Какие автор называет руки: Г. Сапгир. Рабочие руки | Развивайка

Содержание

Конспект урока на тему: “Разножанровые произведения для детей. Г. Сапгир «Рабочие руки».

Тема: Разножанровые произведения для детей. Г. Сапгир «Рабочие руки». Скороговорки. д/ч Нанайская народная сказка «Айога»

Цель: определение эмоционального настроения произведения;

учить правильно называть произведения (фамилия автора) и заглавие;

развивать учебные и читательские умения: сравнивать стихотворения,

рассказы; выделять главную мысль произведения; составлять

схематический план; соотносить пословицы с содержанием

произведения; определять главную мысль произведения; формировать

нравственные понятия.

Познавательные УУД: общеучебные -ознакомление со скороговоркой.

Регулятивные УУД: принимать и сохранять учебную задачу; адекватно воспринимать оценку учителя и товарищей; планировать свое действие.

Коммуникативные УУД: работа в парах: чтение диалогов матери и Айоги, матери и соседской девочки.

уметь формировать коммуникативно-речевые действия, конст­руктивные способы взаимодействия с окру­жающими (учителем, сверстниками).

Личностные УУД: высказывают своё мнение

Ход урока.

I. Чистоговорки: (игра «Слова-рифмы») Слайд 1

Са-са-са прилетела к нам оса.

Жу-жу- жу с этой книгой я дружу.

Ра-ра-ра и работать нам пора.

II. Проверка д/з. Слайд 2

  • – Что общего на иллюстрациях? (На иллюстрациях изображены дети.)

  • – Кто автор произведений, из которых взяты эти иллюстрации? ( Н.Н.Носов.) слайд 3

  • Какое д/з вы получили на прошлом уроке?

    Слайд 4

Работа в группах: Слайд 5

  • 1 группа –  «Аналитики»  – запиши  черты характера Бобки.

  • 2 группа – «Чтецы» – составь план рассказа .

  • 3 группа –  « Писатели» – придумывают продолжение рассказа.

III Физминутка.

IV. Работа над новым произведением. Слайд 6

Чтение хорошо читающим учеником произведения Г. Сапгир «Рабочие руки». (с. 51) (Во время чтения использовать «конторки».)

Вопросы по тексту:

1. О чём это стихотворение?

2. Подумай, какие руки называют рабочими.

3. Какое слово из текста редко употребляется в речи?(Охочие)

4. Обратитесь к словарю. (с.52)

«Охочие» – имеющий желание или охоту что-то делать.

4. В стихотворении укажи рифмы.

– Старушке – игрушки

– в беде – и везде

– пока – ученика

V. Работа в тетради стр.20.

-Какими автор называет руки? Найди слова в тексте.

-Запиши третью и четвёртую строчки, прочитай. Подчеркни рифму.

(Сами построят они самокат, сами скворечник скворцу смастерят.)

-Что сделают руки? Найди ответ в тексте.

(Руки построят, смастерят, принесут, починят, выручат, помогут.)

Нанайская народная сказка «Айога» – аудиозапись (Слайд 7_

VI. Рефлексия.

-Что запомнилось на уроке?

-Что расскажите об уроке маме?

VII. Задание на дом.

– Г.Сапгир «Рабочие руки» – выразительно читать.

урок по литературному чтению во 2 классе | Методическая разработка (чтение, 2 класс) по теме:

Муниципальное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 36

Урок литературного чтения

2 «А» класс

тема: Н.

Носов «Заплатка»; Г. Сапгир «Рабочие руки»

Учитель начальных классов МОУ СОШ № 36

Алексеева Тамара Ивановна

г. Белгород, 2011

 

Урок по литературному чтению во 2 «А» классе.

Тема: «Н. Носов «Заплатка», Г.Сапгир «Рабочие руки».

Цели:  определение эмоционального настроения произведения;

           учить правильно называть произведения (фамилия автора) и заглавие;

            развивать учебные и читательские умения: сравнивать стихотворения,

            рассказы; выделять главную мысль произведения; составлять

            схематический план; соотносить пословицы с содержанием

            произведения; определять главную мысль произведения; формировать

           нравственные понятия.

 Ход урока.

I. Чистоговорки: (игра «Слова-рифмы»)

Са-са-са прилетела к нам оса.

Жу-жу- жу с этой книгой я дружу.

Ра-ра-ра и работать нам пора.

II. Работа над темой урока.

1. – Что общего на иллюстрациях?

(На иллюстрациях изображены дети. )

– Кто автор произведений, из которых взяты эти иллюстрации?

( Н.Н.Носов.)

-Как вы думаете, о чём и о ком будем читать?

( Произведения Н.Носова о детях).

На доске написана тема: «Н.Носов «Заплатка», Г.Сапгир «Рабочие руки».

III. Работа над новым произведением.

1. Объяснить смысл слова «заплатка».(Заплата-кусок ткани, кожи, нашиваемый на дырявое место для починки), уменьшительное слово «заплатка.»

2.     Чтение произведения Н. Носов «Заплатка» учителем.

Вопросы по тексту:

– Подумай, почему мама не помогла сыну?

– Почему Бобка сам решил починить штаны?

– Как ребята отнеслись к работе Бобки?

– Каким ты представляешь Бобку?

– Как автор относится к мальчику?

– Настроение Бобки.

 IV. Чтение отрывка (диалог мамы, Бобки и ребят) по ролям (стр.33-34).

– Выбрать нужный тон: просящий, дразнящий, насмешливый, горделивый и т. д.

(Во время чтения использовать «конторки»).

V. Физминутка.

VI. Работа в парах.

Подобрать пословицы о труде:

– вспомнить пословицы;

– придумать пословицы;

– собрать пословицы из отдельных слов;

– чтение пословиц по стрелкам;

– чтение пословиц по цифрам.

VII. Работа в группах.

1. гр. – Составьте схематический план.

(Солдатские штаны, мама и Бобка, заплатка, молодец!)

2. гр. – Назвать героев-детей из произведений: А.Барто «Катя», С.Баруздин «Как Алёшке учиться надоело», Е.Пермяк Смородинка», Н.Носов «Заплатка». (Катя, Алёшка, Таня, Бобка).

3. гр., 4.гр., 5.гр. и 6.гр. выполняют тестовые задания.

3 гр. – У Бобки были штаны: 1) солдатские; 2) генеральские; 3) школьные;                                                  

                                                  4) нарядные.

– Бобка штанами: 1) хвастался; 2) радовался; 3) огорчался; 4) веселился.

– Бобка порвал эти замечательные штаны и стал просить зашить: 1) маму;  

                                                                          2) бабушку; 3) тётю; 4) сестру.

4 гр. – Зашить штаны дело: 1) быстрое; 2) нелёгкое; 3) скорое;

                                               4) кропотливое.

– Заплатка торчала на штанах, словно: 1) сушёный банан; 2) сушёный гриб;  

                                                              3) сушёный кальмар; 4) сушёный башмак                                                    

– Одна штанина стала: 1) длиннее; 2) короче; 3) красивее; 4) безобразнее.

5 гр. – Бобка взял ножик и заплатку: 1) оторвал; 2) отрезал; 3) отпорол;

                                                               4) отцепил.                                                            

– Обвёл вокруг заплатки: 1) фломастером; 2) шариковой ручкой;

                                                 3) чернильным карандашом; 4) цветным мелком.        

– Теперь он шил: 1) правильно; 2) красиво; 3) аккуратно; 4) молча.

6 гр. – Она была пришита: 1) криво; 2) некрасиво; 3) смешно; 4) ровно.

– А заплатка, смотрите, обведена: 1) фломастером; 2) ручкой; 3)мелом;

                                                           4) карандашом.

– Бобка хотел научиться пришивать: 1) рукава; 2) воротник; 3) кружева;

                                                              4) пуговицы.

Из правильных ответов составляется иллюстрация (разрезная, пазлы) Бобки.

  В третьей группе правильные ответы под цифрой 1;

   в четвёртой – под цифрой 2;

   в пятой  – под цифрой 3;

   в шестой – под цифрой 4.

VIII. Работа в тетради, стр.19-20.

-Каким ты представляешь Бобку?

( Трудолюбивым, старательным, гордым, …)

     -Реши кроссворд. Найди ответы в тексте.

      (Лоскуток, Носов, Бобка.)

IX.Физминутка.

X. Чтение хорошо читающим учеником произведения Г. Сапгир «Рабочие руки».(Во время чтения использовать «конторки».)

Вопросы по тексту:

1. О чём это стихотворение?

2. Подумай, какие руки называют рабочими.

3. Какое слово из текста редко употребляется в речи?

«Охочие»-имеющий желание  или охоту что-то делать.

4. В стихотворении укажи рифмы.

   – Старушке – игрушки

   – в беде – и везде

   – пока – ученика

XI. Работа в тетради стр.20.

-Какими автор называет руки? Найди слова в тексте.

-Запиши третью и четвёртую строчки, прочитай. Подчеркни рифму.

 (Сами построят они самокат,

  сами скворечник скворцу смастерят.)

-Что сделают руки? Найди ответ в тексте.

(Руки построят, смастерят, принесут, починят, выручат, помогут.)

XII. Рефлексия.

-Что запомнилось на уроке?

-Что расскажите об уроке маме?

XIII. Задание на дом.

– Н.Носов «Заплатка» – читать и отвечать на вопросы.

– Г.Сапгир «Рабочие руки» – выразительно читать.

 

 

 

Задание №3283. Тип задания 2. ЕГЭ по истории

Из выступления государственного деятеля

«Нужно почувствовать себя хозяином всей нашей государственной семьи, нужно, чтобы всё, что будет сделано и записано на съезде, действительно являлось обязательным. .. И нужно с оружием в руках карать как врага Советской власти человека, не желающего выполнять те обязанности, которые написаны на знамени нашей революции. Мы теперь всегда и всюду стараемся дать населению совершенно неприкрашенную, яркую характеристику всего того, что происходит в нашей Республике. Мы говорим, что власть нужна такая, которая справится с самым опасным фронтом в Республике — фронтом нужды: нам нужна власть рабочих и крестьян. Несмотря на всю нашу отсталость, не культурность, неумение работать, слабую практику в области государственного управления, несмотря на это, мы, несомненно, если захотим, сумеем расшевелить многомиллионные массы рабочих и крестьян, сумеем заинтересовать каждого в судьбе своего государства. И мы, несомненно, выйдем из этого трудного положения.

Всякий из вас на примере своего хозяйства знает, что тут не хватает этого, там недо чёт в том, ктото собирал, кто-то ремонтировал, но каждый чувствует, что всему этому скоро будет конец, что нужны новые источники, нужны новые ресурсы, которые бы дали широкий государственный размах работе, чтобы все машины завертелись, чтобы всё то, что сейчас мертво, заснуло — фабрики и заводы, — чтобы они зашевелились. И чтобы этого достигнуть, центральная Советская власть в данный переходный момент, когда от войны мы переходим к другой работе, к осуществлению других задач, вовсе не желает изображать из себя сатрапа, который сидит наверху и ничего знать не хочет; она, наоборот, протягивает руки к населению и старается вызвать в нём желание работать и инициативу. Мы, учтя момент и взвесив прошлое, решили установить отныне такие приёмы управления, чтобы дать возможность более широким пластам народа подняться к участию в государственной работе. И здесь, когда вам будут докладывать о нашей продоволь ственной работе и земельном вопросе, вам скажут, что развёрстка, заменённая налогом, означает не только новую форму продовольственной политики, но открывает совершенно новую хозяйственную полосу вообще».

 

Какой фронт автор называет самым опасным для Республики? Укажите две любые названные автором причины, усложнявшие борьбу на этом фронте.

Автор называет гусей в первом абзаце «осторожной птицей», потому что

Ознакомьтесь с содержимым текста и выполните задание ниже.

Интересно

Мое знакомство с фауной этого города началось необычным образом. Утром, на второй день нашего пребывания в Ванкувере, я решил поснимать прямо с причала панорамы города. Поставил кинокамеру на штатив, навел объектив на противоположную набережную, где возвышались ряды небоскребов, включил камеру и повел панораму с этих гигантов на набережную, где бежали красивые автомобили. С набережной, не выключая камеры, перевел панораму на берег залива и неожиданно увидел через объектив какие-то небольшие комочки, похожие на уток. Я наехал объективом на более крупный план и не поверил своим глазам: на песке возле воды сидела довольно крупная стая канадских гусей. Я легко узнал их, потому как не раз гонялся за ними с кинокамерой у нас на Чукотке, куда канадские гуси изредка прилетают. Крупно тогда мне так и не удалось снять эту осторожную птицу.

Дикие канадские гуси в Ванкувере?! Эти прирожденные стайеры, способные покрывать в полете огромные дистанции! Как они оказались в шумном городе? Для меня это было загадкой. Немного подумав, я решил, что, очевидно, в стае много молодых птиц, и стая, пролетев слишком большое расстояние и устав, вынуждена была сесть для отдыха в черте города.

Случай сам шел мне в руки. Не мешкая, я снял камеру со штатива и, прихватив легкий нагрудный штатив, побежал по мосту на противоположный берег. Минут через двадцать я уже был на набережной вблизи дикого пляжа, где по-прежнему спокойно сидели гуси.

Прячась за выброшенные морем коряги и редкие кустики, я подобрался к ним совсем близко. Помня, как трудно давалась мне подобная съемка на нашем Севере, я старался двигаться очень осторожно, не поднимая высоко головы и почти не дыша. Наконец переполз к последней, разделявшей нас коряге. От меня до птиц оставалось всего 8-10 метров. Гуси словно не хотели меня замечать. Они гуляли по песку, чистили свои перья клювами, иногда щипали травку, а некоторые, как мне показалось, двигались в мою сторону.

Я так увлекся съемкой, что не сразу почувствовал, что меня кто-то дергает за штанину. Оглянулся и застыл от удивления. Несколько крупных гусей незаметно обошли меня сзади и сейчас разглядывали с явным интересом. А один, самый нахальный, дергал за штанину. Он либо проверял прочность моих фирменных джинсов, либо надеялся таким образом выпросить подачку. Я ничего не мог понять: передо мной явно были дикие гуси. Но почему они не испытывают здесь страха перед человеком?

Дождавшись, когда стая поднялась и полетела над заливом, я снял на прощанье птиц в полете и пошел вдоль набережной в сторону Стенли-парка. Я шел мимо зеленых лужаек и стоянок легковых машин, удивляясь тому, что видел: через каждые двести-триста метров встречал одну за другой стаи гусей, свободно разгуливающих на лужайках, спортивных площадках, возле припаркованных автомашин и не обращавших внимания на снующих мимо пешеходов. Помню, мальчишки-школьники гонялись за ними. Гуси убегали от них, не желая улетать. Им явно здесь нравилось…

Почему автор называет Печорина «героем времени»? (по роману М.

Ю. Лермонтова «Герой нашего времени») Герой нашего времени Лермонтов М.Ю. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Герой нашего времени / Почему автор называет Печорина «героем времени»? (по роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)

    Вершиной творчества Лермонтова является роман «Герой нашего времени». В своих романтических произведениях писатель поднимает проблему сильной личности, столь не похожей на дворянское общество 30-х годов и противопоставленной ему.

    Основная задача, стоящая перед Лермонтовым при создании романа, – показать портрет современного ему человека. Сам поэт говорил, что ему не доставляло трудностей создавать образ главного героя таким, какими были многие молодые люди его времени.
    Печорин относится к так называемым «лишним людям». Эту «галерею образов» открыли Грибоедов и Пушкин, Лермонтов же – продолжил. Автор ощущал связь между Чацким, Онегиным и Печориным, что выразилось в цитировании “Евгения Онегина”. Но Лермонтов рисовал героя своего времени, эпохи, наступившей после подавления декабристского восстания.

    Печорин – выразитель общественной мысли своего времени. Раздумывая о людях предшествующих поколений, пламенных, полных веры, главный герой причислял себя к людям, которые скитаются по земле без убеждений и гордости: «Мы неспособны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастья». Однако Печорин потерял веру в возможность осуществления великих идей. Декабристы шли на подвиги, подвергали себя опасности, не боялись ссылок в Сибирь, смотрели в лицо смерти. Про свое же поколение Печорин говорит так: «Мы ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя».
    Его неверие, скепсис и несомненный эгоизм – результат эпохи, наступившей после 14 декабря 1825, эпохи нравственного распада, трусости и пошлости светского общества, в котором вращался Печорин. Он даже Максиму Максимычу говорил, что его душа «испорчена светом».
    В исповеди главного героя перед Мери отразилась скорбная история увядания человеческой души, горькое раздумье об исчезновении чистоты, скромности, искренней любви к людям под влиянием лукавства, обид, недоверия и насмешек окружающих. Лучшие чувства осмеяны светом, их приходится хоронить «в глубине сердца». Удивительно ли, что там они и умерли? «Печорины» не верят друзьям, которые легко насплетничают «бог знает какие небылицы», не верят возлюбленным, которые, «обнимая, будут смеяться» над ними. Дружба, уверяет Печорин, это «рабство одного и владычество другого», любовь – это «наслаждение сорванным цветком». Надышавшись, следует бросить этот цветок на дороге – «авось кто-нибудь поднимет».
    Но, в то же время, Печорин – человек высокой культуры, склонный к философии, литературе и истории. Он задумывается над основными проблемами бытия: о добре и зле, о предназначении человека, о свободе воли, о смерти, о религии, о любви и дружбе. Герой обладает даром понимания сущности человеческих характеров, в особенности же – человеческих слабостей. Печорин говорит, что хочет понимать жизнь, как Александр Великий или Байрон, вспоминает о великих людях. Главный герой жаждет подвигов, совершать которые не хватает простора во времена царствования Николая 1.

    Печорин является нравственным отрицанием светского общества: он на голову выше и презирает его, но «несёт на себе и многие его родимые пятна». Истинным героем лермонтовской поры был не Печорин, а люди его круга, но их были единицы. Это поколение как бы заранее, мысленно, прожило отведенное им время, даже ещё не начав жить. Светская среда ломала человека. Однако характер Печорина нельзя объяснить исключительно обстоятельствами, тем самым оправдывая свойственные ему и всему его поколению отрицательные черты, ведь герой является представителем «лучшего» слоя общества – в руках таких людей находилась в то время судьба России.

    С помощью гения Лермонтова перед читателем предстал «обнаженный» характер, душа без прикрас самооправдания. Тем не менее, в Печорине не исчезает определённое обаяние, которое должно было исчезнуть после слишком откровенных исповедей героя о своем несовершенстве. Мы оправдываем героя внутри себя. И оправдываем потому, что в себе самих видим подобные черты, боимся в них признаться и завидуем смелости Печорина, открывшего нам свою душу. Хоть его это и не спасло…

    Сам Лермонтов указывал в предисловии к роману на жизненность и типичность своего героя. Белинский отмечал, что автор в своём произведении «объектировал современное общество и его представителей». Теперь мы видим, что Печорин – это определённый тип, сформировавшийся в определенное время и в определённой среде. Именно поэтому Лермонтов называет Печорина героем времени, причём – «героем нашего времени».


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Лермонтов М.

Ю. / Герой нашего времени / Почему автор называет Печорина «героем времени»? (по роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)

Смотрите также по произведению “Герой нашего времени”:


Лучшая научная книга в руках историка

Written by Super User on .

В начале сентября Фонд развития отечественного образования подвел итоги Всероссийского конкурса на лучшую научную книгу 2019 года среди преподавателей высших учебных заведений и научных сотрудников научно-исследовательских учреждений. Лауреатом конкурса стал директор ИИ НГПУ Виталий Сергеевич Елагин. Его книга «”Сказание о Мамаевом побоище” как исторический источник. Комментарии» была объявлена одной из лучших.

Фонд развития отечественного образования проводит Всероссийский конкурс на лучшую научную книгу уже более 15 лет. Конкурс проводится в целях поддержки научных исследований ученых. Для участия в конкурсе принимались работы, изданные в 2019 году в виде монографий, учебников и учебных пособий, тематика которых соответствует указанным направлениям. Победители конкурса были награждены памятными знаками, дипломами и денежными премиями, а лауреаты – специальными дипломами.

Традиционно торжественная церемония награждения победителей и лауреатов Всероссийского конкурса на лучшую научную книгу проводилась в рамках научного форума «Всероссийская неделя вузовской науки», однако в 2020 году в связи с пандемией коронавирусной инфекции организаторы решили ее отменить.

– Моя последняя моя работа касается источниковедческой базы Куликовской битвы, прошедшей в 1380 году: есть такое удивительное литературное произведение «Сказание о Мамаевом побоище», на основе которого в основном пишется исход Куликовской битвы, – рассказывает Виталий Сергеевич. – С моей точки зрения, это не хроника событий самой битвы. Это литературное воспроизведение потомков того, как они хотели бы видеть ход этих событий. Главное, на что я делаю упор – «Сказание» было написано в XVI веке, практически через два с половиной столетия, когда и современников никаких не осталось. Еще раз подчеркиваю, что это не столько хроника, сколько переосмысление развития событий. Это сложнейшая работа. Мне приходилось подвергать сомнению каждую строчку этого произведения.

В своей работе Виталий Сергеевич предлагает читателям не смотреть на исторические события глазами поэтов и писателей. Изучив «Сказание о Мамаевом побоище», автор называет его гениальным произведением для XVI века, однако подчеркивает, что оно в своем ключе переосмысляет события Куликовской битвы взглядом церкви и политической власти времен Ивана Грозного.

На свою последнюю работу у автора ушло около трех лет. Несколько лет назад у Виталия Сергеевича вышла книга под названием «Летопись Средневековой Руси: первая половина XIV века». Затем он занялся книгой о второй половине XIV века, однако без переосмысления «Сказания о Мамаевом побоище», как ему показалось, закончить эту работу будет невозможно.

– Все свои книги я пишу исключительно для моих любимых студентов. Своими работами я закрываю ту или иную историческую проблему. На семинарах я предлагаю студентам изучать мою книгу, где обобщены десятки монографий и статей, либо другие работы. Но я никогда не говорю студентам думать как я, нет. Я наоборот предлагаю опровергнуть мою теорию, найти неточности в моих посылах. Для меня очень важно научить студентов категорически мыслить, – подчеркнул Виталий Сергеевич.

Отметим, что лауреатом Всероссийского конкурса на лучшую научную книгу Виталий Сергеевич стал уже в третий раз: в 2017 году награды была удостоена книга «Владимир Креститель в «Повести временных лет»: легенды и факты», а в 2014 автор был награжден за работу «Летопись Средневековой Руси: Первая половина XIV века».

Евгений Гришуков

«Зеленая аптека»: полезные свойства подорожника

Многие из нас знакомы с полезными свойствами этого растения с детства: лист подорожника, приложенный к ране, останавливал кровь, снимал воспаление, унимал боль. Но его лечебный спектр гораздо шире. Биологически активные вещества, содержащиеся в нем, справляются с проблемами ЖКТ, кожными патологиями, болезнями дыхательных путей. И это далеко не весь перечень возможностей подорожника.

История появления и применения

Почему же это растение так называется? Здесь ответ прост: потому что растет у дороги. Хотя неприхотливый подорожник произрастает где угодно — и в лесах, и в полях, и в песках. И, как всегда, существует интересная легенда об этом растении. Жил один знахарь, исцелявший людей живой водой. Однажды его повелел привести во дворец царь, сын которого был неизлечимо болен. Старик так спешил на помощь, что выпустил из рук миску с целебной водой. В отчаянии он упал на землю и горько заплакал. И вдруг увидел, что на месте, где разлилась вода, выросло растение, которое сказало: «Я забрал твою живую воду. Бери меня и спаси болеющих». И лекарь спас царского сына. С тех пор и растет при дорогах целебная трава — подорожник…

Интересно, что это на первый взгляд невзрачное растение вдохновило поэтессу Анну Ахматову на создание стихотворного сборника «Подорожник», в своеобразном предисловии к которому автор называет его «смиренным». Центральным персонажем является эта трава и на полотне Альбрехта Дюрера – акварели «Подорожник».

До 14-го века подорожник произрастал только в восточном полушарии. Во время великих морских путешествий мореплаватели случайно завезли его семена в земли Нового света. Индейские племена называли это растение «следом белого человека». В США прижившийся позже подорожник именовали также «змеиной травой», веря в то, что растение способно исцелить человека в случае укуса змеи. В Китае подорожник издавна применяли как средство, прекращающее кишечные расстройства у детей и для родовспоможения. В Бирме с помощью подорожника лечили повышенное давление и проявления тропической лихорадки. Еще Авиценна в своей практике использовал ранозаживляющие и кровоостанавливающие свойства растения при лечении опухолей, незатягивающихся язв злокачественного характера, воспалительных процессах в почках и печени, при глазных болезнях. Семена подорожника врачеватель рекомендовал при кишечных расстройствах и глубоких очаговых поражениях легких. А в 18-м веке британский исследователь и медик, автор знаменитой «Ботанологии» (1710 г.) Уильям Сэлмон писал о подорожнике в «Травнике Англии»: «Подорожник является средством, помогающем при изнурительном кашле, болезнях легких. Полагают, что подорожник можно применять при эпилепсии, водянке, желтухе, заболеваниях печени, селезенки… Он снимает воспалительный процесс в глазах… Сок подорожника, закапываемый в уши, смягчает боль и восстанавливает поврежденный слух… Растертый в порошок корень подорожника в равных частях с ромашкой снимает зубную боль… Мазь, изготовленная из сока подорожника и розового масла, облегчает приступы головной боли…»

Сферы использования и употребления

Таким образом, люди издавна используют в лечебных целях листья и семена подорожника. И вот почему. В них содержится много полезных минералов: калий, кальций, фосфор, магний, железо, а также витамины А, С, РР, К, В2, белки, углеводы, жирные кислоты, полисахариды, дубильные вещества. Пектин обладает ранозаживляющими свойствами. Гликозид проявляет выраженное противовоспалительное действие. Сапонины, флавоноиды и оксикоричные кислоты способствуют снижению холестерина в крови.

Сок из свежих листьев подорожника применяют, чтобы снять воспаление. Из листьев готовят отвары, настои, настойки, сиропы. На основе подорожника создаются лечебные мази. Семена входят в состав медицинских препаратов. Наружно делают припарки из свежесорванных листьев. Наряду с этим препараты на основе листьев подорожника применяются в медицине как средства с противовоспалительным, снотворным, обезболивающим, противоаллергическим свойствами. Отвар из подорожника используют в терапии заболеваний дыхательной системы, экстракт растения на спиртовой основе снижает давление. Подорожник является неотъемлемой составляющей различных грудных сборов. Народные целители рекомендуют настой листьев подорожника при диарее, сенной лихорадке, воспалительных процессах в мочевом пузыре и геморрое. Мазь с добавлением порошка из высушенного подорожника эффективно действует при гнойничковых поражениях кожного покрова. Семена растения полезны мужчинам и женщинам при репродуктивных проблемах. Экстракт корней подорожника рекомендуют при кашле туберкулезной этимологии, лихорадке, как болеутоляющее средство, при укусах насекомых и пресмыкающихся. При воспалениях глаз рекомендуют компрессы из водного настоя листьев подорожника ланцетолистного. При зубной боли в дупло больного зуба вкладывают вату, смоченную в спиртовой настойке подорожника. Однако при использовании подорожника следует помнить о противопоказаниях: это склонность к повышенному тромбообразованию и повышенная кислотность желудка.

Применяют подорожник и в косметических целях: на его основе создают маски для лица, отвары для промывания волос, производят различные уходовые средства. К примеру, тонизирует и омолаживает кожу травяной лед: отвар подорожника замораживают в формочках и кусочками такого льда протирают лицо. Для проблемной кожи полезны паровые ванночки с подорожником и маски. Он используется в лосьонах для тела, в процедурах с обертыванием, косметических средствах с отбеливающим и смягчающим эффектом. В кулинарии подорожник тоже нашел свое применение — из него готовят салат, смузи и даже голубцы и пиццу.

Народные рецепты

Чай из подорожника

Взять 1 чашку измельченных листьев подорожника, 2 чашки воды. Листья тщательно промыть и просушить. Вскипятить воду, залить подорожник, оставить в посуде с плотно закрывающейся крышкой и дать настояться до полного охлаждения. Хранить в холодильнике. Можно добавить мёд по вкусу. Такой чай служит прекрасным тонизирующим средством. Помогает при диарее, снимает симптомы простуды.

Мазь из подорожника

10 г растертых в порошок листьев подорожника большого смешать с 90 г вазелина. Дать настояться. Рекомендуется использовать при гнойных кожных заболеваниях, а также при различных поражениях кожи.

Маска для лица

1 ст. л. измельченных листьев запарить крутым кипятком. Настоявшийся подорожник отжать, смешать с 1 ст. л. сметаны и яичным желтком. Смазать лицо и область шеи. Смыть через 15 мин. (подходит для нормальной кожи).

Укрепляющая маска для волос

2 ст. л. листьев подорожника залить 0,5 стакана молока в состоянии кипятка. Настаивать подорожник в молоке 20 минут. Кашицеобразную массу втереть в кожу головы, затем закутать полиэтиленом и полотенцем. Через час смыть маску, тщательно промыв волосы теплой водой.

рук | Encyclopedia.com

Шервуд Андерсон 1916

Биография автора

Краткое изложение сюжета

Персонажи

Темы

Стиль

Исторический контекст

Критический обзор

Критика

В выпуске 1916 года Masses, чикагского литературного журнала, посвященного авангардному письму, «Руки» Шервуда Андерсона стали первым рассказом в его первой и самой важной коллекции Winesburg, Ohio .Хотя он уже опубликовал два романа, Андерсон с трудом нашел издателя для своей коллекции. Редактор, опубликовавший его романы, считал рассказы слишком мрачными, чтобы привлечь читателей. Фактически, Winesburg, Огайо, хорошо продавались и получили широкие отзывы. Большинство критиков восхищались книгой за ее проницательность и честность, но другие назвали ее грубой и отвратительной.

Во всех рассказах фигурируют «гротескные» или психологически изолированные люди, живущие в маленьком городке Уайнсбург после Гражданской войны.Главный герой «Руки» – Вин Биддлбаум, человек, который был школьным учителем в другом городе, пока его внимание к ученикам не было неправильно истолковано как эротическое. Теперь он живет один в Уайнсбурге, боясь сближаться с людьми, опасаясь, что руки снова его предадут. Предположение о сексуальности, и особенно о гомосексуализме, было необычным в 1919 году, и читатели и критики отреагировали на это резко. Почти все современные рецензенты сравнивали книгу с Антология реки Ложки, сборником стихов Эдгара Ли Мастера 1915 года о разных людях в маленьком городке.Некоторые говорили, что два автора изображали похожих персонажей, и спорили о том, чей подход к персонажам был более мрачным.

Андерсон часто говорил, что он создал «Руки» за один присест в 1915 году и не изменил ни единого слова. Теперь, когда ученые имеют доступ к рукописным рукописям Андерсона, становится ясно, что эта легенда не соответствует действительности, что история достигла своей окончательной формы благодаря сочетанию вдохновения и тщательной проверки.

Считающийся одним из самых важных литературных голосов Среднего Запада Америки, Шервуд Андерсон родился в Камдене, штат Огайо, 13 сентября 1876 года.В течение следующих нескольких лет семья переезжала из одного небольшого городка в Огайо в другой, окончательно обосновавшись в Клайде в 1884 году. В то время маленький городок Америка все еще восстанавливался после гражданской войны, и индустриализация не изменила его навсегда. Клайд, город, который Андерсон использовал в качестве модели для своего вымышленного города Уайнсбург, штат Огайо, был маленьким городком, расположенным в центре сельской местности, и мало что могло предложить молодому человеку, который не хотел быть фермером или торговцем.

Семья Андерсона была бедной.Его отец был изготовителем сбруи, когда он вообще работал, и спрос на его навыки уменьшился по мере роста индустриализации, и упряжи можно было быстро и недорого изготавливать с помощью машин. Андерсон помогал семье, берясь за любую работу, от выполнения поручений до бега по номерам. Он ходил в школу нерегулярно, но, как и многие молодые люди, впоследствии ставшие писателями, он читал все, что мог. В 1896 году, когда ему было двадцать, Андерсон поехал в Чикаго и нашел работу на складе. К 1900 году он уже работал писателем, писал и продавал рекламу в Чикаго.Он вернулся в Огайо в 1906 году, женился и начал рисовать. Спокойно он тоже писал романы, но не публиковал их. В 1912 году он был найден блуждающим по улицам Элирии, штат Огайо, в оцепенении. Он больше никогда не возвращался к своим делам, оставил жену и детей и вернулся в Чикаго, решив на этот раз стать писателем.

Андерсон познакомился с другими писателями в Чикаго и стал частью «Чикагского Возрождения». Его первый роман, Windy McPherson’s Son (1916), наконец нашел издателя после двух лет отказов, и в возрасте сорока лет он работал над переплетенным сборником рассказов.Они были опубликованы в литературных журналах Чикаго и в конечном итоге собраны вместе в книгу, Winesburg, Ohio, в 1919 году. Первый рассказ в сборнике, «Руки», повествует об одиноком и непонятом человеке из небольшого городка на Среднем Западе. Обе книги были хорошо приняты, как и две другие, выпущенные Андерсоном в последующие годы. Его рассказы об изолированных и пострадавших людях, которых он называл «гротесками», задел нервы читателей, и он стал финансово обеспеченным и имел успех у критиков.

Андерсон оставался популярным писателем и лектором до конца своей жизни, хотя большинство критиков считают, что качество его работ снизилось в течение 1920-х и 1930-х годов.Когда он стал более успешным и изощренным, он больше не мог так трогательно писать о своей единственной истинной теме: о сердцах и умах простых людей в маленьком городке Америки. Андерсон умер 8 марта 1941 года по пути в Южную Америку, чтобы встретиться и написать о простых людях.

История начинается с предложения, которое определяет обстановку и главного героя: «По полуразрушенной веранде небольшого каркасного дома, стоявшего на краю оврага недалеко от города Уайнсбург, штат Огайо, шел толстый старик. нервно вверх-вниз.«Стоя в одиночестве и глядя на поля, он видит повозку, полную молодых людей, возвращающихся домой после сбора ягод. Они смеются и наслаждаются обществом друг друга, и один из них кричит мужчине, издеваясь над его облысением.

Это Винг Биддлбаум, одиночка, который «вечно напуган» и почти не имеет связи с жителями Уайнсбурга, хотя он уже двадцать лет живет недалеко от города. Для горожан он – загадка, которую можно игнорировать или посмеяться.Но Wing подружился с Джорджем Уиллардом, репортером местной газеты, который иногда ходит в гости к Wing. Джорджу около двадцати лет, а Вингу, хотя он выглядит на шестьдесят пять, около сорока. Шагая по крыльцу, Винг смотрит на дорогу, надеясь, что Джордж придет поговорить. Когда его нет с Джорджем, он одинок и напуган. С Джорджем он уверен в себе и разговорчив, и он может выражать идеи, которые он развил в течение одиноких лет.

Самая поразительная физическая характеристика Крыла – та, которая дала ему прозвище – это его руки.Они находятся в постоянном движении, жестикулируют, пока он говорит, машут руками. Когда Винг впервые приехал в

Вайнсбург, он работал полевым работником и своими быстрыми, уверенными руками однажды собрал легендарные сто сорок литров клубники за один день. Джордж заметил, что часто Винг, кажется, внезапно замечает свои руки и хватает их за спину или засовывает в карманы. Он хотел спросить об этом, но по мере того, как он узнает Винга лучше и начинает его больше уважать, он обнаруживает, что не может вторгаться в его личную жизнь, задавая вопрос.

Джордж вспоминает один день, когда он чуть не спросил. Двое мужчин гуляли по полям, и Винг говорил «как один вдохновленный». Уинг был непреклонен в том, что Джордж должен что-то делать в своей жизни, а не быть привязанным, как жители Уайнсбурга. «Ты разрушаешь себя», – кричит он Джорджу. «У вас есть склонность к одиночеству и мечтам, и вы боитесь снов». Во время разговора он кладет руки Джорджу на плечо, снова побуждая его выйти за рамки обычного и мечтать. Внезапно он выглядит испуганным и убирает руки.Со слезами на глазах он резко уходит домой, оставив Джорджа стоять в поле одного и растерянного. Джордж решает не спрашивать о руках Винга, которые, очевидно, содержат какой-то болезненный секрет.

Секрет связан с прошлой жизнью Винга, когда он был примерно того же возраста, что и Джордж. Он был школьным учителем в сельской Пенсильвании, и его звали Адольф Майерс. Он был поистине одаренным учителем, преданным делу образования и своим подопечным. Он был «по природе предназначен быть учителем юности».Со своими учениками Майерс сидел по вечерам и разговаривал, как сейчас с Джорджем, и во время разговора растирал мальчикам плечи или взъерошивал им волосы.

Под влиянием нежного голоса и нежных рук Майерса мальчики начали мечтать. Один мальчик, однако, «воображал невероятные вещи» о себе и Майерсе и сказал своим родителям, что Майерс изнасиловал его. Родители быстро приняли меры. Один человек пришел в школу и избил Майерса, а учительницу выгнали из города. Проезжая через Огайо, Майерс увидел имя «Биддлбаум» на упаковочном ящике и, прибыв в Уайнсбург, взял новое имя.

Никто в Уайнсбурге не знает, что случилось. Сам Уинг не знает, что случилось в Пенсильвании, только то, что каким-то образом его руки были причиной неприятностей. Теперь он живет один, у него нет друзей, и он старается держать руки при себе. Шагая по крыльцу своего дома, он надеется, что Джордж Уилард придет и избавит его от одиночества. Но Джордж не приходит этой ночью, и Винг проводит еще один вечер в одиночестве.

Винг Биддлбаум

Винг Биддлбаум (также известный как Адольф Майерс) – лысый толстый отшельник, живущий в небольшом домике недалеко от города Уайнсбург, штат Огайо. Он согнут и похож на старика, но ему всего сорок лет. Его самая отличительная черта – руки. Это активные, выразительные руки, которые быстро двигаются, пока он говорит. Их движение принесло ему прозвище «Крыло». Когда Винг был молодым человеком, все еще используя свое имя при рождении Адольф Майерс, он был школьным учителем в сельской Пенсильвании. Он был одаренным учителем, который вдохновлял своих учеников учиться и свободно проявлял к ним привязанность, потирая их плечи и взъерошивая их волосы.Когда «недалекий мальчик» воспользовался прикосновениями Майерса к сексуальным домогательствам, Майерса выгнали из города. Теперь он живет один в Уайнсбурге, использует вымышленное имя и избегает людей. Только со своим другом Джорджем Уиллардом он может поговорить и немного расслабиться и попытаться использовать свой дар для воодушевления молодых людей. Он убеждает Джорджа следовать своей склонности мечтать. Но когда он забывает о себе и кладет руки Джорджу на плечи, Винг паникует и убегает.

Генри Брэдфорд

Генри Брэдфорд – владелец салуна в Пенсильвании, чей сын является учеником Адольфа Майерса. Подозревая, что Майерс злоупотреблял сексуальными домогательствами к своему сыну, Брэдфорд однажды приходит в школу и, обнаружив его во дворе школы, бьет и пинает Майерса.

Полоумный мальчик

Один из учеников Адольфа Майерса – «полоумный мальчик», который влюбляется в своего учителя. Мальчик фантазирует о сексуальном контакте со своим учителем и сообщает свои фантазии как факт. Рассказы мальчика подтверждают «скрытые, призрачные сомнения», которые мужчины в городе уже испытывали в отношении нежного Адольфа Майерса.

Адольф Майерс

См. Wing Biddlebaum

Джордж Уиллард

Единственный друг Винга Биддлбаума в городе, в котором он жил в течение двадцати лет, – Джордж Уиллард, репортер Winesburg Eagle . Джордж иногда навещает Крыло по вечерам, и когда история начинается, Крыло расхаживает по крыльцу в надежде, что появится Джордж. В прошлом они вместе гуляли по городу или за городом, и Винг пытался побудить Джорджа следовать его мечтам. Джорджу было интересно узнать о руках Винга, он заметил, что он то машет ими, то прячет их, но из уважения к другу он сдерживает свои вопросы.

The Grotesque

«Руки» – это первая из двадцати трех историй в Winesburg, Ohio, , и всем им предшествует своего рода введение под названием «Книга гротеска». В этом разделе старик мечтает о серии проходящих мужчин и женщин, о «шествии гротесков». Он встает с постели и записывает свои рассказы.Рассказчик «Руки» и другие

Медиаадаптации

  • Недавно были выпущены две полные аудиоверсии полной версии Winesburg, Ohio . В 1995 году Audio Bookshelf выпустила версию, прочитанную Терри Брэги. Набор включает в себя четыре кассеты, которые в общей сложности рассчитаны на шесть с половиной часов, включая введение в Андерсона и его работы. В 1997 году «Записанные книги» выпустили еще одну версию, которую прочитал Джордж Гуидалл. Его пять кассет работают семь с половиной часов.

историй никогда не видел писания старика, но это вдохновляло его рассказывать свои собственные гротескные истории.

Слово «гротеск» использовалось в искусстве и литературе для описания фантастических искажений человеческих и животных форм. Обычно то, что называют «гротескным», ненормально, уродливо, странно. Но Андерсон использует этот термин особым образом, и старик из «Книга гротеска» видит, что его гротески «не все ужасны. Некоторые были забавными, некоторые почти красивыми.

Крыло Биддлбаума – гротеск, человек, пострадавший и искаженный его обращением в Пенсильвании, но этот термин не следует понимать как указание на то, что он злой. Его руки, которые доставляли ему столько хлопот, сделали «гротескную и без того гротескную и неуловимую индивидуальность», но вина лежит в мире вокруг Крыла, а не в том, что внутри него.

Отчуждение и одиночество

Центральная тема рассказа – одиночество Винга Биддлбаума. На первом изображении в этой истории он в одиночестве ходит по крыльцу, надеясь, что его единственный друг придет и позвонит.Со своего крыльца он может видеть группу людей, которые смеются и играют, но он общается с ними только тогда, когда они над ним смеются. Последний образ в истории – это Винг, который, стоя на коленях, собирает хлебные крошки, все еще один. Между этими двумя образами – воспоминания и сцены одиночества и изоляции. Крыло живет один за городом в течение двадцати лет, и почти никого в городе

Темы для дальнейшего изучения

  • Используя Оксфордский словарь английского языка и словарь литературных терминов, исследуйте значения слова «гротеск», особенно как существительное.Узнайте, как значения менялись со временем. В чем гротеск винге Биддлбаум?
  • Посмотрите несколько абзацев из рассказов Натаниэля Хоторна, Германа Мелвилла, Эдгара Аллана По, Марка Твена или других американских писателей девятнадцатого века. Сравните отдельные предложения в произведениях этих писателей с предложениями в «Руках». Как стили сравнивать? Что нового Андерсон пытался сделать со своей прозой?
  • Некоторые ранние рецензенты рассказов Андерсона писали, что автор был холодным и отстраненным и создавал персонажей, которые даже ему наплевать. Как вы думаете, на основании «рук» эта оценка верна?
  • Внимательно посмотрите на отрывки из «Руки», где описываются отношения Адольфа Майерса со своими учениками. Как вы думаете, уместен ли его физический контакт со студентами? Как такой контакт будет рассматриваться в вашем сообществе?
  • Обвинения недоумка мальчика подтверждают «скрытые, призрачные сомнения» в умах мужчин в городе. Что могло способствовать этим сомнениям?
  • Читатели и критики на протяжении многих лет расходились во мнениях относительно того, испытывал ли Вин Биддлбаум сексуальное влечение к своим молодым ученикам.Имеет ли значение то, как вы читаете историю? Обсудите, каким образом сексуальная ориентация Винга влияет на смысл истории и дружбы Винга с Джорджем Уиллардом.

знает о нем все, кроме того, что он быстро собирает ягоды.

С Джорджем Уиллардом Винг немного менее одинок, хотя даже с ним он не может быть самим собой. Он всегда что-то скрывает, боится. Он отчаянно хочет увидеть Джорджа в вечер открытия рассказа, но ничего не может сделать, кроме как надеяться на его визит. Он не может позвонить самому Джорджу и должен ждать, пока его друг проявит инициативу. Однажды он пересекает поле и смотрит на дорогу, но даже это его пугает, и он уходит к своему крыльцу. Человек, который так напуган, не сможет выбраться из своего одиночества.

И все же отчуждение Винга не сделало его ожесточенным по отношению к человечеству. Ему не нравится изоляция, и он мечтает сидеть под деревом в саду, а вокруг него собираются молодые люди, чтобы поговорить с ним. Ему нужен Джордж, потому что он нуждается и все еще желает человеческого общения.Джордж – «посредник, через который он выражает [выражает] свою любовь к человеку».

Внешний вид и реальность

Поскольку Крыло Биддлбаума так мало контактирует с жителями Уайнсбурга, они знают его только по внешнему виду. На самом деле он не тот, кем кажется. На самом деле его зовут не Вин Биддлбаум, а Адольф Майерс. На вид ему шестьдесят пять, но ему всего сорок. В городе он известен как опытный полевой рабочий, но он также образован и достаточно умен, чтобы работать школьным учителем.Указывая на различия между внешним видом и реальностью в характере Винга, Андерсон поднимает вопрос о том, было ли на самом деле проявление неприличия в поведении Винга по отношению к своим ученикам. Родители отвергают Майерса из-за видимости гомосексуализма, но, как показывает история, внешность и реальность могут быть совершенно разными.

Секс

Причина проблемы Винга – секс или идея секса. В частности, родители его учеников пришли к выводу, что Винг – педераст, и что его прикосновения к плечам и волосам мальчиков имели неуместный элемент сексуальности.Андерсон намеренно косвенно описывает сексуальность Винга. Временами рассказчик, кажется, намекает на то, что Винг гомосексуален, например, когда он заявляет, что «в своем чувстве к мальчикам, находящимся под их опекой, такие мужчины мало чем отличаются от более прекрасных женщин в их любви к мужчинам». В других случаях рассказчик объясняет подозрения родителей «редкой, малоизученной» силой, которой обладают одаренные учителя.

Является ли он на самом деле гомосексуалистом, сам Винг не понимает, что он сделал неправильно.Он не чувствует вины или стыда в отношениях с мальчиками, но узнает, что другие находят в его руках что-то постыдное. Рассказчик поддерживает Винга, говоря, что он «по природе предназначен быть учителем юности». Вопрос о том, является ли Wing геем или нет, не рассматривается в этой истории. Вместо этого история демонстрирует, что происходит, когда люди начинают верить, что мужчина гомосексуален, когда они реагируют гневом и страхом.

Точка зрения и повествование

«Руки» рассказываются от третьего лица невидимым рассказчиком, который не участвует в истории и имеет лишь ограниченную способность видеть мысли и чувства персонажей.Например, рассказчик внимательно наблюдает, как Крыло Биддлбаум ходит взад и вперед по веранде и знает, что Крыло надеется на визит Джорджа Уилларда. Но когда молодая женщина в фургоне насмехается над облысением Винга, рассказчик не сообщает о какой-либо эмоциональной реакции со стороны Винга. Это замечание задело его чувства? Он разделяет шутку? Рассказчик сообщает только о физическом проявлении реакции Винга, говоря, что «нервные маленькие ручки Винга возились по голому белому лбу, как будто собирая массу запутанных локонов».Точно так же, когда Генри Брэдфорд бьет Майерса, нет описания боли или шока Майерса. Рассказчик описывает только то, что можно увидеть: «испуганное лицо учителя».

На протяжении большей части истории рассказчик сосредотачивается на Крыле, как будто сверху, но в сцене, в которой Джордж почти спрашивает о руках Винга, повествовательная позиция слегка меняется. В центре внимания по-прежнему находится Крыло, но теперь рассказчик сообщает о том, что Джордж видел и слышал в полях в тот день. На большей части сцены нет никаких признаков реакции Джорджа.Предположительно, он внимательно слушает, как Винг начинает «длинный бессвязный разговор». Нет ни малейшего намека на то, что он находит что-то предосудительное в советах Винга или в руках Винга на его плечах. Реакция Винга снова отражается через то, что можно увидеть: его «ужасающий взгляд», его «судорожное движение» и слезы на глазах. Однако, когда Винг уходит, рассказчик прямо цитирует внутренний монолог Джорджа и заявляет, что Джордж «тронут воспоминанием об ужасе, который он видел в глазах этого человека.«Это единственный раз в истории, когда мысли передаются так точно.

После этой сцены рассказчик отодвигается на большее расстояние до конца рассказа. Мысли и чувства Винга выражаются только в самых расплывчатых фразах. По мере того, как он проходит одинокий вечер, он кажется автоматом, совершающим движения по еде, уборке и раздеванию, при этом ничего не чувствуя.

Символ

Когда одно изображение повторяется на протяжении всей истории и представляет абстрактную идею, это изображение можно назвать символом.Обсуждая «Руки» в книге «Шервуд Андерсон: исследование короткометражного художественного произведения», Роберт Аллен Папинчак исследует образы рук в рассказе. Конечно, название указывает на важность изображения, и Папинчак сообщает, что слова «рука» и «руки» встречаются в кратком рассказе тридцать раз. Стрелки олицетворяют все необычное в Wing Biddlebaum; они его «отличительная черта» и то, что делает его гротескным.

Они являются источником его славы, когда он использует их для сбора клубники, и причиной его падения, когда он использует их, чтобы ласкать своих учеников.Прежде всего, они являются символом того, чего Винг не понимает в себе и в мире. Кажется, что его руки действуют сами по себе, что пугает его, и он смотрит «с изумлением на тихие невыразительные руки других мужчин». Конечно, руки других мужчин не всегда были невыразительными: руки одного человека превратились в кулаки, чтобы бить Винга, а другой наступал на Винга с «веревкой в ​​руках».

Изображения рук, использованных против Винга, и решимость Винга не использовать свои руки, чтобы коснуться своего друга, подчеркивают изоляцию и одиночество Винга.Как поясняет рассказчик: «История Винга Биддлбаума – это история рук». Использование повторяющегося изображения для придания ему символического значения стало обычным элементом короткометражного художественного произведения, но, по словам Папинчака, Андерсон был одним из первых американских писателей, которые экспериментировали с ним.

Эпизодический сюжет

Помимо вопросов секса и непристойности, особенность рассказов из Winesburg, Ohio , которая вызвала наибольшую трудность у критиков, заключалась в структуре сюжета. Как правило, сюжет рассказа рассматривается как шаблон, в который выстраиваются персонажи и их действия.Сюжетная история – это история, в которой происходит – самый важный элемент, а внутреннее или психологическое развитие персонажей менее важно. Отдельные сцены или эпизоды происходят в определенном порядке, чтобы предоставить или скрыть информацию о событиях. Например, загадочная история может порадовать читателей захватывающей сюжетной линией, хотя ее герои могут быть только стандартными, «картонными» фигурами.

Многие читатели «Руки» пришли к выводу, что никакого сюжета нет, что на самом деле в повествовании ничего не происходит.В начале и в конце Винг один дома, желая, чтобы Джордж пришел. Между тем рассказчик размышляет о дружбе между Вингом и Джорджем, рассказывает с точки зрения Джорджа прогулку, которую они прошли вместе, и рассказывает историю Адольфа Майерса в Пенсильвании. Майерс никогда не узнает, как Джордж относился к их прогулке, а Джордж никогда не узнает историю Винга. С точки зрения действия и последствий эпизоды не связаны. Разделы сочетаются друг с другом, создавая доминирующее впечатление, психологическое целое, но не сюжет в обычном понимании этого слова.Такая структура называется эпизодическим сюжетом или эпизодической структурой. Андерсон считал, что такая структура, в которой связи между событиями не всегда очевидны, лучше всего перекликается со структурой человеческой жизни.

Чикагский ренессанс

На протяжении большей части двадцатого века Нью-Йорк был литературным центром Соединенных Штатов, но примерно во время Первой мировой войны это звание отличалось Чикаго. Шервуд Андерсон был частью группы писателей и редакторов, которая называлась «Чикагский ренессанс» или «Чикагская группа», которая процветала примерно с 1910 по 1925 год.Среди других писателей в группе были поэты Карл Сэндберг и Эдгар Ли Мастерс, а также писатель Теодор Драйзер. Сначала эти писатели сосредоточились на темах Среднего Запада и достигли в основном аудитории Среднего Запада, но их влияние быстро распространилось.

Чикаго был домом Поэзия: Журнал стихов, под редакцией Харриет Монро. Основанный в 1912 году, он был одним из первых так называемых маленьких журналов или некоммерческих литературных журналов, посвященных новаторскому письму. Именно на страницах журнала Poetry была первая публикация лауреата Пулитцеровской премии Карла Сандберга, а также в журнале были опубликованы ранние работы Эзры Паунда, Марианны Мур и Т.С. Элиот. По улице от офиса Монро находились офисы Маргарет Андерсон (которая не была родственницей Шервуду Андерсону), редактора журнала The Little Review . За пятнадцать лет своего существования он стал одним из самых важных маленьких журналов, а через несколько лет вышел из Нью-Йорка, а затем из Парижа. В 1918 году Little Review положил начало первой американской публикации Джеймса Джойса « Ulysses, », которая была настолько противоречивой, что выпуски журнала были изъяты и сожжены почтовым отделением Соединенных Штатов.Шервуд Андерсон участвовал в первых двух выпусках Little Review в 1914 году. Рассказ «Paper Pills», следующий за «Hands» в Winesburg, Ohio, , был впервые опубликован в Little Review в 1915 году.

Андерсон жил и писал в это захватывающее время в Чикаго. Он и другие писатели и редакторы Chicago Group знали друг друга социально, работали вместе, читали друг другу вслух, участвовали в проектах друг друга и обсуждали теории политики и искусства.Они отвергли то, что они считали скучными формами письма в девятнадцатом веке, и работали над стихами вольными стихами и художественными произведениями, которые не были ограничены формальными требованиями сюжета. Они не соглашались с «благородными» писателями девятнадцатого века, которые говорили, что оптимистические темы и здоровые персонажи должны быть в центре внимания, и вместо этого они экспериментировали с несчастными и поврежденными персонажами, ведущими невежливое поведение.

Согласно книге Велфорда Данауэя Тейлора Sherwood Anderson , Андерсон подвергал наибольшему риску предмет и форму.Он не только писал о сексе с откровенностью, которая шокировала его современников, но и настаивал на эпизодических структурах своих произведений. Тейлор пишет, что даже редактор « Masses», «» прогрессивного журнала, в котором впервые появилась «» Hands »,« якобы почувствовал, что некоторые из

Compare & Contrast

  • 1890-х: шоссе », проходящее между городом и ягодными полями Уайнсбурга, штат Огайо, представляет собой грунтовую дорогу. Полевые рабочие передвигаются в вагоне, а товары отправляются поездом.

    1990-е годы: Хотя в сельских районах Среднего Запада все еще есть немощеные дороги и грузовые поезда, они в основном были заменены дорогами с твердым покрытием, по которым проезжают грузовики.

  • 1890-е: Клубника выращивается по всей стране и собирается вручную поденщиками, в основном местными. Вымышленный Крыло Биддлбаум собирает сто сорок литров за день.

    1990-е годы: Большинство крупных клубничных ферм находятся в Калифорнии. Ягоды по-прежнему собирают вручную, потому что на них легко появляются синяки, но сбор производится рабочими-мигрантами, многие из которых из Мексики.

  • 1890-е: В большинстве школ, таких как школа Адольфа Майерса в этой истории, есть только один учитель для всех классов, и учителя не имеют прямого надзора.

    1990-е годы: Американские школы, за исключением самых отдаленных районов, больше, с большим количеством учителей в каждом здании и большим бюрократическим аппаратом, который нанимает, контролирует и, при необходимости, дисциплинирует учителей.

  • 1890-е: Вымышленный Winesburg Eagle, , как и многие газеты в маленьком городке, выпускается двумя мужчинами: владельцем / редактором и репортером.

    1990-е: Даже в большинстве газет в небольших городах штат сотрудников больше, и большинство небольших газет было прекращено или куплено крупными мультимедийными корпорациями. Интернет, однако, позволяет небольшим группам людей выпускать периодические онлайн-издания и достигать гораздо более широкого тиража, чем небольшие печатные газеты столетия назад.

Винсбург историй были бесформенными. После публикации двух журнал перестал их принимать ».

Прибыв в Чикаго в нужное время, Андерсон смог найти поддерживающую и талантливую группу друзей, которые помогли ему сформировать собственное искусство и карьеру.Вместе со своими коллегами он был в состоянии разделить два мира, писать о проблемах и идеях с изысканностью большого города, но прочно закрепить свою работу в маленьком городке на Среднем Западе.

Психология

Незадолго до того, как Андерсон и его товарищи попытались произвести революцию в литературе в начале двадцатого века, Зигмунд Фрейд произвел революцию в понимании человеческой психологии. Его многочисленные книги, в том числе Толкование сновидений (1900) и Три вклада в теорию секса (1910), были широко прочитаны и обсуждены в Европе как профессионалами, так и читателями, и примерно к 1914 году идеи Фрейда получили широкое распространение. даже достигли Среднего Запада.Андерсон и другие представители Чикагского Возрождения обсуждали новейшие психологические теории, точно так же, как они обсуждали социализм и литературную критику.

Сочетание появления нового набора спорных теорий и публикации сборника нетрадиционных рассказов было не в силах противостоять критикам. Критики, которые не видели другого объяснения его интереса к психически неуравновешенным персонажам, быстро назвали Андерсона «фрейдистом». Со своей стороны, Андерсон всю жизнь настаивал на том, что на самом деле никогда не читал Фрейда.Рекс Бербанк заключает в своей книге Sherwood Anderson , что «Андерсон неоднократно отвергал фрейдистские формулы, поскольку он сопротивлялся тому, что он считал чрезмерным упрощением человеческого разума и сердца». Тем не менее, поскольку Фрейд и Андерсон писали о невротических людях, читатели работ Андерсона часто связывали его с фрейдизмом.

Несмотря на то, что с момента публикации оно было составлено в антологию, существенная критика «Руки» как отдельного произведения практически отсутствует. История впервые появилась в небольшом чикагском литературном журнале под названием Masses, , где она привлекла внимание литературной элиты этого города, но журнал не получил большого количества читателей.Обычно история изучается как неотъемлемая часть всей книги, а именно Winesburg, Ohio . Возможно, потому, что «Руки» – это, по сути, первая история более крупного произведения, его часто обсуждают, поскольку в нем вводятся темы, техники и персонажи, встречающиеся в более крупном произведении.

Андерсон к концу своей жизни часто жаловался, что первые отзывы о Winesburg, Ohio, были слишком резкими, но на самом деле они были в основном положительными. Успех книги принес «Руки» читателям по всей стране, а обзоры были опубликованы в Нью-Йорке, Сан-Франциско и во всех важных газетах и ​​журналах между ними.Одна из целей Андерсона состояла в том, чтобы создать новую форму рассказа, освободить его от ограничений сюжета, как и большинство рассказов XIX века. Одним из критиков, которые оценили новую форму, был влиятельный редактор и критик Х. Л. Менкен. В обзоре 1919 года он описывает истории из Winesburg, Ohio , как «наполовину сказку, наполовину психологическую анатомию, и намного лучше, чем все предыдущие». Другие критики согласились, что Андерсон попытался сделать что-то новое и достойное в книге, и что его новый акцент на честном раскрытии психологии персонажей вместо отслеживания их действий требует новых форм.

Некоторые критики посчитали, что Андерсон, возможно, был слишком честен в своей книге, раскрывая вещи, которые лучше скрывать. Вместо того, чтобы видеть в Андерсоне нежность и сострадание к его персонажам, эти критики сочли автора холодным и бесчувственным. Многие думали, что сексу уделяется слишком много внимания. Хотя читателям на рубеже двадцать первого века может быть трудно понять, что рассказы Андерсона считались довольно смелыми и даже непристойными, когда они были опубликованы в первой половине двадцатого века.Анонимный обозреватель New York Sun был не единственным, кто испытывал отвращение к извращенным персонажам в Winesburg, Ohio и их «тошнотворным действиям». Фактически, намек на секс и сексуальность в книге никогда не бывает более прямым, чем в «Руках».

На протяжении десятилетий критики намекали, но не обсуждали откровенно центральный вопрос, поднятый историей: является ли Вин Биддлбаум гомосексуалистом или его просто неправильно понимают? С 1960-х годов критики взвесили этот вопрос, но так и не пришли к единому мнению.Некоторые критики утверждают, как это делает Рекс Бербанк в своей книге Sherwood Anderson для Туэйна, что Биддлбаум не был гомосексуалистом и что «его ласки были интерпретированы как гомосексуальность глупыми, нечувствительными горожанами». Велфорд Тейлор в другой книге под названием Sherwood Anderson, заключает, что горожане «сделали невинного человека несчастной жертвой».

По мере того, как широкая публика стала более комфортно относиться к идее гомосексуализма и по мере того, как все больше узнавалось о собственном любопытстве Андерсона к гомосексуализму, критики стали более охотно считать Биддлбаум геем.Согласно этим прочтениям, контакты Биддлбаума со своими учениками могли иметь оттенок неуместной сексуальности, а его страх прикоснуться к Джорджу Уилларду – это страх перед его сексуальными побуждениями. Руководство Джуди Джо Смолл по рассказам Шервуда Андерсона резюмирует эту линию рассуждений, но добавляет предостережение о том, что даже через восемьдесят лет после того, как Андерсон написал, «сексуальность в целом и сексуальная ориентация в частности все еще далеки от понимания».

Сборник в целом часто читается как Bildungsroman – немецкая литературная форма, в которой основное внимание уделяется персонажу в годы его развития.По их мнению, в рассказах г. Уайнсбург, штат Огайо, прослеживается развитие повторяющегося персонажа Джорджа Уилларда. Поэтому много критики «Хэндс» уделяет развитию Джорджа больше внимания, чем было бы ему, если бы историю изучили в одиночку. Смолл, например, называет Джорджа «центральной фигурой книги», хотя трудно увидеть его как центральную фигуру «Руки». Уолтер Райдаут анализирует Winesburg, Ohio в эссе в Shenandoah . Он считает, что «Руки» представляют собой формулировку центральной темы книги: конфликта между «миром практических дел» и «миром снов».В оставшейся части рассказов Джордж исследует два варианта и, наконец, разрешает конфликт для себя. В этом и других подобных анализах «Руки» функционируют больше как глава романа, чем как рассказ.

После обзоров, появившихся вскоре после публикации книги, критика в адрес Winesburg, Ohio появлялась нечасто в течение примерно тридцати лет, хотя книга никогда не выходила из печати. 1960-е и 1970-е были временем возобновления интереса к Андерсону, особенно в г. Уайнсбург, штат Огайо, г., и многие книги и статьи об Андерсоне были опубликованы до того, как интерес снова начал угасать.Его репутация то увеличивалась, то падала, но в течение пятидесяти лет он обычно считался автором нескольких плохих книг и одной замечательной.

Cynthia Bily

Билли преподает письмо и литературу в колледже Адриана в Адриане, штат Мичиган, а также пишет для различных образовательных издательств. В следующем эссе она исследует использование Шервудом Андерсоном повторяющихся образов в книге «Руки .

Когда Шервуд Андерсон писал художественную литературу в начале 1900-х годов, он сознательно экспериментировал с новыми формами рассказов и с новым типом письменного языка, который соответствовал новым формам.В книге Sherwood Anderson: A Study of the Short Fiction, Роберт Аллен Папинчак описывает стиль Андерсона как «менее загроможденный длинными предложениями и многосложными словами, чем стиль Ирвинга, Хоторна, По и других американских писателей того времени. Вместо этого Андерсон использовал короткие прямые предложения, частые модификации существительных, серии предложных фраз и повторение фраз и идей, которые часто зависят от структурной замкнутости ». Папинчак утверждает, что в «Руках» прослеживаются все стилистические качества Андерсона.В этом эссе я исследую одно из этих качеств – использование повторяющихся фраз и идей.

Уолтер Б. Райдаут, в статье в Shenandoah, прослеживает несколько элементов, которые проходят через весь Winesburg, Ohio . Эти повторения способствуют возникновению ощущения, что «кажущиеся безыскусными, даже небрежными отступлениями редко бывают безыскусные, беспечные или отвлекающие. . . . Если это простота, то это простота – парадокс или нет – сложного вида ».

Самый очевидный пример – слово «рука», которое, по подсчету Папинчака, встречается в рассказе в единственном или множественном числе тридцать раз, что составляет чуть более 2 350 слов.Образ дрожащих, трясущихся, нервных рук Крыла Биддлбаума повторяется так много раз, что становится символом его отчуждения и одиночества, как это тщательно задокументировано Папинчаком и другими. Более интересным является повторение идеи ударов рук – не еще один взгляд на движение нервных рук, «подобное взмаху крыльев заключенной птицы», а изображение Крыла, когда он «сжал кулаки». и бил их по столу или по стенам своего дома ».

Это избиение, которое кажется нехарактерным для человека, «вечно напуганного и охваченного призрачной полосой сомнений», на самом деле заставляет Винг чувствовать себя более комфортно.Кажется, он не может говорить без того, чтобы побить его. Если они с Джорджем Уиллардом гуляют и он чувствует желание что-то сказать, он находит «пень или верхнюю доску забора и стучит руками», он легко говорит. Образы рук, похожих на птицу, и бьющихся рук объединяются в тот день, когда Винг и Джордж находятся в поле: «У забора он остановился и бил, как гигантский дятел, на верхнюю доску, [он] кричал Джорджу».

Для начинающего читателя должно быть трудно представить, откуда взялось это избиение.Рассказчик неоднократно указывает, что руки Винга выразительны, что он говорит руками. Он «с удивлением смотрит на тихие невыразительные руки других мужчин», но не может контролировать свои собственные. Возникает вопрос: что выражают руки? Что Винг может сказать Джорджу, когда он бьет стены или колотит пень? Мы знаем часть ответа. Он убеждает Джорджа мечтать.

Но почему этот совет требует таких жестких жестов? Идеи снов и сновидений образуют еще одну группу повторяющихся фраз в истории.После своей вспышки с Джорджем Винг успокаивается и на короткое время может говорить тихо, забыв о своих руках, «говоря, как потерянный во сне». «Вы должны попытаться забыть все, что вы узнали, – говорит он Джорджу. «Вы должны начать мечтать». Как скоро читатель узнает (а Джордж – нет), Винг уже говорил о снах. Когда он был Адольфом Майерсом, школьным учителем в Пенсильвании, он гулял со своими учениками и разговаривал, пока он «потерялся в каком-то сне». В те дни его голос был всегда мягким, и его руки не били верхушки забора, а только нежно касались плеч или волос мальчиков.Нежный голос и нежное прикосновение были «частью усилий учителя донести мечту до молодых умов». Под его прикосновением мальчики потеряли «сомнение и неверие», и «они тоже начали мечтать».

По иронии судьбы, Винг гибнет во сне. Один из его учеников воображает «невероятные вещи, а утром [идет] вперед, чтобы рассказать свои сны как факты». И как только образ сна искажается, образ бьющихся рук становится в фокусе. Когда Генри Брэдфорд выходит на школьный двор, образ избиения остается неизменным: «он начал бить его кулаками»; «Его жесткий удар

Что мне читать дальше?

  • Уайнсбург, штат Огайо (1919), автор Шервуд Андерсон, – это очень известная коллекция, в которую входят «Руки.В каждой из двадцати трех историй молодой Джордж Уилард устанавливает связь с одним из одиноких, изолированных людей в своем маленьком городке.
  • Антология реки Спун (1915) Эдгара Ли Мастерс представляет собой сборник стихов, в которых мужчины и женщины реки Спун рассказывают свои истории из могилы.
  • Женщины с Брюстер Плэйс (1980) Глории Нейлор – это сборник рассказов, получивший Американскую книжную премию. Он дает возможность озвучить семь афроамериканок в семи взаимосвязанных рассказах.
  • Итан Фром (1911) Эдит Уортон изображает фермера с поэтической душой, который борется с бедностью, одиночеством и вспыльчивой женой в сельской Новой Англии.
  • Все, что поднимается, должно сходиться (1965) Флэннери О’Коннор – это сборник рассказов о гротескных персонажах, которые сталкиваются с религиозными вопросами в глуши Джорджии.
  • Сборник стихов (1950) Карла Сэндберга, друга Андерсона и еще одного представителя чикагского Возрождения, прославляет американское сельское хозяйство и промышленность, а также американский народ.

лесов били в испуганное лицо »; «Устав бить хозяина, [он] начал его пинать».

Жесты избиения связаны в сознании Винга с мечтами, ужасной ошибкой и гневом отца. Когда он звонит одному, он звонит им всем. Поскольку в то время он никогда не понимал, о чем идет речь, он не знает, как разделить их двадцать лет спустя. Образ бьющихся по рукам связывает Винга Биддлбаума и Генри Брэдфорда.

Еще один набор повторяющихся фраз усиливает эту связь.Крыла «окружает призрачная шайка сомнений». Когда он не с Джорджем, у него «призрачная личность, погруженная в море сомнений». До трагедии именно Винг изгнал «сомнения и неверие» из умы своих учеников, но теперь он сам полон сомнений. В чем он сомневается? Опять же, образы связывают его с отцами студентов. Когда слабоумный мальчик рассказывает свою историю, «скрытые, смутные сомнения, которые были в умах мужчин относительно Адольфа Майерса, были побуждены к убеждениям». Мужчины сомневались в сексуальной ориентации Майерса.У Винга такие же сомнения насчет самого себя? Опять же, Андерсон не отвечает, но изображение ясно связывает Крыла с другими мужчинами.

Третий набор повторяющихся фраз возникает из нескольких абзацев, описывающих обвинение против Майерса. Реакция общества на обвинение мальчика незамедлительно: «По Пенсильвании прошла дрожь». Это дрожь страха, которую испытывают мужчины, узнав среди себя гомосексуалиста. Всего пятью абзацами ранее Винг убежал от Джорджа, коснувшись его плеча.Джордж встает и идет домой, «дрожа от страха». Есть ли у Джорджа сомнения по поводу сексуальной ориентации Винга? «Что-то не так, – говорит он, – но я не хочу знать, что это» ».

Одним из эффектов повторяющихся изображений и фраз является добавление тонкой тени к тому, что обычно считается главной темой г. Уайнсбург, штат Огайо, отчуждения и одиночества. Нет сомнений в том, что Вин Биддлбаум одинок, без друзей, изолирован. Но его чувства и эмоции по сути человеческие.В своих жестах, сомнениях и любви к мальчикам, сыновьям и ученикам, он очень похож на отцов, тех самых мужчин, которые могут казаться настолько непохожими на него, насколько это возможно. «Крылья Биддлбаумов» в мире не могли бы быть такими изолированными, если бы все мы были более настроены на то, что мы разделяем как люди.

Ранние читатели «Рук» боролись со структурой и организацией. Казалось, не было причин для порядка расположения различных сцен, и не было никакого смысла в том, что одна сцена была причиной следующей.Ключ к методу организации Андерсона можно найти в другой серии повторяющихся фраз. Рассказчик в манере эпического поэта дважды призывает поэтическую музу помочь ему рассказать историю. «История рук Винга Биддлбаума сама по себе стоит книги», – говорит рассказчик, но «это работа поэта». Рассказчик не может адекватно объяснить власть Майерса над своими учениками, потому что «ему нужен поэт».

Если рассказ «Руки» читать как стихотворение, а не как обычный сюжетный рассказ, организация имеет больше смысла.При таком способе чтения впечатления, создаваемые образами, более важны, чем последовательность действий. Образы появляются и снова появляются, и все они объединяются в одну кульминационную сцену. Они создают отголоски между персонажами и между ситуациями, а также создают структуру для истории. Дэвид Д. Андерсон, анализируя Winesburg, Ohio в статье в Critical Studies in American Literature, описывает «интуитивный подход» Андерсона к глубочайшим секретам его персонажей.Он пишет, что «интуитивное восприятие» Андерсона «достигается не через анализ, а через сочувствие, и его цель – не диагностировать и лечить, а просто понимать и любить».

Источник: Синтия Билли, в эссе для рассказов для студентов, Gale Group, 2001.

Дэвид Стоук

В следующем отрывке Стоук обсуждает продолжающуюся модель «одиночества и разочарования» Андерсона в « Руки.”

В Winesburg, Ohio идея смерти означает не только могилу, но, что еще более трагично, она означает одиночество и разочарование не прожитой жизни.Как и в случае Бедный белый , в Уайнсбурге, штат Огайо, мы осознаем движение как характерное для американской жизни, но здесь беспокойство человека становится все более угнетенным из-за его одиночества и его неспособности выражать себя другим. В каждой истории, когда персонаж достигает предельной точки невыносимого разочарования или осознает, что он никогда не сможет избежать своей изоляции, он реагирует, размахивая руками и взволнованно говоря, и

«Эти повторения способствуют возникновению ощущения, что« казалось бы, Бесхитростные, даже небрежные отступления редко бывают бесхитростными, небрежными или отвлекающими.. . . Если это простота, то это простота – парадокс или нет – сложного вида ».

наконец-то убегает. В очень стилизованной схеме почти каждая история приводит своего персонажа к моменту безумия, когда он вступает в нечто вроде танца.

Вступительный набросок «Книга гротеска» либо игнорируется критиками, либо отбрасывается как туманная и запутанная аллегория. То, что Андерсон намеревался придать ей значительный вес по сравнению с остальной частью книги, становится ясно, если мы вспомним, что «Книга гротеска» была названием публикации, которую Андерсон впервые дал всему собранию рассказов.Косвенно и лаконично эскиз определяет отношение художника к его персонажам. Субъект – старик, который пишет книгу обо всех людях, которых он знал. Первое, что мы замечаем, это то, что писатель озабочен фантазиями о своем подорванном здоровье. Каждую ночь, ложась спать, он думает о своей возможной смерти, но, как это ни парадоксально, от этого он чувствует себя более живым, чем в другое время; мысли о смерти повышают его понимание вещей. В этом состоянии старый писатель видит сон наяву, в котором все люди, которых он знал, движутся в длинной процессии на его глазах.Они кажутся писателю «гротесками», поскольку каждый из этих персонажей жил в соответствии с личной правдой, которая отрезала его от других. Это персонажи книги Андерсона. Формируемая ими процессия похожа на танец мертвецов, поскольку, как упоминалось выше, большинство этих людей из детства Андерсона уже мертвы. Юноша в кольчуге, ведущий людей, – это воображение писателя, а также его сознание смерти – его память о прошлом и его осознание того, что одиночество и смерть являются существенными

«В каждой истории, когда персонаж достигает предельной точки невыносимого разочарование или признание того, что ему никогда не избежать изоляции, он реагирует, размахивая руками, возбужденно говоря и, наконец, убегая.

«истины» человеческого бытия. В этом наброске говорится, что старый плотник, который приходит, чтобы отрегулировать высоту кровати писателя и вместо этого оплакивает брата, умершего от голода во время гражданской войны, является одним из самых милых гротесков писателя. книга. Именно такой персонаж явно подружился с одинокой матерью Андерсона в Клайде, штат Огайо; эта деталь указывает как на личный, так и на элегический характер книги.

Первая история, «Руки», рассказывает о Винге Биддлбауме, чья неосуществленная жизнь типична для других жизненных историй, рассказанных в книге.Из своего домика на окраине города Крыло может наблюдать, как проходит жизнь: «. . . он видел общественное шоссе, по которому ехала повозка, набитая сборщиками ягод, возвращавшимися с полей. Сборщики ягод, юноши и девушки, громко смеялись и кричали. Мальчик в синей рубашке выскочил из фургона и попытался увлечь за собой одну из девушек, которая кричала и пронзительно протестовала. Ноги мальчика на дороге подняли облако пыли, которое плыло по лицу уходящего солнца.«С его архетипическими изображениями общественной дороги, юношей и девушек, урожая ягод и космического изображения солнца сцена, которую создал Андерсон, представляет собой картину, изображающую танец жизни. В отличие от этого Крыло Биддлбаум отваживается только до края дороги, а затем снова спешит обратно в свой домик. Он живет в тени города. Тем не менее, как и у сборщиков ягод, его фигура всегда в движении, нервно ходит взад и вперед по полуразрушенной веранде. Его руки особенно постоянно двигаются, и их сравнивают с бьющимися крыльями заточенной птицы.

Источник: Дэвид Стоук, «Уайнсбург, Огайо, как танец смерти», в American Literature, Vol. XLVIII, № 4, январь 1977 г., стр. 532-33.

Барри Д. Борт

В следующем эссе Борт исследует «Руки», первую историю в г. Уайнсбург, штат Огайо, , прослеживая повторяющуюся тему одиночества и отчаяния, порожденную неспособностью общаться .

Постоянной темой в литературе последнего времени были трудности и даже невозможность общения.. .

Шервуд Андерсон Винсбург, Огайо жизненно озабочен трудностями понимания. Все персонажи в этой работе отчаянно пытаются разными способами установить значимый контакт с кем-то или чем-то вне себя. Первая глава, «Книга гротеска», объясняет, как каждый пытался жить одной или, возможно, несколькими истинами и закрыл глаза на необъятный мир реальности за пределами этой провинции.

Эти искажения реальности, названные истинами, удерживают каждого персонажа в изоляции его самости, но они не препятствуют попытке вырваться из этого внутреннего одиночества.Любая страсть, любой идеал, каким бы искренним или похвальным он ни был, подвержен искажению, которое может разрушить его живую податливость. Даже человек, который это понимает, может стать жертвой жесткости своей концепции.

Уайнсбург, Огайо открывается «Руки», рассказом о полном разочаровании. Крыло Биддлбаум видит, как он обращается к другим, его чудесные руки дополняют правду его слов. Как школьный учитель он «гулял по вечерам или сидел и болтал до сумерек на ступеньках школы, потерянный в своего рода сне.То тут, то там его руки ласкали плечи мальчиков, играли взъерошенными головами ». . . . Но полоумный мальчик воображает «невероятные вещи», и Биддлбаум чудом спасается от линчевания, сбегая на ферму своей тети недалеко от Уайнсбурга. Джордж Уиллард, городской репортер и объединяющая фигура в большинстве зарисовок, наблюдает, как его руки выполняют прекрасный ритуал движения.

«На вымытом полу у стола лежало несколько беспризорных крошек белого хлеба; поставив лампу на низкую табуретку, он стал собирать крошки, неся их одну за другой с невероятной быстротой.В густом пятне света под столом стоящая на коленях фигура выглядела как священник, выполняющий какую-то службу в своей церкви ». . .. У ритуала есть только один исполнитель, а в церкви нет причастников.

Источник: Барри Д. Борт, «Уайнсбург, Огайо: побег из изоляции», в The Midwest Quarterly, Vol. XI, No. 4, Summer, 1970, pp. 443-56.

Кэрол Дж. Мареска

В следующем эссе Мареска показывает, как разные символы в рассказе «Руки» используются для изображения или раскрытия скрытых значений .

Диалог, обычное средство для описания и тематики в художественной литературе, заметно ограничен в фильме Шервуда Андерсона Winesburg, Огайо, . Персонажи редко разговаривают друг с другом и редко обсуждают проблемы внутри себя. Таким образом, роман, исследующий изолированность человечества, достигает высочайшего успеха, изолировав читателя от персонажей хотя бы на словесном уровне. Однако послание Андерсона , а не , что человек никогда не сможет научиться узнавать своих собратьев, а скорее, что разговор в лучшем случае является элементарным и часто ложным указанием на личность человека.Кейт Свифт, школьный учитель в Winesburg, , говорит репортеру Джорджу Уиларду, что он должен научиться «знать, о чем люди думают, а не то, что они говорят». Чтобы узнать, о чем человек «думает», более проницательный человек будет изучать внешнее существо человека, его действия и его внешний вид.

Андерсон использует глаза и руки, чтобы раскрыть смысл в Winesburg, , но, в частности, он заставляет читателя осознать руки своих персонажей. Он намеренно пишет, что там, где «они боролись» адекватно передавали бы смысл, они «дрались кулаками на Мейн-стрит.. . . » (добавлено подчеркивание).

Первая функция изображений рук – это замена длинного описания персонажа. «Руки», первая история в сборнике, недвусмысленно раскрывает сознательное намерение Андерсона: – »Крыло Биддлбаум много говорил руками. Тонкие выразительные пальцы, вечно активные, вечно стремящиеся спрятаться в его карманах или за спиной, выступили вперед и стали поршневыми штоками его механизма выражения ».

Сами по себе руки персонажей Андерсона могут указывать на состояние персонажа в жизни.Костяшки рук доктора Рифи напоминают рассказчику не только о скрученных, но восхитительных яблоках в саду Уайнсбург, но и о собственной жизни доктора, его ухаживаниях и недолгой женитьбе.

«У трудолюбивой и престарелой бабушки Тома Постера руки« все вывернуты из формы », а белые руки Элизабет Уиллард,« свисающие с краев подлокотников стула », раскрывают секрет ее неудачной жизни».

У трудолюбивой и престарелой бабушки Тома Фостера руки «все вывернуты из формы», а белые руки Элизабет Уиллард, «свисающие с краев подлокотников стула», раскрывают секрет ее неудачной жизни.

Руки приобретают более широкое значение как символы, однако, когда они используются для выражения эмоций или страстей персонажа. Когда персонаж в Winesburg выражает гнев, он делает это руками и, в частности, кулаками. Мать Джорджа Уилларда, например, «сжала кулаки», когда думала о своей собственной неудаче в жизни, и поклялась вернуться из смерти, если это необходимо, чтобы не допустить поражения от своего сына, хотя Бог мог «бить ее кулаками». Когда Белль Карпентер, молодая модистка из Уайнсбурга, почувствовала гнев и разочарование, ей захотелось «драться с кем-нибудь кулаками», а Рэй Пирсон захотел «крикнуть, закричать или ударить жену кулаками», когда понял, что его поймали. в сети ответственности жизни.Большие кулаки друга Белль Карпентер, Эда Хэндби, были самой характерной чертой бармена (его фамилия усиливает эту ассоциацию), и однажды «кулаком он разбил большое зеркало в умывальной комнате отеля». И когда преподобному Кертису Хартману удалось преодолеть искушение согрешить, он радостно крикнул Джорджу Уиларду: «Сила Божья была во мне, и я разбил окно кулаком».

Летящие руки указывают на сильное возбуждение в персонажах Андерсона. Городской пекарь, преследуя назойливого серого кота, «выругался и замахал руками.Точно так же Элмер Коули, который считал себя «чудаком», стремился объяснить себя работнику фермы, которого он приветствовал, «делая движения своими длинными руками», и Джорджу Уилларду. Как говорил Элмер, «его руки начали качаться вверх и вниз», а позже начали «содрать кожу с воздуха».

Испытывая чувство замешательства, которое возникает до наступления зрелости, трое мальчиков из Winesburg сунули руки в карманы. Этим жестом, более тонким, чем сжатые кулаки или летящие руки, Элмер Коули уходит из города, чувствуя себя одиноким, Сет Ричмонд отпускает руку Хелен Уайт и в знак своей зрелости заявляет, что собирается уйти из дома в поисках работы, Джордж Уиллард беспомощно выслушивает проблемы Элмера, и в «Пробуждении» он тоже использует этот жест, утверждая свою зрелость.

Но именно в тот момент, когда персонажи выражают любовь, жесты, помимо раскрытия характера, начинают освещать тему романа. В выражении этой темы важны два импульса, стимулирующие жест прикосновения: предложение любви, с помощью которого персонаж пытается утешить другого, и потребность в любви, с помощью которой персонаж пытается схватить.

Джесси Бентли нуждался в любви, и, будучи религиозным человеком, он искал эту любовь у Бога. Он молился о знамении от Бога и чувствовал, что Бог «может в любой момент протянуть его руку, коснуться его плеча и назначить для него какое-нибудь героическое задание.Дочь Джесси, Луиза, была одинока, но не религиозна, и она обратилась к мужчине, чтобы удовлетворить свой крик о любви. «Иногда ей казалось, что крепкие объятия и поцелуи – вот весь секрет жизни». Когда Джон Харди не держал ее, Луиза положила голову на плечо отца, работавшего с фермы, и надеялась, что он приласкает ее.

Алиса Хиндман была чрезвычайно чувствительна к осязанию и отказалась, чтобы кто-либо передвигал мебель в ее комнате. После того, как Нед Карри покинул ее, она иногда встречалась с фармацевтом, а иногда «протягивала руку и нежно касалась складок его пальто.В самый мрачный момент изоляции она хотела «найти другого одинокого человека и обнять его».

Чувство прикосновения, конечно, часто связано с сексуальной любовью в романе. Тем не менее, мы меньше осознаем любовный жест как выражение желания, чем как выражение собственной изоляции любовника. Джордж Уиллард «хотел прикоснуться к Луизе Траннион рукой. . . . Он решил, что прикоснуться к складкам грязного платья в мелкую клетку будет настоящим удовольствием. Сет Ричмонд представил, как он обнимает Хелен Уайт, Эд Хэндби крепко прижимает к себе Белль Карпентер, Кейт Свифт держала Джорджа Уилларда за плечи, а Энох Робинсон женился, потому что в своем одиночестве он хотел «прикоснуться к настоящим людям из плоти и костей руками. .

Самый значимый жест в Winesburg, , однако, стимулирован попыткой утешить и предложить любовь, и, кажется, происходит из христианской концепции любви. Только после того, как преподобный Кертис Хартман выбил окно колокольни, на котором была изображена фигура Христа, возлагающего руку на голову ребенка, он начал свою греховную жизнь. Позже он сказал своему собранию: «Я был искушаем. . . . Только рука Бога, положенная мне под голову, подняла меня.«Ясно, что общение с любовью дает человеку силу и мужество, в которых он нуждается в жизни.

Многие примеры любовных жестов между персонажами романа включают отношения между родителями и детьми, напоминая и, возможно, получая вдохновение от образа Христа-ребенка. Дэвид Харди подумал, что его мать, должно быть, новый человек, когда, с облегчением отыскав мальчика, которого она считала потерянным, она «жадно схватила его в объятиях. Испытав любовь, Дэвид смог передать ее, и на ферме своего деда он «хотел обнять всех в доме» и сделал свою двоюродную бабушку «экстатически счастливой», лаская ее лицо.В более позднем инциденте ужас Дэвида покинул его только тогда, когда его дедушка «нежно прижал его голову к плечу». Том Хард пытался утешить свою плачущую дочь, «обняв ее», а Рэй Пирсон, думая о своих детях и «в воображении почувствовав, как их руки сжимают его», не смог посоветовать Хэлу Уинтерсу избегать брака.

Когда любовный жест используется вне семейного круга, как в рассказах Элизабет и Джорджа Уиллардов, он включает в себя все человечество и освещает центральную тему Андерсона, которую слишком часто неверно истолковывают как изоляцию.Изоляция присутствует и является частью человеческого состояния, но человек может освободить себя от этой изоляции, протягивая свои симпатии, свое понимание, свое самосознание, пока он не забудет себя и не станет единым с человеком, к которому он стремится. Таким образом, жесты не только передают значение, но и вызывают значение, поскольку они выводят человека из самого себя в сердце другого.

В молодости Элизабет Уиллард хотела сбежать из изоляции. Она часто встречалась с мужчинами, которые останавливались в отеле ее отца, и когда «они взяли ее за руку, она подумала, что что-то невыраженное в ней возникло и стало частью невыраженного чего-то в них.«Если бы путешественники испытали ответную любовь, Элизабет познала бы счастье. Спустя годы, незадолго до своей смерти, Элизабет вспомнила этих мужчин и то, как она «вечно протягивала руку во тьму и пыталась ухватиться за другую руку». Ее описание человеческой изоляции очень точно.

Сын Елизаветы, Джордж, достиг счастья, в котором была лишена его мать. Как и его мать, Джордж хотел выразить свою любовь через прикосновения, но он также хотел, чтобы его трогали.Человек должен дарить и принимать любовь, он должен участвовать во взаимном обмене пониманием и привязанностью. Джорджу посчастливилось полюбить Хелен Уайт, потому что она тоже понимала природу любви. Примечательно, что «Изысканность», последняя история в Winesburg («Отъезд» – это заключение), рассказывает, что Хелен убежала из дома, чтобы найти Джорджа в тот же момент, когда Джордж шел к дому Уайт, заставив их навстречу друг другу. Вместе они пошли на ярмарку.Они «крепко держались друг за друга и ждали. В голове у каждого была одна и та же мысль. «Я пришел в это одинокое место, а вот и другой». . . »

Объятия получили ответ объятиями, понимание – пониманием. Человек избежал, по крайней мере, на короткое время, изоляции своего собственного существа.

Источник: Кэрол Дж. Мареска, «Жесты как значение в Уайнсбурге Шервуда Андерсона, Огайо», в CLA Journal, Vol. 9, № 3, март 1966 г., стр. 279-83.

Рекс Бербанк

Американский критик и ученый, Бербанк написал исследования Торнтона Уайлдера, Джейн Остин и ранней американской литературы.В следующем отрывке из книги Sherwood Anderson, Burbank обсуждается значение нетрадиционной повествовательной последовательности, использованной в Winesburg, Ohio.

В 1914 году в Оружейной палате Чикаго проходила знаменитая выставка картин постимпрессионистов, куда отправился Андерсон. . . днем, чтобы увидеть работы Сезанна, Ван Гога, Гогена и других из числа «французских современников». Подобно таким «импрессионистам», как Моне, Ренуар и Дега до них, эти художники изображали впечатления опыта в сознании художника или наблюдателя, с которым художник отождествлял себя, а не внешние проявления событий и объектов.Но они вышли даже за рамки импрессионистов, пытаясь передать не только субъективный опыт художника или наблюдателя, но и абстрактную структуру под естественными формами. . ..

Ван Гог намеренно искажал свои фигуры, использовал яркие всплески цвета и водил кистью по холстам, чтобы выразить свои беспокойные чувства. Гоген, бывший биржевой маклер, который, как и Андерсон, отказался от бизнеса в пользу искусства, рисовал своих туземцев с Таити яркими красками, сдержанными простыми, но четкими линиями, тем самым синтезируя сложные и мощные внутренние чувства с внешними формами.

Интерес Андерсона к живописи в то время был более чем случайным: он сам рисовал. . . . Композиционные техники импрессионистов и постимпрессионистов. . . предлагал возможности по форме и фактуре для художественной литературы, которые соответствовали его собственным взглядам на жизнь и искусство. В частности, новое искусство предполагало формирование повествовательной последовательности в соответствии с потоком чувств и мыслей или впечатлений рассказчика, а не в соответствии со временем: в соответствии с психологическим, а не хронологическим временем.Это означало, что форма будет развиваться двумя путями: во-первых, изнутри повествования (поскольку Ван Гог рассматривал форму природы как внутреннюю вещь), что требовало традиционной «сюжетной» последовательности действий (Андерсон особенно презирал сильно сюжетные истории о людях). О. Генри) было бы оставлено ради формы, которая движется вместе с разумом и чувствами; и, во-вторых, поскольку и разум, и чувства действуют в континууме времени, следуя настроениям, отношениям или идеям, а не хронологическому порядку, форма будет расти посредством серии разрозненных образов, которые тематически и символически связаны и сливаются, как картины французских импрессионистов.. . .

Хотя он глубоко восхищался Драйзером (который сам оторвался от тщательно продуманной истории) за бескомпромиссную честность, с которой он рисовал своих персонажей, Андерсон отошел от изящного журналистского стиля Драйзера и от его марки сурового натурализма и поверхностного реализма в пользу техник, которые позволили ему проникнуть во внешние силы натуралистической фантастики, обойти громоздкий набор внешних социальных фактов и добраться до чувств и иррациональных импульсов его персонажей, их сокровенной борьбы.

Стиль и структурные техники импрессионизма и символизма превосходно подошли для этих целей, как и стилистические приемы Гертруды Стайн, чьи «Нежные пуговицы» и «Три жизни » прочитал Андерсон. . в 1914 году. . . В своих «Мемуарах » он заявил, что через Штейна он принял

«Ван Гог намеренно искажал свои фигуры, использовал яркие всплески цвета и водил кистью по холстам, чтобы обозначить свои собственные бурные чувства. биржевой маклер времени, который, как и Андерсон, отказался от бизнеса в пользу искусства, рисовал своих туземцев с Таити яркими красками, сдержанными простыми, но четкими линиями, тем самым синтезируя сложные и сильные внутренние чувства с внешними формами.

сознательное стилистическое намерение передать цвет и ритм его собственной речи на Среднем Западе, противопоставить слово слову «только определенным образом», чтобы передать чувства (в отличие от фактов) жизни посредством « своего рода цвет слова, набор простых слов, простая структура предложения ».

Влияние постимпрессионистов и Гертруды Стайн лучше всего может быть продемонстрировано при чтении «Руки», одной из лучших сказок в Вайнсбурге, , в которой в изображении можно увидеть технику Андерсона построения сказок вокруг прозрений. Крыла Биддлбаума, чья глубоко творческая природа была сорвана и извращена, благодаря центральному изображению рук, чьи беспокойные, птичьи действия сводятся к случайным и тривиальным действиям.События истории группируются вокруг этого образа, усиливая его и, в свою очередь, объединяя с ним. По мере того как инциденты наполняют образ смыслом, повествование переходит к кульминационному прозрению, которое показывает поражение Биддлбаума поражением самого сокровенного «я».

Повествование начинается с объективного, сценографически оформленного абзаца, показывающего отчуждение Биддлбаума от города и предполагающего связь между его отчуждением и его «нервными ручонками». Затем в следующих абзацах он переходит к обобщенному описанию его более близкого знакомства с Джорджем Уилардом и любопытства Уилларда по поводу рук.Далее следует еще одна короткая сцена, раскрывающая связь между несдержанной, творческой натурой Биддлбаума и его страхом перед руками. Установление страха Биддлбаума сдвигает повествование к обзору событий, которые заставили его бежать из Пенсильвании и стать отшельником в Уайнсбурге. В этом обзоре мы видим, что его руки были его средством выражения любви и что природа этой любви была творческой, поскольку она нашла выход в общении со школьниками через его нежные ласки его собственной склонности к мечтаниям.Но его ласки были истолкованы глупыми, нечувствительными горожанами как гомосексуальность, и его выгнали из города. В Уайнсбурге он ушел из жизни других; и, не сумев найти творческого выхода для своей творческой жизни, он превратился в человеческий фрагмент, в гротеск. Руки меняются от изображения к символу по мере развития повествования, и темы отчуждения, страха, любви и стыда, в свою очередь, становятся связанными с ними; и по мере того, как символ собирает свои значения, повествование выстраивается в направлении последнего символического акта – прозрения.Крещение происходит после того, как Уиллард уходит, и полный иронический смысл жизни Биддлбаума ощущается в несоответствии между его религиозной позой, когда он встает на колени, и бессмысленным барабанением его пальцев, когда они срывают хлебные крошки с пола: Биддлбаум – это своего рода побежденный, странно извращенный жрец любви.

Повествовательная структура, таким образом, следует за ходом разума всеведущего автора, когда он исследует различные моменты прошлого, исследует умы своих персонажей, связывает кусочки описательных деталей и цитирует обрывки диалогов – все это складывается в финал. символическая сцена, в которой поражение Биддлбаума предстает во всей своей полноте.Как и в лучших рассказах Чехова и Крейна – импрессионистского предка Андерсона – финальная сцена «Руки» удручающая, потому что с Биддлбаумом ничего не происходит ». Если в истории есть «кульминация», она наступает примерно в середине, когда Биддлбаум убеждает Уилларда покинуть Уайнсбург. Умышленно нарушая прямую временную последовательность, Андерсон избегает традиционного и часто искусственного сюжета четких причинно-следственных действий, завершающихся решительным действием, и в то же время приобретает почти трагическую иронию.Ничто в жизни Биддлбаума больше не может быть кульминационным. Его жизнь характеризуется разочарованием, тщетностью и поражением; и как антиклимактическая структура, так и приглушенный тон воспоминаний поддерживают видение внутренней жизни, тихо, но отчаянно погруженной в воду, и статичной, заключенной в тюрьму внешней жизни. Застой в его жизни, тупик между социальным подавлением и потребностью в самовыражении можно увидеть в следующем абзаце, в котором чувство бурлящих, но неудовлетворенных страстей Биддлбаума передано тем, что Гертруда Стайн одобрительно назвала «ясными и страстными» предложениями: предложениями с простой дикцией и структурой, страсть которой выражается в противоречивых эффектах эмоционального баланса и антитезиса.Мы должны заметить, как термины бей, действие, желание, ищу, и удары, подавляются и противопоставляются легкости , удобной, и : «Когда он разговаривал с Джорджем Уиллардом, Вин Биддлбаум сжал кулаки и стал бить ими. на столе или на стенах его дома. Действие сделало его более комфортным. Если у него возникало желание поговорить, когда они гуляли по полям, он выискивал пень или верхнюю доску забора и, деловито стуча руками, говорил с новой легкостью.

Не все сказки в Winesburg так удачно построены и исполнены как «Руки», но лучшие из них, как и книга в целом, передают чувство изоляции, одиночества и поражения через гротескных персонажей. Хотя сказки самодостаточны и полны и могут быть прочитаны индивидуально с удовольствием, они приобретают дополнительное и очень важное измерение, когда читаются последовательно как эпизоды в едином повествовании; для Winesburg в целом представляет собой единое изображение роста к зрелости и сознательности молодого Джорджа Уилларда, который развивается как символ «целостного» человека, против которого гротески выступают как фрагменты.

Подобно Диккенсу Дэвида Копперфилда, Мередит Эгоист, и Джойс Портрет художника в молодости, Уайнсбург – помимо сборника сказок – это bildungsroman, – история одного человека. мальчик становится взрослым и вовлекается в загадочный мир взрослых. Хотя он не появляется во всех сказках, Уиллард разделяет значение в повествовании с гротесками, для которых он является символическим противовесом. . . .

В книге «Джордж Уиллард» Андерсон представляет модель «», создающую «» художника жизни.Уиллард хочет стать писателем, но прежде чем он сможет это сделать, он должен отслужить свое ученичество до самой жизни. В его развитии мы видим подразумеваемую веру Андерсона в то, что решение «ужасающего беспорядка» жизни, альтернатива гротеску, – это поглощение других жизней, которое мы видим у Джорджа и старика в прологе. Хотя художник является архетипом психологически и социально освобожденной личности, освобождение не ограничивается художником; Уиллард обретает свободу еще до того, как становится писателем, а старый писатель никогда не пишет своей книги о гротесках.

Напротив, гротески таковы, потому что по той или иной причине (умышленно или из-за обстоятельств, которые они не могут контролировать) оказались изолированными от других и, таким образом, закрыты от всего диапазона человеческого опыта. Там, где старый писатель принял изоляцию и открыл свой разум и воображение истине всего человеческого опыта, они попытались принять единственную истину, которой можно было бы жить (часто, поскольку их альтернативы ограничены, у них было было ), тем самым закрытие других возможностей переживания и усугубление их одиночества и их порабощение.Самого писателя спасает «тварь» внутри него; его образная восприимчивость ко всем человеческим чувствам. . . .

Структурная форма повествования от пролога до эпилога скорее психологическая и эпизодическая, чем линейная; сказки строятся об этих моментах сознания или откровения, а не следуют простой временной последовательности или причинно-следственной связи. Для Уилларда эти моменты следуют модели развития к увеличению сознания по мере того, как он впитывает гротескные переживания.С другой стороны, эти символические моменты раскрывают психические ограничения, замкнутость или поражение гротесков, чьи жизни находятся в состоянии ареста. В «Книге гротеска» рассказчик подчеркивает, что не все гротески ужасны. Джо Веллинг в «Человеке идей» комичен; Доктор Рифи в «Paper Pills» и «Death» – человек проницательный и понимающий; Луиза Траннион в «Никто не знает» просто жалка.

Однако все они характеризуются различными типами психической неудовлетворенности или ограничений, отчасти из-за неспособности их окружения предоставить им возможности для получения разнообразного опыта, а отчасти из-за их собственной неспособности или нежелания принять или понять факты изоляции и одиночества.Природа их душевной неудовлетворенности раскрывается в сказках через прозрения. Их развитие можно грубо сравнить с действием фонтана, который, закрепленный у своего основания и, следовательно, движущийся в никуда, внезапно переполняется – по мере того, как давление внутри нарастает – и показывает то, что осталось скрытым от глаз. Подобно тому, как фонтан удерживает переливающееся содержимое и возвращает его к своему источнику, так кратко раскрытая внутренняя жизнь гротесков без изменений возвращается к их заточению или поражению.

Подобно Стивену Деделусу из Джойса, Уиллард – молодой художник, проходящий свое обучение до жизни; но важным фактом о нем является то, что, хотя он и подвержен тем же ограничениям окружающей среды, что и гротески, он растет к зрелости и в конечном итоге освобождается от Уайнсбурга, в то время как гротески этого не делают. Как Макферсон и МакГрегор из Windy и Marching Men . Уиллард – прототип человека, который освобожден от тесноты и угнетения.Но он отличается от своих прежних героев тем, что уезжает в тот момент своей жизни, когда он обретает сильную любовь к людям города, в котором он родился и молод, и его уход вызван не отказом от города и надеждой на успеха, но решимостью расширить диапазон своего творческого опыта. . . .

Уиллард вырастает из пассивного наблюдателя за жизнью в активного участника, из бесцельно любопытного мальчика во взрослого с интенсивным сознанием. …

После смерти Элизабет Уиллард в «Смерти» его юношеское недовольство неудобствами, вызванными смертью его матери, не позволяющей ему увидеть Хелен Уайт, уступает место осознанию окончательности смерти и осознанию трагической красоты, которую представляла его мать. .Его полное осознание жизненных парадоксов приходит в «Изысканность», когда он осознает «ограничения жизни» и «свое собственное ничтожество в схеме существования», в то же время он «любит жизнь так сильно, что слезы навертываются. его глаза.”

Эфифанией, которая также является кульминацией книги, Уиллард «переходит черту мужественности», поскольку «голоса вне его самого шепчут сообщение об ограничениях жизни», и как осознание состояния изоляции и одиночества человека. за ним следует его начало «думать о людях в городе, где он всегда жил с чем-то (неразборчивая строчка в отчете) и сбитыми с толку, наложенными друг на друга чувствами; например, чтобы отличить страсть от сострадания.. . .

Джордж Уилард достигает зрелости, когда он осознает и принимает одиночество как необходимое условие человека и понимает ценность всех человеческих страданий. Понимание приходит, как это ни парадоксально, только тогда, когда он освобождается от этого влияния Вайнсбурга. . . . [Он] может понять, что все люди наедине со своими чувствами и что только через сочувствие и сострадание к другим эти чувства имеют какое-либо значение или, говоря другими словами, эти чувства являются единственными действительно значимыми вещами в жизни.Гротески – это люди, чьи инстинктивные желания, стремления и самые глубокие эмоции не имеют смысла, потому что у них нет «другого», который мог бы навязать им смысл; таким образом, их тянет к восприимчивому начинающему писателю Уилларду, который принимает и в конечном итоге даст содержательное выражение их чувствам или, в случае доктора Рифи и матери Джорджа, друг к другу.

Гротески, которые наиболее чувствительны и ясно выражают свои мысли, обнаруживают, что их желания и устремления нарушаются репрессивным традиционализмом, который дает мало возможностей для плодотворных человеческих взаимоотношений.. . .

В изображении всех этих побежденных людей возникает видение жизни американского маленького городка, в котором мы видим общество, в котором нет культурных рамок, из которых можно было бы черпать общий опыт; отсутствие кодекса поведения, с помощью которого можно было бы устанавливать, направлять и поддерживать значимые отношения между людьми; нет искусства, обеспечивающего единение общих чувств и мыслей; и никаких устоявшихся традиций, с помощью которых можно было бы направлять и уравновешивать свою жизнь. Они живут среди культурных неудач.

Тема культурного провала возникает из фоновых изображений разложения и разложения.Город – пустырь, которым правят скучные, обычные люди. Его религия превратилась в пустой морализм; его люди потеряли контакт с почвой. В то время как Андерсон экономно использует свои образы, тонко переплетая их с повествованием и диалогами, они вызывают атмосферу отчаяния, которая оказывает сокрушительное воздействие на жизнь гротесков; и по мере того, как изображения повторяются, они становятся символом культуры, которая, как сказал Уолдо Франк, достигла последней стадии разрушения.Мусор и битое стекло загромождают переулки, улицы и деревню. . . . Офис доктора Рифи расположен в «темном коридоре, полном мусора»; Белль Карпентер живет в «мрачном старом доме», в котором «ржавый жестяной карниз соскользнул с креплений. . . а когда дул ветер, он бился о крышу небольшого сарая, издавая мрачный барабанный бой, который иногда длился всю ночь »; а из небольшого каркасного дома Wing Biddlebaum открывается вид на «полуразрушенную веранду».». . .

[Хотя] персонажи, воплощающие условность, призрачны или фрагментарны, их власть над гротескными жизнями ощущается как нематериальное, но решающее, зловещее влияние. Они представляют собой фон морального разложения, расчетов и хитрости, безудержного эгоистического индивидуализма. Отец Джорджа Уилларда («Мать») и Джон Харди («Сдаться») исповедуют религию успеха; Свекровь Уоша Уильямс и мать Хелен Уайт («Изысканность») используют секс с разной степенью грубости и изощренности, чтобы привлечь мужчин к своим дочерям.Все вместе жители Вайнсбурга пытают Винга Биддлбаума криками осуждения. Сестры Харди сокрушают чувствительную Луизу Бентли лицемерными и унизительными обычными обрядами ухаживания, для которых характерно хитрое использование секса.

В такой атмосфере гротески обычно изолируются в комнатах, столь же лишенных радости, как сам город, выходя – часто ночью – гулять одни или с Джорджем Уиллардом, которому они доверяют. В темноте или в своих комнатах их тайная внутренняя жизнь «проявляется» в прозрении, всплеске эмоций или в случайном, неосторожном замечании и раскрывает всю степень их психического поражения.. . .

Точка зрения всеведущего автора – зрелого Джорджа Уилларда, нежно, но с отстраненностью от времени и места вспоминающего свою деревенскую юность, – смягчает тон; он позволяет городу и гротескам выступать в качестве объектов сострадания, а не нападения, как это происходит в домах Мастерс Spoon River и на Льюисе Main Street . Таким образом, тон и точка зрения эффектно и почти незаметно сами по себе становятся тематическими – в манере лирической поэзии.

Хотя позже Андерсон писал отдельные сказки, превосходящие рассказы из Winesburg, , он больше никогда не писал длинных сочинений, сочетающих с таким блаженством проницательные прозрения бедной внутренней жизни сломленных, чувствительных людей; устойчивое, всепроникающее настроение социального вырождения; и тихое, непринужденное изображение героя, освобождающегося от ограничений своего ограниченного окружения, как это делает Winesburg . Это его наиболее полный и достоверный призыв к свободе выражения внутренней жизни и сочувствующей восприимчивости к нуждам человеческого сердца.Написанный на заре восстания против американского провинциализма и романтизированных историй идиллической и добродетельной деревенской жизни, он пережил как ностальгические, сентиментальные романы, так и большинство иконоборческих сатир о деревенской жизни, написанных до и после, именно потому, что это выходит далеко за рамки этих упрощенных крайностей, чтобы признать как ценность, так и трагические ограничения жизни в маленьких городках Среднего Запада и – в результате легкого географического расширения – всей человеческой жизни.. . .

Источник: Rex Burbank, Sherwood Anderson, Twayne Publishers, Inc., 1964, стр. 61-77.

Андерсон, Дэвид Д., Критические исследования в американской литературе, Университет Карачи, 1964, стр. 108-131; перепечатано в Critical Essays on Sherwood Anderson, под редакцией Дэвида Д. Андерсона, Г. К. Холла, 1981, с. 167.

Бербанк, Рекс, Шервуд Андерсон, Туэйн, 1964, стр. 65, 117.

Фрэнк, Уолдо, «Уайнсбург, Огайо, через двадцать лет», в Story, Vol.19, № 91, сентябрь-октябрь 1941 г., стр. 29-33.

«Желоб будет ложкой реки», New York Sun, , 1 июня 1919 г., стр. 3.

Менкен, Х. Л., «Романы, в основном плохие», в Smart Set, Vol. 59, август 1919 г., стр. 142.

Папинчак, Роберт Аллен, Шервуд Андерсон: Исследование короткометражного художественного произведения, Туэйн, 1992, стр. 8-9.

Райдаут, Уолтер Б., «Простота Вайнсбург, Огайо», в Шенандоа, Том. 13, Весна, 1962, стр.20-31; перепечатано в Critical Essays on Sherwood Anderson, под редакцией Дэвида Д. Андерсона, Г. К. Холла, 1981, стр. 146, 150–151.

Смолл, Джуди Джо, Справочник читателя по рассказам Шервуда Андерсона, Г. К. Холл, 1994, с. 37.

Taylor, Welford Dunaway, Sherwood Anderson, Frederick Ungar, 1977, стр. 29, 37.

Howe, Irving, Sherwood Anderson, William Sloan Associates, 1951.

Хорошо читаемая критическая биография человека, восхищавшегося ранними работами Андерсона и сильно разочарованного более поздними.Хоу не рассматривает отдельно «Руки», но посвящает главу влияниям и темам Winesburg, Ohio . По-прежнему самое важное исследование Андерсона длиной в книгу.

Папинчак, Роберт Аллен, Шервуд Андерсон: Исследование короткометражного художественного произведения, Туэйн, 1992.

Тщательный анализ всех рассказов Андерсона. Папинчак использует «Руки» в качестве примера, чтобы проиллюстрировать «репрезентативную стилистическую технику» Андерсона, ссылаясь на использование рук в качестве повторяющегося символа и чистый и прямой стиль предложения автора.

Смолл, Джуди Джо, Руководство для читателей по рассказам Шервуда Андерсона, GK Hall, 1994.

В полезной главе «Руки» Смолл обрисовывает обстоятельства композиции рассказа, источники Андерсона и влияний, история публикаций, некоторые связи между рассказом и другими работами Андерсона, а также обзор важных критических замечаний.

White, Ray Lewis, ed., The Merrill Studies в «Уайнсбурге, Огайо», Charles E.Merrill, 1971.

Небольшой, но важный сборник исходной информации и критических статей, включая анализ процесса написания Андерсона Уильяма Л. Филлипса; несколько обзоров современных книг; и краткие и доступные критические статьи по темам, образам и символике.

________, Шервуд Андерсон: Справочное руководство, Г. К. Холл, 1977 г.

Аннотированный список из более чем 2 500 критических замечаний, опубликованных между 1916 и 1975 годами, включая критические замечания, написанные не на английском языке.Включает цитаты с кратким изложением двадцати трех обзоров Winesburg, Ohio за 1919 год.

О мышах и людях Автор называет руки Ленни лапами. Почему это аффективное сравнение

Сколько времени потребовалось, чтобы написать двенадцать таблиц

Три последствия бедности для человека

II. Укажите правильное время глаголов в скобках, чтобы завершить отрывок. Роберт Уилсон (1)…. (Быть)…. политик. Он (2) … (иди) … в Оксфордский университет … ти в 1960 г., а в 1976 г. он (3) …… (стал)….Член Парламента (депутат). Он (4)…. (Быть)… депутатом с тех пор. Он (5) …… (быть)… Министром образования с 1980 по 1985. Он (6) ……… (писать)… много книг. Он (7) …… (получить)… жениться и (8)… (иметь)…. двое детей. Его семья прожила в Оксфорде 15 лет, затем они (9) ……. (Переехали)… в Лондон в 1980 году. Сейчас они (10)… .. (живут)… в доме на Кенсингтон-стрит в Лондоне.

Выбрать лучший ответ. 1. Он варил яйцо ____________ он обжег руку. A. с B. во время C. в то время как D. когда 2. Я думал, ты _____________.… А. придет на вечеринку. Б. пришел на вечеринку C. пришел на вечеринку D. пришел на вечеринку. 3. Фейерверк в рамках празднования столетия города, _______ место 21 августа в Cannon Park. А. возьмет B. берет C. возьмет D. берет 4. Это первый раз, когда мы ___________ в Шотландию, так что для нас это все в новинку. A. собираются B. были C. были D. пойдут 5. Посмотри на эти машины! Они __________! A. произойдет сбой B. произойдет сбой C. произойдет сбой D. произойдет сбой 6.Что в письме? Почему __________? A. не разрешайте мне читать B. не позволяйте мне читать C. не разрешайте мне читать D. вы не разрешаете мне читать 7. Только в этом доме __________ надежно и надежно. A. Я чувствую B. Я чувствую C. Я действительно чувствую D. Чувствую я 8. Торопитесь. Следующий автобус _________ в 7:15. A. покидает B. покидает C. покидает D. покидает 9. Никто не использовал эту комнату целую вечность. A. Эта комната давно не использовалась. Б. Этой комнатой уже много лет никто не пользовался. C. В этой комнате некому использовать эту комнату целую вечность D.Вряд ли найдется кто-нибудь, кто мог бы использовать эту комнату целую вечность. 10. «У нас вечеринка на выходных» «Отлично! Кто ____________? A. будет приглашен B. собирается пригласить C. будет приглашен D. будет приглашен 11. Объявление о восьмичасовом рейсе в Чикаго _____________. A. уже сделано B. уже сделано C. уже сделано D. уже сделано 12. Хотя шел дождь, они играли в теннис. A. Из-за дождя они играли в теннис B. Несмотря на дождь, они играли в теннис С.Несмотря на дождь, но они играли в теннис D. Несмотря на дождь, они играли в теннис. 13. Он был занят _______ домашней работой. A. делает B. чтобы сделать C. что он делал D. он делал 14. Алиса и Том все еще живут в Нью-Йорке? «Нет, они __________ в Даллас». A. перемещаются B. уже переехали C. только что переехали D. переместятся 15. Я верну ему ручку Боба, когда в следующий раз __________. А. вижу Б. увидит С. собираюсь увидеть Д. видел 16. Поехали в Ривертон на эти выходные »« Звучит весело.__________ отсюда? A. Как далеко B. Как далеко C. Как далеко D. Как далеко 17. Музыка блюграсс несколько отличается от других типов кантри. А. от Б. с С. от Д. в 18. У всех участников есть все основания гордиться ___________ своими достижениями. А. к Б. с С. на Д. г. 19. Я часто слушаю музыку _______ У меня есть свободное время. A. независимо от B. всякий раз C. где бы то ни было D. однако 20. «Комитет уже принял решение?» “Еще нет. Они __________ предложение ». А. все еще рассматривают Б.все еще считаются C. все еще считаются D. считались 21. Я жил в небольшом доме недалеко от побережья ___________. A. с 1990 г. B. с 1990 г. C. через три года D. за последний год 22. Поскольку г-н Хэссон __________ президент, и налоги, и безработица __________. A. стало / увеличилось B. стало / увеличилось C. стало / увеличилось D. стало / увеличилось 23. Поскольку я не слышал прогноза погоды, я был удивлен, увидев снег. А. Прогноз погоды не позволил мне узнать о снеге.Б. Шел снег, поэтому погода меня удивила. C. Снег вызвал меня, потому что я не слышал прогноза погоды. Д. Не услышав прогноза погоды, я был удивлен снегом. 24. Когда приеду, ужин __________. A. обслуживается B. обслуживается C. обслуживается D. обслуживается 25. Он очень хорошо играет на _________ барабанах. A. a B. the C. an D. нет статьи 26. «Какое у тебя красивое платье!» “Спасибо. Это __________ специально для меня от французского портного » A. сделан B. сделал C.сделал Д. был сделан

Может ли кто-нибудь помочь мне выбрать цитату из персонажа «Мать»? [См. Справку в формате PDF]

Привет, кто-нибудь знал Сара, пожалуйста, скажи

ВОПРОС 9 Как лучше всего описать цитирование в тексте? A. Примечание, подтверждающее наличие встроенного источника Б. Напоминание о том, что нужно спасти копа … y информации, которую вы использовали в своем эссе В. Перефразирование или прямая цитата из источника D. Ничего из вышеперечисленного Я застрял между а и г

Смотрите в комментарии…………..

Как вы думаете, каким родителем вы будете?

В вашем районе было много перебоев с электричеством и водоснабжением. Напишите письмо редактору местной газеты, выразив свои взгляды и чувства. … об этом

авторов берут вопросы разнообразия издательского дела в свои руки

В марте некоммерческая организация We Need Diverse Books, которая выступает за диверсификацию детской литературы и издательского дела, сделала необычный шаг: она объявила о своих первых грантах в издательском секторе для взрослых.Два гранта в размере 2500 долларов США, которые являются частью программы стажировок WNDB, будут «поддерживать двух стажеров из разных слоев общества» для работы в издательском деле для взрослых, начиная с лета 2021 года. Финансирование было предоставлено Селестой Нг, автором книги Everything I Never Told. Вы и Little Fires Everywhere , которые выделили 25000 долларов, чтобы гарантировать, что стипендии будут продолжаться как минимум в течение следующих пяти лет.

Дарение

Нг является частью растущей тенденции в издательском деле: цветные авторы используют свои средства для внесения системных изменений, направленных на решение хорошо задокументированной издательской проблемы разнообразия.«Меня беспокоит, насколько неоднородна издательская индустрия – среди прочего, чрезвычайно белая, чрезвычайно прямолинейная, чрезвычайно способная – и я давно хотел что-то с этим сделать», – написал Нг в Твиттере, объявляя о грантах. «Работа в издательстве часто требует опыта, например стажировки – часто неоплачиваемой или низкооплачиваемой, – прежде чем вас устроят на работу. Это исключает многих людей, которые не могут себе этого позволить. Но их голоса – это именно то, что нам нужно, чтобы приобретать, публиковать и отстаивать истории, которые часто упускаются из виду.Цель этих грантов – сделать стажировки (и, надеюсь, карьеру) в издательском деле более доступными, чтобы мы могли увеличивать разнообразие издательского дела с нуля ».

Идея, как сказал Нг в другом твите, была вдохновлена ​​автором и штатным писателем Ringer Ши Серрано. «Еще в ноябре я прочитал статью в Publishers Weekly, которая включала статистику, которая, на мой взгляд, была очень отстой: выходцы из Латинской Америки едва ли составляют 3 процента расового состава публикаций», – написал Серрано в твиттере в декабре 2019 года, имея в виду опрос о зарплатах PW за 2019 год. .«Этот график действительно застрял во мне одним из тех плохих способов – я много думал о том, что я даже не знал, что писательство было доступным, потому что это не та работа, о которой вам рассказывают. когда ты живешь на южной стороне Сан-Антонио. Поэтому он и его жена Ларами Серрано пожертвовали 20 000 долларов Ассоциации латиноамериканских журналистов Сан-Антонио, чтобы основать четырехлетнюю стипендию в размере 5 000 долларов на его имя для студентов, желающих стать журналистом или публикуемым автором.

«Ларами и я решили профинансировать стипендию, потому что письмо изменило нашу жизнь», – сказал Серрано PW . «И отчасти я говорю это с философской точки зрения, конечно, но в основном я говорю это с очень практической точки зрения, когда мы были бедными, а теперь мы больше не бедны. Я подумал, если мы начнем эту стипендию и сделаем так, что вы должны быть латиноамериканцем или латиноамериканцем, чтобы претендовать на нее, то, возможно, в конечном итоге это поможет небольшой сумме получить еще пару лиц, подобных моему, в комнате.

Нг и Серрано – лишь двое из числа авторов, которые предприняли шаги для решения проблем издательского разнообразия. Авторы Александр Чи и Кристин Х. Ли спонсируют мемориальную стипендию Джастина Чина в память о покойном писателе Джастине Чине, чтобы оказать финансовую поддержку участию «квира, азиатского американца с островов Тихого океана» на ежегодном ретрите Lambda Literary для голосов ЛГБТК. Чи также спонсирует стипендию Yi Dae Up Fellowships, названную в честь его бабушки, которая помогает женщинам-писателям из Америки азиатского происхождения и азиатским иммигрантам посещать ежегодный семинар по литературному искусству Джека Джонса.Согласно описанию стипендии, цель состоит в том, чтобы побудить пожилых женщин подавать заявки, но разрешить и другим.

Роксана Гей учредила свое собственное товарищество, чтобы поддержать участие четырех цветных женщин, пишущих в категориях художественной, документальной, прозы и поэзии, на одном и том же ретрите. И Чи упомянул ряд писателей, которых он знает, которые также финансируют такие стипендии, в том числе Томми Орандж и Натали Диаз.

«Я не думаю о своих усилиях как о разнообразии, а как о справедливости», – сказал Чи.«Я также считаю, что мои усилия направлены именно на изменение культуры. Отчасти это связано с восприятием разнообразия с точки зрения возраста, что является частью того, о чем не всегда говорят о разнообразии. Что касается писателей азиатско-американского происхождения, некоторые из наших групп, скажем, более популярны, чем другие, или более известны, если хотите. Мы по-прежнему отправляем наших протеже в отрасль, которая не всегда готова увидеть их или понять их карьеру. Но я думаю, что это меняется – постепенно.

Призыв издателей к активизации

Истории, подобные этой, часто оформляются в позитивном свете, подчеркивая, как известные авторы возвращают свою отрасль и помогают обеспечить ее диверсификацию. Но многие из авторов PW , с которыми беседовали, считают такую ​​оценку упущенной.

Нг сказал, что спорадических действий издателей недостаточно для серьезного продвижения разнообразия. «Это здорово, когда люди делают хорошие дела, но такая ситуация не должна была произойти», – отметила она.«И я не хочу позорить издателей как таковых. Но мне действительно кажется странным, что большая часть толчка исходит от авторов и групп, таких как We Need Diverse Books, которая была основана, среди прочего, Эллен О, юношей и писательницей среднего уровня ».

Нг добавил, что даже в самых последних дискуссиях о необходимости большего разнообразия толчок идет снизу вверх. «Это проблема», – сказала она. «Потому что многие изменения должны происходить сверху вниз».

Для поэтессы Натали Диас отсутствие разнообразия в издательском деле является частью гораздо более серьезной проблемы.«Я думаю, что в основном о капитализме говорит то, что авторы и художники вынуждены превращать нашу заботу и энергию в деньги – что большая часть нашей заботы должна принимать форму активности, а не заботы, которая является практикой и способом любви в первую очередь», она сказала. «Издательская индустрия так же смешна, как и любая другая отрасль: в своих крупнейших структурах она контролирует, что такое литература, что такое книга, что такое рассказ в этой стране. Он формирует и контролирует то, что «хорошо», и это опасно, если предположить, что те немногие, кто достигает вершины, диверсифицируют литературу, тогда как эту структуру можно также рассматривать как сохранение «разнообразия» в литературе.”

Publishing, безусловно, знает об этой проблеме. У издателей «большой пятерки», в том числе Penguin Random House и Simon & Schuster, есть команды, посвященные разнообразию и инклюзивности. Нг отметила, что PRH (ее издатель) «очень поддержала гранты, и они собираются организовать наставничество и мероприятия для стажеров и так далее».

Тем не менее, многие изменения, вносимые издателями, являются ответом на критику или внешние толчки. Например, после разногласий вокруг публикации Flatiron Books романа Джанин Камминс American Dirt в начале этого года, издательство в ответ на это наняло Надсиели Ньето в качестве главного редактора для приобретения элитной и литературной, документальной и молодежной литературы. сосредоточиться на работе латинян и BIPOC (чернокожие, коренные и цветные).

Цифры также говорят сами за себя: в прошлогоднем опросе о заработной плате PW 84% ответивших сотрудников издательства идентифицировали себя как белые или белые, едва шевеля иглу с 2018 года, когда 86% респондентов были белыми. В результате многие авторы видят, что издательское дело идет слишком медленно в своих усилиях по найму и публикации цветных людей, и они чувствуют себя обязанными продвигать бизнес вперед.

«Мы хотели бы увидеть некоторые изменения, и если они не будут происходить изнутри, это означает, что они должны прийти извне», – сказал Серрано.«Я думаю, именно поэтому вы видите множество небелых авторов, которые пытаются спуститься по этой лестнице, чтобы помочь всем, чем мы можем. Совершенно другой опыт – существовать в издательском мире, когда ты не похож на 90% представителей остальной отрасли, или каковы бы ни были цифры ».

Нг сказал: «Люди, которые делают много работы, как правило, цветные. И недостаточно, чтобы они это делали, потому что часто они не те, у кого есть власть изменить все эти вещи, и бремя не всегда должно лежать на них – людях, у которых нет власти. менять системы власти.

Николь Джонсон, исполнительный директор WNDB, согласилась, хотя признала, что большие перемены часто происходят снизу или извне. «В прошлом я работала с молодежными организаторами и людьми, которые занимаются общественными работами по социальным вопросам на уровне сообщества, и они много говорят о том, что власть ничего не уступает без спроса», – сказала она. «Я не думаю, что отрасль, учитывая имеющуюся у нее структуру власти и наследие, которое она имеет, изменится без людей, у которых есть ресурсы и сила, чтобы сделать вызов и предложить новый или другой путь. операционных.Без этого ничего не изменится “.

Это означает, что в издательских домах те, кто имеет влияние – подавляющее большинство из которых белые, – должны выступить, чтобы продвигать эти изменения.

«Знаете, чем я действительно гордился?» – спросил Серрано. «Как только мы объявили о стипендии, я получил сообщение от моего редактора Twelve, Шона Десмонда, и он сказал:« Привет, чувак. Я видел стипендию. Очень горжусь тобой и Ларами. Я хотел бы помочь любым способом, который вы мне позволите ». А затем мы поговорили об организации стажировок, которые сосредоточены именно на тех областях, на которых необходимо сосредоточить внимание.Это тоже важная часть всего этого. Нам нужны те союзники, которые уже находятся в комнате, которые откроют нам дверь ».

Версия этой статьи появилась в номере от 01.06.2020 Publishers Weekly под заголовком: Авторы борются за разнообразие

Расовая травма и путь к исцелению наших сердец и тел: Menakem, Resmaa: 9781942094470: Amazon.com: Books

Publishers Weekly

Эта книга терапевта Менакема проницательно и проницательно исследует сложные эффекты расизма и привилегий белых.Отходя от стандартных академических подходов, он говорит, исходя из мудрости своей бабушки и своего собственного опыта в соматической терапии – области, которая подчеркивает связь разума и тела. Травма, как современная, так и историческая, составляет краеугольный камень анализа Менакема. Он пишет, что раса – это «миф – нечто выдуманное в 17 веке», с концепциями белизны и расового превосходства, тем не менее, теперь «существенными фактами жизни, такими как рождение, смерть и гравитация». В результате как черные, так и белые люди травмируются страхом перед расовым другим и «грязной болью избегания, обвинения и отрицания».Вначале Менакем умоляет читателей «испытать» его книгу на собственном теле. С этой целью повсюду описаны бодиоцентрические упражнения, такие как дыхательные упражнения. Менакем делает упор на внимательность к телу, помогая читателям перейти от нездоровых рефлексивных реакций на травмирующие эмоции к сознательному переживанию «чистой боли», что предполагает непосредственное столкновение с такими эмоциями и, таким образом, их преодоление. Менакем специфичен, когда направляет свои сообщения. «Всем моим белым читателям, – говорит он, – добро пожаловать… Давай приступим к работе.” То же приветствует и правоохранителей. А афроамериканцам он дает советы и подчеркивает ценность их опыта.

Библиотечный журнал (помеченный обзор)

Консультант по общественному уходу Менакем, MSW, LICSW, SEP, утверждает, что расизм укоренился в сердцах, душах и рефлексах как черных, так и белых в американском обществе, и что травма ( как он подробно описывает), причиненное многим в результате этого факта, вредно для всех.Затем Менакем помогает читателям проникнуть внутрь черного опыта, чтобы столкнуться с повседневными угрозами и реакциями борьбы, бегства или замерзания, чтобы начать процесс исцеления. Управляемые упражнения и социальные комментарии помогают проложить путь к пониманию друг друга и созданию более сильного сообщества, которое принесет пользу всем. ВЕРДИКТ Исключительно заставляющий задуматься и важный отчет, который радикально по-новому смотрит на расу. Для всех читателей.

«Увлекательная, новаторская книга, которую необходимо прочитать, предлагает новый подход к исцелению давней расовой травмы Америки. – Джозеф Л. Уайт, доктор философии , заслуженный профессор психологии и психиатрии Калифорнийского университета в Ирвине, автор книг Психология чернокожих, появление чернокожих, отцов чернокожих и Формирование мультикультурной компетенции: развитие, обучение и практика

Руки моей бабушки – это революционное произведение красоты, блеска, сострадания и, в конечном счете, надежды. С красноречием и изяществом Ресмаа Менакем мастерски раскрывает недостающий элемент в загадке, почему, несмотря на столько благих намерений, у нас есть не добился расовой справедливости.Да, нам нужно понять превосходство белых, но, как умело объясняет Менакем, превосходство белых нерационально, и мы не сможем положить этому конец с помощью одного лишь интеллекта. Белое превосходство глубоко укоренилось в наших телах. Мы должны начать понимать это как превосходство белого тела и проникнуть в глубину того, где оно хранится, в наших коллективных костях и мышцах. С этой целью «Руки моей бабушки» – это подробный путеводитель по расовому исцелению, который предлагает читателям эту редкую комбинацию; это глубоко интеллектуально стимулирует, а также предоставляет практические способы участвовать в процессе восстановления, даже когда мы читаем.Я верю, что эта книга изменит направление движения за расовую справедливость ». – Робин ДиАнджело , преподаватель расовой справедливости и автор книги White Fragility

« Доктор УЭБ Дюбуа указал на сознание афроамериканцев, когда писал «каждый чувствует свою двойственность – американец, негр; две души, две мысли, два непримиримых стремления; два враждующих идеала в одном темном теле». Но даже Дюбуа никогда не обращался к процессу исцеления психологических ран «двоих». сущность.«В книге« Мои бабушкины руки »Ресмаа предлагает путь внутреннего примирения для Человека, переживающего поколенческую травму американского расизма, и дает всем нам возможность мечтать об исцелении от этого». – Кейт Эллисон , член Конгресса и заместитель председателя Национального комитета Демократической партии

“Ресмаа Менакем врезается в самую суть расового кризиса в Америке с точностью хирурга способами, которые мало кому удавалось прежде. Преодоление травмы белого превосходства, передаваемой между поколениями, и его последствий для всех нас – понимание этого как настоящая душевная рана – это первое, что нужно сделать, если мы надеемся выбраться из нынешнего болота.Как показывает эта удивительная работа, одна только политика не справится с этой задачей, и смелые социальные действия, хотя и жизненно важные для достижения справедливости, потребуют от тех, кто в них вовлечен, также принять меры по нанесению серьезного и личного вреда, от которого страдают все мы ». – Тим Уайз , автор бестселлера «Белый, как я: размышления о расе, принадлежащий привилегированному сыну» и Дорогая Белая Америка: письмо новому меньшинству

«Забудьте о разнообразии. Забудьте учить толерантности. Забудьте о белой вине. С ясностью и проницательностью Ресмаа предлагает совершенно иной подход к исцелению расизма в Америке.»- Джон Фрил, доктор философии, и Линда Фрил, MA , директора клиники ClearLife и соавторы бестселлеров New York Times девяти книг, включая Взрослые дети: Секреты неблагополучных семей

эта благородная профессия должна служить моему сообществу, но я никогда не получал никаких инструкций в полицейской академии и не получал оборудования, которое подготовило бы меня к распознаванию или исследованию травм, полученных в сообществе. . . или мой собственный. Руки моей бабушки дал мне глубокую и убедительную историческую карту, на которой прослеживается роль правоохранительных органов как иногда неосознанных виновников травм общества.В книге представлены инструменты миротворцев, которые могут помочь в исцелении их сообществ, и делается упор на заботу о себе, чтобы мужчины и женщины, которым было поручено быть опекунами и защитниками наших сообществ, также получили заботу »- Медария Аррадондо , исполняющий обязанности Начальник Управления полиции Миннеаполиса

«Предлагает необходимый сдвиг парадигмы в том, как мы думаем, мечтаем и разрабатываем стратегию против превосходства белых в наших телах, культурах и учреждениях. Незаменим для всех, кто заинтересован в продвижении расовой справедливости и исцелении.»- Чака А. Мкали , директор по организации и построению сообщества в Hope Community и хип-хоп исполнитель I Self Devine

« Книга Ресмаа – это интимный и прямой взгляд на то, как поддерживается черно-белая динамика, а не только в ней. таких институтов, как полиция, но также и в органах всех причастных к этому. Опираясь на работу доктора ДеГрю в Post Traumatic Slave Syndrome , Resmaa рассматривает, как история сохраняется и воспроизводится реакциями выживания тела, уделяя особое внимание переживанию Черноты и травм, истории и опыту белизны и белого тела. и создание и опыт полиции и органов полиции.В дополнение к теории и анализу, эта книга также предлагает конкретные практики, которые являются частью работы по изменению силы исходной раны »- Сьюзен Раффо , общая владелица Интегральной соматической терапии, телесный работник, писатель и общественный организатор, Центр народного движения

« Руки моей бабушки полон мудрости и понимания. В нем Ресмаа Менакем предлагает новый способ понять расизм и, что более важно, излечить его. Эта книга прокладывает путь к свободе и миру сначала для отдельных читателей, а затем для нашей культуры в целом.Обязательно к прочтению всем, кому небезразлична наша страна »- Нэнси Ван Дайкен, LP, LICSW , автор книги Everyday Narcissism

« My Grandmother’s Hands – это захватывающее путешествие по лабиринтам травм и их последствий. о современной жизни, особенно для афроамериканцев. В этой важной книге проницательный взгляд Ресмаа на травму имеет огромное значение, но еще более действенными и полезными являются его стратегии обращения с ней – исцеления. Блестящий мыслитель, Ресмаа способен объединить множество исследований и опыта, чтобы помочь нам понять, как травма влияет на нашу жизнь; как травма является частью всей нашей жизни; и о том, как история и развитие травм создали культуру, в которой никто не застрахован.Это важное чтение, если мы хотим вырвать себя из тисков травмы и открыть для себя тропы, в которых наши тела и наш разум свободны от нее ». – Алекс Пейт , автор книг Amistad и Losing Absalom

« Руки моей бабушки » приглашает каждого из нас исцелить расовую травму, которая живет в наших телах. Как объясняет Ресмаа Менакем, для исцеления этой травмы требуется мужество и стремление внутренне почувствовать эту расовую боль. Умело сочетая терапевтический опыт с социальной критикой и практическое руководство, он показывает путь вперед для индивидуального и коллективного исцеления, который включает в себя переживание ощущений этого путешествия на каждом шагу.Готовы ли вы сделать первый шаг? »- Алекс Хейли , доцент Центра духовности и исцеления им. Эрла Э. Баккена Университета Миннесоты

Книжный журнал Нью-Йорка

Обзор Джейн Хейл, 23 октября, 2017

Чрезвычайно интересный подход и столь необходимая смена парадигмы в лечении расовой травмы.

The Harlem Dispatch

Рецензия Кэма Уильямса, 9 октября 2017 г.

Хотя высоконагруженная тема обычно может быть спорной по своему характеру, этот текст написан в неконфронтационном стиле, способном разоружить, задействовать и просвещать читателей, независимо от цвета кожи или политических убеждений.Престижность Ресмаа Менакема за столь столь необходимую основополагающую работу, которая не может быть более практичной или более своевременной, учитывая нынешнее состояние расовых отношений в этой сильно разделенной стране.

RESMAA MENAKEM, MSW, LICSW, SEP, появлялась на шоу Опры Уинфри и доктора Фил в качестве эксперта по конфликтам и насилию. Он работал директором консультационных служб Семейного Альянса Табмана; в качестве директора по поведенческому здоровью Афроамериканских семейных служб в Миннеаполисе; в качестве консультанта по вопросам домашнего насилия в Wilder Foundation; в качестве сертифицированного консультанта по вопросам военной и семейной жизни в США.S. Вооруженные силы; в качестве консультанта по травмам в государственных школах Миннеаполиса; и как консультант по культурной соматике в Департаменте полиции Миннеаполиса. В качестве консультанта по общественному уходу он руководил услугами по оздоровлению и консультированию гражданских лиц на 53 военных базах США в Афганистане. Ресмаа учился и тренировался в Институте соматических переживаний травм Питера Левина, а также у доктора Дэвида Шнарха (автора бестселлера Passionate Marriage ) и Бесселя ван дер Колка, доктора медицины (автора бестселлера The Body Keeps the Score ). .В настоящее время он проводит семинары по культурной соматике для афроамериканцев, американцев европейского происхождения и полицейских. Он также является терапевтом в частной практике.

Расовая травма и исцеление нашего тела и сердца Ресмаа Менакем

Тело – это место, где обитают наши инстинкты, и где мы сражаемся, убегаем или замерзаем, и оно переносит травмы, причиненные болезнями, от которых страдает общество.

В этой новаторской работе терапевт Ресмаа Менакем исследует ущерб, нанесенный расизмом в Америке, с точки зрения психологии, ориентированной на тело.Он утверждает, что это разрушение будет продолжаться до тех пор, пока американцы не научатся исцелять ген

. Тело – это место, где обитают наши инстинкты, и где мы сражаемся, убегаем или замерзаем, и оно переносит травмы, нанесенные болезнями, от которых страдает общество.

В этой новаторской работе терапевт Ресмаа Менакем исследует ущерб, нанесенный расизмом в Америке, с точки зрения психологии, ориентированной на тело. Он утверждает, что это разрушение будет продолжаться до тех пор, пока американцы не научатся излечивать страдания поколений, связанные с превосходством белых, которое глубоко укоренилось во всех наших телах.Наша коллективная агония затрагивает не только афроамериканцев. Белые американцы также страдают от собственной вторичной травмы. Как и голубые американцы – наша полиция.

Руки моей бабушки – это призыв к действию для всех нас, чтобы мы признали, что расизм касается не головы, а тела, и предлагает альтернативный взгляд на то, что мы можем сделать, чтобы выйти за пределы укоренившегося расистского разделения.

Эта книга прокладывает путь новому, ориентированному на тело пониманию превосходства белого – того, как оно буквально присутствует в нашей крови и нашей нервной системе.Он предлагает пошаговое решение – процесс исцеления – в дополнение к острым социальным комментариям.

Ресмаа Менакем, MSW, LICSW , терапевт с многолетним опытом частной практики в Миннеаполисе, Миннесота, специализируется на травмах, психотерапии, ориентированной на тело, и предотвращении насилия. Он появлялся на шоу Oprah Winfrey Show и Dr. Phil в качестве эксперта по конфликтам и насилию. Менакем учился у авторов бестселлеров д-ра Дэвида Шнарха ( Passionate Marriage, ) и др.Бессель ван дер Колк ( Тело сохраняет счет ). Он также проходил обучение в Институте соматических переживаний травм Питера Левина.

Автор «Sapiens» призывает мировых лидеров и граждан объединиться, чтобы взглянуть в будущее

Китайская версия Homo Deus : Краткая история завтрашнего дня Фото: предоставлено China CITIC Press

Когда дело доходит до человечества, есть одна вещь, которую израильский историк Юваль Ной Харари считает, что никогда не изменится – наше желание следовать более.

«Независимо от того, чего мы достигаем, это только увеличит наше желание, а не наше удовлетворение. Вот почему человечество так успешно завоевало мир и приобрело огромную силу, но не смогло превратить всю эту силу в счастье», Харари написал в интервью по электронной почте Global Times в пятницу.

Автор бестселлера Sapiens : Краткая история человечества , Харари теперь смотрит в будущее со своей новой книгой Homo Deus : Краткая история завтрашнего дня .Книга, опубликованная на английском языке в 2016 году, была опубликована на китайском языке в январе этого года.

Согласно отчету yicai.com, китайская версия Homo Deus была продана более 1 миллиона копий за первый месяц, что аналогично продажам китайской версии Sapiens .

Недовольные человеческие боги

То, что люди однажды станут богами, является одной из ключевых концепций в книге Харари Homo Deus .

Историк указал, что на протяжении тысяч лет люди формировали внешний мир, чтобы удовлетворить наши собственные желания, но теперь мы вступили в эпоху, в течение которой люди ломают себе голову, чтобы контролировать «внутренний» мир, придя со способами победить старение или иным образом улучшить человеческое тело и разум.

В то время как эти амбиции кажутся направленными на создание лучшего существования, Харари указал, что «основная реакция человека на удовольствие – не удовлетворение; скорее, он жаждет большего».

«Если мы не изменим наши основные ментальные шаблоны, то сила, которую мы обретем в двадцать первом веке, вполне может превратить нас в богов, но мы будем очень недовольными богами», – писал он.

Развитие технологий, особенно в области искусственного интеллекта (ИИ), также создаст проблемы для будущего человечества, поскольку технологии развиваются, чтобы идти в ногу с человеческими желаниями.

Харари обеспокоен тем, что в ближайшие три десятилетия миллионы рабочих мест в таких первичных отраслях, как текстильное производство, могут быть заменены автоматизацией.

Вот почему он выразил разочарование в связи с выборами в США в 2016 году, поскольку администрация Трампа уделяла мало внимания областям технологий и науки.

«Новое богатство будет создано в центрах высоких технологий, таких как Силиконовая долина и Бангалор, в то время как худшие последствия будут ощущаться в развивающихся странах, таких как Гондурас и Бангладеш», – написал он.«Будет больше рабочих мест для американских и индийских инженеров-программистов, но меньше рабочих мест для текстильных рабочих и водителей грузовиков из Гондураса и Бангладеш».

«Поднимут ли американские правительства налоги на высокотехнологичных гигантов Кремниевой долины, чтобы поддержать или переобучить безработных бангладешцев? Это очень маловероятно. Сейчас у нас глобальная экономика, но политика по-прежнему очень национальная».

Позиция Харари заключается в том, что эти проблемы следует решать, рассматривая вещи в глобальном контексте.По мнению Харари, помимо будущих проблем, связанных с развитием ИИ, изменение климата, являющееся наиболее актуальной проблемой, также требует глобального сотрудничества.

«Этого будет недостаточно, если только Китай сократит выбросы парниковых газов, в то время как США продолжат вести свою деятельность в обычном режиме, и очень маловероятно, что какая-либо одна страна согласится ограничить себя строгими экологическими нормами, в то время как ее экономические конкуренты отказываются это делать. то же самое », – отметил Харари. “Из-за огромного потенциала таких разрушительных технологий, если хотя бы одна страна пойдет по пути с высоким риском и высоким выигрышем, другие страны последуют ее опасному примеру, опасаясь остаться позади.«

Юваль Ной Харари Фото: CFP


Возникновение дискуссии

Хотя Sapiens получил широкую похвалу от таких фигур, как Марк Цукерберг и бывший президент США Барак Обама, некоторые критики и читатели раскритиковали новую книгу за то, что она не принесла ничего нового в мир. стол.

Например, Дженнифер Сеньор из New York Times отметила, что «почти каждое легкомысленное заявление Харари… было исключительной темой гораздо более тонких книг.

В рецензии на книгу китайская газета Xiandai Kuaibao заявила, что было бы лучше посмотреть посредственный научно-фантастический фильм, чем читать книгу.

«Точки зрения не новы, почти в каждом голливудском научно-фантастическом фильме есть имел те же идеи, что и книга ».

Говоря об этой критике, Харари сказал, что целью его новой книги было не предлагать ответы, а ставить вопросы и поощрять дискуссии.

« В конце концов, вопросы гораздо важнее чем конкретные ответы, которые я даю.Если люди обсуждают эти вопросы, значит, книга достигла своей цели », – сказал он.

Некоторые читатели сравнили Homo Deus с произведениями научной фантастики. Поклонник научной фантастики, Харари признал, что этот жанр вдохновил его сочинения. но что он стремился «остаться ученым» для своих книг.

«Я особенно опасаюсь голливудской научной фантастики, которая часто полностью оторвана от научных реалий. «Я, вероятно, больше подвержен влиянию Карла Маркса, чем Стивена Спилберга», – отметил он.

«В голливудских фантастических фильмах ИИ обычно развивает сознание и пытается манипулировать или даже истреблять человечество. На самом деле интеллект и сознание – очень разные вещи, и нет никаких доказательств того, что мы хоть немного приблизились к развитию искусственного сознания. I меня гораздо больше беспокоит бессознательный ИИ, вытесняющий миллиарды людей с рынка труда и создающий новый массовый класс «бесполезных людей».

От историка до автора бестселлеров, а теперь и всемирно известной знаменитости Харари сказал, что, несмотря на то, что он пользуется своим успехом, «особенно приятно видеть, что книги помогают людям лучше понять мир и задуматься о важных проблемах человечества.«

Конечно, успех не обходится без жертв. Путешествие по всему миру для бесед и интервью оставило у него гораздо меньше времени на исследования и семью.

« Кроме того, многие люди теперь возлагают самые разные надежды на меня, и я должен разочаровывать их снова и снова », – добавил Харари, объяснив, что он отклоняет 95 процентов всех запросов, которые он получает сейчас.« Я пытаюсь найти правильный баланс между всеми моими обязательствами, но это сложно ».

В результате он не торопится писать новую книгу.

«Я подумываю написать детскую книгу об истории человечества, но не уверен, что у меня есть необходимые навыки для этого».
Заголовок газеты: От человека к Богу

Как освободить руки на телефоне Android с помощью Touchless Control

Благодаря функции Touchless Control в Android вы можете освободить руки и управлять смартфоном с помощью голоса.

Опытный мобильный пользователь не всегда имеет достаточно рук, чтобы справиться с высокими требованиями мобильного офиса.Или, может быть, ваши колбасные пальцы недостаточно проворны, чтобы эффективно печатать на этих крошечных клавиатурах. К счастью, у платформы Android есть что предложить, чтобы не отвлекаться от устройства. Я собираюсь показать вам, как можно максимально использовать эту мощную платформу.

Не все устройства Android созданы равными. Некоторые устройства лучше использовать без помощи рук. Например, Motorola Moto X под брендом Verizon – один из лучших, когда дело касается громкой связи. Но каждому устройству Android есть что предложить.Давайте подробнее рассмотрим, как можно избавиться от Moto X.

Включить бесконтактное управление

Первое, что вам нужно сделать, это настроить бесконтактное управление. Для этого откройте приложение «Настройки» и нажмите «Бесконтактное управление». Убедитесь, что бесконтактное управление включено, а затем коснитесь фразы запуска поезда. Вам будет предложено трижды повторить фразу “Окей, Google Now”. Вам нужно находиться в тихой комнате и держать телефон подальше ото рта. Устройство довольно умное и сообщит вам, если оно слишком близко или в комнате слишком много шума.

После успешного обучения фразы запуска нажмите «Команды при блокировке» (в разделе «Бесконтактное управление»).

Здесь вам нужно включить все три опции. Здесь есть одно предостережение – любой желающий может обойти ваш экран блокировки, если эта опция включена. Их голос должен быть немного близок к вашему, но это создает небольшую проблему с безопасностью.

Отправка электронной почты, установка напоминаний, озвучивание уведомлений и многое другое.

Теперь, когда вы это сделали…что ты можешь сделать? Вот несколько примеров:

  • Пусть ваш Moto X озвучит ваши недавние уведомления, сказав «Окей, Google Now, в чем дело?»
  • Отправить электронное письмо. “Окей, Google Now, напиши Скраффу МакГрафу по электронной почте … привет Скрафф, как дела? … да.
  • Отправь текстовое сообщение.” Окей, Google, сейчас … SMS Стефани … мобильный .

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *