермеров от ресурсоемкой обработки данных.

    Открытые данные, совместимость и стандартизация имеют решающее значение

    Ферма производит множество типов данных из различных источников и форматов. Когда данные неоднородны, они часто организуются в разрозненные хранилища данных и в конечном итоге отделены от других данных. Разрозненные хранилища данных могут создаваться частными компаниями, общедоступными базами данных или между штатами. Для таких небольших стран, как Эстония, особенно важно избегать создания разрозненных данных на уровне государств-членов ЕС, чтобы быть конкурентоспособными.Открытые данные, совместимость и стандартизация имеют решающее значение для предотвращения разрозненности данных. Также жизненно важно гарантировать фермерам свободный доступ к общедоступным базам данных. В Эстонии существует хорошо развитая функциональная совместимость и взаимосвязь между географическими информационными системами государственного уровня, но до полностью открытых данных еще предстоит пройти долгий путь (5). Взаимодействие между частными компаниями в основном еще не существует. Например, данные, производимые на компьютере трактора, в настоящее время недоступны третьим лицам для использования их в различных приложениях, поскольку они защищены лицензией производителя трактора.В случае смены поставщика технологии невозможно перенести предыдущие данные в новую технологию. Фермерам должен быть предоставлен соответствующий и легкий доступ, и они должны иметь возможность извлекать свои собственные данные в дальнейшем. Их также не следует ограничивать, если они хотят использовать свои данные в других системах. Доступ и переносимость данных следует решать на уровне ЕС, поскольку фермеры, которые часто являются представителями малого и среднего бизнеса, могут быть легко сбиты с толку в переговорах с крупными технологическими компаниями. Общее понимание переносимости данных на уровне ЕС также будет стимулировать независимую разработку программного обеспечения помимо крупных технологических компаний, которое будет более гибким и лучше удовлетворяет потребности фермеров.

    Подробная информация о праве собственности на данные подлежит дальнейшему обсуждению

    Copa-Cogeca, головная организация фермеров и сельскохозяйственных кооперативов ЕС, заявила, что данные, полученные на ферме или во время сельскохозяйственных операций, должны принадлежать самим фермерам (6). Фермеры должны иметь полный контроль над использованием своих личных и личных данных, даже в том случае, если личные данные могут быть идентифицированы при дальнейшей обработке данных. Право собственности на агрегированные данные по-прежнему вызывает множество вопросов, на которые нет ответа, например, где именно проходит граница между «необработанными» данными с отдельной фермы и новыми знаниями, обработанными с помощью определенной методологии или алгоритма? Что делать в ситуации, когда фермер хочет удалить данные своей фермы из системы? Как разделить доход, полученный от агрегированных данных, между первоначальным источником (фермером) и компанией, занимающейся обработкой данных? Эти вопросы необходимо обсудить более подробно со всеми потенциально заинтересованными сторонами, и будет предпочтительнее общее согласие, предпочтительно на уровне ЕС в рамках кодекса поведения по обмену данными или согласованной стратегии цифровизации.

    Цифровизация упрощает общую сельскохозяйственную политику ЕС

    Помимо заполнения заявок и отчетности по сельскохозяйственным субсидиям в режиме онлайн, более широкое использование цифровых технологий, дистанционного зондирования и ИКТ повысит эффективность, качество и своевременность контроля и аудита. В настоящее время многие индикаторы поддаются точному измерению, а процедуры можно автоматизировать, поэтому нет необходимости поддерживать устаревшие правила и средства контроля CAP «на всякий случай». Необходимо выяснить и упростить правила CAP, требующие наибольших затрат времени и ресурсов, с помощью цифровых технологий .Это значительно сократит волокиту и бюрократию не только для фермеров, но и для администраторов, как национальных, так и европейских, а каждый сэкономленный час – это победа для нашей экономики.

    Фермеры – сердце цифровизации

    Наконец, крайне важно, чтобы фермеры и сельскохозяйственный сектор в полной мере участвовали во всех дискуссиях о цифровизации, которые в настоящее время идут в ЕС и во всем мире. Запуск стратегии и развитие общего цифрового рынка ЕС включает в себя множество мероприятий и инициатив, которые могут быть полезны для сельскохозяйственного сектора, например, Инициатива Коалиции цифровых навыков и рабочих мест (7).Очень важно, что указанные выше проблемы и вопросы будут решаться с учетом интересов фермеров, а не только с точки зрения сектора ИКТ или технологических компаний. Цифровизация сельскохозяйственного сектора повысит его конкурентоспособность, поможет повысить доходы фермеров и привлечет молодежь к традиционной деятельности, которая имеет жизненно важное значение для всего общества.

    Авторские взносы

    EK внес существенный вклад в концепцию и сбор данных, написал рукопись, проверил ссылки и выступил в качестве автора-корреспондента.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Автор хотел бы поблагодарить Аади Реммик, консультанта по агробизнесу, который предоставил информацию и знания, которые значительно улучшили рукопись. Этот документ был представлен на семинаре по цифровой трансформации данных о здоровье животных, который спонсировался Программой совместных исследований ОЭСР: Управление биологическими ресурсами для устойчивых сельскохозяйственных систем, финансовая поддержка которой позволила автору принять участие в семинаре.

    Заявление об ограничении ответственности

    Мнения и аргументы, использованные в данной публикации, являются исключительной ответственностью авторов и не обязательно отражают точку зрения ОЭСР или правительств ее стран-членов.

    Список литературы

    Цифровизация сельского хозяйства для устойчивого и справедливого будущего – электронная Эстония

    Приключения цифрового человека в Америке – это столбец, в котором Пеэтер Вихма , эстонский социолог, кинорежиссер и писатель, в настоящее время стипендиат Фулбрайта в Корнельском университете, Нью-Йорк представляет вам свои личные ежемесячные отчеты об американской цифровой экономике, правительстве и обществе.

    Сельское хозяйство – одна из наименее оцифрованных областей в современном мире. По мере того, как стартапы и технологические компании начинают заполнять эту пустоту, инновации Эстонии, безусловно, находятся среди самых известных, таких как VitalFields, цифровая «полевая книга» фермеров с возможностями прогнозирования была только что куплена Monsanto, и eAgronom, инструмент, который упрощает Ежедневное и сезонное управление фермой используется для управления более чем 700 000 гектаров земли в девяти странах.

    Конкуренция, конечно же, нарастает.Корнельский университет, ведущий сельскохозяйственный университет, только что приступил к реализации Инициативы по цифровому сельскому хозяйству (CIDA). Это платформа для междисциплинарного сотрудничества между научными кругами, технологическими компаниями, фермерами и государственным сектором для стимулирования потока практических инноваций. Среди соавторов – такие компании, как IBM, Microsoft, Cargill и Trimble. Другими словами, это большое дело.

    Перспективы дигитализации сельского хозяйства

    Я разговаривал с профессором Стивеном Вольфом, одним из лидеров этой инициативы, который, оказывается, является моим руководителем здесь, в Корнелле.«Перед нами стоит задача – как накормить 10 миллиардов человек к 2050 году. Это колоссально. Учитывая давление на экосистемы, мы нуждаемся в беспрецедентном изменении того, как мы выращиваем продукты питания », – профессор Вольф.

    «Но дело не только в еде. Мы не применяем умственные способности и ресурсы, чтобы подумать о том, как 1% производителей могут стать более богатыми или 1% потребителей могут получить более свежие яблоки. Нас беспокоит не элита. Наш вклад должен быть направлен на решение более серьезных проблем, таких как устойчивость, бедность в сельских районах, общественное здравоохранение – как с точки зрения недоедания, так и ожирения – в зависимости от того, на какую часть мира вы смотрите.Это цели, за которые стоит бороться », – задает повестку дня профессор Вольф.

    В качестве примера технологии, которую можно использовать для этих целей, профессор Вольф указывает на наночастицы, разработанные в Химической и биомолекулярной инженерии Корнельского университета, которые переносятся в растения с питательными веществами, которые затем превращают растения в сенсоры.

    «Мы сможем с помощью дронов или спутников отслеживать фактический уровень стресса в растениях, связанный с водой или питательными веществами. Больше никаких прогнозов и расчетов с использованием прогнозов погоды или отдельных датчиков », – говорит профессор Вольф.«Это приводит к значительной экономии воды и уменьшению загрязнения».

    Помимо передовых технологических инноваций, сотрудничество между участниками является важной областью. «Мы должны понимать, что инновации – это то, что происходит с производителями, а не для производителей», – заявляет профессор Вулф. «И есть еще несколько действующих лиц. Фермеры находятся в тесном диалоге и учатся у производителей агрохимии, ветеринаров, производителей тракторов. Главное – вовлечь их в разговор.

    Легче сказать, чем сделать

    Буквально на прошлой неделе я был на семинаре, организованном CIDA, где профессор Кэтрин Легун из Университета Отаго, Новая Зеландия, выступила с докладом (почему-то не по Skype, изобретенному эстонцами, а по Zoom ) о том, как фермеры, выращивающие яблоки, видят грядущие инновации через цифровизацию сельского хозяйства. «Фермеры в целом считают, что переход к сельскому хозяйству, основанному на технологиях, неизбежен», – объясняет профессор Легун. «Но вопрос в том, кому это выгодно и с каким результатом.

    Представляя свой исследовательский проект, она рассказала, как, например, роботы для сбора яблок, разрабатываемые сегодня, фермеры, выращивающие яблоки, должны сажать и проектировать яблони в 2D, а не позволять им расти более густо. Тем не менее, некоторые фермеры обеспокоены, потому что они пробовали это уже 20 лет назад, и это не привело к повышению урожайности. Некоторые фермеры с более подходящими почвами могут иметь преимущество.

    «У нас также есть проблемы с фермами на склонах или небольшими семейными фермами, которые не могут делать огромные инвестиции в технологии.Так что мой проект изучает, как совместно создавать технологии будущего с фермерами и технологическими компаниями », – объясняет профессор Легун.

    Государство – важный игрок

    Хотя технологические инновации в основном происходят в сотрудничестве между университетами и бизнесом, государственный сектор играет огромную роль. «Во-первых, это финансирование, которое они предоставляют», – перечисляет профессор Вольф. «Вкладывая деньги в исследования такого рода, они доказывают свою приверженность решению неотвратимых проблем. «Но у государственного сектора есть и другие способы, которыми он может проложить путь к достижению более устойчивых и справедливых целей за счет дигитализации сельского хозяйства.

    Государственный сектор может устанавливать стандарты для управления данными, в чем ЕС добивается хороших успехов . Это могло бы сыграть роль в развитии сотрудничества между мелкими фермерами и посредничестве в переговорах между ними и технологическими компаниями. В идеале это могло бы также работать на создание всеобъемлющей цифровой инфраструктуры, такой как в Эстонии. «И, конечно же, наши лидеры могут сыграть огромную роль в постановке проблемы», – заключает профессор Вулф. «Инновации – это всего лишь инструмент. Ответственность перед будущим – вот настоящая цель.»

    Статистика: Крупные заготовители составляют растущую долю сельскохозяйственной продукции | Новости

    Статистическое управление Эстонии провело сельскохозяйственную перепись с 1 сентября по 15 ноября 2020 года. Сельскохозяйственная перепись проводится каждые десять лет в большинстве стран мира и во всех странах ЕС. Данные переписи необходимы для разработки сельскохозяйственной и экологической политики, а также для планирования и принятия решений в других секторах.

    Согласно переписи, в Эстонии насчитывается 11 400 сельскохозяйственных угодий, которые представляют собой почти всю землю и животноводство, выращиваемое здесь.Больше всего сельскохозяйственных угодий в Пярнуском уезде, за ним следуют Выруский, Тартуский и Харьюский уезды.

    Эве Валдве, руководитель проекта сельскохозяйственной переписи и ведущий аналитик Статистического управления Эстонии, сказала, что, хотя количество хозяйств со временем уменьшилось, не произошло значительного падения сельскохозяйственного производства, поскольку оно постепенно концентрировалось в крупных предприятиях. . 84 процента сельскохозяйственной продукции в Эстонии производится 1300 крупнейшими производителями сельскохозяйственной продукции.«Концентрация производства характерна не только для Эстонии; то же самое происходит в сельском хозяйстве ЕС», – пояснил Валдви.

    «В Эстонии многие мелкие хозяйства исчезли, но многие из них все еще остаются. Годовой объем производства более половины эстонских аграрных хозяйств составляет менее 8000 евро», – добавила она.

    Треть всех аграрных хозяйств в Эстонии действуют как юридические лица, и количество таких хозяйств за десять лет увеличилось более чем вдвое.Отличительной чертой сельского хозяйства Эстонии является большая доля арендованных земель: большая часть используемых сельскохозяйственных площадей находится в аренде или на других правах собственности, и менее трети используемых площадей принадлежит холдингам.

    Как и в других странах Европы, руководители аграрных хозяйств Эстонии обычно старше. Почти половина из них в возрасте 55 лет и старше, а четверть – в возрасте 65 лет и старше. Владения часто небольшие, поэтому три четверти менеджеров работают в сельском хозяйстве неполный рабочий день.Общее количество людей, занятых в хозяйствах, составляет около 30 000 человек. Сельскохозяйственные работы, выполненные за один год, составляют более 16 700 рабочих единиц в год, включая работу, выполняемую непостоянными наемными работниками и косвенный сельскохозяйственный труд по контракту.

    Следите за новостями ERR на Facebook и Twitter и никогда не пропустите обновления!

    Эстония продлевает разрешение на работу иностранцам, работающим в сельском хозяйстве

    Сельскохозяйственные рабочие-мигранты в Эстонии, которые находятся в стране с 17 марта, будут иметь право продолжать свою работу до 31 июля, поскольку новое предложение, позволяющее им это сделать, был одобрен правящей коалицией.

    Поправка будет приложена к представленному в эстонский парламент законопроекту, касающемуся реализации мер контроля COVID-19, сообщает SchengenVisaInfo.com.

    «Согласно предложению, с 17 марта трудящиеся-мигранты, законно пребывающие в Эстонии, смогут продолжить работу в сельском хозяйстве, », – отметил министр внутренних дел Март Хельме.

    Поправка позволяет иностранцам, работающим в Эстонии по краткосрочным контрактам, продолжать свою работу до 31 июля, только если сельскохозяйственный работодатель предлагает им работу и регистрирует их краткосрочное трудоустройство в Департаменте полиции и погранохраны.

    Когда закончится продленный период, у иностранцев будет еще месяц на подготовку к отъезду из Эстонии. Последний день их отпуска – 31 августа.

    «Работодатель, работающий в сельском хозяйстве, обращается в Департамент полиции и погранохраны с просьбой принять на работу трудящегося-мигранта, законно находящегося в Эстонии до 31 июля 2020 года; после 31 июля этого года у трудового мигранта есть до 31 августа 2020 года, чтобы организовать свой выезд из Эстонии », – говорится в поправке.

    Как и 12 марта, Эстония объявила чрезвычайное положение, которое продлится до 1 мая, чтобы предотвратить распространение коронавируса (COVID-19).Страна также ввела ограничения на поездки и запреты на въезд и опубликовала список лиц, которые могут въезжать в Эстонию с 17 марта .

    В настоящее время Департамент полиции и погранохраны рассматривает поданные работодателями заявления о регистрации краткосрочного трудоустройства иностранных граждан для иностранных граждан, работающих в Эстонии.

    Заявления о краткосрочном трудоустройстве иностранных граждан, желающих работать в Эстонии, в настоящее время не обрабатываются PBGB.Основная причина заключается в том, что они не имеют права въезжать в страну, даже если у них есть право оставаться без визы, из-за кризиса с коронавирусом.

    В законопроекте уточняется, что иностранцам, работающим в Эстонии в соответствии с правилами краткосрочной занятости, которые имеют полный рабочий день, но не работают в сельском хозяйстве, не разрешается работать в Эстонии, и они должны немедленно покинуть страну. Если они не могут вернуться на родину из-за запретов на поездки и закрытия границ, они должны покинуть Эстонию не позднее, чем через десять дней после завершения чрезвычайной ситуации.

    Иностранцам рекомендуется обратиться в свои посольства для получения информации о возможностях выезда из Эстонии.

    Правительство Эстонии также одобрило поправки к Закону об иностранцах и Закону об обязательном выезде и запрете на въезд, поэтому иностранцы, потерявшие работу, должны немедленно покинуть Эстонию.

    .

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *