Колчак деникин врангель это: тест RT и «Дилетанта» о лидерах Белого движения — РТ на русском

Содержание

Почему белые проиграли Гражданскую войну

100 лет назад, 27 марта 1920 г., последние части Вооруженных сил Юга России покинули Новороссийск и другие черноморские порты побережья Кавказа. Эвакуация из Новороссийска символизировала поражение Белого движения в европейской части России и предрешила исход Гражданской войны. Белые проиграли борьбу большевикам, не сумев найти привлекательных для широких масс лозунгов борьбы с большевизмом и советской властью и разъяснить крестьянству принципы своей социальной и аграрной политики. Кроме того, центральное положение Советской России обеспечило ей стратегическое превосходство над белыми армиями: большевики получили большую часть оборонных предприятий бывшей империи, больше мобилизационных ресурсов и возможностей маневрирования силами.

В стране с аграрно-индустриальной экономикой, где подавляющее большинство населения составляли жители деревни, политика в отношении крестьянства имела решающее значение. От поддержки крестьянства зависело решение двух принципиально важных для любой войны, а Гражданской – особенно, проблем: снабжение продовольствием армии и обеспечение фронта солдатами.  

Поражение агитаторов

Смог ли Деникин предложить привлекательную для крестьян аграрную программу? Исходя из двоякой экономической и социокультурной природы российского крестьянина (это хорошо отмечал Ленин) как «трудящегося», с одной стороны, и «мелкобуржуазного хозяйчика» – с другой, оптимальным представлялся бы такой вариант. Не 100%-ная реституция помещичьей собственности с наказанием за «черный передел» 1917-го, а закрепление за крестьянами уже имевшейся в их пользовании земли в собственность с компенсацией бывшим собственникам за «захваченную» землю.

Примерно такую программу объявлял и Антон Деникин, и другие лидеры Белого движения в 1919-м. Ошибка была в другом. Дальше деклараций дело не шло. Деникинское правительство переводило «захваченную» землю в разряд арендованной. Небольшую арендную плату (треть урожая с «захваченной» земли) при отсутствии помещиков следовало платить государству. Но Деникин не смог, очевидно, создать уверенности, что реституция собственности, в частности земли, в принципе исключена. Надо учитывать и советскую пропаганду, убеждавшую крестьян, что белые непременно вернут «власть помещиков и капиталистов» и накажут за «черный передел».

Отставали пропаганда и разъяснительная работа среди населения. Они были рассчитаны не столько на малопросвещенного крестьянина, сколько на относительно просвещенного в экономике и юриспруденции горожанина. Ему были более понятны тезисы, как важно вести свое интенсивное хозяйство, а не захватывать чужое, насколько правомерен Брестский мир и почему рабочим не нужны советы рабочих депутатов, а достаточно профсоюзов и восьмичасового рабочего дня. Язык декретов советской власти оказался более выигрышным.

Но поддержали бы крестьяне белых лишь из-за аграрной программы? Нет. Мотивов сопротивления красным было немало: от личной мести и недовольства продразверсткой до возмущения закрытием православных храмов. Секретные сводки белого Осведомительного агентства фиксировали, что в Воронежской и Орловской губерниях, например, сразу же поддержали белых зажиточные крестьяне и часть середняков, не зная еще подробностей аграрных деклараций Деникина. А сельская беднота была враждебна белым.

Регулярно проводились белыми и мобилизации, ставились в ряды белых полков и военнопленные красноармейцы. Но вот эффективность мобилизационного аппарата была в разы ниже, чем мобилизационного аппарата Красной армии. Поэтому общая численность подразделений РККА в решающие моменты оказалась большей.

Внутренние разногласия в верхах, конечно, были. Но преувеличивать их значимость не стоит. Для военных субординация, военная дисциплина, принцип единоначалия – вещи безусловные. Позднее, в эмигрантских мемуарах, можно было «ругать начальство», считать «виноватыми» Антона Деникина, Петра Врангеля, Андрея Шкуро, Владимира Май-Маевского и т. д. Но как только Врангель начал распространение своих «критических писем» в отношении Деникина в конце 1919 г., его уволили от службы и отправили в Константинополь. Даже после репрессий в отношении депутатов Кубанской рады, наказанных за «сепаратистские» переговоры с членами меджлиса горских народов, мобилизации в Кубанскую армию в начале 1920-го были успешными.

Ленин неоднократно утверждал, что при своевременной и широкомасштабной военной помощи со стороны Антанты белым армиям советская власть оказалась бы под серьезной угрозой. «Внутренняя контрреволюция» его беспокоила меньше «внешней». Но была ли эта помощь своевременной и широкомасштабной? Нет. Правильнее было бы сказать, что она оказалась настолько большой, чтобы советская пропаганда постоянно утверждала, что «белые – наймиты Антанты», но недостаточной, чтобы позволить Северо-Западной армии Николая Юденича достичь Петрограда, а Вооруженным силам Юга России – Москвы. Непосредственное участие Антанты в боевых действиях закончилось вскоре после окончания мировой войны. Мотивация «война против большевиков, как союзников Германии» для рядовых солдат не срабатывала. Эвакуация французов из Одессы весной 1919 г. так поразила Деникина, что до конца жизни он считал ее «предательством».

Что касается поставок, то и здесь надежды на союзническую помощь не оправдались. За один разобранный самолет командование Вооруженных сил Юга России платило в 1,5–2 раза больше, чем аналогичный аппарат стоил британским ВВС. И Великобритания поставила не все оружие, оплаченное Российской империей еще в период мировой войны.

Но и отрицать значение иностранных поставок не стоит. Деникин положительно отзывается об обмундировании, медикаментах и оружии, которое отправлялось на фронт. Хотя его техническое состояние (например, танков) и количество оставались недостаточными для решающих побед.

Помощь кредитами, займами Деникину не предоставлялась. Можно было рассчитывать только на поддержку от Колчака (части его золотого запаса) или на печатный станок. Инфляция на белом юге была очень высокая. 

Еще одной проблемой Белого движения стал государственный аппарат. Его стремились воспроизвести и по дофевральским, и по дооктябрьским 1917 г. лекалам. Злоупотребления и коррупция были и у красных, и у белых. Иначе не говорил бы Ленин о необходимости жестких партийных чисток. Не учитывать революционных перемен было невозможно. Отсюда те лозунги, которые начал осуществлять в Крыму Врангель, по формуле «левая политика правыми руками». Например, при восстановлении городского и земского самоуправления стремились учесть, что полномочия думам и земствам надо давать большие, чем до революции. Но считалось также, что многие революционные новации себя не оправдывают. Решили учитывать ценз оседлости и образовательный ценз (иначе в самоуправление попадают люди, не связанные с местными интересами, малообразованные). Считалось необходимым расширение представительства крестьянства в земствах, но лишь зажиточного и грамотного.

Исходили из приоритета военной власти перед гражданской. Было убеждение, что раз у большевиков диктатура, то и у белых должна быть диктатура. Только военная, национальная, а не партийная и классовая. А вот о степени эффективности этой диктатуры можно спорить. Деникин постоянно ссылался на неудачный опыт постфевральской российской «демократии», «керенщины», из-за которой развалились фронт и тыл. Но когда, например, в небольшой город приходит воинская часть и молодой полковник из вчерашних поручиков становится во главе всей экономической и политической жизни, это не всегда вызывало симпатии у населения. Найти баланс интересов гражданской и военной власти, приступить к проведению реформ считалось возможным только после окончания Гражданской войны. Чтобы иметь поддержку тыла, надо считаться с местным населением, но может начаться «керенщина». Когда «победим красных», тогда и будем «проводить реформы» ради «поддержки населения». А «победить» не получается без «поддержки». Замкнутый круг… 

Преимущество Центра

Одной из ключевых причин победы Красной армии и большевиков было центральное положение областей, находившихся под контролем Советской власти. Об этом писал Лев Троцкий, который, будучи председателем Реввоенсовета, прекрасно понимал специфику операций Гражданской войны. Именно благодаря центральному положению Советская Россия могла оперативно перебрасывать резервы с одного участка фронта на другой. У белых фронтов по теории военного искусства была возможность синхронного удара в центр. Но для ее осуществления требовалась четкая координация усилий. А это не удалось. Были попытки подобного рода – осень 1919 г. тому яркий пример. Ввиду отсутствия нормальных средств связи информация запаздывала, оказывалась неточной. Телеграф работал с перебоями. Например, в октябре 1919 г. газеты белого юга выходили с заголовками о «взятии Петрограда Юденичем».

Перенос главного удара на соединение с армиями адмирала Александра Колчака привел бы к успеху только в начале 1919 г. или еще весной, когда его армии наступали к Волге. Ленин понимал эту опасность и говорил о важности сосредоточения всех сил и средств против Колчака. Осенью 1919 г. успешный удар мог бы состояться при синхронном взятии Москвы и Петрограда, при поддержке Деникина и Юденича Северным фронтом генерала Евгения Миллера и Восточным фронтом адмирала Колчака. И действительно, Миллер наступал и взял под контроль весь Коми край, а Колчак наступал на Тоболе. Но главный удар все равно наносили Деникин и Юденич. Их достаточно успешное продвижение в течение сентября – начала октября 1919-го давало шанс на окончательный прорыв к столицам. Иное дело, что это не исключало вероятность уличных боев и необязательно привело бы к концу войны. 

Но для последнего броска белым не хватило резервов, а это уже следствие развернувшегося в тылу Деникина повстанческого движения (крестьянская армия Нестора Махно и горские повстанцы Узун-Хаджи), на борьбу с которым отвлекались силы с фронта, и авантюрного наступления на Ригу армии Павла Бермондта-Авалова, который вместо помощи Юденичу под Петроградом решил действовать автономно.

Карл Маннергейм, руководивший Финляндией бывший русский генерал, не помог бы. В мае 1919 г. Юденича еще не было под Петроградом, а командующий Северной армией генерал Александр Родзянко не стремился взять «красный Питер». А когда помощь Финляндии могла бы стать действенной, т. е. осенью 1919 г., Маннергейма уже не было в Финляндии. Он проиграл выборы, а социалистический кабинет Карла Юхо Стольберга не собирался помогать русским белым, да и в признании «независимости» Финляндии со стороны «непризнанного официально» Антантой Колчака не нуждался.  

Антисоветская позиция Польши была бы для Деникина более весомой. Осенью 1919-го польская миссия в Таганроге неоднократно получала заявления белого командования о признании независимости Польши и об активном взаимодействии ради «победы над большевизмом». Но это не влияло на позицию Юзефа Пилсудского, санкционировавшего переговоры с советским руководством в эти месяцы. После чего несколько ударных частей РККА – дивизия латышских стрелков и червонные казаки – были переброшены против Деникина с Западного фронта и составили ударную группу, остановившую наступление белых на Москву. 

Военный фактор надо ставить на первое место при учете причин побед или поражений Белого движения на Юге России. А политический, безусловно, важен, но все-таки вторичен.

Василий Цветков – историк, профессор МГПУ

Адмирал и другие. Как сложилась судьба предводителей Белой армии? | История | Общество

В постсоветский период в России началась переоценка событий и итогов Гражданской войны. Отношение к деятелям Белого движения стало меняться на прямо противоположное — теперь о них снимают картины, в которых те предстают бесстрашными рыцарями без страха и упрека.

В то же время многие очень плохо знают о том, как сложилась судьба самых известных лидеров Белой армии. Далеко не всем из них удалось сохранить честь и достоинство после поражения в Гражданской войне. Некоторым был уготован бесславный конец и несмываемый позор.

Александр Колчак

5 ноября 1918 года адмирал Колчак был назначен военным и морским министром так называемой уфимской Директории — одного из антибольшевистских правительств, созданных во время Гражданской войны.

Авторитет Колчака, еще летом 1917 года считавшегося кандидатом на пост главы правительства России с диктаторскими полномочиями, был значительно выше, чем у других членов Директории.

18 ноября 1918 года произошел переворот, в результате которого Директория была упразднена, а сам Колчак был наделен званием Верховного правителя России.

С осени 1918 до лета 1919 году Колчаку удавалось успешно вести военные действия против большевиков. При этом на территории, которую контролировали его войска, практиковались методы террора против политических противников. 

Серия военных неудач во второй половине 1919 года привела к потере всех ранее захваченных территорий. Репрессивные методы Колчака спровоцировали волну восстаний в тылу Белой армии, причем зачастую во главе этих выступлений стояли не большевики, а эсеры и меньшевики.

Колчак планировал добраться до Иркутска, где собирался продолжить сопротивление, однако 27 декабря 1919 года власть в городе перешла к Политцентру, в состав которого входили большевики, меньшевики и эсеры.

4 января 1920 года Колчак подписал свой последний указ — о передаче верховной власти генералу Деникину. Под гарантии представителей Антанты, обещавших вывезти Колчака в безопасное место, бывший Верховный правитель 15 января прибыл в Иркутск.

Здесь он был выдан Политцентру, и помещен в местную тюрьму.

С 21 января начались допросы Колчака Чрезвычайной следственной комиссией. После окончательного перехода власти в Иркутске в руки большевиков участь адмирала была предрешена.

В ночь 6 на 7 февраля 1920 года 45-летний Колчак был расстрелян по постановлению Иркутского военно-революционного комитета большевиков.

Генерального штаба генерал-лейтенант В.О. Каппель. Зима 1919 года Фото: Commons.wikimedia.org

Владимир Каппель

Генерал Каппель получил известность благодаря популярному в СССР фильму «Чапаев», где была запечатлена так называемая «психическая атака» — когда цепи каппелевцев двигались на врага без единого выстрела.

У «психической атаки» были довольно приземленные причины — части белогвардейцев серьезно страдали от дефицита боеприпасов, и подобная тактика являлась вынужденным решением.

В июне 1918 года генерал Каппель организовал отряд добровольцев, который впоследствии был развёрнут в Отдельную стрелковую бригаду Народной армии Комуча. Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания (Комуч) стал первым антибольшевистским правительством России, а подразделение Каппеля — одним из самых надежных в его армии.

Любопытный факт — символом Комуча было красное знамя, а в качестве гимна использовался «Интернационал». Так что генерал, ставший одним из символом Белого движения, Гражданскую войну начинал под красным знаменем.

После того, как антибольшевистские силы на востоке Россси были объединены под общим управлением адмирала Колчака, генерал Каппель возглавил 1-й Волжский корпус, впоследствии названный «Каппелевским».

Каппель оставался до конца верным Колчаку. После ареста последнего, генерал, получивший к тому времени под начало весь разваливающийся Восточный фронт, предпринял отчаянную попытку спасения Колчака.

В условиях сильнейших морозов Каппель повел свои войска на Иркутск. Двигаясь по руслу реки Кан, генерал провалился в полынью. Каппель получил обморожение, развившее в гангрену. После ампутации ступни он продолжил руководить войсками.

21 января 1920 года Каппель передал командование войсками генералу Войцеховскому. К гангрене добавилось сильнейшее воспаление легких. Уже умирающий Каппель настаивал на продолжении марша на Иркутск.

36-летний Владимир Каппель скончался 26 января 1920 года на разъезде Утай, около станции Тулун близ города Нижнеудинска. Его войска были разбиты красными на подступах к Иркутску.

Лавр Корнилов в 1917 году. Фото: Commons.wikimedia.org

Лавр Корнилов

Генерала Лавра Корнилова можно считать одним из родоначальников Белого движения. Летом 1917 года Корнилов, назначенный Верховным главнокомандующим Русской армии, предпринял попытку военного переворота, потерпевшую неудачу.

После неудачи своего выступления Корнилов был арестован, и период с 1 сентября по ноябрь 1917 года генерал и его сподвижники провели под арестом в Могилёве и Быхове.

Октябрьская революция в Петрограде привела к тому, что противники большевиков решили освободить ранее арестованных генералов.

Оказавшись на свободе, Корнилов отправился на Дон, где приступил к созданию Добровольческой армии для войны с большевиками. Фактически Корнилов стал не только одним из организаторов Белого движения, но одним их тех, кто развязал Гражданскую войну в России.

Корнилов действовал чрезвычайно жесткими методами. Участники так называемого Первого Кубанского «Ледяного» похода вспоминали: «Все большевики, захваченные нами с оружием в руках, расстреливались на месте: в одиночку, десятками, сотнями. Это была война «на истребление».

Корниловцы применяли тактику устрашения к мирному населению: в воззвании Лавра Корнилова жители предупреждались, что любое «враждебное действие» к добровольцам и действующим вместе с ними казачьим отрядам будет караться расстрелами и сожжением селений.

Участие Корнилова в Гражданской войне получилось непродолжительным — 31 марта 1918 года 47-летний генерал был убит при штурме Екатеринодара.

Генерал Николай Николаевич Юденич. 1910-е гг. Фото из фотоальбома Александра Погоста. Фото: Commons.wikimedia.org

Николай Юденич

Генерал Юденич, во время Первой Мировой войны успешно действовавший на Кавказском театре военных действий, летом 1917 года вернулся в Петроград. Оставался он в городе и после Октябрьской революции, перейдя на нелегальное положение.

Лишь в начале 1919 года он выехал в Гельсингфорс (ныне Хельсинки), где в конце 1918 года был организован «Русский комитет» — еще одно антибольшевистское правительство.

Юденич был провозглашен главой Белого движения на Северо-Западе России с диктаторскими полномочиями.

К лету 1919 года Юденич, получив финансирование и подтверждение своих полномочий от Колчака, создала так называемую Северо-Западную армию, перед которой ставилась задача захвата Петрограда.

Осенью 1919 года Северо-Западная армия предприняла поход на Петроград. К середине октября войска Юденича вышли на Пулковские высоты, где были остановлены резервами Красной Армии.

Фронт белых был прорван, и началось стремительное отступление. Судьба армии Юденича была трагичной — прижатые к границе с Эстонией части вынуждены были перейти на территорию этого государства, где были интернированы и помещены в лагеря.

В этих лагерях погибли тысячи военных и гражданских лиц.

Сам Юденич, объявив о роспуске армии, через Стокгольм и Копенгаген выехал в Лондон. Затем генерал перебрался во Францию, где и обосновался.

В отличие от многих сподвижников, Юденич в эмиграции отошел от политической жизни.

Проживая в Ницце, он возглавлял Общество ревнителей русской истории.

Николай Юденич умер в Каннах 5 октября 1933 года в возрасте 71 года.

Деникин в Париже, 1938 год. Фото: Commons.wikimedia.org

Антон Деникин

Генерал Антон Деникин, являвшийся одним из соратников генерала Корнилова по попытке переворота лета 1917 года, оказался в числе тех, кто был арестован, а затем выпущен на свободу после прихода к власти большевиков.

Вместе с Корниловым он отправился на Дон, где стал одним из создателей Добровольческой армии.

К моменту гибели Корнилова при штурме Екатеринодара, Деникин был его заместителем и принял на себя командование Добровольческой армией.

В январе 1919 года при реорганизации сил белых Деникин стал командующим Вооруженных сил Юга России — признанным западными союзниками «номером два» в Белом движении после генерала Колчака.

Наиболее крупные успехи Деникина пришлись на лето 1919 года. После серии побед в июле он подписал «Московскую директиву» — план взятия столицы России.

Захватив большие территории южной и центральной России, а также Украины, войска Деникина в октябре 1919 года подошли к Туле. Большевики всерьез рассматривали планы по оставлению Москвы.

Однако поражение в Орловско-Кромском сражении, где громко заявила о себе конница Буденного, привела к столь же стремительному отступлению белых.

В январе 1920 года Деникин получил от Колчака права Верховного Правителя России. При этом дела на фронте шли катастрофически. Начатое в феврале 1920 года наступление закончилось неудачей, белые были отброшены в Крым.

Союзники и генералитет требовали от Деникина передачи власти преемнику, в качестве которого был выбран Петр Врангель.

4 апреля 1920 года Деникин передал все полномочия Врангелю, и в тот же день на английском миноносце навсегда покинул Россию.

В эмиграции Деникин отошел от активной политики, занявшись литературой. Им были написаны книги по истории Русской армии дореволюционных времен, а также по истории Гражданской войны.

В 1930-х годах Деникин, в отличие от многих других лидеров белой эмиграции, выступал за необходимость поддержки Красной армии против любого иностранного агрессора, с последующим пробуждением русского духа в рядах этой армии, который, по замыслу генерала, и должен свергнуть большевизм в России.

Вторая Мировая война застала Деникина на территории Франции. После нападения Германии на СССР он несколько раз получал от гитлеровцев предложение о сотрудничестве, но неизменно отвечал отказом. Бывших единомышленников, вступивших в союз с Гитлером, генерал именовал «мракобесами» и «гитлеровскими поклонниками».

После окончания войны Деникин выехал в США, опасаясь, что может быть выдан Советскому Союзу. Однако правительство СССР, зная о позиции Деникина в годы войны, никаких требований о его выдаче союзникам не выдвигало.

Антон Деникин умер 7 августа 1947 года в США в возрасте 74 лет . В октябре 2005 по инициативе президента РФ Владимира Путина останки Деникина и его жены были перезахоронены в Донском монастыре Москвы.

Пётр Врангель. Фото: Public Domain

Петр Врангель

Барон Петр Врангель , известный как «черный барон» из-за ношения черной казачьей черкески с газырями, стал последним лидером Белого движения на территории России в период Гражданской войны.

В конце 1917 года Врангель, покинувший, проживал в Ялте, где и был арестован большевиками. Вскоре барон вышел на свободу, так как большевики не нашли в его действиях какого-либо состава преступления. После оккупации Крыма германской армией, Врангель уехал в Киев, где сотрудничал с правительство гетмана Скоропадского. Лишь после этого барон решил присоединиться к Добровольческой армии, в которую вступил в августе 1918 года.

Успешно командуя белой конницей, Врангель стал одним из самых влиятельных военачальников, и вступил в конфликт с Деникиным, не сойдясь с ним в планах дальнейших действий.

Конфликт кончился тем, что Врангель был отстранен от командования и уволен в отставку, после чего уехал в Константинополь. Но весной 1920 года союзники, недовольные ходом боевых действий, добились отставки Деникина и замены его на Врангеля.

Планы барона были обширными. Он собирался создать в Крыму «альтернативную Россию», которая должна была выиграть конкурентную борьбу у большевиков. Но ни в военном, ни в экономическом плане эти проекты были нежизнеспособными. В ноябре 1920 года вместе с остатками разбитой Белой армии Врангель покинул Россию.

«Черный барон» рассчитывал на продолжение вооруженной борьбы. В 1924 году он создал Русский общевоинский союз (РОВС) объединивший большинство участников Белого движения в эмиграции. Насчитывавший десятки тысяч членов, РОВС был серьезной силой.

Осуществить планы продолжения Гражданской войны Врангелю не удалось — 25 апреля 1928 года в Брюсселе он скоропостижно скончался от туберкулеза.

Атаман ВВД, генерал от кавалерии П.Н. Краснов. Фото: Commons.wikimedia.org

Петр Краснов

После Октябрьской революции Петр Краснов, являвшийся командующим 3-м конным корпусом, по приказу Александра Керенского двинул войска не Петроград. На подступах к столице корпус был остановлен, а сам Краснов арестован. Но затем большевики не только освободили Краснова, но и оставили его во главе корпуса.

После демобилизации корпуса уехал на Дон, где продолжил антибольшевистскую борьбу, согласившись возглавить восстание казаков после захвата и удержания ими Новочеркасска. 16 мая 1918 года Краснов был избран атаманом Донского казачества. Вступив сотрудничество с немцами, Краснов провозгласил Всевеликое Войско Донское как самостоятельное государство.

Однако после окончательного поражения Германии в Первой Мировой войне Краснову пришлось срочно менять политическую линию. Краснов согласился на присоединение Донской армии к Добровольческой, и признал верховенство Деникина.

Деникин, однако, сохранил недоверие к Краснову, и заставил его подать в отставку в феврале 1919 года. После этого Краснов уехал к Юденичу, а после поражения последнего перебрался в эмиграцию.

В эмиграции Краснов сотрудничал с РОВСом, был одним из основателей «Братства Русской Правды» — организации, занимавшейся подпольной работой в Советской России.

22 июня 1941 года Петр Краснов выступил с воззванием, в котором говорилось: «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих Русской кровью. Да поможет Господь немецкому оружию и Хитлеру! Пусть совершат они то, что сделали для Пруссии Русские и Император Александр I в 1813 г.»

В 1943 году Краснов стал начальником Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии.

В мае 1945 года Краснов вместе с другими коллаборационистами был захвачен англичанами и выдан Советскому Союзу.

Военной коллегией Верховного суда СССР Петр Краснов был приговорен к смертной казни. Вместе со своими подельниками 77-летний гитлеровский приспешник был повешен в Лефортовской тюрьме 16 января 1947 года.

Фото А. Г. Шкуро, сделанное МГБ СССР после ареста. Фото: Commons.wikimedia.org

Андрей Шкуро

При рождении генерал Шкуро имел менее благозвучную фамилию — Шкура. 

Дурную славу Шкуро заработал, как ни странно, еще в годы Первой Мировой войны, когда командовал Кубанский конным отрядом. Его рейды подчас были не согласованы с командованием, а бойцы были замечены в неблаговидных поступках. Вот что вспоминал о том периоде барон Врангель: «Отряд полковника Шкуро во главе со своим начальником, действуя в районе XVIII корпуса, в состав которого входила и моя Уссурийская дивизия, большей частью болтался в тылу, пьянствовал и грабил, пока, наконец, по настоянию командира корпуса Крымова, не был отозван с участка корпуса».

В годы Гражданской войны Шкуро начинал с партизанского отряда в районе Кисловодска, который разросся до крупного соединения, примкнувшего летом 1918 года к армии Деникина.

Привычки Шкуро не изменились: успешно действуя в рейдах, его так называемая «волчья сотня» прославилась также тотальными грабежами и немотивированными расправами, перед которыми бледнеют подвиги махновцев и петлюровцев.

Закат Шкуро начался в октябре 1919 года, когда его конница была разбита Буденным. Началось повальное дезертирство, из-за чего под началом Шкуро осталось всего несколько сотен человек.

После прихода к власти Врангеля Шкуро был уволен из армии, и уже в мае 1920 года оказался в эмиграции.

За границей Шкуро перебивался случайными заработками, был наездником в цирке, статистом в немом кино.

После нападения Германии на СССР Шкуро вместе с Красновым выступил за сотрудничество с Гитлером. В 1944 году специальным указом Гиммлера Шкуро был назначен начальником Резерва казачьих войск при Главном штабе войск СС, зачислен на службу как группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС с правом ношения немецкой генеральской формы и получением содержания по этому чину.

Шкуро занимался подготовкой резервов для казачьего корпуса, осуществлявшего карательные акции против югославских партизан.

В мае 1945 года, Шкуро вместе с другими казаками-коллаборационистами был арестован англичанами и передан Советскому Союзу.

Проходя по одному делу с Петром Красновым, 60-летний ветеран рейдов и грабежей разделил его участь — Андрей Шкуро был повешен в Лефортовской тюрьме 16 января 1947 года.

Врангель vs Деникин – РИА Новости, 14.03.2020

https://ria.ru/20181214/1533277673.html

Врангель vs Деникин

Врангель vs Деникин – РИА Новости, 14.03.2020

Врангель vs Деникин

Интриг среди белых было не меньше, чем у красных. Большевики от своих идейных противников отмежевались или избавились еще в ходе революции, а в рядах белых сражались как убежденные монархисты, так и сторонники Учредительного собрания.

2018-12-14T10:10

2018-12-14T10:10

2020-03-14T17:13

все материалы – великое противостояние

великое противостояние

владимир ленин (владимир ульянов)

фердинанд врангель

гражданская война в россии (1917-1922)

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/153307/89/1533078984_0:133:1432:939_1920x0_80_0_0_fa8265697fb95450e3548dbcb5d85698.jpg

И те, кто стоял за “единую и неделимую” Россию, и те, кто был готов пойти на немалые уступки, сотрудничая хоть с чертом, хоть с немцами, лишь бы снести голову Ленину.Однако не все генеральские головы думали в унисон. Самая известная пара оппонентов в стане красных — это Троцкий и Сталин, а у белых — Антон Иванович Деникин и барон Петр Николаевич Врангель. Но если интриги между Троцким и Сталиным гасил вождь мирового пролетариата, то разногласия у белых лишь нарастали по мере неудач на фронте. Фамилия Врангель, известная с XIII века, в отечественной истории громко звучала не раз. Она упомянута на стене храма Христа Спасителя в списке раненых героев войны 1812 года. Другой Врангель, воевавший на Кавказе, участвовал в пленении Шамиля. Хорошо известен и остров Врангеля — еще один дальний родственник Петра Николаевича был мореплавателем. Отец не так известен, хотя был крупным собирателем антиквариата и литератором. А мать барона Мария Дементьева-Майкова, как ни удивительно, умудрилась всю Гражданскую жить в Петрограде под носом у чекистов и ходить на работу в один из советских музеев под своей фамилией. Только в конце 1920 года савинковцы устроили ей побег в Финляндию. Кстати, задержанного в 1917 году на даче в Ялте генерала Врангеля большевики тоже отпустили, не предполагая, какие неприятности он им доставит в дальнейшем. Царивший в стране хаос кого-то губил, а кого-то спасал.Военным человеком барона сделала Русско-японская война. До этого он окончил в Питере Горный институт, а затем, сдав экзамены в Николаевском кавалерийском училище и получив звание корнета, тут же уволился в запас, чтобы отправиться в Иркутск чиновником особых поручений при генерал-губернаторе. На фронт пошел добровольцем и проявил себя там отлично, о чем свидетельствуют два ордена за храбрость. А между японской и мировой окончил еще Николаевскую военную академию и курс Офицерской кавалерийской школы. В самом начале Первой мировой войны Врангель уже полковник. И снова награды: “Георгий” и Георгиевское оружие. Даже солдатский Георгиевский крест IV степени с лавровой ветвью. Для офицера это особая честь, знак личной доблести. И далее карьера идет по восходящей: генерал-майор, позже, уже в Гражданскую, — генерал-лейтенант. Как полагал Врангель, белым следует прорываться в Сибирь на соединение с колчаковцами, а Деникин считал необходимым двигаться на Москву. Отказ от своего плана барон называл предательством адмирала Колчака. Между тем реализация этой идеи оставляла без поддержки Дон и Кубань, а у Антона Ивановича имелись обязательства перед казачеством, отказ от которых он также полагал изменой. Совместить два столь различных плана было нереально, такими силами белые просто не располагали.В письмах Врангеля на имя Деникина критики хватает и по другим поводам. Скажем, это: “Армия разваливается от пьянства и грабежей. Взыскивать с младших не могу, когда старшие начальники подают пример, оставаясь безнаказанными”. Или это: “Война обратилась в средство наживы, а довольствие местными средствами — в грабеж и спекуляцию”. В целом критика справедлива, вот только все это грехи любой гражданской войны, где и с дисциплиной всегда проблемы, и реальных сил, чтобы навести в тылу порядок, у воюющих не хватает. Тыл в гражданскую войну принадлежит дезертирам, бандитам и мародерам без всякой идеи, кроме стремления к наживе. А в результате все эти обвинения становились всеобщим достоянием. По мысли Врангеля, такой подход должен был сильнее влиять на командующего, однако в реальности это лишь плодило в стане белых хаос и неуверенность, подрывая авторитет лидера. Позже этот раскол между бывшими деникинцами и врангелевцами сохранится и в эмиграции.В конце концов Врангель уехал в Константинополь. Впрочем, очень скоро вернулся, чтобы заменить Деникина. Иначе говоря, Антона Ивановича сместили с поста не только поражения на фронте, но и пиар-кампания, умело проведенная оппонентом. И конечно, союзники, сделавшие ставку на Врангеля. Борьба с красными к этому моменту была проиграна, и в Лондоне думали уже не столько о победе, сколько о том, как выйти из ситуации с наименьшим уроном. В секретной ноте англичане ультимативно потребовали немедленно начать переговоры с большевиками, чтобы выторговать хоть какие-то уступки. Как вспоминал Врангель: “Отказ англичан от дальнейшей нам помощи отнимал последние надежды”. В ответном письме англичанам барон пишет: “Возможно, быстрое разрешение вопроса о перемирии и его осуществление является необходимым. Переговоры могли бы быть возложены на представителей английского командования, находящихся здесь. Для спокойного разрешения вопросов, связанных с прекращением военных действий и ликвидацией военных и гражданских учреждений, в связи с передачей Крыма Советскому правительству необходимо предоставить мне не менее двух месяцев от дня завершения переговоров. В течение этого времени союзники должны продолжать снабжать армию и население занятых областей всем необходимым”. Это, конечно, классическая отписка. Врангель понимал, что большевики на уступки не пойдут. Барон собирался дать им последний бой в Крыму, но не хотел терять столь необходимую ему помощь союзников. Эпопея взятия Крыма в советские времена подробно описывалась, начиная с успешного штурма Перекопа. Между тем в ходе шестимесячных боев было еще несколько попыток ворваться на полуостров, которые белые во главе с Врангелем успешно отбили.Чтобы хоть как-то облегчить ситуацию, Врангель проявил тогда немалую гибкость: соглашался пойти на уступки по Украине, признал независимость Горской федерации Северного Кавказа, пытался наладить контакты с Махно, признал законным захват крестьянами помещичьих земель, издал указ об автономии казачьих земель. Да и проиграл достойно: эвакуация белых (100 тысяч!) из Крыма прошла организованно. Привычные в советские времена кадры с толпой, штурмующей пароходы, — это не Крым, а трагедия, произошедшая раньше (до Врангеля) в 1920 году в Новороссийске. Эмигрировав в Белград, Петр Николаевич основал РОВС — Русский общевоинский союз, куда вошло большинство участников Белого движения, а затем обосновался в Брюсселе. Там и скончался в 1928 году. По одной версии от туберкулеза, по другой — отравили чекисты. На мой взгляд, перебор. И немалый. Но то, что это знаковое и важное имя в нашей истории, — факт.

https://ria.ru/20180223/1513588944.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

Петр Романов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/75419/72/754197257_189:0:957:768_100x100_80_0_0_1fc6dad61eb0f97926c5d40a9e8d8071.jpg

Петр Романов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/75419/72/754197257_189:0:957:768_100x100_80_0_0_1fc6dad61eb0f97926c5d40a9e8d8071.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/153307/89/1533078984_0:105:1432:1179_1920x0_80_0_0_718d74da2f8f0de1f1634eb9ab9ab361. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Петр Романов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/75419/72/754197257_189:0:957:768_100x100_80_0_0_1fc6dad61eb0f97926c5d40a9e8d8071.jpg

все материалы – великое противостояние, владимир ленин (владимир ульянов), фердинанд врангель, гражданская война в россии (1917-1922), россия

И те, кто стоял за “единую и неделимую” Россию, и те, кто был готов пойти на немалые уступки, сотрудничая хоть с чертом, хоть с немцами, лишь бы снести голову Ленину.

Имелись и другие причины для разногласий. Большевикам поначалу не хватало грамотных офицеров, а у белых сразу же оказался переизбыток генералитета.

Однако не все генеральские головы думали в унисон. Самая известная пара оппонентов в стане красных — это Троцкий и Сталин, а у белых — Антон Иванович Деникин и барон Петр Николаевич Врангель. Но если интриги между Троцким и Сталиным гасил вождь мирового пролетариата, то разногласия у белых лишь нарастали по мере неудач на фронте. 23 февраля 2018, 11:00Великое противостояниеКрасная армия на фронтах Гражданской войныРовно сто лет назад первые добровольцы начали вступать в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии, чтобы на стороне большевиков встать на защиту Октябрьской революции. Бойцы РККА на фронтах Гражданской войны – в фотоленте Ria.ru.

Фамилия Врангель, известная с XIII века, в отечественной истории громко звучала не раз. Она упомянута на стене храма Христа Спасителя в списке раненых героев войны 1812 года. Другой Врангель, воевавший на Кавказе, участвовал в пленении Шамиля. Хорошо известен и остров Врангеля — еще один дальний родственник Петра Николаевича был мореплавателем. Отец не так известен, хотя был крупным собирателем антиквариата и литератором.

А мать барона Мария Дементьева-Майкова, как ни удивительно, умудрилась всю Гражданскую жить в Петрограде под носом у чекистов и ходить на работу в один из советских музеев под своей фамилией. Только в конце 1920 года савинковцы устроили ей побег в Финляндию. Кстати, задержанного в 1917 году на даче в Ялте генерала Врангеля большевики тоже отпустили, не предполагая, какие неприятности он им доставит в дальнейшем. Царивший в стране хаос кого-то губил, а кого-то спасал.

Военным человеком барона сделала Русско-японская война. До этого он окончил в Питере Горный институт, а затем, сдав экзамены в Николаевском кавалерийском училище и получив звание корнета, тут же уволился в запас, чтобы отправиться в Иркутск чиновником особых поручений при генерал-губернаторе. На фронт пошел добровольцем и проявил себя там отлично, о чем свидетельствуют два ордена за храбрость. А между японской и мировой окончил еще Николаевскую военную академию и курс Офицерской кавалерийской школы.

В самом начале Первой мировой войны Врангель уже полковник. И снова награды: “Георгий” и Георгиевское оружие. Даже солдатский Георгиевский крест IV степени с лавровой ветвью. Для офицера это особая честь, знак личной доблести. И далее карьера идет по восходящей: генерал-майор, позже, уже в Гражданскую, — генерал-лейтенант.

Неудивительно, что при таком послужном списке голова барона мыслила самостоятельно и выводы, к которым он приходил, не обязательно совпадали с выводами главнокомандующего.

Как полагал Врангель, белым следует прорываться в Сибирь на соединение с колчаковцами, а Деникин считал необходимым двигаться на Москву. Отказ от своего плана барон называл предательством адмирала Колчака. Между тем реализация этой идеи оставляла без поддержки Дон и Кубань, а у Антона Ивановича имелись обязательства перед казачеством, отказ от которых он также полагал изменой. Совместить два столь различных плана было нереально, такими силами белые просто не располагали.В письмах Врангеля на имя Деникина критики хватает и по другим поводам. Скажем, это: “Армия разваливается от пьянства и грабежей. Взыскивать с младших не могу, когда старшие начальники подают пример, оставаясь безнаказанными”. Или это: “Война обратилась в средство наживы, а довольствие местными средствами — в грабеж и спекуляцию”. В целом критика справедлива, вот только все это грехи любой гражданской войны, где и с дисциплиной всегда проблемы, и реальных сил, чтобы навести в тылу порядок, у воюющих не хватает. Тыл в гражданскую войну принадлежит дезертирам, бандитам и мародерам без всякой идеи, кроме стремления к наживе.

Но главное, что раздражало Деникина: свои критические письма барон посылал командующему не конфиденциально, а распространял их в качестве “памфлетов” (слова Антона Ивановича) среди командного состава армии и союзников.

А в результате все эти обвинения становились всеобщим достоянием. По мысли Врангеля, такой подход должен был сильнее влиять на командующего, однако в реальности это лишь плодило в стане белых хаос и неуверенность, подрывая авторитет лидера. Позже этот раскол между бывшими деникинцами и врангелевцами сохранится и в эмиграции.

В конце концов Врангель уехал в Константинополь. Впрочем, очень скоро вернулся, чтобы заменить Деникина. Иначе говоря, Антона Ивановича сместили с поста не только поражения на фронте, но и пиар-кампания, умело проведенная оппонентом. И конечно, союзники, сделавшие ставку на Врангеля. Борьба с красными к этому моменту была проиграна, и в Лондоне думали уже не столько о победе, сколько о том, как выйти из ситуации с наименьшим уроном. В секретной ноте англичане ультимативно потребовали немедленно начать переговоры с большевиками, чтобы выторговать хоть какие-то уступки. Как вспоминал Врангель: “Отказ англичан от дальнейшей нам помощи отнимал последние надежды”.

Чтобы согласиться возглавить армию в ходе уже проигранной войны, нужно мужество. Лично для себя барон не выигрывал ничего. Тем не менее этот тяжкий груз на свои плечи взвалил.

В ответном письме англичанам барон пишет: “Возможно, быстрое разрешение вопроса о перемирии и его осуществление является необходимым. Переговоры могли бы быть возложены на представителей английского командования, находящихся здесь. Для спокойного разрешения вопросов, связанных с прекращением военных действий и ликвидацией военных и гражданских учреждений, в связи с передачей Крыма Советскому правительству необходимо предоставить мне не менее двух месяцев от дня завершения переговоров. В течение этого времени союзники должны продолжать снабжать армию и население занятых областей всем необходимым”. Это, конечно, классическая отписка. Врангель понимал, что большевики на уступки не пойдут. Барон собирался дать им последний бой в Крыму, но не хотел терять столь необходимую ему помощь союзников.

Эпопея взятия Крыма в советские времена подробно описывалась, начиная с успешного штурма Перекопа. Между тем в ходе шестимесячных боев было еще несколько попыток ворваться на полуостров, которые белые во главе с Врангелем успешно отбили.

Барону удалось, казалось бы, невозможное: восстановить в армии дисциплину и поднять боевой дух.

Чтобы хоть как-то облегчить ситуацию, Врангель проявил тогда немалую гибкость: соглашался пойти на уступки по Украине, признал независимость Горской федерации Северного Кавказа, пытался наладить контакты с Махно, признал законным захват крестьянами помещичьих земель, издал указ об автономии казачьих земель. Да и проиграл достойно: эвакуация белых (100 тысяч!) из Крыма прошла организованно. Привычные в советские времена кадры с толпой, штурмующей пароходы, — это не Крым, а трагедия, произошедшая раньше (до Врангеля) в 1920 году в Новороссийске.

Эмигрировав в Белград, Петр Николаевич основал РОВС — Русский общевоинский союз, куда вошло большинство участников Белого движения, а затем обосновался в Брюсселе. Там и скончался в 1928 году. По одной версии от туберкулеза, по другой — отравили чекисты.

Открывая в 2016 году в Керчи памятник Врангелю, тогдашний замминистра культуры Аристархов заявил, что это имя должно стоять в одном ряду с Дмитрием Донским и Александром Невским.

На мой взгляд, перебор. И немалый. Но то, что это знаковое и важное имя в нашей истории, — факт.

16 марта 2020, 10:00

Великое противостояние

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. Глава 8

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. Глава 8

 

М.: ОГИЗ – Госполитиздат, 1946. – 352 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

ГЛАВА VIII

ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

(1918–1920 годы)

 

1. Начало иностранной военной интервенции.

Первый период гражданской войны

 

Заключение брестского мира и упрочение Советской власти в результате ряда ее революционно-экономических мероприятий в момент, когда война на Западе была еще в полном разгаре, – вызвали величайшую тревогу среди империалистов Запада, особенно же среди империалистов Антанты.

Империалисты Антанты опасались, что заключение мира между Германией и Россией может облегчить военное положение Германии и соответственно затруднить положение войск Антанты на фронте. Они опасались, далее, что установление мира между Россией и Германией может усилить тягу к миру во всех странах, на всех фронтах и тем подорвать дело войны, дело империалистов. Они опасались; наконец, что существование Советской власти на территории громадной страны и ее успехи в стране, последовавшие после свержения там власти буржуазии, могут послужить заразительным примером для рабочих и солдат Запада. охваченных глубоким недовольством затянувшейся войной и могущих – по примеру русских – повернуть штыки против двоих господ и угнетателей. Ввиду этого правительства Антанты решили начать военную интервенцию (вмешательство) в России с тем, чтобы свергнуть Советскую власть и поставить буржуазную власть, которая восстановила бы в стране буржуазные порядки, отменила бы мирный договор с немцами и воссоздала бы военный фронт против Германии и Австрии.

Империалисты Антанты тем охотнее шли на это черное дело, что они были убеждены в непрочности Советской власти и не сомневались в неизбежности ее скорого падения при известных усилиях со стороны ее врагов. [c.215]

Еще больше тревоги внесли успехи Советской власти и ее упрочение в ряды свергнутых классов – помещиков и капиталистов, в ряды разбитых партии – кадетов, меньшевиков, эсеров, анархистов, всякого рода буржуазных националистов, в ряды белогвардейских генералов, казачьего офицерства и т.п.

Все эти враждебные элементы с первых же дней победы Октябрьской революции со всех крыш кричали, что Советская власть не имеет почвы в России, что она обречена, что она обязательно погибнет через одну или две недели, через месяц или, самое большее – через два-три месяца. Но так как Советская власть продолжала существовать и укрепляться, несмотря на заклинания ее врагов, то враги Советской власти внутри России оказались вынужденными признать, что Советская власть много сильнее, чем они думали раньше, что для свержения Советской власти необходимы серьезные усилия и ожесточенная борьба всех сил контрреволюции. Поэтому они решили повести широкую контрреволюционно-мятежную работу по собиранию сил контрреволюции, по сколачиванию военных кадров, по организации мятежей, прежде всего, в казачьих и кулацких районах.

Таким образом, уже в первой половине 1918 года сложились две определенные силы, готовые пойти на свержение Советской власти: иностранные империалисты Антанты и контрреволюция внутри России.

Ни одна из этих сил не обладала достаточными данными для того, чтобы самостоятельно пойти на свержение Советской власти. У контрреволюции в России были некоторые военные кадры, а также некоторое количество людских сил, главным образом, в лице казачьих верхов и кулачества, необходимые для того, чтобы поднять восстание против Советской власти. Но у нее не было денег и вооружения. У иностранных империалистов, наоборот, были деньги и вооружение, но они не могли “отпустить” на интервенцию достаточного количества воинских сил не только потому, что эти силы нужны были для войны с Германией и Австрией, но и потому, что они могли оказаться не вполне надежными для борьбы с Советской властью.

Условия борьбы с Советской властью диктовали объединение обеих антисоветских сил, иностранной и внутренней. И это объединение сложилось в первой половине 1918 года.

Так сложилась иностранная военная интервенция против Советской власти, поддержанная контрреволюционными мятежами врагов Советской власти внутри России.

Так кончилась передышка и началась гражданская война в России, то есть война рабочих и крестьян [c.216] народов России против внешних и внутренних врагов Советской власти.

Империалисты Англии, Франции, Японии, Америки начали военную интервенцию без объявления войны, хотя интервенция была войной против России, причем войной худшего типа. Тайно, воровским образом, подкрались эти “цивилизованные” разбойники и высадили свои войска на территорию России.

Англо-французы высадили войска на севере России, заняли Архангельск и Мурманск, поддержали там белогвардейский мятеж, свергли власть Советов и создали белогвардейское “правительство севера России”.

Японцы высадили войска во Владивостоке, захватили Приморье, разогнали Советы и поддержали белогвардейских мятежников, восстановивших потом буржуазные порядки.

На Северном Кавказе генералы Корнилов, Алексеев, Деникин при поддержке англо-французов организовали белогвардейскую “добровольческую армию”, подняли мятеж казачьих верхов и открыли поход против Советов.

На Дону генералы Краснов и Мамонтов при тайной поддержке немецких империалистов (открыто поддержать их не решались немцы, ввиду существования мирного договора с Россией) подняли мятеж донских казаков, заняли Донскую область и открыли поход против Советов.

На Средней Волге и в Сибири происками англо-французов был организован мятеж чехословацкого корпуса. Этому корпусу, состоявшему из военнопленных, было разрешено Советским правительством выехать к себе на родину через Сибирь и Дальний Восток. Но он был использован по пути эсерами и англо-французами для мятежа против Советской власти. Мятеж корпуса послужил сигналом к мятежу кулачества на Волге и в Сибири и эсеровски настроенных рабочих на Боткинском и Ижевском заводах. На Волге было создано Самарское белогвардейско-эсеровское правительство. В Омске – Сибирское белогвардейское правительство.

Германия не участвовала и не могла участвовать в этой интервенции блока англо-франко-японо-американцев хотя бы потому, что она находилась в состоянии войны с этим блоком. Но, несмотря на это обстоятельство, и на существование мирного договора между Россией и Германией, никто из большевиков не сомневался в том, что германское правительство кайзера Вильгельма является таким же лютым врагом Советской страны, как и англо-франко-японо-американские интервенты. И действительно, германские империалисты делали все возможное и невозможное для того, чтобы изолировать, ослабить и погубить Советскую страну. Они оторвали от Советской России, правда, по “договору” [c.217] с Украинской Радой, – Украину, ввели на Украину по просьбе белогвардейской Украинской Рады свои войска и стали бесчеловечно грабить и угнетать украинский народ, запрещая ему поддерживать какую бы то ни было связь с Советской Россией. Они оторвали от Советской России Закавказье, ввели туда по просьбе грузинских и азербайджанских националистов немецкие и турецкие войска и стали хозяйничать в Тифлисе и Баку. Они всячески поддерживали, правда, исподтишка – вооружением и провиантом мятежного генерала на Дону – Краснова против Советской власти.

Таким образом, Советская Россия оказалась отрезанной от своих основных продовольственных, сырьевых и топливных районов.

Тяжело было в этот период в Советской России. Не хватало хлеба. Не хватало мяса. Голод терзал рабочих. Рабочим Москвы и Петрограда выдавалось по осьмушке хлеба на два дня. Бывали дни, когда вовсе не выдавали хлеба. Заводы не работали, или почти не работали: не хватало сырья, топлива. Но рабочий класс не унывал. Не унывала партия большевиков. Неимоверные трудности этого периода и отчаянная борьба с ними показали, какая неисчерпаемая энергия таится в рабочем классе и до чего велика, неизмерима сила авторитета большевистской партии.

Партия объявила страну военным лагерем и перестроила ее хозяйственную и культурно-политическую жизнь на военный лад. Советское правительство объявило, что “социалистическое отечество – в опасности” и призвало народ к отпору. Ленин дал лозунг – “все для фронта”, и сотни тысяч рабочих и крестьян пошли добровольцами в Красную армию, на фронт. Около половины всего состава партии и комсомола пошло на фронт. Партия подняла народ на отечественную войну против нашествия войск иностранной интервенции, против мятежей свергнутых революцией эксплуататорских классов. Организованный Лениным Совет рабочей и крестьянской обороны руководил делом снабжения фронта людьми, продовольствием, обмундированием, вооружением. Переход от добровольческого принципа к обязательной воинской повинности привлек в Красную армию сотни тысяч новых пополнений, и в короткий срок Красная армия стала миллионной.

Несмотря на тяжелое положение страны и молодость Красной армии, не успевшей еще окрепнуть, в результате принятых мер обороны первые успехи были уже налицо. Генерал Краснов был оттеснен от Царицына, захват которого он считал обеспеченным, и отброшен за Дон. Действия генерала Деникина были локализованы в небольшом районе Северного Кавказа, а генерал Корнилов был убит в боях с Красной армией. Чехословаки и эсеро-белогвардейские банды [c.212] были изгнаны из Казани, Симбирска, Самары и оттеснены к Уралу. Мятеж белогвардейца Савинкова в Ярославле, организованный главою английской миссии в Москве Локкартом, был разгромлен, а Локкарт арестован. Эсеры, убившие т.т. Урицкого и Володарского и произведшие злодейское покушение на жизнь Ленина, за белый террор против большевиков были подвергнуты красному террору и разгромлены во всех сколько-нибудь значительных пунктах центральной России.

В боях с врагами закалялась и мужала молодая Красная армия.

Коммунисты-комиссары, работавшие тогда в Красной армии, сыграли решающую роль в деле укрепления армии, в деле ее политического просвещения, в деле усиления ее боеспособности, ее дисциплины.

Большевистская партия понимала, что эти успехи Красной армии не решают дела и являются лишь первыми ее успехами. Она понимала, что предстоят новые бои, еще более серьезные, что страна может вернуть себе потерянные продовольственные, сырьевые и топливные районы лишь в результате длительных и серьезных боев с врагами. Поэтому большевики стали усиленно готовиться к длительной войне, решив поставить весь тыл на службу фронту. Советское правительство ввело военный коммунизм. Советская власть поставила под свой контроль кроме крупной промышленности – среднюю и мелкую промышленность, чтобы накопить товары массового потребления и снабжать ими армию и деревню. Она ввела монополию хлебной торговли, запретила частную торговлю хлебом и установила продразверстку, чтобы взять на учет все излишки продовольствия у крестьян, накопить запасы хлеба и снабжать продовольствием армию, рабочих. Наконец, она ввела всеобщую трудовую повинность для всех классов. Привлекая буржуазию к обязательному физическому труду и освобождая, таким образом, рабочих для другой, более важной для фронта, работы, партия осуществляла принцип: “кто не работает, тот не ест”.

Вся эта система мероприятий, вызванных исключительно трудными условиями обороны страны и имевших временный характер, называлась военным коммунизмом.

Страна готовилась к длительной и серьезной гражданской войне с внешними и внутренними врагами Советской власти. Она должна была утроить численность армии к концу 1918 года. Она должна была накопить средства снабжения этой армии.

Ленин указывал в эти дни:

“Мы решили иметь армию в 1.000.000 человек к весне, нам нужна теперь армия в три миллиона человек. Мы можем ее иметь. И мы будем ее иметь”. [c.219]

 

2. Военное поражение Германии. Революция в Германии.

Образование III Интернационала. VIII съезд партии

 

В то время как Советская страна готовилась к новым боям против иностранной интервенции, на Западе, в тылу и на фронтах воюющих стран происходили решающие события. Германия и Австрия задыхались в тисках войны и продовольственного кризиса. В то время как Англия, Франция и Северная Америка разворачивали все новые и новые резервы, у Германии и Австрии иссякали последние скудные резервы. Дело шло к тому, что истощенные до последней степени Германия и Австрия должны были в ближайшее время потерпеть поражение.

Вместе с тем внутри Германии и Австрии кипело возмущение народа против нескончаемой и губительной войны, против империалистических правительств этих стран, доведших народ до истощения, до голода. Сказалось здесь также громадное революционное влияние Октябрьской революции, братание советских солдат с австро-германскими солдатами на фронте еще до брестского мира и, затем, влияние самого прекращения войны с Советской Россией и заключения мира с ней. Пример России, где народ добился прекращения ненавистной войны путем свержения своего империалистического правительства, не мог не послужить уроком для австро-германских рабочих. А германские солдаты, стоявшие на восточном фронте и переведенные потом, после брестского мира, на западный фронт, не могли не разложить там германскую армию своими рассказами о братании с советскими солдатами и о том, как советские солдаты избавились от войны. Что касается австрийской армии, то она стала разлагаться еще раньше в силу тех же причин.

В результате всех этих обстоятельств в германских войсках усилилась тяга к миру, не стало у них прежней боеспособности, и они стали отступать под натиском войск Антанты, а в самой Германии разразилась в ноябре 1918 года революция, свергшая Вильгельма и его правительство.

Германия оказалась вынужденной признать себя побежденной и запросила мира у Антанты.

Так Германия, держава перворазрядная, одним ударом была низвергнута в положение державы второразрядной.

С точки зрения положения Советской власти это обстоятельство имело некоторое отрицательное значение, так как оно превращало государства Антанты, организовавшие интервенцию против Советской власти, в господствующую силу Европы и Азии, давало им возможность усилить интервенцию и организовать блокаду Советской страны, потуже затянув петлю вокруг Советской власти. Это так именно и случилось, как увидим дальше. Но, с другой стороны, оно имело [c. 220] еще более серьезное положительное значение, в корне облегчавшее положение Советской страны. Во-первых, Советская власть получала возможность аннулировать грабительский брестский мир, прекратить платежи по контрибуции и повести открытую борьбу, военную и политическую, за освобождение Эстонии, Латвии, Белоруссии, Литвы, Украины, Закавказья от гнета германского империализма. Во-вторых, – и это главное – существование в центре Европы, в Германии, республиканского режима и Советов рабочих и солдатских депутатов должно было революционизировать и действительно революционизировало страны Европы, что не могло не укрепить положения Советской власти в России. Правда, революция в Германии была буржуазная, а не социалистическая, а Советы являлись послушным орудием буржуазного парламента, ибо в Советах господствовали социал-демократы, соглашатели вроде русских меньшевиков, чем, собственно, и объясняется ее слабость. До чего слаба была там революция, видно, хотя бы из того, что она допустила безнаказанное убийство немецкими белогвардейцами таких видных революционеров, как Р. Люксембург и К. Либкнехт. Но все же это была революция, Вильгельм был свергнут, рабочие вырвались из цепей, и уже это одно не могло не развязать революцию на Западе не могло не вызвать подъема революции в европейских странах.

В Европе начался революционный подъем. В Австрии развертывалось революционное движение. В Венгрии возникла Советская республика. На базе революционной волны вышли на поверхность коммунистические партии Европы.

Создалась реальная почва для объединения компартий в III, Коммунистический Интернационал.

В марте 1919 года в Москве на I конгрессе коммунистических партии разных стран по инициативе Ленина и большевиков был основан Коммунистический Интернационал. Хотя блокада и преследования империалистов помешали многим делегатам прибыть в Москву, тем не менее на I конгрессе присутствовали делегаты от важнейших стран Европы и Америки. Руководил конгрессом Ленин.

В докладе о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата Ленин показал значение Советской власти, как подлинной демократии для трудящихся. Конгресс принял Манифест к международному пролетариату, в котором призывал к решительной борьбе за пролетарскую диктатуру, за победу Советов во всех странах.

Конгресс образовал Исполком Коминтерна (ИККИ), исполнительный орган III-го Коммунистического Интернационала.

Так была создана международная революционная пролетарская организация нового типа – Коммунистический Интернационал, марксистско-ленинский Интернационал. [c.221]

В обстановке противоречивых обстоятельств, – в условиях усиления реакционного блока государств Антанты против Советской власти, с одной стороны, и в условиях революционного подъема в Европе, – главным образом, в странах, потерпевших военное поражение, сильно облегчившего положение Советской страны, с другой стороны, – собрался в марте 1919 года VIII съезд нашей партии.

На съезде присутствовало 301 делегат с решающим голосом, представлявших 313.766 членов партии. Делегатов с совещательным голосом было 102 человека.

Открыв съезд, Ленин первое свое слово посвятил памяти Я. М. Свердлова, одного из лучших организаторов партии большевиков, умершего накануне открытия съезда.

На съезде была принята новая программа партии. В программе дается характеристика капитализма и его высшей стадии – империализма. В программе сравниваются две системы государств – буржуазно-демократическая и советская система. В программе подробно указаны конкретные задачи партии в борьбе за социализм: доведение до конца экспроприации буржуазии, ведение хозяйства страны по единому социалистическому плану, участие профсоюзов в организации народного хозяйства, социалистическая дисциплина труда, использование специалистов в народном хозяйстве под контролем советских органов, постепенное и планомерное вовлечение среднего крестьянства в работу социалистического строительства.

Съезд принял предложение Ленина о том, чтобы наряду с определением империализма, как высшей стадии капитализма, включить в программу описание промышленного капитализма и простого товарного хозяйства, имевшееся в старой программе, принятой еще II съездом партии. Ленин считал необходимым учесть в программе сложность нашей экономики и указать на наличие в стране различных хозяйственных укладов, в том числе и мелкотоварного хозяйства, носителем которого являлся крестьянин-середняк. Поэтому при обсуждении программы Ленин решительно выступил против антибольшевистских взглядов Бухарина, который предложил исключить из программы пункты о капитализме, о мелком товарном производстве, о хозяйстве середняка. Взгляды Бухарина означали меньшевистско-троцкистское отрицание роли середняка в советском строительстве. Вместе с тем Бухарин замазывал факт возникновения и роста кулацких элементов из мелкого, товарного крестьянского хозяйства.

Ленин дал также отпор антибольшевистским взглядам Бухарина и Пятакова по национальному вопросу. Они высказывались против включения в программу пункта о праве наций на самоопределение, против равноправия наций – под тем предлогом, что этот лозунг будто бы мешает победе [c.222] пролетарской революции, мешает объединению пролетариев разных национальностей. Ленин опрокинул эти вреднейшие великодержавные, шовинистические взгляды Бухарина и Пятакова.

Серьезное место в работах VIII съезда партии занял вопрос об отношении к середняку. В результате известного декрета о земле деревня все более становилась середняцкой. Середняк составлял теперь большинство крестьянского населения. Настроения и поведение среднего крестьянства, колебавшегося между буржуазией и пролетариатом, имели громадное значение для судеб гражданской войны и социалистического строительства. Исход гражданской войны зависел во многом от того, куда колебнется середняк, какой класс сумеет привлечь к себе среднее крестьянство – пролетариат или буржуазия. Чехословакам, белогвардейцам, кулакам, эсерам, меньшевикам удалось свергнуть Советскую власть в Поволжье летом 1918 года потому, что их поддержала значительная часть среднего крестьянства. То же самое было во время мятежей, организованных кулаками в центральной России. Но с осени 1918 года в настроении массы среднего крестьянства наступил поворот в сторону Советской власти. Крестьянство увидело, что победа белых ведет за собой восстановление власти помещиков, отобрание земли у крестьян, грабежи, порку и истязание крестьян. Перемене в настроении крестьянства способствовала также деятельность комитетов бедноты, разгромивших кулаков. В связи с этим в ноябре 1918 г. Ленин дал лозунг:

“Уметь достигать соглашения с средним крестьянином – ни на минуту не отказываясь от борьбы с кулаком и прочно опираясь только на бедноту” (Ленин, т. XXIII, стр. 294).

Конечно, колебания среднего крестьянства не прекратились полностью, но среднее крестьянство стало ближе к Советской власти, стало прочнее поддерживать ее. Этому во многом способствовала политика по отношению к среднему крестьянству, намеченная VIII съездом партии.

VIII съезд явился поворотным моментом в политике партии по отношению к среднему крестьянству. Доклад Ленина и решения съезда определили новую линию партии в этом вопросе. Съезд требовал, чтобы партийные организации и все коммунисты строго различали и отделяли среднее крестьянство от кулаков, привлекали бы его на сторону рабочего класса внимательным отношением к его нуждам. Надо было бороться с отсталостью середняка убеждением, а отнюдь не мерами принуждения, насилия. Поэтому съезд дал указание проводить социалистические мероприятия, в деревне (создание коммун, сельскохозяйственных артелей), не допуская принуждения. Во всех случаях, где затрагивались [c.223] жизненные интересы середняка, надо было идти на практические соглашения с ним, на уступки середняку в определении способов проведения социалистических преобразований. Съезд предложил проводить политику прочного союза с середняком при сохранении в этом союзе руководящей роли пролетариата.

Новая политика по отношению к среднему крестьянству, провозглашенная Лениным на VIII съезде, требовала от пролетариата, чтобы он опирался на бедноту, держал прочный союз с середняком и вел борьбу с кулаком. До VIII съезда партия проводила в общем политику нейтрализации середняка. Это значит, что она добивалась от середняка, чтобы он не становился на сторону кулака, на сторону буржуазии вообще. Но теперь этого было уже недостаточно. VIII съезд перешел от политики нейтрализации середняка к прочному союзу с ним для борьбы с белогвардейщиной и иностранной интервенцией, а также для успешного социалистического строительства.

Взятая съездом линия по отношению к основным массам крестьянства, по отношению к середняку, сыграла решающую роль в успешном исходе гражданской войны против иностранной интервенции и ее белогвардейских прислужников. Осенью 1919 года, когда надо было выбирать между Советской властью и Деникиным, крестьянство поддержало Советы, и пролетарская диктатура победила своего самого опасного врага.

Особо стоял на съезде вопрос о строительстве Красной армии. На съезде выступала так называемая “военная оппозиция”. Она объединяла немалое количество бывших “левых коммунистов”. Но вместе с представителями разгромленного “левого коммунизма” “военная оппозиция” включала и работников, никогда не участвовавших ни в какой оппозиции, но недовольных руководством Троцкого в армии. Большинство военных делегатов было резко настроено против Троцкого, против его преклонения перед военными специалистами из старой царской армии, часть которых прямо изменяла нам во время гражданской войны, против высокомерного и враждебного отношения Троцкого к старым большевистским кадрам в армии. Приводились на съезде примеры “из практики”, когда Троцкий пытался расстрелять целый ряд неугодных ему ответственных военных коммунистов-фронтовиков, действуя этим на руку врагу, и только вмешательство ЦК и протесты военных работников предотвратили гибель этих товарищей.

Борясь против искривления Троцким военной политики партии, “военная оппозиция” защищала, однако, неправильные взгляды по ряду вопросов военного строительства. Ленин и Сталин решительно выступили против “военной [c.224] оппозиции”, защищавшей пережитки партизанщины в армии и боровшейся против создания регулярной Красной армии, против использования военспецов, против той железной дисциплины, без которой армия не может быть настоящей армией. Возражая “военной оппозиции”, тов. Сталин требовал создания регулярной армии, проникнутой духом строжайшей дисциплины.

“Либо, – говорил тов. Сталин, – создадим настоящую рабоче-крестьянскую, по преимуществу крестьянскую, строго дисциплинированную армию и защитим республику, либо пропадем”.

Отклонив ряд предложений “военной оппозиции”, съезд в то же время ударил по Троцкому, потребовав улучшения работы центральных военных учреждений и усиления роли коммунистов в армии.

В результате работы военной комиссии, выделенной на съезде, было достигнуто единодушное решение съезда по военному вопросу.

Решения съезда по военному вопросу повели к укреплению Красной армии и к дальнейшему ее сближению с партией.

На съезде был обсужден, далее, вопрос о партийном и советском строительстве, о руководящей роли партии в работе Советов. При обсуждении этого вопроса съезд дал отпор оппортунистической группе Сапронова – Осинского, отрицавшей руководящую роль партии в работе Советов.

Наконец, в связи с огромным наплывом новых членов партии съезд принял решение об улучшении социального состава партии и проведении перерегистрации.

Это было начало первой чистки рядов партии.

 

3. Усиление интервенции. Блокада Советской страны. Поход Колчака и его разгром. Поход Деникина и его разгром. Трехмесячная передышка. IX съезд партии

 

Победив Германию и Австрию, государства Антанты решили бросить крупные военные силы против Советской страны. После поражения Германии и ухода ее войск из Украины и Закавказья, англо-французы заняли место Германии, пригнав свой флот в Черное море и высадив свои войска в Одессе, в Закавказье Хозяйничание антантовских интервентов в оккупированных областях дошло до такого зверства, что они не останавливались перед вооруженной расправой с целыми группами рабочих и крестьян. Под конец, после оккупации Туркестана, наглость интервентов дошла до того, что они увезли в Закаспье 26 бакинских руководящих большевиков, т. т. Шаумяна, Фиолетова, Джапаридзе, Малыгина, [c.225] Азизбекова, Курганова и других, и с помощью эсеров зверски расстреляли их.

Через некоторое время была объявлена интервентами блокада России. Были перехвачены все морские и иные пути сообщения с внешним миром.

Таким образом, Советская страна была окружена почти со всех сторон.

Главную надежду возлагала тогда Антанта на адмирала Колчака, ставленника Антанты в Сибири, в Омске. Он был объявлен “верховным правителем России”. Ему подчинялась вся контрреволюция в России. Таким образом, восточный фронт стал главным фронтом. Весной 1919 года Колчак, собравший огромную армию, дошел почти до Волги. Против Колчака были брошены лучшие силы большевиков, мобилизованы комсомольцы, рабочие. В апреле 1919 года Красная армия нанесла Колчаку серьезное поражение. Вскоре началось отступление колчаковской армии по всему фронту.

В момент разгара наступательных действий Красной армии на восточном фронте Троцкий предложил подозрительный план: остановиться перед Уралом, прекратить преследование колчаковцев и перебросить войска с восточного фронта на южный фронт. ЦК партии, хорошо понимая, что нельзя оставлять Урал и Сибирь в руках Колчака, где он может с помощью японцев и англичан оправиться и снова стать на ноги, – отклонил этот план и дал директиву продолжать наступление. Ввиду несогласия Троцкого с такой директивой, он подал в отставку. ЦК отклонил отставку Троцкого, обязав его вместе с тем немедля устраниться от участия в руководстве операциями на восточном фронте. Наступление Красной армии против Колчака стало развертываться с новой силой. Красная армия нанесла Колчаку ряд новых поражений и освободила от белых Урал и Сибирь, где Красную армию поддержало мощное партизанское движение, возникшее в тылу белых.

Летом 1919 года на генерала Юденича, стоявшего во главе контрреволюции на северо-западе (в Прибалтике, под Петроградом), империалисты возложили задачу отвлечь внимание Красной армии от восточного фронта нападением на Петроград. Гарнизон двух фортов под Петроградом, поддавшись контрреволюционной агитации бывших офицеров, поднял мятеж против Советской власти, а в штабе фронта был открыт контрреволюционный заговор. Враг угрожал Петрограду. Но принятыми Советской властью мерами при поддержке рабочих и матросов взбунтовавшиеся форты были освобождены от белых, войскам Юденича было нанесено поражение и Юденич был отброшен в Эстонию.

Поражение Юденича под Петроградом облегчило борьбу [c.226] против Колчака. К концу 1919 года армия Колчака была окончательно разгромлена. Сам Колчак был арестован и расстрелян в Иркутске по приговору ревкома.

Таким образом, с Колчаком было покончено.

Про Колчака народ в Сибири распевал песенку:

 

 

“Мундир английский,

Погон французский,

Табак японский,

Правитель Омский.

 

 

Мундир сносился,

Погон свалился,

Табак скурился,

Правитель смылся”.

 

Видя, что Колчак не оправдал возложенных на него надежд, интервенты изменили свой план нападения на Советскую республику. Десант в Одессе пришлось увести обратно, так как войска интервентов от соприкосновения с войсками Советской республики заражались революционным духом и начали восставать против своих империалистических господ. Так, в Одессе восстали французские моряки под руководством Андрэ Марти. Ввиду этого, теперь, после разгрома Колчака, главное внимание Антанты было обращено на генерала Деникина, сподвижника Корнилова и организатора “добровольческой армии”. Деникин орудовал в это время против Советской власти на юге, в районе Кубани. Антанта снабдила его армию большим количеством вооружения и снаряжения и двинула на север против Советской власти.

Таким образом, южный фронт стал на этот раз главным фронтом.

Деникин начал свой основной поход против Советской власти летом 1919 года. Троцкий развалил работу на южном фронте, и наши войска терпели поражение за поражением. К половине октября белые овладели всей Украиной, взяли Орел и подходили к Туле, которая снабжала нашу армию патронами, винтовками, пулеметами. Белые приближались к Москве. Положение Советской республики становилось более, чем серьезным. Партия забила тревогу и призвала народ к отпору. Ленин дал лозунг: “Все на борьбу с Деникиным”. Вдохновляемые большевиками рабочие и крестьяне напрягли все силы, чтобы разгромить врага.

Для организации разгрома Деникина ЦК направил на южный фронт товарищей Сталина, Ворошилова, Орджоникидзе, Буденного. Троцкий был отстранен от руководства операциями Красной армии на юге. До приезда тов. Сталина командование южного фронта совместно с Троцким разработало план, по которому главный удар наносился Деникину [c.227] от Царицына на Новороссийск, через донские степи, где Красная армия встретила бы на своем пути полное бездорожье и должна была проходить по районам с казачьим населением, значительная часть которого находилась тогда под влиянием белогвардейцев. Тов. Сталин подверг резкой критике этот план и предложил ЦК свои план разгрома Деникина: направить главный удар через Харьков – Донбасс – Ростов. Этот план обеспечивал быстрое продвижение наших войск против Деникина, ввиду явного сочувствия населения на пути продвижения нашей армии через рабочие и крестьянские районы. Кроме того, наличие богатой сети железных дорог в этом районе давало возможность обеспечить нашим войскам регулярное снабжение всем необходимым. Наконец, этот план давал возможность освободить Донбасс и обеспечить нашу страну топливом.

Центральный Комитет партии принял план тов. Сталина. Во второй половине октября 1919 года, после ожесточенного сопротивления, Деникин был разбит Красной армией в решающих боях под Орлом и у Воронежа. Деникин начал быстро отступать, а затем покатился к югу, преследуемый нашими войсками. В начале 1920 года вся Украина и Северный Кавказ были освобождены от белых.

Во время решающих боев на южном фронте империалисты вновь бросили корпус Юденича на Петроград, чтобы отвлечь наши силы с юга и облегчить положение войск Деникина. Белые подошли к самому городу, – к Петрограду. Героический пролетариат Петрограда грудью встал на защиту первого города революции. Коммунисты, как всегда, были в первых рядах. В результате ожесточенных боев белые были разбиты и выброшены вновь за пределы нашей страны – в Эстонию.

Таким образом, с Деникиным было также покончено.

После разгрома Колчака и Деникина наступила непродолжительная передышка.

Когда империалисты увидели, что белогвардейские войска разбиты, интервенция не удается и Советская власть укрепляется по всей стране, а в Западной Европе растет возмущение рабочих войной интервентов против Советской республики, – они начали менять свое отношение к Советскому государству. В январе 1920 года Англия, Франция и Италия приняли решение прекратить блокаду Советской России.

Это была серьезнейшая брешь, пробитая в стене интервенции.

Это не означало, конечно, что Советское государство покончило уже с интервенцией и гражданской войной. Еще оставалась опасность нападения со стороны империалистической [c.228] Польши. Не были еще окончательно изгнаны интервенты на Дальнем Востоке, в Закавказья и в Крыму. Но страна Советов получила временную передышку и она могла направить больше сил на хозяйственное строительство. Партия получала возможность заняться хозяйственными вопросами.

Во время гражданской войны многие квалифицированные рабочие ушли с производства, ввиду закрытия фабрик и заводов. Квалифицированных рабочих партия возвращала теперь на производство для работы по специальности. Несколько тысяч коммунистов было направлено на восстановление транспорта, положение которого было тяжелым. Не восстановив транспорта, нельзя было всерьез взяться за восстановление основных отраслей промышленности. Усилилась и улучшилась продовольственная работа. Начата была разработка плана электрификации России. Под ружьем находилось до 5 миллионов красноармейцев, которых нельзя было пока распустить из-за военной опасности. Поэтому некоторые части Красной армии были переведены на положение трудовых армий для использования в области хозяйственного строительства. Совет рабочей и крестьянской обороны был преобразован в Совет труда и обороны (СТО). В помощь ему создана была Государственная плановая комиссия (Госплан).

В этой обстановке открылся в конце марта 1920 года IX съезд партии.

На съезде присутствовало 554 делегата с решающим голосом, представлявших 611.978 членов партии. Делегатов с совещательным голосом было 162 человека.

Съезд определил ближайшие хозяйственные задачи страны в области транспорта, промышленности и особо указал на необходимость участия профессиональных союзов в хозяйственном строительстве.

Особое внимание было обращено на съезде на вопрос об едином хозяйственном плане, предусматривавшем поднятие, в первую очередь, транспорта, топливного дела, металлургии. Главное место занимал в этом плане вопрос об электрификации всего народного хозяйства, которую Ленин выдвигал как “великую программу на 10–20 лет”. На этой основе был разработан потом известный план ГОЭЛРО, ныне далеко уже перевыполненный.

Съезд дал отпор антипартийной группе “демократического централизма”, выступавшей против единоначалия и личной ответственности директоров в промышленности и отстаивавшей безбрежную “коллегиальность” и безответственность в руководстве промышленностью. Главную роль в этой антипартийной группе играли Сапронов, Осинский, В. Смирнов. Их поддерживали на съезде Рыков, Томский. [c.229]

 

4. Нападение польских панов на Советскую страну.

Вылазка генерала Врангеля. Провал польского плана.

Разгром Врангеля. Конец интервенции

 

Несмотря на разгром Колчака и Деникина, несмотря на то, что Советская страна все больше расширяла свою территорию, освобождая от белых и интервентов Северный край, Туркестан, Сибирь, Дон, Украину и т.д., несмотря на то, что Антанта была вынуждена отменить блокаду России, государства Антанты все же не хотели помириться с мыслью о том, что Советская власть оказалась несокрушимой, что она оказалась победительницей. Поэтому они решили предпринять еще одну попытку интервенции против Советской страны. На этот раз интервенты решили использовать, с одной стороны, Пилсудского, буржуазного контрреволюционного националиста, фактического главу польского государства, и, с другой стороны, генерала Врангеля, собравшего в Крыму остатки деникинской армии и угрожавшего оттуда Донбассу, Украине.

По выражению Ленина, панская Польша и Врангель – это были две руки международного империализма, пытавшегося задушить Советскую страну.

У поляков был план: захватить правобережную часть Советской Украины, захватить Советскую Белоруссию, восстановить в этих районах власть польских панов, расширить пределы польского государства “от моря до моря”, от Данцига до Одессы, и за помощь, оказываемую им Врангелем – помочь Врангелю разбить Красную армию и восстановить в Советской России власть помещиков и капиталистов.

Этот план был одобрен государствами Антанты.

Попытки Советского правительства открыть переговоры с Польшей для сохранения мира и предотвращения войны не дали никаких результатов. Пилсудский не хотел разговаривать о мире. Пилсудский хотел воевать. Он рассчитывал, что уставшие в боях с Колчаком и Деникиным красные войска не выдержат нападения польских войск.

Кратковременной передышке пришел конец. В апреле 1920 года польские войска вторглись в пределы Советской Украины и захватили Киев. В то же время Врангель перешел в наступление и стал угрожать Донбассу.

В ответ на нападение польских войск красные войска развернули контрнаступление по всему фронту. Освободив Киев и изгнав польских панов из Украины и Белоруссии, красные войска южного фронта в своем наступательном порыве дошли до ворот Львова в Галиции, а войска западного фронта приближались к Варшаве. Дело шло к полному поражению войск польских панов.

Но подозрительные действия Троцкого и его сторонников [c.230] в главном штабе Красной армии сорвали успехи Красной армии. Наступление красных войск на западном фронте, в сторону Варшавы, проходило – по вине Троцкого и Тухачевского – совершенно неорганизованно: войскам не давали закреплять завоеванных позиций, передовые части были заведены слишком далеко вперед, резервы и боеприпасы были оставлены слишком далеко в тылу, передовые части были оставлены, таким образом, без боеприпасов, без резервов, линия фронта была удлинена до бесконечности и, следовательно, был облегчен прорыв фронта. Вследствие всего этого, когда небольшая группа польских войск прорвала наш западный фронт в одном из его пунктов, наши войска, оставшиеся без боеприпасов, вынуждены были отступить. Что касается войск южного фронта, стоявших у ворот Львова и теснивших там поляков, то этим войскам “предреввоенсовета” Троцкий воспретил взять Львов и приказал им перебросить конную армию, то есть главную силу южного фронта, далеко на северо-восток, будто бы на помощь западному фронту, хотя не трудно было понять, что взятие Львова было бы единственно-возможной и лучшей помощью западному фронту. Но вывод конной армии из состава южного фронта и отход ее от Львова означали на деле отступление наших войск также и на южном фронте. Таким образом, вредительским приказом Троцкого было навязано войскам нашего южного фронта не понятное и ни на чем не основанное отступление, – на радость польским панам.

Это была прямая помощь, но не нашему западному фронту, а польским панам и Антанте.

Через несколько дней наступление польских войск было остановлено, и наши войска стали готовиться к новому контрудару против поляков. Но Польша, не имея сил продолжать войну и с тревогой ожидая контрудара красных, оказалась вынужденной отказаться от своих претензий насчет захвата правобережной Украины и Белоруссии и предпочла заключить мир с Россией. 20 октября 1920 года был заключен с Польшей в Риге мирный договор, по которому Польша сохранила за собой Галицию и часть Белоруссии.

Заключив мир с Польшей, Советская республика решила покончить с Врангелем. Врангель получил от англичан и французов новейшее оружие, броневики, танки, самолеты, амуницию. У него были ударные белогвардейские части, главным образом, офицерские. Но Врангелю не удалось собрать сколько-нибудь значительных сил крестьян и казаков вокруг десанта, высаженного им на Кубани и на Дону. Врангель подошел, однако, вплотную к Донбассу и поставил под угрозу наш каменноугольный район. Положение Советской власти осложнялось еще и тем, что к этому [c.231] времени Красная армия значительно устала. Красноармейцам приходилось продвигаться в небывало трудных условиях, ведя наступление против войск Врангеля и громя одновременно банды анархистов-махновцев, помогавших Врангелю. Но несмотря на то, что на стороне Врангеля было преимущество техники, несмотря на то, что у Красной армии не было танков, Красная армия загнала Врангеля на Крымский полуостров. В ноябре 1920 года красные войска овладели укрепленными позициями Перекопа, ворвались в Крым, разгромили войска Врангеля и освободили Крым от белогвардейцев и интервентов. Крым стал советским.

Провалом польских великодержавных планов и разгромом Врангеля заканчивается период интервенции.

В конце 1920 года началось освобождение Закавказья от ига буржуазных националистов-муссаватистов в Азербайджане, национал-меньшевиков в Грузии, дашнаков в Армении. Советская власть победила в Азербайджане, Армении и Грузии.

Это еще не означало совершенного прекращения интервенции. Японская интервенция на Дальнем Востоке продолжалась вплоть до 1922 года. Кроме того, имели место новые попытки организовать интервенцию (атаман Семенов я барон Унгерн на востоке, белофинская интервенция в Карелии в 1921 году). Но главные враги Советской страны, основные силы интервенции к концу 1920 года были разгромлены.

Война иностранных интервентов и российских белогвардейцев против Советов окончилась победой Советов.

Советская республика отстояла свою государственную независимость, свое свободное существование.

Это был конец иностранной военной интервенции и гражданской войны.

Это была историческая победа Советской власти.

 

5. Как и почему победила Советская страна соединенные силы англо-франко-японо-польской интервенции и буржуазно-помещичье-белогвардейской контрреволюции в России?

 

Если взять большую европейскую и американскую прессу времен интервенции, можно без труда установить, что ни один видный писатель, военный или гражданский, ни один знаток военного дела не верил в победу Советской власти. Наоборот, все видные писатели, знатоки военного дела, историки революций всех стран и народов, так называемые люди науки – все они в один голос кричали, что дни Советской власти сочтены, что поражение Советской власти неотвратимо. [c.232]

В своей уверенности в победе интервенции они исходили из того, что Советская страна не имеет еще сложившейся Красной армии, что ее придется создавать, так сказать, на ходу, тогда как интервенты и белогвардейцы имеют более или менее готовую армию.

Они исходили, далее, из того, что Красная армия не имеет опытных военных кадров, так как большинство таких кадров ушло в контрреволюцию, тогда как интервенты и белогвардейцы имеют такие кадры.

Они исходили, далее, из того, что Красная армия страдает от недостатка и плохого качества вооружения, боеприпасов, ввиду отсталости военной промышленности России, а получать из других стран предметы вооружения не может, так как Россия закупорена со всех сторон, благодаря блокаде, тогда как армия интервентов и белогвардейцев обильно снабжается и будет снабжаться первоклассным вооружением, боеприпасами, обмундированием.

Они исходили, наконец, из того, что армия интервентов и белогвардейцев занимала тогда наиболее богатые продовольствием районы России, тогда как Красная армия была лишена таких районов и страдала от недостатка продовольствия.

И действительно, все эти недостатки и нехватки на самом деле имели место в частях Красной армии.

В этом отношении, – но только в этом отношении, – господа интервенты были совершенно правы.

Чем же объяснить в таком случае, что Красная армия, имевшая столько серьезных недостатков, победила армию интервентов и белогвардейцев, свободную от таких недостатков?

1. Красная армия победила потому, что политика Советской власти, во имя которой воевала Красная армия, была правильной политикой, соответствующей интересам народа, что народ сознавал и понимал эту политику, как правильную, как свою собственную политику, и поддерживал ее до конца.

Большевики знали, что армия, борющаяся во имя неправильной политики, не поддерживаемой народом, не может победить. Такой именно армией была армия интервентов и белогвардейцев. Армия интервентов и белогвардейцев имела все: и старых опытных командиров, и первоклассное вооружение, и боеприпасы, и обмундирование, и продовольствие. Не хватало одного – поддержки и сочувствия народов России, ибо народы России не хотели и не могли поддерживать противонародную политику интервентов и белогвардейских “правителей”. И армия интервентов и белогвардейцев потерпела поражение.

2. Красная армия победила потому, что она была верна и предана до конца своему народу, за что и любил ее и [c.233] поддерживал народ, как свою родную армию. Красная армия есть детище народа, и если она верна своему народу, как верный сын своей матери, она будет иметь поддержку народа, она должна победить. Армия же, идущая против своего народа, должна потерпеть поражение.

3. Красная армия победила потому, что Советской власти удалось поднять весь тыл, всю страну на службу интересам фронта. Армия без крепкого тыла, всемерно поддерживающего фронт, обречена на поражение. Большевики знали это и именно поэтому превратили они страну в военный лагерь, снабжавший фронт вооружением, боеприпасами, обмундированием, продовольствием, пополнениями.

4. Красная армия победила потому, что: а) красноармейцы понимали цели и задачи войны и сознавали их правильность; б) сознание правильности целей и задач войны укрепляло в них дух дисциплины и боеспособность; в) ввиду этого красноармейские массы сплошь и рядом проявляли в борьбе с врагами беспримерную самоотверженность и невиданный массовый героизм.

5. Красная армия победила потому, что руководящим ядром тыла и фронта Красной армии была партия большевиков, единая своей сплоченностью и дисциплиной, сильная своим революционным духом и готовностью пойти на любые жертвы ради успеха общего дела, непревзойденная своим умением организовать миллионные массы и правильно руководить ими в сложной обстановке.

“Только благодаря тому, – говорил Ленин, – что партия была на страже, что партия была строжайше дисциплинирована, и потому, что авторитет партии объединял все ведомства и учреждения, и по лозунгу, который был дан ЦК, как один человек, шли десятки, сотни, тысячи, и в конечном счете миллионы, и только потому, что неслыханные жертвы были принесены,–только поэтому чудо, которое произошло, могло произойти. Только поэтому, несмотря на двухкратный, трехкратный и четырехкратный поход империалистов Антанты и империалистов всего мира, мы оказались в состоянии победить” (Ленин, т. XXV, стр. 96).

6. Красная армия победила потому, что: а) она сумела выковать в своих рядах таких военных руководителей нового типа, как Фрунзе, Ворошилов, Буденный и другие; б) в ее рядах боролись такие герои-самородки, как Котовский, Чапаев, Лазо, Щорс, Пархоменко и многие другие; в) политическим просвещением Красной армии занимались такие деятели, как Ленин, Сталин, Молотов, Калинин, Свердлов, Каганович, Орджоникидзе, Киров, Куйбышев, Микоян, Жданов, Андреев, Петровский, Ярославский, Дзержинский, Щаденко, Мехлис, Хрущев, Шверник, Шкирятов и другие; [c.234] г) Красная армия имела в своем составе таких незаурядных организаторов и агитаторов, как военные комиссары, которые цементировали своей работой ряды красноармейцев, насаждали среди них дух дисциплины и боевой отваги, энергично пресекали – быстро и беспощадно – изменнические действия отдельных лиц командного состава и, наоборот, смело и решительно поддерживали авторитет и славу командиров, партийных и непартийных, показавших свою преданность Советской власти и способных твердой рукой проводить руководство частями Красной армии.

“Без военкома мы не имели бы Красной армии” – говорил Ленин.

7. Красная армия победила потому, что в тылу белогвардейских армий, в тылу Колчака, Деникина, Краснова, Врангеля орудовали в подпольи замечательные большевики, партийные и непартийные, которые подымали на восстание рабочих и крестьян против интервентов, против белогвардейцев, подрывали тылы врагов Советской власти и, тем самым, облегчали продвижение Красной армии. Всем известно, что партизаны Украины, Сибири, Дальнего Востока, Урала, Белоруссии, Поволжья, подрывавшие тылы белогвардейцев и интервентов, оказали Красной армии, неоценимую услугу.

8. Красная армия победила потому, что Советская страна не была одинока в ее борьбе с белогвардейской контрреволюцией и иностранной интервенцией, что борьба Советской власти и ее успехи вызывали сочувствие и помощь пролетариев всего мира. В то время как империалисты пытались задушить Советскую республику интервенцией и блокадой, рабочие этих империалистических стран были на стороне Советов и помогали им. Их борьба против капиталистов враждебных Советской республике стран содействовала тому, что империалисты были вынуждены отказаться от интервенции. Рабочие Англии, Франции и других стран, участвовавших в интервенции, организовывали стачки, отказывались грузить военное снаряжение в помощь интервентам и белогвардейским генералам, создавали “комитеты действия” под лозунгом – “Руки прочь от России!”.

“Как только,– говорил Ленин, – международная буржуазия замахивается на нас, ее руку схватывают ее собственные рабочие” (там же, стр. 405).

 

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

 

Разбитые Октябрьской революцией, помещики и капиталисты совместно с белогвардейскими генералами сговариваются за счет интересов своей родины с правительствами стран Антанты для совместного военного нападения на [c.235] Советскую страну и свержения Советской власти. На этой основе организуются военная интервенция Антанты и белогвардейские мятежи на окраинах России, в результате чего Россия оказывается отрезанной от продовольственных и сырьевых районов.

Военное поражение Германии и ликвидация войны двух империалистических коалиций в Европе приводят к усилению Антанты, к усилению интервенции, создают новые трудности для Советской страны.

Революция в Германии и начавшееся революционное движение в странах Европы, – наоборот, – создают благоприятную для Советской власти международную обстановку и облегчают положение Советской страны.

Большевистская партия поднимает рабочих и крестьян на отечественную войну против иностранных захватчиков и буржуазно-помещичьей белогвардейщины. Советская республика и ее Красная армия разбивают одного за другим ставленников Антанты – Колчака, Юденича, Деникина, Краснова, Врангеля, вышибают из Украины и Белоруссии еще одного ставленника Антанты – Пилсудского и, таким образом, отбивают иностранную военную интервенцию, изгоняют вон ее войска из пределов Советской страны.

Таким образом, первое военное нападение международного капитала на страну социализма окончилось полным его крахом.

Разбитые революцией партии эсеров, меньшевиков, анархистов, националистов поддерживают в период интервенции белогвардейских генералов и интервентов, устраивают контрреволюционные заговоры против Советской республики, организуют террор против советских деятелей. Эти партии, имевшие до Октябрьской революции некоторое влияние в рабочем классе, в период гражданской войны полностью разоблачают себя в глазах народных масс, как контрреволюционные партии.

Период гражданской войны и интервенции явился периодом политической гибели этих партий и окончательного торжества коммунистической партии в Советской стране. [c.236]


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Белое движение, его военачальники и их судьбы: А.В. Колчак, А.И. Деникин, П.Н. Врангель и др.

Содержание:

Введение

Колчак, Деникин, Врангель-исторические.

Белая идея родилась во время русской революции 1917 года, создавшей в стране хаос и анархию, резко обострившиеся продолжающейся Первой мировой войной, развалом армии, разрухой и реальной угрозой голода. Процессы, происходившие в обществе и государстве, были практически неуправляемы. Л. Г. Корнилов, назначенный на пост Верховного главнокомандующего армией, решил восстановить порядок в стране с помощью вооруженных сил. Таковы начальные предпосылки для рождения белой идеи. Следует подчеркнуть, что, по мнению лидеров зарождавшегося Белого движения, деструктивная политика Временного правительства привела к развалу Российского государства. И что особенно беспокоило руководителей зарождавшегося Белого движения, Временное правительство, идя на уступки Петроградскому Совету, провело ряд мер, которые привели к развалу армии, обострили противоречия между офицерами и солдатами. Это не осталось незамеченным высшим командованием армии.

Так, командующий 5-й армией генерал А. М. Драгомиров в донесении от 29 марта 1917 года на имя Главнокомандующего армиями Северного фронта с тревогой констатировал, что общее настроение в армии с каждым днем становится все более напряженным. “Аресты офицеров и начальства не прекращаются… Были случаи отказа идти на должность… крайне неохотно откликались на каждый приказ идти в окопы… на любые боевые предприятия… нет никакого способа заставить кого – либо покинуть окопы.” Разлагающаяся армия стимулировала разрушение российской государственности.

Целью данной работы является рассмотрение особенностей белого движения, анализ личности главных военачальников белого движения.

А. В. Колчак и его роль в Белом движении

Личность А. В. Колчака в его воспоминаниях.

Эпитеты, применяемые к адмиралу А. В. Колчаку, характеризуют его как искреннего, честного, бескорыстного и прямого человека. Он ,” будучи скромен и строг к себе, отличался добротой и отзывчивостью к другим.” Они отмечают его заслуги как организатора Черноморского флота, человека, пользовавшегося известностью и популярностью за рубежом. – Умный, образованный … он блистал в задушевных беседах остроумием и разнообразием знаний и мог, не пытаясь этого сделать, очаровать собеседника.” Смерть Колчака представляется трагическим и мученическим событием, подчеркивается стойкость адмирала перед лицом смерти.

Сохранившаяся личная переписка Александра Васильевича показывает нам человека беспокойного и разочарованного. 24 июня 1917 года он пишет о крушении своей мечты о создании сильного русского флота, с сожалением констатируя тот факт, что его опыт теперь нужен только за границей. Он характеризует своеобразный милитаризм как поиск выхода из сложившейся ситуации развала российской императорской армии и государства: “Война прекрасна, хотя и связана со многими негативными явлениями, но она везде и всегда хороша. Я не знаю, как Она (война) отреагирует на мое единственное и основное желание служить Ей всеми силами, знаниями, всем сердцем и всем разумом.

Известно, что Колчак был серьезным военным теоретиком со своеобразным военным мышлением. Однако современный исследователь П. Н. Зырянов справедливо отмечает, что Александр Васильевич никогда не питал патологической враждебности к другим культурам и воевал, руководствуясь призванием военного.

В то же время мемуаристы указывают на многие отрицательные черты адмирала-правителя. Авторы из его ближайшего окружения говорят о “исключительно военной”, военно-морской психологии Колчака, неумении управлять через министров, незнании сухопутного военного дела. Отрицательной чертой адмирала является доверчивость и связанная с ней уступчивость, подверженность влиянию различных боевых групп. Стремление быть твердым перерастает в непреклонность, особенно в вопросах, связанных с национальным самоопределением бывших западных окраин Российской империи. Участники Белого дела на Севере и Северо-Западе критикуют Александра Васильевича за непризнание отделения Эстонии и Финляндии, в результате чего отношения белых с этими ранее дружественными странами ухудшились.

Таким образом, белые мемуаристы не только подчеркивают личные заслуги и военные качества” политических генералов”, но и указывают на их бессилие справиться с задачей спасения России от большевизма.

На самом деле отношение к менеджерам было еще сложнее. Например, А. В. Колчак, судя по отзывам, пользовался популярностью у военных офицеров, и его критика исходит в основном из правительственных, тыловых кругов (иногда от деятелей Народной армии Комуча). Командующий Северо-Западной армией Н. Н. Юденич, напротив, был непопулярен как в генералитете, так и среди рядовых фронтовиков, так как практически не состоял в действующей армии, не мог организовать помощь союзников и порядок в тылу. Однако белые армии, с присущей им воинской дисциплиной, почти всегда признавали руководство официально провозглашенных главнокомандующих и правителей. Мятежные “партизанские генералы” были вытеснены из этой системы.

Интересна оценка А. В. Колчака председателем Следственной комиссии по его делу К. А. Поповым, который подчеркивал” политическую незначительность “адмирала:” Он-политически безличная фигура. Он всего лишь игрушка в руках держав Антанты. Он, с его голой идеей военной диктатуры и скрытой идеей восстановления монархии, не имеет иной политики, кроме той, которая диктуется ему противоречивыми влияниями этих держав и групп и группировок окружавших его военных и торгово-промышленных кругов…” Попов отмечал, что адмирал “вел себя как военнопленный командующий армией, проигравшей поход, и с этой точки зрения вел себя с полным достоинством”, не унижался. Однако” политическое ничтожество” Колчака, по его мнению, лишь подчеркивало узкое, чисто военное мышление этого вождя белых – одного из последних представителей имперского милитаризма.

Сущность “диктатуры Колчака”

Одним из ключевых моментов в истории Гражданской войны в России является Омский переворот 18 ноября 1918 года, когда адмирал А. В. Колчак был провозглашен Верховным правителем России и стал символом Белого движения. В последние годы в связи с тем, что многие догмы и стереотипы в исторической науке были пересмотрены, изменились и взгляды на личность адмирала – одну из самых интересных и неоднозначных в истории ХХ века. Многие годы Колчака представляли исключительно как ставленника Антанты, марионеточного правителя, “махрового монархиста и контрреволюционера»; иногда ему даже приписывали планы Наполеона восстановить трон и занять его. После открытия специальных экранов и “оживления” многих документов, ранее недоступных, стало возможным взглянуть на персонажей истории в несколько ином свете, чем тот, который навязывался десятилетиями. Один из современных исследователей Гражданской войны, И. Ф. Плотников, пишет: “… Советские авторы, говоря о Колчаке, редко выходили за рамки просто оценок его деятельности; сам он как историческая фигура внимания не привлекал.”

Для представителей белого движения Колчак был скорее символом, знаменем борьбы с большевизмом. Если рассмотреть характерные детали, то бросается в глаза, что восприятие “Верховного правителя” его окружением и его реальное значение на политической арене, мягко говоря, имеют мало общего.

Положение о временном устройстве государственной власти в России, утвержденное сразу после Омского переворота 18 ноября 1918 года, гласило:

  • Осуществление Высшей государственной власти временно принадлежит Верховному Правителю. Все вооруженные силы Российского государства подчиняются Верховному Правителю…”.
  • Само собой разумеется, что представители белого движения не допускали идеи легитимности большевистской власти и воспринимали ее как временное зло, борьба с которым составляет смысл их существования.

Но нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что провозглашение кого-то Верховным правителем России при условии, что значительная часть территории государства (включая столицу!) занята врагом, выглядит, мягко говоря, странно. Сейчас, по прошествии восьмидесяти лет, нам трудно представить, что при каких-то особых условиях приход Колчака к власти мог бы спасти Россию: кризис был слишком глубоким, а противостояние-слишком жестким.

Я хотел бы напомнить вам о том пафосе, с которым вожди Белого дела говорили о всероссийской власти Колчака. Так, в работе некоего И. Ольгина, вышедшей в 1919 году (она издавалась в Харькове и представляла собой своеобразную биографическую и агитационную брошюру) говорилось: « … Новая Верховная Власть в лице адмирала Колчака встретила восторженное отношение со стороны всех слоев русского народа.” Конечно, это преувеличение, так как даже в масштабах Омска восприятие произошедшего было несколько неоднозначным; но то, что все слои русского народа с восторгом приняли это назначение, и вовсе относится к разряду фантастики-приведенные выше газетные статьи и неопубликованные документы убеждают нас в том, что Сибирь для большинства простых людей была чем – то очень далеким-было слишком много более насущных проблем.

С середины декабря адмирал тяжело болел-у него была двусторонняя пневмония, и, по свидетельству многих очевидцев, он несколько недель не мог заниматься делами, но даже выходить из своей комнаты. Несколько совпадений подряд уже говорят об определенной тенденции: очень часто обильные назначения и перемещения совпадают либо с отсутствием Верховного Правителя, либо с периодами его полной нетрудоспособности. Эти параллели приводятся как иллюстрация к тому, что сам адмирал не рвался к власти и был не столько исполнителем, сколько инструментом в руках “авторов” переворота.

А. И. Деникин и его роль в Белом движении

Личность А. И. Деникина в его воспоминаниях.

А. И. Деникин, возглавлявший Добровольческую армию, а затем Вооруженные силы Юга России (ВСЮР), по словам барона П. Н. Врангеля, был “одним из самых выдающихся наших генералов, замечательных способностей, обладавшим замечательными военными знаниями и большим боевым опытом, он заслуженно выдвинулся среди военачальников во время Великой войны.”

Командуя не только дивизией, но и фронтами, бывший начальник штаба Верховного Главнокомандующего, Деникин также приобрел авторитет как человек, искренне пытавшийся остановить развал фронта в 1917 году, как сподвижник Л. Г. Корнилова и М. В. Алексеева. Упоминаются его привлекательные человеческие качества, такие как “неотразимое обаяние”, “прямой, упрямый взгляд, разрешающийся добродушной улыбкой и заразительным смехом”. Начальник информационно-пропагандистского агентства (ОСВАГ) К. Н. Соколов говорил: “В генерале Деникине я видел не Наполеона, не героя, не вождя, а просто честного, стойкого и доблестного человека, одного из тех “добрых” русских людей, которые, по словам Ключевского, вывели Россию из Смутного времени.”

В то же время поражение ВСЮР, обернувшееся катастрофой массового бегства, наложило свой отпечаток на воспоминания Деникина. Очень многие члены Белого движения пишут об этом критически. В общении с солдатами ощущается недостаток той простоты, которая была так характерна для Корнилова. П. Н. Врангель говорил, что внешне похожий на буржуа, Деникин также внутренне сохранил черты” провинциальной, мелкобуржуазной, с либеральным оттенком ” среды. Белые также пишут о его безвестности вне армейских кругов, о его слабости, неуверенности и неспособности справиться с критической ситуацией в конце 1919 года.

В. Б. Станкевич также дает оценку А. И. Деникину, считая его “олицетворением трагедии русской армии”. Видя распад армии в 1917 году, Антон Иванович ” ищет конфликта с властью, старается быть резким, отнимает душу горьким, хотя часто явно бессильным словом. Каждый приезд Керенского в Минск был поводом для безудержного выражения своего мнения. Почти каждую неделю в Петроград приходили телеграммы с провокационными резкими нападками на новые порядки в армии – нападками, а не советами”.  Станкевич подчеркивает “усковайненское” мышление Деникина, а А. Ф. Керенский в своих воспоминаниях обращает внимание на то, что А. И. Деникин, критиковавший армейские порядки до революции, во время революции, “не признаваясь себе в этом, стал изо всех сил идеализировать прошлое.”

Военная деятельность Деникина на юге России

Деятельность А. И. Деникина в качестве главнокомандующего Вооруженными силами Юга России можно разделить на два периода. Первый (январь – октябрь 1919 года) был периодом важнейших побед Всероссийской армии, принесших А. И. Деникину славу не только в России, но и в Европе и США. Второй (ноябрь 1919-апрель 1920) – период разгрома ВСЮР, в результате которого Главнокомандующий был вынужден уйти в отставку.

Став Главнокомандующим Общероссийскими Вооруженными силами, А. И. Деникин имел к 15 февраля 1919 года, по советским данным, 113 тысяч штыков и сабель. По подсчетам В. П. Федюка, у А. И. Деникина было 25-30 тысяч офицеров. ВСЮР должен был стать главным объектом военных действий Красной Армии. Должность главнокомандующего Общероссийскими Вооруженными силами возлагала на генерала юридическую и моральную ответственность за состояние Донской армии. Серьезной проблемой, которую пришлось решать Главнокомандующему ВСЮР в начале его деятельности, было ухудшение морально-психологического состояния его войск.

Проблемы А. И. Деникина не ускользнули от внимания союзников. В материалах Верховного командования Антанты от 15 марта 1919 года отмечается, что Добровольческая армия не имеет собственных ресурсов, она непопулярна, не обладает боеспособностью. Наблюдается пассивное безразличие, нарастает дезорганизация. Реорганизация армии была бы громоздкой и заняла бы много времени. В сложившейся ситуации нельзя рассчитывать на Добровольческую армию для проведения серьезных операций.

Вывод аналитиков Антанты о небоеспособности Добровольческой армии явно не оправдан. Они не могли проникнуть в глубину процессов. Не отмечено, что морально-психологическое состояние ее личного состава в исследуемый период было значительно сильнее, чем морально – психологическое состояние Донской армии. Материалы не отражают профессиональный и моральный потенциал белых офицеров.

Падение Одессы в апреле 1919 года серьезно осложнило положение Главнокомандующего Всеукраинскими Вооруженными силами. В марте 1919 года Верховный Совет Антанты, признав бесперспективным дальнейшее пребывание французских войск в Одесской и Херсонской областях, принял решение эвакуировать их морем. Генералу даже не сообщили об этом решении, которое обрекло Одессу. Положение А. и Деникина осложнилось падением Севастополя 6 апреля 1919 года. Но частям Крымско-Азовской добровольческой армии удалось блокировать перешеек Керченского полуострова и прочно закрепиться на нем.

В таких сложных и противоречивых обстоятельствах А. И. Деникин начал успешную весенне-летнюю операцию “ВСЮР”. Анализ документов и материалов показывает, что генерал проявил в это время свои лучшие военно-организационные качества, нестандартное стратегическое и оперативно-тактическое мышление, проявил искусство гибкого маневра и правильного выбора направления главного удара.

Успех весенне-летней операции ВСЮР поставил на повестку дня марш на Москву. Но только после взятия Царицына. 30 июня 1919 года Врангель захватил город. Но Кавказская армия потеряла за две недели боев убитыми, ранеными, пленными-до 10 тысяч человек. Более трех недель она была не в состоянии вести обширные наступательные операции.

4 июля 1919 года в городе Царицыне А. И. Деникин дал войскам знаменитую “Московскую директиву”, которая была неоднозначно оценена как очевидцами, так и в историографии. Так, П. В. Врангель критиковал ее, считая непродуманной в стратегическом плане-она закладывала предпосылки для будущего разгрома белых. Н. Какурин писал, что “Московская директива” не учитывала ни конкретной обстановки, ни стратегических возможностей ВСЮР.

Таким образом, первый период военной деятельности А. И. Деникина в качестве Главнокомандующего Общероссийскими Вооруженными силами показывает, что он добился значительных успехов в антисоветской борьбе, создав реальную угрозу Москве. Генерал проявил в тот момент лучшие личные полководческие качества. Но ряд объективных и субъективных процессов серьезно осложнил положение ВСЮР. В некоторых из них лежали причины будущих поражений генерала.

Положение в Грузии осложнило положение А. И. Деникина. “16 января 1920 года, без всякой провокации с российской стороны, – телеграфировал Главнокомандующий Всероссийскими вооруженными силами своим войскам,-грузины вместе с Зеленой армией перешли в наступление в направлении Сочи. Наступление – действенная помощь большевикам.

Серьезный удар по морально-психологическому состоянию ВСЮР нанесло также брожение среди донцов, вызванное нежеланием покидать родные места в Крыму. Смятение в сознании донцов охватило и офицеров. Брожение затронуло даже генералов. Командующий Донской армией генерал В. И. Сидорин под давлением генералов стал склоняться к тому, чтобы уйти на Север и перейти к партизанской войне. 

Начался последний этап трагедии А. И. Деникина как полководца. 17 марта 1920 года красные заняли Екатеринодар. Попытки Главнокомандующего помешать советским войскам переправиться через Кубань не увенчались успехом. Кубанские части деникинской армии окончательно разложились, подпав под влияние большевистской пропаганды. Красные получили мощную помощь от партизан. Кульминацией падения дисциплины можно считать то, что Добровольческие корпуса, две Донские и присоединившиеся к ним Кубанские дивизии, без указания Главнокомандующего, под легким давлением противника 11 марта 1920 года добровольно покинули свои позиции и сплошной массой направились к Новороссийску. Конец был неизбежен и неотвратим.

П. Н. Врангель и его роль в Белом движении

Личность П. Н. Врангеля в его воспоминаниях.

Генерал П. Н. Врангель, главнокомандующий Русской армией в Крыму, занимает особое место в истории Белой борьбы. Если в самом начале Белое движение трагически потеряло своих Лидеров, оставивших неизгладимый след в его имидже и идеологии, то генералу Врангелю было суждено с честью закончить его и превратить в фактор международного значения, выведя русскую армию из Крыма. С первого же своего появления в Добровольческой армии Врангель раскрыл таланты и дарования своей личности, которые по справедливости следует назвать выдающимися. Глубокий и добросовестный патриот, всем своим существом он был неразрывно связан с делом Национального возрождения нашей Родины и Белым делом

В. Г. Краснов показывает, что Врангель железной рукой стал приводить белую армию в порядок, избавляя ее от всего самого гнусного, что осталось от Деникина: казнокрадства, коррупции, воровства, разъедавшего армию и тыл. После того как Врангель вдохнул в армию новые силы, словно чудом, из разложившихся частей, потрепанных и разбросанных войск, боевые корпуса буквально росли на глазах. Врангель, как солдат и гвардеец, строил армию нового типа, строил ее по своему образу и подобию – гвардейскую. Автор отмечает, что Врангель смело выдвигал одаренных молодых людей, которых он ставил выше заслуженных деникинских старших офицеров, которых он называет “астматическими деникинскими гадами”. После того как Врангель снял погоны с “разжалованных, упрямых в своей глупости полковников”, отправив их в чины, тем самым позволив расплатиться за прошлое, бравые молодые прапорщики стали во главе полков. Краснов отмечает, что это вызвало горячий энтузиазм в армии, и, несмотря на наполеоновские амбиции Врангеля, он был гораздо лучше деникинской “старой развалины”.

Рассказывая о Врангеле в смутное время революций, автор пишет, что Врангель был потрясен фактом отречения Николая II, так как убежденный монархист Врангель не знал, чем может заменить власть. И в решении Великого князя Николая Николаевича подчиниться Временному правительству и передать Верховное командование генералу М. В. Алексееву Врангель видит роковое событие для страны и армии. Краснов пишет, что Врангеля глубоко возмутила общая трусость, трусость и раболепие перед новой властью солдат, офицеров, чиновников и, главное, царского ближайшего окружения. Отмечается, что Врангелю с детства прививали представление о том, что армия должна стоять вне политики. Хотя тогда ясно, что впоследствии Врангель действительно не придерживался его.

Образ Врангеля как полководца до того, как он принял верховную власть, чрезвычайно позитивен. Автор отмечает, что Врангель после каждого боя собирал офицеров и анализировал ход боев, указывая на определенные ошибки, принимал меры по улучшению связи, лично проверял летучую почтовую службу, и у него была возможность объезжать все полки почти ежедневно. Первоначальные неудачи Врангеля, когда полки не шли за ним, объясняются тем, что Врангель еще не мог взять их в свои руки и еще не было духовной связи между начальником и подчиненными, а без нее не может быть успеха. Но когда были одержаны первые победы, упоение успехом сразу же создало духовную связь и доверие к полководцу, который является силой армии. С этого дня Врангель завладел своими частями, и отныне дивизия не знала поражений.”

Реформы П. Н. Врангеля

Реформа системы местного самоуправления стала одним из основных направлений деятельности правительства генерала П. Н. Врангеля в 1920 году. Многие документы по земельной реформе сохранились в фондах Государственного архива Крымской области и Государственного архива Российской Федерации. Однако наиболее полное ее осуществление, особенно на волостном уровне, отражено на страницах симферопольской газеты “Крестьянский путь”.

В отечественной и зарубежной историографии земская реформа еще не стала предметом отдельного исследования. Его фрагментарные характеристики, как правило, сводятся к обзору законодательных документов (без внимания к их реализации) или даются в рамках земельной реформы, к которой земельная реформа все же имела косвенное отношение. Между тем его подготовка и реализация является примером создания совершенно новой модели местного самоуправления, принципиально отличной от всех предыдущих, существовавших в России до 1920 года.

Во время Гражданской войны на юге России земские структуры часто полностью дублировали органы советской, гетманской и” петлюровской ” власти на местах. Это гарантировало определенную преемственность системы самоуправления в условиях частой смены власти. Тем не менее, специальным приказом Главнокомандующего Всероссийскими Вооруженными силами генерала А. И. Деникина от 18 августа 1919 г. волостное земство было упразднено, а над структурами уездных и губернских земств был введен военно-административный контроль: “…В сельской местности, не восстанавливая волостных земских советов, для административного и полицейского управления, по выбору собраний, назначают волостных старшин и сельских старост…”.

Если управление осуществлялось в пределах линии фронта, то здесь вся полнота местной власти сосредоточивалась в руках тыловых и уездных комендантов, как правило, не спешивших восстанавливать земские структуры. В отличие, например, от Сибирского и Северного фронтов Белого движения, где структура территориального самоуправления принимала непосредственное участие во внутренней политике белых правительств (Земское собрание в Архангельске, Российский Союз земств и городов), Белые Южные земства лишь выражали намерение участия в управлении.

Следующим этапом реорганизации системы местного самоуправления стало утверждение “Временного Положения о губернских и уездных земских учреждениях в районах, находящихся в ведении Главнокомандующего Вооруженными силами на Юге России” (4 июля 1919 г.). В соответствии с ним на земства возлагались широкие полномочия по внутренней жизни уездов и губерний: от “мер борьбы с пьянством и непристойностями” до “содействия развитию местного ремесла и фабрично-заводской промышленности”. Земства были отнесены к традиционным сферам социальной политики: “забота о народном образовании и воспитании”, “принятие мер по охране здоровья населения”, “производство статистических обследований”, “забота о сельском хозяйстве”. При этом оговаривалось, что “надзор за законностью и правильностью действий земских учреждений возлагается на губернатора.” Кроме того,” управлением полицией ” (Государственной гвардией) должно было заниматься не Земство, а Департамент внутренних дел, что в условиях войны и разрухи в тылу было вполне оправданно.

Но наряду с” Временным положением” существовали и “Правила об упрощенном, в исключительных случаях военного времени, управлении губернским и уездным земским хозяйством…”, предусматривавшие значительное усиление административных элементов в ущерб представительным. Существующие Земские собрания были распущены, а их полномочия переданы губернским и уездным земским советам. Состав коллегий утверждался губернатором. Кроме того, при земских советах был создан особый совет по делам местного хозяйства, состоявший из представителей как администрации (вице-губернатор, прокурор Окружного суда, управляющий Казенной палатой), так и земства (5 членов от земств и городов) и двух “из числа местных деятелей по приглашению губернатора”. Приказы, постановления департаментов должны были утверждаться Советом. В случае “несогласия с законом” эти постановления могли быть либо отклонены губернатором, либо направлены на пересмотр в совет, на утверждение с Советом. Губернская администрация также контролировала порядок расходования средств, выдаваемых земствам (до восстановления системы земских налогов и сборов). Таким образом, органы земского и городского самоуправления в общей системе управления Белого Юга были поставлены под контроль губернской и уездной администрации. Согласно “Временному положению о волостных земских учреждениях”, утвержденному 15 июля, порядок избрания волостных земств включал избрание гласных (от 20 до 40) на волостных земских собраниях.

Начало переменам в армии было положено Приказом Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России от 6 апреля 1920 года № 2994 об отмене исключительного права военных и морских властей возбуждать уголовное преследование военнослужащих. Законными основаниями для возбуждения расследования признавались также предложения военных и морских прокуроров, рапорты административных и судебных должностных лиц и мест, жалобы и заявления военнослужащих и частных лиц, явка с повинной.

Вторым шагом Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России по борьбе с мародерством, разбоем и воровством стал приказ № 3023 от 14 апреля 1920 года о создании военно-судебных комиссий, включивший в свое приложение положение о военно-судебных комиссиях и их штатах. Главнокомандующий возложил всю ответственность за грабежи и разбои, совершенные военнослужащими, на начальников частей, “так как такие преступления свидетельствуют о беспорядке в части и непоследовательности начальника поста.”

Чуть позже, по приказу Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России, в целях лучшего обеспечения интересов местного пострадавшего населения, в состав комиссии были включены два представителя крестьян от волостного земства с правом совещательного голоса и присутствием при расследовании комиссии. Кроме того, следователь обязан был отмечать в соответствующих протоколах и актах пожелания представителей прихода и удовлетворять их, если они не противоречили закону и могли быть исполнены без ущерба для дела.

Реформа военной юстиции была завершена изданием Приказа № 3718 от 9 (22) октября 1920 г. Приведем его текст полностью: “Считая теперь своевременным разработать основные положения, изложенные в моем приказе от 6 апреля сего года за № 2994, в смысле должной дифференциации деятельности судебных и административных органов, приказываю:

  • Подчинение военно-морской и морской военно-судебной администрации должно быть отделено от начальников управления.
  • Главному прокурору Военного суда и Военно-морского Начальнику Военно-морского управления Департамента, Главному военному прокурору и Начальнику Армии и флота именоваться Департаментом Военно-морским и судебным, с непосредственным подчинением мне.
  • Канцелярию управления переименовать в Военно-морскую и военную администрацию военного суда из главного судебного управления Военно-морского и Военного ведомства следует.”

Заключение

Белое движение (также известное как “Белое дело” или “Идея белых”) – военно-политическое движение в период Гражданской войны в России 1917-1923 годов, сформировавшееся с целью свержения Советской власти политически разнородными силами. В нее вошли представители как умеренных республиканцев, так и социалистов, монархистов, а также большевистской идеологии на основе принципа действия и сплочения против “Великой, Единой и Неделимой России”. Путь Белого движения был крупнейшей антидемократической и военной силой во время Гражданской войны в России, а большевистская политическая сила существовала наряду с другими антибольшевистскими правительствами, националистическими движениями сепаратистов на Украине, Северном Кавказе и басмачей в Средней Азии. Термин “Белое движение” возник в Советской России, а для русских стал использоваться с начала эмиграции в 1920 году.

Белое движение было организованным военно-политическим движением против Советской власти и союзных ей политических структур, и его непримиримость по отношению к Советской власти исключала любой мирный, компромиссный исход Гражданской войны. Белое движение отличалось установлением приоритета личности над властью коллегиальной в военное время, а военной над гражданской. Характеризующиеся отсутствием четкого разделения властей правительства были белыми, не имеющими представительных функций или имеющими только консультативные органы, играющие ту или иную роль. Само белое движение пыталось легализовать легально всенародно, провозглашая свою преемственность от дофевральской и дооктябрьской Руси.

Список литературы

  1. Белое движение. Исторические портреты: Л. Г. Корнилов, А. И. Врангель, П. Н. Врангель… / сост. А. С. Кручинин. – М., 2006.
  2. Вырыпаев В. О. Каппелевцы / В. О. Вырыпаев / / Адмирал Колчак Восточного фронта / сост. С. В. Волков. – М., 2004.
  3. Врангель П. Н. Мемуары: Южный фронт (октябрь 1916-ноябрь 1920). Ч. 2. М., 1992. – с. 76.
  4. А. И. Очерки русской смуты / А. И. Все. – М., 2006. – Книги 2-3.
  5. Разинков Е. М. Глазами его участников вождь Белого движения: к вопросу о самооценке дела Белых / М. Е. Разинков // Личность в истории. История личности: teu. Вторая Областная научная конференция (Воронеж, 1 февраля 2008 г.) / под ред. В. Н. Глазьева. – Воронеж, 2008.
  6. Рыбников В., Слободин П. Белое движение в России в годы Гражданской войны: сущность, эволюция и некоторые итоги. – М., 1993.
  7. Цветков В. Ж. Движение может завесить / / Большая Российская энциклопедия: В 30 т. Т. 3: “Банкетный поход” 1904 г.-со Большой Ирг / Председатель Науч.-ред. Совет Ю. С. Осипова / под ред. С. Л. Кравца. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2005.
  8. Шкуро А. Он отойдет от завесы эпизодической ткани / А. Шкуро / / Казачество трагедии / сост. В. Третьякова. – М., 1996. – Т. 1.

Как политики победили генералов. Могли ли белые выиграть гражданскую войну?

Сергей Глезеров

Наследие 16 октября 2019

Сто лет назад, в октябре 1919 года, белые войска рвались к Москве, их командующим казалось, что еще чуть-чуть – и конница неудержимой лавиной ворвется в Первопрестольную. Тем временем армия Юденича заняла Гатчину и подошла к ближайшим предместьям Петрограда… О том, имели ли белые реальные шансы на победу и почему воспользоваться ими так и не удалось, мы говорим с доктором исторических наук профессором Института истории Санкт-Петербургского госуниверситета Александром ПУЧЕНКОВЫМ. В научном мире он считается одним из крупных исследователей Гражданской войны.

Белая казачья конница готова была дойти до Москвы… РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Без связи онлайн

– Александр Сергеевич, в прежней историографии применительно к лету 1919 года звучала такая формулировка: «Советская Россия в кольце фронтов». Иными словами, белые «обложили» ее практически со всех сторон…

– Действительно, в первой половине 1919 года белые практически повсюду теснили красных. Произошло то, о чем они мечтали: в их движение влилось казачество. Они получили и существенную помощь от Антанты.

Белым казалось, что они просто обречены на успех, и к маю 1919 года у них начинается негласное соревнование: кто первым войдет в Москву – адмирал Колчак или генерал Деникин? При этом – вот удивительно! – практически никакой координации усилий самых крупных фронтов белой армии, восточного и южного, не было. Хотя попытки наладить прямое сообщение между ними предпринимались.

Можно вспомнить миссию генерала Гришина-Алмазова – одесского диктатора, который был изгнан интервентами, приехал к Деникину и получил поручение: добраться до Колчака и вручить ему письмо, в котором содержались конкретные предложения по координации действий. Однако пароход, на котором ехал Гришин-Алмазов, захватили красные. Генерал, дабы не попасть в плен, застрелился, но не успел уничтожить документы, которые вез.

Большевики сделали все возможное, чтобы использовать добычу в пропагандистских целях: письмо было опубликовано в газете «Правда» с язвительными комментариями народного комиссара по иностранным делам Георгия Чичерина. Дело в том, что в этом послании Деникин однозначно и весьма критично высказывался против интервентов, фактически обвиняя их в предательстве интересов России. И теперь большевики заявили: вот наглядное доказательство, что силы контрреволюции даже между собой не могут ни о чем договориться.

По большому счету это было правдой. Чтобы получить связь с Колчаком, Деникину приходилось отправлять письма, которые шли через Константинополь, Лондон, Вашингтон и Токио и таким кружным путем лишь спустя несколько недель доходили до Сибири. За это время ситуация радикально менялась. Иначе говоря, каждая из сторон была вынуждена действовать сама по себе.

– Наивный вопрос: у Деникина и Колчака не было возможности связаться друг с другом, как сегодня бы сказали, в режиме реального времени?

– Нет. Связи онлайн у них не было. Даже телеграфного сообщения.

Поэтому один из главных постулатов советской историографии – о Советской России в кольце фронтов – можно считать верным, но с одной существенной оговоркой: ни Миллер на севере, ни Юденич на северо-западе, ни Колчак в Сибири не координировали свои действия с Деникиным. Не потому, что их душили амбиции, а по той простой причине, что у них не было для этого технических возможностей.

Контрреволюция – и это стало одной из причин ее поражения – была разобщена территориально. И самое главное – она базировалась на окраинах. Одесса, Таганрог, Омск, Архангельск… Все-таки это была глубокая провинция, и внушить русскому мужику, что именно там находится подлинный центр российской государственности, было крайне сложно. Большинство жителей страны под Россией понимали в основном ту территорию, которую контролировали большевики, поскольку они занимали два главных города – Москву и Петроград.

Никакого общего объединенного наступления против красных, заранее согласованного всеми белыми вождями, никогда не предпринималось. Не было такого, чтобы Колчак сказал Деникину: «Вы, Антон Иванович, наступаете на Москву, я пойду на Царицын, Николай Николаевич Юденич займет Петроград…». Кстати, Колчак с Деникиным вообще ни разу не виделись и даже не были знакомы.

Но в тот момент все это не воспринималось как что-то чудовищно фатальное. Белым казалось, что советская власть вот-вот падет. В этой ситуации Деникин идет на чрезвычайно важный шаг: 30 мая 1919 года неожиданно для всех своих соратников объявляет, что считает себя подчиненным Верховному правителю России Колчаку. Эта дата попала во все летописи белого движения.

«Царь Антон»

– Зачем Деникину это было нужно?

– Чтобы продемонстрировать всем: белый фронт един и цели у белогвардейцев в разных частях России одни и те же. Главное – свернуть шею большевикам и воссоздать «единую и неделимую». Иначе говоря, Деникин объявил о подчинении Колчаку, считая, что показал высший пример патриотического долга.

В окружении Деникина поступок вызвал, я бы сказал, молчаливое осуждение. Мемуарист Николай Астров (в 1919 году – один из главных политических советников Деникина) отмечал: «Настроение большинства было совершенно определенно. Оно было против признания Колчака…». Реальный авторитет адмирала и его степень влияния на то, что происходило у Деникина, у Миллера или у Юденича, были ничтожны. Но Деникин был уверен, что белому движению нужен формальный вождь, свой «Ленин»…

Кроме того, своим жестом генерал хотел подчеркнуть, что у него нет политических амбиций. Многие историки считают, что трагедия белого движения в 1919 году как раз и состояла в том, что и Деникин, и Колчак, и Юденич не видели себя в политике после свержения большевизма. После окончания Гражданской войны они мечтали уйти в частную жизнь, Деникин даже говорил в своем кругу о том, что мечтает после взятия Москвы уйти «садить капусту».

Иначе говоря, во главе белого движения стояли люди, считавшие, что свалившаяся на них сверхъестественная, громадная власть – лишь следствие распада страны и общего помутнения рассудка. Это в 1920 году Петр Врангель, будучи диктатором Крыма, видел себя в роли человека, который может возглавить всю страну. Он упивался властью, и в окружении его даже называли Петром IV.

А Деникин, которого в шутку именовали «царем Антоном», был сильным военачальником, но не испытывал никакого наслаждения властью. Эмигранты потом отмечали его незлобивый и аполитичный характер, называли «богородицей». Профессор Константин Соколов, который возглавлял у Деникина отдел пропаганды, вспоминал, что, познакомившись с генералом, увидел простого русского человека, подобного тем, которые в Смутное время объединились в ополчение, освобождали Москву от поляков и спасали Россию.

То же самое можно сказать и о Колчаке. Современники отмечали, что в его глазах порой светилось отчаяние от того, что ничего не получалось…

– И в этой «аполитичности» было отличие лидеров белого движения от большевистских вождей?

– Конечно. Ленин и Троцкий получали удовольствие от власти. Они всю жизнь готовили себя к подобной деятельности…

Впрочем, вернемся к тому, как развивались события в мае 1919 года. Колчак начинает терпеть поражения от красных – сказалось военное мастерство Михаила Фрунзе, и его войско катится все дальше и дальше на восток. Можно говорить о том, что он был беден людьми, среди его подчиненных не было профессионалов такого ранга, как у Деникина, но это не суть важно. Главное: с лета 1919 года Колчак начинает исчезать с повестки дня как главная угроза Советской России. «Колчакия», как писали советские газеты, терпела крах.

И на этом фоне – ошеломляющие успехи Деникина. Взяв Царицын, в июле 1919 года он провозглашает свою знаменитую московскую директиву. Смысл ее очень простой: армия Вооруженных сил юга России должна бросить все усилия на взятие Москвы.

Это решение вызвало патриотический экстаз и вместе с тем очень большую полемику. Оппоненты обвиняли Деникина в военном дилетантизме. Уже спустя несколько месяцев главным критиком этого приказа стал генерал Врангель, который заявлял, что не было ничего более стратегически бездарного, чем идея московской директивы.

Почему? Потому что фактически был отдан приказ четырем лучшим дивизиям, составлявшим ударный кулак (каждая из них носила фамилию одного из основателей белого движения – Корнилова, Маркова, Дроздовского, Алексеева), безостановочно наступать на Москву, при этом совершенно не задумывались о состоянии тыла. Врангель говорил о том, что надо было прочно закрепиться в Царицыне, важнейшем узловом пункте. Это давало надежду на дальнейшее соединение с Колчаком. Затем вырасти численно и только после этого мощной общенациональной армией двигаться на Красную Москву.

Главным контраргументом Деникина было то, что он не мог дальше терпеть, чтобы древние русские города находились под пятой «оккупантов», коими он считал большевиков.

Галопом до Первопрестольной

– Мог ли Деникин рассчитывать на поддержку каких-то внутримосковских сил?

– Мог, хотя все-таки Москва была очень сильным пролетарским центром. Не думаю, что рабочие встретили бы белых с колокольным звоном. Но то, что в столице существовало подполье, готовое ударить в спину большевикам, – факт несомненный.

У Деникина были шансы захватить Москву, создать там свою администрацию. Напомню, что в августе 1919 года белые смогли успешно, практически без боя, захватить такой огромный город, как Киев, и создать там, несмотря на мощное большевистское подполье, эффективную городскую власть. Если бы Деникин пришел в Москву и привез при этом продовольствие, я думаю, он смог бы на какое-то время закрепиться и там. И белое движение получило бы тогда качественно иной статус, как бы москвичи ни относились к Деникину.

Могли ли белые в конкретных условиях 1919 года кавалерийским галопом доскакать до Москвы? В принципе да. Ведь они дошли уже до Орла, на очереди была Тула. В наивысшую минуту успеха острию белой армии оставалось до столицы всего несколько сотен километров. Недельный марш.

Когда 13 октября 1919 года пал Орел, в стане белых уже всерьез обсуждалось, кто будет губернатором Москвы. Даже обычно сдержанный Деникин, выслушав как-то критику в адрес своей политики со стороны Николая Астрова, сказал: «Николай Иванович, подождите: вот возьмем Москву, тогда выпьем чаю и поговорим о наших проблемах». Одним словом, в те дни в лагере белогвардейцев царило ликование…

– А большевики чувствовали реальную угрозу своей власти?

– Чувствовали. В начале октября 1919 года Ленин созвал секретарей ЦК и объявил, что нужно запасаться подпольными паспортами, так как партия готовится перейти на нелегальное положение. И в этот момент большевиков очень выручил Нестор Махно, который во время наступления белой армии на Москву всей силой своих отрядов ударил по ее тылам. Деникину пришлось снимать части с ударного кулака, чтобы обеспечить безопасность тыла.

– Махно выступил по своей инициативе или его попросили в Москве?

– По своей. Махно был знаком с Лениным: они встретились в 1918 году в Кремле. Ленин долго беседовал с Махно, в котором увидел подлинного крестьянского вождя, и тот вспоминал, что они очаровали друг друга.

Потом отношения изменились. Махно был уверен, что никто не смеет его понукать, кроме Ленина. Большевики же считали, что Махно хоть и идейно близкий, но слишком неуправляемый. А председателю Реввоенсовета Льву Троцкому вообще не нравились популярные народные вожди – он видел в них угрозу регулярной Красной армии…

Как бы то ни было, вылазка махновцев ослабила армию Деникина. Плюс в лоб ей ударили войска Буденного, нанеся сокрушительное поражение под Касторной. Несколько дней решили ситуацию. И очень быстро армия Деникина покатилась обратно. Можно сказать, что белые просто надорвались, совершая марш-бросок на Москву.

Кто кого переврет

– На фоне масштабной битвы за Москву события Гражданской войны под Петроградом, колыбелью революции, кажутся какими-то мелкими, прямо микроскопическими… Почему так получилось?

– Северо-Западная армия Юденича по стандартам Первой мировой войны – это практически одна полнокровная дивизия. Около 20 тысяч человек. Ничтожно мало.

На мой взгляд, все белое движение на северо-западе было авантюрой с самого начала. И кончилось оно самым печальным образом. Ни с кем так подло не поступали бывшие союзники, как с армией Юденича. Я имею в виду Эстонскую республику, куда белые отступили после разгрома под Петроградом. Там фактически интернированные остатки его армии были обречены на голодную смерть.

Почему? Потому что если движения Деникина и Колчака возникли на русской территории, то армия Юденича изначально базировалась в Эстонии, где к белым, радетелям за единую и неделимую Россию, испытывали мало симпатий.

Но я абсолютно убежден: если бы Юденич даже вошел в Петроград, то его солдатам стреляли бы в спину из-за каждого угла. Потому что если большевики не сумели доказать, что армия Деникина – детище иностранных наймитов, то им удалось сделать это в отношении армии Юденича. И действительно, ей помогали англичане, они реально стояли за его спиной.

Что бы ни говорили теперь, но большевики проявили себя во время Гражданской войны как гении пропаганды.

– Белые им в этом серьезно проигрывали…

– Их пропаганда строилась исключительно на отрицании того, что делали большевики. А в плане созидания они не смогли сделать практически ничего.

Позитивную программу попытался провозгласить Врангель в 1920 году в Крыму, когда все уже было проиграно. Белые никак не могли понять, что они ведут именно гражданскую войну, в которой едва ли не ключевое значение имела пропаганда: кто кого переврет и переубедит. Белые сражались так, как против германцев или японцев. Они считали, что победят, сокрушив военную мощь красных. Но военной победы явно было недостаточно.

Грубо говоря, в Гражданской войне политики (красные) выиграли у военных (белых). Ибо политики понимали, что Гражданская война – прежде всего столкновение идей, а не штыков и сабель…

Чтобы понять причины поражения белых, нам никак не обойтись без воспоминаний о том, с чего все начиналось. Понимаете, белое движение могло погибнуть еще весной 1918 года, если бы красные проявили больше настойчивости и уничтожили остатки армии Деникина. Но они ослабили хватку, Деникин оказался, по словам основателя белого движения генерала Алексеева, «счастливым военачальником», одержал целый ряд сокрушительных побед и смог собрать 150-тысячную армию.

Красные были в ту пору в чисто военном отношении дилетантами, а их на редкость недальновидная внутренняя политика создавала базу белого движения. «Расказачивание», которое проводили большевики, привело к тому, что казаки массово пошли в белую армию, хотя до этого не хотели участвовать в братоубийственной войне.

Офицерский корпус тоже поначалу не хотел воевать. Его общая численность к концу 1917 года составляла около 280 тысяч человек, и только 1% прибыл к Корнилову на Дон. А кончилось тем, что у белых служили более 100 тысяч офицеров прежней русской армии. Если говорить о процентном соотношении: около 40% офицеров побывали в белых и национальных армиях, еще около 40% служили в Красной армии, около 20% уклонились от участия в Гражданской войне.

Красные и только красные позволили белому движению из регионального движения, не имевшего социальной базы, превратиться в ту силу, которая в конце 1918 года и большую часть 1919 года угрожала самому существованию Советской России. Но к концу 1919 года Красная армия была уже очень сильна. Большевики смогли построить вооруженные силы, очень напоминавшие старую армию классического образца, где солдаты и командиры знали, что будут накормлены, излечены от ран, а в случае их смерти семьи окажутся на полном государственном обеспечении. Тыл работал на фронт, существовал огромный бюрократический аппарат.

И понятно, почему Красная армия предъявила миру пример талантливых полководцев-самоучек. Того же Буденного, который сумел повернуть вспять наступавшие на Москву войска Деникина. И то, что белые приглашали Буденного служить в свою армию, обещали генеральский чин – это вовсе не вымысел…

Иными словами, большевики смогли создать государство, а белые за всю Гражданскую войну так и не смогли его обрести. Их армия так и не вышла за рамки партизанщины, дилетантизма. И когда население называло добровольческие формирования Деникина «грабьармией», это было правдой. Поскольку жители территорий, которые они занимали, должны были их обслуживать.

– Одним словом, на практике большевики оказались большими государственниками, чем белые?

– Абсолютно верно. И в этом состоит исторический парадокс. Большевики, выступавшие изначально могильщиками государства, стали его апологетами.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 194 (6547) от 16.10.2019 под заголовком «Как политики победили генералов».


Материалы рубрики

Слова Колчака, произнесенные на станции Нижнеудинск, стали пророческими — Российская газета

Именно вынесенную в заголовок фразу, по воспоминаниям генерал-майора М.И. Занкевича (в ноябре 1919 – январе 1920 гг. – начальника штаба Ставки Главнокомандующего Восточным фронтом), произнес адмирал А.В. Колчак, согласившись отправиться на восток из Нижнеудинска в вагоне под флагами Великобритании, Франции, США, Японии и Чехословакии…


27 декабря 1919 года. Прибытие в Нижнеудинск

Драма в Нижнеудинске разыгралась на фоне отступления войск Верховного Правителя России (с 18 ноября 1918 г.) адмирала Александра Васильевича Колчака. В это же время к Владивостоку прорывались, стремясь спасти свои жизни и награбленное имущество, чехословацкие части. В начале 1919 г. командующий Чехословацким корпусом генерал-майор Я. Сыровы объявил участок магистрали между Новониколаевском и Иркутском операционным участком своих войск. Так Транссибирская магистраль оказалась фактически под контролем союзников, которыми командовал французский генерал М. Жанен.

27 декабря 1919 года два поезда Верховного Правителя (его собственный и состав с золотым запасом) прибыли на станцию Нижнеудинск. Два дня спустя они были задержаны чехами. Началось “нижнеудинское сидение”, продолжавшееся около двух недель и описанное биографом адмирала П.Н. Зыряновым (на основе воспоминаний генерала Занкевича).

“Недалеко от станции поезда были остановлены семафором. Вскоре подошел чешский офицер, сообщивший, что согласно распоряжению штаба союзных войск поезда Адмирала задерживаются “до дальнейших распоряжений”. Майор заявил также о своем намерении разоружить конвой верховного правителя. В этом ему было отказано, и он пошел за новыми инструкциями. Одновременно выяснилось, что в Нижнеудинске уже установлена новая власть.

Через несколько часов майор вернулся и ознакомил генерала М.И. Занкевича, начальника походного штаба Колчака, с полученными от союзников инструкциями:

  1. Поезда адмирала и с золотым запасом состоят под охраной союзных держав.
  2. Когда обстановка позволит, поезда эти будут вывезены под флагами Англии, США, Франции, Японии и Чехословакии.
  3. Станция Нижнеудинск объявляется нейтральной. Чехам надлежит охранять поезда с адмиралом и с золотым запасом и не допускать на станцию войска вновь образовавшегося в Нижнеудинске правительства.
  4. Конвой адмирала не разоружать.
  5. В случае вооруженного столкновения между войсками адмирала и нижнеудинскими разоружить обе стороны; в остальном предоставить адмиралу свободу действий.

Эшелоны были препровождены на станцию и оцеплены чехословацкими войсками. Связь с внешним миром можно было осуществлять только при их посредничестве”1.


29 декабря 1919 года. Задержание

Под видом охраны от нападения партизан “союзники” (теперь уже это слово можно писать именно так, в кавычках) фактически взяли Верховного Правителя в заложники. К тому времени вспыхнуло восстание в Черемхове, а за ним и в Иркутске. Пропустить Колчака “в тыл обложившим Иркутск революционным войскам было недопустимо. Пришлось провести дипломатические переговоры с чехами, пригрозив разрушением дороги, на предмет остановки его в Нижнеудинске” – свидетельствует отчет уполномоченного черемховского политцентра И.С. Алко.

О том же упоминал Г.К. Гинс (главноуправляющий делами Верховного Правителя и Совета министров): “…силы “нижнеудинской республики” были столь слабы, что один конвой адмирала мог бы справиться с “республикой”, если бы чехословаки не закрыли доступа в город” – цитата из книги историка С.П. Мельгунова2.

В эшелоне Колчака находились около 500 солдат и 60 офицеров конвоя, штаба и военных чиновников. Союзное командование предложило адмиралу уехать из Нижнеудинска в одном из вагонов без конвоя и сопровождающих лиц. Но это было невозможно для Колчака. Через генерала Занкевича он отправил комиссару Японии Като телеграмму:

“Адмирал настаивает на вывозе всего поезда, а не только одного его вагона, т. к. он не может бросить на растерзание толпы своих подчиненных. В случае невозможности выполнить просьбу адмирал отказывается от вывоза его вагона и разделит участь со своими подчиненными, как бы ужасна она ни была”3.

Рассматривался и вариант ухода в Монголию. Колчак предложил солдатам конвоя самостоятельно сделать свой выбор – и большая их часть перешла на сторону большевиков. Нужна ли была в драматичнейшей ситуации такая “демократия”? Современный историк А.С. Кручинин так объясняет поведение адмирала: “…Александр Васильевич был не только военным, но и опытным путешественником, и прекрасно понимал, что в подобной экспедиции каждый участник должен быть надежным, – тем более, когда существовал не менее сильный “соблазн”: столкнувшись с трудностями, не просто повернуть вспять, но и выдать своих офицеров врагу (именно так погибнет, например, барон Унгерн полтора года спустя)”4.

И все же отказ солдат поддержать его стал для Колчака страшным моральным ударом.


4 января 1920 года. Отречение от власти

Родилось и еще одно предложение – пробираться в Монголию только с офицерами. Занкевич вспоминает, как к Колчаку обратился один из “старших морских офицеров” с предложением покинуть Нижнеудинск в поезде, а офицеров распустить: ведь их никто не будет преследовать. “Значит, вы меня бросаете”, – вспылил адмирал. “Никак нет, если вы прикажете, мы пойдем с вами”. Когда мы остались одни, адмирал с горечью сказал: “Все меня бросили”. После долгого молчания он прибавил: “Делать нечего, надо ехать”. Потом он сказал: “Продадут меня эти союзнички”5.

Колчак прекрасно осознавал роковой характер своего решения. Но понимал он, пишет А.С. Кручинин, и другое: “Окружение Верховного Правителя вообще не желало каких-либо активных действий – оно хотело, чтобы всех вывезли союзники; но союзники вели речь об одном адмирале… и потому за него, как за якорь спасения, хватаются все. И адмирал, спасая своих подчиненных [курсив автора – Н.К.], идет в “союзный” вагон с горьким предчувствием…”6.

Естественно, Колчак отверг и предложение спастись в одном из чешских эшелонов вместе с адъютантом – лейтенантом Д.С. Трубчениновым7.

А иркутские мятежники все настойчивее требовали от чехов выдачи адмирала, ехавшего с ним Виктора Николаевича Пепеляева (председателя Совета министров в правительстве Колчака) и золотого запаса. Все это – в обмен на возможность чехам беспрепятственно эвакуироваться на восток. В это же время шли переговоры между возглавившим иркутское восстание “Политическим Центром” (коалиция эсеров и социал-демократов при негласном участии большевиков), Жаненом и Советом министров о сдаче последним власти Политцентру.

3 января 1920 года Совет министров посылает Колчаку телеграмму с требованием об отречении от власти и передачи ее А.И. Деникину. Адмиралу ничего не оставалось, как выполнить это требование, издав на следующий день свой последний указ.


Начало января 1920 года. Предательство

Поезд с вагоном, расцвеченным флагами “союзных держав”, двинулся к Иркутску. Генерал Жанен цинично предал Александра Васильевича, заявив: “Мы психологически не можем принять на себя ответственность за безопасность следования адмирала… После того, как я предлагал ему передать золотой запас под мою личную ответственность и он отказал мне в доверии, я ничего уже не могу сделать”8. Помимо шкурных интересов и страха за свою жизнь, у преступления “союзников” была и еще одна, более важная, причина, которую отметил А.С. Кручинин. “И если сохранялась хоть доля опасности, что, ступив на “твердую землю”, Верховный Правитель возвысит свой голос против беззаконий, творившихся под руководством Сырового и при попустительстве Жанена, – желанным выходом для обоих становилось, чтобы адмирал Колчак “отрекся”, а еще лучше – сгинул бы в какой-нибудь “демократической” тюрьме”9.

На выручку адмиралу пытался прийти Атаман Забайкальского казачьего войска Г.М. Семенов (с которым у адмирала были весьма непростые отношения). В 20х числах декабря из Читы вышла группа из трех бронепоездов под командованием ротмистра К.И. Арчегова. Один из участников событий писал о том, что ее командиру “…было на словах приказано – пробиться в Нижнеудинск во что бы то ни стало, не останавливаясь перед применением оружия”10. 25 декабря отряд сосредоточился на станции Байкал. Тут “семеновцы” узнали о восстании в Иркутске. В ночь на 31 декабря Арчегов выступил в направлении Иркутска, два дня в городе шли бои. Но чехи вынудили русские части прекратить боевые действия и отойти к станции Байкал. Здесь 9 января 1920 г. их разоружили “союзники”11.

И это была единственная попытка реальной помощи адмиралу Колчаку.


15 января 1920 года. Прибытие в Иркутск

Эшелон Верховного приближался к Иркутску. На станции Черемхово к охранявшим Колчака чехам присоединилась охрана из революционных рабочих. Сподвижники Колчака, сумевшие уйти из Иркутска в Читу, еще пытались оказать давление на союзников с целью спасти адмирала. Морской министр Всероссийского правительства контр-адмирал М.И. Смирнов и генерал-лейтенант Н.А. Лохвицкий посылали телеграммы в Париж министру иностранных дел С.Д. Сазонову. Тщетно. “Формальный номер” исполнили японцы. “Полковник Фукуда [командующий японскими войсками в Иркутске – Н.К.] послал полковника Микэ к чехо-словацкому генералу Сыровой с предложением передать охрану адмирала батальону японских войск, находившихся на ст[анции] Иркутск, но Сыровой ответил, что это уже поздно, так как адмирал уже выдан повстанцам. Тогда Фукуда послал полковника Микэ к повстанцам с тем же предложением, но они отказались выдать адмирала японцам”12.

Круг замкнулся. И уж тем более его не мог разорвать “Протест бывших членов Российского Правительства, собравшихся в Харбине, предъявленный представителям Союзных государств”13.

Вечером 15 января поезд прибыл в Иркутск, где Колчак, Пепеляев, А.В. Тимирева и еще 113 человек, остававшихся в эшелоне, были заключены в Иркутскую губернскую тюрьму. Дальнейшие события хорошо известны.


7 февраля 1920 года. Развязка

7 февраля 1920 г. адмирал Александр Васильевич Колчак и председатель Совета Министров Всероссийского Правительства Виктор Николаевич Пепеляев были убиты без суда и приговора около устья реки Ушаковки при впадении ее в Ангару.

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Предательству в Нижнеудинске и трагедии Колчака посвятил стихотворение известный поэт Русского Зарубежья (и офицер колчаковской армии) Арсений Несмелов (А.И. Митропольский). Впервые оно было опубликовано в сборнике “Белая флотилия”, вышедшем в Харбине в 1942 г.

В Нижнеудинске

День расцветал и был хрустальным,
В снегу скрипел протяжно шаг.
Висел над зданием вокзальным
Беспомощно нерусский флаг.

И помню звенья эшелона,
Затихшего, как неживой,
Стоял у синего вагона
Румяный чешский часовой.

И было точно погребальным
Охраны хмурое кольцо,
Но вдруг, на миг, в стекле зеркальном
Мелькнуло строгое лицо.

Уста, уже без капли крови,
Сурово сжатые уста!..
Глаза, надломленные брови,
И между них – Его черта, –

Та складка боли, напряженья,
В которой роковое есть…
Рука сама пришла в движенье,
И, проходя, я отдал честь.

И этот жест в морозе лютом,
В той перламутровой тиши, –
Моим последним был салютом,
Салютом сердца и души!

И он ответил мне наклоном
Своей прекрасной головы…
И паровоз далеким стоном
Кого-то звал из синевы.

И было горько мне. И ковко
Перед вагоном скрипнул снег:
То с наклоненною винтовкой
Ко мне шагнул румяный чех.

И тормоза прогрохотали, –
Лязг приближался, пролетел,
Умчали чехи Адмирала
В Иркутск – на пытку и расстрел.


1. Зырянов П. Адмирал Колчак, верховный правитель России. М., 2006. С. 551 – 552.
2. Мельгунов С.П. Трагедия адмирала Колчака. Из истории Гражданской войны на Волге, Урале и в Сибири. Кн. вторая. Ч. III. М., 2005. С. 432.
3. Занкевич [М.И.] Обстоятельства, сопровождавшие выдачу адмирала Колчака революционному правительству в Иркутске // Белое дело. Летопись Белой борьбы. Кн. II. Берлин, 1927. С. 151.
4. Кручинин А. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память. М., 2010. С. 510.
5. Занкевич [М.И.] Указ. соч. С. 152.
6. Кручинин А. Указ соч. С. 511 – 512.
7. Богданов К.А. Адмирал Колчак. Биографическая повесть-хроника. СПб., 1993. С. 265.
8. Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории 1918 – 1920 гг. (Впечатления и мысли члена Омского правительства). М., 2008. С. 559.
9. Кручинин А. Указ. соч. С. 514 – 515.
10. Гордеев М.Н. Попытка спасти адмирала Колчака (Из воспоминаний участника) // Луч Азии. 1938. N 42. С. 41.
11. Там же.
12. ГАРФ. Ф. Р-5881. Оп. 1. Д. 473. Л. 13.
13. Там же. Л. 15-16.

Графическое поле штыков

На этом советском плакате, созданном Дмитрием Моором, карикатурные фигуры движутся по темному ландшафту, преобразованному войной. Вдоль нижней границы Мур заменяет травинки окровавленными штыками, подразумевая, что советская земля враждебна этим путешественникам, которые все являются врагами большевистского дела. Плакат высмеивает советских противников как в гражданской войне в России, так и в войне с Польшей. Лидеры Белой армии Антон Деникин, Александр Колчак и Николай Юденич лежат побежденными на земле, в то время как белый генерал Петр Врангель и польский маршал Юзеф Пилсудский изо всех сил пытаются тянуть телегу с символическими фигурами буржуазии, помещиков, царя и западных держав. контрреволюционная интервенция (так называемая Антанта).Текст гласит: «Там, где упала тройка, пара не справится». Тройка – это телега, запряженная тремя лошадьми, но Мур использует это слово для обозначения трех павших генералов. Врангель и Пилсудский тянут телегу вперед, как лошадей, и Мур предполагает, что они потерпят поражение, как троица на земле.

Живые карикатуры Мавра на врага отражают влияние традиционных лубков , народных гравюр на дереве, которые были распространены в России с 17--го и века, и изображали все, от басен и сатирических историй до религиозных и нравственных учений.Текст с цветочным рисунком также напоминает декоративные народные узоры, что резко контрастирует с жирным линейным шрифтом большинства советских плакатов этого периода. Многие из этих плакатов отстаивали современность революции, но здесь Мур представляет кампанию в более привычных терминах. Его народная эстетика могла быть предназначена для сельской публики, чья жизнь была дестабилизирована насилием и неопределенностью, сопровождавшими революцию. С минимумом текста и ясным повествованием плакат был бы понятен крестьянам, не умеющим читать.

Вирджиния Макбрайд была куратором Питера Крюгера в 2014 году в отделе рисунков, эстампов и графического дизайна в Cooper Hewitt, Смитсоновский музей дизайна. Она изучает историю искусств в колледже Кеньон.

Белые армии

Солдаты Белой армии адмирала Колчака в Сибири, 1919

Белые армии (также известные как «белогвардейцы» или «белые») были контрреволюционными группами, участвовавшими в Гражданской войне в России. Эти белые армии сражались против большевистской Красной армии за контроль над Россией.Их политическая и военная эффективность была ограничена разделенным руководством, разрозненными мотивами и неспособностью дать надежду на будущее.

Разнообразная группа

В отличие от большевиков, белые армии не разделяли единой идеологии, методологии или политической цели. Их возглавляли консервативные или умеренные генералы и политические лидеры, которые имели разные цели и использовали разные методы.

По большей части эти Белые армии действовали независимо друг от друга с небольшой координацией или сплоченностью.Состав и структура командования белых армий также менялись. Некоторые из них были заполнены закаленными ветеранами Первой мировой войны, другие – более молодыми добровольцами.

Эти различия и разногласия в сочетании с их неспособностью заручиться поддержкой населения помешали Белым армиям выиграть Гражданскую войну.

Формация

Антибольшевистские ополчения и воинские части были сформированы по частям в середине 1918 года в связи с восстанием Чешского легиона. Это произошло случайно, без какого-либо планирования или координации.Подразделения часто формировались спонтанно в ответ на местные условия, события или действия большевиков. Они стали известны как белые, общий термин, которым описывались любые группы или ополчения, выступающие против Ленина и его правительства.

Белый цвет традиционно ассоциировался с монархией Романовых, подразумевая, что белые были монархистами. Это не всегда было правдой. Большое количество республиканцев, либералов, демократов и не-большевиков-социалистов сражались вместе с белыми контрреволюционными силами или вместе с ними.

Белые тоже не всегда были добровольцами. Как и Красная армия, несколько белых армий пополнили свои ряды за счет набора крестьян в контролируемых ими районах.

Лидерство

Генерал Антон Деникин, лидер Белых на юге России

Силы большинства белых возглавлялись бывшими царскими командирами разного уровня подготовки и опыта. Печально известный генерал Корнилов командовал войсками белых на юге России перед своей ранней смертью в апреле 1918 года. Его преемник, генерал Антон Деникин, предпринял попытку штурма Москвы в 1919 году, прежде чем его отбросили обратно в Крым.

Белую армию на юге возглавлял Петр Врангель, выдающийся ветеран Первой мировой войны, получивший генеральское звание в 1917 году.

Врангель оказался более терпеливым и проницательным руководителем, чем Деникин. В то время как Деникин хотел осадить Москву, Врангель предпочитал подождать, пока его силы не соединятся с армией адмирала Александра Колчака на востоке. В отличие от большинства своих собратьев белых генералов, Врангель был также способным администратором, который осознавал необходимость общественной поддержки.

Колчак: сибирский диктатор

Колчак был кадровым военно-морским офицером и полярным исследователем, который стал диктаторским лидером Белой Сибири. Антибольшевистские силы сформировали коалиционное правительство в Сибири в 1918 году, до того, как Колчак был назначен лидером после государственного переворота при поддержке Великобритании.

Колчак быстро взял на себя диктаторскую власть и стал самым близким России к «Белому царю». Он обещал изгнать большевиков от власти, однако его кампания также распространилась на социалистов-небольшевиков, тысячи из которых были убиты во время правления Колчака.

В марте 1919 года армия Колчака начала наступление на запад, на территорию, контролируемую большевиками, до Казани и Самары. Однако наступление выдохлось и в конце концов было отброшено.

К концу 1919 года Колчак был крайне непопулярен как среди русских, находящихся под его властью, так и среди иностранных правительств, которые его поддержали. В январе 1920 года его предали и передали местным большевикам в Иркутске. Его допросили и расстреляли.

Белые на севере России

Генерал Николай Юденич, старейший из белых военачальников, руководил Белой армией на северо-западе России.Ветеран армии с 40-летним стажем, Юденич руководил операциями против Османской империи на Кавказе, когда вспыхнула революция. Он был вынужден уйти в отставку по приказу Александра Керенского и большую часть 1918 года провел в бегах от большевиков.

К концу 1918 года Юденич вновь появился, чтобы взять на себя управление антибольшевистскими силами на побережье Балтийского моря. При поддержке и поощрении англичан Юденич в октябре 1919 г. начал наступление на Петроград.

Поскольку большая часть Красной Армии была оккупирована в Сибири и на юге России, наступление Юденича было почти успешным, всего в нескольких милях от столицы.Однако его войскам не удалось взять под контроль железные дороги, что позволило большевикам быстро перебросить подкрепление с юга.

Юденич и его армия были отброшены в Прибалтику. Позже сам генерал бежал из региона, его сумки, как сообщается, были заполнены большими суммами наличных, предоставленных иностранными правительствами.

Белые в пропаганде

Белый плакат, показывающий борьбу с «большевистским чудовищем»

. Эти белые генералы часто подвергались насмешкам или высмеиванию в советской пропаганде.Наиболее частым обвинением было то, что они были антироссийскими агентами или были подкуплены капиталистическими правительствами Великобритании, Франции и США. На одном из рисунков Виктора Дени, Псы войны , Деникин, Колчак и Юденич контролируются поводком, которым владеют эти иностранные державы.

Сами белые были заядлыми создателями политической пропаганды, хотя она не была такой плодотворной и эффективной, как материалы большевиков.

Белая пропаганда в значительной степени опиралась на ужасы красного террора, ЧК и военного коммунизма.В нем изображалось большевистское движение как кровожадное, антирелигиозное и деструктивное.

Некоторая белая пропаганда также опиралась на традиционную ненависть и предрассудки, особенно на антисемитизм. Особой целью этого был большевистский военный комиссар Лев Троцкий.

Почему белые проиграли?

К 1921 году большинство белых армий было либо расформировано, либо разбито, либо рассеяно в беспорядке. Неудачу белых и их командиров можно резюмировать по трем пунктам.

Во-первых, на время Гражданской войны белые силы были разделены, географически разделены и либо не могли, либо не желали координировать свои усилия.Белые генералы иногда работали вместе, но по большей части они действовали автономно и со своими собственными планами. Эта разобщенность и отсутствие координации оказались фатальными в военном отношении.

Во-вторых, белые не смогли предложить россиянам жизнеспособную альтернативу большевистскому режиму. На протяжении всей Гражданской войны было неясно, какое правительство могло бы иметь Россия в случае победы белых. Такие лидеры, как Колчак, обещали восстановление Учредительного собрания, но их собственные действия были далеки от демократических.

Отсутствие надежды и дальновидности

Белые лидеры, казалось, не имели ясного видения будущего. Большевики смогли использовать это с пользой. Большевистская пропаганда подчеркивала царское происхождение многих белых командиров, предполагая, что белый режим вернет Россию к царизму или чему-то близкому к нему.

В-третьих, белые армии часто ужасно обращались с простыми русскими. Многие белые командиры использовали ту же жестокую тактику – призыв на военную службу, реквизицию зерна, принуждение и террор – что и их большевистские коллеги.Часто было мало различий между правлением красных и белых, поэтому многие россияне не поддерживали ни то, ни другое.

Взгляд историка:
«Природа гражданской войны означала, что власть белых в тех частях России, которые не контролировались большевиками, оставалась незначительной, если не сказать эфемерной. Способность генералов максимально использовать ресурсный потенциал зачастую обширных регионов оставалась прискорбно слабой и во многом зависела от небольшевистских и в основном левых партий, которые обеспечивали необходимые кадры для управления.”
Марк Левен

1. Белые армии были антибольшевистскими силами, участвовавшими в Гражданской войне в России.

2. Помимо противостояния большевикам, белые армии имели мало общего и отличались различным составом, руководством и методами.

3. Командирами белых армий были в основном бывшие царские генералы, взявшие на себя контроль над антибольшевистскими силами в определенных регионах.

4. Белые армии потерпели поражение в основном из-за их неспособности или нежелания общаться и координировать свои действия, что означало, что их силы были разделены.

5. Белые армии также не смогли предоставить политическую альтернативу большевикам, практически не обещая ничего, кроме их устранения. Многие белые командиры и офицеры также вернулись к тем же методам и принуждению, которые использовались Красной Армией и ЧЕКА, что сделало их непопулярными среди местных жителей.

Цитата
Название: «Белые армии»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.com / russianrevolution / white-armies /
Дата публикации: 15 августа 2019 г.
Дата обращения: 9 ноября 2021 г.
Авторские права: Запрещается повторно публиковать содержимое этой страницы без нашего явного разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

** Гражданская война ** Flashcards

Сервис является горячим сторонником школы мысли, согласно которой руководство Троцкого сыграло ключевую роль в определении исхода гражданской войны.

Более марксистская и советская идеология заключалась бы в том, что успех гражданского общества был обусловлен не ролью какого-либо отдельного лидера, а тем, что великое дело коммунизма в конце концов всегда будет побеждено.

В то время как Модсли был бы более разумным, утверждая, что «правда лежит между двумя [советским и троцкистским взглядом]».

Служба: Троцкий «превратил Красную Армию в боевую силу».

Волкогонов утверждает, что Троцкий не был военным стратегом и ключевые военные решения фактически принимались другими.>> Волкогонов имел огромный доступ к советским архивам и был бывшим генералом, поэтому он должен был знать, что такое хороший военный стратег, а также то, что архивы раскрывали о роли Троцкого.

Для советских историков индивидуальная роль Троцкого даже не рассматривалась – победа красных объяснялась достойным делом, за которое сражалась их армия, вместе с лидерством ее многочисленных военачальников, как написано в книге «История». Коммунистической партии Советского Союза (большевиков) ».
>>>>> “Она [Красная Армия] могла производить из своих рядов военачальников нового типа … Политическое воспитание Красной Армии находилось в руках таких людей, как Ленин, Сталин …”
– в некоторой степени разумно, потому что Троцкий не смог бы в одиночку привести Красную Армию к успеху, совместное руководство других командиров и номинальное руководство Ленина были очень важны в создании сильной единой Красной Армии, которая могла бы выиграть Гражданскую войну. Однако очевидно, что роль Троцкого в победе в Гражданской войне не будет учтена в такой книге, поскольку она была написана по приказу и под руководством Сталина, и Сталин сделал все возможное, чтобы оттолкнуть Троцкого от СССР и стереть его из истории.

Файджес утверждает, что отсутствие общей цели и их нежелание формулировать политику привели к их окончательному краху: это был «провал политики».

Дойчер о белых: «им не хватало организации и веры в их собственное дело; они разделились против самих себя, они были неспособны разработать какой-либо план действий».
>>> Белый генерал Каледин: «Наше положение беспомощно. Население не только не поддерживает нас – оно определенно враждебно. У нас нет сил, а сопротивление бесполезно.”

Модсли: Совдепия была” пещерой сокровищ Аладдина “

Деньги русской революции: 1917-1920 гг.

Во время русской революции и последовавшей за ней Гражданской войны на огромных просторах бывшей Российской империи использовалось более двадцати тысяч видов банкнот. В то время деньги выпускались не только официальными властями, такими как Имперское правительство, Временное правительство, а затем и большевистское правительство, но и генералы Деникин, Врангель и Юденич, адмирал Колчак, атаманы Семенов и Петлюра. , Гетман Скоропадский и многие другие великие и малые правители России.Российские деньги производились в Великобритании, Германии, Швеции и США. В некоторой степени деньги служили манифестом правительства-эмитента, что отражалось в различных символах, изображенных на банкнотах.

Используя новые архивные данные, эта книга расширяет и в ряде случаев пересматривает устоявшееся представление о повседневной жизни людей во время Революции и развеивает устоявшийся миф о преобладании натурального хозяйства в годы Великой Отечественной войны. Гражданская война в России.

В книге представлены уникальные иллюстрации из частной коллекции автора: банкноты «Романовы»; почтовые марки, используемые в качестве валюты; «Думские» деньги; банкноты 1917 года, известные как «керенки», «моржовки», «чайковки», «северные рубли», «крылатки», «родзянки», «донские рубли» и «кольчаковцы».Некоторые из этих дизайнов банкнот были выполнены известными российскими художниками, такими как Иван Билибин, Сергей Чехонин и Георгий Нарбут.

Книга адресована историкам, экономистам, всем читателям, интересующимся историей и экономикой России.


Михаил Ходжаков – доктор исторических наук, профессор, специализирующийся на политической и социально-экономической истории России ХХ века. С 2003 года он возглавляет кафедру новейшей истории России исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. На его счету более 180 научных публикаций, в том числе несколько монографий и учебников по областям его интересов и исследований.

На данный момент нет отзывов об этом названии. Пожалуйста, посетите эту страницу еще раз, чтобы увидеть, были ли добавлены некоторые из них.

Российская дипломатия в эмиграции: бросая вызов Октябрьской революции

1. Конфиденциальная телеграмма Поверенного в делах в Берне [Ону], 4/17 сентября 1917 г., No. 707 // Конфиденциальные соглашения // Правда, 23 ноября 1917 г. (10 ноября по ст. Ст.), Вып. 185 (116), с. 1.
2. Членский билет (диплом) масонской ложи имени В.А. Маклаков // Из архива В. А. Маклакова // Русский архив: отечественная история в свидетельствах и документах XVIII – XX вв.]: Альманах, Москва; Студия ТРИТЕ; Рус. Архив, 1994, т. 5, стр. 427; Адамович Г.В. История ложи Юпитера // Записки отдела рукописей. Москва, 2004, п. 52, стр. 414.
3. Бонч-Бруевич В.Д. Мои воспоминания о Петре Алексеевиче Кропоткине] // Звезда Л., 1930, № 4, с. 4, стр. 182.
4. Копия телеграммы Набокова К.Д. послам в Париже, Риме и Вашингтоне от 27 октября / 9 ноября 1917 г., № 2, с.915 // АВПРИ (Архив внешней политики Российской Империи), ф. 184, сч. 520, д. 1680, с. 7. См. Также: Телеграмма Временного Поверенного в делах в Лондоне [К. Д. Набокова] послу [в Вашингтоне Б. А. Бахметеву] от 27 октября / 9 ноября 1917 г., № 2, с. 915 // АВПРИ, ф. 170, сч. 512/1, д. 508. с. 3.
5. Там же.
6. См. Телеграмму посла в Париже [В.А. Маклаков] послу [в Едином государстве Б. А. Бахметев], 27 октября / 9 ноября 1917 г., исх. // АВПРИ, ф.170, сч. 512/1, д. 508. с. 2.
7. Телеграмма барона [M.FILE] Мейендорфа [К. Д.] Набоков, 28 октября / 10 ноября 1917 г., вып. 362 // АВПРИ, ф. 184, сч. 520, д. 1727, с. 260.
8. Телеграмма посла в Риме [М. Н. Гирс] послу [в Вашингтоне. Б. А. Бахметев], 28 октября / 10 ноября 1917 г., исх. // АВПРИ, ф. 170, сч. 512/1, д. 508, с. 7.
9. Телеграмма посла [Б. А. Бахметев] послу в Париже [В. А. Маклаков]. 27 октября / 10 ноября 1917 г., вып.668 // АВПРИ, ф. 170, сч. 512/1, д. 508, с. 6.
10. Там же, с. 5.
11. Там же.
12. См. Телеграмму барона [М. F.] Мейендорф [К. Д.] Набоков, 6/19 ноября 1917 г., вып. 363 // АВПРИ, ф. 184, сч. 520, д. 1727, с. 261.
13. Циркулярная телеграмма от барона [М. F.] Мейендорф [К. Д.] Набоков, 6/19 ноября 1917 г., вып. 364 // АВПРИ, ф. 184, сч. 520, д. 1727, с. 262.
14. Телеграмма от [Я. Ю.] Соловьев [В. А. Маклаков], 7–20 ноября 1917 г., вып. 316 // ГАРФ [Государственный архив Российской Федерации], ф.10003, сорт. 2, карточка 88, ролл 13; см. также: Телеграмма временного поверенного в делах Испании [Я. Ю. Соловьев] [К. Д.] Набоков, 7/20 ноября 1917 г., вып. 318 // АВПРИ, ф. 184, сч. 520, д. 1727, с. 248.
15. Михлайловский Г. Н. Указ. Соч. cit., b. 1. С. 318–319.
16. Телеграмма посла [В. А. Маклаков] Временному поверенному в делах в Мадриде [Ю. Ю. Соловьев], 9/22 ноября 1917 г. // ГАРФ, ф. 10003, сорт. 2, катушка 13.

Александр Колчак (родился 16 января 1874 г.), русский исследователь, военный, политический деятель, полководец

исследователь военный политик командир

Александр Васильевич Колчак – исследователь Арктики и морской офицер, признанный в 1919–20 годах «белыми» верховным правителем России.

Фон

Колчак родился в Санкт-Петербурге 16 ноября 1874 года в семье мелкого русского дворянства (молдавского происхождения).Его отец был генерал-майором морской артиллерии в отставке и ветераном осады Севастополя 1854 года, после выхода на пенсию работал инженером на артиллерийских заводах под Санкт-Петербургом.

Образование

Колчак получил морское образование, окончил Морской кадетский корпус в 1894 году и присоединился к 7-му военно-морскому батальону.

Карьера

Между 1900 и 1902 годами Колчак активно участвовал в двух арктических экспедициях, спонсируемых Российской академией наук.Его работа с академией была прервана русско-японской войной (1904–1905), но он вернулся и помог в подготовке третьей экспедиции, целью которой было проложить северный морской путь на Дальний Восток. Академия наградила его золотой медалью за его работу.

Во время русско-японской войны Колчак служил командиром эсминца, а затем руководил батареей в осажденном Порт-Артуре, где его героизм принес ему Георгиевский меч. Убитый унизительным поражением российского флота от рук Японии, он и группа его товарищей по флоту объединились, чтобы продвигать реформу и реорганизацию своей службы.

Когда разразилась Первая мировая война, Колчак, в то время флагманский капитан, был назначен начальником Оперативного управления Балтийского флота. Он продемонстрировал свое тактическое мастерство, построив эффективную систему береговой обороны с помощью неадекватных сил, находящихся в его распоряжении. Это достижение принесло ему командование всеми силами балтийских эсминцев, и он добавил себе отличия в серии блестящих столкновений в Рижском заливе. Его повысили до контр-адмирала, самого молодого русского морского офицера, получившего это звание, а летом 1916 года назначили главнокомандующим Черноморским флотом.

Когда в 1917 году произошла Февральская революция, Колчак заверил временное правительство в своей лояльности и выразил готовность остаться на своем посту. Но дезорганизация, распространившаяся по службам, стала подрывать его командование, и личные усилия Колчака восстановить порядок с помощью серии коротких патриотических речей увенчались успехом лишь временно. В июне 1917 года под угрозой мятежа он подал в отставку и отправился в Санкт-Петербург, чтобы сообщить правительству о причинах беспорядка.Там ему безапелляционно приказал Александр Керенский отправиться в Соединенные Штаты якобы для изучения американского военно-морского флота. Настоящая причина, возможно, заключалась в растущем требовании диктатуры во главе с Колчаком, которого теперь называют возможным спасителем России.

Колчак не задерживался в Сан-Франциско. В ноябре 1917 года он был в Японии, предлагая свои услуги британцам. Они с радостью приняли. Сначала он был назначен в месопотамскую армию, но по прибытии в Сингапур получил телеграмму с приказом отправиться в Сибирь.Там он принял назначение военным и военно-морским министром в антибольшевистском социалистическом правительстве в Омске. 18 ноября в результате государственного переворота была свергнута правящая дирекция этого правительства и верховный контроль получил Колчак.

Колчак обещал демократический порядок после свержения большевиков, но диктаторский манер, в котором он осуществлял свою власть, разозлил либеральные элементы в его окружении. Он оттолкнул крестьян, двусмысленно высказавшись о земельной реформе, и нерусских меньшинств, отказавшись признать их автономию.Коррумпированная и репрессивная администрация еще больше подорвала его популярность, и социалисты-революционеры В. М. Чернова, принявшие девиз «Ни Колчак, ни Ленин», воспользовались его ошибками. Союзники, которые признали его правительство, становились все более недовольными, в то время как Чешский легион, основной компонент его вооруженных сил и держатели жизненно важной Транссибирской железной дороги, двигался к нейтралитету.

После первоначальных успехов (которые вводили союзников в заблуждение) силы Колчака становились все менее эффективными и летом 1919 года потерпели ряд поражений.Их тактическое отступление вскоре переросло в бегство. 4 января 1920 г. Колчак передал командование антибольшевистскими силами генералу А. И. Деникину. Он поставил себя под защиту союзников, но назначенные охранять его чешские солдаты передали его меньшевистско-эсеровскому правительству в Иркутске. Это правительство вскоре уступило место большевистской администрации, и Колчак после продолжительных допросов был расстрелян 7 февраля 1920 года. Его тело было брошено в реку Ангара.

Достижения

  • Александр Васильевич Колчак вошел в историю как лидер Белого движения во время Гражданской войны в России, Верховный правитель России и Верховный главнокомандующий русской армией (ноябрь 1918 – январь 1920).

    После десятилетий очернения со стороны советского правительства Колчак стал противоречивой исторической фигурой в постсоветской России.Движение «За веру и Отечество» попыталось реабилитировать его репутацию. Однако два ходатайства о реабилитации были отклонены региональным военным судом в 1999 году и Верховным судом Российской Федерации в 2001 году. В 2004 году Конституционный суд России вернул дело Колчака в военный суд для повторного слушания.

    Памятники Колчаку были построены в Санкт-Петербурге в 2002 году и в Иркутске в 2004 году, несмотря на возражения некоторых бывших коммунистических и левых политиков, а также бывших ветеранов Советской армии.Еще есть остров Колчака. Современный российский флот рассматривал возможность присвоения имени третьему кораблю из новых фрегатов класса «Адмирал Григорович», «Адмирал Колчак», в память об адмирале, но в конце концов отказался сделать это.

    Среди его наград – Золотой Георгиевский меч за храбрость, полученный за действия в битве при Порт-Артуре, и Большая золотая Константина медаль от Русского географического общества.

    Его мемориал в Санкт-Петербурге часто становится объектом вандализма.

Работы

  • книга
    • Военно-теоретические труды

Религия

Он был крещен мальчиком в местной Троицкой церкви.

Из воспоминаний А.В. Колчака о раннем детстве:

«Я православный, до школы получил семейное образование под руководством отца и матери».

Политика

Его усилия по объединению антибольшевистских элементов в основном провалились; Колчак отказался рассматривать автономию этнических меньшинств и отказался сотрудничать с левыми небольшевистскими настроениями, а также в значительной степени полагался на помощь извне.Когда его белые силы распались, он был предан и взят в плен независимыми частями, которые передали его местным большевикам.

Правительство адмирала Колчака не было успешным с момента его вступления в должность верховного правителя до его смерти. Как военачальник, он был не в состоянии строить успешные стратегические планы или координировать свои действия с другими генералами Белой армии, такими как Юденич или Деникин.

Колчаку также не удалось убедить потенциально дружественную Финляндию присоединиться к нему против большевиков.Он не смог добиться дипломатического признания ни одной страны мира, даже Великобритании (хотя британцы в какой-то степени его поддержали). Вдобавок он оттолкнул Чехословацкий легион, который какое-то время был мощной организованной военной силой в регионе и очень сильно антибольшевистской. Как уже упоминалось выше, американский командующий генерал Грейвс не любил Колчака и вообще отказался оказать ему военную помощь.

Просмотры

Цитаты: Он издал манифест к населению:

«Временному Всероссийскому правительству пришел конец.Совет Министров, имея всю власть в своих руках, наделил меня, адмирала Александра Колчака, этой властью. Я принял на себя эту ответственность в исключительно тяжелых условиях гражданской войны и полной дезорганизации страны, и теперь я заявляю, что я не пойду ни реакционным путем, ни смертоносным путем партийной розни. Мои главные цели – организация боевых сил, свержение большевизма и установление закона и порядка, чтобы русский народ мог выбрать форму правления в соответствии со своим желанием и реализовать высокие идеи общества. свобода и свобода.Я призываю вас, граждане, объединиться и, если необходимо, пожертвовать всем в борьбе с большевизмом. ”

Членство

Колчак был членом Русского географического общества.

Личность

Тот, кто его знал, написал:

«Характер и душа адмирала настолько прозрачны, что не требуется более одной недели общения, чтобы узнать все, что можно знать о нем.Он большой, больной ребенок, чистый идеалист, убежденный раб долга и служения идее и России. Несомненный невротик, который быстро вспыхивает, чрезвычайно вспыльчивый и неконтролируемый в выражениях неудовольствия и гнева; в этом отношении он усвоил весьма непривлекательные традиции военно-морской службы, которые допускают поведение в высоких военно-морских чинах, которое в нашей армии давно перешло в царство легенд. Он полностью поглощен идеей служения России, спасения ее от гнета красных и восстановления ее полной власти и неприкосновенности ее территории.Ради этого его можно уговорить и заставить сделать что угодно. У него нет личных интересов, нет amour propre: в этом отношении он кристально чист. Он страстно презирает всякое беззаконие и произвол, но из-за того, что он настолько неконтролируемый и импульсивный, он сам часто непреднамеренно нарушает закон, и это в основном, когда стремится соблюдать тот же закон и всегда находится под влиянием какого-то постороннего. Он не знает жизни в ее суровой практической реальности, а живет в мире миражей и заимствованных идей.У него нет ни планов, ни системы, ни воли: в этом отношении он – мягкий воск, из которого советники и близкие могут вылепить все, что захотят, пользуясь тем фактом, что этого достаточно, чтобы замаскировать что-то как необходимое для благосостояния России и на благо страны. причина быть уверенным в его одобрении ».

Другой, знавший его, написал о Колчаке:

« Он добрый и в то же время суровый, отзывчивый и в то же время стесняющийся проявлять человеческие чувства, скрывая свою кротость за внешностью. -верить серьезности.Он нетерпелив и упрям, выходит из себя, угрожает, а потом успокаивается, идет на уступки, разводит руками в жесте беспомощности. Он рвется быть с людьми, с войсками, но когда сталкивается с ними, не понимает, что сказать »

Цитаты других людей о человеке

  • Британский историк-марксист Эдвард Халлет Карр писал:

    «Ни один здравомыслящий человек уже не может рассматривать кампании Колчака, Юденича, Деникина и Врангеля иначе, как трагические просчеты колоссальных размеров.”

Интересы

Подключения

Жена Колчака Софья Федоровна Колчак родилась в 1876 году в Каменец-Подольской губернии. Ее отцом был тайный советник Федор Омиров. Ее мать Дарья Федоровна была дочерью генерал-майора, директора Лесного института Ф. А. Каменского, сестрой скульптора Ф. Ф. Каменского. София и Александр поженились 5 марта 1904 года в Иркутске. Софья родила троих детей: первая девочка родилась в октябре 1905 года и прожила месяц, сын Ростислав родился 9 марта 1910 года, дочь Маргарита (1912-1914) простудилась во время бегства от немцев и умерла.

Софья Федоровна жила в Гатчине, а затем в Либаве, которую она покинула 2 августа 1914 года, в начале войны. Из Гельсингфорса она переехала в Севастополь. В 1919 году она смогла эмигрировать из Севастополя в Констанцу. Затем она переехала в Бухарест, а затем уехала в Париж. Она умерла в 1956 году в Париже и была похоронена на главном кладбище русской диаспоры – Сент-Женевьев-де-Буа.

В 1939 году Ростислав Колчак был призван во французскую армию и воевал на бельгийской границе.В 1940 году попал в плен к немцам и после войны вернулся в Париж. Он умер 28 июня 1965 года и был похоронен рядом с матерью.

Отец:
Василий Иванович Колчак

(1837, Одесса – 4 апреля 1913, Санкт-Петербург)

Мать:
Ольга И.Колчак (Посохова)

(1855–1894)

Супруга:
Софья Федоровна Колчак

(родился в 1876 г. в Каменец-Подольской губернии)

Дочь:
Маргарита

(1912-1914)

Сын:
Ростислав Колчак

(родился 9 марта 1910 г. – 28 июня 1965 г.)

Список литературы

Семь почти забытых фигур гражданской войны в России, на которые не претендовали ни белые, ни красные – OpEd – Eurasia Review

Большинство россиян и большинство западных специалистов по истории России 20 -го -го века очень схематично рассматривают Гражданскую войну в России как конфликт между Красной Армией во главе с Троцким, белыми во главе с Деникиным, Врангелем и Колчаком, националистами разных национальностей. виды, и, конечно же, иностранные интервенты.

Но на самом деле то, что называется гражданской войной, было намного сложнее, чем война с множеством меньших фигур в каждом из этих лагерей, а также с теми, кто часто был не более чем разбойниками, от которых не было ни красных, ни белых. когда-либо были готовы требовать.

Советские, а теперь и российские писатели смешивают их с белыми, чтобы дискредитировать противников советской власти; и в каком-то смысле они правы. Большинство этих деятелей были антибольшевистскими, и их зачастую ужасающее поведение сыграло ключевую роль в дискредитации дела белых, потому что его лидеры были гораздо менее успешны, чем красные, в уничтожении таких людей.

Сейчас, когда Россия переживает столетнюю годовщину этого конфликта, который длился с 1917 года до начала-середины 1920-х годов, российские СМИ публикуют истории как о лидерах разных сторон, так и о тех, кто не вписывается ни в одну простую категорию, включая те, которые многие до сих пор объединяют под термином атаманщина – или правление казачьими атаманами.

В этой категории было несколько настоящих казаков, но было гораздо больше тех, кто претендовал на этот статус, как и сейчас, чтобы придать хоть какой-то блеск легитимности тому, что, по сути, было бандитскими группировками, готовыми к сотрудничеству. с любой стороны и в конечном итоге не лоялен никому, кроме тех, кто заплатил им больше всего или только себе.

Портал «Русская 7» предоставляет краткие портреты семи из этих фигур, шести мужчин и одной женщины. Отмечая, что «революция и гражданская война подарили миру не только идеалистов и романтиков, но и тех, кто использовал смутное время в своих интересах», он описывает их как бандитов и мародеров (russian7.ru/post/ivan-kalmykov-i -другие-беспределши /).

  1. Атаман Соловьев. Потомственный казак, воевавший за Колчака, попал в плен и помиловал, а затем «волею судьбы стал бандитом», организовал банду, терроризировавшую его родную Хакасию, а также Красноярский край и Кемеровскую область.Он наложил драконовский порядок на своих людей и совершил преступления против человечности против населения. Когда его положение ухудшилось, его люди убеждали его бежать в Монголию, «но он отказался». Он продолжал бороться и скрываться до 1924 года, когда ему было обещано помилование, но затем он был застрелен, «при попытке к бегству». Теперь на могиле атамана поставлен крест ».
  2. Анненков Борис . Ветеран Первой мировой войны, он возглавил восстание в Сибири в 1918 году, а затем ужасным образом подавил его противников.О его жестокости ходили легенды, но его подразделение отличалось тем, что в него входили многие наемники, а также афганцы, уйгуры и китайцы. Его жертвы исчислялись «тысячами». После поражения Колчака Анненков бежал в Семиречье, а затем в Китай. Там его посадили на три года, но в 1926 году передали большевикам и «через год расстреляли».
  1. Анна Черепанова . Вместе с мужем она образовала бандитскую банду, убивая всех, кому не лень во имя личного обогащения.Группу разоружили только в 1924 году. Супруги сменили название и более десяти лет прожили в Красноярске, прежде чем их узнал ребенок одной из своих жертв. Ее муж умер якобы естественной смертью в 1936 году. Сама Черепанова, поскольку ее действия были совершены до срока, установленного сроком давности, она, как сообщается, никогда не была наказана.
  1. Атаман Григорьев. Украинский казак, Григорьев воевал против красных, а затем перешел на сторону антибольшевиков, сражаясь то за украинцев, то за русских.Он был известен тем, что проводил «непрерывные погромы». В конце концов его убил атаман Махно.
  1. Атаман Андрей Шкуро . Кубанский казак, он организовал дивизию в Добровольческой армии Деникина. Он был известен своей жестокостью, говорится в «Русском 7», человеке, чьи войска казнили четыре тысячи махновцев и который приказал это всем евреям и женам тех, кто восстал против белых. Но он попал в беду с белыми командирами, обворовывая население.Он бежал из России в конце гражданской войны на юге, жил в Париже, а затем в 1941 году предложил свою службу нацистам. В апреле 1945 года он был передан англичанам, которые передали его Советам, которые затем казнили его в январе 1947 года.
  1. Кайгородов Александр . Наполовину русский, наполовину алтайский, он был исключен из армии Колчака за разговоры об организации альтернативной «национальной армии».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *