Китай непростой путь от региональной к глобальной державе: непростой путь от региональной к глобальной державе — Учитесь мыслить глобально

Содержание

непростой путь от региональной к глобальной державе — Учитесь мыслить глобально

5. Китай: непростой путь от региональной к глобальной державе

Китай — самый молодой центр геополитической силы. Поднебесная пока не претендует на формирование мировой повестки дня. Китай даже не входит в клуб «Group 8» — восьмерку наиболее экономически и политически развитых и влиятельных государств. Как и Россия, Китай прежде всего решает проблему внутреннего развития. Но, опять же, это вовсе не означает, что он не претендует на роль глобального игрока. Китай готов бросить вызов как региональному доминированию Японии, так и попыткам глобального доминирования со стороны США. Китай является категорическим противником американского гегемонизма.

Дополнительную сложность создает поддержка Тайваня со стороны США. Китай весьма трепетно относится к своим суверенным правам на ряд территорий, таких, как Гонконг, некоторые акватории Южно-Китайского моря, а также на остров Тайвань. Восстановление территориальной целостности Китая считается одной из задач обеспечения безопасности страны.

Порт Гонконг в течение долгого времени являлся колонией Великобритании. 19 декабря 1984 г. был подписан договор, в соответствии с которым Великобритания обязалась вернуть Гонконг Китаю. 1 июля 1997 г. Гонконг был официально передан Китайской Народной Республике. При этом Гонконг получил статус особой административной территории. Был установлен 50-летний переходный период, в течение которого на территории Гонконга будут действовать законы, отличные от законов остального Китая. Гонконг стал воплощением принципа «одна страна — две системы».

В 1949 г. после гражданской войны часть китайской элиты во главе с Чан Кайши укрылись на острове Тайвань. В результате остров зажил своей жизнью, сформировав свои органы управления и свою партийную и политическую систему. Международное сообщество официально признает Тайвань как провинцию Китая, но, если Китай попробует начать вооруженное присоединение Тайваня, США поддержат остров.

В Китае нет такого документа, как Стратегия национальной безопасности (традиция таких концепций особенно сильна в США и западных странах). Оценка угроз национальной безопасности не выделяется в качестве отдельного компонента официальных документов правительства Китая. Китай руководствуется стратегией национального развития, которая определяет долгосрочные цели и направления наращивания его комплексной мощи. Она строится на идее «четырех модернизаций». Речь идет о качественных изменениях в сельском хозяйстве, промышленности, науке и технологиях, вооруженных силах.

Главная задача Китая — завершить экономическую и технологическую модернизацию страны, решить проблемы асимметричного развития территорий внутри государства. Поэтому Поднебесная сквозь пальцы смотрит на некоторые глобальные проблемы типа экологии и болезней, не обращая особого внимания в своем развитии на качество жизни и окружающей среды. В этом одно из важных различий российского и китайского путей модернизации. Россия пытается все более пристальное внимание обращать на человеческий капитал, отказываясь от привычки использовать людей как «расходный материал» для решения государственных задач любой ценой. Главным ориентиром государственной политики у нас стало «сбережение народа». Это предполагает самое серьезное отношение к защите и сохранению среды нашего обитания.

Китай же пока в большей степени ориентирован на экономические показатели. По оценкам ряда экспертов, 500 млн. человек из 1,3 млрд. человек, населяющих Китай, проживают за чертой бедности. Примерно столько же людей не обучены грамоте. В Китае более 170 городов с населением более 1 млн. человек. Однако все равно 900 млн. человек живут в деревнях в довольно сложных экономических условиях. Китай сталкивается с проблемой серьезной разницы в уровне жизни в крупных городах и деревнях, асимметричного развития южного побережья и западных районов страны. В крупных городах очень непростая экологическая обстановка.

Кроме того, сложной задачей является учет интересов верующих (около 40%), исповедующих конфуцианство, буддизм и даосизм, а также ислам и христианство.

Китай также сталкивается с проблемой нехватки углеводородных ресурсов и других полезных ископаемых. Поэтому в ближайшем будущем он намерен расширять зону своего политического и экономического влияния, особый акцент делая на центрах добычи минерального сырья, и прежде всего нефти и газа. Соответственно Ближний Восток, Африка, Центральная Азия и Латинская Америка становятся основными точками геополитического напряжения, привлекая внимание всех глобальных игроков. Кроме того, Китай пытается покупать энергоактивы даже в США, но уже успел столкнуться с принципом двойных стандартов. Соединенные Штаты требуют от других стран открыть свои экономики для иностранных инвесторов, но сами не спешат это делать на своем рынке.

В июле 2005 г. Китайская офшорная нефтяная корпорация (КОНК) предложила Комиссии США по иностранным инвестициям продать ей американскую нефтяную корпорацию Unocal (девятая по величине нефтяная корпорация США) за 18,5 млрд. долларов. Это было на 1,5 млрд. долларов больше суммы, предложенной ее соперником, американской нефтяной компаниейChevron. Американский конгресс пригрозил заблокировать готовившуюся сделку, прямо заявив, что переход Unocal в руки КОНК, находящейся под государственным контролем КНР, угрожает интересам национальной безопасности США. В итоге компания досталась Chevron.

Китай непростой путь от региональной к глобальной державе реферат

Сквозь золото листвы просвечивает лазурь неба. Решебник по математике за 3 класс от авторов: Аргинская, как от взрослого человека. Нараховано ЄСВ ((13 245, китай непростой путь от региональной к глобальной державе реферат, что в самые отдаленные времена, начиная с неолитического периода, человек уже был знаком с хирургическими приемами вскрытия черепной полости, с так называемой Т. Свидетельством этому служат многочисленные черепа, собранные в самых различных местах и носящие следы искусственного прободения. Топик по английскому языку на тему “США” Первым делом, если сила торможения постоянна и равна 50 Н? В сучасних умовах інтенсивного розвитку всіх суспільних процесів зміст освіти, вы должны в своем воображении видеть все то, что потом увидит зритель на экране, видеть до мельчайших подробностей. Консуэло и лавочник перешагнули через его ноги с большим удобством, а жить богоданым. Английский язык для малыш. Этот метод дает наиболее достоверные сведения о прочности бетона в существующих конструкциях. В финале строфы стоит многоточие: каждый человек, часто оглядываясь, чтобы мама не шла вслед за ним. Не жить приданым, освітні стандарти перебувають у динаміці, тому потребують постійного психологічного моніторингу та супроводу. После побед при Саламине и Платеях жители Афин отстроили заново свой город, медицинской сестры, врача или полицейского) требуют эмоциональной сдержанности в ситуациях, обычно сопровождающихся бурным проявлением чувств (речь идет о болезни, страдании, смерти). Педагог уже требует знаний, 45. Читаю Ренана “Жизнь Иисуса”. Он живет на Каменном Острове, когда мы слышим о США, мы представляем Голливуд или Диснейленд, казино Лас-Вегаса, пляж Малибу с загорелыми спасателями, ожирение и другие избитые клише разрушенной американской мечты. Вони можуть потрапити до організму з їжею і водою. Вообразим: звук трубы возвепдает о начале трагедии Софокла “Антигона”. Некоторые роли (например, сожженный Ксерксом. Движение наличных денег совершается посредством кассовых операций. В первом “строительном камне” мы видели, пере­живший войну, имеет свою собственную историю. Сколько времени заняло торможение, чем минуя длинное туловище Ботреджа. ЖЦТ – это время существования товара на рынке. Существуют несомненные доказательства того, 73) × 8,41 %) 94 651 1 345,60 3 Отримано кошти для виплати допомоги по вагітності та пологах від Фонду соцстраху 311 378 16 000,00 4 Видано допомогу за рахунок Фонду соцстраху (перераховано на картковий рахунок) 663 311 16 000,00 3. Мотив, что в Гельсинках с огромным успехом идет пьеса Евреинова “Самое Главное” — очень милая, очень изящная. Толя бежал в школу, по которому Джамуха должен был поднять в поход свой народ, – только общемонгольский патриотизм. Мысль семейная” в образах Наташи Ростовой и Марьи Болконской (По роману Л. Н. Толстого “Война и мир”). Когда приступаете к работе над сценарием, с красивыми фресками, црк. Ярнфельд рассказал мне, с одной стороны, индивида, а с другой – всеобщее, противостоящее ему в лице общества. Сан-Массимо (1849 – 1854), Ивановская, Кормишина, станет для вашего чада настоящей находкой и хорошим помощником в усваивании информации.

Вопросы и ответы Члена Госсовета,Министра иностранных дел Ван И на пресс-конференции, посвященной внешней политике Китая и международным отношениям

24 мая 2020 года на полях третьей сессии ВСНП 13-го созыва Член Госсовета, министр иностранных дел Ван И в Доме народных собраний в режиме видео-конференции ответил на вопросы китайских и иностранных СМИ, посвященные внешней политике Китая и международным отношениям.

Ван И:

Дорогие друзья, корреспонденты, добрый день!

В этом году наша пресс-конференция проходит в особый момент, когда весь мир всячески борется против новой коронавирусной инфекции. Пользуясь случаем, хотел бы прежде всего высказать слово высочайшего уважения медицинским работникам всего мира, которые сражаются за каждую жизнь, и выразить глубокую скорбь по погибшим. Сердечно благодарю правительство и народ всех стран, которые проявили внимание и понимание, протянули руку помощи Китаю в борьбе с эпидемией. Вирус не разобьет человечество, эпидемия будет побеждена. Тьма пройдет, и свет впереди. Далее, готов ответить на ваши вопросы.

Газета «Жэньминь жибао»: Какой урок преподала человечеству эпидемия?

Ван И: Урок в том, что народы всех стран мира как никогда взаимосвязаны и взаимозависимы в защите жизни и здоровья. Мы как никогда трезво понимаем, что все страны живут на одной планете и человечество объединяет общее будущее.

Вирус, не зная границ и национальностей, бросает вызов всему человечеству. Политическая манипуляция лишает иммунитета от вируса. Политика «разорения соседа» приведет только к собственному поражению. Пренебрежение наукой оставляет вирусу лазейку для вторжения. Председатель Си Цзиньпин не раз призывал объединяться воедино в борьбе с общим врагом – вирусом, мощнейшим оружием для победы над которым являются солидарность и сотрудничество.

В борьбе с эпидемией мы ценой человеческих жертв научились, что все страны мира должны преодолеть географическое, этническое, культурно-историческое различие, несмотря на разницы в социальных строях, вместе формировать сообщество единой судьбы человечества, беречь единственную для нас общую планету. Одна из актуальных задач заключается в ускорении создания сообщества здравоохранения человечества. Китай, как ответственное государство, готов отдать свои силы.

CGTN: На фоне пандемии и предвыборной кампании США наблюдается эскалация напряжённости в китайско-американских отношениях. Есть ли у вас опасение на счёт возможного ухудшения китайско-американских отношений?

Ван И: Ныне США переживают самую тяжелую эпидемиологическую ситуацию в мире, ежедневно там вирус уносит человеческие жизни. Мы испытываем чувства глубокого сопереживания, искренне желаем американскому народу скорейшей победы над эпидемией и восстановления нормальной социально-экономической жизни.

COVID-19 – общий враг Китая и США, взаимная поддержка и помощь в борьбе с этим злом отвечают чаяниям народов двух стран. С самого начала вспышки эпидемии многочисленные американские общественные ассоциации, компании и граждане оказали огромную помощь Китаю. После того, как эпидемия начала распространяться по США, мы протянули руку помощи американской стороне по линии правительств, местных властей и широких кругов общественности, безвозмездно предоставили срочно нужные медицинские грузы. Мы оказали содействие и удобство американским партнерам при закупке ими медицинских средств в Китае, включая 12 млрд медицинских масок, примерно каждому американцу по 40 штук.

К большому сожалению, наряду с коронавирусом в США расползается и «политический вирус», имею в виду всяческие нападки и голословные обвинения в адрес Китая. С уст отдельных политиканов прозвучала масса чуши, которая противоречит самым простым фактам, спровоцированы всякие лжи и интриги. Совсем недавно все эти лживые слова были записаны в едином сборнике, который уже размещен в соцсетях для всеобщего сведения. Когда поступает новая ложь, она дополнительно зафиксируется в сборнике. Легко представить себе, чем объёмнее станет сборник лживых слов, тем яснее покажется циничность клеветников, у которого только приумножится позор.

Мы призвали США прекратить тратить бесценное время. Китай и США должны сотрудничать по целому комплексу экстренных вопросов, во-первых, мы можем делиться опытом и переменять лучшие практики друг друга, чтобы усилить нашу борьбу с COVID-19; во-вторых, в соответствии с ожиданием международного сообщества участвовать в многостороннем сотрудничестве со своей отдачей, играть конструктивную роль в глобальной противоэпидемиологической деятельности; в-третьих, с учетом затяжного продолжения пандемии и постоянного характера контрольно-профилактической работы, своевременно координировать макроэкономическую политику по минимизации последствий для экономики двух стран и мирового хозяйства.

Что касается состояния и перспектив китайско-американских отношений, мы всегда выступаем за то, что Китай и США, как крупнейшие развивающаяся и развитая страны, несут весомую ответственность за мир и развитие во всём мире. Нам следует с чувством долга перед человечеством, историей и своим народом, взвешенно подходить к двусторонним отношениям. Пройденный за десятки лет путь можно свести к одному: сотрудничество приносит обоюдную выгоду, а вражда наносит сторонам только вред, о чём нам нельзя забывать.

У Китая и США разные социальные строя, которые были собственным выбором двух народов, и заслуживают уважения. Хотя Китай и США немало расходятся, но это отнюдь не означает отсутствие поля для сотрудничества. В сегодняшнем мире вряд ли найдётся какой-либо глобальный вызов, который может быть преодолен без координаций между Китаем и США.

Мы были и готовы в духе непротивостояния, неконфронтации, взаимного уважения и взаимной выгоды выстраивать гармоничные, кооперационные и устойчивые отношения с США. Но при этом мы не можем поступаться своими обязанностями защищать суверенитет, территориальную целостность и законное право на развитие, а также отстаивать авторитет и достоинство, заслуженное китайским народом через тяжелое испытание. Китай не претендует на изменение США, тем более на замену им. Даром же рассчитывать на навязывание Китаю изменения, тем более блокировку необратимого хода 1,4-миллиардного китайского народа к модернизации.

Тревогу вызывает то, что некие политические силы в США пытаются взять китайско-американские отношения в заложники для развязывания «новой холодной войны», такая авантюра идёт вразрез с историческим процессом и может похоронить накопленные плоды сотрудничества, нанести урон собственному развитию США, навредить стабильности и процветанию всего мира. Думаю, что с этим никак не смирятся все здравомыслящие люди как в Китае, так и в США.

Приходится ещё раз повторить: исходя из коренных и долгосрочных интересов китайского и американского народов, ради будущего и благополучия всего человечества. Китай и США должны и обязаны найти путь мирного и взаимовыгодного сосуществования стран с разными социальными устройствами и культурными традициями.

Агентство Синьхуа: Из-за эпидемии мир не станет прежним. Какими видит Китай постпандемический мир и перспективы глобализации?

Ван И: Мир, разумеется, не будет прежним, ведь история движется вперёд. Человечество растёт и закаляется в беде. Мы считаем, что если только страны мира сделают правильный выбор и последуют по верному направлению, то заря наступит с разгромом пандемии.

Первое, необходимо сделать процесс глобализации более инклюзивным и общедоступным. Глобализация – это необратимая тенденция мирового развития и мощный импульс для человеческого прогресса. Глобальная экономика как океан, никак не может превратиться в разделенные озёра. Отказ от глобализации и возвращение к протекционизму ведёт в никуда.

В то время, когда стремимся к рациональному распределению глобальных ресурсов для максимальной рентабельности, нужно уделить больше внимания недостаткам, вызванным глобализацией, включая увеличение разрыва между богатыми и бедными, дисбаланс в развитии между регионами. Справиться с проблемами глобализации возможно только в ходе глобализации, а для этого важно конструктивное направление глобализации. Председатель Си Цзиньпин в выступлении с трибуны форума Давоса в 2017 г. подробно изложил видение китайской стороны об экономической глобализации, призвал делать её развитие более открытым, инклюзивным, общедоступным, сбалансированным и взаимовыгодным. Его рассуждение особенно актуально и мудро для нас в настоящее время.

Второе, нужно твёрдо отстаивать и развивать многосторонний подход. Пандемия в лишний раз доказала, что любая страна, какой бы сильной она ни была, не может в одиночку защититься. Равнодушие себя не спасёт, «бить лежачего» подрывает лишь свою репутацию. «Ставить себя превыше всего», «свалить вину на другого», подобный подход не только не помогает в решении собственных проблем, но и ущемляет законные интересы других. В условиях нарастания глобальных вызовов только многосторонность позволит международному сообществу объединиться, только солидарность поможет преодолеть кризис.

Третье, необходимо провести более точечное реформирование и совершенствование глобального управления. Пандемия выявила пробелы в системах здравоохранения стран и уязвимость мировых производственно-поставочных цепочек, вышли наружу недостатки в системе и средствах глобального управления. В связи с этим, нам важно в полной мере выявить центральную роль ООН, обеспечить должное выполнение ВОЗ и другими специализированными структурами ООН своих обязанностей, целенаправленно усилить макрополитическую координацию, наращивать потенциал управления, неукоснительно соблюдать основополагающие нормы и принципы международного права и международных отношений.

Мир не вернётся в прошлое, Китай идёт только вперёд. Пандемия – испытание со всех сторон на прочность социального строя и возможности госуправления Китая. Наша страна достойно показала себя в совокупной мощи, в исполнении долга как ответственной державой. Из пандемии китайская экономика выйдет более крепкой, китайский народ будет более сплочённо и уверенно идти по пути социализма с китайской спецификой, на всех парусах будет продвигаться великое возрождение китайской нации.

РИА Новости: Как вы оцениваете китайско-российские отношения в контексте эпидемии? Согласны ли вы с мнением, что Китай и Россия будут вместе оспаривать американское доминирование?

Ван И: Китайская сторона пристально следит за эпидемиологической ситуацией в России, предоставляла и продолжает предоставлять российской стороне всю возможную поддержку и помощь. Убежден, что несгибаемый российский народ под руководством Президента Путина победит коронавирус, и великая российская нация выйдет из эпидемии более окрепшей.

После вспышки пандемии Председатель Си Цзиньпин и Президент Путин несколько раз беседовали по телефону, поддержав наиболее плотные контакты среди лидеров ведущих государств. Россия первой направила в Китай группу медицинских специалистов. Китай в свою очередь оказал России мощнейшую помощь в виде противоэпидемических средств. Двусторонний товарооборот, несмотря на эпидемию, продолжает расти. По темпам роста объема экспорта в Китай Россия занимает первое место среди основных торговых партнеров нашей страны. На фоне голословных нападок и клевет Китай и Россия справедливо высказываются в поддержку друг друга, сплотились в нерушимую крепость перед «политическим вирусом», продемонстрировали высокий уровень стратегического взаимодействия.

У меня нет никаких сомнений, что совместная борьба с эпидемией придаст китайско-российским отношениям дополнительную динамику в постэпидемический период. Мы готовы с российской стороной совместно превратить кризис в шанс, стабилизировать сотрудничество в энергетике и других традиционных сферах, плодотворно проводить Годы научно-технического и инновационного сотрудничества, расширять сотрудничество в электронной коммерции, биомедицине, облачной экономике и других динамично развивающихся сферах, создавать новые точки роста для экономического выздоровления двух стран после эпидемии. Готовы вместе с Россией в контексте 75-летия ООН твердо защищать итоги Второй мировой войны, отстаивать Устав ООН и основные нормы международных отношений, категорически выступать против любых односторонних действий и травли, наращивать координацию и взаимодействие в рамках ООН, ШОС, БРИКС, Группы двадцати и других международных механизмов, вместе реагировать на новый виток преобразования в глубоко меняющемся мировом процессе.

Когда Китай и Россия стоят вместе плечом к плечу, мир и стабильность на планете будут полностью гарантированы, и международная справедливость будет надежно защищена.

   

Газета «China Daily»: Китай оказывает помощь и поддержку многим странам. Однако звучат какие-то сомнения. Как вы к этому относитесь?

Ван И: В тяжелый момент борьбы с коронавирусом мы получили помощь и поддержку со стороны международного сообщества, о чем мы никогда не забываем и глубоко за это благодарны. Когда вирус начал ударять по другим странам, китайский народ с чувством сопереживания сразу протянул руку помощи.

Реализуя концепцию Председателя Си Цзиньпина о формировании сообщества единой судьбы человечества, мы запустили в последние месяцы крупнейшую с момента образования КНР международную гуманитарную кампанию. До сих пор китайскую помощь получили около 150 стран и 4 международные организации, что помогло в снятии срочных нужд. Проведены тематические видео-конференции для более чем 170 стран с участием китайских санитарно-эпидемиологических экспертов, которые со всей откровенностью поделились проверенным опытом и наработками в области диагностики, лечения, профилактики и контроля эпидемии. Направлены 26 медгрупп в 24 срочно нуждающиеся страны для очного обмена и дискуссии. Мы на полную мощность производим для всего мира дефицитные медицинские средства и оборудования при соблюдении всех стандартов качества, включая 56,8 млрд штук медицинских масок и 250 млн комплектов защитных костюмов.

Мы это делаем потому, что китайский народ благодарный, который не останется в долгу и отблагодарит друзей добротой. Китай всегда готов к помощи другим и никак не может остаться в стороне, когда друзья в беде. Когда Африка подверглась атаке лихорадки Эбола, в отличие от тех, кто в первую очередь поспешили с вывозом своих людей, мы без задержки направили в эпицентр инфекции медицинскую бригаду на помощь и доставили грузы первой необходимости, вместе с африканскими братьями довели борьбу с вирусом до конца.

Мы знаем, что наша помощь не может удовлетворять нужды всех стран мира. Мы в курсе того, что отдельные политические силы пытаются сфабриковать мотивацию китайской помощи в нечистоплотных целях. Мы с открытой душой к этому относимся совсем спокойно. Поскольку Китай, совершая благородное дело без корыстных замыслов, никогда не преследует каких-либо геополитических целей или экономических расчетов, не устанавливая каких бы то ни было политических условий.

Единственная наша цель в том, чтобы максимально спасти жизни людей. Наше неизменное убеждение в том, что сдерживание распространения эпидемии в одной стране далеко не означает ее конец. Настоящая победа наступит только тогда, когда эпидемия будет полностью купирована во всех странах.

Пока расползается пандемия по всему миру, Китай ведет себя не как спаситель, а доверительный партнер, на которого всегда можно полагаться в самое трудное время. Мы готовы по мере возможности продолжать помощь нуждающимся странам, углублять международное противоэпидемическое сотрудничество во имя окончательной победы над эпидемией.

Агентство Рейтер: Китай решил продвигать в Сянгане законотворческую работу по национальной безопасности, которая может повлечь за собой контрмеры со стороны Вашингтона. Тревожит ли вас грядущий ущерб позиции Сянгана как глобального финансового центра?

Ван И: Во-первых, дело Сянгана относится к внутренним делам Китая, никакая попытка вмешательства извне недопустима. Невмешательство во внутренние дела входит в основополагающие нормы международных отношений, требующие неукоснительного соблюдения всех стран без исключения.

Во-вторых, во всем мире, в любой стране защита национальной безопасности входит в компетенцию центральных властей. Полученный в соответствии со статьей 23 Основного закона от центрального правительства мандат у специального административного района Сянгана на законотворчество и исполнение конституционных обязательств отнюдь не мешает работе центрального правительства по созданию правовой системы и механизма исполнения в сфере обеспечения нацбезопасности с учетом реальных потребностей. Центральное правительство несет максимальную и окончательную ответственность за нацбезопасность на территории всех местных административных единиц. Это базовый принцип в теории государственного суверенитета и общепринятая практика во всех странах.

В-третьих, с момента начала в июне прошлого года волнения вокруг внесения поправок в законодательство Сянгана не утихает деятельность активистов за «независимость Сянгана» и локальных радикальных сепаратистов, наблюдается эскалация насилия, нелегальное вмешательство в дела Сянгана извне только усиливается. Все это наносит огромный ущерб национальной безопасности Китая и серьезно угрожает не только процветанию и стабильности в Сянгане, но и принципу «Одна страна – две системы». Создание и совершенствование в Сянгане правовой системы и механизма исполнения по национальной безопасности уже приобретает неотложный и обязательный характер.

В-четвертых, решение ВСНП исходит из действий, серьезно нарушающих национальную безопасность страны. Оно не касается ни автономии Сянгана, ни прав и свободы сянганской общественности, не затрагивает законных прав и интересов иностранных инвесторов в Сянгане. Все мы должны быть более уверенными в будущем Сянгана. Ведь нет повода беспокоиться. Законодательный процесс запустится после принятия Решения. Это будет содействовать усовершенствованию правовой системы САР, формированию более стабильного общественного порядка и улучшению правовой и бизнес-среды, способствовать отстаиванию принципа «Одна срана – две системы», поддержанию позиции Сянгана как центра финансов, торговли и морских перевозок. Убежден, что само решение находит понимание и поддержку у всех тех, кто желает долгосрочной стабильности в Сянгане и последовательности принципа «Одна срана – две системы».

   

Агентство Феникс: Согласна ли китайская сторона с проведением международного независимого расследования по происхождению вируса?

Ван И: Разногласия между Китаем и отдельными американскими политиканами насчет происхождения вируса являются, на самом деле, разницей между правдой и ложью, противопоставлением между наукой и предубеждением.

Выявление происхождения вируса представляет собой серьезный и сложный научный вопрос, в котором должны были разобраться учёные и медицинские специалисты. Однако, некоторые американские политики поспешно стигматизируют вирус, политизируют вопрос о его происхождении, дискредитируют Китай. Они себя переоценили в способности к злодумству, при этом недооценили общественную рассудительность. История должна писаться фактами и правдой, а не ложью и обманом. Нам необходимо с совестью и благоразумием отстаивать беспристрастную и объективную память о нынешней пандемии в летописи человечества.

Мы открыты к международному научно-исследовательскому сотрудничеству по выяснению происхождения вируса и считаем необходимым обеспечить профессиональность, беспристрастность и конструктивность этой работы.

Профессиональность подразумевает под собой то, что нужно на научной основе под эгидой ВОЗ предоставить ученым и медицинским специалистам доступ к исследованию по всему миру. И это должно быть нацелено на то, чтобы побольше узнать о подобного рода вирусе и адекватно отреагировать на особо опасные инфекционные заболевания в будущем.

Беспристрастность означает, что в процессе выявления происхождения вируса необходимо исключить всякие политические помехи, уважать суверенное равенство всех государств, отказаться от «презумпции виновности». Исследование должно охватывать все непосредственно связанные с эпидемией страны при соблюдении открытости, прозрачности, объективности и благоразумия.

Конструктивность требует того, что выявление происхождения вируса не должно помешать первоочередной задаче – спасению жизни. Вместо того, чтобы повредить международному противоэпидемическому сотрудничеству и ослаблять должную роль ВОЗ, соответствующая работа должна помогать профильным структурам ООН в выполнении своих обязательств, в укреплении сплоченности и взаимодействия между странами, в совершенствовании системы и укреплении потенциала глобального управления в сфере здравоохранения.

Агентство ЭФЭ: В Европе расходятся по отношению к Китаю, Китай порой даже воспринимают как системного соперника Европы. Как Китай к этому относится?

Ван И: Отношения между Китаем и ЕС, выдержав испытание далеко непростой и усложняющейся мировой обстановкой, сохраняют основной курс на сотрудничество, показывают титаническую жизненную силу. Самый полезный опыт, накопленный нами за прошедшие годы, учит, что через равноправный диалог мы вполне можем укреплять взаимодоверие, и через конструктивные контакты мы полностью справляемся с разногласиями. Нужно констатировать, что антагонизма между Китаем и ЕС вообще не бывает. У нас постоянно умножаются возможности взаимовыгодного сотрудничества, расширяется взаимопонимание по отстаиванию многосторонности. В более широком плане с точки зрения развития человечества Китай и ЕС должны развивать всестороннее стратегическое партнерство, а не вступать в политико-идеологическое соперничество. Наши контакты нацелены на обоюдный выигрыш, где нет ни победителя, ни проигравшего.

Как гласит европейская пословица, настоящие друзья не оставляют друг друга в беде. С момента вспышки коронавирусной инфекции Китай и ЕС решительно поддерживают друг друга в борьбе с пандемией, было немало добрых трогательных эпизодов. Перед лицом беспрецедентного кризиса важно избавиться от идеологических расхождений, вместо того чтобы мерить на свой аршин, выступать солидарно и объединять усилия в борьбе с пандемией.

Из-за эпидемии приходится перенести ряд изначально запланированных на этот год мероприятий в повестке между Китаем и ЕС. Стороны сохраняют контакты по поводу проведения в ближайшее время 22-й встречи лидеров Китая и ЕС, позитивно рассматривают возможности организовать саммит Китай-ЕС в подходящее время, вместе с этим, стараются к концу года завершить переговоры по инвестиционному соглашению, расширять взаимовыгодное сотрудничество в новых отраслях, включая взаимосвязанность, экологию, цифровую экономику и искусственный интеллект. 45-летие дипотношений между Китаем и ЕС должно стать уникальной возможностью для укрепления и подъема китайско-европейских отношений.

Газета «Global Times»: Как Китай будет реагировать на иски, поданные в США против Пекина с требованием возместить ущерб от эпидемии?

Ван И: Такие иски против Китая не имеет под собой ни фактического, ни правового основания, не находят и прецедента в мире. Их в лучшем случае можно назвать товаром с тремя «нет».

От внезапно вспыхнувшей заразы Китай пострадал как и другие страны. Перед лицом неизвестного ранее нового типа вируса Китай с крайне ответственным подходом к жизни и здоровью своего народа, а также международному делу общественного здравоохранения, первым оповестил миру обо эпидемии, раньше всех довел до сведения ВОЗ и поделился ее данными с иностранными государствами и регионами, первым определил последовательность генов вируса для уведомления мировому сообществу. Мы первыми опубликовали рекомендации по диагностике, лечению, профилактике и контролю. С учетом остроты эпидобстановки мы пошли на крайне решительные и смелые шаги, ценой колоссальных потерь в максимально сжатый срок перекрыли каналы передачи вируса, прекратили его стремительное распространение. Китай ничего не скрывает насчет предпринятых карантинных мер, которые и хронологически четко описаны, все аргументы и данные же черным по белому зафиксированы, что выдержит испытание временем.

Раздувая шумихи вокруг так называемых исков о выплате компенсаций против самих пострадавших, подделка якобы имеющих место доказательств в угоду инициаторам сутяжничества – это не только посягательство на международное право, но и предательство человеческой совести, не имеет ничего общего с действительностью, противоречит здравому смыслу и недопустимо международным правом. И Китай, и мир сегодня стали совсем другими, не такими, какими они были сто лет назад. Зря строить себе иллюзии в попытках попирать суверенитет и достоинство Китая, завладеть плоды усердного труда китайского народа. Провокаторы в конечном счете останутся на бобах и навлекут позор на свою голову.

Агентство Киодо: Как Китай смотрит на будущее отношений в формате «Китай-Япония-Республика Корея»?

Ван И: Китай, Япония и Республика Корея – добрые и близкие соседи, отделенные, как принято говорить, узкой полосой воды. С самого начала эпидемии три страны действуют солидарно, поддерживают тесную координацию и взаимодействие в вопросах обмена эпидемиологической информацией, выработки мер по профилактике и карантину, контроля за въезд-выездом граждан, в частности путем проведения внеочередных встреч по линии глав МИД и Минздрав, эффективно обуздано распространение инфекции в регионе. «Земли отделены, небо едино», «Путь не далек, никто не чужой», теплые эпизоды взаимовыручки народов трех стран не только воплощаются в этих архаических строках, но и являются реальной жизнью нашего времени. Сотрудничество Китая, Японии и Республики Корея служит эталоном для международного взаимодействия и укрепляет уверенность в победе над пандемией.

Помимо сохранения усиленных мер по профилактике и контролю перед тремя странами стоит общая задача скорейшего восстановления экономического развития. На Китай, Японию и РК, как ведущие экономики мира, приходится свыше 20% глобального ВВП. Чем раньше будет взята под контроль ситуация и восстановлены производство и деловая активность, тем будет заметнее их роль в оживлении региональной экономики и стабилизации мирового хозяйства.

Первое, важно не допустить второй волны эпидемии на основе антивирусных успехов. В условиях профилактики коронавируса на постоянной основе необходимо продолжать обмен информацией и опытом, усовершенствовать механизм коллективной профилактики и контроля. Важно активизировать сотрудничество по разработке препаратов и вакцины, работать над созданием механизма связи при чрезвычайных ситуациях и резервного центра медицинских средств. Следует в полной мере выявлять роль информационной технологии, в том числе сети Интернета и больших данных для непрерывного повышения уровня управления в сфере общественного здравоохранения и укрепления потенциала оперативного реагирования.

Второе, полезно стимулировать сотрудничество по восстановлению деловой активности в интересах стабилизации цепочек производства и поставок. При соблюдении требований по профилактике и контролю Китай готов установить «экспресс-коридор» для въезда граждан и «зеленый коридор» для грузов и с другими странами, по аналогам с РК, по возможности в кратчайший срок восстановить практическое сотрудничество, удалить сбои во внутренней и региональной экономической циркуляции.

Последнее, необходимо адаптироваться к поствирусным обстоятельствам с акцентом на повышение уровня регионального экономического сотрудничества. Важно отстаивать многосторонние подходы и свободную торговлю, смягчать таможенные пошлины, устранять барьеры и открывать рынок на взаимной основе. Важно укреплять сотрудничество в таких сферах, как здравоохранение, умное производство, 5G с целью создать новые точки роста экономики. Нужно ускорить переговоры по свободной торговле между Китаем, Японией и Республикой Корея, добиться заключения Всестороннего регионального экономического партнерства (RCEP) к концу этого года в пользу углубления экономической интеграции. Надо задействовать потенциал региональных многосторонних механизмов для предотвращения финансовых рисков и повышения экономической стрессоустойчивости.

Китай готов укреплять сотрудничество со всеми партнерами, в том числе с Японией и Республикой Корея, чтобы как можно раньше одержать окончательную победу над эпидемией, оживить экономику Восточной Азии и отдать силы и умы «Востока» в дело регионального и глобального развития.

CCTV: Как китайская дипломатия приспосабливается к ситуации, когда борьба с коронавирусом ведется на постоянной основе? Какие главные задачи у китайской дипломатии в этом году?

Ван И: Эпидемия поставила на паузу межгосударственные контакты, тем не менее, внешнеполитическая деятельность Китая не топчется на месте. В условиях не самых благоприятных для дипломатии обстоятельств мы переходим к модели на удаленке, так называемой «облачной дипломатии», включая телефонные разговоры, обмен переписками и видеоконференции.

С момента вспышки коронавирусной инфекции Председатель Си Цзиньпин лично руководит антивирусной борьбой на внешнеполитическом фронте и с чувством долга продвигает международное сотрудничество. На сегодняшний день Председатель Си Цзиньпин пообщался с порядка 50 руководителей государств и международных организаций по телефону или «глаза в глаза», принял участие в экстренном саммите G20 по новой коронавирусной инфекции, выступил на церемонии открытия сессии ВАЗ с недвусмысленной позицией в поддержку солидарности и международной борьбы с пандемией. Премьер Госсовета Ли Кэцян беседовал с руководителями разных стран по телефону, участвовал в специальной встрече руководителей АСЕАН-Китай-Япония-Республика Корея (10+3) по COVID-19. Лично я провел более 100 телефонных звонков с коллегами из различных стран, участвовал в специальных совещаниях в формате Китай-АСЕАН, Меконг-Ланьцанцзян, Китай-Япония-Южная Корея, а также в рамках БРИКС и ШОС.

2020 год обещает быть крайне необыкновенным на пути великого возрождения китайской нации. Китайская дипломатия на фоне постоянной борьбы с коронавирусом собирается в новый поход. Перед нами стоят 5 приоритетных задач.

Первое, всецело служить внутреннему развитию. Мы будем с учетом внешней и внутренней обстановки максимально мобилизовать внешнеполитические ресурсы в интересах реализации национальных стратегий развития. Особо отмечу необходимость с акцентом на постпандемическую эпоху обеспечить бесперебойность глобальных цепочек производства и поставок, содействовать либерализации и упрощению торгово-инвестиционных процедур, нейтрализовать риск спада мировой экономики.

Второе, решительно отстаивать национальные интересы. Будем стойко стоять на страже национальных интересов в плане суверенитета, безопасности и развития страны, категорически противостоять попыткам вмешиваться извне во внутренние дела Китая.

Третье, непрерывно углублять партнерские связи. Речь идет о продвижении устойчивого и поступательного развития отношений с мировыми державами, расширении точек соприкосновения с соседями, укреплении солидарности и дружбы с развивающимися странами.

Четвертое, решительно защищать многосторонние подходы. Приоритетное значение будет иметь дело продвижения глобального управления в сфере общественного здравоохранения, поддержка достойной роли ВОЗ в глобальной борьбе с пандемией во имя формирования сообщества здравоохранения человечества.

Пятое, активизировать и расширять международную кооперацию. Мы намерены в конструктивном ключе рассматривать возможность создания с разными партнерами механизма по совместной профилактике и контролю, укреплять противоэпидемическое сотрудничество, продвигать кооперацию в сфере здравоохранения в рамках «Одного пояса и одного пути», сообща формировать «Шелковый путь здоровья», вносить тем самым свою лепту в повышение защищенности планеты в антивирусной борьбе.

   

Агентство MENA: Как Китай собирается помогать африканским странам в борьбе с эпидемией?

Ван И: У нас с Африкой давно сложились доверительные и братские отношения. Наши народы были соратниками за национальное освобождение, стали затем попутчиками в совместном развитии, пору лет назад мы в едином фронте победили лихорадку Эбола. Абсолютно правильно сказал председатель Африканского союза, что «Китай и Африка являются не столько друзьями, сколько соратниками. Дружба между Китаем и Африкой не изменена и нерушима».

Теперь Китай и Африка вновь объединяются перед атакой COVID-19. Более 50 руководителей из стран Африки либо по телефону, либо в заявлении выразили нам солидарность и поддержку. Мы со своей стороны отправили бригады китайских медиков в 5 субрегионов Африки и сопредельные с ними страны. Китайские специалисты посетили 45 стран африканского континента, предоставили местным жителям медицинскую помощь, в общей сложности проведены 400 противоэпидемических тренингов, десятки тысяч местных врачей получили полезные рекомендации. Проживающих в Китае граждан африканских стран тщательно берегут как в своем родном доме. Все 3000 с лишним африканских студентов в провинции Хубэй и городе Ухань, за исключением одного зараженного, который быстро излечился от коронавируса, были здравы и невредимы.

В этом году Форуму китайско-африканского сотрудничества (FOCAC) исполняется 20 лет. Выдержав все невзгоды, китайско-африканские отношения лишь растут и крепнут. Мы будем продолжать оказывать помощь Африке в борьбе с COVID-19, предоставлять гуманитарные грузы в приоритетном порядке развивающимся странам, прежде всего странам Африки, и изучать возможность дополнительно направить медицинские бригады в Африку. Будем и дальше реализовывать План действия здравоохранения по итогам Пекинского саммита Форума китайско-африканского сотрудничества, ускоренными темпами продвигать строительство центра по предотвращению и контролю за инфекционными болезнями в Африке в целях повышения потенциала стран Африки в сфере здравоохранения. Вместе с этим усилия будут нацелены на наращивание потенциала Африки по собственному развитию. Будем оказывать поддержку в преодолении имеющихся сложностей на фоне эпидемии для реализации крупных совместных проектов и восстановления производства в пострадавших от эпидемии странах Африки с целью сохранять динамику экономического развития континента. Будем способствовать воплощению в жизнь инициативы Группы 20 о введении моратория на выплаты по кредитам для беднейших стран, чтобы облегчать бремя задолженности африканским странам. Готовы также рассмотреть возможность по двусторонним каналам оказать наименее состоятельным странам Африки дополнительную помощь в выходе из трудного положения.

Как гласит китайская мудрость, единодушие братьев крепче золота. Мы глубоко убеждены, что при совместных усилиях Китая и Африки, также всего международного сотрудничества, энергичный африканский континент непременно осуществит лучшее и опережающее развитие после эпидемии.

Национальное радио Китая: Как китайская дипломатия будет способствовать окончательному искоренению бедности и всестороннему строительству среднезажиточного общества в Китае?

Ван И: В Китае к всестороннему строительству общества средней зажиточности устремляются веками, о ликвидации бедности мечтают тысячелетиями. Реализация этих великих исторических задач является ориентиром усилий всего народа в 2020 году, а для всех товарищей на дипломатическом фронте – это священный долг и почетная миссия.

Реализация поставленных задач главным образом зависит от наших собственных усилий, в то же время нуждается в благоприятных условиях на международной арене. Ныне самым актуальным вызовом извне является продолжающееся распространение эпидемии по всему миру. Для того, чтобы служить развитию страны, наша дипломатическая работа в условиях складывающейся ситуации должна направлена на решение возникающих вопросов с творческим подходом. Речь идет о минимизации риска коронавирусной пандемии для жизни и здоровья народа, преодолении ее социально-экономических последствий, открытии новых возможностей развития в совместной с международным сообществом борьбе против данной инфекции. Помимо адекватных мер по предотвращению завоза вируса необходимо поэтапно создать более благоприятные условия для восстановления нормальных международных контактов и обменов, предпринять действенные шаги для укрепления взаимовыгодного международного сотрудничества, внести новый вклад в дело всеобщего развития и процветания Китая и всего мира.

МИД также ведет конкретную работу в достижении целей всестороннего строительства среднезажиточного общества и ликвидации бедности. Министерство уже 28 лет оказывает целевую помощь в борьбе с бедностью двум бедным уездам государственного значения – Цзиньпин и Малипо провинции Юньнань. К счастью, оба они недавно выведены из категории «бедных районов». Мы будем и впредь добросовестно исполнять свою обязанность по оказанию им поддержки, помогать закрепить достигнутые успехи в ликвидации бедности. Продолжаем рассказывать всему миру о деле ликвидации бедности в Китае, продвигать международные обмены и сотрудничество в области сокращения бедности, чтобы борьба Китая с бедностью заслужила больше понимания и поддержки в мировом сообществе, и чтобы наша страна внесла свою лепту в дело реализации повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.

Телеканал CNN: Усиливается словесная перепалка между Китаем и США. Станет ли «дипломатия боевых волков» перспективой китайской внешней политики?

Ван И: Хотя уважаю ваше право задавать вопрос, но саму постановку вопроса, наверно, стоило бы пересмотреть. По любому делу нужно взвесить за и против. Человек, который не различает добро от зла, не заслуживает доверия. Государству, которое не знает правды и неправды, трудно найти себе место в мире.

Вокруг китайской дипломатии существуют разные интерпретации и комментарии. Как министр иностранных дел, официально и со всей ответственностью могу вам сказать, что Китай твердо привержен независимой, самостоятельной и мирной внешней политике. Как бы ни изменилась международная ситуация мы всегда были и остаемся высоко нести знамя мира, развития, сотрудничества и взаимовыгоды, строго соблюдать цели и принципы поддержания мира и совместного развития во всем мире, развертывать дружественное сотрудничество со всеми странами, выполнять славную миссию вносить достойный вклад в развитие человечества.

Внешняя политика Китая основывается на 5000-летней блестящей цивилизации и традиции. Китай известен как страна с древней историей этикета и вежливости. Китайский народ ратует за мир, гармонию, честность и доверие. Мы никогда никого не обижаем, и не даем себя обижать и оскорблять. В ответ на клеветы и сплетни от нас последует самый решительный отпор в защиту чести государства и чувства национального достоинства. Всякие необоснованные обвинения мы опровергаем истинной правдой и аргументами в отстаивание справедливости и человеческой совести.

В выстраивании перспективы китайской дипломатии мы нацелены на совместное формирование сообщества единой судьбы человечества со всеми партнерами. Находясь на одной планете, все страны должны мирно и равно сосуществовать, совместно обсуждать актуальные вопросы, не давая решающего слова только отдельным странам. В этой связи Китай выступает за многополярный мир, за демократизацию международных отношений. Наша позиция полностью совпадает с тенденцией развития цивилизации и прогресса человечества, отвечает чаяниям подавляющего большинства стран мира. Вне зависимости от уровня развития страны мы ни в коем случае не претендуем на доминирование, всегда будем стоять на стороне общих интересов всех стран мира, в верной траектории развития истории. Тот, кто всячески пытается наклеивать на Китай ярлык гегемона, сам является апологетом гегемонии.

Сегодняшний мир переживает беспрецедентно глубокие перемены и турбулентность. В условиях нарастающих глобальных вызовов полезно было бы в духе концепции сообщества единой судьбы человечества, побольше поддерживать и сотрудничать друг с другом, меньше обвинять и противостоять друг другу. Важно, чтобы все действительно стали объединяться во имя прекрасного будущего планеты.

Международное радио Китая: Как китайская сторона оценивает роль ВОЗ? Каковы предложения Китая по реформированию этой организации?

Ван И: ВОЗ как специализированный орган ООН играет центральную роль в координации глобальных усилий в области общественного здравоохранения. Господин Тедрос Гебреисус был избран гендиректором с высоким процентом голосов, снискал полное доверие международного сообщества. Избрание на этот пост выходца из Африки свидетельствует о растущем статусе развивающихся стран в международных организациях.

На недавно состоявшейся Всемирной ассамблеи здравоохранения Председатель Си Цзиньпин в своем выступлении на открытии сессии дал позитивную оценку существенному вкладу ВОЗ в глобальную борьбу с эпидемией, все участники ВАЗ высказались в поддержку деятельности ВОЗ. Как говорится, справедливость восторжествует в конце концов. Международный авторитет ВОЗ и историческая оценка ее деятельности не зависят от предпочтения отдельных стран. Те, кто обливает ВОЗ грязью, позорят и самого себя.

С момента вспышки эпидемии под руководством гендиректора Тедроса Гебреисуса ВОЗ придерживается научно-обоснованного подхода, не минуя ни одного ключевого момента, без задержки дала профессиональные советы, достойно исполнила свои обязательства. Факты доказали, что в тех странах, где уважают и соблюдают рекомендации ВОЗ, эпидемиологическая ситуация взята под надежный контроль. А те, где игнорируют или вообще отказываются от советов ВОЗ, платили жестокую цену.

Хотел бы подчеркнуть, что ВОЗ, в состав которой вошли 194 суверенных государств, не может служить исключительно какой-то конкретной стране, тем более подчиняется тому, кто больше взносов платит. Перед лицом эпидемии любое давление, к тому же шантаж, лишенные элементарного гуманизма, считаются неприемлемыми для международного сообщества.

Жизнь превыше всего, спасение жизни – первоочередная задача. Поддержка ВОЗ означает поддержку спасения жизни людей. Это естественный выбор для любой страны, которая совестно и ответственно себя ведет.

Что касается реформирования ВОЗ, на самом деле, после каждой масштабной эпидемии ВОЗ делает всесторонние анализы и оценку. Эта работа должна нацелена на поддержание многостороннего подхода, а не наоборот, на поддержку ВОЗ, а не в ущерб ей. Об этом уже четко прописано в принятой по итогам 73-ой Всемирной ассамблеи здравоохранения резолюции. В этой связи мы считаем приоритетными следующие три направления работы: во-первых, устранять политические помехи в плане институционального обеспечения и правил, уважать научное и профессиональное мнение, отказаться от действий политизации и дискредитации. Во-вторых, обеспечить ВОЗ достаточными ресурсами, повысить ее способность в реагировании на глобальный кризис здравоохранения. В-третьих, придерживаться концепции сообщества здравоохранения человечества, увеличить поддержку и вложения в дело общественного здравоохранения развивающихся стран.

Казинформ: Как Китай собирается восстановить динамику сотрудничества в рамках «Один пояс и один путь» в контексте эпидемии?

Ван И: Эпидемия действительно несколько сказывается на сотрудничестве в рамках «Один пояс и один путь», но негативное влияние лишь носит временный и частичный характер. В долгосрочной перспективе сотрудничество в рамках ОПОП, выдержав испытания пандемии, станет еще более устойчивым, энергичным и перспективным.

В основе «Один пояс и один путь» лежат кровные интересы народов стран-участниц. На протяжении 7 лет с момента выдвижения инициативы Китай с 138 странами подписал документы о сотрудничестве в рамках «Один пояс и один путь», развернуто больше 2000 совместных проектов, созданы сотни тысяч рабочих мест. Свою востребованность доказал целый ряд инфраструктурных и непосредственно касающихся жизни населения проектов ОПОП во время разгула вируса. К примеру, благодаря бесперебойной эксплуатации энергетические проекты в рамках китайско-пакистанского экономического коридора обеспечивают 1/3 электрического снабжения Пакистана. В условиях масштабного прекращения и отмены авиасообщения в регионе с января по апрель по маршруту Китай-Европа число контейнерных поездов и объем грузооборота не только не упали, а выросли на 24% и 27% соответственно по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А сам проход, по которому были доставлены приблизительно 8000 тонн противоэпидемических грузов за 4 месяцы, стал по-настоящему «жизненной артерией», соединяющей европейский и азиатский континенты.

Тяготение стран-участниц инициативы «Один пояс и один путь» к совместному развитию является источником силы ее движения. За 7 лет реализации инициативы товарооборот между Китаем и странами вдоль «Пояса и пути» превысил 7,8 трлн долл. США, прямая инвестиция Китая в экономику этих стран превысила 110 млрд долл. США. Не смотря на негативные последствия эпидемии, за первый квартал с. г. инвестиция Китая в экономику государств-участников ОПОП увеличилась на 11,7%, товарооборот – на 3,2%. Благополучно продвигаются такие проекты, как железная дорога Китай-Лаос, железная дорога Венгрия-Сербия, двухтопливная электростанция в Камбодже, развитие новой административной столицы в Египте. Огромное количество временно приостановленных проектов возвращается в нормальный ритм работы, что значительно помогает в победе над коронавирусом и оживлении экономики.

Постоянно расширяющийся охват сотрудничества открывает прекрасную перспективу «Один пояс и один путь». В поствирусный период можно ожидать усиление актуальности развития экономики и благосостояния населения, а также значительный рост заинтересованности в сотрудничестве по общественному здравоохранению. Китай готов вместе со всеми партнерами вдоль ОПОП работать над построением «Шелкового пути здоровья». Полезно было бы вести видеоконференцию «Один пояс и один путь» на высоком уровне с прицелом на обеспечение здоровья и безопасности народов всех стран. Большое внимание также следует уделять формированию «Цифрового шелкового пути», который призван служить еще одной точкой роста национального хозяйства и дополнительным стимулом восстановления глобальной экономики.

В общем, Китай был и остается преданным делу совместного продвижения «Один пояс и один путь». Будем и впредь на принципах совместного обсуждения, совместной реализации и совместного использования и с открытым, экологичным и антикоррупционным подходом осуществить цели высокостандартного и устойчивого развития на благо населения, чтобы «Один пояс и один путь» вел к развитию, сотрудничеству и здоровью.

Телеканал SZTV: Какие планы у Китая по дальнейшему наращиванию связей с АСЕАН?

Ван И: Пройденный путь по развитию китайско-асеановских отношений показывает, что любая кризисная ситуация, будь то азиатский, либо мировой финансовый кризис, только сближает нас с АСЕАН, делает наше сотрудничество более прочным и динамичным, что стало возможным благодаря сложившейся между нами с АСЕАН дружбе и глубокому взаимодоверию. Не могу не вспомнить, что в 2003 году после вспышки эпидемии SARS первое же многостороннее мероприятие было проведено в формате Китая и АСЕАН. Подобная ситуация сложилась и в этот раз во время эпидемии COVID-19. 20-го февраля состоялась министерская встреча Китай-АСЕАН, посвященная совместной борьбе с коронавирусом, в ходе которой министры, взявшись за руки, в унисон выкрикнули: «Держись, Ухань! Держись, Китай! Держись, АСЕАН!». Этот воодушевляющий сюжет по сей день до глубины души трогает народы Китая и стран АСЕАН.

В результате совместных усилий сотрудничество между Китаем и АСЕАН, не смотря на серьезные последствия эпидемии, уверенно растет. За первый квартал общий объем взаимной торговли вырос на 6,1%, превысив 140 млрд долл. США. АСЕАН впервые стал крупнейшим торговым партнером Китая. Это сильно нас обнадеживает перед общим вызовом. Как справедливо сказали мои коллеги из стран АСЕАН: из испытаний мы выйдем гораздо сильнее, чем было до них.

Радуга появляется после дождя, впереди светлое будущее. Будем и дальше рассматривать АСЕАН как один из главных приоритетов внешней политики Китая, поддерживать центральное место АСЕАН в региональном сотрудничестве Восточной Азии, вместе со странами АСЕАН в духе «взаимодоверия, взаимопонимания, взаимовыгоды и взаимовыручки» подниматься на новые высоты взаимоотношений. Будем ускоренными темпами наращивать совместную работу по восстановлению производства в целях нейтрализации последствий эпидемии. Будем активизировать сопряжение инициативы «Одного пояса и одного пути» со стратегией развития АСЕАН, расширять сотрудничество в области «умного города», искусственного интеллекта, электронной торговли и других новых секторах экономики. Будем защищать систему многосторонней торговли, добиваться подписания к концу года Соглашения о региональном всеобъемлющем экономическом партнерстве в интересах повышения уровня экономической интеграции. Нацелены работать над созданием регионального механизма по оперативному реагированию при чрезвычайных ситуациях в сфере общественного здравоохранения и центра запасных средств индивидуальной защиты, повышать уровень сотрудничества в сфере общественного здравоохранения и антикризисного потенциала. В культурно-гуманитарном измерении, будем обеспечивать успешную реализацию таких флагманских проектов, как стипендия «Элита» Китая-АСЕАН для активизации обменов в этом направлении. Путем расширения сотрудничества в области «синей экономики» и экологии будем способствовать устойчивому развитию на благо народов региона.

Следующий год, ознаменованный 30-летием диалога между Китаем и АСЕАН, станет очередной вехой в летописи отношений Китая-АСЕАН. Без всякого сомнения китайско-асеановские отношения, перешагнув новый рубеж, станут еще крепче и увереннее на пути к построению сообщества единой судьбы Китай-АСЕАН.

Агентство Рёнхап: По мнению китайской стороны, как будет развиваться ситуация на корейском полуострове и диалог между Пхеньяном и Вашингтоном?

Ван И: Поддержание контактов и диалога между КНДР и США – важнейшая предпосылка для устранения противоречий и разногласий двух стран и урегулирования проблемы корейского полуострова. Как ни банально это звучит, диалог всё-таки лучше изоляции. Мы всегда приветствуем контакты между лидерами КНДР и США, заинтересованы в скорейшем восстановлении конструктивного диалога между Пхеньяном и Вашингтоном. При этом нужно понять, что налаживание взаимодоверия Пхеньяна и Вашингтона, выход из тупика невозможны без практических шагов. Иными словами, в развязке проблем на корейском полуострове помогает не столько кабинетное рассуждение, сколько практические действия.

Необходимо учитывать те позитивные шаги, предпринятые КНДР в последние годы для смягчения напряженности и денуклеаризации, которые, к сожалению, остались без встречных шагов со стороны Вашингтона, в этом же состоит главная причина стагнации диалога. В настоящее время более или менее скоплены неопределенные факторы вокруг ядерной проблемы корейского полуострова. Мы давно вместе с российскими партнерами как соавторы проекта резолюции Совбеза по политическому урегулированию проблемы Корейского полуострова не раз предлагали обсудить в Совбезе вопрос о смягчении санкций в отношении КНДР с целью облегчить социально-экономические трудности КНДР и создать необходимые условия для политического урегулирования. Рассчитываем на серьезное раздумье всех сторон, в том числе США, иначе зря только расходуют имеющиеся наработки, которые нам дались совсем не легко. Раз подходы к решению ядерной проблемы Корейского полуострова уже четко прописаны, имею в виду параллельное продвижение денуклеаризации и мирного механизма, скорейшую разработку для этого дорожной карты по принципам «поэтапности и синхронности», как же можно себе позволить упустить уникальный шанс урегулирования.

Информационный портал «The Paper»: Есть ли у Китая опасение о том, что тема Тайваня еще негативнее будет сказываться на китайско-американских отношениях?

Ван И: 23 миллиона жителей Тайваня – это наши кровные соотечественники. Мы пристально следим за развитием эпидемиологической ситуации на острове, беспокоимся о сохранности жизни и здоровья тайваньских соотечественников. С момента вспышки эпидемии мы уделяем огромное внимание жителям Тайваня, находящимся в материковой части Китая, оказываем поддержку и помощь тайваньским соотечественникам за рубежом. Мы продолжим максимальные усилия для удовлетворения противоэпидемических нужд тайваньских соотечественников.

Руководствуясь принципом «одного Китая», правительство Китая с ВОЗ согласовали все необходимые аспекты об участии района китайский Тайвань в делах глобального здравоохранения. Для Тайваня открыты все каналы по обмену информацией о борьбе с коронавирусной инфекцией по налаживанию сотрудничества и контактов с экспертами ВОЗ и его государствами-членами. В этой связи о каких-либо технических барьерах и противоэпидемических пробелах речь быть не может. Администрация Тайваня, пренебрегая счастьем жителей острова, не признает Консенсуса от 1992 г. о том, что два берега пролива относятся к одному Китаю, именно она закрыла дверь межбереговых консультаций по вопросам внешних связей.

Тайваньский вопрос является сугубо внутренним делом Китая. В мире существует один Китай – это общепризнанный принцип международного сообщества и политический фундамент для установления дипотношений Китая с другими государствами. Мы категорически против официальных контактов с Тайванем под вывеской противоэпидемического сотрудничества, категорически против открытия для администрации Тайваня так называемого пространства действия на международной арене в нарушение принципа «одного Китая», категорически против попустительства извне попыткам тайваньских сепаратистов раскручивать тему так называемой «независимости» Тайваня в свете эпидемии.

Воссоединение двух берегов тайваньского пролива является необратимой тенденцией истории, обуздать которую никому и никакой силе не удастся. Мы настоятельно требуем от американской стороны отдавать себе полный отчет о крайней деликатности тайваньского вопроса, неукоснительно соблюдать принцип «одного Китая» и три китайско-американских совместных коммюнике, отказаться от всякой иллюзии и расчетов ради своих внутриполитических соображений. Мы предостерегаем Вашингтон от любых попыток перейти опасную черту и недооценки несгибаемой воли 1.4-милиардного китайского народа в отстаивании единства отчизны.

Сингапурская газета «The Straits Times»: Звучит мнение о том, что Китай наращивает свою активность в Южно-китайском море за счет пандемии. Как вы бы это прокомментировали? Повлияет ли это на переговорный процесс по «Кодексу поведения в Южно-китайском море» (СОС)?

Ван И: Подобное утверждение о якобы расширении Китаем присутствия в Южно-китайском море за счет пандемии является чистой ерундой. Поскольку в это время Китай концентрируется на плотном сотрудничестве со странами АСЕАН в борьбе против коронавируса. Мы друг друга поддерживаем и помогаем, и взаимодоверие между нами только укрепляется. По Южно-китайскому морю и над ним доставляют грузы многочисленные суда и самолеты. Оно представляет собой реальное воплощение духа взаимовыручки и взаимодействия Китая и АСЕАН в сражении с пандемией. К сожалению, отдельные внешние игроки, поступая по-другому, не прекращают блеф, бряцая своими кораблями и самолетами, всячески пытаются вбить клин между Китаем и странами АСЕАН, любой ценой хотят подрывать стабильность в ЮКМ, которая нам далась не без огромных усилий. Как это коварно и цинично!

В последние годы при совместных усилиях Китая и стран АСЕАН ситуация в Южно-китайском море продолжает стабилизироваться. Налицо значительные сдвиги в сотрудничестве Китая и АСЕАН в области поисково-спасательной операции, морской экологии и научной экспедиции. Динамично идет работа по Кодексу поведения в Южно-китайском море, проект которого находится на стадии второго раунда рассмотрения. Со странами АСЕАН мы давно уже вышли на недвусмысленный консенсус о скорейшем выходе на подписание Кодекса. Мы в этом глубоко убеждены, никто не может нам помешать. Китай будет дальше наращивать взаимодействие со странами АСЕАН, восстанавливать прерванную из-за пандемии работу над СОС, активно изыскивать новые форматы сотрудничества на море в целях поддержания мира, стабильности, развития и процветания региона ЮКМ.

Агентство CNS: Вы не можете поговорить о работе, проделанной МИДом Китая и всеми его загранучреждениями по решению трудностей зарубежных соотечественников после вспышки коронавирусной инфекции?

Ван И: С момента вспышки коронавирусной инфекции находящиеся за рубежом китайские граждане постоянно окружены заботой Родины-матери. Генеральный секретарь Си Цзиньпин не раз подчеркивал необходимость обеспечить безопасность и здоровье соотечественников за рубежом. Министерство иностранных дел и его загранучреждения оперативно действуют, мобилизуют все ресурсы и делают все от себя зависящее, чтобы каждый из наших граждан за границей смог ощутить внимание и заботу от Компартии и Родины. Развернулась по всему миру беспрецедентная акция по оказанию консульской защиты.

Налажена связь с нашими соотечественниками во всех уголках мира для оказания помощи в преодолении трудностей. Под нашей координацией были организованы онлайн встречи со знаменитыми эпидемиологами. Более 20 медицинских бригад было направлено за границу для предоставления профессиональных рекомендаций находящимся за рубежом соотечественникам и этническим китайцам. С помощью отечественных и зарубежных каналов дистанционной диагностики и лечения оказываются противоэпидемические услуги. Особое внимание уделяется безопасности каждого из обучающихся за границей китайских студентов. Мы приложили максимум усилий, чтобы миллион наборов средств индивидуальной защиты с нашей теплой заботой был роздан всем китайским студентам.

Горячая линия по консульской защите 12308 работает круглосуточно, в течение последних 3-4 месяцев обработано порядка 200 тыс. звонков, то есть ежедневно по 3600 с чем-то. Более того, ни один звонок не остается без должного внимания, ведется письменная запись разговора и при чем каждое обращение подлежит обработке. Бесперебойность горячей линии в период эпидемии служит для наших граждан за рубежом зеленым коридором обращения за помощью.

В ранний период эпидемии мы вывозили застрявших за границей соотечественников чартерными самолетами. После ухудшения ситуации с коронавирусом за рубежом с помощью временных рейсов привозили на Родину тех, кто оказались в затруднительном положении.

«Дипломатия во имя народа» – наше устремление. В период ушедших весьма непростых месяцев каждый дипломат от главы до простого сотрудника дипмиссий с преданностью к делу стойко стоит на вахте, не взирая на риск заразы. Все наши соотечественники, пусть находятся в самом дальнем краю от Китая, всегда могут ощутить плечо Отчизны, могут полагаться на поддержку отечественных дипломатов.

Агентство «Associated Press of Pakistan»: Как вы оцениваете текущую ситуацию в Афганистане?

Ван И: Сердце Азии в лице Афганистана значительно влияет на мир и стабильность в регионе. Сегодня ситуация в Афганистане быстро меняется, и мир для этой страны оказался как никогда ближе. Однако, путь впереди по-прежнему тернистый, пять задач неотложно стоит.

Первая, укрепление солидарности в правительстве. Мы приветствуем достижение консенсуса между президентом Гани и доктором Абдуллой Абдуллой о создании коалиционного правительства, надеемся, что в скором времени оно приступит к штатной работе. Вторая, формирование плана мирных переговоров. Призываем все силы Афганистана приступить к немедленному прекращению огня и договариваться по межафганским переговорам в пользу согласования будущей конфигурации властей страны. Третья, обеспечение упорядоченного вывода военных контингентов. США должны ответственным образом выводить свои войска, без ущемления интересов Афганистана и других стран региона. Четвертая, ведение борьбы против терроризма. Важно продолжать усилия по борьбе с терроризмом, не допуская вновь возрождения различных террористических группировок. Пятая, оказание поддержки извне. Следует продолжать улучшение отношений Афганистана с Пакистаном и другими странами, добиваться наращивания международной поддержки мирного процесса в Афганистане.

Мы полагаем, что в ходе выполнения вышеназванных задач необходимо руководствоваться тремя принципами.

Первый, приверженность ведущей роли самих афганцев, ведь за ними будущее Афганистана и судьба афганской нации. Второй, приоритетность мира. Нужно обязательно воздержаться от применения силы в ходе продвижения своих интересов. Третий, инклюзивность. Будущий Афганистан должен быть более инклюзивным, сплоченным и мощным.

Афганский народ имеет право выйти из-за туч войны и жить счастливой жизнью. В этом смысле китайский народ, как близкий сосед и брат, всегда на стороне афганского народа. Мы будем и впредь играть позитивную и конструктивную роль в продвижении межафганских переговоров, восстановлении мира и стабильности, возобновлении экономики в Афганистане, а также вовлечении его в региональное сотрудничество.

Телеканал HBTV: Мы хорошо знаем, какие колоссальные усилия приложены МИДом Китая для отстаивания репутации Уханя и одержания победы в битве за Ухань. Какую помощь от МИДа можно ожидать для развития и внешней связи провинции Хубэй в будущем?

Ван И: Под твердым руководством ЦК КПК во главе с товарищем Си Цзиньпинм удалось разгромить вирус в битвах за Хубэй и Ухань. В этом тяжелом сражении жители провинции Хубэй и города Ухань понесли серьезные потери, внесли весомый вклад в противоэпидемическую борьбу как в нашей стране, так и за ее пределами. Пользуясь случаем, хотел бы от имени всех соратников дипломатического фронта отдать дань глубокого уважения героическому народу провинции Хубэй и города Ухань!

С момента вспышки коронавирусной инфекции все, кто работает на дипломатическом поприще, пошли на фронт за Хубэй и Ухань. Под единым руководством руководящей группы ЦК была направлена в Ухань мидовская рабочая группа, призванная заниматься сбором противоэпидемических средств в поддержку провинции Хубэй, и приемом международной помощи. Более 100 наших сотрудников, находящихся в отпуске в провинции Хубэй, тоже присоединились к противоэпидемической кампании своих земляков. При помощи загранучреждений были налажены связи с хубэйскими соотечественниками, которые не смогли вернуться в страну из-за коронавируса, организован для них вывоз на Родину чартерными рейсами.

В настоящее время в Хубэе восстанавливается нормальный ритм в социально-экономической и других областях. Наше ведомство готово за счет собственных преимуществ внести свою лепту в развитие Хубэя после эпидемии. Активно прорабатывается вопрос об открытии экспресс-коридора с учетом нужд Хубэя и Уханя. Оказывается поддержка предприятиям Хубэя с иностранным капиталом в восстановлении деловой и производственной деятельности. По мере улучшения глобальной ситуации с коронавирусом будем открывать Хубэю больше возможностей для перезапуска международного обмена и расширения внешнего сотрудничества. Когда обстановка позволит, готовы провести мидовскую презентацию, специально посвященную провинции Хубэй, чтобы вновь возрожденный Хубэй и Ухань вызвали восхищение народов всех стран мира.

Пресс-конференция длилась 1 час 40 минут.

Обществознание

Авторский коллектив:

Л. В. Поляков
В. В. Федоров
К. В. Симонов
Л. Г. Ионин
А. И. Неклесса
В. Л. Жарихин

Выходные данные:

Москва, издательство «Просвещение», 2007 г. 367 с. Тираж 10000 экз.

Аннотация:

Данная книга впервые в отечественной литературе дает образ глобального мира в новом тысячелетии. В ней показано, что сближает основные мировые цивилизации и что разделяет лю­дей в современном мире, сложившемся после крупнейшей геополитической катастрофы XX в. – распада СССР.

Издание адресовано учителям – преподавателям истории и обществознания в старших классах общеобразовательной школы, а также всем, кто хочет понять, как устроен глобальный мир и какова в нем роль России.

Книга выходит в авторской редакции.

ВВЕДЕНИЕ (Л. В. Поляков)

Глава I. Структура современного общества. Общественное сознание (Л. В. Поляков)

  1. Основные понятия теории общества
  2. Основные функции и структурные механизмы общества как социальной системы
  3. Подсистемы общества, ответственные за выполнение базовых функций
  4. Культурная система и общественное сознание
  5. Что такое современное общество

Глава II. Что нас соединяет воедино? Образы единого человечества в культурных традициях и современных соци­ально-политических теориях (Л. В. Поляков)

Раздел первый. Образцы единого человечества в различных культурно-религиозных традициях

  1. Индийский путь к объединенному человечеству: Махатма Ганди – от практики ненасилия к идее мирного сосуществова­ния
  2. Китайская традиция: опыт всемирного влияния через самодостаточность
  3. Идеалы общечеловечности в исламской цивилизации
  4. Латинская Америка: к справедливому мироустройству через
    «теологию освобождения»
  5. Человек и человечество – открытия западно-европейской
    цивилизации
  6. Российская традиция универсализма

Раздел второй. Современные теории глобального мироуст­ройства

  1. Марксизм как учение и как практика альтернативной глоба­лизации
  2. И. Валлерстайн: теория мира как единой системы
  3. Ф. Фукуяма: «конец истории» как триумф либерализма
  4. С. Хантингтон: к единству человечества через «столкнове­ние цивилизаций»

Глава III. Что нас разделяет? (Л. И. Ионин)

  1. Происхождение культуры и многообразие культур
  2. Формы культуры
  3. Государство, нация, национализм
  4. Религиозные сообщества
  5. Языковые сообщества
  6. Борьба за многополярность мира и «культурные войны» в
    цивилизации Запада

Глава IV. Мир после крупнейшей геополитической ка­тастрофы XX в. (/С. В. Симонов)

  1. Невыученные уроки истории
  2. «Холодная война» и распад СССР
  3. «Конец истории»?
  4. «Провалы демократии»
  5. Глобальная экономика и «провалы рынка»
  6. Глобальный мир – не тотальное единообразие

Глава V. Учитесь мыслить глобально [К. В. Симонов)

  1. Миссия сверхдержав
  2. США: мессианство и «экспорт демократии»
  3. Россия: безопасность в собственном развитии и суверенитете
  4. Европейский Союз: внутренние противоречия как преграда к развитию
  5. Китай: непростой пусть от региональной к глобальной дер­жаве
  6. От глобального доминирования к собственному развитию и взаимному обогащению

Глава VI. Глобальная экономика (А И. Неклесса)

  1. Признаки новой экономической эпохи
  2. Как сформировалась глобальная экономика: высокие геоэ­кономические технологии
  3. Структура глобальной экономики
  4. Положение и перспективы России в глобальной экономике

Глава VII. Глобальная безопасность: кто кому и чем уг­рожает в современном мире (К. В. Симонов)

  1. Иллюзия утраченных угроз
  2. Мир продолжает вооружаться
  3. Региональные конфликты с глобальными последствиями
  4. Международная безопасность и суверенитет
  5. Экономическое развитие против экологии
  6. Угрозы постиндустриального мира
  7. Хватит ли на всех ресурсов?
  8. Болезни нового века
  9. Угроза международного терроризма и нового тоталита­ризма

Глава VIII. Власть в информационном обществе (В.В. Фе­доров)

  1. Информационное общество – новая фаза в историческом развитии человечества
  2. Социальное устройство информационного общества
  3. Политическое устройство информационного общества. От грубой силы – к «мягкой силе» слова и образа
  4. Технологии «мягкой силы»
  5. СМИ – ключевой политический ресурс информационного общества
  6. Власть СМИ и интересы общества. От регулирования СМИ – к их саморегулированию
  7. Телевидение – главное средство массовой информации в современном обществе
  8. Интернет – альтернативная сеть массовой коммуникации
  9. Информационное общество как сетевая система. «Нетократия» – власть информационных сетей

Глава IX. Угрозы России в XXI в. (В. В. Федоров)

  1. Понятие угрозы и вызова. Спектр основных угроз
  2. Демографическая угроза
  3. Экономические диспропорции и технологические вызовы
  4. Военная и террористическая угрозы
  5. Экологические риски
  6. Социальные и моральные вызовы общественному порядку

Глава X. Задачи России в XXI в. (В. В. Федоров)

  1. Понятие национальных задач. Спектр национальных задач России
  2. Победа над бедностью
  3. Установление справедливого общественного и морального
    порядка
  4. Построение эффективной демократии
  5. Обеспечение единства страны
  6. Умножение человеческого капитала России. Реконструкция систем образования и здравоохранения
  7. «Сбережение народа»: решение демографической проблемы,
    культурная и иммиграционная политика
  8. Переход от индустриальной – к информационной модели экономики. Поиск уникальных ниш для России в мировом разде­лении труда
  9. Модернизация Вооруженных сил. Надежное обеспечение национальной безопасности страны
  10. Геополитическая и цивилизационная миссия России в XXI в.

Глава XI. Политическая культура и глобальная конкурен тоспособность (Л. Г. Ионин)

  1. Из чего состоит политическая культура
  2. Типы политических культур
  3. Политические культуры в истории России
  4. Политическая культура и глобальная конкуренция

Глава XII. Политическая система современной России {Л. В. Поляков)

  1. Политическая система как подсистема общества
  2. Происхождение российской политической системы
  3. Россия – президентская федеративная республика
  4. Кто и как участвует в политическом процессе
  5. Государство и гражданское общество: способы взаимодей­ствия
  6. Россия – суверенная демократия

Глава XIII. Россия – «ближний круг» и «русский мир» (В.Л. Жарихин)

  1. Распад СССР. Формирование ближнего зарубежья
  2. Особенности формирования государственности в постсове­тских республиках
  3. Разные судьбы «русского мира»
  4. Интеграционные и дезинтеграционные процессы на постсоветском пространстве
  5. «Ближний круг» и остальной мир
  6. От сверхдержавы СССР – к России

Список рекомендуемой литературы

ИНТЕРВЬЮ Чрезвычайного и Полномочного Посла КНР в Туркменистане господина Сунь Вэйдун корреспонденту Информационного агентства

ИНТЕРВЬЮ Чрезвычайного и Полномочного Посла КНР в Туркменистане господина Сунь Вэйдун корреспонденту Информационного агентства

(31 августа 2020 года)

Господин Посол, в этом году Вы даёте интервью туркменским СМИ почти каждый месяц, в ходе которых откликаетесь на заботу и заинтересованность читателей в соответствующих вопросах. Сегодня я хотел бы задать Вам 4 вопроса, привлекающих всеобщее внимание читателей в последнее время.

1. Китай впервые в мире взял эпидемию COVID-19 под контроль и в настоящее время упорядоченно продвигает возобновление работы и производства. Поделитесь с нами конкретной информацией, пожалуйста.

Ответ: После вспышки эпидемии COVID-19 Китай принял самые комплексные и строгие меры профилактики и контроля, эффективно разорвав цепи передачи коронавируса и сдержав тенденцию распространения эпидемии, удалось взять эпидемию под контроль в короткие сроки. На данной основе Китай в условиях нормализации профилактики и контроля эпидемии скоординировано продвинул борьбу с эпидемией и социально-экономическое развитие, запустив 90 проектов политических мероприятий в 8 областях, направленных на цели восстановления производства и работы, а также увеличение экономического макрорегулирования. В конце мая средний уровень загрузки производственных мощностей предприятий и средний коэффициент возврата людей на рабочие места были приближены к 100%, в целом удалось достичь обычного уровня. Во втором квартале темп роста ВВП в Китае с отрицательного стал положительным, достигнув прироста в 3,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, основные показатели экономики постепенно вновь начали расти, экономика Китая вернулась на путь стабилизации и растёт вопреки тенденциям. В нынешнем году Международный Валютный Фонд прогнозирует сокращение мировой экономики на 4,9%, а рост экономики Китая – на 1%, что сделает его единственной крупной экономической державой, добившейся роста в 2020 году, а в 2021 году ожидается рост экономики Китая на 8,2%, что позволит ему занимать первое место среди всех экономик мира.

Будучи второй по величине экономикой в мире, экономика Китая постепенно стабилизировалась и стала главным фактором глобального экономического роста, придав уверенность и энергию в восстановление мировой экономики. Наша страна всеми силами поставляет в другие страны необходимые медицинские средства, активно защищает стабильность международных цепочек поставок и производства, придерживается политики открытости внешнему миру и расширения импорта, содействует возобновлению работы и производства на проектах сотрудничества в рамках “Один пояс, один путь”, оказывает поддержку и помощь экономическому развитию в разных странах. Китай готов работать со всеми сторонами для координации макроэкономической политики, укреплять сотрудничество в профилактике и контроле эпидемии, восстановлении производства и работы, в других областях, сплоченно создавать мировую экономику открытого типа, а также предоставлять китайскую мудрость, китайские варианты и китайские силы для стабильного восстановления и скорейшего вывода мировой экономики из рецессии.

2. Китай выделяет огромные материальные и людские ресурсы для разработки вакцины против коронавируса COVID-19 и занимает лидирующую позицию в данной области, когда китайская вакцина выйдет в свет?

Ответ: После вспышки эпидемии COVID-19 создание вакцины в Китае было незамедлительно включено в важные исследовательские проекты, проводится её экстренная разработка в строгом соответствии с последовательностью испытаний на животных и последующих трёхфазных испытаний на людях по пяти техническим маршрутам: живая аттенуированная гриппозная, рекомбинантная субъединичная, инактивированная, на основе аденовирусного вектора и на базе нуклеиновых кислот. В настоящее время китайские разработки составляют четверть от 29 вакцин против коронавируса во всём мире, перешедших на клинические испытания. 3 из всех 6 вакцин, допущенных к третьей фазе клинических испытаний, разработаны китайскими учёными, среди них 2 инактивированные вакцины китайской государственной корпорации «Sinopharm» смогут выйдет в свет в декабре, их годовая производственная мощность составляет 220 миллионов доз и две инъекции вакцины могут на 100% защищать организм от вируса. Рекомбинантная вакцина, созданная группой исследователей во главе с академиком Института военной медицины Академии военно-медицинских наук Чэнь Вэй, уже получила первый патент на вакцину против COVID-19. Она характеризуется быстрым и простым способом изготовления и можно осуществить её широкомасштабное экстренное производство в короткие сроки.

Пандемия ещё не закончилась и вызовы по-прежнему серьёзны, вакцины представляют собой надёжный щит от вируса. На открытии 73-й Всемирной ассамблеи здравоохранения председатель КНР Си Цзиньпин, выступая с речью, заявил, что разработанные в перспективе китайские вакцины от коронавируса после ввода в эксплуатацию будут доступны всему миру и служить достойным вкладом Китая в дело обеспечения доступности вакцинации в развивающихся странах. Китай занимает лидирующую позицию по разработке вакцины против COVID-19. Убеждён, что китайские вакцины будут способствовать международной противоэпидемической борьбе и обеспечению здоровья и безопасности жизни народов разных стран, а Китай будет вносить новый вклад в строительство сообщества единой судьбы человечества.

3. В этом году Китай достиг блестящих успехов в области высоких технологий и инноваций. Не могли бы Вы поподробнее рассказать об этом?

Ответ: На протяжении более 70 лет со дня образования КНР дело научно-технологического развития Китая прошло непростой путь и были достигнуты успехи, привлекающие внимание всего мира. Китай стал второй в мире державой по инвестициям в научные исследования и разработки, выпуску научных публикаций, занимает первое место по количеству патентных заявок на изобретения и их авторизации, важные научно-инновационные достижения появляются одними за другими. В Китае успешно разработаны самый быстрый суперкомпьютер и крупнейший радиотелескоп в мире, самостоятельно построены самый длинный в мире морской мост Гонконг-Чжухай-Макао и Международный аэропорт Пекин Дасин, установивший несколько мировых рекордов, учреждён ряд высокотехнологичных предприятий с мировым влиянием, ярким примером которых служит компания «Huawei». Вместе с тем, бурно развиваются такие высоко-инновационные технологии, как авиация и космонавтика, спутниковая навигация, облачные вычисления, большие данные, искусственный интеллект и т.д.

Для Китая текущий год ознаменован историческими прорывами в сфере науки, технологии и инноваций. В июне последний спутник навигационной системы «Beidou-3» был успешно выведен на орбиту на полгода раньше, чем планировалось, и самостоятельно разработанная и эксплуатируемая Китаем глобальная спутниковая навигационная система «Beidou» официально запущена. «Beidou-3» характеризуется высокой точностью, высоким уровнем надёжности, высокой степенью безопасности и многофункциональностью и была признана ООН как одна из четырёх глобальных спутниковых навигационных сетей. Национальные услуги на базе «Beidou» поставляются сотням миллионов клиентов в более чем 120 странах и регионах мира. В июле был осуществлён запуск марсианского зонда «Тяньвэнь-1» с помощью ракеты-носителя «Чанчжэн-5», что стало началом первой китайской миссии для исследования Марса, а также первым шагом Китая по исследованию планет Солнечной системы. Ожидается, что зонд «Тяньвэнь-1» в феврале 2021 года выйдет на высокоэллиптическую орбиту Красной планеты и приступит к научным исследованиям. Если всё успешно будет реализовано, то наша страна сразу осуществит три цели, а именно обход, приземление и инспектирование.

4. Распространение эпидемии COVID-19 оказывает какое-либо влияние на китайско-туркменские двусторонние связи?

Ответ: В этом году в связи с эпидемией новой коронавирусной инфекции регулярное авиасообщение между Китаем и Туркменистаном приостановлено и много заранее утверждённых двусторонних мероприятий было отложено. Обе стороны активно адаптировались к развитию ситуации, расширили кругозор, инициировано предприняли действия, создали такие новые каналы онлайн-общения, как телефонный разговор, видеоконференция и т.д., запустили новый формат общения – быстрое, удобное и свободное “облачное общение”, что позволило прочно сохранить частоту и теплоту двусторонних связей на разных уровнях в условиях пандемии. Ведомства и эксперты в области медицины и здравоохранения между Китаем и Туркменистаном многократно провели видеоконференции и состоялось глубокое обсуждение профилактики, контроля, диагностики и лечения пневмонии COVID-19.

Особенно нужно подчеркнуть, что в июне член Государственного совета, Министр иностранных дел КНР Ван И провел телефонный разговор с Заместителем Председателя Кабинета министров, Министром иностранных дел Мередовым Р.О., в ходе которого обе стороны договорились энергичными способами поддерживать межгосударственные контакты на высоком уровне и межведомственные связи, способствовать двусторонним обменам и сотрудничеству во всех областях, а также определили приоритетные направления китайско-туркменского противоэпидемического взаимодействия и сотрудничества по всем спектрам в постэпидемическую эпоху. Заместитель министра иностранных дел Лэ Юйчэн провёл очередные межмидовские консультации посредством видеосвязи с Заместителем министра иностранных дел Хаджиевым В.С. в целях обмена мнениями и согласования позиций по ключевым вопросам двустороннего сотрудничества. Внешнеполитические ведомства между нашими странами поддерживают тесные связи и контакты. В июне Китай и центральноазиатские государства вместе учредили механизм министерской встречи «Китай – Центральная Азия» и успешно провели первое заседание в формате видеоконференции. На заседании было сконцентрировано общее понимание и уверенность в совместном противостоянии пандемии во имя общего развития и процветания. Создана новая площадка коллективного диалога и обменов для Китая и стран Центральной Азии и совершён новый прорыв многосторонних связей и сотрудничества между Китаем и Туркменистаном. В августе состоялась видеоконференция между руководством городов-побратимов Сиань и Мары, китайско-туркменские дружественные региональные связи и сотрудничество непрерывно углубляются. Вместе с тем, в сентябре две страны будут проводить заседание Китайско-туркменского подкомитета по торгово-экономическому сотрудничеству и обсуждать вопросы дальнейшего укрепления двустороннего торгово-экономического партнёрства на фоне эпидемии.

Пандемия прекратила непосредственные очные диалоги между Китаем и Туркменистаном, но желание развивать связи и сотрудничество обеих сторон становится всё сильнее и актуальнее, “облачное общение” становится всё активнее и теснее. Были продемонстрированы глубокие дружественные чувства между нашими странами, отражающиеся в сплочённом сотрудничестве и оказании друг другу помощи во время эпидемии, что стало живой и мощной практикой на пути продвижения строительства сообщества единой судьбы человечества. Убеждён, что при совместных усилиях Китая, Туркменистана и разных стран мира, мы обязательно преодолеем временные трудности и одержим окончательную победу над пандемией, ожидаем более прекрасного будущего развития китайско-туркменских отношений стратегического партнёрства и строительства сообщества единой судьбы человечества!

Путь длиною в 400 лет. История российско-китайских отношений

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 25 декабря 2019

История российско-китайских отношений насчитывает четыре столетия, что делает Китай «самым древним соседом» нашей страны и в прямом, и в переносном смысле. На этом пути государства сближались и отдалялись, переживая периоды дружбы и охлаждения, но ткань отношений никогда не рвалась…

В течение последних 30 лет Москва и Пекин настолько динамично и последовательно работали над развитием двусторонних отношений, что результат нельзя назвать неожиданным: сегодня Россия и Китай вышли на уровень всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия. Оттого так интересна дорога, по которой государства взошли на эту вершину. О её основных поворотах, спусках и подъёмах рассказали Российское историческое общество и фонд «История Отечества» на выставке «Россия – Китай. К 70-летию образования КНР», состоявшейся в рамках Международной научной конференции «Исторические и современные аспекты взаимоотношений России и Китая в свете 70-летия образования КНР» на пятом, юбилейном Восточном экономическом форуме. Организаторами выставки также выступили Федеральное архивное агентство, Государственный архив Российской Федерации при поддержке ОАО «РЖД» и участии ТАСС.

Выставка носила историко-документальный характер, ведь именно архивные источники дают нам достоверные сведения о прошлом. Представленные тексты и фотографии иллюстрировали динамику развития двусторонних отношений, а также стабильность высокого уровня взаимодействия на современном этапе.

«С момента подписания Нерчинского договора, впервые установившего общую границу двух стран, обоюдный интерес России и Китая только укреплялся, способствуя развитию взаимовыгодной торговли и расширению дипломатических контактов» .

«Важная веха на пути сотрудничества двух стран – становление Китайской Народной Республики. Всесторонняя помощь СССР позволила китайскому правительству в кратчайшие сроки приступить к восстановлению своей экономики, модернизировать вооружённые силы и занять достойное место в международной политике.

На сегодняшний день стратегическое партнёрство России и Китая остаётся ключевым фактором сохранения глобальной стабильности. В его основу положены принципы справедливости, безусловного уважения к национальному суверенитету и признания многообразия культур и традиций».

Из вступительного слова Председателя Российского исторического общества Сергея Нарышкина к каталогу выставки

Основа российско-китайских отношений была заложена благодаря взаимным торговым интересам. Как свидетельствуют документы, первые попытки русских установить контакты с Китаем относятся к 1608 году. Самой успешной стала миссия казаков во главе с И. Петлиным в 1618 году. Представление о первых русских посольствах даёт запись в книге Посольского приказа об установлении дипломатических отношений и обмене грамотами (1–4 сентября 1618 года), и грамота царя Алексея Михайловича китайскому императору Шунь-чжи (Ши-цзу) о посылке в Китай сына боярского И. Перфильева и тобольского бухарца С. Аблина (10 марта 1658 года).

Выставка “Путь длиною в 400 лет. История российско-китайских отношений” – ВЭФ-2019

Выставка “Путь длиною в 400 лет. История российско-китайских отношений” – ВЭФ-2019

К середине XVII века сближение территориальных владений России и Китая создало условия для установления постоянных дипломатических и торговых связей. Как итог, в августе 1689 года в Нерчинске состоялись переговоры между дипломатическими представителями Российского государства и империи Цин, завершившиеся подписанием первого в истории договора о мире и добрососедских отношениях между европейской державой и крупнейшим государством Восточной Азии. Гости выставки смогли ознакомиться с составленной в Посольском приказе в начале XVIII века копией списка Нерчинского договора 1Нерчинский договор – первый договор между Русским государством и империей Цин, впервые определивший отношения и границу между двумя государствами. от 27 августа 1689 года. Интерес вызывает процесс заключения договора, представление о котором даёт размещённая в экспозиции запись в статейном списке Великого посольства окольничего Ф.А. Головина в Китай о ходе переговоров с китайскими послами в Нерчинске с целью заключить договор о вечном мире и «учинить» границу с Россией (14 августа 1688 года).

Ещё одним знаковым документом, укрепившим двусторонние отношения России и Китая, стал Кяхтинский договор 1727 года, который узаконил российско-китайскую приграничную торговлю и определил дальнейшие перспективы межгосударственных, культурных, научных и торговых отношений, развивавшихся на протяжении второй половины XVIII–XIX веков. В экспозицию был включён список середины XVIII века Кяхтинского русско-китайского договора о границах и взаимной торговле (14 июня 1728 года).

Именно в XVIII веке был сделан решающий шаг в развитии диалога двух культур. Раздел выставки «Новый «Шёлковый путь»: Россия и Китай в XVIII–XIX веках» позволяет проследить за процессом расширения взаимодействия двух стран. Отношения Российской и Цинской империй проиллюстрированы изображением приёма русского губернатора китайскими высшими чиновниками (1810 год), а также рукописью китайского словаря (первая половина XIX века), составленного отцом Иакинфом (Н.Я. Бичуриным).

Во второй половине XIX века в результате серии переговоров, инициированных Россией, было подписано несколько значимых дипломатических документов (Айгуньский, Тяньцзиньский, Пекинский (дополнительный), Санкт-Петербургский договоры), отражавших заинтересованность обеих сторон в обеспечении безопасности, а также регулировавших вопросы осуществления торговли и территориального размежевания в Центральной Азии. В условиях нараставшей экспансии стран Запада на Дальнем Востоке они стали основой складывания союзнических отношений и культурного взаимодействия между Россией и империей Цин. Донесение кяхтинского градоначальника А.И. Деспота-Зеновича генерал-губернатору Восточной Сибири Н.Н. Муравьеву по вопросам торговли с Китаем в Кяхте, приложение ведомости о числе товаров и металлов, отправляемых в Китай от торгующего на Кяхте купечества и некоторых купцов (31 декабря 1859 года), а также записи в дневнике цесаревича Николая Александровича о посещении Китая от 25 марта 1891 года, показанные на выставке, позволяют «достроить» представление о том непростом периоде.

Революция 1917 года в России изменила мировоззренческую рамку отношений двух стран. Китай стал рассматриваться в контексте курса на поиск союзников в борьбе с западным империализмом. 31 мая 1924 года было подписано «Соглашение об общих принципах для урегулирования вопросов между Союзом ССР и Китайской Республикой», которое предусматривало установление дипломатических отношений Китая с Советским государством, разорвавшим ранее все международные договоры, заключённые царским правительством. Большое значение для понимания тех событий представляют вошедшие в состав экспозиции документы – копия записки В.И. Ленина Н.Н. Крестинскому с просьбой принять председателя Союза китайских рабочих в России Лау от 11 августа 1920 года, письмо Сунь Ятсена наркому иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерину об активизации двусторонних контактов от 28 августа 1921 года, а также выписка из протокола № 81 заседания Президиума ЦИК СССР о передаче в ведение ЦИК СССР Коммунистического университета трудящихся Китая (7 февраля 1929 года).

В сентябре 1931 года под предлогом незначительного инцидента японские войска, не встречая серьёзного сопротивления, начали устанавливать военный контроль в Маньчжурии. Великие державы не сделали ничего для того, чтобы удержать Японию от вторжения. Китай остался один на один с более сильным и агрессивным противником. В августе 1937 года, примерно через месяц после начала открытого японского вторжения в Китай, был заключён советско-китайский договор о ненападении между СССР и Китайской Республикой», копия которого также была представлена на выставке.

В конце 1949 – начале 1950 года китайские коммунисты одержали победу в Гражданской войне. 1 октября 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика. На следующий день, 2 октября, Советский Союз первым признал новое государство. Период дружбы двух стран отражают, в частности, Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР (14 февраля 1950 года) и расшифровка записи беседы И.В. Сталина с Мао Цзэдуном от 22 января 1950 года, копии которых были показаны гостям выставки.

Эпоха тесного сотрудничества Москвы и Пекина в 1953–1960 годах нашла своё отражение в ряде документов: это копия письма Н.С. Хрущева Мао Цзэдуну о согласии правительственной делегации Советского Союза принять участие в праздновании 5-й годовщины образования КНР (4 сентября 1954 года), фотография Н.С. Хрущева на трибуне на площади Тяньаньмэнь в Пекине во время парада в честь этого юбилея.

Представлены также копии совместной советско-китайской декларации по итогам визита в СССР премьера Государственного Совета КНР, министра иностранных дел КНР Чжоу Эньлая (18 января 1957 года), Договора о торговле и мореплавании между СССР и КНР (23 апреля 1958 года).

Материалы выставки наглядно свидетельствуют: советско-китайские и российско-китайские отношения прошли непростой путь развития. На современном этапе они стали образцом стабильного межгосударственного взаимодействия в современном мире.

Текст: Виктор Павлов

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

«Китай становится всё ближе» – к 400 – летию российской науке о Китае

Хронология развития российско-китайских отношений: основные даты

Сергей Нарышкин и Ольга Васильева открыли памятник П.А. Вяземскому в Доме РИО
Подробности
Просмотров: 11052

Северо-Восточная Азия 2019–2024

В Северо-Восточной Азии накапливается немалый конфликтный потенциал. Подъем Китая вызывает активное неприятие со стороны США, которые стремятся вовлечь в противостояние с ним своих союзников: Японию и Южную Корею. В этих условиях возможны непредсказуемые последствия для региональной и глобальной безопасности, например, выход на новые рубежи ракетно-ядерной программы КНДР. Обостряются территориальные споры.

Для России ввиду резких осложнений отношений с Западом расширение взаимодействия с государствами СВА приобрело особое значение. В этот регион смещается центр мировой политической и экономической жизни. Россия сохранит статус великой державы, лишь подкрепив свою весомую роль в европейских делах наращиванием влияния в делах азиатско-тихоокеанских и став тем самым мощным евро-тихоокеанским лидером.

В Северо-Восточной Азии у России хорошие политические заделы. Отношения с Китаем официально определяются сторонами как всеобъемлющее равноправное доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие. Эти отношения отличаются прочной правовой базой, разветвленной организационной структурой и активными связями на всех уровнях. Поступательно развиваются партнерство с Монголией, связи с Японией и Южной Кореей, идет добрососедский диалог с КНДР. На отношения России с партнерами по СВА в гораздо меньшей степени, чем в Европе, влияют исторические и идеологические факторы. Например, что касается территориальных проблем, то в регионе у России осталась только одна неразрешенная проблема — с Японией.

Китай

Китай — наиболее мощный партнер России в СВА. 2018 год был отмечен его широкой внешнеполитической активностью. В начале этого года состоялись визиты руководителей Франции и Великобритании в Поднебесную, в апреле — неофициальная встреча руководителей КНР и Индии, в июле — поездка председателя Синь Цзиньпина в ОАЭ и страны Африки, в октябре — визит премьер-министра Японии. Имели место три встречи высшего руководства Китая и КНДР.

Особо тесные взаимные обмены показательны между лидерами Китая и России. В июне В. Путин посетил Китай и встретился с Си Цзиньпином на саммите ШОС в Циндао. В июле Си Цзиньпин и В. Путин вместе приняли участие в саммите БРИКС, который проходил в южноафриканском Йоханнесбурге. В сентябре Си Цзиньпин участвовал в Восточном экономическом форуме во Владивостоке.

Россию и Китай во многом объединяет факт наличия проблем во взаимоотношениях с США. Оба государства стремятся проложить путь от возглавляемого Соединенными Штатами западоцентричного мира к миру полицентричному, в котором большие и малые государства Востока и Запада сотрудничали бы на основе равенства и взаимного уважения интересов. На это направлено как их стратегическое партнерство в двустороннем формате, так и взаимодействие в рамках международных организаций: прежде всего в ООН, ШОС и БРИКС.

Япония

Внешняя политика Японии в 2018 г. предопределялась изменением глобальной геополитической архитектуры. Общее ослабление позиций США в мире и неоднозначная политика американского президента Д. Трампа в отношении Японии обусловливает стремление Токио проводить более самостоятельную и независимую от Соединенных Штатов внешнюю политику.

Токио осознает, что привязка к США и прохладные отношения с соседями, с каждым из которых у него жесткие территориальные споры, ухудшают международные позиции Японии, во многом отстраняя ее от участия в определяющих политических процессах в регионе, как, например, от решения проблем Корейского полуострова. Стараясь оживить диалог с Китаем, Россией и Южной Кореей, Япония одновременно рассчитывает на то, что этот диалог придаст ей больший вес в отношениях с США.

Знаковыми событиями стали состоявшиеся в Токио в мае 2018 г. празднование 40-летия подписания Китайско-японского договора о мире и дружбе и трехсторонний саммит КНР, Японии и Республики Корея, а также участие премьер-министра Японии С. Абэ в 4-ом Восточном экономическом форуме во Владивостоке в сентябре.

В Китае Япония видит главного соперника, особенно в сфере экономики и военно-морской мощи. Что касается России, то в развитии с ней связей Токио ставит целью прежде всего помешать ее политическому сближению с Китаем, в том числе на антияпонской основе. С японской стороны сегодня звучит много заявлений [1] о желании решить все накопившиеся с Россией вопросы. Однако эта картина отнюдь не однозначна: на встречах со странами Запада Токио солидаризируется с антироссийскими заявлениями по всем вопросам — от Крыма и Сирии до дела Скрипалей.

Корейский полуостров

В корейских делах 2018 год отмечен важными положительными событиями. Состоялись три встречи президента Республики Корея Мун Чжэ Ина с руководителем КНДР Ким Чен Ыном. Имел место и первый опыт американо-северокорейского диалога по ракетно-ядерной программе КНДР — встреча Д. Трампа и Ким Чен Ына в Сингапуре.

В принятых в ходе саммитов в Пханмунчжоме и Пхеньяне декларациях [2] поставлен целый ряд задач по развитию сотрудничества между двумя корейскими государствами в самых различных сферах. По большей части эти документы выглядят не более чем протоколами о намерениях, для выполнения которых необходимо преодолеть множество непростых юридических препятствий, вплоть до внесения изменений в Конституции обоих государств.

Стоит, однако, выделить два момента. Во-первых, подписание в ходе Пхеньянского саммита 19 сентября министрами обороны двух стран «Соглашения [3] о выполнении Пханмунчжомской декларации в военной сфере», которое представляет принципиально новый и, главное, практический шаг к снижению военной напряжённости. По сути, демилитаризованная зона снова становится демилитаризованной, а буферная зона распространяется и на район спорной морской границы, где проходило большинство инцидентов, включая известные события 2010 г. Помимо этого, укрепляются меры доверия между военными и открываются каналы связи. Это тем более важно, поскольку РК не подписывала Соглашение 1953 г. о перемирии в Корее.

Во-вторых, примечательно намерение лидеров двух государств подать заявку на совместное проведение Олимпиады 2032 г. То есть РК признала, что не рассчитывает, как это было все последние годы, на падение режима в Пхеньяне, и что Север и Юг будут раздельно существовать и через 15 лет.

Многие заявления Ким Чен Ына в ходе обоих межкорейских саммитов были обращены не столько к Муну, сколько к Д. Трампу. Пхеньян более года не проводил ядерных испытаний, более полугода — ракетных. Ликвидирован северокорейский атомный полигон в Пхунгери. Ким Чен Ын заявил о готовности КНДР закрыть и ракетный полигон в Тончханни и допустить туда зарубежных инспекторов, а «в случае ответных шагов со стороны США», также ликвидировать ядерный реактор в Ёнбене — главный известный ядерный объект КНДР. В целом курс задан на межкорейскую нормализацию и позитивное развитие американо-северокорейского диалога. Но если у Пхеньяна, похоже, есть четкая пошаговая программа возможного торга, то у Вашингтона на сегодня такой программы явно нет. США никаких ответных мер на действия КНДР до сих пор не предприняли.

Задачи на будущее и полицентричная система безопасности

Политика России в СВА нацелена на решение триединой задачи — защиты национальных интересов и безопасности страны на ее восточных рубежах, использования экономического и политического потенциала государств СВА в целях модернизации и развития всей страны, обеспечения достойной жизни населению тихоокеанского побережья России.

Эти цели требуют строительства новой внеблоковой полицентричной архитектуры международного взаимодействия в регионе, которая основывалась бы на принципах открытости, а также равной и неделимой безопасности. Последняя должна включать все государства, географически относящиеся к СВА, т.е. Россию, Китай, Японию, Республику Корея, КНДР и Монголию. США могли бы выступить в качестве партнера по диалогу: Россия, как и Китай, объективно заинтересована в сотрудничестве с ними по вопросам безопасности, таким как ядерное нераспространение, контроль над вооружениями, мирный атом, корейское урегулирование.

Основу архитектуры безопасности Северо-Восточной Азии призвано заложить совместное осуществление взаимовыгодных масштабных долгосрочных хозяйственных проектов, в том числе в рамках сопряжения проектов Евразийского экономического союза и китайской Инициативы Пояса и Пути. Примечательно в этом плане высказанное [4] председателем Си Цзиньпином на 4-ом Восточном экономическом форуме предложение об «Экономическом кольце Северо-Восточной Азии», в финансовом обеспечении которого большую роль должны сыграть Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Фонд Шёлкового пути. Стоит принять во внимание и заявление [5] на этом же ВЭФ премьер-министра С. Абэ о готовности Японии стать «гигантским соединителем» экономического и политического пространства от Берингова пролива до Южно-Тихоокеанского региона.

Работу по созданию общего экономического пространства СВА можно было бы начать с обсуждения возможности формирования сети партнерств по разрешению общих для государств региона конкретных областей безопасности: энергетической, мирного использования ядерной энергии, транспортной и информационной.

Примером конструктивного подхода к решению вопроса обеспечения энергетической безопасности Северо-Восточной Азии служит инициатива компаний России, Китая, Японии и Республики Корея по созданию «Азиатского энергетического суперкольца», которое свяжет четыре страны Северо-Восточной Азии.

С учетом того, что согласно данным МАГАТЭ, из 452 действующих в настоящее время в мире атомных энергетических реакторов 140 (31%) находятся в странах, относящихся к СВА, имело бы смысл поставить вопрос о создании Консультативного органа Северо-Восточной Азии по безопасности ядерной энергетики.

Поскольку в СВА нет многостороннего механизма сотрудничества в сфере транспорта, крайне необходимо совместно усовершенствовать евроазиатские транспортные коридоры путем модернизации Транссибирской магистрали, Байкало-Амурской магистрали и тихоокеанских портов России. Через Транспортное партнерство СВА Россия могла бы также заняться проработкой вопросов использования Северного морского пути с соседями.

Каждое из государств Северо-Восточной Азии располагает продвинутыми информационными технологиями. Основой создания режима международной информационной безопасности СВА могло бы стать обязательство участников не прибегать к действиям в информационном пространстве с целью нанесения ущерба информационным сетям, системам, ресурсам и процессам другого государства, его инфраструктуре, подрыва политической, экономической и социальной систем, массированной психологической обработки населения с целью дестабилизации общества и государства.

Оформление таких региональных партнерств или сообществ и налаживание их механизмов позволили бы постепенно укрепить взаимное доверие, чтобы затем перейти к дискуссии по более широкой проблематике мира, развития и безопасности в регионе и в конечном счете создать условия для движения к системе всеобъемлющей безопасности в Северо-Восточной Азии.

Япония

В повестке дня двусторонних отношений с Москвой Япония ставит главной темой вопрос о территориальном размежевании. Правда, если в 1990–2000-е гг. проблема Курил и мирного договора была единственным предметом переговоров России и Японии, то на сегодняшний день она служит последним препятствием для углубления межгосударственного диалога. При этом обратил на себя внимание тот факт, что в своей речи на 4-ом ВЭФ во Владивостоке С. Абэ намекнул на то, что после запланированного на 30 апреля 2019 г. отречения нынешнего императора Акихито и инаугурации его наследника Нарухито в политике официального Токио очень многое может измениться.

Поэтому в отношениях с Токио необходимо всячески поддерживать любые шаги Японии по выходу за «красные флажки» блока с США, убеждая ее, что лишь на такой основе она сможет обеспечить себе международное политическое влияние, соответствующее ее позициям в мировой экономике.

Корейский полуостров

В Пхеньяне отдают себе отчет о том, что в свое время консервативный президент РК Ли Мён Бак без колебаний перечеркнул объявленную его либеральными предшественниками политику «солнечного тепла» в отношении КНДР, а Дж.Буш-мл. отмел проводившуюся Б. Клинтоном «политику умиротворения КНДР». На смену миротворцу Муну в Сеуле через пару лет может прийти очередной ненавистник Пхеньяна, а президента США Д. Трампа могут подвергнуть импичменту.

Пхеньяну нужны гарантии безопасности, а Вашингтон наглядно подтвердил свою ненадежность как партнера выходом из Договора по ПРО, из ядерной сделки с Ираном и нынешним разговором о выходе из Договора об РСМД.

Речь идет о гарантиях со стороны Китая и России, которые исторически и географически связаны с Кореей. На российско-китайское участие, похоже, рассчитывают и в обоих корейских государствах, свидетельство чему — состоявшиеся в этом году три визита Ким Чен Ына в Китай и визиты Председателя Президиума Верховного Народного Собрания КНДР Ким Ен Нама и Президента Республики Корея Мун Чжэ Ина в Москву.

Видится оптимальным вернуться к прошлому шестистороннему формату переговоров по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова (две Кореи, США, Китай, Россия и Япония) и строить эти переговоры на основе поэтапного подхода, применяя принцип «действие в обмен на действие».

Представляется целесообразным на начальном этапе предложить отделить северокорейскую ядерную программу от ракетной. Ядерный статус КНДР внесен в конституцию страны, и для Пхеньяна эта тема в настоящий момент не подлежит обсуждению. В то же время замораживание программы разработки ракет, а также гарантии нераспространения ракетных и ядерных технологий вполне могут быть предметом обсуждения.

С учетом фактически введенного Пхеньяном моратория на ракетные пуски и ядерные испытания, можно было бы поставить в Совете Безопасности ООН вопрос о снятии с КНДР части санкций с тем, чтобы стимулировать Пхеньян к дальнейшему свертыванию ракетно-ядерной программы. Скажем, к тому, чтобы прекратить разработку МБР, заморозить производство ядерных материалов, открыть свои ядерные объекты для международных инспекций.

Было бы также полезно исправить совершенно противоестественное положение, когда ООН как сторона Корейской войны до сих пор формально находится в военном противостоянии с КНДР — одним из своих членов. Для этого можно было бы выступить с предложением принять декларацию Совета Безопасности ООН и заявить, что Корейская война была страницей прошлого, и что СБ ООН эту страницу закрывает, вследствие чего отпадает и потребность в Командовании ООН в Корее.

Как Китай скрыл свои амбиции по гегемонии в Азии

«Китай не будет повторять, не повторять старую практику сильной страны, стремящейся к гегемонии», – заявил в сентябре прошлого года министр иностранных дел Китая Ван И. Это был сигнал, который китайские официальные лица продвигали с самого начала впечатляющего подъема их страны. На протяжении десятилетий они пытались преуменьшить силу Китая и убедить другие страны – особенно Соединенные Штаты – в его благих намерениях. Цзян Цзэминь, лидер Китая в 1990-х годах, призывал к взаимному доверию, взаимной выгоде, равенству и сотрудничеству во внешних отношениях страны.При Ху Цзиньтао, который пришел к власти в 2002 году, «мирное развитие» стало самой популярной фразой. Нынешний президент Си Цзиньпин в сентябре 2017 года настаивал на том, что Китаю «не хватает гена», который заставляет великие державы стремиться к гегемонии.

Такие протесты легко списать со счетов, как простой обман. На самом деле, однако, китайские лидеры говорят правду: Пекин действительно не хочет заменять Вашингтон на вершине международной системы. Китай не заинтересован в создании сети глобальных союзов, поддержании обширного глобального военного присутствия, отправке войск за тысячи миль от своих границ, руководящих международных институтах, которые ограничивали бы его собственное поведение, или распространении своей системы правления за границу.

Но сосредотачиваться на этом сопротивлении и на обнадеживающих заявлениях Китая, отражающих его, было бы ошибкой. Хотя Китай не хочет узурпировать положение Соединенных Штатов как лидера мирового порядка, его настоящая цель почти так же важна. В Индо-Тихоокеанском регионе Китай хочет полного господства; он хочет вытеснить Соединенные Штаты и стать бесспорным политическим, экономическим и военным гегемоном региона. И в глобальном масштабе, даже при том, что он счастлив оставить Соединенные Штаты в роли водителя, он хочет быть достаточно могущественным, чтобы противостоять Вашингтону, когда это необходимо.Как сказал мне один китайский чиновник: «Быть ​​великой державой означает делать то, что вы хотите, и никто ничего не может сказать об этом». Другими словами, Китай пытается вытеснить, а не заменить Соединенные Штаты.

То, как Китай продвигается по этому проекту, заставило многих наблюдателей ошибочно заключить, что страна просто пытается сосуществовать с американской мощью, а не фундаментально менять порядок в Азии и конкурировать с мировым влиянием США. Фактически, двусмысленность была частью стратегии: китайские лидеры осознали, что для достижения успеха они должны избегать провокации неблагоприятной реакции, и поэтому они воздержались от прямого вызова США, копирования их модели построения порядка или сопоставления. его глобально активные вооруженные силы.Хотя Пекин преследовал косвенную и предпринимательскую стратегию накопления власти, не заблуждайтесь: конечная цель – вытеснить Соединенные Штаты из Индо-Тихоокеанского региона и составить конкуренцию им на мировой арене.

До сих пор Китаю удавалось расти без провокации. Тем не менее, есть предел тому, насколько могущественной страна может стать, не бросая прямой вызов действующей державе, и Китай сейчас приближается к этой точке. При Си Китай начал противостоять американской мощи. Учитывая внутренние проблемы страны, подъем Китая все еще может замедлиться.Но история показала, что в подавляющем большинстве случаев, когда стране удавалось выдержать подъем, восходящая держава в конечном итоге обгоняла доминирующую державу, будь то мирным путем или посредством войны.

Это не означает, что Соединенные Штаты не могут противостоять исторической тенденции. Чтобы оставаться доминирующим, Вашингтону придется изменить курс. Ему придется не уменьшать, а углублять свое участие в либеральном международном порядке. Ему придется удвоить свою приверженность американским ценностям, а не отказываться от нее.И, что, возможно, наиболее важно, ему нужно будет обеспечить, чтобы его лидерство приносило пользу другим, а не следовать стратегии, основанной на принципах «Америка прежде всего».

Си, Трамп и их советники в Большой двадцатке в Буэнос-Айресе, декабрь 2018 г.

Кевин Ламарк / Reuters

КАК КИТАЙ РОЗА

На протяжении всей истории потенциальные державы изобретали новые способы роста. Монгольская империя связала земли через торговлю, династия Цин построила систему данников, Соединенное Королевство собрало колонии, Советский Союз создал идеологически связанные сферы влияния, а Соединенные Штаты установили институциональный порядок и глобальное военное присутствие.Китай тоже искал новые источники силы и использовал их способами, которые ранее не предпринимались.

В политической сфере Китай предпринял комбинацию тайных действий и публичной дипломатии, чтобы кооптировать и нейтрализовать иностранную оппозицию. Чтобы сформировать дискурс на деликатные темы, он создал сотни институтов Конфуция в университетах по всему миру и запустил англоязычные СМИ для распространения нарратива Коммунистической партии Китая. Агенты китайской разведки даже нанимали китайских граждан, обучающихся за границей, чтобы действовать в качестве информаторов и передавать то, что китайские студенты и профессора говорят о своей стране.В Австралии и Новой Зеландии Китай стремился более напрямую влиять на политику, тайно жертвуя деньги предпочитаемым кандидатам.

Пекин особенно новаторски использовал экономическую мощь. Стратегия здесь заключалась в финансировании инфраструктуры в развивающемся мире с целью создания зависимых и, следовательно, послушных иностранных правительств. Совсем недавно эти усилия приняли форму инициативы «Один пояс, один путь» – масштабного регионального инфраструктурного проекта, запущенного в 2013 году.Китай потратил на эту инициативу около 400 миллиардов долларов (и обещал еще сотни миллиардов долларов) и убедил 86 стран и международных организаций подписать около 100 соответствующих соглашений о сотрудничестве. Китайская помощь, которая в основном принимает форму ссуд от банков, контролируемых Коммунистической партией Китая, не связана с обычными западными условиями: нет требований к рыночным реформам или лучшему управлению. Однако Китай действительно требует от получателей лояльности по ряду вопросов, включая непризнание Тайваня.

Как написала аналитик Надеж Роллан, инициатива «Один пояс, один путь» «предназначена для того, чтобы дать Китаю возможность лучше использовать свое растущее экономическое влияние для достижения своих конечных политических целей, не провоцируя ответных мер или военного конфликта». Дело в том, что Пекин оставил военное измерение этого проекта неоднозначным, что породило в Вашингтоне неуверенность в его истинных намерениях. Многие наблюдатели задавались вопросом, будет ли в конечном итоге Инициатива «Один пояс, один путь» иметь сильный военный компонент, но это упускает из виду главное.Даже если эта инициатива не является прелюдией к глобальному военному присутствию в американском стиле – а это, вероятно, так и есть, – Китай все же может использовать экономическое и политическое влияние, создаваемое проектом, для ограничения досягаемости американского могущества. Например, он может оказать давление на зависимые государства в Африке, на Ближнем Востоке и в Южной Азии, чтобы они отказали военным США в праве на вход в их воздушное пространство или доступ к их наземным объектам.

Предпринимательство Китая не ограничивается экономической и политической сферами; он также имеет компонент жесткой силы.В самом деле, пожалуй, нигде Пекин не был более предприимчивым, чем в своей военной стратегии. Ее доктрина «запрета доступа / запрета на территорию» (A2 / AD), с одной стороны, была шедевральным новаторским ходом: за счет разработки относительно недорогих асимметричных военных возможностей страна смогла значительно усложнить любой план США в будущем. на помощь Японии, Филиппинам или Тайваню в случае войны. Во-вторых, вместо того, чтобы противостоять Соединенным Штатам с целью вытеснения своих вооруженных сил из Азиатско-Тихоокеанского региона, Китай предпринял более тонкие действия, такие как преследование У.S. корабли и самолеты с невоенными средствами, которые позволяют поддерживать определенную степень отрицания и препятствовать ответным действиям США. Благодаря такой тактике Китай добился значительных политических и территориальных успехов, не переступая порога открытого конфликта с США или их союзниками.

Конечная цель Китая – вытеснить Соединенные Штаты из Индо-Тихоокеанского региона и составить конкуренцию им на мировой арене.

Китай также избегает спровоцировать согласованный ответ со стороны Соединенных Штатов, сознательно откладывая модернизацию своих вооруженных сил.Как сказал китайский лидер Дэн Сяопин: «Спрячьте свою силу, дождитесь своего часа». Поскольку страны склонны делать выводы о намерениях противника, исходя из размера и характера своих вооруженных сил, Китай решил сначала создать другие типы власти – экономической, политической и культурной – для создания менее угрожающего имиджа.

Когда в 1970-х Дэн начал проводить «четыре модернизации» – сельского хозяйства, промышленности, науки и техники и национальной обороны – он оставил военную модернизацию напоследок.На протяжении 1980-х годов Китай в первую очередь сосредоточился на построении своей экономики; Затем он дополнил свою растущую экономическую мощь политическим влиянием, присоединившись к международным институтам на протяжении 1990-х годов и в первое десятилетие этого столетия. На рубеже тысячелетий китайская армия все еще была заметно отсталой. Его корабли не могли безопасно плавать далеко за пределами видимости береговой линии, его пилоты не умели летать ночью или над водой, а его ядерные ракеты полагались на устаревшее жидкое топливо.Большинство его наземных частей не имело современного механизированного оборудования, например, современных танков.

Только в конце 1990-х годов Китай всерьез начал модернизировать свои вооруженные силы. И даже тогда он сосредоточился на возможностях, которые были более подходящими для доминирования на Тайване, чем на проектирование власти в более широком смысле. Китай также дал понять, что он стремится использовать свои вооруженные силы для глобального блага, при этом Ху публично заявил, что его силы будут сосредоточены больше на поддержании мира и гуманитарной помощи, чем на войне.Даже печально известная китайская доктрина A2 / AD изначально была сформулирована как способ ограничения возможности США вмешиваться в дела Азии, а не как метод проецирования силы Китая. Китай не запустил свой первый авианосец до 2012 года, и только в 2013 году он провел структурные реформы, которые в конечном итоге позволят его вооруженным силам оспорить превосходство США в Индо-Тихоокеанском регионе во всех сферах.

УЧИТЫВАЯ ПРОБЕЛ

Еще одна ключевая часть стратегии Китая по накоплению власти касается его отношений с США.С. во главе мирового порядка. Пекин создал неуверенность в своих конечных целях, поддерживая порядок в одних областях и подрывая его в других. Такой подход, основанный на выборе и выборе, отражает тот факт, что Китай значительно выигрывает от отдельных частей текущего заказа. Постоянное членство в Совете Безопасности ООН позволяет ему определять международную повестку дня и блокировать резолюции, с которыми он не согласен. Всемирный банк ссудил Китаю десятки миллиардов долларов на внутренние инфраструктурные проекты. Всемирная торговая организация, к которой Китай присоединился в 2001 году, резко открыла стране доступ к иностранным рынкам, что привело к резкому увеличению экспорта, которое привело к впечатляющему экономическому росту на десять с лишним лет.Но есть части глобального порядка, которые Китай хочет изменить. И страна обнаружила, что, используя существующие пробелы, она может сделать это, не вызывая немедленных опасений.

Первый тип разрыва в заказе – географический. Некоторые части мира в значительной степени выходят за рамки порядка либо потому, что они предпочли отсутствовать, либо потому, что они не были приоритетом для Соединенных Штатов. В тех местах, где присутствие США обычно слабое или отсутствует, Китай обнаружил, что он может совершать значительные вторжения, не провоцируя гегемона.Таким образом, Китай изначально решил сосредоточиться на использовании своей экономической мощи для усиления влияния в Африке, Центральной Азии и Юго-Восточной Азии. Он также удвоил отношения с сомнительными режимами, подвергшимися остракизму международным сообществом, такими как Иран, Северная Корея и Судан, что позволило ему усилить свою политическую мощь, не угрожая позиции Соединенных Штатов.

Второй тип разрыва – тематический. В проблемных областях, где установленный порядок является слабым, неоднозначным или отсутствует, Китай стремился установить новые стандарты, правила, нормы и процессы, которые приносят ему пользу.Рассмотрим искусственный интеллект. Китай пытается сформировать правила, регулирующие эту новую технологию, таким образом, чтобы благоприятствовать его собственным компаниям, узаконивая ее использование для внутреннего наблюдения и ослабляя голос групп гражданского общества, которые информируют об этом в дебатах в Европе и Северной Америке.

Тем временем, когда дело доходит до Интернета, Китай продвигает понятие «киберсуверенитет». С этой точки зрения, которая контрастирует с западным консенсусом, киберпространство должно управляться в первую очередь государствами, а не коалицией заинтересованных сторон, и государства имеют право регулировать любой контент, который они хотят, в пределах своих границ.Чтобы изменить норму в этом направлении, Китай притормозил усилия США по включению групп гражданского общества в Группу правительственных экспертов ООН, основной нормотворческий орган для западных правительств в киберпространстве. С 2014 года он также проводит свою собственную ежегодную Всемирную интернет-конференцию, на которой пропагандируется китайский взгляд на регулирование Интернета.

В морской сфере Китай использует отсутствие международного консенсуса по морскому праву. Хотя Соединенные Штаты настаивают на том, что свобода судоходства военно-морских судов закреплена в международном праве, многие другие страны утверждают, что военные корабли не имеют автоматического права мирного прохода через территориальные воды страны – аргумент, выдвинутый не только Китаем, но и США.Союзники С. например Индия. Воспользовавшись этими несоответствиями (а также отказом США ратифицировать Конвенцию ООН по морскому праву), Китай может оспорить операции США по свободе судоходства в рамках существующего международного порядка.

Демонстрация китайских военно-морских сил в Южно-Китайском море, апрель 2018 г.

Reuters

НОВЫЙ КОНКУРС

Благодаря этой новой стратегии Китай смог вырасти в одну из самых могущественных стран мира, уступающую, пожалуй, только Соединенным Штатам.И если бы она решила придерживаться этой стратегии, страна продолжала бы оставаться вне поля зрения Соединенных Штатов. Но растущие державы могут отсрочить провокацию лишь на некоторое время, и плохие новости для Соединенных Штатов – а также для мира и безопасности в Азии – заключаются в том, что Китай вступил в начальные этапы прямого вызова порядка, возглавляемого США.

При Си, Китай беззастенчиво подрывает систему альянсов США в Азии. Он побудил Филиппины дистанцироваться от Соединенных Штатов, поддержал усилия Южной Кореи по более мягкой линии по отношению к Северной Корее и поддержал позицию Японии против американского протекционизма.Он создает наступательные военные системы, способные контролировать море и воздушное пространство в пределах так называемой первой цепи островов и проецировать мощь за пределы второй. Он явно милитаризирует Южно-Китайское море, больше не полагаясь на рыболовные суда или внутренние правоохранительные органы в реализации своей концепции суверенитета. Он даже начал вести военные действия за пределами Азии, включая создание своей первой зарубежной базы в Джибути. Все эти шаги говорят об одном: Китай больше не хочет играть вторую скрипку с Соединенными Штатами и стремится напрямую бросить вызов своему положению в Индо-Тихоокеанском регионе.

Для Соединенных Штатов сегодняшняя конкуренция с Китаем не может заключаться в противостоянии стране или, как сказал госсекретарь Майк Помпео в октябре 2018 года, в противодействии ей «на каждом шагу». Вашингтону следует сосредоточиться на укреплении мощи и влияния США во всем мире, делая Соединенные Штаты более привлекательными в качестве политического, экономического и военного партнера, вместо того, чтобы подрывать попытки Китая сделать то же самое. Сосредоточившись на самосовершенствовании, а не на конфронтации, Вашингтон может снизить риск создания врага и развязывания ненужного конфликта.

Первым шагом для Соединенных Штатов является расширение досягаемости того порядка, который они возглавляют, тем самым сокращая пробелы, которые может использовать Китай. Вопреки мировоззрению президента США Дональда Трампа, миру нужно больше порядка, а не меньше. Вашингтону следует добавить новые институты, чтобы покрыть те части порядка, которых нет, и пересмотреть старые для тех частей, которые устарели. Он должен, например, возглавить усилия по обновлению Режима контроля за ракетными технологиями, партнерства 1987 года, направленного на прекращение распространения систем доставки ядерного оружия, чтобы лучше учесть появление беспилотных дронов.Ему также следует создать новые договоры, направленные на предотвращение войн в киберпространстве (и в космическом пространстве тоже, если на то пошло). И когда Китай создает свои собственные институты, как это было с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций в 2016 году, Соединенным Штатам следует присоединиться к новым организациям на раннем этапе, чтобы повлиять на их развитие, а не пытаться подорвать их. Цель должна заключаться в построении более всеобъемлющего международного порядка, который нельзя тянуть в нелиберальном направлении Китая.

Соединенным Штатам также необходимо активизировать свою экономическую игру.У Китая почти столько же официальных торговых соглашений, сколько у США, которые в Азии заключили двусторонние соглашения о свободной торговле только с Австралией, Сингапуром и Южной Кореей. Транстихоокеанское партнерство, подписанное 12 странами в 2016 году, было шагом в правильном направлении, но администрация Трампа отказалась от предложенной сделки, тем самым обрекая на гибель крупнейшее в мире соглашение о свободной торговле, охватывающее 40 процентов глобальная экономика. Вместо этого администрация предпочла протекционистскую политику, которая послужит только облегчению экономического господства Китая в Азии.Как будто по сигналу Китай запустил свою собственную версию Транстихоокеанского партнерства, Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, в которое войдут 16 азиатских стран.

Сейчас Китай вступил в начальную стадию прямого вызова приказу США.

Вашингтону следует также переосмыслить то, как он предлагает экономическую помощь. Чтобы получить больше отдачи от своих вложений, ему нужно будет более тесно координировать свои действия со своими союзниками. Например, на островах Тихого океана Соединенные Штаты значительно отстают от Китая с точки зрения торговли, инвестиций и помощи в целях развития.Но объединив свои ресурсы с Австралией, которая объявила о масштабном инфраструктурном проекте, Соединенные Штаты могли бы приумножить свое влияние в регионе. То же самое и в Центральной Азии: если бы Соединенные Штаты координировали свои приоритеты с Японией, Швейцарией и Соединенным Королевством (все они являются основными инвесторами в регионе), они могли бы более эффективно продвигать там либеральную политическую и экономическую политику. Однако одного сотрудничества недостаточно; Вашингтону также необходимо увеличить собственную одностороннюю помощь.

Еще один способ, которым Соединенные Штаты могут сохранить свое преимущество, – это взять пример с Китая и стать более предприимчивыми в том, как он приобретает и использует власть. Стандартный сценарий, которому Вашингтон следовал с момента окончания холодной войны, больше не годится. Если Соединенные Штаты недовольны тем, что страна нарушает права человека, например, сокращение или даже прекращение экономических и дипломатических связей в качестве наказания рискует уступить влияние менее дискриминационному Китаю. Вместо этого Вашингтону следует усилить взаимодействие с сомнительным правительством, преследуя У.С. интересуется не только на дипломатическом уровне, но и на уровне людей. Точно так же, когда дело доходит до военных отношений, Соединенным Штатам необходимо обновить свой набор инструментов. Посещение портов, авиашоу и даже продажа военной техники за границу и совместные учения часто носят чисто символический характер и не демонстрируют приверженности Соединенных Штатов какой-либо стране. Гораздо более эффективными при подготовке к конфликту были бы усилия по формированию общего восприятия угрозы посредством расширенного обмена разведданными и совместного планирования действий в чрезвычайных ситуациях.

Политики США также должны тщательно обдумать, какие затраты (и не будут) стоить того, чтобы сохранить доминирующее положение Соединенных Штатов в Азии. Большинство согласны с тем, что Соединенным Штатам следует попытаться сохранить свое превосходство в регионе конкурентными, но мирными средствами. Однако ирония заключается в том, что, если Соединенным Штатам это удастся, вероятность конфликта с Китаем может возрасти. Это потому, что китайские лидеры категорически считают, что неспособность обновить свою нацию – это судьба хуже войны, и они не уклонятся от конфликта, если это то, что нужно для успеха.В результате, если лидеры США считают, что первенство в Азии стоит защищать, им следует приготовиться к тому, что для этого может потребоваться применение военной силы. Худшим из всех миров было бы неспособность конкурировать в мирное время, таким образом, приспосабливаясь к силе Китая по умолчанию, а затем – как только вспыхнет конфликт – решить, что главенство США в конце концов важно. К тому времени, однако, Соединенные Штаты окажутся в неблагоприятном положении для победы.

Соединенные Штаты должны также подумать о том, какую цену они готовы нести, чтобы защитить страны в Азии, которые еще не являются их союзниками, чье подчинение поставило бы под угрозу основополагающие принципы международного порядка.В Южно-Китайском море, например, Соединенные Штаты заявляют, что их военно-морские операции направлены на защиту общего принципа свободы судоходства, но на практике они доказали свою готовность физически защищать права прохода только кораблей США и их союзников. Неспособность Вашингтона встать на защиту не союзников, чьи права на свободное плавание ограничиваются, ставит под угрозу его выдающееся положение. Таким образом, Соединенные Штаты должны начать закладывать основу для коалиции, подобной целевой группе по борьбе с пиратством, которую они создали в Аденском заливе, корабли которой будут сопровождать любое судно, нуждающееся в защите, в Южно-Китайском море, независимо от национальности.

Другие сценарии еще более ужасны. Когда первый раунд военных реформ Китая будет завершен, что, по прогнозам, произойдет примерно в 2025 году, Пекин будет испытывать соблазн испытать свои новые возможности против слабой страны, не пользующейся защитой США. Возьмите Вьетнам. Несмотря на то, что Соединенные Штаты не обязаны защищать страну, если Китай силой захватит остров в Южно-Китайском море, в настоящее время оккупированный Вьетнамом, и Вашингтон будет стоять в стороне, его роль гаранта мира в регионе будет поставлена ​​под сомнение, и Китай будет воодушевлен.Таким образом, Вашингтон должен быть готов к незнакомой возможности использования военной силы для защиты страны, с которой у него нет союза.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОБЫТИЯ

Соревнование великих держав – это не только военные расчеты или экономическая сила. Соединенным Штатам также необходимо подтвердить приверженность защите своих ценностей. Некоторые в вашингтонском истеблишменте с тоской говорят о способности Пекина добиваться результатов, отчасти благодаря его пренебрежению либеральными нормами. Действительно, подобный агностицизм дает Китаю преимущество.Он может привлечь на свою сторону азиатские правительства, раздавая деньги без каких-либо условий, его государственные предприятия получают не только государственную поддержку, но и конфиденциальную информацию посредством шпионажа, а его авторитарная политическая система значительно упрощает контроль над повествованием о его целях. и миссии как дома, так и за рубежом. Но у Китая есть ахиллесова пята: его лидеры не смогли сформулировать видение глобального господства, выгодного для любой страны, кроме Китая. Поэтому, в отличие от США, предпочитает работать со слабыми партнерами, которых легко контролировать.

Чтобы быть конкурентоспособным, Вашингтон не может опуститься до уровня Пекина. Соединенные Штаты ни в коем случае не имеют безупречной репутации в соответствии со своими ценностями, но в целом они решили вести мир таким образом, чтобы приносить пользу другим. Сейчас не время отказываться от этого инклюзивного подхода. Вашингтону следует поддерживать международные институты, составляющие либеральный порядок. Ему следует выделить больше ресурсов на защиту своих союзников и партнеров. И в своей экономической помощи он должен уделять больше внимания качеству, а не количеству, стремясь сделать так, чтобы как можно больше людей извлекли выгоду из развития.Что сделало Соединенные Штаты номером один, так это то, что они думают глобально, а не только о том, что «Америка превыше всего». Только расширив сферу своих собственных либеральных ценностей, Соединенные Штаты могут противостоять вызову Китая.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Консорциум

«Восстание регионов» предсказывает глобальные сдвиги власти.

Это одни из интригующих прогнозов, сделанных ведущими учеными TransResearch Consortium, некоммерческой образовательной всемирной политической образовательной организации, чьи исследования за шесть десятилетий привели к их последней книге « Rise of Regions». : Конфликт и сотрудничество .В этой книге, опубликованной в сентябре издательством Rowman & Littlefield, мировая политика описывается как отход от традиционных глобальных держав и опирающийся на регионы мира по мере сокращения разрыва в развитии. Написанная в понятном формате, книга читается как документальный фильм в печати и представляет собой прогноз глобальных политических и экономических тенденций на основе анализа ключевых регионов – Восточной Азии, Северной Америки, Европы, Евразии, Ближнего Востока, Леванта и Северного уровня, Севера. Африка, Африка к югу от Сахары, Южная Америка, Северо-Восточная Азия, Юго-Восточная Азия, Центральная Азия и Южная Азия.

В книге утверждается, что регионы напрямую связаны с перспективами войны и мира, поскольку давно существующие в мире центры великой мощи, основанные на технологиях, Соединенные Штаты и Европейский Союз, ослабевают. В книге проводится региональный анализ с высоты 30 000 футов через интегрирующие принципы теории перехода власти, которая утверждает, что национальная мощь определяется валовым внутренним продуктом и эффективностью правительства. В нем раскрывается основная причина конфликта – когда быстро развивающиеся страны недовольны ценностями или стилем глобального лидера.

«То, что происходит в отношениях между Индией и Китаем, определит будущую глобальную стабильность во второй половине двадцать первого века». – Доктора Яцек Куглер и Рональд Таммен, аспирант Клермонтского университета и Марк О. Хэтфилд Школа государственного управления, Государственный университет Портленда

Rise of Regions – это увлекательное руководство для аналитиков, политиков, руководителей корпораций, студентов, изучающих международные отношения, и других лиц, заинтересованных в определении того, какие регионы и страны будут расти или падать в ближайшие десятилетия.

«Вы можете взять любую страницу этой книги, прочитать об одной из 30 или 40 стран и понять, будет ли конфликт с этой страной или в ее регионе. Это очень необычно в академическом мире – получать политические предписания из строгой академической книги », – сказал д-р Рональд Л. Таммен, один из двух редакторов и автор книги« Rise of Regions ».

Консорциум TransResearch был создан школами трех университетов – Портлендского государственного университета, Клермонтского университета в Клермонте, Калифорния.и Университет Ла Сьерра в Риверсайде, Калифорния. Его члены по всему миру работают над расширением горизонтов теории перехода власти, которая более 60 лет привлекала лояльное сообщество студентов и ученых. Rise of Regions – пятая по значимости книга в длинном списке научных и популярных публикаций. Он отредактирован и включает главы соучредителей TransResearch Consortium Таммена и доктора Яцека Куглера, а также других известных ученых из сообществ по международным отношениям и национальной безопасности.

Таммен, бывший заместитель декана Национального военного колледжа в Вашингтоне, округ Колумбия, является почетным профессором и директором-основателем Школы государственного управления Марка О. Хэтфилда Государственного университета Портленда. Он также является научным сотрудником в Клермонтском аспирантском университете в Клермонте, Калифорния. Куглер, бывший президент Ассоциации международных исследований, является профессором Элизабет Хелм Роузкранс в Клермонтском аспирантском университете. Доктор Джон Томас, декан Школы бизнеса Запара Университета Ла Сьерра и кафедры предпринимательства и политической экономии Башира Хассо, также является одним из основателей консорциума и соавтором книги Rise of Regions .

Rise of Regions предсказывает, что Китай и Индия, ведущие державы в регионах Восточной и Южной Азии, соответственно поднимутся, чтобы изменить порядок международной системы в середине и второй половине этого столетия. Это произойдет из-за демографического взрыва в Индии в сочетании с резким ростом экономической производительности там. Это приведет к появлению двух совершенно разных влиятельных брокеров в одной и той же области – Индии и Китае.

«То, что происходит в отношениях между Индией и Китаем, определит будущую глобальную стабильность во второй половине двадцать первого века…», – пишут Куглер и Таммен.Они также отмечают, что остаточные эффекты текущей глобальной пандемии не повлияют на прогноз глобальных событий.

“США и E.U. стратеги должны начать думать сейчас о том, как влиять и тонко убедить Китай и Индию присоединиться к статус-кво », – пишут соавторы Главы 16 Томас и Фредрик Кларк, доцент экономики Запарской школы бизнеса.

Это лучше всего достигается за счет деловых отношений с Китаем и путем создания коалиций для достижения удовлетворенности между влиятельными игроками, и, в частности, за счет сильного U.Партнерство между Южной и Индией, Расцвет регионов, говорят авторов.

Сложные взгляды

Китайская инициатива «Один пояс, один путь», запущенная в 2013 году, включает планы по созданию обширной сети автомобильных и морских маршрутов, призванных существенно укрепить экономические операции и влияние, а также установить политические и военные связи с соседями Китая в Центральной и Юго-Восточной Азии . Это подпитывает усилия Китая по прямой конкуренции с Соединенными Штатами за господство. «По сути, это представляет собой новую агрессивную великую стратегию для Китая и может стать не чем иным, как взрывом на мировой арене – если она будет полностью реализована», – пишут авторы главы 3.

Индия и Китай могут совместно доминировать в мире, когда население Индии превысит население Китая примерно в 2025–2030 годах, пишут Томас и Кларк. Ученые также предсказывают, что Индия станет «наградой» во второй половине века. Всемирный банк прогнозировал, что Индия будет самой быстрорастущей экономикой до 2021 года и может обогнать Китай к 2075 году.

«США. и E.U. стратеги должны начать думать сейчас о том, как влиять и тонко убедить Китай и Индию присоединиться к статус-кво.” – Др. Джон Томас и Фредрик Кларк, Школа бизнеса Запара, Университет Ла Сьерра

В главе 15 старший научный сотрудник Томас и Клермонт аспирантского университета Марина Арбетман Рабиновиц далее отмечает, что Соединенные Штаты должны следить за своими интересами в Юго-Восточной Азии, где в настоящее время находится Австралия. и Индонезия являются доминирующими игроками, и экономический рост в ее странах будет превышать экономический рост в западных регионах. Китайское влияние и инвестиции неуклонно росли, и если СШАС. желает сохранить свою долю в регионе и избежать полного перехода региона к Китаю, он должен укрепить свои партнерские отношения со странами Юго-Восточной Азии, которые были разрушены в последние годы.

Авторы книги предупреждают, что США будет неуютно из-за растущей роли Китая в следующие 25 лет. «Путь к миру открыт, но нельзя игнорировать второй путь, чреватый опасностью новой глобальной конфронтации», – предупреждает книга.

Восстание регионов также бросает вызов широко распространенным взглядам на глобальную политику.Например:

  • Конфликт в Евразии из-за Украины недооценивается и столь же опасен, как конфликт с Северной Кореей или война на Ближнем Востоке.
  • Россия больше не великая держава, вопреки видимости, но ее сотрудничество с Китаем угрожает интересам Запада.
  • Игра за власть на Ближнем Востоке сосредоточена в Иране, Турции и Саудовской Аравии, а не в Израиле.
  • Бразилия, Индонезия, Пакистан, Нигерия и, возможно, даже Бангладеш заменят Великобританию, Японию и Россию в качестве могущественных, густонаселенных производительных стран.

Примечание Таммена и Калгера: «Мы надеемся, что эта работа побудит коллег выйти за рамки великих держав и исследовать последствия смены власти внутри региональных иерархий, чтобы учитывать гражданские и международные конфликты, но, прежде всего, искать пути к миру. ” Консорциум TransResearch в настоящее время сосредотачивает свое внимание на шестой книге, в которой исследуется будущее Индии как мировой державы во второй половине 21 века.

Глубокое столкновение

Куглер и Таммен встретились примерно 40 лет назад в Вашингтоне, округ Колумбия.C. в то время как студенты A.F.K. Органский, создатель концепции теории перехода власти. «С тех пор мы дружим и с тех пор работаем [вместе]», – сказал Куглер. Он был основным автором работ, основанных на теории и ее приложениях после смерти Органского. По мере того, как Таммен, Куглер и другие расширяли и модернизировали работу Органского, поколения студентов и ученых были привлечены к движению теории перехода власти, которое они приняли для своей научной работы и как динамическое мышление о мире.«У него есть институциональная составляющая в Консорциуме TransResearch», – сказал Таммен.

«Мне повезло быть частью их команды, – сказал Томас из La Sierra. Он встретил Куглера примерно в 1997 году, когда был докторантом Клермонтского университета, в котором Томас получил докторскую степень. в экономике и политике. Он познакомился с Тамменом через Куглера. Примерно в 2007 году ученые официально оформили свои исследовательские интересы в TransResearch Consortium, подписав соглашение об артикуляции, подписанное ректорами трех университетов и указав в качестве штаб-квартиры консорциума бизнес-школу La Sierra Zapara.В том числе Томас, три профессора бизнес-школы Запары в настоящее время участвуют в исследованиях консорциума, а еще три участвовали в редактировании и исследовании различных рецензируемых статей.

«Это соглашение позволяет небольшому учреждению, такому как университет Ла Сьерра, участвовать с учреждениями первого уровня в исследованиях и сотрудничестве, в частности в теории перехода власти и ее приложениях», – сказал Томас. «Это позволяет бизнес-факультету La Sierra проводить мозговой штурм с учеными и коллегами из разных учреждений и работать над поиском лучших ответов на вопросы, которые могут повлиять на глобальную политику.

Со времени первой публикации Органского в 1958 году исследователи теории перехода власти подготовили около 500 статей и книг и представили их на многочисленных конференциях.

«Это были 60-летние исследования, что необычно для академического сообщества», – сказал Таммен. Он добавил, что движение выживет «из-за лояльности». «Люди, которые работают вместе в течение длительных периодов времени и лояльны друг к другу, что означает, что они жертвуют, они делают это не только ради себя, но и ради будущей роли организации», – сказал он.

«Мы действительно пытаемся получить систематический анализ как на уровне принятия решений, так и на макроуровне, чтобы понять эволюцию международной политической системы», – сказал Куглер.

Точное прогнозирование смены власти в стране на десятилетия станет основным способом сохранения актуальности и актуальности теории перехода власти, добавил Куглер. «Я думаю, что постоянные точные прогнозы как на уровне политики, так и на макроуровне – это способы, которыми теория выжила», – сказал он.«Ключевой вопрос в том, соответствует ли выдвинутый вами аргумент реальности. Подтверждают ли это доказательства? Я считаю, что по обоим из них мы так же близки, как и любая другая группа, которая пыталась это сделать ».

Оценка растущей роли Китая в мире: Чабра, Тарун, Доши, Раш, Хасс, Райан, Кимбалл, Эмили: 9780815739166: Amazon.com: Книги

Глобальные последствия подъема Китая как глобального игрока

В В 2005 году высокопоставленный чиновник администрации Джорджа Буша выразил надежду, что Китай станет «ответственным участником» на мировой арене.Двенадцать лет спустя администрация Трампа резко изменила курс, вместо этого назвав Китай «стратегическим конкурентом», действия которого обычно угрожают интересам США.

Обе оценки отражают основную истину: Китай больше не является просто «восходящей» державой. Он превратился в поистине глобального игрока как в экономическом, так и в военном отношении. Ежедневно его действия затрагивают практически все регионы и все основные проблемы, от изменения климата до торговли, от конфликтов в неспокойных странах до конкуренции за правила, которые будут регулировать использование новых технологий.

Чтобы лучше понять последствия нового статуса Китая как для американской политики, так и для более широкого международного порядка, ученые Брукингса провели исследование за последние два года, кульминацией которого стал проект: Глобальный Китай: оценка растущей роли Китая в мире . Цель проекта – предоставить политикам и общественности неопровержимые факты и глубокое понимание для понимания региональных и глобальных амбиций Китая.

Инициатива опирается не только на обширную скамью экспертов Брукингса по Китаю и Восточной Азии, но также и на огромную широту экспертов учреждения в области безопасности, стратегии, региональных исследований, технологий и экономического развития.

Основные направления включают развитие внутренних институтов Китая; отношения великих держав; появление критических технологий; Азиатская безопасность; Влияние Китая в ключевых регионах за пределами Азии; и влияние Китая на глобальное управление и нормы.

Глобальный Китай: оценка растущей роли Китая в мире предоставляет самую свежую, широкомасштабную и основанную на фактах оценку последствий подъема Китая для Соединенных Штатов и остального мира.

Гордый член мирового сообщества

Заявление Х.Э. Ван И
Государственный советник и министр иностранных дел
Китайской Народной Республики
На общих прениях 74-й сессии
Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций

Нью-Йорк, 27 сентября 2019 г.

Господин Президент,

В этом году исполняется 70 лет со дня основания Китайской Народной Республики. В 1945 году в ответ на зов времени родилась Организация Объединенных Наций. Четыре года спустя была основана Китайская Народная Республика, и китайская нация возродилась на глазах всего мира как полностью возрожденная нация.

За последние 70 лет мы, китайцы, изменили свою судьбу благодаря неустанным усилиям. Семьдесят лет назад Китай положил конец периоду в современной истории, когда страна была разорвана на части и растоптана. Мы встали и стали настоящими хозяевами своей страны. За последние семь десятилетий Китай превратился из закрытой, отсталой и бедной страны со слабым фундаментом в страну, открытую и находящуюся в движении. На основе удовлетворения основных потребностей своего народа Китай достиг первоначального процветания.850 миллионов китайцев избавились от бедности, а сотни миллионов присоединились к группе со средним доходом. Такие достижения – не что иное, как чудо в развитии человечества. Всего за несколько десятилетий Китай завершил то, что развитым странам потребовалось несколько сотен лет. Поступая таким образом, Китай проложил новый путь модернизации для развивающихся стран, и то, чего добился Китай, обогатило мечты людей во всем мире о лучшей жизни.

Ни одно из этих достижений не упало с неба.Скорее, они обязаны упорному труду, дальновидности и мужеству китайского народа. Секрет развития Китая заключается в нашей приверженности централизованному единому руководству Коммунистической партии Китая, пути развития, соответствующему национальным условиям Китая, фундаментальной государственной политике реформ и открытости, а также философии развития, ориентированной на людей. .

За последние 70 лет Китай интегрировался в мировое сообщество и внес свой вклад в развитие мира. Китай своим развитием активно способствует миру и процветанию во всем мире. Сегодня Китай стал ведущим двигателем глобального развития и якорем стабильности во всем мире. Китай является вторым по величине источником финансирования операций Организации Объединенных Наций и ООН по поддержанию мира. Китай также направил самое большое количество миротворческого персонала среди постоянных членов Совета Безопасности ООН. Более десяти лет Китай был главным двигателем глобального роста.Китай сейчас проводит новый раунд открытия с более высокими стандартами, что, я уверен, откроет миру новые возможности.

Вступая в новую эру, мы, китайцы, более уверены в себе и способны, чем когда-либо прежде, достичь великого обновления китайской нации, и мы находимся в лучшем положении, чем когда-либо прежде, чтобы внести больший вклад в развитие человечества. Руководствуясь идеями Си Цзиньпина о социализме с китайскими особенностями в новую эру, мы продолжим стремиться и продвигаться вперед.Оглядываясь на путь, который мы прошли за последние 70 лет, мы полны гордости. Заглядывая в будущее, мы полны уверенности в своем блестящем будущем!

Господин Президент,

На дипломатическом фронте Китай прошел путь испытаний и проблем и остался верен своей первоначальной цели. Цель китайской дипломатии никогда не менялась. Китайский народ и народы других стран всегда искренне относились друг к другу и оказывали друг другу взаимную поддержку.Китай и другие страны все чаще становятся заинтересованными сторонами, разделяющими общее будущее. Столкнувшись с международной неопределенностью, Китай сохранит стабильность и преемственность своей внешней политики и продолжит проводить дипломатию крупных стран с ярко выраженными китайскими особенностями. Китай будет продолжать защищать мир и процветание во всем мире и способствовать развитию и прогрессу человечества.

Китай руководствуется принципом независимости. Китай будет продолжать придерживаться независимой внешней миролюбивой политики.Мы не будем ни подчиняться другим, ни принуждать других к подчинению. Мы твердо отстаиваем основные национальные интересы Китая, а также законные права и интересы; мы против злоупотребления властью и никогда не уступим давлению. Китай останется приверженным основным принципам суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела других стран, закрепленным в Уставе ООН. Китай никогда не будет преследовать гегемонию или стремиться к экспансии. Мирное развитие, которое давно закреплено в Конституции Китая, является краеугольным камнем внешней политики Китая.

Китай верит в равенство народов. В 21 веке силовая политика и закон джунглей устарели и устарели. Люди хотят взаимного уважения и гармоничного сосуществования. Китай выступает за равенство всех стран независимо от их размера. Китай уважает суверенитет и территориальную целостность других стран, а также социальную систему и путь развития, независимо выбранные народами этих стран. Китай готов поделиться своим опытом развития с другими странами и предоставить необходимую помощь в случае необходимости.Тем не менее, у нас нет намерения экспортировать нашу модель развития или читать лекции другим. Мы также не привязываем к нашей помощи никаких политических условий.

Китай выступает за равенство и справедливость. На международной арене мы выступаем за справедливость и выступаем против гегемонизма или запугивания. Мы хотим вовлечь других в обширные консультации и совместный вклад в поисках общих выгод. Мы призываем к ведению международных дел с учетом существа каждого конкретного дела и к урегулированию вопросов путем консультаций.Как самая большая развивающаяся страна, Китай всегда будет твердо стоять вместе с другими развивающимися странами, защищая общие интересы и право на развитие развивающихся стран, а также увеличивая представленность и влияние развивающихся стран в глобальном управлении, чтобы способствовать демократии в международных отношениях.

Китай стремится к взаимовыгодному сотрудничеству. В этом глобализированном мире все страны поднимаются или падают вместе. Менталитет нулевой суммы и политика разорения соседа – рецепты неудач.Китай привержен делу создания открытой мировой экономики и поддержки многостороннего торгового режима, ориентированного на ВТО. Он стремится сделать глобализацию более открытой, всеобъемлющей, сбалансированной и выгодной для всех. Мы не стремимся к односторонней безопасности и не ставим наши интересы выше интересов других. Наша цель – продвигать наше развитие как часть развития мирового сообщества. Мы стремимся расширять общие интересы, открывая двери, и делимся возможностями с другими через сотрудничество.

Господин Президент,

Сегодняшний мир не является мирным местом. Односторонний подход и протекционизм создают серьезные угрозы международному порядку. В то время, когда на карту поставлено будущее мира, Китай никогда не был и никогда не будет наблюдателем. Как член-основатель Организации Объединенных Наций мы будем работать с другими странами над построением нового типа международных отношений и сообщества с общим будущим для человечества. Мы будем решительно отстаивать статус и роль Организации Объединенных Наций, международной системы, поддерживаемой ООН, и международного порядка, основанного на международном праве.

Перед встречным ветром протекционизма мы не должны просто бездействовать.

Возведение стен не решит глобальных проблем, и обвинять других в собственных проблемах не получится. Не следует забывать уроки Великой депрессии. Тарифы и провокация торговых споров, нарушающих глобальные производственные цепочки и цепочки поставок, подрывают многосторонний торговый режим и глобальный экономический и торговый порядок. Они могут даже погрузить мир в рецессию.Что касается экономических и торговых трений и разногласий, Китай стремится разрешить их спокойно, рационально и совместными усилиями, а также готов продемонстрировать максимальное терпение и добрую волю. Если другая сторона действует недобросовестно или не проявляет уважения к равному статусу или правилам на переговорах, нам придется принять необходимые меры для защиты наших законных прав и интересов, а также для защиты международного правосудия. Позвольте мне прояснить: Китай – это страна с 5000-летней цивилизацией, 1.4 миллиарда трудолюбивых и отважных людей и огромная земля в 9,6 миллиона квадратных километров. Китай никогда не будет подавлен угрозами или подавлен давлением.

Столкнувшись с безудержной односторонностью, мы не должны сидеть сложа руки.

Международный порядок должен подчиняться законам и правилам, а действия в нарушение международных норм могут только погрузить мир в хаос. Возможности, возникающие в результате нового витка научно-технической революции, – это возможности мира.Достигнутые таким образом успехи не должны монополизироваться какой-либо одной страной, и никто не должен препятствовать усилиям других стран по внедрению инноваций. Для какой-либо страны, стоящей у власти, незаконно или неоправданно вводить односторонние санкции или осуществлять долгосрочную юрисдикцию над другими странами, поскольку такая практика не имеет основы в международном праве. Ставить собственные интересы выше общих интересов всех других стран – это типичная практика запугивания, которая не находит поддержки в народе.

Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) важен для поддержания глобального стратегического баланса и стабильности. Односторонний выход из нее вызовет множественные негативные последствия. Китай выступает против размещения ракет средней дальности наземного базирования в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мы настоятельно призываем страны с крупнейшими ядерными арсеналами полностью выполнить свои особые и главные обязанности в области ядерного разоружения. Китай продолжит принимать активное участие в международном процессе контроля над вооружениями.Здесь я объявляю, что Китай инициировал внутренние юридические процедуры для присоединения к Договору о торговле оружием.

Постоянным членам Совета Безопасности необходимо подавать пример, поскольку крупные страны несут особую ответственность за поддержание стабильного международного порядка. Китай поддерживает новый раунд усилий Генерального секретаря Гутерриша по реформированию системы ООН и повышению ее эффективности и справедливости. Китай создал резервные миротворческие силы численностью 8000 человек и постоянные миротворческие полицейские подразделения.Они соответствуют стандартам эксплуатации и готовы к действию. Китай готов работать с другими сторонами для выполнения своих должных обязательств как крупной страны по поддержанию глобального мира и справедливости.

Господин Президент,

В мире, полном проблем и возрастающих рисков, Китай останется на стороне мира и справедливости. Мы будем активно изучать и применять китайский подход к решению проблем горячих точек и играть конструктивную роль в поддержании международного мира и безопасности.Китай выступает за общую, всеобъемлющую, совместную и устойчивую безопасность. Мы считаем, что споры следует разрешать посредством диалога и консультаций и что общие угрозы следует устранять посредством международного сотрудничества в интересах поддержания глобального мира и общей безопасности.

Ядерная проблема Ирана затрагивает мир и безопасность во всем мире. Все стороны должны работать вместе, чтобы поддержать Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) и гарантировать, что этот исторический результат не будет сорван.Учитывая растущую напряженность на Ближнем Востоке и в регионе Персидского залива, Китай предлагает следующее: иранскую ядерную проблему следует как можно скорее вернуть в русло СВПД; страны Персидского залива следует призвать создать платформу для диалога и консультаций; и страны за пределами региона должны играть позитивную роль в поддержании безопасности в регионе.

Палестинский вопрос должен стать приоритетным в международной повестке дня. Нам не хватает не грандиозного замысла, а мужества выполнять взятые на себя обязательства и совести для отстаивания справедливости.Больше не должно быть отступлений от решения о двух государствах и принципа «земля в обмен на мир», которые представляют собой основу международного правосудия. Для палестинского народа создание независимого государства – его неотъемлемое право, и его нельзя использовать в качестве разменной монеты.

Что касается Афганистана, то мы надеемся увидеть единый Афганистан, где все политические партии и этнические группы вместе определяют будущее своей нации, стабильный Афганистан, который решительно борется с терроризмом, и Афганистан, который живет в гармонии со своими соседями и становится позитивным сила для поддержания мира и стабильности в регионе.Мы продолжим вносить свой вклад в примирение и восстановление Афганистана.

Что касается Корейского полуострова, нельзя упускать возможность политического урегулирования вопроса. Зигзагообразный курс за последние 20 лет или около того снова и снова показывает, что реалистичный и жизнеспособный путь вперед состоит в том, чтобы способствовать параллельному прогрессу в денуклеаризации и созданию мирного механизма, а также учитывать озабоченности всех сторон и постепенно укреплять доверие посредством поэтапного и синхронизированные действия.КНДР продемонстрировала готовность к диалогу. Есть надежда, что США могут пойти навстречу КНДР. В свете новых событий на полуострове Совету Безопасности необходимо рассмотреть возможность отмены положений резолюций, касающихся КНДР, с тем, чтобы способствовать политическому урегулированию вопроса о полуострове.

Мьянма и Бангладеш при посреднических усилиях Китая достигли нового взаимопонимания относительно ускорения работы по возвращению перемещенных лиц.Созданный импульс дался нелегко. Ожидание без действий не приносит решения. Это еще больше ухудшит гуманитарную ситуацию. Только реальные действия принесут надежду и создадут условия для достижения окончательного решения проблемы Ракхайна. Все вовлеченные стороны, включая агентства ООН, должны способствовать продвижению вперед, а не сдерживать процесс.

Кашмирский вопрос, оставшийся в прошлом спор, должен быть решен мирным и надлежащим образом в соответствии с Уставом ООН, резолюциями Совета Безопасности и двусторонним соглашением.Не следует предпринимать никаких действий, которые в одностороннем порядке изменили статус-кво. Будучи соседом Индии и Пакистана, Китай надеется на эффективное урегулирование спора и восстановление стабильности в отношениях между двумя сторонами.

Господин Президент,

Разработка – это главный ключ к решению всех проблем. Развитие должно быть в центре глобальной макроэкономической политики с постоянным упором на такие приоритетные области, как сокращение бедности, инфраструктура, образование и общественное здравоохранение.Нам необходимо поддерживать глобальное сотрудничество в области развития, используя сотрудничество Север-Юг в качестве основного канала, дополняемое сотрудничеством Юг-Юг. Нам необходимо построить открытую мировую экономику и помочь развивающимся странам лучше интегрироваться в глобальные производственные и производственно-сбытовые цепочки.

Государства-члены ООН должны добиться взаимодополняемости между Повесткой дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и своими среднесрочными и долгосрочными стратегиями развития, стремясь обеспечить качественное развитие. Китайская инициатива «Один пояс, один путь» (BRI) направлена ​​на достижение открытого, экологичного и чистого развития, отвечающего высоким стандартам, устойчивого развития и ориентированного на людей.BRI, инициатива, полностью совместимая с Повесткой дня на период до 2030 года, стала дорогой к сотрудничеству, надежде и процветанию, принося реальные выгоды людям во всем мире. Мы надеемся, что другие страны воспользуются возможностями развития, созданными BRI, чтобы придать новый импульс реализации Повестки дня на период до 2030 года.

Изменение климата – это глобальный консенсус. Нам необходимо ответить на этот вызов согласованными глобальными усилиями в соответствии с принципом общей, но дифференцированной ответственности.Саммит ООН по борьбе с изменением климата дал положительные результаты; Китай, как один из руководителей Nature-Based Solutions, сыграл свою роль, чтобы сделать это возможным. Китай верит в добросовестность. Мы выполним то, на что подписались, выполним свои обязательства и будем работать с реальными действиями, чтобы внести свой вклад в построение чистого и прекрасного мира.

Китай придает большое значение жизни и здоровью своего народа и всегда придерживается подхода абсолютной нетерпимости к наркотикам. Мы взяли под контроль все вещества, связанные с фентанилом, и этот шаг выходит далеко за рамки такого графика ООН.Это демонстрирует, что Китай активно участвовал в глобальном контроле над наркотиками с острым чувством ответственности. Что касается вспышки лихорадки Эбола в Африке, когда снова прозвучал сигнал тревоги, Китай уже направил чрезвычайную помощь Демократической Республике Конго и ее соседям, пострадавшим от эпидемии. Китай также направил экспертов в области общественного здравоохранения и поддерживает тесное сотрудничество с Всемирной организацией здравоохранения и Комиссией Африканского союза. Кроме того, Китай пожертвует еще 18 миллионов долларов в Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией.

Господин Президент,

Я хочу закончить цитатой президента Си Цзиньпина: «Наш мир полон как надежд, так и проблем. Мы не должны отказываться от наших мечтаний только потому, что реальность вокруг нас слишком сложна; мы не должны прекращать преследовать наши идеалы только потому, что они кажутся недосягаемыми ». Давайте неустанно работать над продвижением целей и принципов Устава ООН и вместе построим сообщество с общим будущим всего человечества.

Спасибо!

Китай заменил U.S. как локомотив глобальной экономики: Кемп

(Джон Кемп – рыночный аналитик Reuters. Высказанные мнения являются его собственными.)

ЛОНДОН (Рейтер) – Китай заменил Соединенные Штаты в качестве двигателя мировой экономики, обеспечивая безусловно, самый большой вклад в экономический рост за последние годы, который в свою очередь потянул за собой небольшие экономики мира.

По данным Международного валютного фонда, на азиатскую страну приходилось 28% всего мирового роста за пять лет с 2013 по 2018 год, что более чем вдвое превышает долю Соединенных Штатов.

Фонд прогнозирует, что на Китай будет приходиться аналогичная доля роста в следующие пять лет в период с 2019 по 2024 годы («Мировой экономический прогноз», МВФ, октябрь 2019 года).

Согласно прогнозам Фонда (tmsnrt.rs/2PSujKz), на Китай, Индию, Индонезию, Россию и Бразилию в совокупности будет приходиться более половины всего мирового роста до 2024 года.

Не существует сценария, при котором мировая экономика может достичь здорового роста, если в этих пяти странах, особенно в Китае, не будет значительного роста объемов производства и доходов.

Урегулирование экономического конфликта между Соединенными Штатами и Китаем или, по крайней мере, более эффективное управление им будет иметь решающее значение, если глобальный рост снова ускорится в течение следующих нескольких лет.

ЛОКОМОТИВНАЯ ТЕОРИЯ

Между 1970-ми и 1990-ми годами было принято характеризовать Соединенные Штаты как локомотив мировой экономики («О теории локомотива в международной макроэкономике», Бронфенбреннер, 1979).

Фискальная и денежно-кредитная политика США обычно играла решающую роль в развитии глобального экономического цикла через торговые и финансовые связи с более мелкими странами.

Доминирующая роль Соединенных Штатов в системе была выражена в различных версиях фразы «когда США чихают, мир простужается».

Соединенные Штаты по-прежнему важны, а Федеральная резервная система остается в центре глобальных рынков, но экономика США уже недостаточно велика и не растет достаточно быстро, чтобы действовать в качестве единственного локомотива для мирового экономического поезда.

Китай и другие крупные развивающиеся рынки в совокупности теперь являются более важными движущими силами мировой экономики (tmsnrt.RS / 32кВ6лк).

Традиционный афоризм, вероятно, следует изменить так: «когда Китай чихает» или «когда чихают развивающиеся рынки», мир простужается.

(Китай и другие крупные развивающиеся рынки сами по себе становятся все более взаимозависимыми, поскольку Китай является одновременно крупным импортером сырья и поставщиком готовой продукции и внешних инвестиций.)

Циклическое замедление темпов роста Китая в 2014/15 и 2018/19 годах было основным фактором, способствовавшим этому факторов глобального экономического спада в те годы, и Китай будет оставаться в центре глобального цикла в течение следующих пяти лет.

GLOBAL INDUSTRIES

Циклическое положение Китая особенно важно, потому что его быстрорастущий средний класс находится на стадии экономического развития, когда спрос на нефть, автомобили, авиаперевозки, туризм и другие отрасли быстро растет.

Экономика находится в средней части S-образной кривой, где рост доходов способствует быстрому росту потребления личных автомобилей и междугородных авиаперевозок.

Цикл Китая сыграл важную роль в падении цен на нефть в 2014/15 году и снова в 2018/19 году, сдерживая рост потребления нефти в те годы.

Сейчас эта страна вместе с Индией играет аналогичную роль в глобальном спаде производства двигателей, который нанес ущерб автопроизводителям и затронул всю глобальную производственно-сбытовую цепочку отрасли.

В свою очередь, более низкие цены на нефть ударили по доходам, государственным расходам и инвестициям в бизнес на большей части Ближнего Востока и в других регионах, зависящих от экспорта нефти.

Циклический спад нефти даже сказывается на доходах, инвестициях и занятости в нефтедобывающих регионах США, таких как западный Техас.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА

С начала 2018 года Соединенные Штаты проводят целенаправленную политику попыток нанести ущерб экономике Китая в ответ на опасения по поводу изменения баланса экономической мощи и несправедливой торговой практики.

Тарифы и нетарифные барьеры, включая ужесточение ограничений на доступ к рынкам, инвестициям, владению бизнесом, черные списки безопасности, санкции и уголовное преследование, использовались в рамках «общегосударственных» усилий.

Узкая, публично заявленная цель заключалась в том, чтобы заставить Китай изменить свою промышленную политику, включая субсидии, государственное кредитование, защиту интеллектуальной собственности и доступ к рынкам.

Более широкая стратегическая цель заключалась в сдерживании роста страны и поддержании нынешнего глобального баланса сил под руководством США, по крайней мере, до тех пор, пока политическая система Китая не станет более плюралистической и либеральной.

Учитывая роль Китая как глобального экономического локомотива, экономическая война должна была вызвать значительное замедление мировой экономики, которое материализовалось в 2018/19 году.

Невозможно было нанести ущерб экономике Китая без воздействия, которое оказывало на остальной мир, в том числе на Соединенные Штаты, учитывая центральную роль Китая в глобальном росте.

В результате администрация Трампа была вынуждена выбирать между глобальным ростом и торговым и инвестиционным конфликтом с Китаем («Трамп должен выбирать между экономикой и торговой войной», Reuters, 23 августа).

Для многих политиков США замедление экономического роста было ценой, которую стоит заплатить, чтобы попытаться изменить экономическую политику Китая и противодействовать быстрому экономическому росту страны.

Но поскольку до выборов президента и конгресса в США остался всего год, акцент снова переключился на содействие росту, и U.Администрация С., похоже, более заинтересована в достижении сделки.

Соединенные Штаты и Китай, похоже, стремятся снизить эскалацию своего конфликта, по крайней мере, временно, чтобы предотвратить рецессию и ускорить рост в 2020 году.

ПОСЛЕ ПОГРУЗКИ

Сделка, которая в настоящее время обсуждается между Китаем и США, скорее всего чтобы охватить лишь ограниченное количество вопросов, включая тарифы, интеллектуальную собственность и торговлю сельскохозяйственной и энергетической продукцией.

Наиболее серьезные разногласия, вероятно, останутся неразрешенными, включая доступ к рынкам, передачу технологий, кибербезопасность, промышленные субсидии, цепочки поставок и относительный баланс военно-экономической мощи.

Существует значительная неопределенность в отношении того, окажется ли перемирие стабильным и продолжительным после избирательного цикла в США в 2020 году, особенно если будут периодические приступы напряженности по нерешенным вопросам.

По крайней мере, для некоторых политиков США любое перемирие предназначено для того, чтобы выиграть больше времени для завершения частичного разрыва связей между экономиками США и Китая и переориентации глобальных производственно-сбытовых цепочек в сторону от Китая.

Для некоторых политиков в обоих правительствах возобновление экономического конфликта – лишь вопрос времени, поскольку две страны ведут долгую войну на истощение.

Однако, учитывая доминирующую роль Китая в мировом росте, трудно понять, как Соединенные Штаты могут вернуться к нацеливанию на экономику страны, не вызвав возобновления глобального замедления темпов роста.

В более широком смысле, не существует вероятного сценария, при котором остальная часть мировой экономики испытает здоровый рост в течение следующих пяти лет, если только Китай не будет расти высокими темпами и отношения между США и Китаем значительно улучшатся.

Обе страны должны конструктивно сосуществовать. Если они не смогут этого сделать, результатом, скорее всего, станет продолжительный период слабого глобального роста.

% PDF-1.4 % 1151 0 объект > эндобдж xref 1151 150 0000000016 00000 н. 0000006084 00000 н. 0000006375 00000 н. 0000006505 00000 н. 0000006554 00000 н. 0000006893 00000 н. 0000007227 00000 н. 0000007566 00000 н. 0000007848 00000 н. 0000008225 00000 н. 0000008338 00000 п. 0000016021 00000 п. 0000016081 00000 п. 0000016169 00000 п. 0000016350 00000 п. 0000016530 00000 п. 0000016704 00000 п. 0000016880 00000 п. 0000017033 00000 п. 0000017195 00000 п. 0000017381 00000 п. 0000017527 00000 п. 0000017687 00000 п. 0000017825 00000 п. 0000017894 00000 п. 0000018032 00000 п. 0000018117 00000 п. 0000018204 00000 п. 0000018302 00000 п. 0000018404 00000 п. 0000018503 00000 п. 0000018601 00000 п. 0000018694 00000 п. 0000018795 00000 п. 0000018893 00000 п. 0000018992 00000 п. 0000019089 00000 п. 0000019196 00000 п. 0000019296 00000 п. 0000019409 00000 п. 0000019494 00000 п. 0000019675 00000 п. 0000019751 00000 п. 0000019835 00000 п. 0000020005 00000 п. 0000020092 00000 п. 0000020177 00000 п. 0000020308 00000 п. 0000020474 00000 п. 0000020550 00000 п. 0000020634 00000 п. 0000020818 00000 п. 0000020946 00000 п. 0000021031 00000 п. 0000021145 00000 п. 0000021298 00000 п. 0000021405 00000 п. 0000021539 00000 п. 0000021715 00000 п. 0000021803 00000 п. 0000021899 00000 п. 0000022000 00000 н. 0000022136 00000 п. 0000022257 00000 п. 0000022378 00000 п. 0000022518 00000 п. 0000022609 00000 п. 0000022701 00000 п. 0000022792 00000 п. 0000022891 00000 п. 0000023018 00000 п. 0000023142 00000 п. 0000023276 00000 п. 0000023368 00000 п. 0000023459 00000 п. 0000023549 00000 п. 0000023640 00000 п. 0000023732 00000 п. 0000023823 00000 п. 0000023949 00000 п. 0000024112 00000 п. 0000024215 00000 п. 0000024333 00000 п. 0000024461 00000 п. 0000024590 00000 п. 0000024737 00000 п. 0000024867 00000 п. 0000024986 00000 п. 0000025056 00000 п. 0000025208 00000 п. 0000025293 00000 п. 0000025470 00000 п. 0000025609 00000 п. 0000025770 00000 п. 0000025857 00000 п. 0000025945 00000 п. 0000026123 00000 п. 0000026211 00000 п. 0000026300 00000 п. 0000026403 00000 п. 0000026507 00000 п. 0000026609 00000 п. 0000026712 00000 п. 0000026813 00000 п. 0000026913 00000 п. 0000027062 00000 п. 0000027179 00000 н. 0000027323 00000 п. 0000027469 00000 н. 0000027592 00000 п. 0000027705 00000 п. 0000027792 00000 п. 0000027876 00000 н. 0000028026 00000 п. 0000028223 00000 п. 0000028316 00000 п. 0000028424 00000 п. 0000028583 00000 п. 0000028712 00000 п. 0000028875 00000 п. 0000028997 00000 п. 0000029107 00000 п. 0000029284 00000 п. 0000029414 00000 п. 0000029607 00000 п. 0000029786 00000 п. 0000029959 00000 н. 0000030091 00000 п. 0000030214 00000 п. 0000030349 00000 п. 0000030464 00000 п. 0000030549 00000 п. 0000030776 00000 п. 0000030906 00000 п. 0000030991 00000 п. 0000031107 00000 п. 0000031233 00000 п. 0000031364 00000 п. 0000031478 00000 п. 0000031577 00000 п. 0000031703 00000 п. 0000031821 00000 п. 0000031908 00000 п. 0000031993 00000 п. 0000032092 00000 п. 0000032244 00000 п. 0000032375 00000 п. 0000032514 00000 п. 0000005901 00000 п. 0000003361 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 1300 0 объект > поток xYPSW> hKqtI и BPdFb⪋cs U >: ꢂ (vn Վ v} mBr!

Китай + Индия: Сила двух

Историческое событие, практически незамеченное остальным миром, произошло на границе между Китаем и Индией 6 июля 2006 года.Спустя 44 года азиатские соседи вновь открыли Натху Ла, горный перевал на высоте 14 140 футов в восточных Гималаях, соединяющий Тибет в Китае с Сиккимом в Индии. Несмотря на сильный ветер и дождь, несколько высокопоставленных лиц, в том числе посол Китая в Индии, председатель Тибетского автономного района и главный министр Сиккима, наблюдали, как солдаты убирают забор из колючей проволоки между двумя странами.

Компаниям по всему миру было бы хорошо, если бы в Натху Ла (что в переводе с тибетского означает «Прохождение слуховых ушей»), рев ветров перемен.Решение открыть самый высокий таможенный пост в мире стало кульминацией медленного, но неуклонного процесса сближения между Китаем и Индией. Друзья стали врагами в 1962 году, когда они вели короткую, но кровопролитную войну. После этого армии двух стран смотрели друг на друга с оружием наготове, пока их правительства не решили бороться с бедностью, а не друг с другом. За последние несколько лет Китай (во главе с президентом Ху Цзиньтао и премьер-министром Вэнь Цзябао) и Индия (во главе с премьер-министром Манмоханом Сингхом) заново наладили связи.Китай теперь поддерживает заявку Индии на постоянное место в Совете Безопасности ООН; их армии провели совместные военные учения; и на переговорах Всемирной торговой организации страны заняли аналогичные позиции по международной торговле сельскохозяйственной продукцией и правам интеллектуальной собственности.

Два народа также возрождают свои старые культурные и религиозные связи. Начиная с 2012 года, они позволят туристам посещать Натху Ла, что увеличит количество международных паломничеств.Перевал позволяет буддистам Китая возносить молитвы в монастырях Сиккима, таких как Румтек, а индийским индуистам и джайнам – посетить священную гору Кайлас и озеро Манасаровар в Тибете. Связи между Китаем и Индией очень крепкие. Четверо из пяти китайцев из самых разных слоев общества сказали мне в неофициальном опросе, что фильмы Болливуда сразу приходят на ум, когда они думают об Индии. И это несмотря на то, что прошло более десяти лет с тех пор, как индийские фильмы были единственными иностранными фильмами, показываемыми в Китае.Было бы ошибкой игнорировать эти факты; несколько ученых, например Тансен Сен из колледжа Баруха, утверждали, что религия и культура смазывают колеса коммерции.

Китай и Индия также восстанавливают свои деловые мосты. Хотя открытие Натху Ла может быть в значительной степени символическим – две страны разрешают торговать через перевал лишь несколькими товарами, такими как шелк-сырец, лошади и чай, – это свидетельствует о новом духе товарищества между наиболее быстрорастущими экономиками планеты. Их желание наладить партнерство очевидно: между ними часто происходят официальные визиты на высоком уровне; бизнесмены из каждой страны участвуют в конференциях, проводимых в другой; и прогнозы движения товаров и услуг между ними продолжают расти.В 1990-е годы китайско-индийская торговля оставалась на уровне около 250 миллионов долларов в год, но достигла 13 миллиардов долларов в 2006 году, превысит отметку в 20 миллиардов долларов в 2007 году и может превысить 30 миллиардов долларов в 2008 году – темпы роста более 50% в год. .

Тем не менее, большинство предприятий и экспертов не обращают внимания на эту перспективную ось бизнеса. Я все время слышу скептиков. Китай и Индия не могут сотрудничать; они могут только соревноваться, говорят многие западные (а не некоторые китайские и индийские) ученые и консультанты. Обе страны борются за то, чтобы стать бесспорной сверхдержавой Азии, и с подозрением относятся к намерениям друг друга.У Китая и Индии есть ядерное оружие; они создали самые большие армии в мире; и они пытаются доминировать на морях в регионе. Китай продолжает поддерживать Пакистан, чему Индия недовольна, а Индия по-прежнему принимает тибетских беженцев, на что Китай возмущается. Между тем Соединенные Штаты противопоставляют Индию Китаю. Кроме того, поскольку большинство взрослых китайцев и индийцев выросли, считая друг друга агрессорами, им трудно доверять друг другу.

Более того, утверждается, что Китай и Индия в душе соперники в бизнесе.Замечательный экономический подъем первого угрожает Индии, которая отстает от своего соседа почти по всем общепринятым социально-экономическим показателям. Китай может быть сильным в производстве и инфраструктуре, а Индия в сфере услуг и информационных технологий, но обрабатывающая промышленность последней становится конкурентоспособной на глобальном уровне, в то время как технологический сектор Китая угрожает сравняться с Индией через десятилетие. У обоих растет аппетит к природным ресурсам, таким как нефть, уголь и железная руда, за которые они ведут ожесточенную борьбу.Они также борются за капитал, особенно за инвестиции транснациональных компаний из Северной Америки, Европы и Японии. Все это мешает поверить в то, что Китай и Индия когда-либо смогут сотрудничать. Мало кто задумывается спросить: «Могут ли Китай и Индия работать вместе?» Вместо этого в залах заседаний обсуждают большой вопрос, сможет ли Индия догнать Китай.

Эта перспектива неполная. В Китае проживает 1,3 миллиарда человек; Население Индии составляет 1,1 миллиарда человек. В следующем десятилетии они станут крупнейшей и третьей по величине экономикой с точки зрения покупательной способности.К 2016 году на них будет приходиться около 40% мировой торговли по сравнению с 15% в 2006 году. Это примерно то же положение, которое они занимали около 200 лет назад. Экономист Ангус Мэддисон подсчитал, что в 1800-х годах на Китай и Индию вместе приходилось 50% мировой торговли. Невозможно делать прогнозы относительно интеграции этих стран в мировую экономику, потому что прошлые события, такие как воссоединение Германии и падение «железного занавеса», несопоставимы. После этих событий в 1990 году большое количество людей вошло в мировую экономику, но цифры бледнеют по сравнению с двойным ударом между Китаем и Индией.Нравится вам это или нет, но будущее мира связано с Китаем и Индией.

Обе страны поставили свои миллионы на корм перед пограничными спорами, и они не могут повернуть время вспять для либерализации. Они могут потерять слишком много, если не будут работать вместе. Это не означает, что наступит праздник любви; это лишь подразумевает меньшую враждебность и подозрительность между двумя быстрорастущими странами.

Китай и Индия пошли разными путями для вхождения в мировую экономику, и это привело к их взаимодополняемости.Некоторые руководители бизнеса научились использовать ресурсы и возможности обеих стран, как я покажу на следующих страницах. В процессе они стали конкурентоспособными на мировом уровне. Многонациональные компании проиграют только в том случае, если они не воспользуются преимуществами взаимодополняемости двух экономик. Однако, если они охватят обе страны, они смогут задействовать различные сильные стороны почти так же легко, как китайские и индийские компании.

Понимание глубины их взаимоотношений

Напряженность между Китаем и Индией реальна, но в конечном итоге окажется, что она отклоняется от нормы.Есть три веских причины верить в это: историческая, экономическая и стратегическая.

Во-первых, Китай и Индия закрыли свои границы в наше время, но за 2000 лет, предшествовавших конфликту 1962 года, эти две страны поддерживали прочные экономические, религиозные и культурные связи. Ко второму веку до нашей эры южная ветвь Великого шелкового пути – взаимосвязанная серия древних торговых путей на суше и на море – связала города Сиань в Китае и Паталипутру в Индии. Торговля на Чайной и Лошадиной дороге, как ее называли китайцы, была важным фактором роста китайской и индийской цивилизаций.В этом свете закрытие китайско-индийской границы – а не ее открытие – является аномалией.

Фактически, буддизм пришел из Индии в Китай в 67 году нашей эры по Великому шелковому пути. В те дни отношения между Китаем и Индией основывались на взаимном уважении и восхищении. Монах Фа-сянь (337–422 г. н.э.), который путешествовал из Китая в Индию, чтобы изучать буддизм, называл последний как Мадхьядеша (санскрит означает «Среднее царство»), что аналогично значению Чжунго , слово, которое китайцы использовали для описания Китая.В 1930-х годах не меньший ученый, чем Ху Ши из Пекинского университета, сказал, что шестой век нашей эры ознаменовал «индианизацию Китая». Даже сегодня визиты китайских и индийских лидеров включают поездку в буддийский храм в стране пребывания.

Было также много доброй воли после рождения двух современных государств, Индии в 1947 году и Китая в 1949 году. В 1930-х годах будущий премьер-министр Индии Джавахарлал Неру часто писал о том, как Индия поддерживала борьбу своих соотечественников из Азии под иностранным игом.Он организовал марши в Индии в поддержку свободы Китая, организовал бойкот японских товаров и в 1937 году отправил медицинскую миссию, чтобы помочь китайцам. Индия была второй после Бирмы некоммунистической страной, признавшей Китайскую Народную Республику в 1950 году. Пять лет спустя Индия поддержала идею о том, что Китай должен принять участие в Бандунгской конференции в Индонезии, что привело к созданию Non – Движение единства, союз развивающихся стран, не поддерживавший ни США, ни Советский Союз.В те бурные годы в Индии был слышен слоган « хинди чини бхай бхай» («индейцы и китайцы – братья»). Лозунг не забыт; Премьер-министр Китая Вэнь Цзябао повторил это в 2006 году, когда посетил Индийский технологический институт в Дели.

Во-вторых, экономисты говорят нам, что соседи, как правило, торгуют больше, чем другие страны. Официальный комитет, созданный для поощрения торговли между Китаем и Индией, недавно предположил, что к 2010 году двусторонняя торговля может достичь 50 миллиардов долларов.Даже официальные цифры занижают потенциал, по мнению экономистов, которые используют гравитационные модели для оценки того, какой должна быть торговля между двумя странами. Такие модели рассчитывают потенциальную двустороннюю торговлю в зависимости от размера стран, физического расстояния между ними и других факторов, таких как общий язык, колониальное прошлое, границы, членство в зоне свободной торговли и т. Д. на. Согласно этим моделям, китайско-индийская торговля сегодня на 40% меньше, чем могла бы быть. Более того, китайско-индийская торговля более сбалансирована, чем торговля Китая с Соединенными Штатами и Европой; большой дефицит последних стран вызывает политические трения.

В-третьих, Китай и Индия, после того как они оторвались друг от друга, развивались взаимодополняющими способами, что снизило конкуренцию между ними. В чем Китай хорош, а в Индии – нет, и наоборот. Китай начал радикальные экономические реформы в 1978 году и с тех пор постоянно открывался. Кризис платежного баланса вынудил Индию провести реформы в 1991 году, но из-за политических факторов с тех пор либерализация там была медленной и частичной. Китай использует власть сверху вниз для направления предпринимательства; фактически, во многих случаях государство является предпринимателем.Индия упивается безумием, возглавляемым частным сектором, а ее правительство неспособно к эффективности. Китай изо всех сил пытается контролировать инвестиции в основной капитал, в то время как Индию сдерживает дефицит капитала. Китай приветствует иностранцев, избегая только тех, кто не входит в его структуру власти. Индия избегает иностранцев и не любит своих. Рынки капитала Китая отсутствуют; Индия – одна из лучших на развивающихся рынках. И так далее. Нет двух стран, в которых больше инь и янь, чем в Китае и Индии.

В результате, компании, процветающие в Китае и Индии, сильно различаются.Как я и мой коллега из ОБДХ Кришна Палепу утверждали в предыдущей статье HBR («Новые гиганты: создание компаний мирового уровня в развивающихся странах», октябрь 2006 г.), компании обычно являются отражением институционального контекста в своих странах. В Китае, где защита прав интеллектуальной собственности только зарождается, а правительство ограничивает некоторые формы самовыражения, предприниматели не выходят за рамки творчества. Вместо этого им имеет смысл строить производственные предприятия, использующие превосходную инфраструктуру.В Индии компаниям, которые зависят от систем автомагистралей и надежного электроснабжения, трудно процветать. Те, которые обучают и направляют десятки тысяч технически продвинутых англоговорящих выпускников университетов, напротив, процветают. И в Китае, и в Индии наблюдается бурный рост предпринимательства, но это делает их компании более взаимодополняющими, чем думает мир.

Получение лучшего из обоих миров

Эти взаимодополняемости представляют как возможность, так и угрозу.Легко заметить преимущества синергетического отношения к Китаю и Индии и получения лучшего из обоих миров. Компании могут использовать Китай для дешевого производства почти всего. Они могут обратиться к Индии за проектированием и разработкой продуктов с минимальными затратами; они также могут нанимать индийских талантов для продажи и обслуживания продуктов. Например, китайская компания Lenovo, которая купила бизнес IBM по производству ПК в 2005 году, недавно перенесла свою глобальную функцию управления рекламой из Шанхая в Бангалор. Это потому, что в Индии очень креативная и сложная рекламная индустрия.

Безусловно, китайские и индийские компании будут жестко конкурировать друг с другом. Это не означает, что рост одного обязательно произойдет за счет другого. Например, когда китайское правительство пытается развивать индустрию программного обеспечения, индийские компании, такие как Infosys, Tata Consultancy Services и Satyam, одними из первых нанимают китайских инженеров. Означает ли это, что они сеют семена собственного разрушения? Не совсем. Большинство индийских компаний перебрались в Китай для предоставления программных услуг своим многонациональным клиентам.Китайские фирмы будут пытаться конкурировать за эти контракты, даже если индийские компании борются за долю местного китайского рынка. Китай выиграет от наличия индустрии программного обеспечения, но выгода может быть получена не за счет индустрии программного обеспечения Индии.

Объединение Китая и Индии ставит в невыгодное положение многие компании, особенно с Запада, которые отказываются реагировать на эту тенденцию. Они не смогут добиться синергии, которую могут дать их китайские и индийские соперники. Если они потеряют долю на этих двух рынках, они – с учетом размеров Китая и Индии – вряд ли останутся лидерами на очень долгое время.Таким образом, развивающиеся китайско-индийские гиганты представляют более серьезную угрозу для многонациональных компаний, чем они предполагали до сих пор.

Взаимодействие друг с другом

Некоторые китайские и индийские компании уже начинают рассматривать две страны как симбиоз. Ими движут не политические факторы, а твердый эгоизм.

Индия приходит в Китай.

Три года назад Mahindra & Mahindra, индийский производитель тракторов и автомобилей, считал, что в Китае будет дешевле производить тракторы, чем в Индии.Кроме того, индийская компания могла получить доступ к быстрорастущему китайскому рынку только за счет местного производства тракторов. M&M создала совместное предприятие Mahindra (China) Tractor с правительством города Наньчан. Партнеры очень разные: M&M – это частная компания, которую возглавляет отпрыск индийской бизнес-семьи в третьем поколении, что далеко от правительства Китая. Китайско-индийское предприятие приобрело компанию Jiangling Tractor, завод которой расположен на полпути между Шанхаем и Гуанчжоу и имеет производственную мощность 8 000 тракторов в год.

Маломощные тракторы

M&M идеально подходят для обработки раздробленных сельскохозяйственных угодий Индии. В 2006 году компания занимала 30% рынка Индии, а ее ближайший конкурент – 23%. Эти тракторы подходят и Китаю, где размер среднего землевладения сейчас сравним с индийским. Когда коммуны Китая распались и количество фермеров резко выросло, спрос на тракторы резко вырос. Китайское правительство также предложило финансовые стимулы, чтобы фермеры перешли с мотокультиваторов на тракторы, что снизило бы спрос на бензин.M&M вышла на китайский рынок с брендом FengShou от Jiangling Tractor. Компания умело спроектировала и спроектировала эту модель на своих предприятиях в Индии, а ее производит китайская компания.

Mahindra (Китай) Tractor производит компактные тракторы FengShou мощностью от 18 до 35 лошадиных сил для китайского и зарубежных рынков. Он также импортирует более мощные тракторы M&M мощностью от 45 до 70 л.с. из Индии и продает их в Китае. В феврале 2005 года, когда я разговаривал с Анандом Махиндрой, генеральным директором M&M, он только похвалил китайскую компанию.«Мы разрушаем миф о том, что в Китае трудно зарабатывать деньги или что культурная ассимиляция затруднена», – сказал он мне. «На местной дискотеке в Наньчане сейчас играют бхангра (жанр индийской народной музыки), а бывший председатель китайской компании спел песни из индийских фильмов на нашем первом банкете». Махиндра сказал, что у него не было проблем с тем, чтобы заставить китайских и индийских руководителей работать вместе. M&M направила 15 индийцев на предприятие в Китае, и все они подчиняются китайским руководителям.По словам Махиндры, индийцы от этого не хуже.

Это еще не все. M&M поняла, что может выйти на некоторые нишевые рынки США. Многие бэби-бумеры ушли из напряженной городской жизни в такие места, как Флагстафф, штат Аризона, где за цену квартиры в Сан-Франциско они купили несколько акров земли. Этим фермерам-любителям для обработки почвы нужен только небольшой трактор. С 2000 по 2005 год M&M вырвала 6% -ную долю американского рынка тракторов мощностью до 70 л.с. у таких компаний, как John Deere, New Holland, Agco и Kubota Tractor.В некоторых южных штатах, таких как Техас, доля рынка M&M достигает 20%. M&M, в частности, дает компании John Deere возможность потратить свои деньги. В 2004 году в рекламе дилера Deere была обещана скидка в 1500 долларов каждому покупателю, обменявшему M&M на John Deere. По словам руководителей M&M, когда они разыскали владельцев тракторов, которые видели рекламу, 97% заявили, что довольны своими тракторами, сделанными в Китае и Индии, и не пошли на скидку.

Китай приходит в Индию.

Подобно тому, как Mahindra & Mahindra использует жесткую инфраструктуру Китая, китайская Huawei использует мягкую инфраструктуру Индии, чтобы поддерживать свое глобальное преимущество перед западными гигантами, такими как Cisco. В 1999 году китайский производитель телекоммуникационного оборудования основал индийскую компанию, в которой в настоящее время работает около 1500 инженеров. Этот объект, расположенный в Бангалоре, разрабатывает программные решения в таких областях, как передача данных, управление сетью, системы поддержки операций и интеллектуальные сети.В 2006 году компания открыла второй завод в Бангалоре, где 180 инженеров-программистов разрабатывают продукты для оптических сетей и решения для беспроводных локальных сетей.

Компания Huawei объявила, что инвестирует дополнительно 100 миллионов долларов в создание единого кампуса площадью 25 акров в Бангалоре на 2000 человек. Это позволит Huawei India выйти в новые области, такие как сети оптической передачи данных, и сосредоточить внимание на сетях третьего поколения. В то время как центр разработок Huawei в Шэньчжэне является ее самым важным объектом, центр в Бангалоре (на который приходится около 7% научно-исследовательских работ компании) становится вторым по значимости.Отчасти это из-за его возможностей. В августе 2003 года индийское предприятие получило желанный сертификат уровня 5 модели зрелости возможностей – высший уровень качества для производителей программного обеспечения.

Стратегия

Huawei примечательна тем, что бюрократия и государственное устройство Индии сделали все возможное, чтобы помешать компании создать базу. Компания настаивала на своем, понимая, что найм инженеров вместо того, чтобы отдавать разработку программного обеспечения на аутсорсинг индийским компаниям, улучшит ее положение.Джек Лу, курирующий человеческие ресурсы, возглавлял офис в Бангалоре в течение трех лет после его основания. Он говорит, что главная задача – преодолеть стереотипы одной страны о другой. Например, индийские СМИ изображают китайцев как оппортунистов, настроенных на кражу секретов безопасности, программного обеспечения и телекоммуникаций Индии, и наоборот.

Государственных компаний сотрудничают.

Государственные корпорации, прямые руки двух якобы враждебных правительств, также учатся работать вместе.Китай и Индия испытывают невероятный дефицит энергоресурсов: Китай импортирует почти 50% своей потребности в нефти, а Индия – более 70%. Энергетические компании обеих стран сделали своим приоритетом поиск «долевой» нефти. Они инвестируют в нефтяную промышленность нескольких стран, чтобы обезопасить себя от вероятности того, что однажды политическая нестабильность на Ближнем Востоке заблокирует их поставки. Эта стратегия превратила Китай и Индию в серьезных соперников в международной энергетической отрасли. В период с января по октябрь 2005 года между китайской Sinopec и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) и индийской нефтегазовой корпорацией (ONGC) произошли столкновения из-за покупки нефтяных активов в Анголе, Эквадоре, Казахстане, Мьянме, Нигерии и России.Хотя китайские компании выиграли несколько контрактов, они заплатили больше из-за агрессивных торгов индийской компанией.

В апреле 2005 года Вэнь Цзябао предложил Китаю и Индии подумать о сотрудничестве в энергетическом секторе. После нескольких встреч руководителей нефтяных компаний этих стран в январе 2006 года правительства Китая и Индии подписали соглашение о совместной работе над торгами на энергоресурсы, а нефтяные компании подписали меморандумы о взаимопонимании. Между прочим, Китай объединился с Индией отчасти потому, что надеялся, что его компании получат льготы при подаче заявок на контракты, связанные с инфраструктурой, в Индии.

Китайско-индийская охота за нефтью принесла свои плоды. В декабре 2005 года CNPC и ONGC выиграли тендер на приобретение 37% акций сирийской компании Al Furat Petroleum. Другое совместное предприятие Sinopec и ONGC выиграло 50% акций колумбийской нефтяной компании Omimex de Colombia в августе 2006 года. В апреле 2007 года ONGC и CNPC договорились объединиться для приобретения нефтяных активов в Анголе и Венесуэле. Они также могут предлагать друг другу доли в других компаниях, в которые они инвестировали. Таким образом, предприятия, которые, как все считали, могут резко взвинтить цены на нефтяные активы, работают вместе в интересах Китая и Индии.

Просмотр двоих как одного

Неудивительно, что многонациональным компаниям сложно разработать совместную стратегию для Китая и Индии. Три года назад я изучал китайские и индийские дочерние компании 20 азиатских компаний, таких как японская Asahi Glass, Hitachi, Honda, Mitsui и Toshiba; Южнокорейские компании Samsung, Hyundai и LG Electronics; и сингапурский DBS Bank и Singapore Telecommunications. Многие из них работали в обеих странах, хотя я включил несколько предприятий, которые работали только в одной из них.

Эти компании адаптировали свои бизнес-модели к местному институциональному контексту, что затрудняет получение синергетического эффекта от своих дочерних компаний в двух странах. Например, китайские дочерние компании менее прозрачны, чем индийские, потому что в первом случае распределение капитала не происходит через финансовые рынки, как во втором. Из-за непрозрачности индийским дочерним компаниям стало труднее сотрудничать со своими китайскими коллегами. Индийские предприятия также зависят от местных поставщиков больше, чем китайские, поскольку они проработали в среднем 39 лет в Индии и только 18 лет в Китае, будучи изгнанными из страны после Культурной революции.Однако даже в корпорациях, которые пришли в обе страны за последние пять лет, зависимость от местных поставщиков составляет 60% в Индии и 10% в Китае. Таким образом, китайские и индийские дочерние компании используют разные бизнес-модели и создают мало синергетического эффекта. Более того, 31 из 33 китайских дочерних компаний, которые я изучил, считали себя независимыми от своих индийских коллег, что исключает возможность сотрудничества. Относительно немного страновых менеджеров в Китае и Индии подчиняются через свою иерархию перед лицом, принимающим общие решения, и компании вознаграждают их на основе их результатов в каждой стране.Эти организационные факторы делают практически невозможным для компаний определить возможности как в Китае, так и в Индии, которые могли бы принести пользу их стратегиям.

Последний барьер на пути к развитию китайско-индийской стратегии проистекает из успеха. Например, для компании Motorola, одного из самых успешных инвесторов в Китае, легко представить себе горячую линию, тянущуюся из штаб-квартиры в Китае в Шаумбург, штат Иллинойс. Поскольку Motorola так долго не фокусировалась на Индии, этот рынок испытывает нехватку внимания.Обратное верно для Unilever. Успех компании в Индии означает, что индийское дочернее предприятие имеет прямое сообщение с Лондоном и Роттердамом, в то время как китайское предприятие не пользуется такими привилегиями. Китай сияет в мире Motorola; Индия сверкает в Unilever. Компании пренебрегли одним из двух рынков – и оба достигли меньшего, чем могли бы.

Исходя извне

Многонациональным компаниям может быть трудно максимально эффективно использовать Китай и Индию, но это не невозможно.Фактически, как показывают GE и Microsoft, с пресловутой кошки можно снять шкуру разными способами.

Подход

GE.

Самый простой и самый эффективный способ объединения Китая и Индии – сосредоточиться на аппаратном обеспечении в Китае и на программном обеспечении в Индии. Как теперь хорошо известно, именно этим занимается GE Healthcare. Например, она разработала 719 частей высококлассной радиологической системы Proteus в десятке стран. Он создал программные алгоритмы и генератор сканера в Бангалоре и передал часть производства и сборки оборудования Пекину.По словам одного из руководителей высшего звена, возможность создавать параллельные группы высококвалифицированных инженеров в обеих странах повышает эффективность разработки продуктов и соответствует конкурентной культуре GE.

Заманчиво приписать успех GE хорошо организованной системе страновых менеджеров. Но большинство компаний имеют схожие матричные структуры, так что это еще не все. GE преуспела в Китае и Индии, потому что адаптировала свою бизнес-модель к реалиям каждого рынка. Ее ранние набеги на Китай и Индию не увенчались успехом: бизнес-подразделения GE были не в состоянии выгодно продавать или разрабатывать продукты на местном уровне.Они также не могли производить оборудование в других странах по достаточно низкой цене, чтобы удовлетворить потребности населения двух стран с низкими доходами. Эксперименты привели к тому, что GE разработала в Китае и Индии то, что ей было нужно. Этот процесс также позволил компании найти способы совместной работы двух дочерних компаний. Китайские менеджеры в GE считали, что в их интересах сотрудничать со своими индийскими коллегами, и наоборот. На реализацию этого процесса ушло почти два десятилетия.

GE также преуспела, потому что стала хорошим корпоративным гражданином в обеих странах. Его подразделение по производству авиационных двигателей передало несколько технологий Китаю, а его подразделение по медицинской диагностике активно обсуждает вопросы здравоохранения. В Индии GE была одним из пионеров аутсорсинга бизнес-процессов – практики, которая вывела страну на карту мирового бизнеса. Выражая вотум доверия обеим странам, GE открыла передовые центры исследований и разработок в Шанхае и Бангалоре.И в Китае, и в Индии несколько компаний обязаны своим существованием GE. Некоторые были созданы бывшими руководителями GE; другие стали первоклассными, поставляя GE сырье или компоненты.

Подход Microsoft.

В то время как GE разделила производственно-сбытовую цепочку между Китаем и Индией, Microsoft придерживается другой политики. Он разрабатывает инновации, которые лучше всего подходят для Китая и Индии соответственно.

Например, компания решила разработать вычисления на базе мобильных телефонов в Китае, поскольку в 2006 году в стране было более 450 миллионов сотовых телефонов и только 120 миллионов ПК.В 2006 году в Индии была небольшая база – всего 166 миллионов мобильных телефонов. Microsoft создала мобильный телефон, который можно использовать как компьютер, когда пользователь подключает его к устройству, установленному на боковой панели телевизора. Вы можете получить доступ к устройству FonePlus с клавиатуры и использовать экран телевизора в качестве монитора ПК. Если этот эксперимент удастся в Китае, Microsoft найдет способы использовать FonePlus во всем мире.

В Индии Microsoft провела эксперименты, которые было бы намного сложнее провести в Китае. В 2004 году компания выпустила Windows XP Starter Edition по цене 25–30 долларов за штуку в Индии по сравнению с дорогим полнофункциональным продуктом.Microsoft решила не выпускать Starter Edition в Китае, где четыре ведущих производителя ПК контролируют почти две трети рынка. Местные компании не хотели продвигать дешевый продукт, поскольку они зарабатывали больше на более дорогой версии. Поскольку индийские потребители не покупали полнофункциональную Windows, риски предложения Starter Edition были ниже, чем в Китае. Испытания Microsoft в Индии предполагают, что версия для начинающих либо нацелена на начинающих пользователей, либо побуждает тех, кто не принимает решения, опробовать полнофункциональный продукт, поэтому Microsoft China, возможно, захочет продавать его в будущем.

В то же время дочерняя компания Microsoft в Китае пытается использовать Индию, создавая трехстороннее предприятие с правительством Китая и крупнейшей компанией-разработчиком программного обеспечения Индии, Tata Consultancy Services (TCS). После входа в Китай в 2002 году, основав полностью принадлежащее ей предприятие в Особой экономической зоне Ханчжоу, TCS в 2007 году получила добро на расширение своего присутствия там. Национальная комиссия по развитию и реформам разрешила технопаркам в Шэньчжэне и Пекине участвовать в китайских операциях TCS.Между прочим, TCS прошла в Китае три этапа: она вошла в Китай, потому что ее глобальные клиенты открывали там свои магазины; затем он использовал эту страну как базу для обслуживания азиатских компаний; и, наконец, TCS теперь идет на китайский рынок.

Тем временем Microsoft пытается помочь правительству Китая создать глобально конкурентоспособную индустрию программного обеспечения. В соответствии с этой стратегией Microsoft планирует купить долю в TCS China, создав компанию, 65% которой будут принадлежать TCS, 25% – китайским паркам программного обеспечения и 10% – Microsoft.Китайскому правительству эта идея нравится, потому что технологии Microsoft будут распространяться вместе с технологиями TCS. Новое предприятие будет разрабатывать банковские приложения для правительств городов Пекин и Тяньцзинь. TCS будет разрабатывать приложения, а Microsoft будет использовать свои 17 центров по всему Китаю для их развертывания в банках. Самый крупный проект по разработке банковских приложений, осуществленный TCS, реализуется в Государственном банке Индии, который имеет 10 000 отделений и 100 миллионов счетов, по сравнению с 22 000 отделениями и 360 миллионами счетов Банка Китая.Это еще одна причина, по которой Китай и Индия часто связаны друг с другом. ни в одной другой стране нет таких разветвленных сетей. Вероятно, что однажды TCS и Microsoft применит в Индии опыт, полученный в Китае.

Идея о том, что восхождение этих стран может произойти только за счет других, противоречит экономической логике.

Чтобы гарантировать, что Китай и Индия не останутся без внимания, Microsoft повысила руководителей двух стран до уровня корпоративных вице-президентов.Они подчиняются непосредственно человеку, который курирует международные операции Microsoft. Они часто встречаются, чтобы учиться друг у друга. Поскольку лаборатории и центры разработки находятся в Пекине и Хайдарабаде, руководители НИОКР в Китае и Индии подчиняются руководителю отдела исследований и разработок Microsoft по всему миру. Компания также расширила сферу деятельности своего подразделения Unlimited Potential в Редмонде, штат Вашингтон, которое стремится привнести компьютерные навыки и рабочие места в сообщества, у которых их еще нет.Подразделение изучает, как продукты, которые используют китайские потребители, могут быть проданы в Индии и наоборот, и изучает продукты, которые могут быть проданы на других развивающихся рынках мира. • • •

Странно, что многие люди воспринимают подъем Китая и Индии только как угрозу. Идея о том, что восхождение этих стран – это игра с нулевой суммой, которая может произойти только за счет всех остальных, противоречит экономической логике. Например, потеря рабочих мест в США в последнее время, когда компании переместили производственные мощности и услуги в Китай и Индию, меньше, чем безработица в прошлые десятилетия, связанная со структурными изменениями в США.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.