Формы взаимодействия государства и бизнеса: 5. Взаимодействие государства, частного бизнеса и обществакак субъектов инновационного развития 

Содержание

5. Взаимодействие государства, частного бизнеса и обществакак субъектов инновационного развития 

Достижение целей развития, успешная модернизация экономики и социальной сферы предполагают выстраивание эффективных механизмов взаимодействия общества, бизнеса и государства, направленных на координацию усилий всех сторон, обеспечение учета интересов различных социальных групп общества и бизнеса при выработке и проведении социально-экономической политики.

Инновационный тип экономического развития требует создания максимально благоприятных условий для предпринимательской инициативы, повышения конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности российских частных компаний, расширения их способности к работе на открытых глобальных рынках в условиях жесткой конкуренции, поскольку именно частный бизнес является основной движущей силой экономического развития. Государство может создать необходимые условия и стимулы для развития бизнеса, но не должно подменять бизнес собственной активностью.

В целях перехода к инновационному социально ориентированному развитию государство в отношениях с субъектами предпринимательской деятельности будет руководствоваться следующими принципами:

создание условий для свободы предпринимательства и конкуренции, развитие механизмов саморегулирования предпринимательского сообщества;

снижение административных барьеров в экономике, превращение России в страну с низким уровнем коррупции;

формирование условий для массового создания новых частных компаний во всех отраслях экономики, совместная с бизнесом работа по повышению общественного статуса и значимости предпринимательства и собственности;

устранение избыточного государственного регулирования экономики и переход преимущественно к косвенным методам регулирования экономических процессов;

поэтапное сокращение участия государства в управлении собственностью в конкурентных отраслях экономики путем применения прозрачных и эффективных приватизационных процедур, основанных на принципах рыночной оценки, равного доступа к имуществу и открытости деятельности органов государственной власти;

концентрация государственного предпринимательства главным образом в отраслях, связанных с обеспечением обороноспособности и национальной безопасности, развитием инфраструктуры, безусловное обеспечение равных условий конкуренции в тех секторах, где наряду с государственными функционируют частные компании;

поддержание макроэкономической стабильности и предсказуемости изменения основных макроэкономических параметров, последовательное снижение уровня инфляции;

развитие частно-государственного партнерства, направленного на снижение предпринимательских и инвестиционных рисков, прежде всего в сферах исследований и разработок, распространения новых технологий, развития транспортной, энергетической и коммунальной инфраструктуры;

поддержка инициатив бизнеса по участию в развитии социальной сферы и человеческого капитала;

активная поддержка российских компаний на внешних рынках, в том числе прямых иностранных инвестиций российских компаний, при соблюдении норм международного права и обязательств Российской Федерации в данной области, защита интересов российского бизнеса в случае нарушения его прав в иностранных государствах;

расширение участия предпринимательского сообщества в подготовке решений органов государственной власти, связанных с регулированием экономики.

Основными субъектами, заинтересованными в переходе к инновационной социально ориентированной экономике, являются не только занятые в экономике знаний и высоких технологий (потенциально около трети занятых в экономике), но и более широкие слои работников и представителей бизнеса, которые сталкиваются с интенсивной глобальной конкуренцией и нуждаются в активном технологическом перевооружении, управленческих и социальных инновациях.

В целях эффективного вовлечения заинтересованных субъектов в формирование и реализацию социально-экономической политики необходимо выстраивание новой модели развития общества, обеспечивающей:

эффективность механизмов защиты прав и свобод граждан, без которых невозможно создать конкурентоспособные государственные институты;

функционирование механизмов вертикальной и горизонтальной социальной мобильности;

применение процедур и правил, гарантирующих выявление и учет интересов каждой социальной группы при принятии решений на всех уровнях государственной и муниципальной власти, ответственность за результаты и последствия принятых и реализованных решений;

равноправный диалог общественных организаций, бизнеса и государства по ключевым вопросам общественного развития, результаты которого становятся основой принимаемых нормативных решений;

высокое доверие граждан к государственным и общественным институтам;

широкий общественный консенсус по основным вопросам развития России.

Наиболее полно данным требованиям отвечает эффективно работающая демократическая система, которая обеспечивает не только свободу частных интересов и договорных отношений, но и создает предпосылки для активизации инновационных процессов. Только воплотив в повседневную практику жизни общества формулу развития “демократия – человек – технологии”, Россия сможет реализовать свои потенциальные возможности и занять достойное место среди ведущих мировых держав.

как ГЧП решает проблемы Подмосковья

Московская область занимает второе место по уровню развития государственно-частного партнерства (ГЧП) в Центральном федеральном округе. Власти Подмосковья ставят государственно-частное партнерство наравне с бюджетным финансированием и активно его используют в целях развития экономики. О том, что такое ГЧП, как партнерство между государством и бизнесом реализуется в Московской области, читайте в материале портала mosreg.ru.

Как получить инжиниринговые услуги по льготной цене в Подмосковье>>

Что такое ГЧП

Государственно-частное партнерство (ГЧП) – это форма взаимодействия государства и бизнеса на взаимовыгодных условиях. Важно, что государственно-частное партнерство в первую очередь направлено на решение общественно значимых задач. Взаимодействие сторон, в данном случае государства и бизнеса, документально закрепляется, все затраты и ожидаемые результаты обговариваются заранее. В России подобные отношения регулирует Федеральный закон № 224 «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а также Федеральный закон № 115 «О концессионных соглашениях».

ГЧП позволяет привлекать инвесторов к решению различных вопросов. Суть подхода в том, что государство, в Московской области в этой роли выступают органы местной исполнительной власти, а также муниципальные образования, является нанимателем частного бизнеса с целью реализации общественно значимых проектов за счет собственных средств.

Как построить магазин или автомойку в Московской области: 7 подсказок для бизнеса>>

ГЧП в Подмосковье

Подписание документов

Источник: Фотобанк Московской области, Анастасия Осипова

Эксперты отмечают, что Московская область имеет огромные перспективы в развитии государственно-частного партнерства на своей территории.

Так, глава комитета по оценке регулирующего воздействия Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Головченко подчеркивает, что Московская область одна из немногих, где присутствуют все необходимые компоненты для ГЧП: платежеспособность населения, спрос и желание чиновников улучшать окружающую среду.

«Перспективы огромные: необходимы и дороги, и парковки, и отдельные системы передвижения (аэроэкспресс, например). Практика показывает, что такие инфраструктурные проекты выгодны всем: горожане получают необходимое, а коммерсанты экономически выгодные проекты», – говорит Головченко.

В Подмосковье реализуются проекты ГЧП как регионального уровня, так и муниципального, в различных сферах – социальной, транспортной, дорожной, ЖКХ и ИТ.

«На сегодняшний момент Московская область реализует и рассматривает проекты ГЧП во всех отраслях, в которых можно реализовать эту форму партнерства», – отмечает председатель правления Центра развития ГЧП Павел Селезнев.

По словам заместителя председателя правительства Московской области – министра инвестиций и инноваций региона Дениса Буцаева, область рассчитывает на значительное увеличение числа реализованных проектов ГЧП, для этого проводятся мероприятия по сокращению сроков подготовки концессионных соглашений.

В области созданы проектные офисы, центры сопровождения проектов, что позволяет сокращать сроки подготовки и согласования проектов. С 2016 года в Подмосковье применяют методику Scrum – когда за проект отвечают две команды. Первая команда готовит проект до заключения соглашений, вторая команда контролирует его реализацию.

«Мы считаем, что совершенно достижимым сроком для Московской области является показатель около девяти месяцев с момента предложения идеи и до заключения концессионного соглашения, плюс около трех–четырех месяцев на финансовое закрытие сделки», – подчеркивает Буцаев.

Роуд-шоу по Германии: немецкие компании планируют расширить производство в Подмосковье >>

Подмосковные проекты

В Московской области проекты ГЧП реализуются в нескольких сферах: социальной, транспортной, дорожной, ЖКТ, ИТ.

 

Проект «Школьный портал» уже активно используют все муниципальные и государственные школы Московской области. Этот проект стал крупной социальной образовательной сетью – школьники пользуются мобильным приложением, родители всегда могут посмотреть оценки ребенка, а у учителей уменьшилось количество бумажной работы, ведь журнал они заполняют в электронном виде.

Активно развиваются в Подмосковье в рамках ГЧП транспортные и дорожные проекты. 

В муниципалитетах реализуются практики по модернизации систем теплоснабжения и очистных сооружений. 

Офисы «Мой бизнес» в Подмосковье: все услуги для предпринимателей в одном окне>>

Достижения

Московская область достигла значимых результатов в развитии государственного частного партнерства, о чем свидетельствуют многочисленные премии и рейтинги.

Подмосковье имеет показатель «А» по ГЧП в рейтинге АСИ. Такой рейтинг имеют только три региона Российской Федерации.

В Московской области заключено самое крупное в Российской Федерации концессионное соглашение «О создании и эксплуатации системы контроля безопасности дорожного движения в Московской области» – система фото-, видеофиксации. 

За создание этой системы Подмосковье получило премию «Росинфра» за лучший проект ГЧП в IT-сфере.

Инвестиционный портал Подмосковья: что может интерактивный помощник бизнесмена>>

Планы

Темпы развития государственно-частного партнерства в Московской области замедлять не собираются. По предварительным прогнозам, большая часть проектов ГЧП будет реализовываться в сфере ЖКХ, здравоохранения и транспортной инфраструктуры.

«Везде, где можно привлечь внебюджетные источники, будем это делать в формате ГЧП», – говорит Буцаев.

Когда проводится внеплановая прокурорская проверка ИП в Подмосковье>>

Новое публичное управление – Взаимодействие государства и бизнеса

Взаимодействие

государства и бизнеса

 

Цель

Целью изучения дисциплины является формирование у студентов представления о теории и практике взаимодействия бизнеса и органов государственной власти.

 

Задачи курса

показать основные теоретические подходы к пониманию природы отношений государства и бизнеса;

рассмотреть модели взаимодействия бизнеса и государства в США, Западной Европе, транзиторных посткоммунистических государствах и странах третьего мира;

выявить специфику и показать эволюцию отношений государства и бизнеса в России с начала 90-х гг. XX века – по настоящее время;

проанализировать проблемы и перспективы построения цивилизованных отношений государства и бизнеса в современной России.

  

Структура и содержание учебных занятий
Тема 1. Теория взаимодействия государства и бизнеса

Общие принципы взаимодействия государства и бизнеса. Функции государства и бизнеса в обществе. Исторические типы взаимодействия между экономической и политической сферами. Перераспределительные и рыночные модели общественного устройства. Феномен рынка. Проблема разграничения экономической и политической власти. Рынок и демократия.

Эволюция теоретических представлений о взаимодействии государства и бизнеса. Меркантилизм. А. Смит и идея «невидимой руки». Бизнес в контексте государства всеобщего благосостояния. Неолиберальный подход к пониманию природы взаимодействия государства и бизнеса. Теория М. Фридмана. Теория М. Олсона. Концептуальные основы современных политико-экономических и административных реформ в странах Запада.

Взаимодействие государства и бизнеса в различных типах общественно-политических систем. Основные параметры взаимодействия бизнеса и государства. Демократические и рыночные системы. Недемократические и рыночные системы. Недемократические и не рыночные системы. Социалистические системы. Взаимодействие бизнеса и государства в контексте глобализации. Проблема конкуренции юрисдикций.

  

Тема 2. Принципы и технологии взаимодействия государства и бизнеса в США

Американская модель капитализма. Свобода рынка. Минимизация роли государства. Ограниченная перераспределительная политика.

Низкие социальные издержки бизнеса. Взаимная автономия государства и бизнеса. Ограничение влияния бизнеса на процессы выработки политико-административных решений.

Плюрализм как принцип взаимодействия государства и бизнеса в США. Теория плюрализма (А. Бентли, Д. Трумэн, Р. Даль). Конкурентный подход к взаимодействию бизнеса и государства. Государство – незаинтересованный арбитр в конфликте экономических интересов. Свобода самоорганизации бизнеса во взаимодействии с государством. Демонополизация представительства бизнес интересов. Раздельная ответственность бизнеса и государства за социально-экономическое развитие общества. Американская модель взаимодействия бизнеса и государства в других странах.

  

Тема 3. Принципы и технологии взаимодействия государства и бизнеса в Западной Европе

Европейская модель капитализма. Ограничение рынка. Максимизация роли государства. Расширенная перераспределительная политика. Высокие социальные издержки бизнеса. Переплетение государства и бизнеса. Включение бизнеса в процессы выработки политико-административных решений. 

Корпоративизм как принцип взаимодействия государства и бизнеса в Западной Европе. Теория неокорпоративизма (Ф. Шмиттер, Г. Лембух). Консенсусный подход к взаимодействию бизнеса и государства.Направляющая роль государства во взаимодействии с бизнесом. Иерархическая организация бизнеса во взаимодействии с государством. Монополизация представительства бизнес интересов. Общая ответственность бизнеса и государства за социально-экономическое развитие общества. Германский корпоративизм. Скандинавский корпоративизм.

  

Тема 4. Взаимодействие государства и бизнеса в странах третьего мира

Капитализм в странах третьего мира. Капитализм и его отклонения. Ограничение капитализма и нацеленность на извлечение ренты в странах третьего мира. Сращивание политической и экономической власти как основа для извлечения ренты. Взаимное усиление политической и экономической власти. Захват бизнеса (business capture), захват государства (state capture) и системы обменов. Феномен капитализма для своих (crony capitalism). Олигархический и бюрократический капитализм. Коррупция как элемент взаимодействия государства и бизнеса в странах третьего мира.

Авторитарный корпоративизм как принцип взаимодействия государства и бизнеса в странах третьего мира. Корпоративизм как механизм контроля государства над бизнесом. Монопольное политическое представительство отдельных бизнес структур и извлечение ренты. Национальные особенности взаимодействия государства и бизнеса в отдельных странах третьего мира.

Стратегии преодоления деструктивной модели капитализма. Авторитаризм развития. Демократизация. Либеральные экономические реформы. 

  

Тема 5. Проблемы взаимодействия государства и бизнеса в транзиторных посткоммунистических странах

Модель переходного капитализма в посткоммунистических странах в 90-е гг. XX века. Проблема социально-политической трансформации в посткоммунистических странах. Понятие двойного перехода. Основные направления политических реформ: либерализация и демократизация политической системы. Основные направления экономических реформ: либерализация, стабилизация, приватизация и структурная перестройка экономики. Общая динамика социально-экономического перехода в посткоммунистических странах и феномен переходного капитализма.

Взаимодействие государства и бизнеса в переходном капитализме: нацеленность на извлечение транзиторной ренты. Частичные реформы и транзиторная рента. Переходные деформации рынка как источники транзиторной ренты. Дисфункции государства как источник транзиторной ренты. Бизнес на транзиторной ренте. Проблема закрепления транзиторной ренты. Формирование деструктивной модели взаимодействия бизнеса и государства: тенденция к закреплению транзиторной ренты.

Проблемы построение цивилизованных отношений между государством и бизнесом в посткоммунистических странах. Рассеивание транзиторной ренты и перспективы дальнейших отношений бизнеса и государства. Опасность структурной деформации рыночных и демократических институтов. Поиски цивилизованных моделей отношений между государством и бизнесом в посткоммунистических странах.  

  

Тема 6. Взаимодействие бизнеса и государства в России в 90-е гг. XX века

Российский капитализм 90-х гг. XX века. Проблема социально-экономического перехода в СССР – России конца 80-х – начала 90-х гг. XX века. Стратегия трансформационных реформ в России: теория и практика. Особенности отечественных реформ и их последствия. Модель олигархического капитализма в России 90-х гг. XX века.

Принципы взаимодействия государства и бизнеса в России в 90-е гг. XX века. Взаимодействие политики и экономики в СССР: идеологическая модель и реальность. Теория рынков власти и административного торга. Разгосударствление экономики и возникновение бизнес сословия в России. Налаживание отношений с государством как источник обогащения. Транзиторная рента и структурные деформации рыночного механизма. Генезис российской экономической олигархии. Формирование системы ограниченного плюрализма во взаимодействии бизнеса с органами государственной власти. Захват государства и феномен олигархического капитализма в России 90-х гг. XX века.

 

Тема 7. Взаимодействие бизнеса и государства в России в начале XXI века

Российский капитализм начало XXI века. Политические реформы начала XXI века. Стратегия «равноудаления олигархов» и «диктатуры закона». Усиление роли государства и подчинение олигархов. Модель бюрократического капитализма в России начала XXI века.

Необюрократический корпоративизм как основа взаимодействия бизнеса и государства в России в начале XXI века. Победа над олигархами и ее последствия. Установление контроля государства над крупным бизнесом. Организация крупного бизнеса. Формирование консультативных органов и процедур. Включение крупного бизнеса в государственные проекты. Новая социальная ответственность российского бизнеса. Бюрократический ресурс и экономическая конкуренция. Захват бизнеса и феномен бюрократического капитализма в России начала XXI века.

 

Тема 8. Проблемы и перспективы построения цивилизованных отношений государства и бизнеса в современной России

Построение цивилизованных отношений государства и бизнеса – первоочередная проблема современной России. Неизбежные негативные последствия олигархической и бюрократической моделей капитализма для социально-экономического развития страны. Проблема прав собственности в контексте современных политико-экономических реформ. Проблема качества государственного управления и патологии политико-экономических отношений. Потребность в цивилизованных отношениях между государством и бизнесом в качестве предпосылки прогрессивного социально-экономического развития. Цель: создание полноценной рыночной экономики на базе цивилизованных отношений бизнеса и государства.

Использование технологий GR как основы построения цивилизованных отношений между государством и бизнесом в России. Развитие Government Relations в современной России. Тенденция перехода от теневых и коррупционных к прозрачным и партнерским отношениям бизнеса и государства. Развитие ассоциативного представительства интересов бизнеса. Проблема институционализации взаимодействия бизнеса и государства в России на современном этапе.

Подключение бизнеса к решению важнейших задач социально-экономического развития страны. Обеспечение рыночной конкуренции. Административные реформы. Антикоррупционная политика. Формирование механизмов частно-государственного партнерства.

Перспективы построение цивилизованных отношений бизнеса и государства в современной России.

 

Примерные вопросы к зачету по дисциплине «Взаимодействие государства и бизнеса»

Основы теории взаимодействия государства и бизнеса.

Эволюция теоретических представлений о взаимодействии государства и бизнеса.

Дирежистская экономическая политика и трансформация отношений бизнеса и государства.

Неолиберальный подход к пониманию природы взаимодействия государства и бизнеса.

Взаимодействие государства и бизнеса в свете теории М. Олсона.

Американский капитализм: основы взаимодействия государства и бизнеса в США.

Теория плюрализма (А. Бентли, Д. Трумэн, Р. Даль).

Лоббизм в США.

Европейский капитализм: основы взаимодействия государства и бизнеса в Западной Европе.

Теория неокорпоративизма (Ф. Шмиттер, Г. Лембух).

Современные политико-экономические реформы в странах Запада и формирование новой модели взаимодействия государства и бизнеса.

Административные реформы в странах Запада в свете трансформации отношений между государством и бизнесом.

Частно-государственное партнерство как новая форма взаимодействия бизнеса и государства.

Социальная ответственность в контексте взаимодействия бизнеса и государства.

Взаимодействие бизнеса и государства в контексте процессов глобализации.

Конкуренция юрисдикций как фактор глобальной экономики.

Особенности отношений государства и бизнеса в странах третьего мира.

Модели взаимодействия государства и бизнеса в странах третьего мира: «захват государства», «захват бизнеса», «обмен».

Теория и практика авторитарного корпоративизма.

Проблема коррупции в контексте взаимодействия бизнеса и государства.

Стратегии преодоления деструктивной модели капитализма (авторитаризм развития, демократизация, либеральные экономические реформы).

Теория транзиторной ренты и проблемы взаимодействия государства и бизнеса в посткоммунистических странах в 90-е годы XX века.

Административный рынок как модель социально-политического взаимодействия в СССР.

Взаимодействие бизнеса и государства в России в 90-е гг. XX века.

Взаимодействие бизнеса и государства в России в начале XXI века.

Проблема качества государственного управления в контексте современных политико-экономических отношений в России.

Проблема прав собственности в контексте взаимодействие бизнеса и государства в России.

Антикоррупционная политика в преобразовании отношений между государством и бизнесом в современной России.

Проблема правового регулирования GR деятельности в России.

GR как инструмент политических и экономических инноваций в современной России.

 

Литература
Основная литература

Герземанн О. Ковбойский капитализм: Европейские мифы и американская реальность. М., 2006.

Зудин А. Ю. Неокорпоративизм в России? (Государство и бизнес при Владимире Путине) // Pro et Contra. 2001. Т. 6. № 4. C. 171–198.

Зяблюк Н. Г. Политический плюрализм: контуры американской модели // США – Канада: экономика, политика, культура. 1999. № 5. С. 3–18.

Линдблом Ч. Политика и рынки. Политико-экономические системы мира. М., 2005.

Лоббизм в России: этапы большого пути. М., 1995.

Олсон М. Возвышение и упадок народов. Экономический рост, стагфляция, социальный склероз. Новосибирск, 1998.

Ослунд А. Строительство капитализма: рыночная трансформация стран бывшего советского блока. М., 2003.

Основы организации работы с органами власти. М., 2005.

Павроз А. В. GR как институт социально-политического взаимодействия // ПОЛИТЭКС: Политическая экспертиза: Альманах. 2005. Вып. 2. С. 238–252.

Павроз А. В. Бизнес и государство в России: фундаментальные проблемы взаимодействия и стратегии их преодоления // Бизнес и власть в современной России: теория и практика взаимодействия. М., 2010.

Паппэ Я. Ш., Галухина Я. С. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993–2008 гг. М., 2009.

Перегудов С. П. Корпорации, общество, государство: Эволюция отношений. М., 2003.

Перегудов С. П. Организованные интересы и государство: смена парадигм // Полис. 1994. № 2. С. 76–87.

Перегудов С. П., Лапина Н. Ю., Семененко И. С. Группы интересов и российское государство. М., 1999.

Сонин К. Н. Бесконечный передел // Россия в глобальной политике. 2003. № 4. С. 22–30.

Сото Э. Загатка капитала. Почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире. М., 2004.

Толстых П. А. GR. Практикум по лоббизму в России. М., 2007.

Фридман М. Капитализм и свобода. М., 2006.

Шляпентох В. Э. Современная Россия как феодальное общество. М., 2008.

Шмиттер Ф. Неокорпоратизм // Полис. 1997. №2. С. 14–22.

Яковлев А, Фрай Т. Реформы в России глазами бизнеса // Pro et Contra. 2007. Т. 11. № 4–5. С. 118–134.

Frye Т. Capture or Exchange? Business Lobbying in Russia // Europe-Asia Studies. 2002. Vol. 54. № 7. P. 1017–1036.

Hanson Ph., Teague E. Big Business and the State in Russia // Europe-Asia Studies. 2005. Vol. 57. № 5. P. 657–680.

Hellman J. Winners Take All: The Politics of Partial Reform in Postcommunist Transitions // World Politics. 1998. Vol. 50. № 2. P. 203–234.

Lodge G. Comparative Business-Government Relations. Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1990.

Wilson G. Business and Politics: a Comparative Introduction. New York: Chatham House Publishers, 2003.

Yakovlev А. The Evolution of Business – State Interaction in Russia: From State Capture to Business Capture? // Europe-Asia Studies. 2006. Vol. 58. № 7. P. 1033–1056.

 

Дополнительная литература 

Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор. М., 2002.

Афанасьев М. Н. Клиентелизм и российская государственность. М., 2000.

Бакун Л. А. Группы в политике // Полис. 1999. № 1. С. 162–167.

Бальцерович Л. Навстречу ограниченному государству. М., 2007.

Бизнес и общественное развитие России: проблемы и перспективы. М.: Ассоциация менеджеров, 2006.

Бинецкий А. Э. Лоббизм в современном мире. М., 2004.

Борьба с коррупцией в переходный период. Вклад в обсуждение стратегии. Вашингтон, 2000.

Бьюкенен Дж. Извлечение ренты и извлечение прибыли // Политическая рента в рыночной и переходной экономике. М., 1995. С. 22–25.

Бюрократический капитализм в России и Третьем мире // МЭиМО. 1996. № 7  С. 5–18.

Вайнштейн Г. И. Посткоммунистическое развитие глазами западной политологии // МЭиМО. 1997. № 8. С. 139–148; № 9. С. 144–154.

Вопросы демократии. Лоббирование в Америке. 1998. Июнь. Том 3. №2.

Вяткин К. С. Лоббизм по-немецки // Полис. 1993. № 1. С. 179–183.

Гайдар Е. Т. Государство и эволюция. Как отделить собственность от власти и повысить благосостояние россиян. СПб., 1997.

Гаман-Голутвина О. В. Бюрократия или олигархия? // Куда идет Россия?.. Власть, общество, личность. М., 2000. С. 162–172.

Грэм Т. Россия: упадок и неопределенные перспективы возрождения. М., 2007.

Даль Р. Введение в теорию демократии. М., 1992.

Даль Р. О демократии. М., 2000.

Джанда К., Берри Дж., Голдман Дж., Хула К. Трудным путем демократии. М., 2006.

Дюргейм Э. О разделении общественного труда. М., 1996.

Зудин А. Ю. Бизнес и политика в посткоммунистической России // Бизнес и политика. 1995. № 12. С. 2–9; 1996. № 1. С. 3–10; 1996. № 2. С. 2–8.

Зудин А. Ю. Олигархия как политическая проблема российского посткоммунизма // Общественные науки и современность. 1999. № 1. С. 45–65.

Зудин А. Ю. Режим В. Путина: контуры новой политической системы // Общественные науки и современность. 2003. № 2. С. 67–83.

Зудин А. Ю. Россия: бизнес и политика // МЭиМО. 1996. № 3. С. 19–31; № 4. С. 17–27; № 5. С. 17–25.

Зяблюк Н. Г. Лоббизм в политической системе США: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д.полит.н. М., 1997.

Зяблюк Н. Г. Соединенные Штаты Америки: новый закон о лоббистской деятельности // Бизнес и политика. 1996. № 3. С. 43–48.

Кива А. В. Российская олигархия: общее и особенное // Общественные науки и современность. 2000. № 2. С. 18–28.

Клямкин И. М., Шевцова Л. Ф. Внесистемный режим Бориса II: некоторые особенности политического развития постсоветской России. М., 1999.

Кордонский С. Г. Рынки власти: Административные рынки СССР и России. М., 2000. 

Костяев С. С. Законодательное регулирование в США // США – Канада. 2005. № 5. С. 72–86.

Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., 2007.

Крыштановская О. В. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую эли­ту // Общественные науки и современность. 1995. № 1. С. 51–65.

Кумс К. Лоббизм и его регулирование: советы британского эксперта // Бизнес и политика. 1994. № 1. С. 34–39.

Лепехин В. А. Лоббизм. М., 1995.

Лепехин В. А. От административно-политической диктатуры к финансовой олигархии // Общественные науки и современность. 1999. № 1. С. 66–82.

Любимов А. П. История лоббизма в России. М., 2005.

Механик А. Г. Финансовая олигархия или бюрократия? Мифы и реалии российской политической власти // Общественные науки и современность. 1999. № 1. С. 39–43.

Найшуль В. Высшая и последняя стадия социализма // Погружение в трясину: (Анатомия застоя). М., 1991. С. 31–62.

Нельсон Л., Кузес И. Группы интересов и политический срез российских экономических реформ // Полис. 1995. № 6. С. 81–86.

Неокорпоративизм в странах запада. Научно-аналитический обзор. М., 1984.

Олсон М. Демократия, диктатура и развитие // Теория и практика демократии. Избранные тексты. М., 2006. С. 375–382.

Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп. М., 1995.

Павроз А. В. Взаимодействие бизнеса и государства в России: редистрибутивная модель // Вестник Пермского университета. Серия «политология». 2009. № 4. С. 72–77.

Павроз А. В. Группы интересов и лоббизм в политике: Учебное пособие. СПб., 2006.

Павроз А. В. Группы интересов и трансформация политического режима в России. СПб., 2008.

Павроз А. В. Соискание ренты как категория политического анализа // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2009. № 2. С. 84–94.

Павроз А. В. Теория политического плюрализма: сущность, противоречия, альтернативы. СПб., 2009.

Пайпс Р. Собственность и свобода. М., 2000.

Паппэ Я. Ш. «Олигархи»: Экономическая хроника 1992-2000. М., 2000.

Паппэ Я. Ш. Отношения федеральной экономической элиты и власти в России в 2000–2004 годах: торможение в центре и новая стратегия в регионах // Региональная элита в современной России. М., 2005. С. 77–92.

Паппэ Я. Ш. Отраслевые лобби в правительстве России (1992–1996) // Pro et Contra. 1996. Т. 1. № 1. С. 61–78.

Перегудов С. П. Корпоративизм и неокорпоративизм // Бизнес и политика. 1995. № 8. С. 34–35.

Перегудов С. П. Корпоративный бизнес и власть при В. Путине: патронаж или партнерство? // Власть и элиты в российской трансформации. СПб., 2005. С. 122–134.

Перегудов С. П. Корпоративный капитал и институты власти: кто в доме хозяин? // Полис. 2002. № 5. С. 74–84.

Перегудов С. П. Новейшие тенденции в изучении отношений гражданского общества и государства // Полис. 1998. № 1. С. 137–148.

Перегудов С. П. Политическая система России после выборов 2007–2008 гг.: факторы стабилизации и дестабилизации. Часть II // Полис. 2009. № 3. С. 145–161.

Попов Г. Х. Административная система // Попов Г. Х. Блеск и нищета административной системы: Сб. ст. М., 1990. С. 182–204.

Пшеворский А. Демократия и рынок. Политические и экономи­ческие реформы в Восточной Европе и Латинской Америке. М., 1999.

Риски бизнеса в частно-государственном партнерстве. М., 2007.

Роузфилд C. Сравнительная экономика стран мира. Культура, богатство и власть в XXI веке. М., 2004.

Саква Р. Путин: выбор России. М., 2005.

Саква Р. Режимная система и гражданское общество в России // Полис. 1997. № 1. С. 61–82.

Скидельски Р. Дорога от рабства. Об экономических и политических последствиях краха коммунизма. М., 1998.

Сорман Г. Выйти из социализма. М.: Новости, 1991.

Сото Э. Иной путь: Экономический ответ терроризму. Челябинск, 2008.

Стиглиц Дж. Куда ведут реформы (К десятилетию начала переходных процессов) // Вопросы экономики. 1999. № 7. С. 4–30.

Стрелец И. Современный корпоративизм: экономический аспект // Бизнес и политика. 1996. № 2. С. 49–53.

Таллок Г. Соискание ренты // Экономическая теория. М., 2004. С. 741–747.

Толстых П. А. Практика лоббизма в Государственной Думе Федерального Собрания РФ. М., 2006.

Управление корпоративными отношениями в российских компаниях: практики и модели. М., 2005.

Фридман М. Четыре шага к свободе // Общественные науки и современность. 1991. № 3. С. 16–19.

Хайек Ф. Дорога к рабству. М.: Новое издательство, 1992.

Хайек Ф. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либе­ральных принципов справедливости и политики. М., 2006.

Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М., 2004.

Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце XX века. М., 2003.

Хендерсон Д. Радость свободы или рынок без тормозов. СПб., 2004.

Хоффман Д. Олигархи. Богатство и власть в новой России. М., 2007.

Шамхалов Ф. И. Государство и экономика. Власть и бизнес. М., 2005.

Эрроу К. Экономическая трансформация: темпы и масштабы // Реформы глазами американских и российских ученых. М., 1996. С. 75–86.

Яковлев А. А. Правовые институты в России в 2000–2007 годах: взгляд со стороны бизнеса // Общественные науки и современность. 2008. № 4. С. 21–37.

Яковлев А. А. Эволюция взаимоотношений между властью и бизнесом и движущие силы экономического развития в России: до и после «дела “Юкоса”» // Региональная элита в современной России. М., 2005. С. 12–36.

Adams P. Corporatism and Comparative Politics. Is there a New Century of Corporatism? // Comparative Politics: Critical Concepts in Political Science / gen. ed. H. Wiarda. Vol. 1. History, theory, concepts. New York: Routledge, 2005. P. 244–269.

ALL Code of Ethics // American League of Lobbyists. Statement of Principals on the 1995 Lobbying Disclosure Act. Adopted by the Board August 4, 2005. P. 6–9 (http://www.alldc.org/).

Bentley A. The Process of Government: A Study of Social Pressures. Cambridge: Belknap Press, 1967.

Chari R., Murphy G., Hogan J. Regulating Lobbyists: A Comparative Analysis of the United States, Canada, Germany and the European Union // The Political Quarterly. 2007. Vol. 78. № 3. P. 422–438.

Crony Capitalism and Economic Growth in Latin America: Theory and Evidence. Ed. by S. Haber. Stanford: Hoover Institution Press, 2002.

Economics and the Rule of Law // Economics. 2008. Mar. 13th.

Evans P., Rauch J. Bureaucracy and Growth: A Cross-National Analysis of the Effects of «Weberian» State Structures on Economic Growth // American Sociological Review. 1999. Vol. 64. № 5. P. 748–765.

Fish S., Choudhry O. Democratization and Economic Liberalization in the Postcommunist World // Comparative Political Studies. 2007. Vol. 40. № 3. P. 254–282.

Goldman M. Political Graft: The Russian Way // Current History. 2005. Vol. 104. № 684. October. P. 313–318.

Goldstein K. Interest Groups, Lobbying, and Participation in America. New York, Cambridge University Press, 1999.

Hall R., Deardorff A. Lobbying as Legislative Subsidy // American Political Science Review. 2006. Vol. 100. №1. P. 69–84.

Hough J., Fainsod M. How the Soviet Union is Governed. Cambridge: Harvard University Press, Mass., 1979. 

International Business and Government Relations in the 21st Century. Ed. by R. Grosse. New York: Cambridge University Press, 2005.

Linz J., Stepan A. Problems of Democratic Transition and Consolidation: Southern Europe, South America and Post-Communist Europe. Baltimore: The Johns Hopkins University Press, 1996.

Lobbying Disclosure Act // Clerk of the House – http://clerk.house.gov

Mack Ch. Business, Politics, and the Practice of Government Relations. Westport: Quorum Books, 1997.

Mack Ch. Lobbying and Government Relations: A Guide for Executives. New York: Quorum Books, 1989.

McFaul M. Lessons from Russia’s Protracted Transition from Communist Rule // Political Science Quarterly. 1999. Vol. 114. № 1. P. 103–130.

McFaul M. Russia’s Unfinished Revolution: Political Change from Gorbachev to Putin. Ithaca: Cornell University Press, 2001.

Nownes A. Total Lobbying: What Lobbyists Want (and how they Try to Get it). New York: Cambridge University Press, 2006.

Olson M. Power and Prosperity: Outgrowing Communist and Capitalist Dictatorships. New York: Basic Books, 2000.

Patterns of Corporatist Policy-making. Ed. by G. Lehmbruch, Ph. Schmitter. London: Sage Publications, 1982.

Sakwa R. Russian Politics and Society. New York: Routledge, 2002.

Thomas C. Understanding and Comparing Interest Groups in Western Democracies // Comparative Politics: Critical Concepts in Political Science / Gen. ed. H. Wiarda. Vol. 2. Western Europe and the United States: Foundations of Comparative Politics. New York: Routledge, 2005. P. 143–166.

Trends Toward Corporatist Intermediation. Ed. by Ph. Schmitter, G. Lehmbruch. London: Sage Publications, 1979.

Truman D. The Governmental Process. Political Interests and Public Opinion. New York: Knopf, 1951.

Wiarda H. Corporatism and Comparative Politics: The Other Great “Ism”. New York: Armonk, 1997.

Формы Взаимодействия Государства И Бизнеса

Author

Abstract

В статье рассматриваются основные проблемы и перспективы социально-культурной сферы в России, ее возрастающее значение для развития общества. Анализируются основные формы взаимодействия государства и бизнеса, включая социальное партнерство. Исследуются основные проблемы развития, в первую очередь связанные с бюджетным финансированием отрасли, привлечения частных инвестиций, повышения ее экономической эффективности и значением обеспечения доступности социальных и культурных услуг для граждан. Отмечается особая роль государства в социально-культурной сфере с учетом бюджетного финансирования, особой общественной значимости указанных услуг для населения. В статье выделяется государственно-частное партнерство (ГЧП) как эффективный инструмент развития социально-культурных услуг. Акцентируется внимание на существующем состоянии федерального и регионального законодательства в области государственно-частного партнерства, на имеющиеся в настоящее время риски частных партнеров. Анализируются основные проблемы развития ГЧП и пути их решения.

Suggested Citation

  • Шайахметов Рустем Раисович, 2014. “Шайахметов Р. Р. Социально-Культурная Сфера: Формы Взаимодействия Государства И Бизнеса,” Вестник УГУЭС. Наука, образование, экономика. Серия: Экономика, CyberLeninka;Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», issue 3 (9), pages 60-63.
  • Handle: RePEc:scn:031655:15658335

    Download full text from publisher

    Corrections

    All material on this site has been provided by the respective publishers and authors. You can help correct errors and omissions. When requesting a correction, please mention this item’s handle: RePEc:scn:031655:15658335. See general information about how to correct material in RePEc.

    For technical questions regarding this item, or to correct its authors, title, abstract, bibliographic or download information, contact: . General contact details of provider: http://cyberleninka.ru/ .

    If you have authored this item and are not yet registered with RePEc, we encourage you to do it here. This allows to link your profile to this item. It also allows you to accept potential citations to this item that we are uncertain about.

    We have no bibliographic references for this item. You can help adding them by using this form .

    If you know of missing items citing this one, you can help us creating those links by adding the relevant references in the same way as above, for each refering item. If you are a registered author of this item, you may also want to check the “citations” tab in your RePEc Author Service profile, as there may be some citations waiting for confirmation.

    For technical questions regarding this item, or to correct its authors, title, abstract, bibliographic or download information, contact: CyberLeninka (email available below). General contact details of provider: http://cyberleninka.ru/ .

    Please note that corrections may take a couple of weeks to filter through the various RePEc services.

    Концессия как форма взаимодействия государства и бизнеса в использовании туристских ресурсов (на примере г. Колпашево Томской области)


    Please use this identifier to cite or link to this item: http://earchive.tpu.ru/handle/11683/40963

    Title: Концессия как форма взаимодействия государства и бизнеса в использовании туристских ресурсов (на примере г. Колпашево Томской области)
    Authors: Звягинцева, Елена Вячеславовна
    metadata.dc.contributor.advisor: Родионова, Елена Викторовна
    Keywords: концессия; эффективные механизмы; государственно-частное партнерство; форма государственно-частного партнерства; концессионное соглашение; development; effective mechanisms; private entrepreneurial initiatives; investment and market competencies; implementation for the development of the public
    Issue Date: 2017
    Citation: Звягинцева Е. В. Концессия как форма взаимодействия государства и бизнеса в использовании туристских ресурсов (на примере г. Колпашево Томской области) : бакалаврская работа / Е. В. Звягинцева ; Национальный исследовательский Томский политехнический университет (ТПУ), Институт социально-гуманитарных технологий (ИСГТ), Кафедра социальных коммуникаций (СК) ; науч. рук. Е. В. Родионова. — Томск, 2017.
    Abstract: Развитие транспортной, социальной, энергетической и иной инфраструктуры неразрывно связано с развитием экономики. Государство заинтересовано в повышении эффективности бюджетных расходов в различных отраслях экономики и привлечении частных инвестиций и рыночных компетенций. Одним из наиболее эффективных механизмов их внедрения для развития общедоступной инфраструктуры представляется такая форма государственно-частного партнерства, как концессия.Концессионное соглашение позволяет объединить государственную собственность и частнопредпринимательские инициативы, такие как инновации и инвестиции, для достижения наилучшего результата.
    The development of transport, social, energy and other infrastructure is inextricably linked with the development of the economy. The state is interested in increasing the effectiveness of budget spending in various sectors of the economy and attracting private investment and market competencies. One of the most effective mechanisms for their implementation for the development of the public infrastructure is a form of public-private partnership as a concession. The concession agreement allows to combine state ownership and private entrepreneurial initiatives, such as innovations and investments, to achieve the best result.
    URI: http://earchive.tpu.ru/handle/11683/40963
    Appears in Collections:Выпускные квалификационные работы (ВКР)

    Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

    Государственно-частное партнёрство (ГЧП) – это хорошая форма взаимодействия государства и бизнеса, при которой у власти есть потребности в реализации той или иной идеи, а у бизнеса возможности. К такому единому мнению пришли эксперты круглого стола «Возмо – Новости

    30.11.2012

    Государственно-частное партнёрство (ГЧП) – это хорошая форма взаимодействия государства и бизнеса, при которой у власти есть потребности в реализации той или иной идеи, а у бизнеса возможности. К такому единому мнению пришли эксперты круглого стола «Возможности ГЧП и МЧП» в рамках восьмого красноярского городского форума.

    Одной из наиболее серьёзных проблем российских регионов является слабое развитие общественной, социальной инфраструктуры. Государственно-частное партнёрство может стать выходом из создавшегося положения.

    – Есть примеры, строительства школ и детских садов в рамках ГЧП в Ханты-Мансийском АО, дорожной развязки через Волгу в Нижегородской области, – говорит на примере своего банка  заместитель директора Представительства Внешэкономбанка в Красноярске Мария Кедринская. – Сотрудничество в рамках ГЧП позволяет сегодня городам решать многие социальные проблемы. Будь то транспортные, дорожные, вопросы, связанные со здравоохранением, образованием. 

    Применение механизмов ГЧП банковских структур в других российских городах может стать незаменимым опытом и для Красноярска.  Реализация крупных инвестиционных проектов с применением механизмов государственно-частного партнёрства способна обеспечить городу экономический рост, привлечение инвестиций, создание новых рабочих мест.  На сегодняшний день вопросы строительства и модернизации транспортной, энергетической и социальной инфраструктуры являются актуальными не только для красноярских властей, но и бизнеса, который планирует развиваться в регионе. Любой крупный девелоперский проект предполагает создание объектов инфраструктуры. Но из-за больших сроков окупаемости подобных объектов их финансирование бизнесу в одиночку не потянуть. Во всём цивилизованном мире подобные вопросы, прежде всего, решаются при поддержке государства. В свою очередь, развитая инфраструктура в значительной степени повышает инвестиционную привлекательность территории и, как следствие, обуславливает устойчивый рост доходов населения и местных бюджетов. 

    Актуальные проблемы взаимодействия бизнеса и власти в России

    Современная рыночная экономика представляет собой своеобразный механизм взаимодействия органов законодательной и исполнительной власти с бизнес-сообществом. Свое реальное воплощение это взаимодействие находит в единстве многообразия различных форм и направлений: создание непосредственно инфраструктуры экономической системы; обеспечение благоприятных условий эффективного функционирования экономики; формирование и реализация промышленной политики; размещение государственных и муниципальных заказов; институционализация лоббистской деятельности структур бизнеса; институциональное оформление корпоративного сектора и т.д.

    Возрастание значимости и актуальности взаимодействия государственной власти и бизнеса приобретает в периоды радикальных социально-экономических изменений. Институциональные преобразования относятся к фундаментальным реформам экономической, политической и социальной жизни российского общества, со всей определенностью, акцентируя внимание на необходимости коренного пересмотра природы властных отношений в отечественном обществе, роли и места властных структур в организации конструктивного диалога с субъектами бизнеса. Однако, в настоящее время, в отечественной экономике практика такого рода институционализированного (узаконенного) взаимодействия и разрешения, возникающих перед властью и бизнесом проблем находится в процессе своего становления. Это в значительной мере сдерживает формирование эффективного механизма их взаимообусловленного сотрудничества.

    В современной России сформировалась специфическая модель взаимоотношений власти и бизнеса, определяемая в первую очередь особенностями государственной политики в данной сфере и характером функционирования основных административно-политических институтов страны. Во многом поведение государства в отношении частных компаний зависит от конкретных политических интересов, а не от потребностей экономического развития. Существенную роль играет обеспечение интересов отдельных групп политической и экономической элиты, для которых используются неформальные механизмы влияния и давления, включая и коррупционные связи бизнеса с административным аппаратом. Очевидно сохранение приоритетных позиций в системе отношений власти и капитала за крупным бизнесом, тесно интегрированным с политической элитой страны. Сложившаяся ситуация ставит российское государство перед неизбежностью перспективы дальнейшей олигархизации, все более тесного слияния крупного бизнеса и власти при отсутствии реальных успехов в модернизации отечественной экономики.

    Немало важным аспектом является то, что ресурсы госрегулирова- ния развития экономики в современной России используются неэффективно. Основными причинами такой неэффективности являются: слабая развитость рыночных отношений и политической системы демократического типа, фактическое отсутствие правового государства, подмена политических ресурсов административными, отчужденность бюрократического аппарата от нужд общества, высокая криминализация общественных отношений, несовершенство законодательной базы, противоречивое использование ресурсов федеральной и региональной властей, противоречивые аспекты духовной культуры и другие.

    Политические и общественные организации в нашей стране, на словах, признают значение развития экономики и бизнеса в решении социальных и общественных проблем. Однако, на практике все эти организации отстаивают только собственные интересы или выражают интересы власти, при этом зачастую ущемляя интересы бизнеса. Одной из причин становления такой неэффективной системы взаимоотношений власти, общества и бизнеса является зависимость от власти политических (негосударственных) институтов и институтов гражданского общества в нашей стране. Отсутствие самостоятельности не позволяет этим институтам проводить иную, отличную от государственной, политическую и общественную линию. По сути, вся деятельность этих институтов сводится к обеспечению лояльности бизнеса к власти.

    В области отношения крупного бизнеса к среднему и малому бизнесу проявляется отсутствие заинтересованности со стороны первого в развитии второго и третьего. Причиной этому служит нежелание крупных предприятий заниматься инновационной деятельностью, так как большинство из них занимает монопольное положение в сфере использования природных ресурсов или, как государственные корпорации, пользуется надежной финансовой поддержкой со стороны власти. Результатом подобного отношения стало неэффективное взаимодействие малого и среднего бизнеса с крупным бизнесом в России.

    Малое и среднее предпринимательство в современных условиях выступает в качестве фундамента рыночной экономики, генератора инновационных идей и технологий, что и объясняет потребность общества в стимулировании их развития, включая и создание надлежащих условий со стороны государства. Для современной России характерен низкий уровень развития малого и среднего бизнеса, что связано с непрорабо- танностью государственной политики в данной сфере, многочисленными барьерами при регистрации и функционировании малых и средних предприятий, выстраиваемыми административными структурами или их отдельными коррумпированными представителями, преследующими собственные интересы. Сфера малого и среднего предпринимательства нуждается в качественной оптимизации и увеличении количества малых и средних фирм и предприятий, а также индивидуальных предпринимателей. Реализация этой цели зависит не только от улучшения государственной политики в сфере экономики, включая и соответствующие коррективы в нормативно-законодательной базе, но и от изменения в характере функционирования административных институтов.

    Оптимизация взаимоотношений между властью и бизнесом в современной России возможна лишь в случае выработки такой стратегии взаимодействия, которая бы в наиболее оптимальной степени учитывала как экономические интересы и потребности социально-экономической модернизации страны, так и социокультурную составляющую. Специфика исторического развития страны и особенности системы ценностей россиян актуализируют модель «сильного государства», регулирующего отношения в экономической сфере и контролирующего ключевые отрасли экономики, обладающие стратегическим значением для страны. Вместе с тем государству следует оказывать более существенную поддержку как крупным компаниям в международном масштабе, так и малому и среднему предпринимательству в масштабах страны. Успех совершенствования системы взаимоотношений и сотрудничества между бизнесом и властными структурами зависит и от создания соответствующих механизмов и институтов взаимодействия предпринимателей и государства, в частности, от институционализации лоббизма и консолидации предпринимателей в объединения, способные к активному позиционированию на федеральном и региональном уровнях, к реальной защите прав и интересов предпринимателей. Только развитие партнерских отношений власти и бизнеса может явиться в настоящее время гарантией дальнейшей модернизации российской экономики и повышения общего уровня демократии в стране.

    П. В. Кашинская, А П. Анкудинова Уральский государственный экономический университет (Екатеринбург)

    Конкурентоспособность территорий. Материалы XV Всероссийского форума молодых ученых с международным участием в рамках III Евразийского экономического форума молодежи «Диалог цивилизаций «ПУТЬ НАВСТРЕЧУ» Часть 4. Направления: 6. Правовые аспекты развития экономики, 8. Формирование и развитие финансовой и налоговой политики, 20. Бизнес и власть: модернизация отношений, Екатеринбург Издательство Уральского государственного экономического университета 2012

    Количество показов: 15729

    Как взаимодействуют правительство и бизнес?

    3.2 Бизнес и отношения с государством: как взаимодействуют правительство и бизнес?

    Цели обучения

    1. Разберитесь в различных типах взаимодействия бизнеса с государством.
    2. Объясните, как компании пытаются влиять на правительство, и как они реагируют на правовую, социальную и политическую среду.

    Поскольку на бизнес сильно влияет государственная политика, в их интересах оставаться в курсе государственной политики и пытаться влиять на принятие государственных решений и государственную политику.Существуют разные общие способы, которыми компании видят и действуют в отношении своих отношений с государством. Одна из перспектив заключается в том, чтобы бизнес рассматривал бизнес и правительство как «две стороны» и противостоящие друг другу. Некоторые утверждали, что это было преобладающим доминирующим взглядом на бизнес после Великой рецессии в конце первого десятилетия двадцать первого века. Его характеризовали как «антирегулирующий» взгляд или «ограниченное правительство», и его связывали с теми, кто считает, что свободные рынки с минимальной ролью правительства лучше всего подходят для функционирования экономики.Эта перспектива чаще всего фокусирует взаимодействие бизнеса с правительством на усилиях по минимизации государственного управления и сокращению затрат и бремени для частного бизнеса и экономики в целом, связанных с государственными налогами, нормативными актами и политикой.

    Другая точка зрения бизнеса на правительство состоит в том, что правительство должно поддерживать предприятия и стимулировать их эффективность и инвестиции, поскольку предприятия являются основным источником рабочих мест, инноваций и экономического благополучия общества, и поэтому правительство должно поддерживать предприятия грантами, налоговыми льготами и субсидиями. .

    Третий общий взгляд на бизнес и отношения с государством – это сотрудничество бизнеса с государством в решении социальных вопросов. Это контрастирует с тем, что государство является регулирующим органом, обеспечивающим социально ответственное поведение предприятий.

    Эти точки зрения не исключают друг друга. Например, тот же самый солнечный бизнес может использовать часть своего взаимодействия с правительством, чтобы попытаться максимизировать выгоды, такие как благоприятные налоговые льготы, которые он получает от правительства, и в то же время работать в партнерстве с правительством для достижения социальных целей, таких как сократить выбросы углерода, а затем попытаться минимизировать свои налоговые обязательства.Также важно, как ранее описал генеральный директор Pacific Gas and Electric (PG&E) Питер Дарби, что в центре внимания деловых и государственных отношений должен быть тип политики, необходимой для решения социальных проблем, а не идеологический ответ о надлежащей роли. правительства в условиях свободной рыночной экономики.

    Устойчивые предприятия, такие как компании, представленные в главах с тематическими исследованиями в этом учебнике, такие как Stonyfield Yogurt, Oakhurst Dairy и Green Mountain Coffee, как правило, сосредоточены на своей ответственности за окружающую среду и социальное воздействие, а также склонны признавать, что правительство политика и программы часто необходимы, чтобы помочь им в достижении их целей, и поэтому они склонны пытаться работать с правительством и даже сотрудничать с ним для достижения желаемых целей.Для устойчивого бизнеса всегда важно понимать, как его усилия по достижению прибыли и служению социальной цели сильно зависят от государственной политики, и для устойчивого бизнеса всегда важно управлять своими отношениями с правительством (местным, региональным, национальным, и международный) эффективно.

    Типы бизнес-ответов

    После того, как бизнес поймет, как государство влияет на его деятельность и прибыльность, он может сформулировать стратегии наилучшего взаимодействия с правительством.Существует три основных типа реакции бизнеса на среду государственной политики: реактивный, интерактивный и упреждающий.

    Реагирование включает реагирование на политику правительства после того, как это произойдет. Интерактивный ответ предполагает взаимодействие с государственными политиками и действующими лицами (включая средства массовой информации), чтобы попытаться повлиять на государственную политику в интересах бизнеса. Подход упреждающего реагирования подразумевает действие, направленное на оказание влияния на политику, прогнозирование изменений в государственной политике и попытки улучшить конкурентные позиции путем правильного прогнозирования изменений в политике.Для большинства предприятий лучшим подходом является сочетание интерактивного и проактивного подходов.

    Отвечая на вызовы неправительственных организаций (НПО) и средств массовой информации, предприятия могут реагировать различными способами, включая следующие:

    • Противостояние. Он может агрессивно атаковать сообщение или мессенджер, а в крайних случаях бизнес сочтет оправданным предъявить иск своим критикам за клевету.
    • Участие. Бизнес может создавать коалиции или партнерства с НПО, как McDonald’s сделала с Фондом защиты окружающей среды (EDF; см. Обсуждение ниже) или как Home Depot сделала с Rainforest Alliance (см. Следующую боковую панель).
    • Предвкушение. Компания может принимать программы управления проблемами для прогнозирования возникающих проблем и корректировки или изменения деловой практики до принятия строгих законов или правил.

    Когда бизнес находится в режиме реагирования и , он чаще всего вступает в конфронтацию со своими противниками.Когда он принимает интерактивный режим ответа , он участвует в диалогах с НПО и средствами массовой информации и развивает партнерские отношения или коалиции для продвижения новой политики и программ. Когда бизнес ведет себя проактивно, как , он предвидит будущие давления и изменения в политике и корректирует свои собственные внутренние корпоративные политики и практики, прежде чем он будет вынужден это сделать. Хотя реактивная позиция иногда может работать, она часто только откладывает необходимость более интерактивного или проактивного взаимодействия.Интерактивный или проактивный подход обычно является лучшим способом решения политических и социальных проблем, а также защищает репутацию фирмы.

    Боковая панель

    Home Depot и Rainforest Action Network: от боевых действий к совместным отношениям

    Отношения

    Home Depot с Rainforest Action Network (RAN) по вопросу о сохранении старовозрастных лесов начинались как боевые и ответные, но в итоге стали совместными и интерактивными.После переговоров с РАН Home Depot согласилась продавать только пиломатериалы, сертифицированные как выращенные из экологически чистых лесов.

    Тактика, которую компании используют для влияния на правительство

    Компании часто используют различные тактики, чтобы повлиять на политику правительства. Это включает лоббирование, политические взносы и политику групп интересов.

    Бизнес-лоббирование

    Предприятия лоббируют по-разному.Это может включать лоббирование Конгресса и законодательных собраний штатов и органов исполнительной власти напрямую через собственных специалистов по связям с правительством, через отраслевую торговую ассоциацию, через консультантов или через сочетание всех этих способов. Компании могут также участвовать в косвенном лоббировании или лоббировании на низовом уровне, обращаясь к своим сотрудникам, заинтересованным сторонам, любому человеку, группе или организации, затронутым действиями организации. Для предприятий это могут быть владельцы и инвесторы, сотрудники, клиенты, поставщики и все члены общества, затронутые организацией., или широкая общественность, чтобы их взгляды были известны политикам. Чтобы создать широкую аудиторию на низовом уровне, бизнес может управлять кампаниями «тематической рекламы» по наиболее приоритетным вопросам или покупать тематическую рекламу в средствах массовой информации, нацеленную на государственных политиков или инсайдеров из Вашингтона.

    Бизнес-лоббирование оказывает сильное влияние на государственную политику. В США насчитывается более 1500 частных компаний с отделениями по связям с общественностью в Вашингтоне, округ Колумбия, и более 75 процентов крупных фирм нанимают частных лоббистов, которые отстаивают политику, которая может принести им пользу.Это включает более 42 000 зарегистрированных лоббистов в столицах штатов по всей стране.

    Бизнес может участвовать в реактивном защитном лоббировании (отстаивая свою свободу от государственного регулирования) или интерактивном лоббировании (партнерстве с группами интересов по вопросам политики, от которой может выиграть фирма). Предприятия также могут участвовать в социальном лоббировании, примеры которого включают в себя химические компании с наилучшей экологической репутацией, присоединяющиеся к экологическим НПО в лоббировании увеличения бюджета Агентства по охране окружающей среды (EPA), и розничные торговцы, желающие решить проблемы потребителей, присоединяющиеся к группам интересов в оказание давления на Комиссию по безопасности потребительских товаров с целью принятия более строгих стандартов безопасности продукции.Корпорации, демонстрирующие готовность присоединиться к таким общественным коалициям, могут получить репутационное вознаграждение от НПО, средств массовой информации и государственных политиков.

    Лоббирование энергетической компании

    В 2010 г. энергетические компании потратили более 2,5 млрд долларов на лоббирование членов Конгресса США, по данным Центра гибкой политики. Хотя нефтяные, газовые и коммунальные компании тратили большую часть этих денег, лоббирование возобновляемых источников энергии также было значительным.

    Взносы на политические цели

    Предприятия также используют пожертвования на кампании, чтобы поддержать свою позицию и попытаться повлиять на государственную политику, которая может помочь им увеличить прибыль. Семь из десяти крупнейших корпораций мира являются нефтяными компаниями по размеру выручки. Их доступ к фондам для лоббирования и участия в избирательных кампаниях дает им значительный голос в политической системе и в политике, которая может повлиять на устойчивый бизнес.

    Компания может использовать ряд способов для внесения пожертвований на политическую жизнь. Наиболее прозрачным и легитимным является создание комитета политических действий – частной группы, организованной для избрания политических кандидатов или продвижения определенной политики или политического дела. (PAC), в которые накапливаются добровольные взносы сотрудников, а затем передаются в ограниченных по закону суммах отобранным кандидатам. Неудивительно, что более крупные компании в регулируемых отраслях или отраслях, подверженных большему риску из-за изменения государственной политики, например, нефтяные компании в 2010 году во время и после нефтяного кризиса British Petroleum (BP) в Мексиканском заливе, используют PAC чаще, чем другие компании.Помимо прямого вклада политическим кандидатам, фирмы также могут размещать рекламу в избирательных кампаниях, и эти взносы могут поступать из корпоративных активов и не подлежат никаким юридическим ограничениям.

    Решение Верховного суда США от 2010 г., Гражданские объединенные против Федеральной избирательной комиссии № постановило, что правительство не может запрещать независимые политические расходы корпораций, а также профсоюзов и других организаций на выборах кандидатов. Это привело к появлению того, что стало известно как «супер PACS».В ходе республиканских президентских праймериз 2012 года около двух десятков человек, супружеских пар или корпораций пожертвовали 1 миллион долларов или более республиканским суперпредприятиям, чтобы попытаться повлиять на первичные выборы.

    Участие группы интересов

    Деловая реакция может включать участие в политике группы интересов. Группы по интересам играют ключевую роль во всех демократических системах правления. Однако, поскольку группа интересов – это группа лиц, организованная для получения влияния на государственную политику, существует огромное разнообразие внутри групп интересов.Бизнес – лишь один из многих секторов групп интересов, пытающихся повлиять на государственную политику (см. Вышеупомянутое обсуждение). Компании будут сталкиваться с группами интересов, которые могут поддерживать или противоречить их позиции по вопросу.

    Другие деловые взаимодействия на общественной арене

    Деловые круги сталкиваются со сложным набором формальных и неформальных субъектов государственной политики, помимо (просто) правительства. На деловую практику могут сильно влиять действия граждан, которые обходят формальные государственные институты.Хотя им не хватает экономического влияния и ресурсов промышленности в качестве инструментов влияния, группы граждан обладают и другими инструментами. Они могут лоббировать и вести судебные разбирательства, а также могут привлекать большие группы для демонстраций на публичных мероприятиях и использовать освещение в средствах массовой информации как средство, чтобы выслушать их точку зрения.

    Бизнес находится под влиянием прямой гражданской активности и протеста. Организованные интересы и неправительственные организации (НПО) были источником влияния. После своего опыта влияния на государственную политику в 1960-х и 1970-х годах многие гражданские активисты стали скептически относиться к способности правительства реагировать быстро и эффективно и обнаружили, что зачастую они могут достичь своих целей более прямо и быстро.Группы граждан одновременно противостоят корпорациям и сотрудничают с ними, чтобы способствовать изменениям.

    Обнаружив, что конфронтация часто контрпродуктивна, а лоббирование со стороны правительства является длительным и неэффективным, НПО часто обращаются к сотрудничеству с бизнесом для решения проблем. В самом деле, по мере того, как обе стороны повзрослели и стали менее агрессивными, бизнес и НПО научились работать вместе для решения проблем. Есть много примеров такого продуктивного сотрудничества, самые яркие из которых возникли в области защиты окружающей среды.Например, Rainforest Action Network (RAN) работала с Home Depot, Lowe’s и несколькими лесозаготовительными компаниями в рамках инициативы по защите старовозрастных лесов. RAN сочетает в себе элементы активизма и даже воинствующего протеста с мирным сотрудничеством.

    EDF – это пример совместной работы НПО с корпорациями, в отличие от конфронтационного подхода. EDF была одним из первых актеров в этом отношении. В ноябре 1990 года Фонд начал работать с McDonald’s, чтобы помочь компании постепенно отказаться от производства пищевых контейнеров из полистирола в форме раковины.Это были совместные усилия по значительному снижению негативного воздействия McDonald’s на окружающую среду за счет сокращения количества твердых отходов. Это было первое крупное партнерство между экологической группой и компанией из списка Fortune 500 в эпоху, когда интересы окружающей среды и бизнеса часто расходились. EDF и McDonald’s работали вместе над разработкой нового плана по сокращению выбросов твердых отходов. Инициатива устранила более 300 миллионов фунтов упаковки, переработала 1 миллион тонн гофрокоробов и сократила количество отходов на 30 процентов за десятилетие после первоначального партнерства, и все это было достигнуто без дополнительных затрат для компании.

    Помимо традиционной политической тактики, НПО также разработали новую тактику давления на бизнес. Ральф Надер первым применил решение акционеров для протеста против таких корпоративных действий, как дискриминационный прием на работу, инвестиции в Южную Африку, ядерную энергетику, воздействие на окружающую среду и пожертвования на корпоративные кампании. С 1970-х годов религиозные организации, в первую очередь Межконфессиональный центр корпоративной ответственности, были главными спонсорами таких резолюций.Совсем недавно к ним присоединились основные группы акционеров, такие как крупные институциональные инвесторы и пенсионные фонды, которые призвали к серьезным изменениям в корпоративном управлении, а в последнее время – к большему вниманию к экологическому следу предприятий и их вкладу в выбросы парниковых газов и глобальное потепление.

    Деловые круги должны также понимать важность другого участника в сфере бизнеса и государственной политики – средств массовой информации. СМИ выполняют важные функции как для общества, так и для бизнеса.Например, он влияет на повестку дня государственной политики, фильтруя различные события и области внимания заинтересованных групп, и может служить своего рода «сторожевым псом» как для бизнеса, так и для правительства, разоблачающего любые неэтичные действия. Бизнес должен постоянно следить за СМИ и быть готовым к ответным действиям. В частности, поскольку СМИ обычно являются ключевыми игроками в любом корпоративном кризисе, планы компании «антикризисного управления» должны включать меры по надлежащему взаимодействию со СМИ и другими критиками.

    Ключевые выводы

    • Существует три основных категории реакции бизнеса на среду государственной политики: реактивная, интерактивная и упреждающая.
    • Усилия бизнеса по оказанию влияния на государственную политику и правительство включают не только усилия отдельных компаний, но и усилия бизнес-ассоциаций.
    • Для большинства предприятий сочетание интерактивного и проактивного подходов с правительством и другими заинтересованными группами чаще всего является лучшим подходом.
    • Компании, индивидуально и коллективно; группы интересов граждан; и все НПО имеют влияние на политику правительства.Эти организации часто сотрудничают, чтобы влиять на государственную политику.
    • Деловая практика может находиться под сильным влиянием не только правительства, но и прямых действий граждан и НПО в обход официальных государственных институтов. Прямой гражданский активизм все больше влияет на бизнес, особенно с 1990-х годов.
    • СМИ очень заинтересованы в освещении проблем и определении политической повестки дня. Деловые круги должны рассматривать СМИ как важный фактор влияния, влияющий на их операционную среду, и должны быть эффективными в своих отношениях со СМИ.

    Упражнения

    1. Поищите в деловой прессе и в Интернете недавние примеры того, как предприятия реагируют на вызовы со стороны НПО или средств массовой информации конфронтационным, коллективным и упреждающим образом. Обсудите преимущества и проблемы, связанные с тремя подходами.
    2. Найдите два недавних примера, когда предприятия использовали лоббирование, чтобы попытаться повлиять на государственную политику, один успешный, а другой не успешный.Опишите, почему один потерпел неудачу, а другой был успешным.
    3. Выберите политику в области окружающей среды или энергетики, рассматриваемую на федеральном уровне или уровне штата. Обсудите, как компании, индивидуально и коллективно; группы интересов граждан; и все НПО имеют влияние на эту политику.

    % PDF-1.6 % 326 0 объект > эндобдж xref 326 795 0000000016 00000 н. 0000018143 00000 п. 0000018365 00000 п. 0000018494 00000 п. 0000018530 00000 п. 0000028095 00000 п. 0000028122 00000 п. 0000028282 00000 п. 0000028426 00000 п. 0000028990 00000 п. 0000030180 00000 п. 0000031372 00000 п. 0000032570 00000 п. 0000033766 00000 п. 0000034566 00000 п. 0000034588 00000 п. 0000034841 00000 п. 0000035358 00000 п. 0000035447 00000 п. 0000035732 00000 п. 0000036002 00000 п. 0000036534 00000 п. 0000036636 00000 п. 0000037196 00000 п. 0000037863 00000 п. 0000047448 00000 н. 0000056173 00000 п. 0000064195 00000 п. 0000070769 00000 п. 0000076509 00000 п. 0000082033 00000 п. 0000083291 00000 п. 0000088592 00000 п. 0000094752 00000 п. 0000094860 00000 п. 0000094970 00000 п. 0000142358 00000 п. 0000151133 00000 н. 0000151222 00000 н. 0000206926 00000 н. 0000210340 00000 п. 0000210595 00000 н. 0000257990 00000 н. 0000258261 00000 н. 0000258796 00000 н. 0000259995 00000 н. 0000313829 00000 н. 0000314240 00000 н. 0000315680 00000 н. 0000315762 00000 н. 0000315834 00000 н. 0000315893 00000 н. 0000315954 00000 н. 0000371547 00000 н. 0000371810 00000 н. 0000372331 00000 п. 0000372803 00000 н. 0000373062 00000 н. 0000373474 00000 н. 0000374160 00000 н. 0000374343 00000 п. 0000374638 00000 н. 0000374816 00000 н. 0000375435 00000 н. 0000375618 00000 н. 0000375800 00000 н. 0000376406 00000 н. 0000376589 00000 н. 0000377200 00000 н. 0000377382 00000 н. 0000377565 00000 н. 0000377748 00000 н. 0000377931 00000 н. 0000378113 00000 п. 0000378296 00000 н. 0000378477 00000 н. 0000378660 00000 н. 0000378843 00000 н. 0000379025 00000 н. 0000379208 00000 н. 0000379390 00000 н. 0000379573 00000 н. 0000379756 00000 н. 0000379939 00000 н. 0000380122 00000 н. 0000380305 00000 н. 0000380487 00000 н. 0000380669 00000 н. 0000380851 00000 п. 0000381032 00000 н. 0000381213 00000 н. 0000381396 00000 н. 0000381579 00000 п. 0000381762 00000 н. 0000381944 00000 н. 0000382127 00000 н. 0000382310 00000 н. 0000382492 00000 н. 0000382674 00000 н. 0000382855 00000 н. 0000383037 00000 н. 0000383220 00000 н. 0000383402 00000 н. 0000383585 00000 н. 0000383767 00000 н. 0000383950 00000 н. 0000384133 00000 п. 0000384315 00000 н. 0000384497 00000 н. 0000384680 00000 н. 0000384863 00000 н. 0000385044 00000 н. 0000385226 00000 н. 0000385410 00000 н. 0000385593 00000 п. 0000385778 00000 п. 0000385963 00000 н. 0000386147 00000 н. 0000386333 00000 п. 0000386518 00000 н. 0000387123 00000 н. 0000387307 00000 н. 0000387490 00000 н. 0000388075 00000 п. 0000388258 00000 н. 0000388852 00000 н. 0000389036 00000 н. 0000389610 00000 н. 0000389793 00000 н. 0000389978 00000 н. 00003

    00000 н. 00003 00000 н. 0000390528 00000 н. 0000390710 00000 н. 0000390894 00000 н. 0000391078 00000 н. 0000391261 00000 н. 0000391445 00000 н. 0000391629 00000 н. 0000391812 00000 н. 0000391996 00000 н. 0000392178 00000 н. 0000392361 00000 н. 0000392545 00000 н. 0000392729 00000 н. 0000392913 00000 н. 0000393097 00000 н. 0000393280 00000 н. 0000393463 00000 н. 0000393645 00000 н. 0000393827 00000 н. 0000394010 00000 н. 0000394194 00000 н. 0000394378 00000 п. 0000394562 00000 н. 0000394744 00000 н. 0000394928 00000 н. 0000395112 00000 н. 0000395295 00000 н. 0000395478 00000 н. 0000395660 00000 н. 0000395843 00000 н. 0000396026 00000 н. 0000396209 00000 н. 0000396393 00000 н. 0000396576 00000 н. 0000396760 00000 н. 0000396944 00000 н. 0000397128 00000 н. 0000397311 00000 н. 0000397495 00000 н. 0000397679 00000 н. 0000397863 00000 н. 0000398047 00000 н. 0000398231 00000 п. 0000398415 00000 н. 0000398599 00000 н. 0000398782 00000 н. 0000398964 00000 н. 0000399147 00000 н. 0000399774 00000 н. 0000399958 00000 н. 0000400140 00000 н. 0000400321 00000 н. 0000400505 00000 н. 0000400687 00000 н. 0000400870 00000 н. 0000401053 00000 н. 0000401237 00000 н. 0000401419 00000 н. 0000401603 00000 н. 0000401786 00000 н. 0000401969 00000 н. 0000402152 00000 н. 0000402336 00000 н. 0000402519 00000 н. 0000402703 00000 н. 0000402884 00000 н. 0000403068 00000 н. 0000403252 00000 н. 0000403435 00000 н. 0000403618 00000 н. 0000403802 00000 н. 0000403985 00000 н. 0000404167 00000 н. 0000404350 00000 н. 0000404533 00000 н. 0000404715 00000 н. 0000404897 00000 н. 0000405081 00000 н. 0000405263 00000 н. 0000405447 00000 н. 0000405631 00000 н. 0000405815 00000 н. 0000405998 00000 н. 0000406181 00000 п. 0000406365 00000 н. 0000406549 00000 н. 0000407141 00000 н. 0000407323 00000 н. 0000407900 00000 н. 0000408082 00000 н. 0000408660 00000 н. 0000408842 00000 н. 0000409024 00000 н. 0000409594 00000 н. 0000409776 00000 п. 0000409958 00000 н. 0000410140 00000 п. 0000410322 00000 п. 0000410505 00000 н. 0000410686 00000 п. 0000410868 00000 н. 0000411048 00000 н. 0000411229 00000 н. 0000411410 00000 н. 0000411591 00000 н. 0000411773 00000 п. 0000411955 00000 н. 0000412136 00000 н. 0000412317 00000 н. 0000412500 00000 н. 0000412682 00000 н. 0000412863 00000 н. 0000413045 00000 н. 0000413225 00000 н. 0000413407 00000 н. 0000413588 00000 н. 0000413769 00000 н. 0000413951 00000 п. 0000414131 00000 п. 0000414311 00000 п. 0000414493 00000 п. 0000414674 00000 н. 0000414856 00000 н. 0000415038 00000 н. 0000415220 00000 н. 0000415402 00000 н. 0000415584 00000 н. 0000415766 00000 н. 0000415948 00000 н. 0000416130 00000 н. 0000416312 00000 н. 0000416495 00000 н. 0000416677 00000 н. 0000416859 00000 н. 0000417039 00000 п. 0000417219 00000 н. 0000417401 00000 н. 0000417583 00000 н. 0000417764 00000 н. 0000417946 00000 н. 0000418127 00000 н. 0000418308 00000 п. 0000418491 00000 п. 0000418671 00000 п. 0000418853 00000 п. 0000419035 00000 н. 0000419217 00000 н. 0000419399 00000 н. 0000419581 00000 п. 0000419762 00000 н. 0000419942 00000 н. 0000420124 00000 н. 0000420305 00000 н. 0000420488 00000 н. 0000420670 00000 н. 0000420851 00000 п. 0000421032 00000 н. 0000421214 00000 н. 0000421395 00000 н. 0000421577 00000 н. 0000421759 00000 н. 0000421941 00000 н. 0000422122 00000 п. 0000422304 00000 н. 0000422487 00000 н. 0000422670 00000 н. 0000422852 00000 н. 0000423033 00000 н. 0000423215 00000 н. 0000423396 00000 н. 0000423578 00000 н. 0000423760 00000 н. 0000423942 00000 п. 0000424123 00000 н. 0000424302 00000 н. 0000424483 00000 н. 0000424666 00000 н. 0000424847 00000 н. 0000425029 00000 н. 0000425210 00000 н. 0000425392 00000 н. 0000425945 00000 н. 0000426129 00000 н. 0000426671 00000 н. 0000426854 00000 н. 0000427404 00000 н. 0000427588 00000 н. 0000428124 00000 н. 0000428307 00000 н. 0000428492 00000 п. 0000429035 00000 н. 0000429219 00000 п. 0000429402 00000 н. 0000429927 00000 н. 0000430110 00000 п. 0000430636 00000 п. 0000430820 00000 н. 0000431348 00000 н. 0000431531 00000 н. 0000431716 00000 н. 0000431900 00000 н. 0000432084 00000 н. 0000432266 00000 н. 0000432449 00000 н. 0000432633 00000 н. 0000432817 00000 н. 0000432999 00000 н. 0000433182 00000 п. 0000433366 00000 н. 0000433548 00000 н. 0000433732 00000 н. 0000433915 00000 н. 0000434097 00000 н. 0000434280 00000 н. 0000434463 00000 п. 0000434646 00000 н. 0000434830 00000 н. 0000435013 00000 н. 0000435196 00000 п. 0000435379 00000 п. 0000435561 00000 п. 0000435744 00000 н. 0000435928 00000 н. 0000436112 00000 н. 0000436296 00000 н. 0000436480 00000 н. 0000436664 00000 н. 0000436848 00000 н. 0000437031 00000 н. 0000437213 00000 н. 0000437397 00000 н. 0000437581 00000 н. 0000437765 00000 н. 0000437948 00000 н. 0000438132 00000 н. 0000438315 00000 н. 0000438498 00000 п. 0000438679 00000 н. 0000438863 00000 н. 0000439046 00000 н. 0000439230 00000 н. 0000439413 00000 н. 0000439596 00000 н. 0000439778 00000 н. 0000439961 00000 н. 0000440145 00000 н. 0000440327 00000 н. 0000440511 00000 п. 0000440694 00000 н. 0000440877 00000 н. 0000441059 00000 н. 0000441243 00000 н. 0000441426 00000 н. 0000441609 00000 н. 0000441793 00000 н. 0000441977 00000 н. 0000442159 00000 н. 0000442342 00000 п. 0000442526 00000 н. 0000442710 00000 н. 0000442893 00000 н. 0000443074 00000 н. 0000443256 00000 н. 0000443439 00000 н. 0000443622 00000 н. 0000443805 00000 н. 0000443988 00000 н. 0000444171 00000 н. 0000444353 00000 н. 0000444536 00000 н. 0000444720 00000 н. 0000444902 00000 н. 0000445085 00000 н. 0000445268 00000 н. 0000445450 00000 н. 0000445634 00000 н. 0000445818 00000 н. 0000446002 00000 н. 0000446186 00000 н. 0000446370 00000 н. 0000446554 00000 н. 0000446738 00000 н. 0000446922 00000 н. 0000447105 00000 н. 0000447288 00000 н. 0000447472 00000 н. 0000447656 00000 н. 0000447840 00000 н. 0000448024 00000 н. 0000448207 00000 н. 0000448390 00000 н. 0000448573 00000 н. 0000448756 00000 н. 0000448939 00000 н. 0000449122 00000 н. 0000449304 00000 н. 0000449488 00000 н. 0000449670 00000 н. 0000449852 00000 н. 0000450034 00000 н. 0000450218 00000 н. 0000450401 00000 п. 0000450583 00000 н. 0000450765 00000 н. 0000450949 00000 н. 0000451132 00000 н. 0000451314 00000 н. 0000451497 00000 н. 0000451679 00000 н. 0000451863 00000 н. 0000452047 00000 н. 0000452231 00000 н. 0000452415 00000 н. 0000452598 00000 н. 0000452782 00000 н. 0000452966 00000 н. 0000453150 00000 н. 0000453330 00000 н. 0000453513 00000 п. 0000453696 00000 н. 0000453880 00000 п. 0000454062 00000 н. 0000454246 00000 н. 0000454429 00000 н. 0000454613 00000 н. 0000454796 00000 н. 0000454978 00000 н. 0000455160 00000 н. 0000455343 00000 п. 0000455526 00000 н. 0000455709 00000 н. 0000455893 00000 н. 0000456076 00000 н. 0000456260 00000 н. 0000456443 00000 н. 0000456626 00000 н. 0000456810 00000 н. 0000456993 00000 н. 0000457177 00000 н. 0000457359 00000 н. 0000457543 00000 н. 0000457727 00000 н. 0000457910 00000 п. 0000458093 00000 н. 0000458276 00000 н. 0000458460 00000 н. 0000458644 00000 н. 0000458826 00000 н. 0000459008 00000 н. 0000459192 00000 н. 0000459375 00000 п. 0000459558 00000 п. 0000459742 00000 н. 0000459926 00000 н. 0000460110 00000 п. 0000460294 00000 н. 0000460478 00000 н. 0000460661 00000 п. 0000460844 00000 н. 0000461027 00000 н. 0000461211 00000 н. 0000461393 00000 н. 0000461577 00000 н. 0000461760 00000 н. 0000461944 00000 н. 0000462126 00000 н. 0000462307 00000 н. 0000462489 00000 н. 0000462670 00000 н. 0000462853 00000 н. 0000463390 00000 н. 0000463572 00000 н. 0000464100 00000 н. 0000464280 00000 н. 0000464463 00000 н. 0000464996 00000 н. 0000465178 00000 н. 0000465703 00000 п. 0000465883 00000 н. 0000466066 00000 н. 0000466248 00000 н. 0000466430 00000 н. 0000466611 00000 н. 0000466792 00000 н. 0000466973 00000 п. 0000467155 00000 н. 0000467337 00000 н. 0000467520 00000 н. 0000467701 00000 п. 0000467883 00000 н. 0000468064 00000 н. 0000468246 00000 н. 0000468427 00000 н. 0000468609 00000 н. 0000468789 00000 н. 0000468970 00000 н. 0000469152 00000 н. 0000469334 00000 п. 0000469517 00000 н. 0000469699 00000 н. 0000469881 00000 п. 0000470062 00000 н. 0000470243 00000 п. 0000470425 00000 н. 0000470607 00000 н. 0000470789 00000 н. 0000470971 00000 п. 0000471153 00000 н. 0000471335 00000 н. 0000471516 00000 н. 0000471699 00000 н. 0000471881 00000 н. 0000472062 00000 н. 0000472244 00000 н. 0000472425 00000 н. 0000472607 00000 н. 0000472787 00000 н. 0000472969 00000 н. 0000473149 00000 н. 0000473331 00000 н. 0000473513 00000 н. 0000473696 00000 н. 0000473877 00000 н. 0000474059 00000 н. 0000474239 00000 н. 0000474421 00000 н. 0000474603 00000 н. 0000474785 00000 н. 0000474967 00000 н. 0000475149 00000 п. 0000475331 00000 п. 0000475513 00000 н. 0000475696 00000 н. 0000475878 00000 н. 0000476060 00000 н. 0000476242 00000 н. 0000476424 00000 н. 0000476605 00000 н. 0000476786 00000 н. 0000476968 00000 н. 0000477150 00000 н. 0000477331 00000 п. 0000477512 00000 н. 0000477694 00000 п. 0000477875 00000 н. 0000478057 00000 н. 0000478239 00000 н. 0000478421 00000 н. 0000478603 00000 н. 0000478785 00000 н. 0000478967 00000 н. 0000479149 00000 н. 0000479331 00000 п. 0000479513 00000 н. 0000479696 00000 н. 0000479878 00000 н. 0000480060 00000 н. 0000480242 00000 н. 0000480424 00000 н. 0000480606 00000 н. 0000480787 00000 н. 0000480969 00000 н. 0000481151 00000 н. 0000481333 00000 н. 0000481515 00000 н. 0000481698 00000 н. 0000481880 00000 н. 0000482062 00000 н. 0000482244 00000 н. 0000482426 00000 н. 0000482608 00000 н. 0000482790 00000 н. 0000482972 00000 н. 0000483154 00000 н. 0000483334 00000 н. 0000483516 00000 н. 0000483699 00000 н. 0000483879 00000 н. 0000484061 00000 н. 0000484242 00000 н. 0000484424 00000 н. 0000484605 00000 н. 0000484786 00000 н. 0000484966 00000 н. 0000485148 00000 н. 0000485329 00000 н. 0000485510 00000 н. 0000485692 00000 н. 0000485872 00000 н. 0000486054 00000 н. 0000486236 00000 н. 0000486418 00000 н. 0000486599 00000 н. 0000486779 00000 н. 0000486961 00000 н. 0000487143 00000 н. 0000487325 00000 н. 0000487507 00000 н. 0000487690 00000 н. 0000487871 00000 н. 0000488052 00000 н. 0000488233 00000 н. 0000488413 00000 н. 0000488593 00000 н. 0000488774 00000 н. 0000488955 00000 н. 0000489136 00000 н. 0000489318 00000 н. 0000489499 00000 н. 0000489682 00000 н. 0000489864 00000 н. 00004 00000 н. 00004

    00000 н. 00004

    00000 п. 0000490591 00000 п. 0000490772 00000 н. 0000490952 00000 н. 0000491133 00000 н. 0000491314 00000 н. 0000491495 00000 н. 0000491676 00000 н. 0000491859 00000 н. 0000492041 00000 н. 0000492223 00000 н. 0000492404 00000 н. 0000492586 00000 н. 0000492768 00000 н. 0000492950 00000 н. 0000493132 00000 н. 0000493312 00000 н. 0000493494 00000 н. 0000493675 00000 н. 0000493858 00000 н. 0000494040 00000 н. 0000494221 00000 н. 0000494403 00000 н. 0000494585 00000 н. 0000494767 00000 н. 0000494948 00000 н. 0000495130 00000 н. 0000495312 00000 н. 0000495494 00000 н. 0000495675 00000 н. 0000495859 00000 н. 0000496041 00000 н. 0000496225 00000 н. 0000496409 00000 н. 0000496593 00000 н. 0000496777 00000 н. 0000496960 00000 н. 0000497144 00000 н. 0000497328 00000 н. 0000497512 00000 н. 0000497696 00000 н. 0000497880 00000 н. 0000498064 00000 н. 0000498248 00000 н. 0000498432 00000 н. 0000498616 00000 н. 0000498800 00000 н. 0000498984 00000 н. 0000499167 00000 н. 0000499351 00000 н. 0000499535 00000 н. 0000499719 00000 н. 0000499903 00000 н. 0000500087 00000 н. 0000500270 00000 н. 0000500453 00000 п. 0000500637 00000 н. 0000500821 00000 н. 0000501005 00000 н. 0000501189 00000 н. 0000501373 00000 н. 0000501557 00000 н. 0000501740 00000 н. 0000501924 00000 н. 0000502107 00000 н. 0000502291 00000 н. 0000502475 00000 н. 0000502659 00000 н. 0000502843 00000 н. 0000503026 00000 н. 0000503210 00000 н. 0000503300 00000 н. 0000503571 00000 н. 0000503877 00000 н. 0000504321 00000 н. 0000504373 00000 н. 0000507750 00000 н. 0000508171 00000 н. 0000508223 00000 н. 0000508747 00000 н. 0000509008 00000 н. 0000509059 00000 н. 0000509482 00000 н. 0000510652 00000 п. 0000511774 00000 н. 0000512333 00000 н. 0000512385 00000 н. 0000513075 00000 н. 0000514500 00000 н. 0000515254 00000 н. 0000515306 00000 н. 0000516048 00000 н. 0000516271 00000 н. 0000516322 00000 н. 0000516623 00000 н. 0000517574 00000 н. 0000518128 00000 н. 0000518677 00000 н. 0000519231 00000 п. 0000519782 00000 н. 0000520333 00000 н. 0000520884 00000 н. 0000521438 00000 п. 0000521994 00000 н. 0000522549 00000 н. 0000523100 00000 н. 0000523652 00000 н. 0000524205 00000 н. 0000524758 00000 н. 0000525308 00000 н. 0000525433 00000 н. 0000525508 00000 н. 0000525807 00000 н. 0000525879 00000 н. 0000525990 00000 н. 0000526105 00000 н. 0000526179 00000 н. 0000526312 00000 н. 0000526386 00000 н. 0000526554 00000 н. 0000526628 00000 н. 0000526781 00000 н. 0000526936 00000 н. 0000527090 00000 н. 0000527162 00000 н. 0000527297 00000 н. 0000527517 00000 п. 0000527701 00000 н. 0000527773 00000 н. 0000527898 00000 н. 0000528035 00000 н. 0000528107 00000 н. 0000528179 00000 н. 0000528253 00000 н. 0000528388 00000 н. 0000528535 00000 н. 0000528771 00000 н. 0000528843 00000 н. 0000528978 00000 н. 0000529125 00000 н. 0000529199 00000 н. 0000529271 00000 н. 0000529345 00000 н. 0000529419 00000 н. 0000529491 00000 п. 0000529565 00000 н. 0000529734 00000 н. 0000529808 00000 н. 0000529882 00000 н. 0000016196 00000 п. трейлер ] / Назад 968355 >> startxref 0 %% EOF 1120 0 объект > поток h ޼ W l ~ |.? | NVMsqkXF [} = L [Q: J & d% MZN 2ZMl “]! + J ~ 9v}}; 9

    Деловое и социально-политическое взаимодействие в проектах международных услуг: пример Бразилии

    Анализ двух случаев используется для понимания основных стимулов для участия как деловых, так и социально-политических субъектов в кооперативных формах взаимодействия. Метод тематического исследования в более сложной кооперативной структуре, например государственно-частной структуре, полезен при попытке захватить акторов различия в ценностях, убеждениях и намерениях (Инь 2015).Более того, метод тематического исследования особенно привлекателен, когда нужно отвечать на вопросы «как» (Ghauri and Grønhaug 2005) и когда акцент делается на явлении в реальной ситуации, зависящей от контекста (Yin 2015). Наш выбор согласуется с точкой зрения Гаури и Ферта (2009), согласно которой тематическое исследование позволяет изучить явление во многих измерениях, а затем способствует согласованной исследовательской интерпретации. Поэтому мы применили сетевую перспективу и рассмотрим различные точки зрения участников, чтобы получить целостное объяснение явления.

    Что касается выбора случая, мы рассмотрели такие факторы, как инновации в продуктах / услугах, контекст развивающейся экономики и влияние на общество. Хотя дела связаны с проектами в одной стране, мы привносим международный аспект, поскольку участвующие фирмы находятся из нескольких стран. Для сбора данных использовались две стратегии: 70 глубинных интервью, собранных за два периода (2013–2014 гг.) И (2015–2017 гг.), И анализ вторичных источников (например, местных / международных новостей, отчетов компаний и т. Д.)). Комбинация интервью и вторичных данных позволила провести триангуляцию по источникам данных и внутри них (Гибберт и др., 2008). Интервью проводились с сотрудниками компаний и других организаций (неправительственных, государственных должностных лиц и политических органов), которые участвовали в проекте. Некоторые интервью были на английском, но большинство – на португальском. Большинство интервью проводилось лицом к лицу, а некоторые респонденты опрашивались более одного раза (см. Таблицу 2 ниже). Вопросы были разделены на: (1) подробные вопросы о развитии бизнес-социально-политических отношений до, во время и после проектов и (2) как такие отношения укрепили конкурентные позиции МНК на рынке.Респонденты были выбраны на основе их непосредственного участия в проекте, и впоследствии была использована техника снежного кома (Patton 2005).

    Таблица 2 Список респондентов

    N-Vivo использовалось для систематического кодирования данных. Мы следуем Sinkovics et al. (2008) утверждают, что использование качественного программного обеспечения может способствовать получению более надежных результатов исследований, а затем поддерживать построение теории. Анализируя данные, мы начали с разделения информации по каждому случаю. Затем на основе собственных слов информаторов были разработаны открытые коды первого порядка с целью выявления возникающих тем (Ghauri and Firth 2009).В результате был проведен анализ деятельности, а также мотивации и ожиданий респондентов, сформировавшихся до и во время проекта. Затем мы сгенерировали коды второго порядка с учетом более конкретной теоретической основы, такой как теория политических связей. Наконец, третий раунд привел к более абстрактному уровню кодирования, на котором знания, приверженность и легитимность стали ключевыми элементами в рамках делового и социально-политического сотрудничества, что позволило разработать нашу теоретическую модель (см.рис.1).

    Описание кейса

    Города, в которых были разработаны и реализованы проекты «умных городов», расположены в Бразилии. Страна заслуживает краткого общего описания с социальной и экономической точки зрения. В 2012 году бразильская экономика переживала бум. Возникающий и растущий средний класс расширял свое внутреннее потребление, что привлекало новые прямые иностранные инвестиции (ПИИ). Бразильский рынок с населением более 200 миллионов человек предоставляет большие возможности для бизнеса.Благодаря экономическому и социальному прогрессу Бразилии в период с 2003 по 2014 год 29 миллионов человек выбрались из нищеты. Уровень доходов беднейших 40% населения вырос в среднем на 7,1% (в реальном выражении) в период с 2003 по 2014 год по сравнению с ростом доходов населения в целом на 4,4% (Всемирный банк, 2017).

    Несмотря на положительный бразильский контекст, когда это исследование началось в 2012 году, неожиданные экономические, социальные и политические изменения повлияли на бразильскую экономику в последние годы (2014–2017).Например, импичмент президента подорвал доверие потребителей и инвесторов. В сочетании с политической нестабильностью бразильская экономика недавно столкнулась с растущим уровнем безработицы и экономической стагнацией. Такое резкое изменение и текущий общий контекст страны достаточно хорошо отражают то, что Хаджихани и Йохансон (1996) определяют развивающуюся экономику как «нестабильный рынок». Что касается инноваций, индексы, предоставленные Всемирным банком (2017), показывают, что Бразилия находится в худшем положении по сравнению со странами ОЭСР с точки зрения количества патентов, научных публикаций и количества студентов, получивших дипломы в области технологий и инженерии (Esteves and Feldmann 2016 ).Хотя это отражает зависимость страны от импортируемых технологий, это может быть источником деловых возможностей для обслуживания МНП из отрасли ИКТ, не в последнюю очередь, если такие технологии могут быть адаптированы для социального прогресса. Следовательно, в деловой среде, сочетающей в себе как возможности, так и проблемы, Бразилия стала интересным рынком для изучения, прежде всего, когда наблюдение приводит к пониманию стратегий, используемых фирмами для достижения успеха на таком нестабильном рынке.

    Два проекта, представленные в этом документе, связаны с «концепцией умного города», в которой во взаимодействии участвуют бизнес, местные органы власти и НПО.Случай 1, названный «Проект умного города по городской мобильности», был инициативой, исходящей от местного правительства, а случай 2, названный «Умный город», был инициативой, исходящей от частного сектора, чтобы использовать возможности для бизнеса. Прежде чем описывать кейсы, уместно представить, что такое умный город. Организация Объединенных Наций определяет его как «инновационный город, который использует ИКТ и другие средства для повышения качества жизни, эффективности городских операций и услуг, а также конкурентоспособности, обеспечивая при этом удовлетворение потребностей нынешнего и будущих поколений в экономической и социальной сферах. и экологические аспекты »(UNCTAD 2014, p.3) Таким образом, преобразование города в «умный город» особенно интересно для обслуживания МНП, в основном, если правительство рано начинает применять такие технологии, которые затем действуют как катализаторы для широкомасштабного применения (Zanella et al. 2014). Далее будут описаны случаи с акцентом на этапах планирования и реализации.

    Пример 1 «Проект умного города по городской мобильности»

    Проект проходил в Куритибе, городе, известном своей инновационной системой BRT (Bus Rapid Transit), которая включает полосы только для автобусов, что позволяет автобусам эффективно перемещаться по их маршруты без необходимости конкурировать с другими видами транспорта.Он привлек внимание как на национальном, так и на международном уровне, а также был признан РКИК ООН (Рамочная конвенция Организации Объединенных Наций об изменении климата) как инновационное транспортное решение, привлекающее внимание всех участников.

    Целью проекта было внедрение технологии 3G в городские автобусы наряду с разработкой центра оперативного управления (OCC), который мог бы обеспечивать мониторинг и управление автопарком в режиме реального времени. В проекте автобусы, OCC, камеры, светофоры и автобусные остановки были подключены через мобильную сеть.Основными компаниями, участвовавшими в проекте, были шведская фирма Ericsson (которая разрабатывает аппаратное и программное обеспечение для телекоммуникационных услуг), бразильская фирма Dataprom (чей бизнес – разработка аппаратного и программного обеспечения для транспортных решений) и испанская фирма Telefonica / Vivo (a оператор связи, обеспечивающий связь между устройствами). Кроме того, в проекте участвовали два некоммерческих субъекта, URBS и ICI. URBS – это государственная организация, основной задачей которой является эксплуатация и надзор за транспортной системой города, в то время как ICI – некоммерческая организация, отвечающая за поставку ИТ-решений (информационных технологий) для URBS.Муниципалитет через URBS инвестировал в проект более 10 миллионов долларов США.

    Этап планирования

    URBS столкнулся с рядом проблем со связью при мониторинге транспортной системы города. Обмен информацией между URBS, частными компаниями, водителями автобусов и пассажирами был очень ограниченным, помимо огромного объема ручной работы, которая требовалась для управления городским транспортом и транзитом. URBS использовала внутреннюю процедуру, называемую «контрольная запись транспортного средства», чтобы предоставить план расписания и автобусных маршрутов.Обычно 3500 записей заполнялись вручную, и вся информация, собранная за один месяц, обрабатывалась почти три месяца. Отсюда постоянные задержки и жалобы.

    Для решения проблем со связью и транзитом URBS объединила усилия с ICI, чтобы определить пути повышения эффективности транспортной системы города. Вместе они определили, что внедрение технологии 3G может быть способом решения проблемы, помогая операторам прогнозировать спрос и, в свою очередь, улучшать расписание и маршруты автобусов.Однако реализовать такое решение оказалось не так просто, как казалось сначала. Потребовалось несколько доработок и приспособлений для удовлетворения потребностей города.

    Несмотря на то, что ICI была разработчиком программного обеспечения для URBS, у компании не было собственного технологического решения, поэтому они совместно координировали проект. Над проектом работали 20 технических специалистов ICI. Кроме того, исследование экономической целесообразности было проведено LACTEC – некоммерческим институтом научных исследований и технологий – который посоветовал построить центр управления операциями (OCC) для наблюдения за автобусным парком через камеры, подключенные к центру в режиме онлайн.Исследование было заказано URBS, чтобы получить знания о том, как улучшить государственные услуги. Основная рекомендация заключалась в обучении персонала и получении доходов за счет установки камер внутри автобусов, обеспечения связи между URBS и его пассажирами и использования в качестве маркетинговой платформы для компаний для рекламы. В конце 2009 года, после принятия решения о продвижении вперед, первая стратегия заключалась в частичной корректировке электронного билета, разработанного Dataprom. Задача заключалась в создании системы, позволяющей использовать широкополосный USB-модем внутри оборудования Dataprom.Тем временем URBS и ICI искали оператора связи, который мог бы обеспечить подключение.

    Этап внедрения

    Telefonica / Vivo была выбрана в связи с ее стремлением увеличить покрытие широкополосной связи в нескольких частях города. URBS купила около 3100 микросхем Telefonica / Vivo для обеспечения связи. В конце 2011 – начале 2012 года URBS создал OCC, и аналогичный центр был также создан в Setransp для облегчения связи между URBS и частными транспортными компаниями.Setransp – это профсоюз, состоящий из 23 транспортных компаний, чья миссия состоит в защите интересов своих членов. Как упоминалось ранее, автобусы принадлежат частным компаниям, и государство передает услуги на аутсорсинг. Для внедрения системы необходимо было координировать обучение сотрудников URBS и Setransp, в которых участвовало 140 человек, по 70 с каждой стороны. Однако наличие OCC в Setransp было требованием не от URBS, а от транспортных компаний, которые скептически относились к системе.Следовательно, возникли трения между URBS и транспортными компаниями, которые хотели иметь больший контроль над системой.

    После внедрения OCC новая система не работала должным образом, и связь несколько раз терялась. Основная проблема заключалась в том, что USB-модем Telefonica / Vivo использовался в нетипичных условиях, что приводило к потере данных и сбоям в работе. Чтобы решить эту проблему, технические специалисты определили потребность в технологии, которая могла бы защитить USB от внешней среды. Модули мобильной широкополосной связи Эрикссон, изначально разработанные для ноутбуков, оказались подходящим оборудованием, и Эрикссон продал сразу 3000 модулей.Наконец, когда все технологии были внедрены и интегрированы во все оборудование, в некоторых районах города возникла новая проблема связи. Setransp был обеспокоен тем, что сбой повлияет на их доходы, и попросил о встрече, чтобы обсудить источник проблемы.

    Менеджер Setransp подчеркнул, что компании обвиняют друг друга в плохой работе системы. Ericsson обвинили в поставке неисправного модема, а Telefonica / Vivo обвинили в проблемах с подключением.На «Датапром» также оказывалось сильное давление, обвинив его в неспособности скорректировать свое программное обеспечение. Для URBS оборудование Dataprom не работало, и потребовалось некоторое время, чтобы убедить URBS в том, что проблема связана с подключением. Между партнерами нарастали напряженность и недопонимание. Менеджер по решениям Dataprom заявил, что было напряженно, когда, например, менеджер Telefonica / Vivo заявил, что они стараются изо всех сил, но менеджер Dataprom подчеркнул: «Ваше лучшее – плохо для меня! Может, лучше попробовать другой телеком? » Оказалось, что проблема была в подключении, поскольку Telefonica / Vivo не соответствовала потребностям города в инвестициях в сеть.Как только покрытие было нанесено правильно, система работала точно. Однако, помимо технических проблем, менеджеры Telefonica / Vivo подчеркнули важность внутренних процедур взаимодействия с политическими деятелями. В МНП существуют разные группы менеджеров, которые занимаются построением отношений с разными уровнями власти. Менеджеры подчеркивают трудности развития и построения отношений с местными мэрами. Они объяснили, что «в больших городах политики и государственные чиновники лучше разбираются в технологиях, тогда как в малых городах большую часть времени необходимо информировать их о преимуществах и их влиянии на муниципалитет.Такой недостаток знаний заставляет нас объяснять и информировать их в процессе переговоров ».

    Отвечая на вопрос о влиянии партнерства на бизнес компаний, консультант Эрикссон по корпоративной социальной ответственности отметил, что: «Модули были разработаны для компьютеров; это был первый раз, когда мы использовали их в автобусах ». Таким образом, отслеживание активов и транспортировка стали новым рынком для компании, и с тех пор проект использовался во всем мире в качестве примера. Руководитель отдела маркетинга и стратегии Ericsson подчеркивает важность развития проектов.«Очень важно представить пилотный проект. Если это успешная история, она вызывает доверие у рынка и в глазах правительства », – заявил он. Как и у Telefonica / Vivo, у Ericsson есть подразделение внутри организации, которое занимается и понимает, что важно для политических деятелей. И Ericsson, и Telefonica / Vivo объединили усилия для создания видеоролика, в котором президент URBS и мэр города, а также граждане выступают за новую технологию.

    С политической точки зрения проект активно использовался мэром Риши во время проекта.В его политических кампаниях (как в 2010, так и в 2014 году) особое внимание уделялось инновационным проектам, связанным с городской мобильностью. Его послание было: «Я буду продолжать инвестировать в инновационные проекты, чтобы улучшить городскую мобильность Параны». Таким образом, мэр попытался связать свой имидж с проблемой городской мобильности, и его кампания подчеркнула, что: «Рича – единственный мэр Бразилии, получивший награду от имени города Куритиба в Вашингтоне, округ Колумбия, за его устойчивый транспорт, поскольку а также приглашение выступить на Всемирной неделе городской мобильности в Сеуле.На рис. 2 представлено сетевое представление участников, подключенных друг к другу на разных этапах проекта. Государственный сектор представлен черными полосами, в то время как серый и черный обозначают некоммерческие и коммерческие организации, соответственно.

    Рис. 2

    Участники сети в случае 1

    Пример 2 «Проект« Умный город »в Агуасе, Бразилия»

    Основной целью второго проекта было преобразование города Агуас в цифровой центр с помощью технологий. для улучшения государственных услуг, одновременно выступая в качестве выставочного зала для создания деловых возможностей для обслуживающих МНП.Проект включал в себя ряд приложений, таких как интеллектуальная парковка, интеллектуальное уличное освещение и платформы электронного правительства. Основными участниками со стороны бизнеса были Telefonica / Vivo, Ericsson, Huawei и ISPM. Эрикссон и Telefonica / Vivo работали вместе, как упоминалось в предыдущем разделе. Huawei – китайская компания, специализирующаяся на телекоммуникационном оборудовании и услугах, а ISPM – бразильская компания, специализирующаяся на разработке платформ IoT (Интернет вещей) с использованием технологий 4G.Среди других участников были мэр города, государственные чиновники и две неправительственные организации, названные «Ванзолини» и «Фонд Telefonica». Проект получил широкое освещение в местных СМИ, когда был реализован в 2015 году, а также получил международную известность среди предпринимательского сообщества и был признан TM Catalyst Forum как инновационный. Этапы планирования и реализации описаны ниже.

    Этап планирования

    В качестве руководителя проекта Telefonica / Vivo в 2014 году предложила мэру города расширить свои технологические решения в соответствии с социальными потребностями города.Город с населением около 3000 человек и высоким уровнем индекса человеческого развития был выбран компаниями из-за низкого уровня необходимых инвестиций. Президент Telefonica / Vivo заявил, что: «Пилотный проект служит лабораторией для создания государственно-частных партнерств (ГЧП), в основном в более густонаселенных муниципалитетах». В рамках партнерского соглашения с мэром города, но не в рамках ГЧП, и с первоначальными инвестициями в размере более 510 миллионов долларов США Telefonica / Vivo начала замену старой телефонной станции в разных точках города.Чтобы предоставить полное решение, также необходимо было привлечь ряд других деловых партнеров (см. Рис. 3). Еще одна инвестиция Telefonica / Vivo была связана с человеческими ресурсами. Была организована команда менеджеров, имеющих опыт развития отношений с государственными служащими и мэрами. В состав команд входили не только менеджеры проектов, но и менеджеры по связям с общественностью, которые отвечали за мониторинг и снижение любого негативного воздействия проекта в местных СМИ.

    Фиг.3

    Участники сети по делу 2

    Глава отдела инноваций Telefonica / Vivo подчеркнул, что: «Мы решили работать в тех районах, где мэр сообщил нам, что у города есть проблемы, которые необходимо решить». Однако, несмотря на новаторскую идею, Telefonica / Vivo испытывала трудности с пониманием государственных чиновников. Секретарь по туризму был одним из немногих государственных служащих, которые поняли эту идею. По его словам, серьезной проблемой было отсутствие технологических знаний, особенно в небольших муниципалитетах Бразилии: «Некоторые из них неграмотны в отношении технологий.Они не знали, как технология может им помочь ».

    Секретарь по туризму был важным партнером для компаний. Он стал координатором со стороны города и интересовался потенциальной известностью, которую проект принесет городу. Верный идее проекта, он начал способствовать развитию проекта, устраняя некоторые практические препятствия, такие как лицензионные требования. Но он также предъявлял требования к фирмам. Например, когда компании захотели взимать плату за некоторые из своих услуг, он подчеркнул: «Вы транснациональные корпорации и должны лучше оценивать ценность города.Нам есть что терять, мы маленький город. Оба могут выиграть, но если нет, вы уйдете, пока город останется. Изложив мои аргументы, компании поняли правила и ценности ». Как только проект был понят с обеих сторон, следующим этапом стал процесс внедрения технологии.

    Этап внедрения

    Команда Telefonica / Vivo состояла из 15–20 человек и состояла из технических специалистов, разработчиков, менеджеров и т. Д., Которые оказывали поддержку как городу, так и деловым партнерам.Хотя технология ранее разрабатывалась фирмами, она требовала адаптации к условиям города. Секретарь по туризму заинтересовался решением умной парковки, потому что в выходные дни население города увеличивается вдвое, так как он знаменит своей водой, которая используется для гидротерапии. Еще одна задача заключалась в снижении затрат на электроэнергию. Таким образом, компания Telefonica / Vivo выбрала Ericsson для участия в разработке решений для парковки и освещения.

    Оборудовав 500 парковочных мест датчиками, определяющими, свободны ли парковочные места или нет, было намерение сократить заторы на дорогах и сократить выбросы углекислого газа.Однако основная проблема заключалась в том, что большая часть технологий была разработана для помещений (внутри зданий). По словам менеджера по инновациям Telefonica / Vivo, это был первый раз, когда это было сделано на открытом воздухе. Секретарь по туризму указал на некоторые из проблем, одна из которых заключается в том, что датчики системы интеллектуальной парковки работали только время от времени, что вызвало недовольство граждан. Он подтвердил, что: «Нас часто спрашивали граждане о причинах, по которым датчики работали хорошо, когда проект был запущен, но не сейчас.Я тоже был немного разочарован ».

    Еще одной технологией, которая не работала должным образом две недели подряд, было интеллектуальное освещение. Однако, несмотря на то, что Эрикссон и Telefonica / Vivo были проинформированы о проблеме, они не взяли на себя никаких обязательств по ее решению, подтвердил секретарь. Критический эпизод произошел, когда приближался большой праздник, и город ожидал 10 000 посетителей. На вопрос, как была решена проблема, секретарь ответил: «Я был в ярости. Для меня было проблемой, когда в общественном парке было совсем темно.Я сказал людям в компаниях: это не моя проблема. Это ваша проблема Telefonica / Vivo. Должен ли я проинформировать СМИ, как у нас дела? После этого проблема была решена ».

    Для повышения безопасности в городе компания Huawei предоставила 15 камер наблюдения для наблюдения за городом. Проект был важен для Huawei, поскольку бренд еще не был хорошо известен в Бразилии. Менеджер по решениям подчеркнул: «Участие в этом проекте позволило нам показать, как эту технологию можно применять в реальных ситуациях.Это наш выставочный зал ». Но взаимодействие было сложным, а внедрение было процессом обучения. По словам менеджера по решениям в Huawei: «У нас не было практического опыта работы в городах. Например, легко определить места, где можно было бы установить камеры, но мы не думали о камере над городским автобусным вокзалом, для которой требовалось электричество и связь ». Еще одна трудность, с которой Huawei столкнулась в мэрии, возникла после установки оборудования. Менеджеры ожидали, что ими воспользуются государственные чиновники.Менеджер сказал мэру: «Мы передали вам технологию. Вам нужна команда, чтобы управлять им, но мэр не знал, кто может ими управлять. После этого мы поняли, что обучение персонала должно быть частью любого проекта ».

    Несмотря на трудности, когда его спросили о важности таких проектов для работы Huawei на местном уровне, старший менеджер по решениям объяснил, что: «Участие в первом проекте умного города в Бразилии создает брендинг компании, но также демонстрирует технологию.По его словам, убедить клиента намного проще, когда можно показать, как все работает на практике, то есть показать, как решить проблему в городских условиях. Он утверждал, что пилотный проект открыл несколько новых возможностей для бизнеса – около 20 различных муниципалитетов, то есть мэров, проявили интерес, а сделки с мэрами находятся в процессе переговоров. По мнению компании, «демонстрация технологии, функционирующей на практике в городе, повысила легитимность Huawei на рынке и усилила сообщение о том, что мы можем доставить такое решение в любой город мира.»

    Еще одним партнером, приглашенным Telefonica / Vivo, была компания ISPM. Он отвечал за обслуживание 400 удаленных решений, используемых в секторах здравоохранения и образования. Кроме того, ISPM отвечал за интеграцию всех сервисов в свою платформу IoT. Компания также разрабатывает цифровые прикладные решения в сфере здравоохранения, например, для записи на прием и удаленного мониторинга клинических симптомов пациентов через Интернет. Кроме того, были разработаны два приложения, которые обеспечивают более прямое взаимодействие между гражданами и местными властями.По словам министра туризма, такие сервисные приложения улучшают имидж государственной службы. Например, уменьшилось количество жалоб через социальные сети, такие как Facebook, которые наносят значительный ущерб имиджу государственной власти. По словам секретаря: «Граждане предпочитают жаловаться непосредственно в мэрию, потому что они начинают больше доверять нашему ответу и решению проблем». В сфере образования компания Telefonica / Vivo подарила 410 нетбуков и планшетов учащимся государственных школ города.Сервис позволяет получить доступ к цифровому контенту (например, книгам, видео и новостям). В рамках проекта Telefonica Foundation и Vanzolini Foundation вместе обучили школьных учителей использованию новой интерактивной платформы. Координатор Telefonica Foundation подчеркнула, что: «Наличие фонда стратегически важно не только для демонстрации корпоративной социальной ответственности, но и в качестве инструмента для взаимодействия с государственными органами». Кроме того, благодаря нескольким инициативам по улучшению общественной жизни граждан, Telefonica Foundation смог уменьшить конфликты и даже избежать наказания со стороны регулирующих органов Telefonica Group.

    На вопрос о важности проекта для города, а также о взаимоотношениях между частным и государственным сектором, секретарь подчеркнул, что сотрудничество было очень хорошим. Например, «Эрикссон помогла нам снизить наши счета за электроэнергию на 35%. Лампочки отправляют нам сообщение, когда срок их годности истекает ». Однако существует отрицательная связь между имиджем Telefonica / Vivo и имиджем мэрии. Он подчеркивает, что: «Граждане жалуются, что они живут в умном городе, но с плохой связью дома.Плохое обслуживание было воспринято как отказ мэрии, хотя это было вне нашего контроля и масштабов проекта ». На рисунке 3 показано сетевое представление проекта. Черным и пунктирно-серым цветом представлены субъекты бизнеса, а полосатым черным и серым цветом – политические и некоммерческие субъекты соответственно. Черным цветом обозначены сервисные МНП, которые являются предметом нашего анализа.

    Аналитическая записка ООН / ДЭСВ № 75: COVID-19: Подтверждение взаимоотношений между государством и населением

    Возникновение и распространение коронавируса в конце 2019 года и влияние его заболевания, COVID-19, которое было классифицировано Всемирной организацией здравоохранения как глобальная пандемия, на момент написания статьи продолжаются.

    Усилия правительств по сдерживанию распространения пандемии при одновременном управлении ее широкомасштабными последствиями демонстрируют критическую роль взаимоотношений между государством и людьми в формировании и определении ответных мер правительства, стратегий и подходов к преодолению кризиса. Хотя правительства предприняли некоторые быстрые и эффективные ответные меры, во многих отношениях пандемия выявила некоторые недостатки в устойчивости стран к кризису и, в частности, в том, как государство относится к своему народу в реализации ценностей и принципов эффективное управление.

    Устойчивость и эффективное управление идут рука об руку и являются ключевыми элементами Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Вместе с 17 целями в области устойчивого развития (ЦУР) Повестка дня представляет собой глобальную стратегию трансформации, направленную на формирование жизнестойких обществ, которые признают ценности справедливости, равенства, интеграции, подотчетности, интеграции, мира и безопасности, справедливости, уважения разнообразия, сотрудничества и партнерские отношения.

    Устойчивые общества основаны на эффективном управлении и принципе «никого не оставить позади», ключевых элементах для того, чтобы иметь возможность справляться с неожиданными кризисами.Комитет экспертов Организации Объединенных Наций по государственному управлению (CEPA) изложил 11 принципов эффективного управления, разделенных на три группы: первая группа фокусируется на эффективности (компетентность, выработка разумной политики и сотрудничество), вторая группа – на вопросах подотчетности (честность, прозрачность). и независимый надзор), а третья группа фокусируется на инклюзивности (никого не оставляя без внимания, недискриминации, участии, субсидиарности и равенстве между поколениями). Все принципы необходимы для эффективного управления и лежат в основе отношений, которые должны существовать между государством и людьми.

    Пандемия COVID-19: роль эффективного управления в управлении глобальным кризисом

    За несколько месяцев пандемия COVID-19 стала смертельной, унеся жизни тысяч и заразив миллионы, создав беспрецедентную нагрузку на системы здравоохранения и другие государственные службы во всем мире. Имеющиеся данные показывают, что более 4 миллионов человек во всем мире были инфицированы COVID-19 и более 270 000 человек умерли от него (по состоянию на 8 мая 2020 года, ВОЗ, информационная панель, Covid.who.int). Пандемия также оказала серьезное негативное влияние на экономику, бизнес и социальное взаимодействие, последствия которых, хотя и не полностью изучены, ожидается, что они будут глубокими и долгими.

    Усилия правительств по борьбе с распространением вируса высветили критическую роль эффективного и инклюзивного управления и, что немаловажно, взаимоотношения между государством и людьми. Многие правительства приняли решительные меры, такие как блокировка (около семидесяти трех стран ввели национальные меры изоляции, в то время как в других все еще действуют местные меры), социальное дистанцирование, отслеживание контактов, выполнение заказов на дому, закрытие школ и других учебных заведений. -существенные службы и предприятия, чтобы остановить распространение и опустошение вируса.Действительно, принимаемые меры перекликаются со многими из тех, что были предприняты в периоды военного времени, и к риторике войны с вирусом ссылаются многие лидеры, включая Организацию Объединенных Наций: «Мы ведем войну с вирусом и не побеждаем его», подчеркнул Генеральный секретарь ООН на экстренной виртуальной встрече лидеров G20.

    Действительно, во многих странах были задействованы механизмы государственной защиты, чтобы помочь людям в борьбе с COVID-19. В Китае, Италии, США и других странах были мобилизованы национальные силы безопасности для участия в деятельности по защите населения от COVID-19.В Китае армия построила больницы и направила медицинских экспертов и добровольцев в больницы и лечебные центры для борьбы с вирусом. В США военно-морской флот развернул госпитальные корабли для оказания медицинской помощи местным жителям в сильно пострадавших районах, в то время как правительственные военные лаборатории работали над созданием вакцины от вируса. В Уганде и соседней Кении армия и полиция патрулируют улицы, чтобы обеспечить соблюдение комендантского часа и блокировки, чтобы остановить распространение вируса.Точно так же в Италии были вызваны военные, чтобы обеспечить изоляцию в наиболее сильно пострадавших районах, чтобы обеспечить соблюдение людьми национальных распоряжений.

    Однако глобальная реакция не была единообразной. Некоторые правительства решили не принимать меры, подобные упомянутым выше, в то время как другие, а именно страны с федеральными системами управления, столкнулись с разрозненной реакцией, когда различные штаты или регионы приняли разные меры. Независимо от реакции, в каждой стране отношения между государством и людьми подвергаются давлению и усиленному контролю.Общенациональный кризис такого масштаба неизбежно заставляет задуматься и пересмотреть роли, обязанности и ответственность того и другого. То, как общество управляет этими отношениями, потенциально может существенно повлиять на эффективность сдерживания, мер реагирования и на скорость восстановления.

    Взаимоотношения государства и управления людьми во время общенационального кризиса

    Во время общенационального кризиса люди обращаются к государству и его институтам за лидерством и совместными действиями.По иронии судьбы, именно во время кризиса возможности государства и его институтов подвергаются наибольшему риску. Так обстоит дело во время продолжающейся пандемии COVID-19.

    Во всем мире государство предоставляет в различной степени важные услуги, такие как здравоохранение, образование, инфраструктура, информация, правосудие и другие. Такие услуги могут предоставляться различными способами (бесплатно, по субсидии или за полную стоимость для потребителя). Но в тяжелых кризисах, таких как нынешняя пандемия, отношения с поставщиками услуг могут быть растянутыми.От Руанды и Уганды, где правительства раздают продукты питания и другие предметы первой необходимости, такие как мыло, бедным и уязвимым слоям населения, до США, где федеральное правительство предоставило стимулирующие чеки на COVID-19 для людей и предприятий в зависимости от уровня дохода и размера семьи. Чтобы смягчить их против трудностей, вызванных пандемией, в Гане, где правительство приняло меры для обеспечения бесперебойного водоснабжения и электроснабжения на протяжении всей пандемии, правительства, независимо от уровня своего экономического развития, демонстрируют свои отношения поставщика с людьми.Предоставление медицинских и медицинских услуг, включая тестирование и госпитализацию на COVID-19, также в основном обеспечивается государством. Быстрое развертывание бесплатного сквозного тестирования на COVID-19 в Республике Корея было названо одной из причин, по которой стране удалось относительно быстро взять под контроль вирус. Во время кризиса старый призыв (в некоторых кругах государственного управления) к правительству уйти из жизни людей и бизнеса рассеивается, и возникает потребность в государственном вмешательстве в качестве поставщика основных услуг и систем социальной защиты.Так обстоит дело с пандемией COVID-19.

    Государство как защитник своего народа, особенно бедных и уязвимых, должно доказать свою эффективность во время общенационального кризиса. В частности, такой кризис, как пандемия COVID-19, может легко вызвать или усугубить разногласия и неравенство в обществе. Это может быть географический, этнический, расовый, религиозный, экономический, пол или возраст. Во время кризиса COVID-19 одни группы населения непропорционально сильно пострадали больше, чем другие, в частности, пожилые люди и люди с существующими заболеваниями, у которых более высокий уровень заболеваемости от этой болезни, лица с нестандартной занятостью, потерявшие работу, контракты, льготы и льготы; «Основные работники», включая специалистов здравоохранения и работников правоохранительных органов, транспорта, сферы услуг и гостеприимства, которые продолжают работать на объекте и подвергаются риску во время кризиса; дети и молодые люди, учеба и образование которых были нарушены, инвалиды, ежедневные услуги которых были приостановлены, а также женщины и дети, подвергшиеся домашнему насилию, которые, среди многих других, подвергаются риску усиления изоляции и жестокого обращения.

    Однако, с точки зрения жизнестойкости общества и устойчивого государства, на роль защиты следует ссылаться не только во время кризиса. Модальность социальной защиты и социального обеспечения должна быть сформулирована стратегически, чтобы обеспечить предсказуемо гарантированную жизнь для таких уязвимых слоев общества как в обычное время, так и во время кризиса.

    Преодоление кризиса: использование подхода, учитывающего интересы всего общества, повышение авторитета и доверия, а также борьба с дезинформационными исследованиями

    Для эффективного противодействия кризису COVID-19 государство должно сотрудничать, создавая партнерские отношения с гражданским обществом и частным сектором на основе подхода «всего общества», чтобы вовлечь все сообщества и заинтересованные стороны в усилия по поиску решения различных проблем, связанных с пандемией.Государство должно относиться к людям как к объединителю, не оставляя население в покое, чтобы столкнуться с нерешенными рисками социальной дезинтеграции. Именно в таких усилиях по поддержанию единства страны подход на основе участия всего общества может оказаться очень полезным.

    В рамках подхода, охватывающего все общество, отношения управления между государством (при условии, что оно является демократическим и заслуживающим доверия) и людьми во время кризиса такого масштаба должны основываться на том, чтобы прислушиваться друг к другу. Людям нужно прислушиваться к государству и озвучивать свои требования по определенным каналам, а государству нужно прислушиваться к людям, потому что в большинстве случаев люди действительно понимают проблемы и вызовы кризисов и часто могут предложить решения.Среди людей есть специалисты, которые знают о кризисе: поставщики медицинских услуг и медицинские работники, которые четко понимают, как решать проблемы со здоровьем; исследователи, которые могут использовать свою исследовательскую хватку, чтобы прийти к решению; социологи, которые могут знать, как общество должно справляться с проблемами, вызванными кризисом; и так далее. Поэтому очень важно, чтобы взаимное слушание занимало важное место в отношениях между людьми и государством в разгар кризиса.

    Как показала пандемия COVID-19, усилия правоохранительных органов также будут зависеть от доверия и сотрудничества со стороны людей, поскольку некоторые люди могут возражать и не следовать рекомендациям национальных или местных властей и, как следствие, представлять опасность. остальному населению. От Ухани в Китае, где десятки миллионов людей были первыми, кто подвергся изоляции в начале 2020 года, до семидесяти трех стран, которые последовали их примеру и когда пандемия достигла их берегов, включая Италию, Ирландию, Грецию, Испанию, Новая Зеландия, Колумбия, Перу, Руанда и многие другие страны, в Республику Корея, где было введено отслеживание контактов, усилия по обеспечению выполнения исполнительных мер по сдерживанию пандемии демонстрируют важность взаимного доверия между государством как исполнителем приказов по защите людей. .

    Помимо национального уровня, необходимо наладить сотрудничество и партнерство с глобальными участниками в рамках глобального подхода, например, государственные медицинские исследователи работают со своими коллегами в частном секторе и гражданском обществе, чтобы разработать вакцина против вируса. Правительства сотрудничают с ВОЗ и другими международными организациями в усилиях по сдерживанию распространения вируса. Во взаимосвязанном мире эту пандемию не может решить одна страна в одиночку.

    В своем видеообращении, посвященном COVID-19 и дезинформации, 14 апреля Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш обратил внимание на еще одну эпидемию – эпидемию опасной дезинформации. По мере того, как знания о COVID-19 растут, вокруг вируса распространяются многочисленные слухи, вызывающие страх и ставящие под угрозу усилия по борьбе и сдерживанию пандемии. Во время кризиса люди обращаются к правительству за достоверной информацией, основанной на фактах. Этот авторитет не только во многом зависит от доверия людей к правительству, но также зависит от того, каким образом и через кого правительство предоставляет людям постоянную и надежную информацию.Государство должно использовать современные технологии и структурировать свои операции таким образом, чтобы они постоянно противостояли ложной информации и манипулировали данными с помощью фактов и надежных источников данных. В этом контексте Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций объявил о новом информационном ответе Организации Объединенных Наций с каналами для распространения точных фактов, основанных на научных данных, для борьбы с растущим бедствием дезинформации.

    Во времена кризиса, более чем когда-либо, легитимность, авторитет и доверие служат основой для позитивных отношений между государством и людьми.Это во многом зависит от того, воспринимают ли люди государственные институты и руководство как легитимные и существует ли высокий уровень доверия между людьми и правительственным руководством и государственной службой. То, как справиться с кризисом, может усилить или уменьшить доверие людей к государственным учреждениям и руководству. Другими словами, кризис, даже такой серьезный, как нынешняя пандемия, может предоставить возможность повысить доверие людей к правительству. Наконец, легитимность, авторитет и доверие необходимы людям для реагирования посредством сотрудничества с государственными органами в рамках общесоциальных стратегий борьбы с национальными и глобальными кризисами, такими как пандемия COVID-19.Тем не менее, правительства должны признать, что для того, чтобы это было эффективным, должны быть созданы хорошо отлаженные механизмы политической интеграции и гибкой подотчетности, которые повышают доверие и авторитет, задолго до точки кризиса
    .

    Ключевые сообщения

    1. Пандемия и кризис COVID-19 представляет собой проблему, но также дает возможность разработать и использовать устойчивую и инклюзивную инфраструктуру общественного здравоохранения и эффективные институты для преодоления кризиса: Пандемия COVID-19, хотя в первую очередь это кризис здравоохранения и здравоохранения, но является переходящий в экономический и гуманитарный кризис.Его управление имеет далеко идущие последствия для отношений между государством и народом. Как таковая, она дает возможность государству и людям задуматься о том, какие отношения в сфере управления необходимы для обеспечения устойчивости, устойчивости и благополучия всех членов общества. Пандемия COVID-19, сколь бы разрушительной она ни была, дала возможность каждому правительству, да и всему миру, создать инфраструктуру управления и общественного здравоохранения, которая может предвидеть, выявлять пандемии и быстро реагировать на них, чтобы свести к минимуму страдания. они могут донести до людей.Это дало возможность осознать и устранить неравенство и различные формы отчуждения, чтобы повысить благосостояние людей.

    2. Предоставление основных услуг всем должно лежать в основе взаимоотношений между государством и народом в сфере управления: Государству не нужна пандемия или кризис, чтобы понять, как предоставлять критически важные услуги своим гражданам. В 2015 году 193 государства-члена Организации Объединенных Наций согласились с тем, что правительства должны поддерживать достижение ЦУР и никого не оставлять без внимания.Это означает обеспечение доступа людей к инклюзивным и недорогим услугам, которые способствуют устойчивому и инклюзивному развитию. Необходимо разработать, согласовать и реализовать долгосрочную политику и стратегии для эффективного предоставления государственных услуг, учитывающих потребности всех, особенно бедных и уязвимых.

    3. Социальная защита всех граждан, особенно очень бедных и уязвимых, имеет решающее значение для создания жизнестойкого общества: Пандемия COVID-19 подчеркнула необходимость того, чтобы государство разработало политику, стратегии и институционализированные средства обеспечения социальная защита для всех, особенно для очень бедных и уязвимых.Социальная защита должна охватывать всех людей, сокращать бедность и неравенство, способствовать устойчивому развитию и росту и поддерживать социальную интеграцию, социальную сплоченность, демократию, справедливые и мирные общества. Самый важный урок, извлеченный здесь, заключается в том, что государству не следует ждать кризиса, чтобы ввести в действие механизмы социальной защиты. Скорее механизмы социальной защиты должны быть разработаны с учетом мер реагирования на возможные кризисы, такие как пандемия COVID-19, чтобы избежать панического поиска решений в разгар кризиса.

    4. Надежное, законное и заслуживающее доверия государственное руководство имеет решающее значение всегда, но тем более во время общенационального кризиса, такого как пандемия COVID-19: Крепкие отношения между государством и людьми в значительной степени зависят от высокого уровня доверия к правительству и его руководство. Правительственные лидеры должны создать условия, способствующие укреплению доверия со стороны людей, среди прочего, обеспечивая распространение основанной на фактах информации и коммуникации, действуя прозрачно и добросовестно, служа обществу на справедливой основе с подотчетностью и гуманностью, а также работая в партнерстве и сотрудничестве с заинтересованные стороны, включая частный сектор и гражданское общество.

    5. Правительство во время кризиса должно стремиться сохранить единство страны, чтобы избежать социальной дезинтеграции: У единого народа больше шансов преодолеть любой кризис. Политика правительства, стратегии, которые оно разрабатывает, предоставляемые им экстренные услуги, а также выдвигаемые им директивы и руководящие принципы должны рассматриваться как приносящие пользу всем в стране в равной степени, чтобы способствовать справедливости и солидарности. Это верно как на национальном уровне для национального единства, так и на международном уровне для сохранения единства мира перед лицом глобальных кризисов, таких как пандемия COVID-19.Вспышка и быстрое распространение вируса ясно продемонстрировали, что вспышка в одной стране представляет угрозу для всех стран; то, что настоятельно требует международной солидарности в борьбе с ним и предотвращении таких пандемий в будущем.

    Авторы: Джон-Мэри Каузя из отдела по работе с государственными учреждениями и цифровому правительству в ДЭСВ ООН.

    Отношения США с Канадой – Государственный департамент США

    Дополнительная информация о Канаде доступна на странице страны, посвященной Канаде, а также в других публикациях Государственного департамента и других источниках, перечисленных в конце этого информационного бюллетеня.

    ОТНОШЕНИЯ США И КАНАДЫ

    Соединенные Штаты и Канада имеют самую протяженную в мире международную границу – 5 525 миль со 120 наземными портами въезда, и наши двусторонние отношения являются одними из самых тесных и обширных. Ежедневно между нами осуществляется торговля товарами и услугами на сумму около 1,7 миллиарда долларов США. Дорожная карта обновленного американо-канадского партнерства от 23 февраля 2021 г. подчеркивает глубину и широту отношений. Он устанавливает план амбициозных и общегосударственных усилий по борьбе с пандемией COVID-19 и в поддержку нашего взаимного процветания.Он создает партнерство по вопросам изменения климата, способствует глобальной безопасности в области здравоохранения, укрепляет сотрудничество в области обороны и безопасности и подтверждает общую приверженность разнообразию, равенству и справедливости. Наши две страны, опираясь на нашу общую историю и географию, тесно сотрудничают на нескольких уровнях, включая сотрудничество в борьбе с пандемией COVID-19, всеобъемлющее и устойчивое экономическое восстановление, глобальный климатический вызов, границу и национальную безопасность, глобальные дела, опиоидный кризис, охрана окружающей среды и свободная торговля.

    Координация борьбы с пандемией

    Соединенные Штаты тесно сотрудничают с канадским правительством и партнерами в борьбе с пандемией COVID-19 и разработке планов по внутреннему и глобальному восстановлению. Мы регулярно координируем общие вызовы и передовые методы реагирования на пандемию, продолжая поддерживать коммерческие потоки и важнейшие цепочки поставок. Канадские и американские компании работают вместе над разработкой лекарств и вакцин для борьбы с COVID-19, а также работают над тем, чтобы средства индивидуальной защиты были доступны для передовых работников, особенно работников здравоохранения.Кроме того, и Соединенные Штаты, и Канада обязались предоставить денежную поддержку и дозу вакцины Гави, глобальному альянсу по вакцинам для поддержки объекта COVAX. Помимо нынешних ответных мер, Соединенные Штаты и Канада обязались предпринять срочные глобальные меры по повышению безопасности здоровья, противодействию биологическим угрозам и предотвращению следующей пандемии. Соединенные Штаты и Канада совместно работают над устойчивым и инклюзивным экономическим восстановлением таким образом, чтобы устранить непропорционально сильное воздействие на женщин, молодежь, недостаточно представленные группы и коренные народы.Осознавая возможность более эффективного восстановления, мы будем работать с использованием новых и существующих стратегий и инициатив для ускорения экономического восстановления малых и средних предприятий, сотрудничества в области критически важных полезных ископаемых и повышения безопасности цепочки поставок.

    Соглашение между США, Мексикой и Канадой

    Соглашение между США, Мексикой и Канадой (USMCA) вступило в силу 1 июля 2020 года, заменив НАФТА соглашением о свободной торговле для Северной Америки.

    USMCA будет создавать рабочие места, улучшать защиту работников, увеличивать торговлю сельскохозяйственной продукцией, производить новые инвестиции в жизненно важные производственные отрасли, защищать права интеллектуальной собственности, создавать обязательные трудовые и экологические стандарты, а также усиливать и расширять защиту цифровой торговли.Это лишь некоторые из областей, охватываемых USMCA, который теперь считается новым стандартом торговых соглашений США.

    USMCA требует официального пересмотра Соглашения не реже одного раза в шесть лет после 1 июля 2020 года. Эти периодические пересмотры позволят сторонам гарантировать, что условия соглашения остаются выгодными для всех сторон, рассматривать любые возникающие вопросы и вносить изменения. по мере необходимости.

    Соединенные Штаты и Канада поддерживают самые всеобъемлющие торговые отношения в мире, которые поддерживают миллионы рабочих мест в каждой стране.В 2020 году Соединенные Штаты и Канада продали товаров и услуг на сумму 615 миллиардов долларов. Канада и Соединенные Штаты являются крупнейшими экспортными рынками друг для друга, а Канада является экспортным рынком номер один для более чем 30 штатов США. Кроме того, Канада является крупнейшим иностранным поставщиком энергии в США. Канада занимает третье место в мире по запасам нефти и является единственным членом мировой пятерки, не входящим в Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Канада и США управляют интегрированной электросетью в соответствии с совместно разработанными стандартами надежности.Добываемый в Канаде уран используется в качестве топлива для атомных электростанций США.

    Пограничная и международная безопасность

    Оборонные договоренности США с Канадой шире, чем с любой другой страной. Соединенные Штаты и Канада разделяют обязательства Организации Североатлантического договора (НАТО) по коллективной обороне. Военные силы США и Канады сотрудничают в области континентальной обороны в рамках Североамериканского командования воздушно-космической обороны (NORAD), единственного в мире двустороннего военного командования.Соединенные Штаты и Канада работают над модернизацией NORAD в соответствии с современными вызовами. Постоянный совместный совет по обороне обеспечивает консультации на политическом уровне по вопросам двусторонней обороны.

    Соединенные Штаты и Канада работают в партнерстве на, внутри и за пределами наших границ, чтобы повысить безопасность и экономическую конкурентоспособность, а также ускорить законный поток людей, товаров и услуг между нашими двумя странами. Эти усилия включают сотрудничество по четырем направлениям: раннее устранение угроз; содействие законной торговле и путешествиям; усиление сотрудничества между правоохранительными органами; и содействие устойчивости, в том числе критической инфраструктуры и кибербезопасности.Мы поощряем безопасные и законные поездки через программы для доверенных путешественников, включая нашу совместную программу NEXUS с более чем 1,8 миллионами участников. У нас есть соглашения, которые позволяют нам обмениваться информацией о заявителях на визу и иммиграцию, а также путешественниках, пересекающих нашу общую сухопутную границу, что поддерживает целостность наших иммиграционных систем и повышает безопасность обеих стран, не вызывая задержек на границе. Во время пандемии Соединенные Штаты и Канада согласовали ограничения на несущественные поездки на нашей общей сухопутной границе.

    Обширное сотрудничество правоохранительных органов включает оценку и анализ рисков, управление инцидентами и скоординированный обмен сообщениями. Успешные совместные программы правоохранительных органов с Канадой включают Целевые группы по обеспечению безопасности на границах (BESTs), интегрированные группы по обеспечению безопасности на границах (IBETS) и Программу комплексного пограничного морского правопорядка Shiprider, в которой офицеры обеих стран совместно патрулируют наши общие водные пути. Таможенно-пограничная служба США (CBP) проводит операции по предварительной очистке в восьми аэропортах Канады, позволяя авиапассажирам пройти иммиграционные, таможенные и сельскохозяйственные процедуры перед посадкой на рейс в США.Соглашение 2015 года о предварительной очистке наземного, железнодорожного, морского и воздушного транспорта между правительством Соединенных Штатов Америки и правительством Канады, вступившее в силу в августе 2019 года, обеспечивает правовую основу и взаимные полномочия, необходимые для сотрудников каждой страны по предварительной очистке. для обеспечения безопасности, упрощения формальностей и инспекций в другой стране. Это позволяет расширяться до новых аэропортов, морских и железнодорожных станций в соответствии с условиями Соглашения, включая требования к объектам и положения о возмещении затрат.Это также позволяет размещать офицеров в небольших и удаленных портах въезда вдоль нашей общей сухопутной границы и преобразовывать существующие операции предварительного досмотра иммиграции паромов и круизных судов на полную предварительную очистку.

    Поддержка глобальных альянсов

    В Дорожной карте обновленного американо-канадского партнерства президент Байден и премьер-министр Трюдо подтвердили свою общую приверженность решению глобальных проблем и подтвердили свою твердую приверженность Организации Объединенных Наций, G7 и G20, а также НАТО, ВТО и Сообщество Five Eyes.Помимо тесных двусторонних связей, Канада и Соединенные Штаты сотрудничают в многосторонних группах, включая международные усилия по борьбе с финансированием терроризма и отмыванием денег. Обе страны принадлежат к ряду одних и тех же международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, НАТО, ВТО, G7, G20, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организацию экономического сотрудничества и развития, Организацию американских государств и Азиатско-Тихоокеанский регион. Форум экономического сотрудничества.

    Соединенные Штаты и Канада координируют свои действия через Группу высокого уровня по анализу политики, которая в последний раз заседала в феврале 2020 года на Mt.Вернон, Вирджиния. Эта группа была создана в 2009 году для того, чтобы как близкие союзники, Канада и Соединенные Штаты могли координировать действия в ответ на неотложные глобальные проблемы, а также работать вместе на мировой арене, чтобы принести мир, безопасность, демократию и верховенство закона во всем мире. земного шара, мобилизуя международную поддержку для достижения общих целей.

    Как указано в Дорожной карте, Соединенные Штаты и Канада тесно согласовывают наши подходы к Китайской Народной Республике (КНР), в том числе для решения проблем, которые она представляет для наших коллективных интересов и международного порядка, основанного на правилах.Это включает в себя борьбу с принудительными и несправедливыми экономическими практиками, произвольными задержаниями наших граждан, проблемами национальной безопасности и нарушениями прав человека, при этом сотрудничая с КНР в областях, где это отвечает нашим интересам, таких как изменение климата.

    Соединенные Штаты и Канада, два из восьми арктических государств, работают на двусторонней основе и через многосторонний Арктический совет для решения общих проблем, от борьбы с изменением климата до содействия устойчивому экономическому развитию. В своей дорожной карте обновленного U.Партнерство между Южной и Канадой, президент Байден и премьер-министр Трюдо договорились о начале расширенного арктического диалога между США и Канадой. Канада приветствовала объявление президента Байдена в январе 2021 года о временном моратории на бурение в Арктическом национальном заповеднике дикой природы. В феврале 2021 года лидеры договорились помочь сохранить место отела стада карибу дикобраза, которое мигрирует через нашу общую границу и имеет неоценимое значение для культуры и существования народов гвичинов и инувиалуитов.

    Климат и энергетика

    В их дорожной карте обновленного U.Партнерство между Южной и Канадой, президент Байден и премьер-министр Трюдо обязались активизировать выполнение Парижского соглашения, чтобы увеличить масштабы и скорость действий по преодолению климатического кризиса. На организованном в США саммите лидеров по климату 22 апреля 2021 года премьер-министр Трюдо объявил, что Канада увеличит свои обязательства по сокращению выбросов парниковых газов до 40-45 процентов к 2030 году по сравнению с 2005 годом, что значительно превышает ранее поставленную цель – 30%. процентное снижение. Чтобы сохранить цель ограничения глобального потепления до 1.5 градусов Цельсия в пределах досягаемости, Соединенные Штаты и Канада работают в разных секторах над расширением инноваций и внедрением для сокращения выбросов. Мы также сотрудничаем для более глубокого понимания общих климатических воздействий и повышения устойчивости к ним. Помимо тесного двустороннего сотрудничества, Канада и Соединенные Штаты сотрудничают в многосторонних группах, чтобы поднять глобальные климатические амбиции.

    Соединенные Штаты и Канада имеют высокоинтегрированные электрические сети, двусторонняя торговля которых составляет 2,3 миллиарда долларов (долларов США), передаваемых по более чем 30 основным трансграничным линиям электропередачи.Канада является крупным поставщиком электроэнергии на северо-восток США и имеет положительное сальдо в торговле электроэнергией в размере 1,4 миллиарда долларов США. Две страны сотрудничают через Североамериканскую корпорацию по надежности электроснабжения, которая обеспечивает безопасность (физическую и кибернетическую) и надежность нашей общей электросети. Импорт канадской гидроэлектроэнергии и хранения водорода вновь привлек внимание как средство перехода на возобновляемые источники энергии, в том числе в качестве базовой нагрузки для проектов солнечной и ветровой энергетики.

    Опиоидный кризис

    Канада и Соединенные Штаты взяли на себя обязательство по двусторонней инициативе по борьбе со значительным количеством случаев опиоидной зависимости и смертей, связанных с опиоидами. План совместных действий, запущенный в январе 2020 года, помогает бороться с незаконным оборотом опиоидов с помощью правоохранительных органов и сотрудничества в области безопасности границ, а также устраняет последствия для здоровья проблемного употребления опиоидов. В дополнение к нашей совместной работе Соединенные Штаты и Канада также участвуют в решении проблем, связанных с опиоидами, в рамках G7 и Североамериканского диалога по наркотикам.

    Трансграничные проблемы окружающей среды и природных ресурсов

    Соединенные Штаты и Канада тесно сотрудничают в решении и управлении трансграничными экологическими и водными проблемами. Основным инструментом этого сотрудничества является Договор о пограничных водах 1909 года, учредивший Международную совместную комиссию. Соединенные Штаты и Канада имеют сотни партнерств по охране окружающей среды и природных ресурсов на местном, государственном, провинциальном и федеральном уровнях. К ним относятся Соглашение о качестве воды Великих озер для защиты качества воды и здоровья экосистем, а также режим Договора о реке Колумбия.Режим Договора о реке Колумбия был разработан для регулирования течения реки Колумбия в интересах обеих стран. В 2018 году США и Канада начали переговоры о модернизации договорного режима. Кроме того, с 1991 года Соединенные Штаты и Канада заключили двустороннее Соглашение о качестве воздуха для решения проблемы трансграничного загрязнения воздуха и в качестве основы для научного, технического и нормативного сотрудничества по вопросам, связанным с загрязнением воздуха. Соединенные Штаты и Канада также работали над поддержкой трансграничного перемещения опасных отходов, твердых бытовых отходов и неопасных отходов и откосов в целях экологически обоснованного регулирования посредством использования двусторонних соглашений и договоренностей.Они предоставляют обеим странам экологически безопасные и рентабельные варианты управления отходами, которые иначе могут быть недоступны. Соединенные Штаты и Канада являются крупнейшими экспортными рынками морепродуктов друг для друга и разделяют ряд важных запасов морской и пресноводной рыбы. Две страны сотрудничают для устойчивого управления этими ресурсами посредством ряда двусторонних соглашений о рыболовстве, включая договорные режимы для тихоокеанского палтуса, тихоокеанского лосося и промысла в Великих озерах, а также через многосторонние органы управления рыболовством и другие международные органы управления открытым морем. инициативы

    Критические минералы

    The U.План действий Южной Канады по критическим минералам обеспечивает безопасную цепочку поставок материалов для ключевых отраслей промышленности, расширяет обмен информацией и излагает методологию работы с частным сектором и другими странами. Канада является основным поставщиком в Соединенные Штаты 14 из 35 важнейших минералов и имеет потенциал стать крупным поставщиком многих других полезных ископаемых.

    Canada является партнером-основателем Инициативы по управлению энергетическими ресурсами (ERGI), многонационального подхода к передовым методам обращения с ключевыми минералами, необходимыми для надвигающейся глобальной трансформации энергетики.Инструментарий ERGI предназначен для управления минеральными ресурсами, разработки проектов, производства и управления. Он доступен на сайте www.ERGI.tools в качестве ресурса для совместной работы всех участников горнодобывающей промышленности.

    В своей Дорожной карте обновленного американо-канадского партнерства президент Байден и премьер-министр Трюдо договорились усилить совместный план действий, направленный на нулевую промышленную трансформацию, аккумуляторы для транспортных средств с нулевым уровнем выбросов и накопление возобновляемой энергии. 24 февраля в Указе президента Байдена о цепочках поставок в Америке в качестве приоритета были приняты меры федерального правительства по обеспечению U.S. цепочки поставок для ключевых секторов, включая критически важные полезные ископаемые, устойчивы, разнообразны и безопасны.

    Обмен знаниями

    США и Канада разделяют их поддержку программы Фулбрайт в Канаде. Программа Фулбрайта – это взаимный обмен местами, который предоставляет выдающимся американским и канадским студентам, ученым и независимым исследователям возможность учиться, читать лекции и / или проводить исследования в другой стране. Недавнее дополнение – Арктическая инициатива Фулбрайта, поддерживающая ученых, исследователей и профессионалов из стран-членов Арктического совета в проведении совместных исследований по вопросам государственной политики, связанным с уникальными проблемами арктического региона.Канада участвует в инициативе 100 000 Strong in the Americas, направленной на повышение мобильности студентов между США и странами Западного полушария. В 2019/2020 учебном году Канада была пятым по величине источником иностранных студентов в Соединенных Штатах, с более чем 25000 канадских студентов в высших учебных заведениях США. Соединенные Штаты являются шестым по величине источником иностранных студентов в Канаде, где обучается около 15 000 студентов. С 2013 года по крайней мере 15 канадских участников ежегодно ездили в Соединенные Штаты по программе «Молодежные послы» – трехнедельной программе лидерства и развития.

    Членство Канады в международных организациях

    Помимо тесных двусторонних связей, Канада и США сотрудничают на многосторонних форумах, включая международные усилия по борьбе с финансированием терроризма и отмыванием денег. Обе страны принадлежат к ряду одних и тех же международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, НАТО, ВТО, G7, G20, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организацию экономического сотрудничества и развития, Организацию американских государств и Азиатско-Тихоокеанский регион. Форум экономического сотрудничества.

    Двустороннее представительство

    Главные должностные лица посольства США внесены в список ключевых должностных лиц Департамента. Соединенные Штаты имеют посольство в Оттаве и консульства в Калгари, Галифаксе, Монреале, Квебеке, Торонто, Ванкувере и Виннипеге.

    Канада имеет посольство в Соединенных Штатах по адресу 501 Pennsylvania Avenue, NW, Washington, DC 20001 (тел. 202-682-1740).

    Дополнительную информацию о Канаде можно получить в Государственном департаменте и других источниках, некоторые из которых перечислены здесь:

    CIA World Factbook Canada Страница
    U.S. Посольство
    История отношений США с Канадой
    Офис торговых представителей США Стр.
    Статистика внешней торговли Бюро переписей США
    Международные офисы Export.gov Стр.
    Информация о поездках
    Трехстороннее соглашение с США, Канадой и Мексикой о расширении доверенных Программы для путешественников

    Как бизнес взаимодействует с государством: результаты глобального опроса McKinsey

    Правительство вероятнее повлияет на экономическую стоимость компании, чем любая другая группа заинтересованных сторон, кроме клиентов, говорят руководители в ответ на новый опрос McKinsey.Результаты также показывают, что большинство руководителей ожидают, что участие государства в их отраслях, которое в большинстве случаев резко возросло с начала глобального экономического кризиса, продолжит расти. В опросе руководителей спрашивали об отношениях их компаний с правительством страны или региона, которые являются их основным рынком: как государство влияет на экономическую стоимость их компаний, как их компании взаимодействуют с государством, насколько эффективны эти действия и кто возглавляет отношения компаний с государством.

    Результаты показывают, что действия правительства оказывают значительное влияние на экономическую стоимость компаний: 34 процента респондентов говорят, что на карту поставлено 10 или более процентов их операционного дохода. Некоторые действия правительства, такие как обеспечение инфраструктуры и доступ к капиталу, с большей вероятностью окажут положительное, чем отрицательное влияние на финансы компании. Однако принятие законов и установление политики – действия, по словам руководителей, чаще всего влияют на экономическую стоимость их компаний – имеют в целом отрицательный эффект.Однако респонденты, чьи основные рынки находятся в развивающихся странах, более положительно, чем другие, оценивают влияние действий правительства, таких как принятие законов и обеспечение соблюдения правил.

    Подавляющее большинство руководителей говорят, что бизнес должен активно и регулярно взаимодействовать с правительством, хотя многие считают, что общение с правительством часто разочаровывает, и считают, что правительственные чиновники не осведомлены об экономике их отраслей. Тем не менее, компании не прилагают столько усилий для решения этих проблем, сколько могли бы; например, только треть говорит, что их компании «чрезвычайно» или «очень эффективны» в построении прочных отношений с ключевыми заинтересованными сторонами в правительстве.Фактически, несмотря на разнообразие методов, которые могут помочь компании успешно управлять своими отношениями с государством, большинство компаний неэффективны даже в одной из них.

    Растущая роль правительства

    Правительство имеет решающее и расширяющее влияние на отрасли и экономическую ценность компаний, говорят респонденты (Приложение 1).

    Различные действия правительства влияют на экономическую стоимость компаний; Неудивительно, что респонденты в каждой стране выбирают принятие законов и обеспечение соблюдения нормативных требований гораздо чаще, чем другие действия, как имеющие эффект (Приложение 2).Хотя большинство действий правительства с меньшей вероятностью окажут эффект, чем эти два, другие с большей вероятностью окажут положительное, чем отрицательное влияние на финансы компаний. Существуют заметные региональные различия в действиях правительства, которые, по мнению руководителей, могут иметь положительный эффект – в основном, это связано, по-видимому, с большей потребностью в инфраструктуре и капитале в развивающихся странах (Иллюстрация 3).

    В компаниях, которые пытаются количественно оценить потенциальное влияние действий правительства на экономическую стоимость своих компаний, большинство оценивают сочетание потенциальных рисков и возможностей: 71% оценивают влияние нормативных требований на затраты, 70% – затраты на соблюдение нормативных требований и 69 процентов возможностей, созданных нормативными актами.

    Респонденты почти поровну разделились во мнениях, повлияют ли действия правительства на увеличение или уменьшение операционных доходов их компаний в течение следующих трех-пяти лет (Иллюстрация 4). Тем не менее, 34 процента респондентов говорят, что эффект, положительный или отрицательный, будет 10 процентов или выше; таким образом, для многих компаний на карту поставлена ​​значительная стоимость.

    Приложение 1

    Роль правительства

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

    Приложение 2

    Экономические последствия государственной деятельности

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: McKinsey_Website_Accessibility @ mckinsey.ком

    Приложение 3

    Где правительство имеет наибольшее значение

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

    Приложение 4

    На карту поставлена ​​стоимость, определяемая государством

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

    Что руководители думают о правительстве

    Учитывая, что эта ценность подвержена риску, отрадно, что 71% респондентов заявили, что компаниям следует активно и регулярно взаимодействовать с правительством. Но менее обнадеживает тот факт, что только 43% говорят, что их компании действительно так поступают.

    Одной из причин относительной недостаточной вовлеченности может быть собственное мнение руководителей о правительстве.Более трех четвертей согласны с тем, что для достижения успеха бизнес должен активно участвовать в формировании государственной политики и что компаниям выгодно быть максимально прозрачными для правительства, но большие доли также выражают недовольство правительством по различным аспектам (Иллюстрация 5).

    Приложение 5

    Недовольство бизнеса правительством

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

    Неэффективное взаимодействие

    Когда компании действительно взаимодействуют с правительством, руководители указывают, что у них это не очень хорошо получается. Взаимодействие с правительствами стран первичного рынка их компаний является одним из трех главных приоритетов только для трети генеральных директоров, хотя в Китае эта цифра возрастает почти до 60 процентов. Все больше участвуют в надзоре за усилиями своих компаний по вовлечению: почти две трети респондентов говорят, что их генеральные директора либо лично спонсируют эти усилия, либо контролируют группу, которая это делает.

    Среди компаний, основной рынок которых находится в Европейском Союзе или США, менее четверти респондентов заявили, что их компании эффективны в разработке и реализации стратегий взаимодействия со всеми соответствующими государственными заинтересованными сторонами.

    Однако руководители не слишком высоко оценивают свои компании по методам, которые, как показывает наш опыт, важны для успешного взаимодействия с правительством (Иллюстрация 6). Менее половины заявили, что их компании хорошо справляются с тем, чтобы вопросы, связанные с государством, были в повестке дня высшего руководства, и с этого момента эффективность снижается.Есть некоторые заметные региональные различия: компании, работающие в Европейском Союзе и США, часто отстают от компаний, работающих в других странах.

    Кроме того, в большинстве компаний ключевые функции и предприятия не участвуют в поддержке отношений с государством. Например, только 26 процентов респондентов заявили, что бизнес-подразделения постоянно участвуют в планировании или выполнении деятельности своих компаний, ориентированной на правительство, хотя наш опыт показывает, что проблемы, с которыми сталкиваются компании, часто решаются отдельными предприятиями.

    Приложение 6

    Как компании взаимодействуют с государством

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

    Взгляд в будущее

    • Больше руководителей говорят, что правительство повлияет на экономическую стоимость их компаний, чем сотрудники, инвесторы или поставщики.Тем не менее, как показывает этот опрос, процессы компаний по управлению своими отношениями с правительством, как правило, менее надежны, чем процессы, которые они используют для управления отношениями с другими заинтересованными сторонами. Большинству компаний было бы выгодно сделать правительство более приоритетным за счет создания интегрированных возможностей для управления своими отношениями с правительством.

    • Только треть руководителей считают взаимодействие с государством одним из трех приоритетов; Наш опыт показывает, что компании выиграют, если управление взаимоотношениями с правительством будет интегрировано в полномочия высшего руководства, чтобы обеспечить спонсорство и участие генерального директора в выполнении государственной программы компании.

    • Чуть более четверти руководителей заявляют, что их компании «чрезвычайно» или «очень эффективны» при координации своей деятельности, связанной с правительством, в рамках бизнес-единиц и функций. Более качественной или отдельной функции управления государственными делами недостаточно для эффективного управления взаимоотношениями с правительством, учитывая, что действия правительства могут повлиять на очень много различных бизнес-единиц и функций. Лучше всего, чтобы все бизнес-единицы и функции играли роль в управлении отношениями компании с правительством.

    • Респонденты говорят, что они менее эффективно взаимодействуют с государством на своих вторичных рынках, чем на своих первичных. Поскольку транснациональные компании расширяют свою деятельность на развивающиеся рынки, на которых у них вряд ли будет опыт взаимодействия с правительством, им необходимо будет наращивать этот потенциал на своих наиболее важных вторичных рынках (часто в Китае или Индии).

    Политические отношения – обзор

    Война и мир и подъем государства

    По мере роста сельскохозяйственных поселений оборона становилась все более специализированной.Социальная власть стала все больше основываться на политических отношениях, а не на родственных отношениях. Социолог Макс Вебер рассматривал эту эволюцию государства как следствие того, что группа получила относительную монополию на насилие. В том же ключе историк-экономист Дуглас Норт разработал теорию государства, согласно которой группа со сравнительным преимуществом в насилии специализируется на защите в обмен на часть продукции всех производителей. Эта группа становится государством.

    Следует отметить, что с точки зрения экономической науки государство можно рассматривать во многом как монопольную коммерческую фирму, хотя и обладающую уникальными характеристиками. Между государством и его подданными существует неявный договор: в обмен на защиту как от внешней, так и от внутренней агрессии, субъекты предоставляют государству ресурсы в виде дани или налогов. Его превосходная боевая мощь и, следовательно, его высокая степень монополии на насилие дает государству соблазн и потенциальную возможность получить максимум налогов с производителей.Однако способность государства эксплуатировать людей в своих владениях сдерживается угрозой восстания и наличием заменителей. Если налоговое бремя государства будет сочтено чрезмерным, у субъектов может возникнуть соблазн отдать свою преданность конкурирующей группе, предлагающей обеспечить меньшую защиту. Они могут даже предпочесть приход к власти иностранным силам.

    Как это ни парадоксально, мир необходим для экономического прогресса, но мир может сделать деспотизм более вероятным. Если государство не сталкивается с серьезной внутренней или внешней конкуренцией за лояльность своих подданных, то эти подданные не могут прибегать к помощи заместителей.Если у государства нет внутренних конкурентов, то ему незачем так заботиться о своем народе. При отсутствии внешней конкуренции фракции подданных не могут заигрывать с иностранными державами таким образом, чтобы сдерживать власть суверена. Таким образом, без внутренних или внешних заменителей государство может с большей готовностью угнетать свой народ. У его людей нет других вариантов защиты.

    Классический пример – Египет фараонов. С морем на севере, пустынями на юге и востоке и полузасушливыми землями на западе Египет был относительно хорошо изолирован от внешней агрессии.Кроме того, за периодическими исключениями, внутренняя конкуренция практически отсутствовала. Следовательно, власть фараонов была почти абсолютной, а их эксплуатация своих народов якобы была весьма экстремальной.

    Второй пример – Рим. Римское государство разработало военную технику, превосходящую технологии других государств и народов. Но что еще более важно, он развил экономическую мощь и сложную социальную организацию, что дало ему явное военное превосходство над соперничающими политическими образованиями.Следствием этого было то, что конкурирующие политические силы обычно терпели поражение. Таким образом, развивающаяся Римская империя имела два источника дохода: она могла облагать налогом своих собственных граждан и могла требовать дань от покоренных народов.

    Римское государство развило довольно высокую степень монопольной власти над насилием в ранее не имеющем аналогов географическом диапазоне. Эта высокая степень монополии привела к pax romana , степени мира в Империи, которая способствовала росту торговли и экономическому развитию.Этот экономический динамизм увеличил налоговую базу и, следовательно, доходы государства.

    Тем не менее, обширный характер Римской империи означал, что внутренняя конкуренция за власть присутствовала постоянно. Это проверило способность государства эксплуатировать не только римских граждан, но и других граждан Империи.

    В конце концов, однако, Рим потерял свое сравнительное преимущество в насилии. Вызов был как внутренним, так и внешним. Внутри фракционная борьба ослабила государство.Внешне политические соперники, применяя аналогичные технологии и организационные стратегии, преуспели в противостоянии римским войскам на границах Империи.

    Если государство рассматривается как уникальный тип экономического агента, то, как и все другие экономические субъекты, государство будет пытаться максимизировать свой доход. Но его возможности сделать это, как отмечалось выше, ограничены наличием заменителей. Если внутренний или внешний соперник предлагает меньшую защиту, то подчиненный может сменить лояльность.Именно по этой причине правители, как и все экономические фирмы, будут постоянно стремиться устранить любую конкуренцию. Вторжение «варваров» в Римскую империю предложило народам Империи замену. Вторжения могли быть успешными отчасти потому, что захватчики предложили более выгодную сделку – лучшую защиту за меньшие налоги или дань.

    Как только государство ослабляется конкуренцией, оно может оказаться в состоянии постоянно ускоряющегося спада. Динамика работает следующим образом: атака означает, что на защиту необходимо выделить больше ресурсов.В какой-то момент эти повышенные затраты вынудят государство увеличить количество излишков, которое оно берет от своих граждан. Он должен увеличить налоги, дань или конфискацию. Такие крайне непопулярные меры вызывают колебание в лояльности.

    Кроме того, если государство берет больше, экономические стимулы могут быть ослаблены. Зачем усердно работать, чтобы собрать большой урожай или собрать большое количество животных, если государство может их забрать? Вместо того, чтобы вкладывать свое богатство в производственные активы, у людей есть стимул превращать его в непроизводительные формы собственности, такие как драгоценные металлы, которые можно скрыть от государства, конфисковавшего их.Очевидно, что такое поведение снижает потенциальную экономическую отдачу общества и, таким образом, также может подорвать базу доходов государства, уменьшая его шансы на накопление ресурсов, необходимых для отражения претендентов на власть.

    Идеология, конечно, может сыграть значительную роль. Государство желает, чтобы субъекты проявляли «лояльность к продукту». Если возможно, можно ожидать, что государство будет апеллировать к более высоким мотивам, таким как защита «отечества» или «родины». Он хотел бы убедить своих подданных, что его причина – воля бога или богов, справедливое дело против сил зла.Обычно класс священников помогал создавать и поддерживать такую ​​идеологию, поддерживающую государство.

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *