Монография по истории примеры: Извините, запрашиваемая страница не найдена!

Содержание

Рецензия на монографию: образец, пример

Рецензия на монографию представляет собой краткий анализ научной работы с объективной оценкой достоинств и недостатков проделанного автором исследования.
Возникает вопрос, зачем необходима рецензия на монографию? Дело в том, что научное изыскание подобного рода может быть допущено к публикации только в случае наличия не менее двух рецензий на него. Практика опубликования научных работ в России показывает, что обязанность написания таких отзывов зачастую является бременем самих авторов. Рассмотрим образцы написания рецензий на монографии. 

Как написать рецензию на монографию 

Рецензия на монографию представляет собой отзыв с оценкой рецензентом качества научной работы автора. Приводится тезисный анализ работы, дается оценка качеству содержания, соблюдениям требований к оформлению, отражается степень новаторства изыскания (для работ по истории России – к примеру, новый подход к этапизации определенных  явлений в истории). Также дается оценка соответствия исследования передовым отраслям науки, значимость данной работы в  практической деятельности

Независимо от научной направленности, все отзывы на научные работы имеют примерно одинаковую структуру – и рецензии на труды по истории России и на научные публикации в сфере экономики

 При написании рецензии следует руководствоваться определенной структурой: 

  • Название  статьи, должность и  фамилия, имя, отчество автора монографии;
  • Краткое освещение исследуемого вопроса;
  • Актуальность выбранной тематики;
  • В рецензии необходимо дать оценку результатов научных изысканий автора;
  • Согласовано ли исследование к публикации;
  • Необходимо указать ученое звание либо ученую степень, должность, место работы,  ФИО рецензента.

Как оформить рецензию на монографию

По общему правилу, отзыв пишется объемом около 4 тысяч знаков (с пробелами). В заключении рецензент должен  написать  рекомендации по публикации либо указать о невозможности публикации материала.

Отрицательное решение рецензента должно быть мотивировано. Далее ставится  подпись рецензента и соответствующая печать.

Отправленная по электронной почте копия рецензии на монографию не является  оригинальным документом. Некоторые редакции требуют предоставления оригинала

Необходима объективная оценка исследования, констатируются сильные стороны научного текста, а также  недочеты. 

Достоинствами, как правило, является логичное и последовательное изложение сути исследования, новаторство в решении проблемы, умение донести в понятной форме суть научных результатов.

 Пример фрагмента рецензии на монографию на тему «Реабилитация как институт российского права».

«…Результатом рецензируемого исследования явились следующие выводы. На настоящий момент существуют предпосылки для установления в российском законодательстве механизмов реабилитации и ее материально-правовой основы и формирования соответствующего межотраслевого института.

В качестве процессуальной основы возможно использование механизмов административно-процессуального законодательства, аналогичных применяемым для восстановления прав лиц, лишенных права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Автором точно подмечено, что нормы материального права, позволяющие применять как упрощенные, так и исковые процедуры, обязанность государства (как общее правило) возвращать (с начислением на них процентов) уплаченные денежные средства при отпадении оснований для их удержания могут содержаться в отраслевом законодательстве либо в специальном законе о реабилитации.
Мнение автора в корне меняет методологию систематизации указанных норм…» 

Образец рецензии на монографию

Образец рецензии на монографию

Для того, чтобы рецензия являла собой стилистически грамотный документ, рекомендуем использовать следующие обороты:

  1. значимость данной работы неоспорима…
  2. автором  подробно освещена проблема…
  3. автор выразил точку зрения …
  4. работа выполнена на высоком уровне…
  5. исследование является примером глубокого изучения проблемы…
  6. необходимо отметить расставленные автором акценты…
  7. суть данного изыскания заключается в том, что…

Образец рецензии на монографию по истории

Образец рецензии на монографию по истории

Отличительной особенностью отзывов на научные публикации по истории России является необходимость более тщательной оценки проработанности фактического материала автором – источников литературы, трудов других ученых-историков

Итак, написать рецензию не сложнее, чем написать саму работу. Ведь у Вас есть несомненное преимущество – Вы знаете свое исследование на порядок лучше, чем самый придирчивый академик.



Публикации сотрудников факультета – Институт истории СПбГУ

Категория: Uncategorised.

Монографии

       Морозан В.В. Деловая жизнь на юге России в XIX – начале XXI века. СПб.: “Дмитрий Буланин”, 2014.

     В монографии освещена история деловой жизни Юга России в XIX-начале XX в. Подробно описываются деятельность  Государственного банка и методы его кредитования различных отраслей народного хозяйства Новороссийского края. Значительное внимание уделено торговле, в особенности зерновому эуспорту и способам добычи оборотных средств деловыми кругами южного района страны. работа основана на документальных материалов архивов Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Одессы, Николаева и Кишинева.

      Монография адресована широкому кругу читателей.

 

 

 

 

      Александр Невский и Ледовое побоище: Материалы научной конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища. Санкт-Петербург, 7 апреля 2012 г./Отв. ред.  Ю.В. Кривошеев, Р.А. Соколов. СПб.: Академия исследования культуры, 2014.  – 232 с.

     Издание представляет собой материалы научной конференции, проходившей в Санкт-Петербурге 7 апреля 2012 г. и посвященной 770-летию Ледового побоища. Данная конференция состоялась в рамках  Цикла региональных семинаров, проводимых кафедрой исторического регионоведения Исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета с 2008 г. В своих статьях авторы рассматривают широкий спектр проблем, связанных как с историей самого Ледового побоища, произошедшего в 1242 г., так и с различными аспектами политической деятельности Александра Невского и исторической памяти о нем.

       Издание предназначено специалистам в области отечественной истории и широкому кругу заинтересованных читателей.

 

 

 

Дворниченко А. Ю.

  Городская община верхнего Поднепровья и Подвинья в XI-XV веках. Издательство «Весь мир», М., 2013. 232 с.

Книга петербургского историка А.Ю. Дворниченко «Городская община Верхнего Поднепровья и Подвинья в XI-XV вв.» посвящена большой и по-прежнему дискуссионной проблеме развития общественного строя и государства в Древней Руси.Тематика книги в полной мере относится и к истории Белоруссии, и к истории России. В данную публикацию вошел текст защищенной автором еще в 1984 г. кандидат-ской диссертации, написанной на основе изучения городских общин Полоцкой и Смоленской земель в XI – нач. XVI вв. В книгу включены все материалы обсуждения на диссертационном совете, отзывы и выступления оппонентов, ответы диссертанта. Она снабжена современными предисловием и послесловием автора. Текст диссертации не был опубликован, но А.Ю.

Дворниченко развивал положения своей работы на протяжении тридцати лет научной деятельности. Исследование автора сохраняет свою актуальность и сегодня, когда отечественная история переживает этап переосмысления. Кроме того, публикация материалов обсуждения имеет и серьезное историографическое значение, поскольку ярко характеризует состояние отечественной исторической науки 1980-х гг.

 

Дворниченко А. Ю. Русские земли Великого княжества Литовского (до начала XVI века). Очерки истории общины, сословий и государственности. Издательство Аргамак-Медиа, М., 2013. 240 с.

В монографии впервые в отечественной историографии рассматриваются судьбы древнерусских земель, вошедших после татаро-монгольского нашествия в состав Великого княжества Литовского. Исследуя важнейшие политические институты и социальные группы, автор прослеживает процесс распада древнерусских порядков, формирования сословий и становления сословной государственности.

Для историков, социологов, этнографов, всех, интересующихся историей нашей страны.

 

Филюшкин А.И.  Изобретая первую войну России и Европы: Балтийские войны вт. пол. XVI в. глазами современников и потомков / А. И. Филюш-кин. — СПб.: «ДМИТРИЙ БУЛАНИН», 2013. — 880 с. [текст] : 282 ил., карты. – (STUDIORUM SLAVICORUM ORBIS ; вып. 6).

В монографии профессора Санкт-Петербургского государственного университета А. И. Филюшкина рассматривается история восприятия современниками и потомками войн за владение Прибалтикой во второй половине ХVI в. с участием России, Ливонии, Швеции, Польши, Великого княжества Литовского, Дании, Священной Римской империи, Пруссии. Это было первым в истории столкновением России и Европы как культурно-цивилизационных общностей.

Исход этого противостояния определяет харак-тер восприятия Европой России вплоть до на-ших дней. Для научных работников, студентов, всех, интересующихся историей России, исто-рией Прибалтики, историей взаимоотношений России и Европы.

 

Соболев Г.Л.  Ленинград в борьбе за выживание в блокаде.  Кн. 1. Июнь 1941 – май 1942 гг. СПб.: изд-во СПбГУ, 2013.  696 с.

На основе широкого круга документальных ис-точников, в особенности опубликованных в по-следние годы, и достижений отечественных и за-рубежных историков в книге рассматривается многоаспектная проблема борьбы Ленинграда за выживание в условиях блокады. Автор дает свой ответ на поставленные в новейшей литературе вопросы: какие причины привели к длительной блокаде Ленинграда? Кто несет ответственность за выпавшие на ленинградцев лишения и страда-ния? В чем (и в ком) причины неудачных попыток деблокировать город в 1941-1942 гг.? Каковы бы-ли взаимоотношения между властью и населени-ем в критические месяцы блокады? Каковы были реальные потери мирного населения от голода и воинов Красной Армии, оборонявших Ленинград? В книге показана блокадная жизнь Ленинграда во всех его проявлениях, рассмотрены характер и мотивы поведения различных социальных групп населения, выявлены основные факторы выжива-ния в условиях блокады.

Синхронизированное изложение событий в блокадном кольце и за его пределами по месяцам (каждому месяцу первого года блокады посвящена отдельная глава книги) позволило увидеть жизнь города-фронта в самое трудное время блокады во всей ее трагичности. Помещенные в конце каждой главы документы, извлечения из воспоминаний и дневников, опуб-ликованных в последние годы, органично допол-няют авторский текст.

Морозан В.В. Деловая жизнь на юге России в XIX – начале ХХ века. СПб.: «Дмитрий Бу-ланин».  616 с.

В монографии освещена история деловой жиз-ни Юга России в XIX – начале XX в. Подробно описываются деятельность Государственного банка и методы его кредитования различных отраслей народного хозяйства Новороссийского края. Значительное внимание уделено торговле, в особенности зерновому экспорту и способам добычи оборотных средств деловыми кругами южного района страны. Работа основана на документальных материалах архивов Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Одессы, Николаева и Кишинева. Адресована широкому кругу читателей.
 

      Паламарчук А.А., Федоров С.Е.  Антикварный дискурс в раннестюартовской Англии

     Монография рассматривает феномен антикварного дискурса, сформировавшегося на Британских островах в результате деятельности     лондонского       Антикварного общества и связанных с ним английских, шотландских и ирландских интеллектуалов. Исследовательские практики, оригинальная методология, исторические, социальные и правовые воззрения, выработанные британскими антиквариями, оказали заметное влияние на развитие европейской мысли XVII в.

      Публикация рассчитана на историков и культурологов, а также на широкий круг читателей, интересующихся интеллектуальной историей и историей Британских островов раннего Нового времени.

 

 

 

      Амосова А.А. Преданный забвению. Политическая биография Петра Попкова. СПб., 2013.

      Монография предлагает научный анализ политической биографии Петра Сергеевича Попкова, главы исполнительного комитета Ленинградского городского совета периода блокады, с 1946 г. – партийного лидера города, руководившего послевоенным восстановлением Ленинграда и области, расстрелянного в числе основных фигурантов “Ленинградского дела”. Книга вводит в научный оборот новые исторические источники, предназначена для специалистов, а также всех интересующихся историей Ленинграда эпохи сталинизма.

 

 

 

 

       Егоров А.Б. Антоний и Клеопатра. Рим и Египет: встреча цивилизаций/ А.Б. Егоров. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2012. – 260 с.

       Книга представляет собой изложение истории Антония и Клеопатры. Одна из самых романтических историй, созданных античной исторической литературой и соединивших в себе литературную мифологию и политическую реальность, представлена автором в ее реальном историческом контексте. В монографии, сочетающей элементы научного и научно-популярного издания, делается попытка сопоставить основные тенденции развития египетской и римской цивилизаций, рассмотреть превращение Рима в великую державу и покорение римлянами греко-эллинистического мира и, наконец, дать интересующий нас сюжет на широком фоне гражданских войн в Риме I в. до н.э., гибели Римской республики и создания Империи Цезаря и Августа.Для специалистов в области истории Рима, историков и филологов, а также всех интересующихся историей античного мира.

 

 

 

        Печатнова Л.Г.Спарта. Миф и реальность/Л.Г. Печатнова. – М.: Вече, 2013. – 384 с. – (History files)

        Спарта всегда была и остается загадкой как для античных писателей, так и для исследователей Нового времени. никто из ее современников не имел точных сведений о том, что происходит внутри Спарты, куда чужеземцам путь был закрыт, а самих граждан,если того не требовали чрезвычайные обстоятельства, за ее пределы не выпускали.Нынешние очерки петербургского антиковеда, профессора Санкт-Петербургского университета Л.Г. Печатновой позволяет заглянуть нам в этот заповедный мир, раскрывают на материале самых разнообразных источников,что представляло  “государство равных” в реальности. Спарта имела ряд своеобразных институтов и обычаев, сложившихся в результате особенных исторических условий, тебовавших от ее граждан сплоченности и монолитности.

        В первой части книги в трех очерках прослеживается развитие важнейших институтов Спартанского государства – царской власти, эфората и герусии. Все три института рассматриваются как формообразующая часть спартанской олигархии. Спарта, оказавшись в состоянии перманентной опасности, изобрела особую модель правления, преобразовав традиционную царскую власть, изобретя эфорат и законсервировав совет старейшин. В работе убедительно показывается, что спартанский способ государственного строительства оказался в достаточной мере эффективным, ибо он обеспечил Спарте долговременное стабильное существование.

 

 

       Феномен досуга в античном мире / Санкт-Петер бургский государственный университет, исторический факультет; коллективная монография под ред. проф. Э. Д. Фролова. — СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия», 2012. — 464 с. — (Серия «Studia classica»).

       Предлагаемая вниманию читателей коллективная монография посвящена одной из важнейших черт античного мира – феномену досуга. В составляющих книгу статьях обстоятельно рассматриваются различные аспекты и проявления едва ли не главной парадигмы античной общественной жизни – целесообразно используемого свободного времени, которым располагали граждане древнегреческого и римского общества: деятельность древнейших мудрецов, законодателей и реформаторов, заня тия атлетикой, организация театральных представлений, возникно-вение философских содружеств и т. п. В заключительном разделе затронуты взгляды на целесообразное использование свободного времени ран-нехристианских писателей.Издание адресовано преподавателям и студентам гуманитарных факультетов университетов, а также всем интересующимся историей и культурой античности.

 

 

 

 

 

Учебники

       Новейшая история России, 1914–2010: учеб. пособие для бакалавров / М.В. Ходяков, В.А. Кутузов, И.С. Ратьковский [и др.]; под ред. проф. М.В. Ходякова. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Издательство Юрайт, 2012. – 538 с.

        В учебном пособии на большом фактическом материале показаны основные этапы развития государства с 1914 года и до настоящего времени, дана характеристика политических, экономических, социальных и культурных составляющих исторического процесса, освещена повседневная жизнь населения России.

     Издание снабжено литературой по главам, включает в себя важнейшие сборники документов, биографические сведения о политических и государственных деятелях, хронологическую таблицу, что делает его полезным не только для студентов, но и для всех интересующихся историей страны в XX – начале XXI вв.

 

 

 

         Всеобщая история: 10 класс: учебник для учащихся общеобразовательных учреждений/[О.Ю. Климов, В.А. Земляницын, В.В. Носков и др.]; под общ. ред. В.С. Мясникова. – М.: Вентана-Граф, 2013. – 336 с.

 

 

 

 

 

 

 

Ильина Т. В. История отечественного искусства. От крещения Руси до начала третьего тысячелетия. 5-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров

В данном учебнике помимо систематически изложенных сведений по истории отечественного искусства показано его своеобразие. Автор представил его работами тех мастеров, которые наиболее полно и ярко отразили черты и смысл той или иной эпохи в истории отечественного искусства, и старался максимально учесть новую литературу по данному вопросу, чтобы дать наиболее полную картину его развития. Ограниченный объем учебника обусловил самый тщательный отбор материала, как вещественного, так и изобразительного. Текст избавлен от излишней детализации, второстепенных сведений, внимание сосредоточено на самых важных явлениях в отечественной художественной культуре, отражающих основные проблемы времени.

Федоров С.Е., Шапиро А.В., Шульгат Л.И. АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК ДЛЯ ИСТОРИКОВ. Учебник для бакалавров
   
В издании с учетом новейших образовательных методик и технологий изложен курс базового английского языка, рассчитанный на студентов, начинающих обучение английскому языку на уровне В Самостоятельное владение (Independent User) и завершающих на уровне В1 Пороговый уровень (Threshold)/В2 Пороговый продвинутый уровень (Vantage). В учебник включены обучающие модули общего характера, дополненные грамматическим справочным материалом, практикумом, контрольными заданиями и тестами. Задания по всем видам речевой деятельности позволят учащим- ся освоить необходимую профессиональную терминологию, а также комплекс лексико-грамматических структур, необходимых для передачи и понимания информации по специальности на иностранном языке.

Пленков О.Ю. Новейшая история стран Европы и Америки. Учебник для бакалавров

В учебнике изложена всеобщая история нового и новейшего времени, раскрыты обстоятельства возникновения и развития главного феномена рассматриваемого периода невиданного ранее ускорения в развитии общества. Данное издание поможет будущим специалистам в изучении закономерностей развития истории в новейшее время, определять принципиальные различия отдельных периодов истории новейшего времени, выявлять их уникальность и своеобразие. Для лучшего усвоения теоретического материала каждая глава учебного издания снабжена выводами, вопросами и заданиями для самоконтроля, а также темами для рефератов.

Учебно-методические пособия

        Ананьев В. Г. Национальные и международные музейные организации: Учебно-методическое пособие. — Санкт-Петербург, 2013. — 140 с.

    Пособие посвящено истории формирования и развития национальных и международных музейных организаций. Данная проблема рассматривается в более широком контексте профессионализации музейного сектора. Дается характеристика исторических условий возникновения наиболее значимых музейных организаций, приводятся биографии их создателей, освещаются основные направления работы. Пособие написано на основе широкого круга зарубежной историографии. Каждая тема сопровождается контрольными вопросами и списком литературы. В приложении приведены материалы для самостоятельной работы студентов, подготовки к коллоквиумам и семинарским занятиям. Пособие рассчитано на студентов, изучающих музеологию, историю культуры и международных отношений.     

         Разработано для студентов кафедры Музеологии Санкт-Петербургского государственного университета.

 

 

 

       Власов В. Г. Основы теории и истории декоративно-прикладного искусства: Учебно-методическое пособие. — СПб., 2012. — 156 с.

     В учебно-методическом пособии доктора искусствоведения В. Г. Власова излагается основное содержание одноименного учебного курса на уровне бакалавриата по направлению «искусствоведение». Пособие предназначено для самостоятельного изучения материалов курса, подготовки к сдаче зачетов и экзаменов, помощи в написании курсовых и выпускных квалификационных работ. В нем рассматриваются вопросы терминологии, особенности предмета и метода творчества художника в области традиционного декоративного и прикладного искусства, основные этапы развития, закономерности функционирования, формообразования и композиции. В отдельный раздел вынесена краткая история русского декоративно-прикладного искусства.

      Пособие предназначено для студентов кафедр русского и западноевропейского искусства Санкт-Петербургского государственного университета и других ВУЗов, где изучают историю и теорию искусства.

 

 

       Барышников В. Н. Россия и страны Северной Европы. Часть I. От Средних веков к Новому времени: Учебное пособие. — СПб., 2013. — 88 с.

      В первой части учебного пособия рассматривается политические, экономические и культурные взаимоотношения России со странами Северной Европы (Дания, Швеция, Финляндия, Норвегия и Исландия) начиная с эпохи раннего Средневековья до начала ХХ-го века.
Пособие предназначено для студентов исторического факультета СПбГУ

 

 

 

 

 

      Филюшкин А. И. Как писать курсовую работу: Методические рекомендации по написанию курсовых и выпускных квалификационных работ бакалавриата по кафедре истории славянских и балканских стран — Санкт-Петербург, 2013. — 32 с.

       Данное пособие разработано с целью упростить работу студентов с первого до последнего курсов над ежегодными учебно-квалификационными работами: курсовыми и выпускными бакалаврскими сочинениями.
     В пособии приводятся план-график работы и основные требования, предъявляемые к сочинению, рекомендации как строить самостоятельную работу, даются образцы оформления отдельных структурных частей, правила и образцы оформления сносок и списков используемой литературы и источников. Особо подчеркнуты особенности подготовки выпускной квалификационной работы.
       Пособие разработано для студентов кафедры Истории славянских и балканских стран Санкт-Петербургского государственного университета.

 

 

 

       Гончарова Т. Н. История французского колониализма: Актуальные проблемы изучения. Часть I: История колониальных империй Франции: Учебное пособие. — Санкт-Петербург, 2013. — 92 с.

      В первой части учебного пособия рассматривается более чем 400-летняя история становления, функционирования и распада двух колониальных империй, которые были созданы Францией в XVII−XVIII и XIX−XX вв. , и включали в себя обширные территории во всех регионах земного шара.
     Учебное пособие предназначено для студентов исторического факультета СПбГУ и содержит контрольные вопросы, хронологию событий и список литературы, которые призваны помочь при написании курсовых работ и подготовке к экзаменам.

 

 

 

 

      Климов О. Ю. История эллинизма: Учебно-методическое пособие. — Санкт-Петербург, 2013. — 28 с.

    Учебно-методическое пособие содержит программу курса «История эллинизма». В нем обозначены основные задачи курса, территориальные границы, изучаемого региона, главные темы, которые студент должен усвоить в рамках курса. Пособие сопровождается списками литературы, источников, электронных ресурсов по теме, вопросами для подготовки к зачету и экзамену, образцами тем докладов, рефератов и курсовых работ по данному учебному курсу.

     Разработано для студентов кафедры Истории Древней Греции и Рима Санкт-Петебрургского государственного университета.

 

 

 

 

      Банников А. В. Формирование ранневизантийской военной системы (IV–V вв.): Учебно-методическое пособие. — СПб., 2013. — 36 с.

      В пособии рассматриваются основные этапы развития римской военной организации и ее дальнейшая эволюция, в результате которой сложилась ранневизантийская военная система.

     Пособие подготовлено для студентов кафедры Истории средних веков Санкт-Петербургского государственного университета. Пособие рассчитано на студентов гуманитарных факультетов университетов.

 

 

 

 

     Дмитриева М. И.Сиенская коммуна в XII–XIV вв.: особенности развития итальянского города в эпоху Средневековья: Учебно-методическое пособие. — СПб., 2013. — 54 с.

     В основе данного пособия находится материал спецкурса, посвященного изучению проблем социально-политического развития Сиены — крупного экономического, политического и культурного центра средневековой Тосканы. Изучение особенностей коммунального устройства Сиены в XII–XIV вв. способствует пониманию общих закономерностей развития итальянских средневековых городов и вместе с тем позволяет судить об уникальности исторического пути самой Сиены.

     Пособие адресовано студентам, специализирующимся по истории Средних веков.

 

 

 

         Кулишова О. В. Античный театр: Учебно-методическое пособие. — Санкт-Петербург, 2013. — 32 с.

        Учебно-методическое пособие по курсу «Античный театр» предназначено для студентов, обучающихся по направлениям «история» и «история искусства», а также специализирующихся по кафедре истории древней Греции и Рима. Кроме того, оно адресуется всем, кто интересуется вопросами античной истории, проблемами рецепции античного наследия в современной европейской культуре. Данное пособие содержит необходимый комплекс методических материалов по учебному курсу: программу, рабочий план, темы докладов и рефератов, вопросы к экзамену/зачету, список рекомендованной литературы и методические указания для самостоятельной работы студентов, а также приложение «Античные авторы о театре».

        Разработано для студентов кафедры Истории Древней Греции и Рима Санкт-Петебрургского государственного университета.

 

 

 

    Портнягина Н. А.История: Методические рекомендации по самостоятельной работе бакалавров по изучению дисциплины. — Санкт-Петербург, 2013. — 116 с.

      Методические рекомендации предназначены для бакалавров СПбГУ, изучающих на 1-м курсе дисциплину «История». Рекомендации составлены в соответствии с программой дисциплины и призваны помочь студентам самостоятельно изучить материал.
   Разработано для студентов кафедры истории для преподавания на естественных и гуманитарных факультетах Санкт-Петербургского государственного университета.

 

 

 

 

    Таирова-Яковлева Т. Г. Методические указания к изучению курсов «Украинское барокко»: Учебно-методическое пособие для студентов кафедры истории народов стран СНГ. — СПб., 2013. — 24 с.

    Учебно-методическое пособие представляет обзор специального курса, разработанного для студентов кафедры истории народов стран СНГ исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

    В приложении представлены программа курса, структура и содержание учебных занятий, список основных источников и литературы, которые помогут при подготовке к контрольным работам, зачетам и экзаменам.

     Рекомендуется для студентов кафедры истории народов стран СНГ Санкт-Петербургского государственного университета, а также гуманитарных факультетов, изучающих общий курс отечественной истории и специальные курсы по истории.

 

 

      Таирова-Яковлева Т. Г. Восточная Европа в Новейшее время: Учебно-методическое пособие. — СПб., 2013. — 24 с.

     Учебно-методическое пособие представляет обзор лекционного курса, разработанного для студентов кафедры истории народов стран СНГ исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

     В приложении представлены программа курса, структура и содержание учебных занятий, список основных источников и литературы, которые помогут при подготовке к контрольным работам, зачетам и экзаменам.

    Рекомендовано для студентов кафедры истории народов стран СНГ Санкт-Петербургского государственного университета, а также гуманитарных факультетов, изучающих курс отечественной истории и специальные курсы по истории.

 

 

 

      Черлёнок Е. А. Археология Кавказа (мезолит, неолит, энеолит): Учебно-методическое пособие. — СПб., 2013. — 54 с.

     В работе излагаются основные факты и гипотезы, связанные с археологией Кавказа периодов мезолита, неолита и энеолита. Издание рассчитано на студентов, археологов, историков и всех интересующихся древней историей Кавказского региона.

     Разработано для студентов кафедры Археологии исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

 

 

 

 

 

     Шауб И. Ю. Римская цивилизация: Учебно-методическое пособие. — Санкт-Петербург, 2013. — 120 с.

     Данное пособие является продолжением комплекса учебно-методических пособий по культуре античной цивилизации (см.: Шауб И.Ю. Греческая цивилизация. СПб., 2010). Оно подготовлено для студентов, специализирующихся по истории культуры, и имеет цель в предельно сжатом виде изложить авторское видение развития цивилизации древнего Рима. Магистральными темами, относящимися к духовной культуре римлян, являются архитектура, изобразительное искусство, литература и пр. Наряду с ними большое внимание автор сосредотачивает на тех ее аспектах, которые в учебной литературе обычно рассматриваются лишь вскользь. Главным образом, это предыстория и ранняя история Рима и его культуры (в первую очередь особенности культуры этрусков и ее роль в становлении римской цивилизации), а также культура Империи (прежде всего, раннее христианство и его значение для формировании культуры Средневековья), особенности религии древних римлян и характерные черты их менталитета.
   Пособие предназначено для студентов кафедры западноевропейской и русской культуры Санкт-Петербургского государственного университета, а также для всех интересующихся историей и культурой Древнего Рима.

Сборники

      Искусство и зритель: Сб. статей / Отв. ред. А. А. Дмитриева, А. С. Ярмош. — СПб., 2013. — (Труды исторического факультета СПбГУ. Том 16). — 325 с. ISSN 2221–9978

     Данный сборник статей знакомит читателя с актуальной проблемой коммуникативных связей в области искусства. Анализируя произведения разных жанров, авторский коллектив рассматривает искусство как социальный феномен, обладающий дидактической, познавательной, суггестивной и эмоциональной функциями. В статьях исследуются такие вопросы, как «Художник и заказчик», «Иллюзионистические приемы в искусстве», «Концепции выставочной и музейной деятельности», «Основные аспекты художественной критики».

     Статьи написаны с привлечением большого круга источников (исторических и архивных материалов, биографий художников, теоретических работ в области эстетики и философии), воссоздающих широкую панораму эволюции искусства и его визуального восприятия. Многие произведения искусства впервые введены в научный оборот.

       Рекомендовано для искусствоведов, историков культуры, студентов вузов гуманитарного профиля и широкого круга читателей.

 

      Российское государство в историческом измерении / Под общ. ред. А. Х. Даудова, С. И. Дудника, И. Д. Осипова. — СПб., 2013. — 224 с. (Труды исторического факультета СПбГУ. Т. 15).

     В данный том вошли материалы международного симпозиума «Философия Российской государственности: История и современность. К 150-летию российской государственности», состоявшегося в Санкт-Петербурге в ноябре 2012 г., он является логическим продолжением издания «Философия Российской государственности: История и современность. К 150-летию российской государственности», вышедшего в 2013 г.

 

 

 

 

 

Источники

      Исократ. Речи. Письма; Малые аттические ораторы. Речи/ Изд. подготовил Э.Д. Фролов. М.: Ладомир, 2013. – 1072 с.

      Книга содержит переводы речей и писем Исократа, а также ряда других древнегреческих ораторов, которых принято именовать малыми аттическими, – Гиперида, Ликурга, Динарха, Эсхина. Публичное красноречие было одним из ярчайших проявлений античной культуры. С особой полнотой оно развилось в культурном центре древней Эллады – Афинах в позднеклассическое время (IV в. до н.э.). Защитники полисной свободы и автономии, Ликург и Гиперид поставили свой талант на службу демократии. Исократ, Эсхин, Динарх оказались в противоположном лагере, тяготевшем к единению под эгидой македонских царей. Речи всех этих ораторов (а некоторые их них впервые переведены на русский) – важный источник для изучения социальной жизни, политической борьбы и общественных настроений в Древней Греции. Вместес тем это – драгоценные памятники античной ораторской прозы.

      В разделе “Дополнения” приводятся жизнеописания малых аттических ораторов.

      Издание снабжено статьей и обширным научным комментарием.

Метки: наука

Рецензия на монографию (образец) — Dissertatus.ru

Рецензия на монографический труд – это сжатый анализ научного исследования. Отчёт содержит перечень объективных недостатков и достоинства проделанной автором работы. Многие задаются вопросом относительно необходимости рецензии. Зачем нужен отзыв на научный труд? Ответ прост – чтобы монографию можно было опубликовать. Для публикации требуется, как минимум, два отзыва.

Если проанализировать ситуацию в научном сообществе России, получится довольно интересная картина. В большинстве случаев в качестве рецензента выступает автор монографии. С одной стороны, это дополнительное бремя, которое и без того отягчает непростые обстоятельства. С другой стороны, никто не знает монографический труд лучше автора. Рассмотрим основные моменты, которые касаются отзыва: как его написать, какой структуры придерживаться, как оформить документ. В конце статьи – примеры готовых рецензий.

Как написать рецензию на монографию

Отчёт на монографию – отзыв с оценкой рецензентом качества научной работы. Научный труд анализируется через формулировку тезисов. Автор рецензии оценивает, насколько качественным является содержанием монографии, соблюдены ли правила оформления труда, насколько новаторским считается изыскание. Если рассматривается работа по российской истории, рецензент обращает внимание на нестандартное выделение этапов конкретных явлений и событий. Автор отзыва должен оценить, насколько исследования соответствуют современным отраслям науки, насколько значима рассматриваемая тема в практическом плане.

У монографии может быть абсолютно любое направление, но отзыв будет иметь идентичную структуру. Она используется при написании отчётов по историческим работам, по экономическим публикациям и другим научным трудам.

Если вам предстоит написать рецензии, возьмите за основу следующий план:

  1. Укажите название монографии, должность и ФИО автора научной работы;
  2. Коротко осветите исследуемый вопрос или проблему;
  3. Проанализируйте, насколько актуальна тема монографической работы;
  4. Оцените результаты, полученные в результате научного исследования;
  5. Уточните, согласована ли монография к публикации в издании;
  6. Укажите свою ученую степень или звание, должность, место работы и ФИО.

Как оформить рецензию на монографию

Отзыв на монографический труд должен составлять 4 000 знаков с пробелами – таково общее правило. Заключительная часть рецензии содержит вывод. Это могут быть рекомендации для публикации материала. Второй вариант – невозможность публикации научного труда. Если рецензент выносит отрицательное решение, он обязан мотивировать своё мнение. Отчёт заверяется печатью и личной подписью.

Если отправить рецензию по электронной почте, вторая сторона получит копию. Есть редакции, которые хотят увидеть оригинал. Придется направить отчёт заказным письмом или лично вручить адресату.

Чтобы написать рецензию, нужно объективно оценить исследовательские изыскания, выявить сильные и слабые стороны научной работы. К достоинствам обычно относят последовательное и логично изложение фактов, сути работы. Положительным моментом является новый подход к решению проблемы. Хорошо, если автор научного труда смог понятно и доступно донести до рецензента содержание научных результатов.

Если разобрать отчёт на монографический труд «Реабилитация как институт российского права», можно выделить некоторые моменты. Рецензент отмечает новаторство в решении проблемы – «Мнение автора в корне меняет методологию систематизации указанных норм…». В отчёте есть фразы, которые подводят к оценке результатов работы – «Результатом рецензируемого исследования явились следующие выводы». Далее идет общее перечисление тех заключений, к которым пришёл автор. Освещение решений проблемы является обязательным.

Образец рецензии на монографию

Предлагаем вашему вниманию пример рецензии на монографический труд .

Рецензия на научный труд должна быть грамотно составленной. Кроме оформления важно соблюсти стилистику. В этом помогут определенные речевые работы:

  1. Суть изыскания заключается в том, что;
  2. Данное исследование – пример глубокого изучения актуальной проблемы;
  3. Автор сформулировал точку зрения;
  4. Работа выполнена на высоком уровне;
  5. Необходимо выделить акценты, расставленные автором;
  6. Автором подробно изучена проблема;
  7. Значимость монографического труда неоспорима.

Образец рецензии на монографию по истории

Скачайте пример рецензии на монографию по истории

Научные публикации по российской истории требуют пристального внимания и проверки фактов. Автор должен изучить много источников литературы, прочитать работы ученых-историков.

Получается, что отзыв написать значительно проще, чем монографический труд. Преимущество на вашей стороне, потому что никто не знает лучше ваше исследование, чем вы сами. Автору известны недостатки и достоинства работы, на которых стоит заострить внимание в рецензии.

Другие монографии


Социально-политические риски в условиях формирования нового мирового 
порядка :  (К 110-летию со дня рождения А. А. Громыко) / Федеральное гос. бюджетное учреждение науки Ин-т Европы Российской акад. наук, Ин-т «Справедливый Мир» ; под ред. Н. Б. Кондратьевой и А. К. Никитина. – М. : ИЕ РАН : Ключ-С, 2019. – 164 с.

ISBN 978-5-98163-137-5

Книга посвящена сравнительному анализу исторических реалий времени, когда у руля отечественной дипломатии был А. А. Громыко (министр иностранных дел СССР в 1957–1985 гг.), и нынешней эпохи перехода к полицентричному миру. Рассмотрен широкий круг проблем, включая роль ООН в системе международных отношений, обеспечение стратегической стабильности, вопросы ближневосточного урегулирования, влияние миграции и религиозного фактора, климатической повестки на партийно-политические процессы и международные отношения, взаимоотношения России и ЕАЭС с ЕС сквозь призму отношений с США и НАТО, перспективы российско-германского сотрудничества.

В книге использованы материалы экспертной сессии, посвященной  110-летию со дня рождения А.А. Громыко, которая состоялась в Государственной Думе 11 апреля 2019 года при поддержке Фракции Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ.

Книга написана понятным языком, сочетающим научность с возможностью восприятия методологических подходов и выводов максимально широкой аудиторией. Она адресована всем, кто интересуется международной жизнью и отечественной внешней политикой.

 

А в т о р ы:
к.э.н. В.Б. Белов, чл.-корр. РАН д.полит.н. Ал.А. Громыко, к.э.н. Д.А. Данилов, А.Ю. Дробинин, А.К. Иванова, к.э.н., доц. Н.Б. Кондратьева, чл.-корр. РАН д.э.н. А.В. Кузнецов, д.и.н. Е.Г. Кутовой, д.полит.н., к.ф.н. Р.Н. Лункин, д.полит.н. И.Ф. Максимычев, С.М. Миронов, к.и.н. А.К. Никитин, д.полит.н. О.Ю. Потемкина, к.э.н. С.А. Рогинко, д.ф.н. А.Л. Романович, к.и.н. Е.П. Тимошенкова, А.В. Чепа, д.и.н. В.Я. Швейцер, д.полит.н. А.И. Шумилин, д.полит.н. А.В. Щипков.
Ответственные редакторы:
к.э.н., доц. Н.Б. Кондратьева, к.и.н. А.К. Никитин
Рецензенты: д.и.н., проф. В.Б. Кувалдин, д.ф.н., проф. В.Н. Шевченко

УДК 327(47:100)(082)

ББК 66.4(2Рос),0я43


© Институт Европы РАН, 2019
© Институт «Справедливый Мир», 2019
© Оформление. Издательство «Ключ-С», 2019

8 хороших книг по теории, истории и философии дизайна • ARTANDHOUSES

Формулировка «теория, история и философия дизайна» может напугать своей тяжеловесностью и вызвать воспоминания о пыльных учебниках из школьной библиотеки, но, к счастью, современные авторы научились по-настоящему увлекательно писать о самых сложных вещах. Мы выбрали восемь книг на русском и английском языках, в которых проблемы современного дизайна и любопытные сведения из его истории изложены доходчиво и легким языком.

Ральф Каплан

«С помощью дизайна. Почему не было замков на дверях ванных комнат в отеле “Людовик XIV” и другие примеры»

Издательство Студии Артемия Лебедева, 2014

Сборник эссе американского публициста и критика Ральфа Каплана написан так, что и увлеченный специалист по дизайну, и совершенно незнакомый с предметом человек прочтут его с одинаковым удовольствием. Книга воспринимается легко благодаря эрудиции и чувству юмора автора: философские рассуждения дополнены историческими анекдотами и конкретными примерами того, как дизайн повседневных вещей определял жизнь людей.


Бруно Мунари

«Фантазия»

Издатель Дмитрий Аронов, 2014

Итальянец Бруно Мунари — редкий пример человека, одинаково талантливого в разных сферах: выдающийся художник и дизайнер, Мунари преуспел и как педагог, писатель и философ. Одна из самых популярных работ мэтра — «Фантазия», книга, в которой автор размышляет о механизмах творческого мышления и исследует возможности человеческой фантазии.


Деян Суджич

«Язык вещей»

Strelka Press, 2015

Директор лондонского музея дизайна Деян Суджич верит, что предметы, которые мы так или иначе выбираем, не бессловесны; напротив, каждый из них «говорит» с нами на своем языке и передает послания, зашифрованные дизайнерами, ремесленниками и промышленными производителями. Умение разгадать эти послания и сделать осознанный выбор — важный навык, необходимый любому человеку, которому не безразличен окружающий его предметный мир. Суджич пишет о «языке вещей» остроумно, вдумчиво и самокритично, не настаивая на собственной точке зрения, но предоставляя читателям возможность делать собственные выводы.


Адриан Форти

«Объекты желания»

Издательство Студии Артемия Лебедева, 2013

Трезвая и ироничная работа британского критика и преподавателя Адриана Форти рассказывает о том, как деловые интересы предприятий, принципы промышленного процесса и выгода продавцов влияют на облик предметов. Оставляя за скобками креативность дизайнера и его творческие порывы, Форти детально разбирает процесс формирования дизайна той или иной вещи в экономическом и социальном контексте.


Билл Брайсон

«Краткая история быта и частной жизни»

Neoclassic, АСТ, 2014

Книга Билла Брайсона — редкий пример научно-популярной работы, которая содержит огромное количество сведений из истории архитектуры, прикладного искусства, промышленного дизайна и этнографии и при этом читается как приключенческий роман. Автор умело выбирает самые интересные и показательные события из истории человеческого жилища и быта и рассказывает о них живым языком, рисуя точные портреты своих героев: архитекторов, меценатов, инженеров, производителей и изобретателей.


«Made in Russia. Unsung Icons of Soviet Design» 

Edited by Michael Idov

Rizzoli, 2011

Сборник эссе, изданный семь лет назад под редакцией писателя Михаила Идова, ориентирован на англоязычную публику, но и русскому читателю, для которого авоська, спутник и граненый стакан не являются невиданной экзотикой, он может показаться интересным. Короткие статьи, посвященные истории советских хитов дизайна и их социокультурному контексту, не просто познавательны — в них много человеческих эмоций: иронии, ностальгии и гордости.


Penny Sparke

«As Long as It’s Pink: The Sexual Politics of Taste»

Press of the Nova Scotia College of Art & Design, 2011

Любопытное исследование британского критика и историка дизайна Пенни Спарк посвящено гендерным стереотипам в дизайне. Она рассуждает о таких устоявшихся понятиях, как «мужской» (темный, холодный, минималистский) и «женский» (уютный, богато декорированный) интерьер, вспоминает случаи, когда предметы быта задумывались как ориентированные на тот или иной пол и навязывали определенные роли и мужчинам, и женщинам. Книга интересна не только с точки зрения истории дизайна и гендерной истории, но и как необычный взгляд на развитие культуры быта последних двух веков.


Mateo Kries, Jochen Eisenbrand

«Atlas of Furniture Design»

Vitra Design Museum, 2018

Невозможно изучать историю дизайна, не имея под рукой хорошего альбома-энциклопедии, посвященного конкретным предметам, знаковым для своего времени. Из огромного разнообразия подобных книг мы решили выбрать новинку, которая пока только готовится к выпуску: тысячестраничный атлас мебельного дизайна, составленный директором музея дизайна Vitra Матео Крисом в соавторстве с Йохеном Айзенбрандом. В анонсе к атласу говорится, что он содержит сведения о 1700 предметах, созданных 280 дизайнерами и выпущенных 130 предприятиями в последние 200 лет. Книга выйдет в феврале 2018 года, но уже доступна для предзаказа на сайте Amazon.

Как разобраться в истории России • Arzamas

Что нужно знать о допетровской Руси, где читать летописи, какая книга, рассчитанная на массового читателя, может стать настольным учебником? Arzamas составил список книг и сайтов, с помощью которых можно погрузиться в историю России

Игорь Данилевский. Древняя Русь глазами современников и потомков

(IX–XII вв.). М., 1998.
Игорь Данилевский. Русские земли глазами современников и потомков (XII–XIV вв.). М., 2001.

Профессор Школы исторических наук Высшей школы экономики, доктор исторических наук Игорь Николаевич Данилевский назвал свое учебное пособие по истории русских земель не учебником, а курсом лекций. Это позволило автору обойтись без подробного пересказа событийной истории, но построить рассказ вокруг проблемных мест — вопросов, на которые историки дают разные ответы, не только исходя из данных, имеющихся в их распоряжении, но и из собственных представлений о том, как следует читать источники, а иногда и из своих мировоззренческих установок. Зачем все это понимать, почему нельзя обойтись рассказом о событиях, о которых нам уже вроде бы достоверно известно, Данилевский поясняет, например, во введении ко второй книге.

«Вряд ли нас волнует тот факт, что однажды, около 227 000 средних солнечных суток назад, приблизительно на пересечении 54 с. ш. и 38 в. д., на сравнительно небольшом участке земли (ок. 9,5 км²), ограниченном с двух сторон реками, собралось несколько тысяч представителей биологического вида Homo sapiens, которые в течение нескольких часов при помощи различных приспособлений уничтожали друг друга. Затем оставшиеся в живых разошлись: одна группа отправилась на юг, а другая — на север…
Между тем именно это и происходило по большому счету на самом деле, объективно на Куликовом поле…
Нет, нас интересует совсем иное. Гораздо важнее, кем себя считали эти самые представители, как они представляли свои сообщества, из-за чего и почему они пытались истребить друг друга, как они оценивали результаты происшедшего акта самоуничтожения и тому подобные вопросы. Так что нас, скорее, волнует то, что происходило в их головах, а не то, что происходило „на самом деле“…
<…>
Именно поэтому заявление, что автор намеревается написать историю так, как она происходила в действительности, не более чем искреннее заблуждение того или иного автора либо намеренное введение в заблуждение читателя. Необходимо достаточно строгое разделение наших представлений о том, что и как происходило в прошлом, от того, как все это представлялось современникам».

Игорь Данилевский

Настоящие лекции — попытка разобраться, что стоит за теми или иными интерпретациями, и поиск пути к пониманию того, что именно хотел сообщить автор (или редактор) источника и почему выбрал для этого именно те слова, которые мы теперь читаем.

«Приступая к работе еще над курсом лекций по истории Древней Руси, я прежде всего должен был ответить для себя на вопрос: о чем будет эта книга? О моих представлениях о Древней Руси? О том, как сами древнерусские жители представляли себе свою жизнь? Или же как эту жизнь представлял себе тот или иной историк? И если я изберу последний подход, каким критериям будет подчинена селекция взглядов, нашедших отражение в море исторических (или претендующих на то, чтобы называться историческими) сочинений?
Задавшись такими вопросами, очень скоро убеждаешься, что единственным сколько-нибудь оправданным путем в этих условиях будет простое сопоставление всех трех точек (точнее, групп некоторого множества точек) зрения. Только так можно осознать, чего стоят наши знания о прошлом, получить реальный масштаб приближения современного человека к тому, как это было на самом деле».

Игорь Данилевский

Прочитав это, можно подумать, что два курса лекций могут быть интересны специалистам, которым есть дело до мелких разночтений и противоречий. В действительности в истории Руси IX–XIV веков практически нет важных положений, которые не вызывали бы споров и сомнений, так что читатель двух этих книг получает представление о самых разных аспектах жизни Киевской Руси и Руси так называемого удельного периода: что такое дружина и кого летописцы называют «варягами», что делали участники вече, кто и как облагался данью, была ли Киевская Русь государством (и что вообще это значит), какой была роль церкви в удельный период, как летописцы воспринимали нашествие татар, что известно о славянском языческом пантеоне, как устроен русский православный храм, был ли Александр Невский героем или изменником и прочее, — но представление осознанное: понимание, откуда берется то или иное положение, дает возможность сформировать свое к нему отношение, а не просто принять его на веру.


Марк Алешковский. Повесть временных лет: судьба литературного произведения в Древней Руси. М., 1971.

Многим наверняка покажется знакомым стандартное оформление обложки этой книги, разработанное в свое время издательством «Наука» для публикации популярной литературы: издания этой серии были характерным атрибутом советского интеллигентского досуга. Вышедшая в 1971 году работа известного археолога Марка Хаимовича Алешковского представляет собой краткое изложение оригинальных взглядов автора на начальные этапы истории русского летописания. Несмотря на сложность темы, книга написана в максимально доступном стиле (и этим, чего греха таить, выгодно отличается от большинства увесистых «летописеведческих» сочинений). Так что проследить за развитием мысли сможет даже незнакомый с древнерусской проблематикой человек.

Авторские рассуждения начинаются с вопроса о том, когда была закончена последняя версия Повести временных лет. Затем, отталкиваясь от противоречий, имеющихся в этой самой поздней версии важнейшего летописного сочинения домонгольской поры, автор разграничивает вставки редактора и первоначальный текст Нестора, а затем, сделав ряд любопытных наблюдений об истории древнерусской исторической книжности, ставит вопрос об источниках Нестора — о тех устных рассказах и письменных сочинениях, на которые печерский летописец конца XI — начала XII века непременно должен был опираться в своем масштабном по историческому охвату труде. Двигаться против течения времени естественно для археолога, ведь по очевидным причинам первыми ему попадаются самые поздние слои. Но такое же обратное хронологии развитие мысли естественно и для филологических исследований русской средневековой литературы: ведь если древние произведения доходят до нас по большей части в составе поздних переработок, то сначала приходится снимать напластования более близких к нам эпох, а только потом приниматься за настоящий древний текст. Иначе говоря, уже самим своим построением книга наглядно демонстрирует читателю, как работают исследователи Древней Руси.

Не все положения, высказанные автором в начале 1970-х годов, однозначно принимаются современной наукой. Некоторые мысли Марка Алешковского явно не прошли проверку временем, другие, например идея о ежегодном пополнении летописи новыми известиями, активно обсуждаются и сейчас. Но в любом случае, благодаря живой, неофициальной тональности, книга позволяет читателю проникнуть в мастерскую историка, причаститься не только эпохальным достижениям, но и духу исследовательской работы над Повестью временных лет.


Валентин Янин. «Я послал тебе бересту…» / послесловие Андрея Зализняка. М., 1998.

Первая берестяная грамота была обнаружена в Новгороде 26 июля 1951 года, а на сегодня известно более тысячи разнообразных писем на бересте. В большинстве своем берестяные грамоты очень лаконичны, и в то же время эти краткие деловые заметки позволяют исследователям представить себе повседневную жизнь русского средневекового города, узнать о радостях и тревогах рядового человека Древней Руси, познакомиться с разговорным древнерусским языком, не испытавшим «облагораживающего» воздействия церковнославянской книжной нормы. Значение берестяных грамот как исторического и лингвистического источника трудно переоценить.

Книга известного отечественного историка и археолога, многолетнего руководителя Новгородской археологической экспедиции Валентина Лаврентьевича Янина впервые увидела свет в 1965 году и с тех пор дважды существенно пополнялась с учетом новых находок (а они случаются каждый год). Ученый начинает с того, что знакомит читателя с общей атмосферой археологических раскопок в средневековом Новгороде, объясняя попутно, как образуется культурный слой и как по глубине залегания определяют приблизительную дату создания объекта. Далее, когда базовые «секреты ремесла» уже раскрыты, можно переходить к конкретике — отдельным авторам и адресатам сохранившихся берестяных писем. Перед читателем возникают фигуры мальчика Онфима с его школьными друзьями и влиятельных бояр Мишиничей, знаменитого иконописца Олисея Гречина и неизвестной влюбленной женщины XI века. При этом Янин не преподносит существующие интерпретации берестяных грамот как готовое знание, а знакомит свою аудиторию со всеми этапами истолкования очередной «записочки» — от обнаружения и первоначального прочтения до длительного, по сути, детективного поиска точек пересечения с уже известными документами на бересте, пергамене и бумаге. В итоге читатель получает возможность вместе с учеными прочувствовать и отчаяние, когда текст остается непонятым, и сопровождающий открытия исследовательский азарт.

Отдельного внимания заслуживает послесловие Андрея Анатольевича Зализняка, посвященное тому, как берестяные грамоты изучают лингвисты. На ряде предельно наглядных примеров Зализняк объясняет, в чем значение грамот на бересте как лингвистического источника, какие проблемы приходится решать при переводе берестяных грамот на современный русский язык и в чем примечательные особенности древненовгородского диалекта, занимавшего особое положение среди диалектов древнерусского языка.

Естественно, популярная книга не заменит знакомства с профессиональной литературой по берестяным грамотам — многотомным сводом «Новгородские грамоты на бересте» и двумя изданиями «Древненовгородского диалекта» Андрея Зализняка. Кроме того, совершенно необходимо посетить сайт «Древнерусские берестяные грамоты» — полную базу данных, включающую фотографии, прориси и транскрипции большинства известных на сегодня берестяных грамот, а также большой массив ссылок на специальную исследовательскую литературу. Однако для первоначального знакомства с темой книга Янина подходит.


Джон Феннел. Кризис средневековой Руси 1200–1304. М., 1989.

Британский историк, крупнейший специалист в области славистики, профессор Оксфордского университета Джон Феннел взялся за это исследование (первое издание вышло в 1983 году), чтобы восполнить для западного читателя пробел в области русской истории XIII века: на европейских языках до него не было монографий, посвященных указанному периоду. Между тем XIII век был ознаменован первым походом на Русь татаро‑монголов, установлением ига, падением Киева, столкновениями с набиравшим силу Ливонским орденом и проявлявшими интерес к восточным землям немцами (Невская битва и сражение на Чудском озере). Под «кризисом», вынесенным в заглавие, историк понимает постепенный упадок княжеской власти, повлекший за собой распад Древнерусского государства и поражение в борьбе с монголами.

В своих исследованиях Феннел опирается на летописи, стараясь отделить привнесенное летописцем и поздними редакторами личное отношение — и, кажется, ему удается сохранить беспристрастный взгляд. В частности, это позволяет историку поставить под сомнение некоторые прежде общепринятые в историографии точки зрения, например о значении Ледового побоища и — шире — личности Александра Невского. Фигуру Невского Феннел считает несколько переоцененной, а его отношения с татарами — чуть ли не откровенно компрадорскими.

«Но была ли эта победа столь великой? Явилась ли она поворотным моментом в русской истории? Или это просто митрополит Кирилл или кто-то другой, написавший Житие, раздул значение победы Александра, чтобы скрасить в глазах своих современников последовавшее раболепствование Александра перед татарами? Как обычно, источники того времени не помогают ответить на такого рода вопросы. Наиболее полное описание битвы содержится в Новгородской первой летописи; что касается отражения этого эпизода в летописи Суздальской земли, то в ней не сохранилось никаких фрагментов из личных великокняжеских хроник Александра, а значение всего события приуменьшено, причем настолько, что героем оказывается не Александр, а его брат Андрей. <…> О масштабах сражения мы можем судить, только анализируя приводимые сведения о потерях, на этот раз — со стороны противника: Новгородская первая летопись сообщает, что „паде чюди (эстонцев) бещисла, а немець 400, а 50 руками яша (взято в плен)“. Если летописец считает этих 450 человек рыцарями, тогда приводимая цифра является, несомненно, крупным преувеличением, поскольку в то время, когда произошло сражение, два ордена имели чуть больше ста рыцарей и, вероятно, многие из них, если не большинство, сражались в этот момент с другими врагами в Курляндии под началом ландмейстера ливонского Дитриха фон Грюнингена. Во всяком случае, древнейший и наиболее оригинальный западный источник, Ливонская рифмованная хроника, написанная в последнем десятилетии XIII века, сообщает, что только двадцать рыцарей погибло и шестеро попали в плен. Свидетельство Ливонской хроники не дает оснований считать это военное столкновение крупным сражением, даже если принять во внимание стремление автора к стыдливому приуменьшению потерь своей стороны».

Джон Феннел


Ирина Карацуба, Игорь Курукин, Никита Соколов. Выбирая свою историю. Развилки на пути России: от Рюриковичей до олигархов. М., 2014.

Книга разбита на главы, соответствующие поворотным моментам в русской истории: принятие христианства, введение опричнины, победа народного ополчения во времена Смуты, петровские реформы, восстание декабристов и так далее. В каждой из этих точек, по мнению авторов, Россия делала свой выбор. Если отвлечься от поставленных авторами вопроса «А как могло быть иначе?», то работа Карацубы — Курукина — Соколова заключается в тотальной ревизии истории России и связанных с ней распространенных заблуждений. Ледовое побоище было локальным и малозначимым сражением, московские князья первое время дружили с Ордой против своих соседей, еще Александр I собирался отменить крепостное право — все это не новость и не сенсационные открытия, но лишний раз напомнить об этом стоит. Дело в том, что история России, набухшая от официальных концепций, документальных фильмов на федеральных каналах и многочисленных перепрочтений, требует аккуратной работы, основанной не на открытиях и закреплениях, а на внимательной работе с источниками — чего в книге как раз предостаточно.

При этом книга определенно рассчитана на массового читателя: легко и местами остроумно написанная, она, несмотря на некоторую свою ангажированность (Россия регулярно выбирает из всех путей худший), может служить настольным учебником по истории.


Издания древнерусской литературы Портрет Николая Ивановича Новикова. Картина Дмитрия Левицкого. 1797 год © Wikimedia Commons

Издавать древнерусскую литературу начали еще в XVIII веке — в частности, свой вклад в это дело внес известный просветитель екатерининского времени Николай Иванович Новиков. Удивительно плодотворным для публикации древнерусской письменности оказалось суровое к наукам и музам царствование Николая I, когда появилось сразу несколько многотомных изданий исторических источников — и, что особенно важно в контексте данного курса, появились первые тома Полного собрания русских летописей, издание которого продолжается по сей день.

В каждом томе Полного собрания публикуется текст одной летописи, сопровождающийся предисловием, специализированным археографическим аппаратом, представляющим особенности рукописи, и, если летопись известна в нескольких копиях-списках, разночтения, а также одним или несколькими указателями. Некоторые особо пространные памятники летописания (Никоновская летопись) могут занимать несколько томов.

Значительная часть Полного собрания русских летописей отсканирована и выложена в интернет. Однако необходимо предостеречь неподготовленного энтузиаста, желающего напрямую приобщиться к источнику знаний: тексты публикуются как есть, без перевода и практически без адаптации, в лучшем случае — со знаками препинания по современной норме. Запутать могут даже названия летописей, сложившиеся стихийно и не имеющие никакой внутренней логики: скажем, если летописи имеют номера (Софийская I, Псковская II и т. д.), то номера эти присваиваются не в порядке того, как летописи возникали, а в порядке того, как их обнаруживали или публиковали, поэтому Новгородская IV летопись древнее и Новгородской II, и Новгородской III… Разобраться без специальной подготовки практически невозможно. Тем, кто все-таки дерзнет, может помочь страница, на которой сотрудники Института русского языка имени В. В. Виноградова выложили ряд важнейших лингвистических справочников, в том числе «Материалы для Словаря древнерусского языка» Измаила Срезневского и Словарь русского языка XI–XVII веков.

Иного рода серия «Библиотека литературы Древней Руси», электронная версия которой доступна на сайте Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. Первое издание этой серии (выходившей тогда под названием «Памятники литературы Древней Руси») увидело свет в 1976–1994 годах, а первый том второго издания вышел в 1997 году. Основатели серии (а ее главным редактором был Дмитрий Сергеевич Лихачев) ставили перед собой задачу познакомить с литературным наследием допетровской эпохи максимально широкие читательские круги. Поэтому все публикуемые тексты (и в том числе тексты летописей) сопровождаются переводом на современный русский язык и примечаниями, раскрывающими смысл малоизвестных исторических деталей и темных мест. Первое издание серии несет на себе отпечаток позднесоветской эпохи как в том, что касается отбора произведений, так и в содержании комментариев, практически игнорирующих религиозную символику и аллюзии на Священное Писание. Однако эти недостатки были исправлены во втором издании, которое дает весьма подробную картину литературной жизни XI–XVII веков.  

10 лучших книг об искусстве

Мы попросили куратора отдела искусства «Подписных изданий» Максима Мамлыгу рассказать как на духу о самых изысканных и информативных книгах, поступивших в его ведомство в 2020. Максим пообещал быть с нами абсолютно откровенным.


Максим зачитывает горожанам избранные места газеты «Книги у моря». Коллаж Юли Мартыненко

Всё указывало на то, что 2020 год станет для искусствоведческого книгоиздания не просто блестящим, но (не побоимся этого слова) прорывным. Увы, пандемия внесла свои коррективы. В новых сложных условиях читатели выбирали уютное и знакомое, а издатели были вынуждены сделать ставку на те проекты, которые точно придутся по вкусу аудитории. 

На практике это значит, что никаких крупных поворотных событий и новых трендов не случилось. Зато наметившиеся уже в прошлом году тенденции были охотно и с большим успехом подхвачены издателями. И на самом деле, это чертовски хорошо. Потому что для нас, читателей, это в первую очередь означает возможность глубже погрузиться в темы, с которыми в прошлом году мы только начали знакомиться. Из всех новинок, вышедших в этих специфических условиях, я выбрал десять самых ярких.


Елена Мурина «Об искусстве и искусствознании» 

Издательство им. Новикова


Елена Мурина – воистину живая легенда искусствоведения, сейчас ей 95, свою первую монографию она написала 68 лет назад. По предложению издательства им. Новикова она отредактировала свою старую работу, в которой она полемизировала с официальной советской теорией соцреалистического синтеза искусств, добавила к ней ряд важных статей о французских импрессионистах и постимпрессионистах, а также о российских художниках, в том числе — ранее не оконченную статью о Фаворском. Так получился новый том прекрасной серии «Об искусстве и искусствознании».

Немаловажное достоинство этого издания — предисловие: в нем Мурина на почти сотне страниц рассказывает историю своей жизни – от участия в школьном конкурсе, приуроченном к столетней годовщине гибели Пушкина, в 1937-м и знакомства через маму с архитекторами-конструктивистами до плодотворной, но трудной работы советского искусствоведа. Большой интерес представляют истории Муриной о семье — о муже, великом исследователе авангарда Дмитрии Сарабьянове, и сыновьях, тоже значительных искусствоведах. Памяти одного из сыновей она и посвятила эту книгу. 

Купить книгу

Мари Дарьесек «Быть здесь — уже чудо»

No Kidding Press


О книге Дарьесек в этом году уже много писали, но еще один раз не будет лишним. Это биография художницы круга Ворпсведе, работавшей в манере раннего экспрессионизма и умершей в достаточно молодом возрасте. Паола хотела самостоятельности, независимости – в своей живописи, в финансах, в личной жизни — и для своего времени добилась внушительных результатов. Среди ее работ чаще всего упоминают знаменитый автопортрет — первый обнаженный женский автопортрет в истории живописи: по тем временам это была невиданная дерзость, ломающая представления и о задачах, и о возможностях живописи, и о роли женщины в обществе. 

«Быть здесь — уже чудо» восполняет еще один пробел в том, что мы называем «женским каноном». Она рассказывает о важной для искусства того времени фигуре, впоследствии позабытой и отошедшей на второй план, затерявшейся среди современников-мужчин, априори более успешных. Надо сказать, что авторка книги специально отказалась от формата академической биографии — для того, чтобы передать дух времени, атмосферу, в которой жила Паола, дать представление о ее человеческих и профессиональных качествах. Получилось печально и поэтично.

Купить книгу


Джонатан Джонс «Британское искусство от Хогарта до Бэнкси»

Слово


В «большой истории» мирового искусства позиции Британии чуть более устойчивы, чем позиции России, но все же опыт двух стран довольно схож: и британцы, и русские традиционно считают себя особенными, на страницах книг об искусстве мелькают нечасто, а появляются избранно – славятся несколькими яркими периодами (вспомните иконопись и авангард), тем не менее в обеих странах в период имперского возвышения были прилежно написаны национальные истории искусств. 

Наверное, российский читатель, листая «Британское искусство от Хогарта до Бэнкси», испытает примерно такие же ощущения, какие возникли бы у британца, знакомящегося с русским искусством: «Ничего себе, сколько всего, оказывается, до нас не дошло!» В книге Джонса уже, разумеется, приглушена концепция национального превосходства, дискредитированная в XX веке, зато тут есть хроника совершенствования культурного производства, анализ радикальной перемены британского вкуса и, конечно, история успеха. Теперь хотелось бы, чтобы на английском появилась подобная книга о русском искусстве. 

Купить книгу

Вера Лебедева «Искусство на все времена»

Буксмарт

Мы еще долго будем выбираться из-под обломков культурных иерархий, но уже сейчас совершенно очевидно: если вы злонамеренно пренебрегали декоративно-прикладными искусствами, потому что кто-то когда-то сказал, мол в системе искусств они стоят ниже живописи или архитектуры, — пора подтягивать свое образование. 

Книга Веры Лебедевой – отличное в этом подспорье. Она с любовью рассказывает о керамике, стекле, металле, мебели и многом другом, полностью признавая самоценность каждого из этих направлений. Эволюционный подход она сочетает со множеством интересных историй – и это безусловное достоинство книги. 

Купить книгу

Christo and Jeanne-Claude

Taschen

Сейчас кажется, что издательство Taschen было всегда, но это не так – в этом году ему исполнилось всего лишь сорок лет. В качестве напоминания об этой знаменательной дате была выпущена юбилейная серия 40th Anniversary в твердой обложке и новом формате — чуть больше, чем привычная серия Bibliotheca Universalis. В обновленной верстке выходят и многолетние хиты, и новые книги. В числе счастливчиков — альбом о Кристо и Жан-Клод (тех самых, что зачехлили рейхстаг), ключевых фигурах ленд-арта. Издание смело можно назвать дополненным: в связи со смертью Кристо текст книги был обновлен.

В альбоме есть все, о чем можно мечтать: внушительный справочный аппарат, очерк жизни и творчества, анализ ключевых работ, уникальный фотографический и эскизный материал. И конечно, любимая нами «ташеновская» полиграфия, как обычно, на высоте. К сожалению, только на английском языке. 

Купить книгу

Ричард Шехнер «Теория перформанса»

V-A-C press

Последнее десятилетие экспансивная и очень любимая нами издательская программа Ad Marginem и музея Garage как будто бы заполнила основные пробелы в литературе о современном искусстве на русском языке. Впрочем, чтобы убедиться в ошибочности этого впечатления, достаточно заглянуть в библиографию монументального «Искусства с 1900 года». 

V-A-C press, которые всегда издавали немного, очень избирательно и всегда точно, в последнее время наращивают темпы и того и глядишь, догонят своих коллег. Одной из важных новинок издательства стала «Теория перформанса», ключевая для изучения этой арт-практики работа, исследующая перформативное искусство с точки зрения антропологии, истории и т.д. Сейчас, когда перформанс становится все более привычным явлением (хотя в арт-тусовке это слово давненько вызывает зевок и не ощущается новым), таких книг сильно не хватает. Книга Шехнера — достойное попадание в цель. Браво, V-A-C!

В связи с д-и-к-о-й популярностью книга успела закончиться в магазине — но после Нового года обязательно будет вновь!

Фрэнк Уитфорд «Баухаус»

Ad Marginem


Удивительно, но юбилейная дата – столетие баухауса – не была замечена российскими книгоиздателями, несмотря на то, что в Европе и Америке был прямо-таки вал исследований и популярных книг. Российские фанаты знакового художественного объединения были огорчены (благо, их несть числа), и тут Ad Marginem преподнес им большой подарок, позволяющий нашему книжному рынку спасти лицо.

Перед нами одна из лучших обзорных книг, этакий путеводитель-энциклопедия по течению, действительно изменившему дизайн, архитектуру и характер декоративно-прикладных искусств в Европе и Америке (в России были свои авангардные академии – но помимо двух книг о ГАХНе и одной о ВХУТЕМАСе – где книги о них? Ау! А памятные даты либо проходят, либо близятся. Впору заводить издательский календарь и делать ставки – будет ли что-то). Остается надеяться, что это хорошо структурированное издание станет первым из многих, ведь в 1984 исследования не закончились, с тех пор появились новые данные – о роли женщин-художниц в этой школе, например. 

Купить книгу


Михаил Ямпольский «Ловушка для льва»

Сеанс


Стоит приготовиться к чистому удовольствию. На примерах из литературы, живописи, философии Ямпольский рассказывает о поиске модернисткой формы. Его герои – Пикассо и Бэкон, Беньямин и Ауэрбах, Панофский и Пунин, Ван Гог и Мане, Музиль и Твардовский. 

Ракурс Ямпольского, неожиданный и любопытный, отражает его давнее стремление к альтернативным методам мышления и анализа, отличным от мейнстримовых, инерционных. Подзаголовок – «Модернистская форма как способ мышления без понятий и “больших идей”» — исчерпывающе раскрывает авторский замысел. Впрочем, особенно интересно следить, как мысль Ямпольского развивается от главы к главе с почти еретическим пафосом и увлечением. 

Купить книгу

Патрик Бейти «Анатомия цвета»

Манн, Иванов и Фербер


На русском языке выходит ужасающе мало книг о дизайне интерьера (посмотрите книжные обзоры Elle Decoration – на глаза навернется слеза): такие издания должны быть снабжены качественными фотографиями, иллюстрациями и репродукциями, а это очень дорого в производстве. Так как границы аудитории этих книг еще не очень ясны, на эксперименты решаются нечасто. Их позволяют себе только МИФ и КоЛибри, которые могут похвастаться определенными успехами в этой области. Эта книга – один из самых радикальных опытов в уходящем году. 

Только представьте: перед вами толстенный переводной том, состоящий практически целиком из цветовых раскладок, наглядно демонстрирующих, как (преимущественно) в Европе и Америке с середины XVII до середины XX века в интерьере использовали цвет – и даже если вы не являетесь профессиональным дизайнером, это жуть как залипательно. Исследовательские статьи, показывающие эволюцию отношения к цвету, его уточнение и усложнение, на протяжении трехсот лет, – настоящее приключение. 

Купить книгу

Джеймс Гордон «Конструкции. Почему они стоят и почему разваливаются»

Издательство Артемия Лебедева


Конструктор (профессия), конструкторское бюро (подразделение, где работают конструкторы) – понятия, от которых отдает чем-то советским, не правда ли? Последние годы массового увлечения архитектурой исследователи сосредотачивались больше на экстерьере и городской ткани, но – будем честны – не на конструктивной стороне, понимание которой требует специального образования или, по крайней мере, очень много свободного времени. 

Если вы стыдливо обходили обсуждение конструкций в светских беседах об очередном здании бюро Захи Хадид – самое время почитать Гордона. Эта книга – начало начал, популярный рассказ о типах конструкций и о том, как они работают, шанс понять физику архитектуры и не только. Студия Лебедева постаралась над этим изданием – вышло здорово.

Купить книгу

Текст — Максим Мамлыга

Рекомендации по исторической монографии – рекомендации по исторической книге

Одаренные книжные черви позднего подросткового возраста пожирают мою личную историческую библиотеку. Помогите мне их накормить. (подробности внутри)


Я преподаю пару классов AP в местной школе и поддерживаю небольшую библиотеку, где я могу брать напрокат классную библиотеку, состоящую в основном из моих старых монографий для студентов и аспирантов, но с небольшим успехом. В этом году пара невероятно, смехотворно одаренных юниоров, которые в прошлом году внесли большой вклад в историю моего AP World Class и начали поглощать значительную часть библиотеки.Это пассивно поощряет других студентов проявлять интерес к серьезным историческим трудам …

Это хорошая задача! Но по мере приближения конца семестра они уже выходят за рамки того, где их интересы и мои исследования совпадают. Также: Я не участвую в академической игре вот уже почти 15 лет, и у меня * явно * не было времени, чтобы быть в курсе самой последней стипендии.

Итак, меня интересуют рекомендации, особенно о самой последней стипендии.Для моих собственных целей – лично и с педагогической – меня больше интересуют историографически значимые тексты, чем популярная история: особые похвалы за рекомендации, которые являются основополагающими текстами или которые определяют или переопределяют область.

Основное внимание уделяется истории Америки, хотя это могло быть следствием моего давнего интереса к США. Особенно популярны холодная война и послевоенное общество, а также более современные работы о Второй мировой войне, в которых основное внимание уделяется расовым, социальным, политическим и экономическим аспектам конфликта.Кроме того, американское рабство – это тема, о которой все мои ученики хотят узнать больше.

Однако это далеко не единственные категории, по которым я ищу информацию. Джексоновская Америка и (что удивительно) экономическая и промышленная история – особый интерес одного из них. Кроме того, все о ранней Римской республике было бы оценено по достоинству.

Опять же, не исчерпывающий список! Не стесняйтесь забрасывать широкую сеть, но некоторые другие концентрации, к которым они продемонстрировали анти-интерес: Германия 20-го века и нацистская идеология; Ранняя современная и современная Япония; History of Telecommunications

Я включу список того, что они уже прочитали, так как это может служить иллюстрацией того, что им интересно, и уровня, на котором они читают.

1. Письма об Армагеддоне
2. Мертвая рука
3. Командование и управление
4. 1812 г. (Историческая фантастика)
5. Американское рабство, американская свобода
6. Многие тысячи ушли
7. Рыночная революция (продавцы)
8. Говорить правду об истории (Эпплби и др.)
9. Свобода и сила
10. MITI – Японское экономическое чудо (Чалмерс Джонсон)
11. Самая лучшая война
12. Конец культуры победы
13.Дорога домой: американские семьи в холодной войне
14. Война без пощады (Вдовец)
15. Джаз, рок и повстанцы
16. Читатель конфедератов и неоконфедератов (Лоуэн)
17. Параноидальный стиль в американской политике
18. Холодная война: новая история
19. IBM и Холокост (черный)

Это все, что я мог вспомнить с первого взгляда.

Роль исторических монографий – Активная история

На недавнем семинаре в Лондоне я разговаривал с другим аспирантом о важности истории как академической дисциплины.Он считал, что весь академический мир – это фарс: профессора проводят слишком мало времени в классе, создавая книги, которые никто не читал, за переплаченные и, по сути, бесполезные траты. Помимо моего первоначального замешательства по поводу того, что коллега, аспирант-историк, будет иметь такое низкое уважение к своей профессии и сверстникам, я думаю, что это резкая критика, с которой нужно иметь дело. Это перекликается с недавней дискуссией, начатой ​​Маргарет Венте в Globe and Mail о ленивых профессорах и опровергнутой Клиффордом Орвином.

Обсуждение преподавания разыгралось между Венте и Орвином, и я считаю его важным. Но еще один важный вопрос – это роль исторических монографий.

Самая большая критика заключается в том, что многие монографии мало читаются и недоступны. В некотором смысле это правда. Частично использование ActiveHistory.ca, например, состоит в том, чтобы брать исследования и анализ этих академических работ и превращать их в легко усваиваемые фрагменты для общественного потребления. В академических изданиях тиражи невелики, некоторые попадают в книжные магазины, остальные – в университетские библиотеки.Немногие попадают в большинство глав / Индиго, например, хотя недавним работам Стива Пенфолда и Брайана Палмера определенно было довольно много места на полках. Between the Lines Press также проделала впечатляющую работу по маркетингу академических книг на массовый рынок (поздравляем Иэна Маккея, которого чуть больше недели назад генерал-губернатор наградил!).

Но информация распространяется в публичную сферу другими способами. Думаю, лучший пример – университетская лекция.На самом деле только после моих всесторонних экзаменов я по-настоящему осознал, какая часть списка сфер деятельности нашла свое отражение в различных лекциях, сведенных в легко усваиваемые фрагменты для студентов первого года обучения, или трех курсов специальностей по трудовым исследованиям, или отличники. Это формирующий опыт для многих из этих студентов, и они несут эту информацию в более широкий мир. Без этого богатства подробных, хорошо изученных материалов опыт преподавания в университетах был бы гораздо хуже.

Они также помогают информировать популярные сочинения. Под этим я подразумеваю не просто популярные истории, которые быстро приходят в голову, такие как недавние биографии Джона А. Макдональда или непрекращающийся поток военной истории, но и мир канадской литературы. Как бы выглядела картина Ондатье «В шкуре льва» без работы Иэна Рэдфорта о финских бушворк, просто чтобы назвать один довольно известный пример?

Конечно, академическим издателям требуется помощь со стороны федерального правительства для выпуска многих монографий.Художники получают финансирование от различных уровней правительства, как и большинство культурных мероприятий. Споры о роли государства в поддержке различных начинаний гораздо шире, и я думаю, что они шире, чем просто академическая пресса. Я лично считаю, что минимальные субсидии со стороны федерального правительства через программу «Помощь научным публикациям» вполне оправданы – так же, как и художественные гранты.

Это мое краткое вмешательство в дебаты, и я постарался не выходить за рамки 500 слов.Что вы думаете, читатели? Какое будущее у исторической монографии?

Следите за моим следующим постом, где я буду иметь дело с Kindle. (Предварительный предварительный просмотр: вчера у меня была возможность использовать один – и хотя его еще нет , но пока нет , это потрясет издательский мир! Это потрясающе.)

Связанные

Использование научных монографий

Использование научных монографий

v.7 номер 3 (зима 2006 г.)

Использование научных монографий в журнальной литературе по истории Латинской Америки

Мейолет Мендес, сотрудник IMLS
Университетские библиотеки и Школа библиотечных и информационных исследований, Университет Алабамы, США
[email protected]

Карен Чапман, библиотекарь бизнес-справочник
Бизнес-библиотека Анджело Бруно, Университет Алабамы, США
kchapman @ bruno.cba.ua.edu

Абстрактные

В этом исследовании исследуется использование монографии в журнальной литературе на латинском языке. Американская история через справочное исследование Hispanic American Historical Review за 1985, 1995 и 2005. Авторы обнаружили, что использование количество монографий как вторичных источников со временем увеличивалось. Широко использовались монографии на испанском и португальском языках, хотя Английский был преобладающим языком. Распределение дат публикации несколько варьировалось в течение периода, при этом меньше использования произведений предыдущих пяти лет в 2005 году.Наиболее цитируемыми издателями были университетские прессы. Авторы пришел к выводу, что монография продолжает играть жизненно важную роль в научном коммуникации для исследователей латиноамериканской истории, и эта область уязвимы перед любым кризисом, с которым сталкивается университетская пресса.

Введение

В последние несколько лет ученые наблюдают кризис научного общения. и библиотекари. Кризис можно проследить с начала 1970-х годов, когда библиотека бюджеты резко сокращались с их высот в 1960-х гг., университет финансирование университетских издательств было сокращено, а стоимость подписки на научные количество журналов раздувается настолько, что пропорционально больше ограниченных библиотечных Бюджет материалов был потрачен на сериалы (Goellner 2002).Многие предположили, что монография сейчас устаревают, тем более что сегодня полнотекстовые журнальные статьи легкий доступ через базы данных агрегатора или веб-сайты издателей. Эта учеба анализируется роль монографии в журнальной литературе конкретного области, а именно латиноамериканской истории, за двадцатилетний период.

В 1997 г. издатели, библиотекари и ученые собрались на конференцию, организованную Американская ассоциация университетских прессов, Ассоциация исследований Библиотеки и Американский совет научных обществ.Несколько спикеров представили доклады различные точки зрения на проблему монографии, находящейся под угрозой исчезновения. Хамфрис (1997) подчеркнул роль монография в академических кругах. Он отметил, что академические библиотеки всегда были первичный рынок для этих монографий, но что в последние годы меньше библиотек пытаются обзавестись новыми научными монографиями в манера. Он также указал на несколько другие проблемы, в том числе давление на новый факультет с целью недостаточного расширения существенный материал в объемную работу и нежелание преподавателей приобретайте монографии, которые могут не иметь длительного значения.Презентация Тэтчер (1997) обрисовала в общих чертах проблемы, с которыми он столкнулся при попытке опубликовать монографии в области латыни Американистика в начале 1990-х гг. Он был встречен снижением продаж некоторых подотрасли латиноамериканских исследований, в том числе истории, хотя другие, такие как политическая экономия, пострадали не так сильно. Он пришел к выводу, что существует широкий разрыв между рыночной стоимостью и научной ценностью.

Многие справочные исследования и анализ цитирования рассматривали роль монографии в различные дисциплины; текущее исследование проливает свет на менее изученные предметная область.В этой статье должна быть представлена ​​история Латинской Америки или Латинской Америки. изучает библиотекарей с некоторым пониманием использования монографий в качестве второстепенных источники в области латиноамериканской истории.

Обзор литературы

Исследования цитирования могут помочь библиотекарям в разработке и управлении коллекциями на основе информации решения, потому что они дают представление о фактических источниках, используемых исследователи. Bowman (1991) собрал результаты анализа опубликованных цитирований и объединение их в одну таблицу представить обзор тридцати четырех дисциплин.Сделав это, он смог сделать некоторые общие заявления, такие как поскольку монография важнее для гуманитарных наук, чем для социальных естественные и точные науки. Тем не мение, возможно, из-за широты и объема статьи не хватает данные для охваченных полей, чтобы сделать больше, чем делать обобщения.

Томпсон (2002) обсудил кризис научной коммуникации для гуманитарных наук в немного глубже и проанализировали образцы цитирования в двух подполях литература.Результаты показали, что монография по-прежнему является основным источником научного общения в тех поля. Ее исследование показало, что хотя наблюдается рост использования журнальных статей, они не заменяет монографию в научном общении. В своем исследовании она определила основные группы авторов, работ, журналы и издательства. Она нашла что средний возраст цитируемых монографий был тринадцать лет, а даты колеблется от совсем недавно опубликованного до 167 лет.

Сравнительные статьи, такие как статьи Келлси и Книвела (2004; Книвел и Келлси) 2005) дают обзор гуманитарных наук, анализируя подмножества поле. Они достаточно широки, чтобы включать несколько дисциплин, но достаточно узкие, чтобы обеспечить точные результаты по каждой из охватываемых дисциплин. В Knievels и Kellseys (2005) исследование монографии и цитирование статей по восьми гуманитарным дисциплинам, они выбрали журнал это отражало каждую дисциплину в целом, а не ее подмножества.В случае истории они выбрали American Historical Review . Они посмотрели на формат и язык цитирований в каждом журнале за год и представленные результаты и выводы по каждой отдельной области. Результаты их исследования показывают, что по крайней мере в некоторых областях гуманитарные науки, особенно литература, история, музыка и религия, монографии по-прежнему остаются важнейшим средством научного общения.

Kellsey and Knievel (2004) также исследовали использование материалов на иностранном языке в гуманитарные науки.Авторы попытались провести параллели между снижением приема в иностранные языковые вузы классы с аналогичным снижением использования материалов по иностранному языку ученые по четырем дисциплинам, включая историю. Хотя результатов не было приводили какие-либо доказательства таких параллелей, они действительно показали, что процент количество иностранных цитирований со временем уменьшилось. Однако это снижение связано с тем, что общее количество количество цитирований со временем увеличилось.В истории, в частности, все больше исследователей используют иностранные цитаты, поскольку количество статей без иностранных цитирований уменьшилось в American Historical Review .

Статьи, посвященные конкретным предметным областям, могут быть даже более полезными, чем сравнительные исследования. Они покрывают одно поле, и иногда это позволяет использовать более исчерпывающий подход к анализу цитаты, чем это было бы возможно в противном случае. В такой области, как история, изучение одной области может оказаться очень полезным. полезный.Статьи Далтона и Чарниго (2004) и Лоу (2003) являются примерами этого более специализированного подхода.

Согласно Далтону и Чарниго (2004), историки продолжают полагаться на книги как на первоисточник информации. Далтон и исследование Charnigos включало как опрос историков, так и цитирование анализ, проведенный на выбранных книгах и журналах 1975 года или около него. и 2001. Они обнаружили, что разрыв между количеством цитирований журналов и цитирований монографий кажется снижается, хотя книги как предпочтительные источники вторичной информации все еще предпочтительны в целом.

Lowes (2003) исследование пытается найти закономерности в области истории на основе количество, язык, дата, формат и количество авторов, найденных в журнале цитаты. Она проанализировала четыре разных лет за пятидесятилетний период американских Исторический обзор , чтобы охватить всю дисциплину. Хотя часть исследования представляет собой анализ формат цитируемого материала, результаты не особо окончательный. Автор ссылается на форматы как сериалы vs.несериалы, и неясно, являются ли несериалы относится исключительно к монографиям или включает диссертации, главы книг или другие форматы. Однако ее исследования показывают те же выводы, к которым пришли Далтон и Чарниго. Лоу также считает, что более свежий материал цитируется чаще, хотя цитируются и более старые материалы, и что Большинство цитируемых работ составляют англоязычные публикации.

Историческая дисциплина может быть слишком широким предметом изучения.Конечно, существует много разных типов история, не говоря уже о разных областях и периодизациях, и даже исследованиях как и вышеперечисленные, могут не определить нюансы, присущие более специализированные направления. Текущая статья попытается заполнить этот пробел в области латиноамериканской истории и предоставлять результаты, которые являются конкретными и актуальными для данной области.

Методология

Авторы выбрали латиноамериканских исторических Review (HAHR), один из ведущих журналов в области латиноамериканского история, как объект исследования.Согласно журналам для библиотек , HAHR – одна из основных публикаций в Английский язык по теме истории Латинской Америки (Fladger and Wies 2004, 558). HAHR был основан в 1918 году и издается Университетом Дьюка в сотрудничестве с Конференцией по латиноамериканской истории и американской исторической Ассоциация.

Авторы посмотрели при цитировании в HAHR за два десятилетия, используя годы 1985, 1995 и 2005 г., с особым акцентом на цитирование монографий, используемых в качестве второстепенных. источники.В исследовании использованы все статьи каждого номера за эти годы. Статьи были определены как эссе, подтверждающие оригинальные исследования, и исключены. интервью, обзоры книг и объявления. Статьи, которые были обзорами литература по определенному предмету также была исключена. Определение монографии было ключом к учиться; опубликованные трактаты длиной в книгу по определенной теме, написанные для научной аудитории, рассматривались монографии. Отредактированные работы, очерки в рамках отредактированные произведения и другие типы книг не считались монографиями.Диссертации были исключены, так как они не были доступны в процессе публикации.

Были изучены все сноски в каждой статье. Процитированные элементы подсчитывались по следующим категориям: монографии, другие книги или части книг, журнальных статей, диссертаций и др. (в том числе архивные материалы, интервью автора, газета. статьи). Кроме того, автор, название, дата публикации и язык. были собраны для каждой цитируемой монографии.Авторы также определили для каждой монографии, использовалась ли она в качестве первичный или вторичный источник, учитывая контекст цитирования. Когда элемент цитировался более одного раза в одна и та же статья, она записывалась каждый раз. Этот метод позволяет придать больший вес в результатах материалы, которые автор использовал более активно. В таблице 1 показано количество статей за каждый год, количество ссылок, и среднее количество ссылок на статью.

Таблица 1. Профиль статей из HAHR

Статьи
(№)

Список литературы
(№)

Среднее количество ссылок на статью
(№)

1985

13

2088

160.6

1995

12

2323

193,6

2005

12

2206

183,8

В этом исследовании есть несколько ограничений, начиная с использования только одного журнал для представления поля.Тем не менее, HAHR – самый известный журнал в этой области, ограничены конкретно латиноамериканской историей – другие журналы посвящены более широкая область латиноамериканских исследований, поэтому она должна обеспечивать хорошее представление поля. Цитаты в этой области представлены в пронумерованных сносках, которые часто содержат ссылки на многочисленные элементы, что делает сбор данных трудным и утомительным. Другой недостатком является сложность определения монографии, основанной исключительно на цитата.Неправильная цитата может привести к неправильной идентифицированы. Авторы были обязаны выносить суждение о том, какие статьи были монографиями, а также определение того, использовалась ли монография как первичная или вторичная источник. Несмотря на эти ограничения, результаты исследования могут быть полезны для иллюстрации тенденций в научных коммуникации, и особенно использование монографий, в области латыни Американская история.

Результаты и обсуждение

Таблица 2.Форматы цитируемых материалов

1985

1995

2005

нет.

%

нет.

%

нет.

%

Монографии (вторичные источники)

608

29,1

531

22,9

831

37,7

Статьи

301

14.4

226

9,7

267

12,1

Книги другие, части книг

122

5,8

205

8.8

196

8,9

Монографии (первоисточники)

142

6,8

162

7,0

86

3.9

Диссертации / диссертации

54

2,6

32

1,4

26

1,2

Другое

861

41.2

1167

50,2

800

36,3

Всего

2088

100,0

2323

100.0

2206

100,0

В таблице 2 показана разбивка цитирований по форматам за исследованные три года. с разделением категории монографий на монографии, используемые в качестве первоисточников. и монографии, используемые в качестве вторичных источников. В эту таблицу включены все цитаты в статье; несколько цитирование одного и того же источника подсчитывается, чтобы обеспечить взвешивание для более часто используемых пунктов.В Монографии 1985 г., использованные в качестве вторичных источников, составили 29,1% источников. цитируются и статьи 14,4%. В 1995 г. монографии, использованные в качестве вторичных источников, составили 22,9% цитируемых источников, а статьи всего 9,7%. В этом году категория «прочее», содержащая ссылки на архивы, интервью, и другие источники (в основном первоисточники) составляли около половины цитаты. Наконец, в 2005 г. монографии использовались в качестве вторичных источников, составили 37,7% цитируемых источников и статей 12.1%.

Согласно этим результатам, использование научной монографии в качестве вторичного источника снизилась с 1985 по 1995 год, но существенно выросла с 1995 по 2005 год. Использование научной монографии в качестве первичный источник уменьшился, хотя на этот результат может повлиять тип проведенного исследования. Уровень использования предметов снизилось с 1985 по 1995 год и снова выросло с 1995 по 1995 год. 2005 г., но не до прежнего уровня. В результаты также показывают различия в уровне использования других первичных материалов. например архивные документы.Общий, соотношение научных монографий как вторичных источников к статьям в 2005 г. было примерно три к одному. Это сопоставимы с результатами, полученными Книвелом и Келлси (2005), когда они изучил цитаты в Американских Исторических Обзор за 2002 год. Не в счет архивные материалы, и их результаты показали, что 76,4% цитирований относятся к монографии и 23,3% статей, также соотношение три к одному.

Таблица 3.Язык цитируемых монографий, использованных в качестве вторичных источников

1985

1995

2005

нет.

%

нет.

%

нет.

%

Английский

120

37,4%

200

63,3%

261

58.1%

Испанский

150

46,7%

84

26,6%

152

33,9%

Португальский

30

9.3%

28

8,9%

32

7,1%

Другое

21

6,5%

4

1.3%

4

0,9%

Всего

321

100,0%

316

100,0%

449

100.0%

С этого момента в анализе дублируйте ссылки на монографии, используемые в качестве вторичные источники в той же статье исключаются; каждая монография засчитывается только один раз за статью. В итоги в таблице 3 показывают, что такое же количество работ было процитировано в 1985 г. и 1995 г., но количество работ, процитированных в 2005 г., значительно увеличилось по сравнению с более ранние годы. Профиль языков этих монографий также показано.Английский, испанский и португальский являются наиболее распространенными языками, причем категория «прочее», представляющая произведения на каталонском, французском, немецком и Итальянский. Английский – самый распространенный язык в целом, испанский занимает второе место, хотя испаноязычные количество монографий на английском языке в 1985 г. превышает количество монографий на английском языке. Американская история, неудивительно, что в Испанский и португальский. Использование португальского языка материалов остается достаточно стабильным, в то время как использование монографий в «другие» языки сократились.Келлси и Книвел (2004) исследование использования иностранного языка материалы ученых-гуманитариев нашли более широкое использование англоязычных материалы историков; опять же, это неудивительно, поскольку нынешний исследование сосредоточено на специализированной области латиноамериканской истории.

Таблица 4. Распределение цитируемых монографий по дате публикации

1985

1995

2005

нет.

%

нет.

%

нет.

%

Более 50 лет

29

9,0%

29

9.2%

27

6,0%

Предыдущие 41-50 лет

17

5,3%

13

4,1%

25

5.6%

Предыдущие 31-40 лет

22

6,9%

23

7,3%

44

9,8%

Предыдущие 21-30 лет

34

10.6%

56

17,7%

78

17,4%

Предыдущие 11-20 лет

95

29,6%

71

22.5%

139

31,0%

Предыдущие 6-10 лет

67

20,9%

72

22,8%

90

20.0%

Предыдущие 5 лет

50

15,6%

48

15,2%

34

7,6%

Без даты

7

2.2%

4

1,3%

12

2,7%

Всего

321

100,0%

316

100.0%

449

100,0%

Рисунок 1. Распределение цитируемых монографий по дате публикации

Таблица 4 показывает разбивку монографий, использованных в качестве вторичных источников, по их публикациям. Дата. В 1985 г. цитируемые монографии были опубликовано в основном за предыдущие двадцать лет. Шаблон имеет определенное сходство с распределением для 1995 г.Авторы в 2005 г. не цитировали много монографий за предыдущие пять лет, но число из предыдущие шесть-десять лет были аналогичными. На рисунке 1 представлено графическое представление данных. Формы линий очень похожи за исключением числа монографий за предыдущие 11-20 лет в 1985 г. и последние пять лет в 2005 году. Авторы статей 2005 г. назвали больше монографий второстепенными. источников, чем авторы в другие годы, но они цитировали относительно меньше монографии за последние пять лет; это говорит о том, что либо меньше монографии были опубликованы в течение периода, или те, что были опубликованы не так полезно для ученых.

Таблица 5. Распределение цитируемых монографии по стране публикации

1985

1995

2005

США и Канада

США

90

150

209

Канада

0

2

3

Всего

90

152

212

Латинская Америка

Аргентина

53

12

15

Боливия

5

0

5

Бразилия

30

29

30

Чили

2

0

4

Колумбия

0

2

11

Коста-Рика

0

1

0

Куба

7

0

6

Доминиканская Республика

0

17

0

Эквадор

0

6

6

Сальвадор

0

1

0

Гватемала

0

1

1

Мексика

45

9

38

Никарагуа

0

1

3

Парагвай

1

0

0

Перу

19

1

24

Пуэрто-Рико

0

17

0

Уругвай

2

0

0

Венесуэла

0

1

3

Всего

164

98

146

Европа

Франция

11

2

4

Германия

5

0

2

Италия

1

0

0

Нидерланды

2

0

0

Испания

20

17

34

Швеция

1

0

0

Швейцария

0

1

0

Соединенное Королевство

22

40

39

Всего

62

60

79

Азия

Китай

0

2

0

Филиппины

0

1

0

Всего

0

3

0

Нет местонахождения

5

3

12

В таблице 5 представлена ​​географическая разбивка по странам публикации монографии, используемые в качестве вторичных источников.Наибольшее их количество происходило из США, по несколько человек в каждом. год также происходит из Бразилии, Мексики, Испании и Великобритании. Широкий спектр стран Латинской Америки представлен; конкретная комбинация каждый год сильно зависит от выбор тематики представленных статей.

Таблица 6. Распределение цитируемых монографий по регионам публикации

1985

1995

2005

нет.

%

нет.

%

нет.

%

США и Канада

90

28,0%

152

48.1%

212

47,2%

Латинская Америка

164

51,1%

98

31,0%

146

32.5%

Европа

62

19,3%

60

19,0%

79

17,6%

Азия

0

0.0%

3

0,9%

0

0,0%

Нет местонахождения

5

1,6%

3

0.9%

12

2,7%

Всего

321

100,0%

316

100,0%

449

100.0%

Таблица 6 обобщает информацию и дает относительные проценты. Латинская Америка была основным источником монографий, используемых в качестве второстепенных. источников в 1985 году, но Соединенные Штаты были явным лидером в 1995 и 2005 годах. Это перекликается с информацией в таблице 3 относительно языка публикаций.

Таблица 7. Издатели, процитировавшие более 5 монографий

1995

Издатель

Страна

№раз процитировано

Издательство Кембриджского университета

Соединенное Королевство

17

Издательство Стэнфордского университета

США

13

Калифорнийский университет Press

США

12

Издательство Принстонского университета

США

9

Издательство Чикагского университета

США

6

2005

Издатель

Страна

№раз процитировано

Издательство Стэнфордского университета

США

26

Издательство Кембриджского университета

Соединенное Королевство

18

Duke University Press

США

17

Калифорнийский университет Press

США

15

Издательство Техасского университета

США

14

Издательство Принстонского университета

США

13

Издательство Университета Нью-Мексико

США

13

Издательство Чикагского университета

США

9

Национальный автономный университет Мексики

Мексика

7

Издательство Оксфордского университета

Соединенное Королевство

6

Colegio de Mexico

Мексика

6

Папский католический университет

Перу

6

В таблице 7 показано, какие издатели представлены наиболее часто среди издателей. монографий, используемых в качестве вторичных источников.Цитаты в статьях 1985 г., как правило, не включали издателя. информация, поэтому данные за этот год недоступны. И в 1995, и в 2005 году университетские прессы явно преобладающий источник этого типа монография. Кажется вероятным, что любой кризис, влияющий на будущее университетской прессы, вполне может иметь отрицательно сказалось на продолжающемся выпуске научных монографий в этом поле.

Таблица 8. Количество уникальных монографий по количеству цитируемых статей

1985

1995

2005

нет.

%

нет.

%

нет.

%

4

1

0,3%

0

0.0%

0

0,0%

3

1

0,3%

0

0,0%

1

0.2%

2

9

2,9%

4

1,3%

20

4,7%

1

296

96.4%

308

98,7%

406

95,1%

Всего

307

100,0%

312

100.0%

427

100,0%

Затем авторы оценили степень цитирования отдельных монографий несколько статей. Приведены результаты в таблице 8. Общее количество уникальных в 1985 г. процитировано 307 монографий; в 1995 г. их было 312, а в 2005 г. было 427. Интересно, что было очень много несколько случаев цитирования монографий в нескольких статьях в течение одного года.За каждый год обучения 95% или более монографии цитировались только в одной статье. Количество отдельных монографий, процитированных в 1985 и 1995 гг., Было аналогично, с увеличением в 2005 году. составлен сборник авторов монографий, чьи работы цитировались в нескольких статьях. тоже осмотрел. Энрике Флорескано имел работы, цитировавшиеся несколько раз в 1985 и 2005 годах. Работы Дэвида А. Брэдинга цитировались несколько раз во всех трех исследованные годы: 1985, 1995 и 2005 годы. Авторы всех остальных монографий многократно цитировались только в одной из годы учились.

Заключение

Результаты этого исследования не показывают свидетельств текущего кризиса в использовании монография по научной коммуникации в истории Латинской Америки. Хотя использование монографий как второстепенное источники снизились с 1985 по 1995 год, он вернулся к более высокому уровню в 2005. Как количество, так и процент цитирования монографий за этот период увеличилось, а количество уникальных заголовки, представленные этими цитатами, также увеличились.Результаты также показывают, что ученые в 2005 г. использовали относительно меньше монографий за предыдущие пять лет, чем ученые 1985 и 1995 гг., И наиболее представительными издателями были университетские прессы. Эти факты говорят о том, что финансовые кризисы, с которыми сталкиваются университетские прессы, что приводит к меньшему количеству напечатанные монографии могут повлиять на доступность научные монографии в этой области. Хотя использование монографий по-прежнему кажется устойчивым, постоянное предложение новые монографии могут сокращаться.

Несколько областей исследования могут пролить дополнительный свет на роль монографии на латинском языке. Американская история. Текущее исследование может быть продлен путем изучения дополнительных лет или включения других журналы латиноамериканских исследований. Анализ результатов издательства за период может выявить тенденции в объем и тематика. Образец монографии можно отслеживать, чтобы определять закономерности цитирования с течением времени; библиотека холдинги могут быть проверены, чтобы определить их общедоступность для исследователи.

Роль монографии в истории Латинской Америки по-прежнему будет представлять интерес. ученым и библиотекарям. Те библиотекари, поддерживающие коллекции на местах, должны знать о непреходящее значение монографии для исследователей.

Список литературы

Боуман, Майкл. 1991. Шаблоны цитирования формата и их значение для коллекции. развитие в научных библиотеках. Сборное здание 11: 2-8.

Калларс, Джон М. 1998. Цитирование характеристика англоязычных монографий по философии. Библиотека и Исследования в области информатики 20 (1): 41-68.

Далтон, Маргарет Стиг и Лори Чарниго. 2004. Историки и их источники информации. Колледж и Исследовательские библиотеки 65 (5): 400-425.

Фладгер, Эллен и Лоррейн Вис. 2004. Hispanic American Historical Review .В журналах для библиотек . 13 изд. Под редакцией Шерил Ла Гуардия. Новый Провиденс, Нью-Джерси: Боукер.

Франдсен, Туве Фабер и Рональд Руссо. 2005. Влияние статьи рассчитано над произвольным периоды. Журнал Американского общества информационных наук и технологий 56 (1): 58-62.

Георгас, Хелен и Джон Калларс. 2005. Цитирование характеристик лингвистической литературы. Колледж и исследовательские библиотеки 66 (6): 496-515.

Goellner, Джек Г. 2002. Влияние кризиса бюджета библиотеки на научное издание. В г. Издательство: книги, журналы, издательства и библиотеки в двадцатом веке , 273-276. Нью-Йорк: Вили.

Herubel, Жан-Пьер В. М. 1990. Природа трех исторических журналов: эксперимент цитирования. Управление коллекциями 12: 57-67.

Hrubel, Жан-Пьер В.М., и Эдвард А. Гёдекен. 1993. Тенденции в исторической науке. как подтверждается в American Historical Review : 1896-1990. Обзор серийных номеров 19: 79-83.

Хамфрис, Р. Стивен. 1997. Почему мы пишем то, что не хотят писать даже наши коллеги читать? В книге г. «Специализированная научная монография в условиях кризиса или как я могу получить должность, если вы не опубликуете мою книгу», 11-12 сентября 1997 г. [онлайн] Американской ассоциацией университетских прессов [доступ 14 июля 2006 г.].Доступно по адресу http://www.arl.org/scomm/epub/papers/humphreys.html.

Келлси, Шарлин и Дженнифер Э. Келли. 2004. Global English в гуманитарных науках ?: Лонгитюдное исследование использования иностранного языка в гуманитарных науках. ученые. Колледж и исследовательские библиотеки 65 (3): 194-204.

Книвел, Дженнифер Э. и Шарлин Келли. 2005. Анализ цитирования при разработке сборника: Сравнительное исследование восьми гуманитарных специальностей. The Library Quarterly 75 (2): 142-168.

Лоу, М. Сара. 2003. Справочный анализ Американского исторического Обзор . Здание Коллекции 22: 13-20.

Молер, Бет А. 2005. Анализ цитирования как инструмент оценки. Наука И технологические библиотеки 25 (4): 57-64.

Руссо, Рональд. 2002. Оценка журнала: Технические и практические вопросы. Библиотека Тенденции 50 (3): 418-439.

Тэтчер, Сэнфорд Г. 1997. Систематическое размышление о кризисе научного общения. В г. специализированная научная монография в условиях кризиса или как я могу получить должность, если вы не будете публиковать мою Книга, 11-12 сентября 1997 г. [онлайн] Американской ассоциации University Press [Доступно 14 июля 2006 г.]. Доступна с http://www.arl.org/scomm/epub/papers/thatcher.html.

—. 1993. Латиноамериканские исследования и кризис в науке. коммуникации. LASA Forum Зима: 10-14.

Уотсон-Бун, Ребекка. 1994. Информационные потребности и привычки ученых-гуманитариев. RQ 34 (2): 203-217.

Вернуться к содержанию

Ресурсы центра письма – Написание рецензии на историю

Ваш профессор может попросить вас написать рецензию на книгу, возможно, на научную историческую монографию. Вот несколько вопросов, которые вы можете задать о книге. Помните, что хороший обзор важен, но критический не обязательно означает отрицательный.Этот список не является исчерпывающим и не является предлагаемым планом. Конечно, вы можете задать эти же вопросы любому второстепенному историческому труду, даже если вы не пишете рецензию.

  • Кто автор и какова его квалификация? Написал ли автор другие книги по этой теме?
  • Когда была написана эта книга и как она вписывается в научные дебаты по этому поводу? Например, Смит пишет, чтобы опровергнуть этого идиота Джонса; квалифицировать работу компетентного, но лишенного воображения Джонсона; или скромно добавить доказательства, представленные грозным классическим исследованием Брауна? Не путайте аргумент автора с аргументами, которые он представляет только для того, чтобы потом критиковать.
  • Каков основной аргумент книги? (Правильное понимание этого – основа вашего обзора.)
  • Каков авторский метод? Например, полагается ли автор исключительно на повествование и анекдоты, или книга в некотором роде аналитическая?
  • Какие доказательства использует автор? Например, каков баланс первичных и вторичных источников? Автор делал архивные работы? Насколько существенна исходная база или она выглядит тонкой? Актуален ли автор в научной литературе?
  • Насколько умело и изобретательно автор использовал доказательства?
  • Действительно ли автор использует весь материал библиографии или есть часть его для демонстрации?
  • Какие виды явных или неявных идеологических или методологических допущений автор привносит в исследование? Например, исповедует ли он или она вялую объективность? Взгляд вигов на историю? Марксизм?
  • Насколько убедительна аргументация автора?
  • Аргумент новый или это старое вино в новых бутылках?
  • Является ли аргумент важным, с широким диапазоном значений, или он узок и тривиален?
  • Книга хорошо составлена ​​и грамотно написана?
  • Как вы в целом критически оцениваете книгу?
  • Каково общее значение книги? (Убедитесь, что вы оцениваете книгу, которую на самом деле написал автор, а не жалуетесь на то, что автор должен был написать другую книгу.)

Границы | Основная литература историков Венеции

1. Введение

Непрерывное расширение объема научных публикаций – хорошо известное явление современной науки. Аналогичный процесс происходит в гуманитарных науках, где растущему числу практиков приходится иметь дело с растущим объемом публикуемой литературы. С точки зрения библиометрии, дисциплины, заинтересованной в количественном анализе письменных публикаций, гуманитарные науки – это в основном неизведанная территория.Открытые вопросы включают в себя то, как они организованы интеллектуально, как накапливаются знания, которые они производят, и как увеличивающийся объем публикаций влияет на то, как ученые-гуманитарии проводят и публикуют свои исследования. Разнообразие проблем затрудняет подход к этим вопросам в гуманитарных науках, чем в естественных науках, в том числе отсутствие данных о цитировании, особенно важных для важных типологий публикаций, таких как монографии.

История в этом отношении является особенно убедительным примером.История, которую часто называют пограничной дисциплиной между социальными и гуманитарными науками, характеризуется глубоко укоренившимися интеллектуальными традициями и практически неограниченным богатством первоисточников, на которые она опирается, что определяет ее прочную основу в пространстве и времени. Мы сосредоточены на одной из ее многочисленных областей: истории Венеции. Город был в авангарде дисциплины в течение своего первого современного периода, девятнадцатого века, а теперь, с 1950-х годов, снова принимает большое количество местных и иностранных ученых в свои библиотеки и архивы.Подобно другим областям исследований в истории, вот уже несколько десятилетий происходит встреча между местным сообществом ученых, склонных к ярко выраженным интересам, часто встречающимся с использованием традиционных методов, и наиболее динамичными международными сообществами. В этом отношении недавнюю историографию Венеции можно рассматривать как репрезентативную для смешения местных и международных перспектив, происходящих в более широком смысле в современной историографии.

Мы рассматриваем здесь конкретную библиометрическую точку зрения, используя набор цитат между монографиями.Монографии по-прежнему являются наиболее важной типологией публикаций в большинстве гуманитарных дисциплин, и этот факт не показывает никаких признаков изменений в последние годы. В то же время их «профиль цитирования» плохо изучен, учитывая, что только недавно индексы цитирования, такие как Web of Science и Scopus, индексировали их. Таким образом, мы начнем с рассмотрения недавнего репрезентативного набора монографий по истории Венеции, чтобы отобразить текущие тенденции в этой области и ее интеллектуальный ландшафт. Затем мы исследуем наиболее цитируемые монографии в этой области или ее основную литературу, чтобы квалифицировать ее и обсудить ее структурную роль с целью раскрыть, как историки относятся к своей прошлой литературе в современной, быстро расширяющейся структуре историографии.Несмотря на акцент на истории, наши результаты и обсуждение могут иметь более общее отношение к другим гуманитарным дисциплинам.

2. Современное состояние

Наука растет все более быстрыми темпами, начиная с девятнадцатого века (Bornmann and Mutz, 2015), и гуманитарные науки аналогичным образом, со всеми должными пропорциями. Этот рост вызвал у ученых опасения по поводу последствий информационной перегрузки (Bush, 1945), которые в некоторой степени были устранены с помощью индексов цитирования. В гуманитарных науках аналогичные опасения неоднократно высказывались в форме критики и опасений по поводу сверхспециализированного характера новых исследований, последствий резкого роста вкладов и новых направлений, выбранных учеными, при отсутствии надежных и более эффективных способов перемещаться по предыдущей литературе (Tyrrell, 2005).В некоторых случаях историки даже отказывались признать необходимость обновления своих методов исследования и публикаций, несмотря на цифровой поворот (Hitchcock, 2013). Таким образом, было бы очень интересно понять процесс накопления знаний в гуманитарных науках и изучить, как текущая организация и рост науки влияют на него. Наконец, необходимость углубления нашего понимания с точки зрения «библиометрии для гуманитарных наук» следует рассматривать в контексте растущего спроса на количественную оценку научных результатов (Hammarfelt, 2016).Само собой разумеется, что слепое применение метрик, разработанных для естественных наук, может вообще не подходить для гуманитарных наук.

Гуманитарные науки обладают набором характеристик, которые затрудняют сбор и использование данных цитирования для изучения их интеллектуальной организации и методов общения. Среди этих достижений мы можем найти важность национального и местного измерения, разнообразие типологий публикаций с предпочтением монографий, медленное старение или отсутствие старения их источников, богатство семантики (и синтаксиса) цитирования, индивидуальные усилия как основу предпочтительный способ проведения исследования, разнообразие источников и исследуемых тем и, как следствие, менее целенаправленное и более широкое поведение при поиске информации (Garfield, 1980; Hicks, 1999; Nederhof, 2006; Huang and Chang, 2008; Hellqvist, 2009; Linmans, 2009 г.).Частично как следствие, сложнее построить исчерпывающие индексы цитирования в гуманитарных науках, что долгое время сдерживало развитие библиометрических исследований в этой области (Ardanuy, 2013). Это остается так и сегодня, несмотря на медленный прогресс (Hammarfelt, 2016).

2.1. Картографирование гуманитарных наук

Науку можно концептуализировать по-разному, в том числе ее можно рассматривать как процесс накопления новых знаний. Такая концептуализация естественным образом приводит к так называемым картам науки или попыткам локализовать и связать посредством относительного позиционирования некоторые представляющие интерес объекты, такие как публикации, авторы или журналы, используя некоторые связи между ними, например цитаты (Börner and Scharnhorst, 2009 г.).Поскольку картографирование наук является хорошо развитой областью исследований (Börner, 2010), гуманитарные науки часто упускаются из виду или отодвигаются на второй план (Klavans and Boyack, 2009): «[их] тонкие структуры […] были черными -в коробке и недостаточно распаковано; имеющиеся исследования сосредоточены в основном на их позиции по отношению к социальным и естественным наукам ». (Leydesdorff et al., 2011). В первые десятилетия библиометрии гуманитарные науки были объектом общих описательных исследований цитирования (Hérubel, 1994).Совсем недавно мы можем найти несколько примеров попыток составить карту в общем масштабе или в масштабе отдельной дисциплины или области, которые мы рассматриваем здесь только в том случае, если они прямо или косвенно обсуждают историю.

Вначале Hérubel и Goedeken (2001) проанализировали французский журнал Annales , используя A&HI (Индекс цитирования гуманитарных и гуманитарных наук), и оценили его международный охват, несмотря на преобладающую долю французских авторов, а также его способность полагаться на широкий спектр литературы из самых разных областей.Лейдесдорф и Салах (2010) вместо этого проанализировали два журнала по искусству, Leonardo и Arts Journal, используя данные A&HI и учитывая их положение среди всех журналов A&HI. Авторы обнаружили, что оба журнала цитируют в основном в пределах своей исходной области, но широко цитируются за ее пределами, в то время как для сравнения было обнаружено, что небольшой набор статей в области цифровых гуманитарных наук цитируется широко, но цитируется только более узким сообществом. напоминая науки в том, что касается его «цитируемых закономерностей».”Leydesdorff et al. (2011) представили самую крупную на сегодняшний день попытку составить карту всех гуманитарных наук с использованием всего набора данных A&HI за 2008 год. Возможно, наиболее заметным открытием является согласованный набор из двенадцати измерений (скрытых факторов), четко организованных в более или менее близкие области исследований. , среди которых мы находим классику, религию и археологию; лингвистика, история и философия науки; литература и история; искусство; Музыка. Другую точку зрения придерживаются Zuccala et al. (2015), которые пытаются ранжировать издателей научных книг по историографии, используя ссылки на книги из статей, проиндексированных в Scopus.Полученная карта издателей показывает сильную полярность по отношению к престижным английским или американским издателям, только с некоторыми актуальными организациями. Наконец, еще один аспект гуманитарных наук, который только начал изучаться, – это составление карты использования первоисточников, предпринятая, например, Романелло (2016), рассматривая L’Année Philologique в области классики.

2.2. Монографии и основная литература

Практически ни в одной предыдущей работе не рассматривались монографии, в основном из-за отсутствия данных, которые только недавно стали доступны в Web of Science или Scopus (Mingers and Leydesdorff, 2015).Тем не менее, одной из основных особенностей гуманитарных наук является их опора на монографии, которые по-прежнему являются основным каналом публикации в большинстве гуманитарных дисциплин (Thompson, 2002; Knievel and Kellsey, 2005; Larivière et al., 2006; Williams et al., 2009). ), и особенно в историографии (Jones et al., 1972). Как следствие, наиболее цитируемая литература в любой области гуманитарных наук должна по существу включать монографии (Hicks, 1999), действительно, к выводу, к которому пришли некоторые предыдущие исследования (Lindholm-Romantschuk and Warner, 1996; Hammarfelt, 2011, 2012), даже если другие изо всех сил пытались найти набор основных работ в конкретных областях (McCain, 1987; Thompson, 2002; Nolen and Richardson, 2016).Противоречивые результаты, представленные в предыдущей литературе, мотивированы набором соображений, которые относятся к моделям цитирования гуманитарных наук в целом. Было обнаружено, что в последнее время в гуманитарных науках наблюдается рост междисциплинарного цитирования источников (Leydesdorff, Salah, 2010; Hammarfelt, 2011), что также сопровождается растущим международным прогнозом (Hicks, 1999; Engels et al., 2012). . Это может не помочь появлению основной литературы, поскольку «менее разграниченная дисциплина, не имеющая центрального ядра, находится под сильным влиянием других областей исследований и, следовательно, более междисциплинарна в практике реферирования» (Hammarfelt, 2016).Кроме того, публикации по гуманитарным наукам обычно цитируют медленнее (Nederhof, 2006; Linmans, 2009). Представляется очевидным, как тщательное изучение последних тенденций в области гуманитарных наук и роли основной литературы должно рассматривать цитирование монографий либо как источник, либо как не исходный материал (т. Е. Цитаты из монографий и из них, либо просто как ссылки на монографии). (Хаммарфельт, 2011).

2.3. Историография Венеции

Исследование интеллектуальных структур и основных литературных источников в историографии могло бы быть особенно убедительным случаем для рассмотрения, когда к настоящему времени богатая традиция исследовательских вопросов, возможных ответов, а также многочисленных, хотя и разрозненных свидетельств, находится в постоянном диалоге с новыми перспективами и направления исследований, предлагаемые растущим сообществом практиков, как в количественном отношении, так и в международном масштабе.Случай Венеции в этом отношении не исключение. Опираясь на 200-летнюю стипендию эрудитов, просто чтобы принять во внимание современность (Dursteler, 2013) и часто смешанную с политическими или идеологическими мотивами (Infelise, 2002; Povolo, 2002), новейшая историография Венеции неизбежно обусловлена ​​ее прошлым. В то же время, как и во многих других областях истории и за ее пределами, Венеция пережила всплеск интернационализации в течение последних нескольких десятилетий, эффективно сумев связать свое местное сообщество с другими, в основном англо- и франкоязычными (Grubb, 1986; Дэвидсон, 1997; Дурстелер, 2013).Как следствие, исследования расширяются, и все чаще открываются новые направления исследований. Венецию можно эффективно рассматривать как игровую площадку, отражающую самые последние тенденции в историографических исследованиях (Horodowich, 2004). В этом контексте кажется совсем нетривиальным задавать вопрос о том, как организован интеллектуальный ландшафт историков Венеции, учитывая новизну новой науки, но также и ее потребность в диалоге с прошлым для формирования своей идентичности (Дэвидсон, 1997).

Как бы ни было важно иметь четкую карту гуманитарных наук и хорошее понимание процессов накопления их знаний, мы все еще далеки от этого. Это особенно проблематично, если мы хотим понять, как гуманисты справляются с растущим объемом своей литературы. В этом контексте было бы полезно рассмотреть конкретные тематические исследования на более детальном уровне и изучить аспекты, которыми ранее пренебрегали, такие как роль монографий.

3. Методы и данные

Существуют, возможно, две основные проблемы для анализа интеллектуальных ландшафтов в гуманитарных науках, отображаемых на основе цитирований: выделение репрезентативной выборки литературы в данной области и получение ее набора данных цитирования.В отсутствие всеобъемлющих индексов цитирования книг единственный жизнеспособный вариант – использовать ресурсы, доступные из исследовательских библиотек, и советы экспертов в предметной области, чтобы очертить первый образец работ, извлечь их цитаты, а затем продолжить итеративное расширение корпуса. Для целей данной статьи используется набор данных цитирования среди монографий по истории Венеции (Romanello, Colavizza, 2017), детали которых приведены в Colavizza et al. (2017). Был выбран набор монографий, пытающихся охватить работы по запросу, с целью отражения последних тенденций в этой области, включая тесно связанные области истории искусства и архитектуры.Для индивидуализации этих монографий использовались различные средства, в том числе стратегия хранения библиотеки (отбор работ на полках для быстрой консультации), классификация каталогов и научная библиография. Кроме того, для извлечения ссылок на них рассматривались только монографии со списками литературы, поэтому нет стремления к полноте. Безусловно, этот выбор не повлек за собой определенных предубеждений со стороны издателя или даты публикации. Как следствие, в наборе данных учитываются только ссылки на монографии и монографии, независимо от частоты ссылок в тексте, что приводит к невзвешенной сети направленных цитирований.Исключение журнальных статей частично оправдано тем фактом, что они, вероятно, не станут частью основной литературы (см., Например, Hammarfelt (2011)).

База данных включает 700 цитируемых монографий и 37 362 цитируемых монографии. 264 цитирующих монографии никогда не цитируются по очереди. Общее количество отдельных цитирований (от цитируемого до цитируемого) составляет 73 268, или чуть больше 100 для каждой цитирующей монографии. Распределение числа цитирований этих 700 монографий показано на Рисунке 1A для справки.Значения разумно колеблются от 20–30 до 300, с некоторыми более обширными, но редкими списками литературы. Напротив, распределение полученных цитирований более неравномерно, как показано на Рисунке 1B. В частности, 27 109 работ цитируются только один раз, а всего 769 – десять и более раз. Мы считаем эту последнюю группу монографий основной литературой, о которой будет сказано ниже.

Рисунок 1 . Распределение предоставленных и полученных цитирований (или по степени направленной сети цитирования).Особенно неравномерно распределение количества полученных цитирований. Только 769 работ цитируются десять и более раз и составляют основную литературу. Обратите внимание, что масштабы на двух графиках существенно различаются. (A) Количество цитирований из цитируемых работ (внешняя степень). (B) Количество цитирований цитируемых работ (в градусах). Ось Y находится в логарифмической шкале.

Возраст цитируемых монографий указан на Рисунке 2B. Возраст некоторых цитируемых работ очень значителен, публикации относятся к эпохе Возрождения.Некоторые поворотные моменты в историографии Венеции также возникают, в частности, конец Венецианской республики в 1797 году и две мировые войны, которые обусловили сокращение количества новых публикаций, в последнем случае общих для всех областей науки (De Solla Цена, 1965 г.). Кроме того, объем цитируемой литературы значительно возрастает по мере приближения во времени, что является еще одним общим с наукой явлением. Напротив, распределение возраста цитирования монографий по большей части сконцентрировано между 1980 и 2013 годами, как показано на Рисунке 2A.Таким образом, цитирующая группа представляет недавнюю историографию и относительно современна, по крайней мере, по гуманитарным стандартам, как и предполагалось.

Рисунок 2 . Распределение возраста цитируемых и цитируемых работ соответственно. Цитирующие работы в основном сконцентрированы с 1980 по 2013 год, тогда как цитируемые работы по существу относятся к периоду от эпохи Возрождения до наших дней. (A) Возраст цитирования работ. (B) Возраст цитируемых работ.

Языки и места публикации цитируемых и цитируемых работ приведены в таблице 1.Итальянский – в целом наиболее представленный язык, за ним следуют основные западные языки. Таким образом, набор данных в значительной степени представляет местную, а также международную историографию по этой теме и подтверждает тенденцию ученых в значительной степени полагаться на исследования, опубликованные на национальных языках.

Таблица 1 . Место публикации и язык большинства цитируемых и цитирующих источников.

Примечание по терминологии. Сети обычно следуют терминологии теории графов и, таким образом, состоят из узлов (или вершин), соединенных ребрами.В нашем случае узлами являются монографии, а ребра – отношения цитирования между ними. Края также можно взвесить, чтобы различать более сильные и более слабые отношения. В этой статье будут использоваться три типа сетей цитирования, которые часто используются для отображения различных аспектов интеллектуальной структуры области или дисциплины. Самая простая из них – это направленная невзвешенная сеть цитирования, где каждый узел является монографией, а ребро существует от одного узла к другому, если первый ссылается на второй.Эта сеть включает 37 200 узлов и 68 748 ребер. При таком представлении могут быть построены две другие сети. Сеть библиографических связей – это взвешенная, неориентированная сеть, в которой каждый узел представляет собой цитирующую монографию, а каждое ребро представляет собой перекрытие ссылок между двумя монографиями (Kessler, 1963). Например, если две монографии относятся к одним и тем же трем монографиям, они будут связаны ребром веса 3. Эта сеть состоит из 673 узлов и 87 419 ребер и объясняет, как недавняя литература определяет интеллектуальный ландшафт в соответствии с ее использованием литературы. .Сеть совместного цитирования – это взвешенная, неориентированная сеть, в которой каждый узел является цитируемой монографией, а граница устанавливается между двумя узлами, если они указаны вместе в одном списке ссылок (Маршакова Шайкевич, 1973; Small, 1973). Вес края определяется количеством раз, когда две монографии цитировались вместе в разных списках литературы. Минимальный вес 2 установлен в качестве порога, чтобы отфильтровать монографии, цитируемые только один раз или в любом случае слабые и, возможно, эпизодические связи.Эта последняя сеть включает 9 061 узел и 288 782 ребра среди них и объясняет способ использования литературы в этой области в недавних исследованиях. Последние тенденции в литературе можно отобразить с помощью библиографической связи, литературы или «интеллектуальной базы», ​​на которую они опираются, с помощью сетей совместного цитирования (Persson, 1994; Hammarfelt, 2011).

4. Современная историография Венеции

Отправной точкой анализа является топология сети библиографических связей. Часть выборки для монографий была выбрана с учетом широкого определения историографии, в том числе истории искусства и архитектуры.Поэтому важно оценить, в какой степени сеть цитирования на уровне монографии позволяет охарактеризовать область в целом (то есть подключена сеть или нет) и выделить ее подполя и темы, представляющие интерес, посредством кластеризации (то есть обнаружения сообщества). .

Чтобы оценить результаты любой кластеризации, все узлы (со ссылкой на монографии) были классифицированы с помощью уникального ключевого слова, соответствующего их общему подполю (история, искусство или архитектура), и с двумя группами ключевых слов (каждая монография может получить только одно , или несколько ключевых слов для этих двух групп, в зависимости от ситуации) для рассматриваемых тем и периодов.Эта классификация была проведена специалистами вручную. Он основан на классификациях Дьюи и предметных классификациях Итальянского национального каталога, которые нельзя было использовать напрямую из-за того, что их детализация была либо слишком общей, либо слишком конкретной в имеющемся наборе данных. Следует отметить, что ручная классификация публикаций, сама по себе важная для интерпретации результатов, возможно, наименее масштабируемая часть всего исследования. Полученная классификация доступна для проверки (см. Доступность данных).Имеется 419 монографий по истории, 129 по искусству и 125 по архитектуре. 42 ключевых слова для тем включают, например, «социальную» историю (86 монографий), «политику» (80), «отдельные лица» (62), «церкви» и религиозные учреждения (52) и «городскую» жизнь и архитектуру ( 45). 29 монографий не отнесены к тематическим ключевым словам. Ключевые слова для рассматриваемых периодов: Возрождение (234), восемнадцатый век (161), семнадцатый век (149), средние века и поздний античный период (122), девятнадцатый век (85,) и более поздние времена (20). .190 монографий не могут быть четко классифицированы по периодам. С первого взгляда становится очевидным, что историография Венеции уделяет большое внимание периоду раннего Нового времени, особенно эпохи Возрождения, с меньшим вниманием к периодам раннего средневековья – вероятно, из-за отсутствия источников – и современному периоду – вероятно, отчасти из-за обилия источников – и охватывает большое количество тем, как давно установленных, так и недавно возникших. Эта классификация в соответствии с каталогом библиотеки может как обеспечить прямую кластеризацию монографий в сообщества, так и служить способом квалифицировать – но не оценивать – результаты автоматической кластеризации с использованием данных цитирования.В частности, частые ключевые слова и точки могут помочь квалифицировать кластеры так же, как наиболее значимые слова в тематической модели могут помочь присвоить им ярлык. Следует подчеркнуть, что две точки зрения, такие как классификация библиотек и кластеризация на основе цитат, могут не совпадать.

Существует несколько методов обнаружения кластеров узлов (сообществ) в сетях (Fortunato and Hric, 2016), и их применение в сетях цитирования широко изучалось (Šubelj et al., 2016). Один особенно популярный метод основан на максимизации модульности (Newman and Girvan, 2004), для которого существует быстрая реализация, известная как алгоритм Лувена (Blondel et al., 2008), который также был расширен за счет включения параметра разрешения, помогающего настроить размер и, таким образом, количество кластеров (Reichardt and Bornholdt, 2006). Этот метод имеет свои особенности – например, он не является детерминированным, поэтому разные прогоны могут давать разные результаты, – и недостатки (Fortunato and Barthelemy, 2007; Good et al., 2010), поэтому важно сравнить его с другими методами или использовать внешнюю информацию для интерпретации любого результата кластеризации. Тем не менее, максимизация модульности дала, безусловно, наиболее интерпретируемые результаты на анализируемом здесь наборе данных, где несколько других методов даже не смогли различить какую-либо структуру в сети, в основном из-за ее плотности. Заинтересованный читатель может поэкспериментировать, используя код, выпущенный вместе с этой статьей. В отсутствие дополнительных спецификаций, когда обсуждается решение кластеризации, это один из возможных аналогичных результатов максимизации модульности с параметром разрешения равным 1.

В больших масштабах и несмотря на рассмотрение совершенно разных подполей, таких как искусство и история, сеть почти подключена – только два узла не являются частью ее гигантского компонента (самый большой набор связанных узлов; два узла связаны, если путь существует между их). Сеть также очень плотная: она содержит почти 40% всех возможных ребер между узлами, что влечет за собой сильное перекрытие списков ссылок историков. Такая хорошо связанная сеть неизбежно вызывает некоторые трудности при поиске кластеров узлов.Сравнение кластерного решения с общими категориями из библиотечного каталога приведено на рисунке 3. Метки кластеров на рисунке 3B даны для проверки общих категорий, ключевых слов и периодов монографий внутри каждого кластера. Что касается этого набора данных, поле кажется интеллектуально организованным в соответствии с двумя основными подполями, а именно, история с одной стороны, искусство и архитектура с другой стороны, плюс измерение времени, в соответствии с основными периодами, представляющими интерес для историков Венеции. .В частности, история ранней современной республики, особенно ее эпохи Возрождения, находится в центре внимания по количеству публикаций. В меньшей степени средневековье и в гораздо меньшей степени XIX век и последующие годы. На этом уровне также возникают более мелкие пограничные области деятельности, такие как прикладное искусство.

Рисунок 3 . Различная кластеризация цитирующих монографий (гигантский компонент сети библиографических связей) в соответствии с метаданными каталога (слева) и информацией о цитировании (справа).На этом уровне информация о цитировании охватывает общие категории и рассматриваемые периоды, а также более мелкие подполя, такие как прикладное искусство (желтый справа). Эта визуализация была сделана с помощью Gephi 0.9.1 (Bastian et al., 2009) с использованием Force Atlas 2 с параметрами по умолчанию, но для режима LinLog, масштабирования 0,5 и влияния краев 0,8. Края опущены: сеть подключена. Важно отметить, что расположение узлов связано, но не определяется только кластерами, найденными путем максимальной модульности (Jacomy et al., 2014). (A) Кластеры согласно метаданным каталога на самом высоком уровне. Красный / серый: история, синий / темно-серый: история архитектуры, зеленый / светло-серый: история искусств. (B) Кластеры по максимизации модульности. Красный: ранняя современная история, зеленый: искусство и архитектура, синий: история средневековья, голубой: история девятнадцатого века, желтый: прикладное искусство (например, текстиль).

Исходя из этой наиболее общей ситуации, более мелкие кластеры могут быть определены либо путем настройки параметра разрешения, либо путем дальнейшей кластеризации уже индивидуализированного кластера.При дальнейшей кластеризации самого большого исторического кластера на Рисунке 3B (красным) появляется набор более мелких кластеров, которые мы можем рассматривать как широкие области интереса в недавней литературе. Четыре кластера относятся к периоду Возрождения с разных точек зрения:

1. Аспекты, связанные с политической историей и элитой, затрагивающие международные отношения и венецианскую империю. Примером может служить книга Дональда Квеллера «Il patriziato veneziano: la realtá contro il mito» (Венецианский патрициат: реальность против мифа).

2. Социальная и религиозная история, включая цензуру, гендер и культуру. Примеры – «Женщины и мужчины в Венеции раннего Нового времени: переоценка истории» Сатья Датты и «Гражданский ритуал в Венеции эпохи Возрождения» Мьюра. Большинство публикаций в этом кластере появились совсем недавно, после 2002 года.

3. Правительство города и его материкового штата. Например, «L’intrigo dell’onore: poteri e istituzioni nella Repubblica di Venezia tra Cinque e Seicento» Клаудио Поволо («Интриги чести: власть и институты Венецианской республики между XVI и XVII веками»).

4. Экономическая история. Например, Ричард Рапп «Промышленность и экономический спад в Венеции семнадцатого века». Это довольно старый кластер, датируемый в основном 1970-ми и 1980-ми годами.

Другой кластер вместо этого составляют работы, посвященные восемнадцатому веку, со смесью точек зрения, охватывающих от политики и роли элит до реформы правительства или социальных и культурных аспектов периода. Пример приводится в произведении Фолькера Хунеке «Il patriziato veneziano alla fine della Repubblica: 1646–1797» (Венецианский патрициат в конце республики).Помимо исключений, все кластеры включают в себя относительно недавние работы (в основном 1990-е и 2000-е годы).

Большая часть историографии ранней современной Венеции представляет собой смесь старых тем, часто пересматриваемых с новой точки зрения. Большинство из этих направлений современной литературы имеют давнюю традицию изучения историками города (Grubb, 1986; Davidson, 1997; Dursteler, 2013). Фактически, их появление в сети означает наличие преемственности в использовании литературы.Примечательно, однако, относительное отсутствие недавних усилий по изучению экономической истории Венеции, по крайней мере, в пределах набора данных. Социальная и экономическая история Венеции достигла своего расцвета в 1960-х и 1970-х годах, в основном из-за влияния работ Фернана Броделя и École des Annales , но с тех пор она стала менее важной. Наиболее заметное новшество в этой недавней историографии и то, что уже обсуждалось в литературе (Horodowich, 2004), – это рост числа важных исследований, посвященных новой социальной истории, отмечающих «сдвиг интереса от порядка к беспорядку, от ортодоксии. к инакомыслию, из центра власти в более широкий социальный контекст »(Davidson, 1997).Примерами в этом отношении являются относительно новые тенденции в гендерной и женской истории.

Что касается кластера истории искусств и архитектуры, разделение более простое и исторически более стабильное: архитектура в целом организует себя в городское измерение, в котором рассматриваются дворцы и город в целом, и измерение, связанное с религиозными зданиями, особенно церкви и монастыри. Вместо этого в искусстве в значительной степени преобладает изучение отдельных художников и их школ с разделением по периодам на Ренессанс и конец восемнадцатого века и далее.Интересно, что в этот более поздний период больше внимания уделяется частному коллекционированию, тогда как в предыдущий период прикладное искусство, такое как ювелирные изделия, оказало влияние из-за близости со средневековьем, когда живопись играла второстепенную роль.

Средневековый кластер обычно вращается вокруг двух измерений: история основания Венецианской империи с упором на ее коммерческие, а также политические аспекты, а также история городского развития города и его связь с окружающей средой. лагуна и ее естественная среда.Работы Джона Юлиуса Норвича («Венеция: восхождение к империи») и Герхарда Рёша («Венеция и империя», «Венеция и Империя») представлены среди бывшей группы; Работа Владимиро Дориго «Venezia romanica: la formazione della cittá medioevale fino all’etá gotica» (романская Венеция: формирование средневекового города до готического периода) – самая важная работа в последнем, которая могла бы вписаться в архитектуру. кластер.

Наконец, кластер девятнадцатого века в последнее время в основном посвящен социальной, культурной и политической истории города после падения республики.Другой более старый кластер связан с событиями 1848 года, когда между двумя периодами австрийского господства была установлена ​​недолговечная республика. Очевидно, что все эти соображения применимы только к рассматриваемому образцу.

Несмотря на то, что относительно ясный ландшафт недавней историографии Венеции вырисовывается из сети цитирования на уровне монографий, необходимо отметить, что качество кластеризации, измеряемое модульностью разделов, а также прямым осмотр, быстро деградирует, увеличивая количество кластеров.Сеть библиографических связей между цитирующими монографиями очень хорошо связана и эффективно обеспечивает широкий обзор области, не допуская слишком детальной индивидуализации небольших кластеров, появление которых может потребовать дополнительной информации, такой как цитирование журнальных статей и первоисточников. . Этот специфический ландшафт цитирования основан на его плотной организации с использованием предшествующей литературы или интеллектуальной базы историков Венеции. Можно рассмотреть ранее введенную сеть совместного цитирования, изучить, как такая литература использовалась, и связать ее с конкретными группами цитирующих монографий.Вскоре станет очевидно, что крошечная часть литературы, ее ядро, играет важную роль в качестве общей справочной информации для историков Венеции как внутри кластеров, так и между ними.

5. Интеллектуальная база и ее ядро ​​

Сеть совместного цитирования, отфильтрованная для включения только ребер с весом два или более, снова является почти связным графом (только 73 из 9 061 узла не являются частью гигантского компонента). Кроме того, его плотность намного ниже, чем у сети библиографических связей, на уровне 0.007. Это прямо следует из того факта, что большая часть литературы цитируется несколько раз. Чтобы подчеркнуть роль основной литературы в сети совместного цитирования, рассматриваются три меры центральности на уровне узла:

• Связность: учитывает способность узла соединять различные области сети, которые без него были бы менее хорошо связаны.

• PageRank: учитывает важность узла по отношению к его подключению к другим важным узлам.

• Коэффициент локальной кластеризации: доля соседних узлов, которые подключены по очереди. Соседний узел напрямую подключен к интересующему узлу. Если все соседи узла связаны между собой, его локальная кластеризация будет равна 1. Это дает представление о том, насколько плотно связана локальная окрестность узла.

Эти три показателя работают вместе: ожидается, что промежуточность и PageRank будут высокими, а локальная кластеризация будет низкой для основной литературы.Интуитивно это означало бы, что основная литература способна связывать различные области сети, таким образом, группы работ, которые цитировались разными сообществами (это влечет за собой высокую промежуточность и низкую локальную кластеризацию) и особенно связаны между собой (высокий PageRank) из-за того, что основные работы часто цитируются вместе.

На рис. 4 показан гигантский компонент сети совместного цитирования и выделена основная литература для справки (красным / темно-серым).Имея в виду эту картину, можно оценить, как интуитивная роль ядра находит подтверждение с помощью трех предложенных мер центральности. В частности, на Рисунке 4 показано, как основная литература имеет высокую промежуточность и PageRank, соответственно, что означает, что она объединяет различные области сети. Но ядро ​​также имеет более низкий коэффициент локальной кластеризации из-за того, что оно помогает соединять группы источников, которые более плотно связаны внутри группы, но не между группами.Интуитивное объяснение состоит в том, что группы источников здесь представляют собой списки литературы нескольких цитирующих монографий, которые полностью связаны между собой, но связаны с другими подобными группами только через основную литературу.

Рисунок 4 . В основной литературе подчеркивается гигантский компонент сети совместного цитирования, промежуточность и центральность PageRank, которые выше для ядра, и локальная кластеризация, которая вместо этого ниже для ядра.В этой визуализации используется Force Atlas 2 компании Gephi с режимом LinLog и толщиной края 3,5. (A) Основная литература (красный / темно-серый) и остальная часть (голубой / светло-серый). (B) Центральность промежуточности выше для более темных узлов (т. Е. В основном ядра). (C) PageRank выше для более темных узлов (т. Е. В основном ядра). (D) Коэффициент локальной кластеризации выше для более темных узлов (т. Е. Не ядра).

Визуальная интуиция находит подтверждение с помощью коэффициентов корреляции, как показано в таблице 2.Возможно, это интересно, и, несмотря на то, что ядро ​​ведет себя так, как ожидалось, коэффициенты корреляции не так высоки, чтобы давать слишком узкое объяснение. Количество полученных цитирований в направленной сети, безусловно, определяет важную роль ядра в объединяющих группах литературы, которые в противном случае почти не связаны, но эта роль не учитывается исключительно ядром. Ядро, вероятно, играет важную роль в этом отношении, но другие устройства тоже помогают поддерживать связь в сети.К настоящему времени должно быть ясно, что использование порогового значения количества полученных цитирований является всего лишь одним из методов определения основной литературы. Его также можно было индивидуализировать с похожими, но не идентичными результатами, используя свойства сети совместного цитирования, например, в соответствии с некоторыми показателями центральности, такими как PageRank или промежуточность. Это действительно было одной из целей внедрения сетей совместного цитирования (Small, 1973). Таким образом, помимо популярности (количества полученных цитирований), могут быть задействованы различные аспекты основной литературы.

Таблица 2 . Коэффициенты корреляции Пирсона между различными показателями и основной литературой.

Тем не менее, главное остается в силе: основная литература существует и является основной причиной, по которой эта область кажется связанной на уровне цитирования. Ученые из разных областей и занимающиеся множеством тем, по-прежнему делятся (небольшим) набором работ, к которым все они относятся. В следующем разделе эти работы исследуются более подробно.

6. Основная литература

Основная литература, состоящая из 769 монографий, процитированных десять и более раз, почти равномерно отражает все периоды публикации цитируемого материала.Тем не менее, он сравнительно старше из-за времени, необходимого для накопления цитат в этой области. Как следствие, он также весьма разнообразен по своему содержанию. Для основной литературы могут быть предложены две группы: одна, более тривиальная, где основные работы сгруппированы по возрасту публикации: до 1800, 1800–1949 и с 1950 года по настоящее время. Другая группа использует типологию самой публикации, позволяя выделить три разные группы: первоисточники, справочные произведения и научные монографии.Сводная информация представлена ​​в таблице 3.

Таблица 3 . Краткое изложение двух групп основных источников по возрасту и по типологии.

Первая группа основных работ по возрасту (определенная как возраст 1 ) состоит из публикаций, датированных до 1800 года, в основном старопечатных книг. Тем не менее, некоторые из наиболее цитируемых первоисточников были позже отредактированы в виде критического издания, чтобы облегчить доступ историкам. Ярким примером первоисточника, который был отредактирован и опубликован в более позднее время, являются Дневники Марина Санудо, венецианского дворянина, который записывал повседневную жизнь города на протяжении нескольких десятилетий на протяжении четырнадцатого и пятнадцатого веков.Это издание было опубликовано между 1879 и 1903 годами. И наоборот, ранние научные труды, опубликованные до XIX века, также включены в эту категорию. Вторая группа по возрасту (, возраст 2 ) состоит из источников, опубликованных в период между 1800 и 1949 годами. Эта фаза историографии Венеции, развивающаяся после падения республики, характеризуется усилиями местных историков по определению положительный взгляд на прошлое города, но, что более важно, влияние общего позитивистского поворота в исторических исследованиях, который способствовал созданию справочных материалов и всеобъемлющих синтезов истории республики (Infelise, 2002; Povolo, 2002; Dursteler , 2013).Справочные материалы могут быть критическими редакциями документов с соответствующими историческими исследованиями, а также историческими словарями, реперториумами, библиографиями или любым видом работы, предназначенной для помощи будущим историкам путем предоставления усвоенной информации. Наиболее ярким примером является, пожалуй, «Delle Inscrizioni Veneziane» Эммануэле Чикогна, обширный репертуар венецианских эпиграфов. Кроме того, в тот же период развивалась современная историография, в то время как амбициозные работы по историческому синтезу были созданы на основе недавно обнаруженных документальных свидетельств.Примером может служить «Документированная история Венеции» Самуэле Романина, опубликованная между 1853 и 1861 годами. Некоторые работы в этой группе также являются многотомными. Третья и последняя группа ( возраст 3 ) является более новой и многочисленной, объединяя все работы, опубликованные с 1950 года, в том, что мы могли бы назвать современной историографией Венеции. Эта группа из 477 монографий включает в себя некоторые работы непреходящей важности, такие как «История населения Венеции» Даниэле Бельтрами (1954 г.) или «Экономическая история Венеции» Джино Луццатто (1961 г.), но меньше справочных работ или изданий источников.Каждая базовая группа по возрасту включает от 1,4 до 2,4% процитированных работ за данный период, причем пропорционально больше произведений из второго периода являются основными, чем из других периодов.

Группы по типологии организованы по-разному. Первая типология ( тип 1 ) включает первичные источники, индивидуализированные как публикации или документальные записи, изначально не предназначенные как научные работы, включая критические издания. На практике все работы публикуются не как научные, плюс все редакции документов входят в типологическую.Третья типология ( тип 3 ) включает в себя все научные работы, опубликованные в любое время. Используя это определение, несколько произведений первого и, тем более, двухлетнего возраста попадают в типологию три. Наконец, вторая типология ( тип 2 ) объединяет все справочные материалы, сделанные историками для историков (например, словари, библиографии, указатели, справочники и т. Д.), В соответствии с определением, данным ранее. Большинство этих работ было опубликовано в девятнадцатом и начале двадцатого веков.Краткое изложение этого второго метода классификации также приведено в Таблице 3, а пять наиболее цитируемых работ по каждой типологии вместе с их количеством цитирований более подробно описаны в Таблице 4.

Таблица 4 . Верхнее ядро ​​работает по типологии.

Наличие основной литературы и трех основных типологий первоисточников, справочных и научных работ подчеркивает то, что объединяет эту область. Пресловутые первоисточники могут стать обычным явлением, особенно если они опубликованы в критическом издании.Справочные материалы часто влекут за собой вложение ресурсов, которые нелегко воспроизвести, что определяет их непреходящую важность. Некоторые могут даже содержать материалы о давно исчезнувших записях или артефактах, которые представляют собой единственное сохранившееся свидетельство. Справочные произведения также часто являются продуктом определенных периодов, в течение которых их статус как научного продукта считался равным, если не выше, статусу научных монографий, например, во второй половине девятнадцатого века. Первичные источники и справочные работы могут рассматриваться как общие для сообщества, работы, на основе которых можно строить дальнейшие научные исследования, и которые не предаются забвению, пока на их месте не будет признана другая сопоставимая и лучшая работа.Наконец, научные монографии с признанным статусом появляются довольно медленно, часто по прошествии одного или нескольких поколений. Очевидно, что количество цитирований по гуманитарным наукам увеличивается медленно, особенно по монографиям. Тем не менее тот факт, что недавняя историография так часто цитирует старую науку, можно объяснить несколькими способами: на этот раз давно забытые темы могут пережить вторую жизнь, как в случае с частной жизнью и историей интерьеров, темой, ранее обсуждавшейся Помпео. Мольменти в его высоко цитируемой работе (наиболее цитируемой в трех типологии) и повторно открытой несколькими учеными с 30 лет назад.Еще одна мотивация для цитирования старых, хорошо известных работ заключается в том, что они, по сути, широко признаны, поэтому их упоминание важно для обозначения членства в сообществе. Важность цитирования для контекстуализации или обозначения, особенно в монографиях, где цитируется больше, может быть фактором, способствующим важности основной литературы. Наконец, высоко цитируемые работы также являются знаковыми работами, которые возникли или, во всяком случае, внесли большой вклад в конкретную тему, имеющую непреходящую актуальность, поэтому они цитируются, чтобы реконструировать ее основные разработки.

При рассмотрении использования основной литературы с течением времени на Рисунке 5 показано, что соотношение цитирований к основной литературе относительно стабильно по разным типологиям. Первая и вторая типология – это, по сути, довольно специализированные работы, маргинальные по общему количеству полученных цитирований, но стабильные при их наличии. Напротив, третья типология представлена ​​более широко: за последние десятилетия число цитирований возрастало и снижалось до 20%. Что касается категорий основной литературы по возрасту, можно оценить, что более старая научная литература с течением времени вытесняется более поздними работами в процессе медленного обновления научной справочной литературы, что не влияет на первоисточники и справочные материалы.На самом деле доля ссылок на старую литературу со временем немного увеличивается. Мы рассматриваем (модифицированную версию) Индекса цен (De Solla Price, 1970) или долю цитирований к работам, опубликованным максимум за 10 лет до цитирующей, в Таблице 5. Значения, уже очень низкие, постепенно снижаются. время. Это интересно, поскольку указывает на возможное растущее предпочтение ученых более старым и хорошо известным источникам, а не более новой (и обширной) литературе. Поскольку основная литература часто устарела, это будет означать, что ее важность со временем медленно растет.Наиболее цитируемые источники за те же промежутки времени фактически подчеркивают стабильную популярность основных источников первой и второй типологии с некоторыми изменениями, происходящими в третьей типологии (результаты здесь опущены для краткости и могут быть найдены в репозитории кода).

Рисунок 5 . Соотношение цитирований основных и непрофильных работ с течением времени. Пропорции рассчитываются с использованием окна сглаживания в 6 лет, для каждого момента времени общая сумма (ось y) равна единице. Доля цитирований во второй возрастной категории сокращается, а в третью возрастает, поскольку новые стипендии дополняют более старые работы в последние годы.Что касается типологий, мы видим, что роль типологий 1 и 2 незначительна, но стабильна, в то время как типология 3 выросла до стабильных 20% цитируемых цитируемых широко известных научных монографий. (A) Доля цитирований в ядре по возрасту. (B) Доля цитирований в ядре по типологии.

Таблица 5 . 10-летний индекс цен по интервалам цитирования источников.

Долю цитирований в основной литературе можно сравнить с долей цитирований на однозначно цитируемые работы или работы, которые цитируются только один раз в наборе данных.Эти распределения представлены вместе на рисунке 6. Интересно, что цитирующие монографии имеют более равномерное распределение цитирования уникальных работ, в среднем 30-40%, но с высокой дисперсией, в то время как основные работы играют более ограниченную, но значительную роль, принимая в среднем 10–20% цитирований. Большинство монографий уравновешивают свои цитирования долей основных работ и менее цитируемыми работами, что, по-видимому, является компромиссом между контекстуализированными и специализированными ссылками.

Рисунок 6 .Совместное распределение доли цитирований основной литературы и однозначно цитируемых работ (т. Е. Работ, цитируемых только один раз). Большинство цитирующих монографий ссылаются на 10–20% основных и 30–40% на однозначно цитируемые работы.

Основная литература, объединяющая область истории Венеции, представляет все периоды ее развития, а также различные типологии публикаций. Похоже, что историки Венеции разделяют набор источников, справочных работ и монографий, которые широко известны практикам и остаются актуальными по сей день с учетом стремительно растущего разнообразия точек зрения.Ограниченный набор хорошо известных монографий, которые получили достаточное признание, чтобы их цитировали даже за пределами их первоначальной специализации и являлись частью общей основы ученых в данной области. С одной стороны, у нас есть первоисточники и справочные материалы, которые никогда не устаревают, пока не будут заменены; с другой стороны, научные работы особой важности, которые медленно обновляются или открываются заново с течением времени, поскольку сфера деятельности смещает внимание к различным темам, но обосновывает их в предыдущей работе. Эта ситуация может иметь место и в других областях истории и за ее пределами, что будет изучено в дальнейшей работе.

7. Заключение

В этой статье мы предположили важность основной литературы в истории и гуманитарных наук в целом для объединения различных групп исследований в единую область. Мы исследовали его существование, качество и структурную роль для тематического исследования историографии Венеции, используя набор данных из монографий для цитирования монографий, где источники (цитирующие работы) были выбраны из недавней историографии по данной теме. Для оценки результатов различных методов кластеризации использовалась тонкая ручная классификация.

Исходя из общей точки зрения, согласно которой гуманитарные науки представляют собой целостную интеллектуальную структуру, мы действительно обнаружили, что это верно и для историографии Венеции. Тем не менее, группа основных, высоко цитируемых работ возникает как основная мотивация, для которой как недавняя литература (сеть библиографических связей), так и интеллектуальная база (сеть совместного цитирования) почти связаны и организованы в согласованные кластеры, соединенные ею. Также обнаружено, что структурная роль основной литературы со временем возрастает по мере того, как область становится все более разнообразной.Основная литература в основном состоит из первоисточников и справочных материалов, которые никогда не устареют, пока их не заменят аналогичные статьи, а также научные работы существенной важности, которые становятся широко известными в данной области. Эта вторая группа основных работ вместо этого медленно обновляется с течением времени, поскольку область перемещается к новым темам или проливает новый свет на старые. Несмотря на то, что гуманитарные и социальные науки, скорее всего (и будем надеяться), никогда не станут общепризнанными науками, стремящимися к быстрым открытиям, роль некоторых первоисточников и справочных материалов для обоснования их дискуссий, возможно, можно сравнить с «генеалогией исследований. технологии », столь важные для кумулятивного прогресса науки (Collins, 1994).Их влияние с течением времени, возможно, до сих пор остается недооцененным элементом в оценке исследований в области гуманитарных наук.

Интересно, что в случае Венеции устоявшаяся традиция исследований и ресурсов все еще оказывает влияние на недавнюю науку, которая становится значительно более сложной и ориентированной на международный уровень. Наличие основной литературы – это, в конечном счете, причина, по которой мы все еще можем рассматривать историографию Венеции как отдельную область, а не набор все более фрагментированных областей исследования.Это исследование, если его в конечном итоге воспроизвести для других областей и дисциплин, указывает на еще два общих соображения. Во-первых, основная литература может очень долго влиять на область. Это имеет значение для оценки исследований, которая, очевидно, не может быть основана на краткосрочном подсчете цитирований. Во-вторых, темпы исследований в последнее время, вероятно, приводят к интеллектуальной фрагментации, о чем свидетельствует растущее значение ядра. Этого, возможно, можно было бы избежать, активизировав усилия по созданию и использованию общих (цифровых) ресурсов и справочных материалов, которые, как доказано, имеют длительный эффект интеграции исследовательских усилий.

8. Доступность данных

Полный набор данных доступен в Интернете (Romanello and Colavizza, 2017). Репозиторий с копией каждого рисунка и анализом этой статьи находится по адресу https://github.com/Giovanni1085/core_literature_historians_venice. По тому же адресу можно найти список цитируемых и цитируемых монографий, а также три рассматриваемые сети цитирования в форматах csv и graphml.

Авторские взносы

Автор несет полную ответственность за всю статью.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Автор хотел бы поблагодарить в алфавитном порядке: Мартину Бабетто, Сильвию Ферронато и Маттео Романелло (EPFL, Швейцария), членов команды проекта. Также благодарим Людо Уолтмана и Винсента Траага (CWTS, Лейден, Нидерланды), Массимо Франческе (Университет Удине, ИТ) и Дорит Рейнс ( Ка’Фоскари, Университет Венеции, , ИТ) за очень полезные обсуждения.Библиотечная система Венецианского университета Ка ‘Фоскари , и особенно его гуманитарная библиотека (BAUM) и Центральный институт сводного каталога итальянских библиотек и библиографической информации (ICCU) охотно сотрудничали с библиографическими ресурсами и материально-технической поддержкой.

Финансирование

Это исследование финансируется Швейцарским национальным фондом грантами 205121_159961 и P1ELP2_168489.

Сноски

Список литературы

Ардануй, Дж.(2013). Шестьдесят лет исследований в области анализа цитирования в гуманитарных науках (1951–2010 гг.). Журнал Американского общества информационных наук и технологий 64: 1751–5. DOI: 10.1002 / asi.22835

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bastian, M., Heymann, S., and Jacomy, M. (2009). Gephi: программное обеспечение с открытым исходным кодом для исследования и управления сетями. В Международной конференции AAAI по блогам и социальным сетям . Сан-Хосе, Калифорния: Бастиан.

Google Scholar

Блондель, В.Д., Гийом Ж.-Л., Ламбьотт Р. и Лефевр Э. (2008). Быстрое разворачивание сообществ в большие сети. Журнал статистической механики: теория и эксперимент 2008: 10008. DOI: 10.1088 / 1742-5468 / 2008/10 / P10008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бёрнер, К. (2010). Атлас науки: визуализация того, что мы знаем . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Бёрнер К. и Шарнхорст А. (2009). Визуальные концептуализации и модели науки. Journal of Informetrics 3: 161–72. DOI: 10.1016 / j.joi.2009.03.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борнманн, Л., Мутц, Р. (2015). Темпы роста современной науки: библиометрический анализ по количеству публикаций и цитированных ссылок. Журнал Ассоциации информационных наук и технологий 66: 2215–22. DOI: 10.1002 / asi.23329

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колавицца, Г., Романелло, М., и Каплан, Ф. (2017). Список литературы: способ пополнить каталоги гуманитарных библиотек данными цитирования. Международный журнал электронных библиотек 1–11. DOI: 10.1007 / s00799-017-0210-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коллинз Р. (1994). Почему социальные науки не станут наукой с высоким уровнем консенсуса и быстрыми открытиями. Социологический форум 9: 155–77. DOI: 10.1007 / BF01476360

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чарди, Г., и Nepusz, T. (2006). Программный комплекс igraph для комплексного исследования сети. InterJournal Комплексные системы: 1695.

Google Scholar

Дэвидсон, Н. (1997). «В диалоге с прошлым»: венецианские исследования 1960–1990-х годов. Бюллетень Общества исследователей Возрождения 15: 13–24.

Google Scholar

Де Солла Прайс, Д. (1970). Показатели цитирования в точных науках, мягких науках, технологиях и нанонауках. В Общение между учеными и инженерами , под редакцией К.Э. Нельсон, Д.К. Поллок, 3–22. Лексингтон, Массачусетс: Книги Хита Лексингтона.

Google Scholar

Дюрстелер Э. (2013). Краткий обзор истории Венеции. В г. «Сопровождение венецианской истории», 1400–1797 гг. , под редакцией Э. Дюрстелера, 1–24. Лейден: Брилл.

Google Scholar

Энгельс, T.C.E., Ossenblok, T.L.B., и Spruyt, E.H.J. (2012). Изменение моделей публикаций в социальных и гуманитарных науках, 2000–2009 гг. Наукометрия 93: 373–90.DOI: 10.1007 / s11192-012-0680-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фортунато С. и Бартелеми М. (2007). Предел разрешения при обнаружении сообщества. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 104: 36–41. DOI: 10.1073 / pnas.0605965104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фортунато С., Хрик Д. (2016). Обнаружение сообществ в сетях: руководство пользователя. Отчеты по физике 659: 1–44.DOI: 10.1016 / j.physrep.2016.09.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарфилд, Э. (1980). Отличается ли поиск информации в искусстве и гуманитарных науках от поиска в науке? Ожидается, что индекс цитирования ISI ® в области искусства и гуманитарных наук окажет влияние на будущие стипендии. The Library Quarterly 50: 40–57. DOI: 10.1086 / 629874

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Good, B.H., de Montjoye, Y.-A., and Clauset, A.(2010). Максимизация модульности в практическом контексте. Physical Review E, охватывающий статистическую, нелинейную, биологическую физику и физику мягкой материи 81 (4 Pt 2): 046106. doi: 10.1103 / PhysRevE.81.046106

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Grubb, J.S. (1986). Когда мифы теряют силу: четыре десятилетия венецианской историографии. Журнал современной истории 58: 43–94. DOI: 10.1086 / 242943

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаммарфельт, Б.(2011). Междисциплинарность и интеллектуальная база литературных исследований: анализ цитирования высокоцитируемых монографий. Наукометрия 86: 705–25. DOI: 10.1007 / s11192-010-0314-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаммарфельт, Б. (2012). Сбор сносок в сельской местности: образцы цитирования в шведском литературоведении. Журнал документации 68: 536–58. DOI: 10.1108 / 00220411211239101

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаммарфельт, Б.(2016). За пределами охвата: к библиометрии для гуманитарных наук. В исследовании Research Assessment in the Humanities , под редакцией M. Ochsner, S.E. Обнять и Х.-Д. Даниил, 115–131. Чам: Издательство Springer International.

Google Scholar

Хеллквист, Б. (2009). Ссылки в гуманитарных науках и их значение для анализа цитирования. Журнал Американского общества информационных наук и технологий 61: 310–8. DOI: 10.1002 / asi.21256

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрубель, Дж.-P.V.M., Goedeken, E.A. (2001). Использование индекса цитирования по искусству и гуманитарным наукам для определения сообщества междисциплинарных историков: исследовательское библиометрическое исследование. Библиотекарь сериалов 41: 85–98. DOI: 10.1300 / J123v41n01_07

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hérubel, J.P.V.M. (1994). Цитирование в гуманитарных и социальных науках: выборочная и аннотированная библиография. Управление коллекциями 18: 89–137. DOI: 10.1300 / J105v18n03_06

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хикс, Д.(1999). Сложность достижения полного охвата международной литературы по социальным наукам и библиометрические следствия. Наукометрия 44: 193–215. DOI: 10.1007 / BF02457380

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хичкок, Т. (2013). Противостояние цифровому: или как академическая история потеряла сюжет. Культурная и социальная история 10: 9–23. DOI: 10,2752 / 147800413X135152

070

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Городович, Л.(2004). Новая Венеция: историки и историография в лагуне 21 века. История Компас 2: 1–27. DOI: 10.1111 / j.1478-0542.2004.00120.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, М.-Х., и Чанг, Ю.В. (2008). Характеристики результатов исследований в области социальных и гуманитарных наук: с точки зрения оценки исследований. Журнал Американского общества информационных наук и технологий 59: 1819–28. DOI: 10.1002 / asi.20885

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Инфелизе, М.(2002). Venezia e il suo passato. Сториа, мити, фул. В году Сториа ди Венеция. L’Ottocento e il Novecento , под редакцией М. Исненги и С. Вульфа, 967–988. Рим: Istituto dell’Enciclopedia Italiana Treccani.

Google Scholar

Джакоми, М., Вентурини, Т., Хейманн, С., и Бастиан, М. (2014). ForceAtlas2, алгоритм построения непрерывного графа для удобной визуализации сети, разработанный для программного обеспечения Gephi. Plos One 9: e98679. DOI: 10.1371 / journal.pone.0098679

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, К., Чепмен, М., и Вудс, П.С. (1972). Характеристика литературы, используемой историками. Журнал библиотечного дела и информатики 4: 137–56. DOI: 10.1177 / 096100067200400301

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кесслер, М. (1963). Библиографическая связь между научными статьями. Американская документация 14: 10–25. DOI: 10.1002 / asi.50103

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клаванс Р., Бояк К.W. (2009). К консенсусной карте науки. Журнал Американского общества информационных наук и технологий 60: 455–76. DOI: 10.1002 / asi.20991

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Книвел, Дж. Э., и Келлси, К. (2005). Анализ цитирования для создания коллекции: сравнительное исследование восьми гуманитарных областей. The Library Quarterly: Информация, сообщество, политика 75: 142–68. DOI: 10.1086 / 431331

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларивьер, В., Аршамбо, Э., Жинграс, Й., и Виньола-Ганье, Э (2006). Место сериалов в референц-практиках: сравнение естественных и инженерных наук с общественными и гуманитарными науками. Журнал Американского общества информационных наук и технологий 57: 997–1004. DOI: 10.1002 / asi.20349

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лейдесдорф, Л., Хаммарфельт, Б., и Салах, А. (2011). Структура индекса цитирования по искусству и гуманитарным наукам: отображение на основе совокупного цитирования 1157 журналов. Журнал Американского общества информационных наук и технологий 62: 2414–26. DOI: 10.1002 / asi.21636

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лейдесдорф, Л., Салах, А. (2010). Карты на основе индекса цитирования по искусству и гуманитарным наукам: журналы Leonardo и art journal в сравнении с темой «цифровых гуманитарных наук». Журнал Ассоциации информационных наук и технологий 61: 787–801. DOI: 10.1002 / asi.21303

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линдхольм-Романчук, Ю.и Уорнер Дж. (1996). Роль монографий в научном общении: эмпирическое исследование философии, социологии и экономики. Журнал документации 52: ​​389–404. DOI: 10.1108 / eb026972

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Linmans, A.J.M. (2009). Почему с библиометрией гуманитарные науки не должны быть самым слабым звеном: индикаторы для оценки исследований, основанные на цитатах, библиотечных фондах и показателях производительности. Наукометрия 83: 337–54.DOI: 10.1007 / s11192-009-0088-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маршакова Шайкевич, И. (1973). Система документооборота по ссылкам. Научно-техническая информация Серийный номер ВИНИТИ 6: 3–8.

Google Scholar

McCain, K.W. (1987). Образцы цитирования в истории техники. Библиотечные и информационные исследования 9: 41–59.

Google Scholar

Мингерс Дж., Лейдесдорф Л.(2015). Обзор теории и практики наукометрии. Европейский журнал операционных исследований 246: 1–19. DOI: 10.1016 / j.ejor.2015.04.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nederhof, J.A. (2006). Библиометрический мониторинг результатов исследований в социальных и гуманитарных науках: обзор. Наукометрия 66: 81–100. DOI: 10.1007 / s11192-006-0007-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ньюман, M.E.J. (2010). Сети: Введение . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Ньюман М.Э.Дж. и Гирван М. (2004). Поиск и оценка структуры сообщества в сетях. Physical Review E, охватывающий статистическую, нелинейную, биологическую физику и физику мягкой материи 69: 066133. doi: 10.1103 / PhysRevE.69.066133

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нолен, Д.С., Ричардсон, Х.А. (2016). Поиск знаковых произведений в английском литературоведении: анализ цитирования. Журнал академического библиотечного дела 42: 453–8. DOI: 10.1016 / j.acalib.2016.04.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перссон, О. (1994). Интеллектуальная база и направления исследований «Ясиса» 1986–1990 гг. Журнал Американского общества информационных наук 45: 31. doi: 10.1002 / (SICI) 1097-4571 (199401) 45: 1 <31 :: AID-ASI4> 3.0.CO; 2-G

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Поволо, К. (2002). Создание венецианской историографии.В году пересмотр Венеции: история и цивилизация итальянского города-государства, 1297–1797, , под редакцией Дж. Дж. Мартин и Д. Романо, 491–519. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса.

Google Scholar

Райхардт, Дж., И Борнхольдт, С. (2006). Статистическая механика обнаружения сообществ. Physical Review E, охватывающий статистическую, нелинейную, биологическую физику и физику мягкой материи 74: 016110. doi: 10.1103 / PhysRevE.74.016110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Романелло, М.(2016). Изучение сетей цитирования для изучения интертекстуальности в классике. Digital Humanities Quarterly 10: 1–12.

Google Scholar

Романелло, М., и Колавицца, Г. (2017). dhlab-epfl / LinkedBooksMonographs: LinkedBooksMonographs (версия 1.1) . DOI: 10.5281 / zenodo.377047

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смолл, Х. (1973). Совместное цитирование в научной литературе: новая мера взаимосвязи между двумя документами. Журнал Американского общества информационных наук 24: 265–9. DOI: 10.1002 / asi.4630240406

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шубель, Л., ван Эк, Н.Дж., и Вальтман, Л. (2016). Кластеризация научных публикаций на основе отношений цитирования: систематическое сравнение различных методов. Plos One 11: e0154404. DOI: 10.1371 / journal.pone.0154404

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томпсон, Дж.(2002). Гибель научной монографии по гуманитарным наукам? Образцы цитирования в литературоведении. Libri 52: ​​121–36. DOI: 10.1515 / LIBR.2002.121

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tyrrell, I.R. (2005). Публичные историки: практика американской истории, 1890–1970 гг. . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Уильямс П., Стивенсон И., Николас Д., Уоткинсон А. и Роулендс И. (2009). Роль и будущее монографии в искусствоведческих и гуманитарных исследованиях. Aslib Proceedings 61: 67–82. DOI: 10.1108 / 00012530

2294

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зуккала А., Ганс Р., Корнаккиа Р. и Бод Р. (2015). Можно ли ранжировать издателей научных книг? Библиометрический эксперимент в области истории. Журнал Ассоциации информационных наук и технологий 66: 1333–47. DOI: 10.1002 / asi.23267

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Информация о том, как превратить диссертацию в монографию

Записки судейской коллегии

Энн Лоуренс, почетный профессор истории, Открытый университет

Этот комментарий вызван тем, что более 10 лет он судил две книжные премии для историков, обе – за первую монографию.В результате я прочитал более 100 первых монографий. Я хотел бы думать, что эти заметки помогут любому, кто собирается попытаться превратить диссертацию в книгу, что теперь является необходимым шагом для соискателей на академические должности.

Я должен начать с того, что полученный мной опыт был захватывающим и познакомил меня с работами многих новых ученых, с которыми я никогда бы не столкнулся иначе – я говорю «новые», потому что не все из них были молодыми. Призы – отличный способ воодушевить людей, и ничто не может лучше показать здоровье предмета, чем хорошие списки первых книг.Однако процесс, благодаря которому тезисы превращаются в книги, не всегда является доказательством против публикаций, которые могли бы быть намного лучше. Вот несколько советов, которые могут значительно улучшить первые книги, особенно если они основаны на докторских диссертациях.

Тезисы

UK предназначены для аудитории, состоящей в основном из руководителей и экзаменаторов. Книги должны быть доступны гораздо более широкой аудитории, и качества, из которых состоит превосходный тезис – произведение ученика, – отличаются от тех, которые делают хорошую книгу.Книга должна иметь значение для предмета, выдвигая убедительные и удобочитаемые аргументы. Не многие люди способны, как это сделала Аманда Форман, превратить тему своей диссертации в успешную торговую книгу (торговые книги обычно издаются крупными обычными издательствами, которые имеют значительные маркетинговые бюджеты и ожидают, что книги будут иметь коммерческий успех, доступ к ним обычно через литературного агента). Другая тактика – это тактика Эндрю Бисуэлла, который написал диссертацию о писателе Энтони Берджессе и в то же время написал биографию Берджесса.

Существует ряд требований к диссертации, упражнениям, чтобы показать экзаменаторам, что вы изучили ремесло, которые, если они включены в книгу, сделают ее менее интересной для чтения. Конечно, в идеале диссертация должна быть красиво написанным историческим письмом, которое немедленно меняет лицо предмета. На самом деле стремление закончить в требуемый период обычно означает, что авторы выбирают короткие пути и завершают работу в спешке.

  1. Для вашей диссертации вам, возможно, пришлось сжимать свой предмет от изучения сельского хозяйства и сельской жизни в Англии и Уэльсе в 1400-1900 годах до исследования сельской экономики Амбриджа в 1800-1900 годах.Это было необходимо для того, чтобы сделать вашу задачу аспиранта достижимой в рамках ограниченного времени и имеющихся ресурсов. Но не многие люди найдут интересным исследование только Эмбриджа. Большинство читателей захотят найти некую связь между Эмбриджем и более широким экономическим и социальным контекстом, некоторые обобщения, выходящие за рамки специфики Эмбриджа. Это может потребовать от вас дополнительной работы, выходящей за рамки вашей диссертации, но это того стоит. Но остерегайтесь преувеличения заявлений о том, что ваше исследование экономики Амбриджа изменит облик сельской истории.Небольшие исследования действительно имеют значение из-за эмпирических исследований, на которых они основаны, но они редко опровергают существующие аргументы, хотя и могут внести в них очень важные нюансы.
  2. Обзоры литературы являются неотъемлемой частью работы для учеников, они показывают вашим экзаменаторам, что вы погрузились в дополнительную литературу по этому предмету и знаете аргументы, которые ваше собственное исследование может подтвердить или опровергнуть. Но обзоры литературы датируются быстро, особенно по темам, по которым в настоящее время ведутся активные исследования, и их часто очень скучно читать.Вместо того, чтобы оставлять обзор литературы в качестве отдельной главы, разберите его и, если вам нужно сослаться на работы другого историка, сделайте это в том месте, где ваше исследование пересекается с их исследованиями. Читателю будет гораздо интереснее, если автор будет приводить конкретные аргументы в литературе в соответствующем месте текста книги.
  3. Обсуждая ранее проделанную работу, будьте скрупулезно вежливыми. Мы все стоим на плечах тех, кто работал в истории до нас.Заманчиво предположить, что все, кто был раньше вас, умышленно пренебрегают вашими любимыми темами, игнорируют очевидное и не задают правильные вопросы или не читают правильные документы. Никто не возражает против того, чтобы его исследования были заменены прекрасными исследованиями их преемников, вот в чем суть интеллектуального прогресса. Но никому не нравится, когда его работу принижают на публике. Будьте прагматичны: никогда не угадаете, когда историк, работу которого вы уволили, может оказаться в группе назначений на работу, которую вы ищете.

Иногда существовала веская причина для того, чтобы работа историка была оформлена так, как она была, причина, о которой вы могли не знать (доступность записей, состояние учености на момент написания, политические или цензурные ограничения, например ).

  1. Важно сознание того поколения, к которому принадлежит историк. Например, если вы работаете над историей гомосексуалистов, важно знать, писал ли историк в тот период, когда гомосексуальные отношения мужчин были незаконными.

В некоторых исторических предметах, таких как гендерная история, историки часто делали нетрадиционную академическую карьеру, что означает, что может быть трудно узнать, сколько лет нашим историческим праматерям. Линда Кербер (род. 1940) подчеркнула, что такие историки, как Натали Земон Дэвис (род. 1928), Герда Лернер (1920-2013) и Джоан Келли (1928-82), профессионально являются ее современниками, несмотря на то, что они почти на поколение старше.

Не следует полагать, что вся женская и гендерная история является продуктом феминизма второй волны.Айви Пинчбек и Элис Кларк достаточно известны, но было много других женщин, которые в девятнадцатом и начале двадцатого веков писали о женщинах в прошлом, причем некоторые из этих историков были вдохновлены феминизмом первой волны. Шарлотта Кармайкл Стоупс (1841–1929) и Роуз Грэм (1875–1963) писали об аспектах женской истории. Во вступлении Мэри Энн Эверетт-Грин (1818–1895) к томам «Календарей государственных газет», которые она редактировала между 1867 и 1895 годами, есть много упоминаний о женщинах, детях и семьях, с которыми она столкнулась в процессе редактирования.Я думаю о молодой писательнице, критикующей историка, писавшего до Первой мировой войны, за то, что она не заботилась о положении женщин в прошлом. Этот историк был известным суфражистом, о чем молодой исследователь не знал.

  1. Помните, что политический статус страны может измениться. Ирландия до 1922 года не была республикой, как сейчас с парламентом, избираемым по пропорциональной системе, она была частью Соединенного Королевства и отправляла депутатов в Вестминстер. Короли и правительства приходят и уходят.То, что верно для Англии, часто не верно для Шотландии и Ирландии. Аналогичные соображения имеют место для многих европейских стран до Первой мировой войны и для большей части Азии и Африки в период с 1800 года по настоящее время.
  2. Когда вы пишете диссертацию, неизбежно будут фрагменты, которые вам надоест писать. Если они вам надоели, насколько они более вероятны, чтобы утомить читателя, который на самом деле заплатил деньги за книгу?
  3. Откройте тему. Ваш тезис о часовнях в Фелпершаме, законе о бедных в Лоамшире или мерах предосторожности в отношении воздушных налетов в Метролэнде заинтересует небольшое количество людей.Это будут люди, которые сами написали о часовнях в Барчестере и Мелстоке, законе о бедных в Барсетшире или мерах предосторожности при воздушных налетах в Кэстербридже. Ваша книга должна иметь более очевидную общую привлекательность даже для ученого историка. Это не означает, что ваше исследование вне всяких сомнений демонстрирует, что Фелпершам был мировым центром для всех часовен; скорее это включает в себя реалистичную оценку того, где располагаются часовни Фелпершама среди множества мест, в которых были часовни.

Точно так же, если ваша работа посвящена Руритании, вы найдете читателей среди других руританских специалистов, но стоит представить свою книгу таким образом, чтобы она была интересна историкам других стран. Итак, расскажите нам, в чем более широкое применение вашего исследования. (И в нынешнюю эпоху «влияния» это может позволить вашей работе заниматься в областях, выходящих за рамки вашей собственной академической специализации.)

  1. Указать тему. Ваше вступление должно побудить читателя продолжить чтение, поэтому изложите свои общие аргументы и то, что действительно нового в вашем предмете (это может быть ваш подход, это могут быть архивы, которые вы использовали, это может быть обозначение предмета сам).Вам не нужно репетировать содержание всех глав, но вам нужно показать читателю, что оно того стоит, продолжая читать. Аналогичным образом обозначьте главы.
  2. Вы можете позволить себе быть более решительным и менее осторожным в своих суждениях в книге, чем в диссертации. Вы получили одобрение экзаменаторов – экспертов в данной области – и они вполне могут внести предложения о том, как лучше всего преобразовать вашу диссертацию в книгу. Послушай их совет! Вы можете позволить себе рискнуть своими выводами.
  3. Аппараты различных типов могли быть очень важны для вашей диссертации. Разумно подходите к их воспроизведению. Они могут подтвердить или опровергнуть ваш аргумент, и в этом случае они должны остаться, но, возможно, в виде приложений.
  4. Если вы придерживаетесь теоретической линии по предмету, о котором пишете, вы внушаете доверие читателю, демонстрируя, что действительно понимаете теорию. Возможно, в вашей диссертации была ссылка на теоретическую литературу как часть задачи демонстрации того, что вы всесторонне понимаете литературу, имеющую отношение к теме.Однако, как и в случае с обзором литературы, если теория на самом деле не влияет на то, как вы интерпретируете свой материал, обращение к теоретической литературе, которая не влияет на ваше представление результатов, не производит впечатления.
  5. Редактирование: Многие академические издательства имеют очень ограниченный бюджет. У них нет персонала и ресурсов для подробного редактирования текста, поэтому убедитесь, что вы единообразно используете ссылки и терминологию. Противоречите ли вы себе в следующих друг за другом главах, это определят рецензенты, а не издатели, поэтому прежде чем передавать рукопись, обратитесь за помощью, чтобы разобраться в подобных вещах.Унизительно, когда рецензент комментирует плохую корректуру, сноски или библиографию. Некоторые ошибки могут быть обнаружены академическими читателями, назначенными издателем, но их работа не заключается в том, чтобы редактировать их за вас; они нужны для того, чтобы заверить издателя, что книга имеет достаточное значение, чтобы люди покупали ее. Конечно, все это сложно с крайними сроками, особенно теми, которые налагаются на заявления о приеме на работу, продвижение по службе, дела о переходе на работу и REF. Пришло время сделать несколько одолжений.
  6. Получение работы со своей книгой. Сейчас почти всеобщее требование, чтобы ваша докторская степень была завершена, когда вы подаете заявку на свою первую работу, поэтому вы будете подавать заявку в тот момент, когда вы, должно быть, думаете о том, чтобы превратить свою диссертацию в книгу. Интервьюеры интересуются, удастся ли ввести вас на следующий REF. Требования к публикациям снижены для начинающих исследователей, но для получения высокой оценки ваша монография должна в высокой степени демонстрировать строгость, оригинальность и значимость.Для людей, читающих вашу работу для целей REF, а также для более широких читателей, будет чрезвычайно полезно, если вы четко укажете значимость и оригинальность своей работы (без, конечно, преувеличенных заявлений).

Строгость: ваши экзаменаторы, возможно, поднялись на ноги и аплодировали вам за использование регрессий, сетевого анализа, коэффициентов корреляции Пирсона или обратной проекции или теорий Бенедикта Андерсона, Пьера Бурдье или Карла Маркса. Однако статистические и другие методологии, из-за которых у вас болела голова при работе над докторской степенью, чрезвычайно сложно сделать интересным для читателя, который в целом интересуется вашим предметом, но не особо заботится о деталях вашего анализа и доверяет. что ваши расчеты точны.Все чаще докторские диссертации доступны в Интернете, поэтому любой, кто серьезно интересуется вашими расчетами, может прочитать их там (обычно только кандидатские диссертации, содержащие коммерчески конфиденциальные материалы, закрываются на срок в несколько лет). Поэтому представляйте свои результаты таким образом, чтобы умный историк мог понять ваши открытия, не углубляясь в технические детали. Если у вас есть таблицы и графики, кратко объясните в тексте, в чем их значение и что демонстрируют результаты (не ожидайте, что ваши читатели сделают эту работу за вас) и подумайте, лучше ли разместить этот прибор в приложении, чем в тексте. .Возможно, для вас имеет смысл опубликовать детальную методологическую работу в виде статьи в одном из журналов, посвященных этому типу вещей.

Оригинальность: здесь вы говорите, что эта работа по руританскому государственному долгу никогда раньше не проводилась или что вы обнаружили новый архив / источник данных, который позволяет вам разъяснить роль угона скота в руританских / бробдянских торговых отношениях в в отличие от более ранних работ, которые утверждали, что пиратство было основной движущей силой.

Значимость: это самый сложный элемент для начинающего исследователя, поскольку значимость обычно проявляется только через некоторое время.Тем не менее, не стесняйтесь объяснять, что ваша работа стоит рядом с более старой работой и может изменить то, как мы думаем о ней (все делается, конечно, с особой вежливостью).

Стиль

Стиль письма очень личный, но можно раздражать читателей до такой степени, что они перестают обращать внимание на содержание, каким бы важным оно ни было. Вот несколько примеров литературных тиков, которые могут сделать книгу менее читаемой:

  • Чрезмерное употребление наречий и прилагательных.Наречия – это слова, которые изменяют глаголы (быстро, весело, неуклюже), они рассказывают нам что-то еще о том, как что-то делается или происходит. «Дорога вела к городу волнообразно» можно было бы более четко выразить, сказав что-нибудь о природе страны, через которую пролегала дорога (если это необходимая информация). Прилагательные – это слова, которые определяют существительные (большой, красный, горячий, лихорадочный, раскованный). Остерегайтесь неосознанного присоединения прилагательных к существительным и использования клише (см. Ниже).Нет смысла писать «стойкий протестант» или «набожный католик». Следующая цитата показывает, как можно писать красноречиво и экономно (обратите внимание на минимальное использование прилагательных и наречий как Даниэлем Дефо, так и Дж. М. Кутзи):

Робинзон Крузо, выброшенный на берег, ищет своих товарищей по плаванию. Но их нет. «Я никогда не видел их потом или каких-либо следов, – говорит он, – кроме трех их шляп, одной кепки и двух туфель, которые не были товарищами». перестали быть обувью и стали доказательством смерти, срытые пеной моря с ног тонущих людей и выброшенные на берег.Никаких громких слов, никакого отчаяния, только шляпы, кепки и туфли.

  • Приговор. Сложные предложения делятся на предложения, часто разделенные запятыми, которые должны быть в определенном порядке, чтобы передать определенное значение. Очень распространенная ошибка состоит в том, что предложения располагаются в неправильном порядке. Вот такой пример (взят из романа): «Хлоя мыла салат в расшитом бисером жакете». Когда вы в последний раз видели салат в расшитом бисером жакете? Предположительно, имелось в виду: «Хлоя в куртке, расшитой бисером, мыла салат» или «Хлоя в куртке, расшитой бисером, мыла салат».Отдельный вопрос – нужно ли нам знать, во что была одета Хлоя, когда мыла салат. Если читатель озадачен или поражен тем, что он читает, письмо не достигает своей цели.
  • Клише. Клише – это часто используемые фразы, которые когда-то казались живыми, но теперь звучат утомительно и создают впечатление, что писателя на самом деле не волнует, что они говорят. Примеры – «стойкие протестанты», «набожные католики», «добрая королева Бесс». Иногда можно использовать собственные клише, поэтому будьте осторожны, например, при каждом появлении, описывающем одним и тем же прилагательным исторический персонаж или место: «лживый Джон Смит» или «добродушная госпожа Квикли», или место как «бедность- пораженный Амбридж »или« горная Руритания ».
  • Другой тип клише – использование банальной или сленговой метафоры или сравнения, которые могут использоваться в речи, но не добавляют дополнительного смысла на странице. В качестве примера можно назвать кого-то, кто перешел на другую сторону политики, как «наместника Брея».
  • Слишком длинная, слишком многочисленная или банальная цитата. Мне как аспиранту посоветовали, что цитаты могут проиллюстрировать мысль, но не могут сделать это за вас. Избегайте банальных цитат – все мы знаем, что Карл I был казнен 30 января 1649 года, нет необходимости цитировать кого-то, говорящего это, или ссылаться на это.Для более неясных моментов вы можете перефразировать и указать источник в ссылках. Также избегайте очень длинных цитат. Вы будете знакомы с тем, как ваш взгляд скользит по участкам с отступом, сделанным мелким шрифтом. Если ваш, то будет и других людей.
  • Таблицы, диаграммы, графики. Все это отличное оружие в вашем арсенале, но если оно есть в тексте, убедитесь, что вы действительно что-то сказали о находках.
  • Аббревиатуры и сокращения. Это могло быть допустимо, когда среди ваших читателей были ваш руководитель (-ы) и ваши экзаменаторы, поскольку все вы являетесь экспертами в одной и той же узкой области.Но чрезмерное использование их, особенно если они не являются банальными, в худшем случае может сделать книгу нечитаемой и в лучшем случае затушевать аргумент, поскольку читатели изо всех сил пытаются вспомнить, что означает XKP, особенно если вы не позаботились дать руководство по сокращениям ( нет смысла давать объяснение в сноске на 40 страниц раньше).
  • Словарь. Мы используем один из самых богатых языков на земле, и всегда есть подходящее слово. Убедитесь, что вы выбрали правильное подходящее слово, а не то, которое звучит так, как оно e.грамм. скорее сравнительный, чем сопоставимый. Используйте словари и тезаурусы, которые никогда не были более доступны в Интернете.

Также убедитесь, что вы не путаете такие термины, как заниженная и завышенная оценка или заниженная или завышенная оценка. Сказать, что невозможно недооценить влияние рабства на экономику Ямайки, означает нечто совершенно иное, чем сказать, что невозможно переоценить эффект и т. Д. Лучше избегать использования двойных отрицаний (из которых определенного типа), если есть опасность нарушения четкости.

Благодарности

Есть понятное желание поблагодарить человека, который кормил собаку, пока вы были в архиве Борсетшира, человека в автобусе, который ремонтировал детскую коляску, и людей, с которыми вы бегаете, но не поддавайтесь искушению признать кого-либо, кроме наиболее значительные академические и личные долги. Воздайте другим милостыням другим способом.

Делаем монографии открытого доступа более открытыми, удобными и устойчивыми

Мы вступаем в третий и последний год пилотной монографии по устойчивой истории (SHMP).SHMP – это финансируемая Фондом Эндрю У. Меллона инициатива по публикации открытых цифровых изданий высококачественных книг из университетских издательств в области истории. В отличие от других пилотных проектов открытого доступа (OA), SHMP трансформирует процесс публикации и результаты, уделяя особое внимание одной академической дисциплине. Под руководством Университета Северной Каролины Press и с помощью его дочерней компании Longleaf Services мы помогли нашим партнерским печатным машинам (их двадцать три) выпустить одиннадцать монографий, еще девять находятся в активном производстве.Вы можете найти опубликованные книги, проиндексированные на платформе OAPEN и в Интернет-архиве, а также на многих других открытых платформах. У нас есть финансирование от Меллона для производства до 75 таких изданий.

Почему мы говорим, что SHMP однозначно трансформирует издательский процесс? Пилоты открытого доступа, в которых участвует большинство университетских издательств, – это TOME (к экосистеме открытых монографий), Knowledge Unlatched (KU) и различные программы NEH (их предыдущая программа открытых книг и новая программа Fellowship OA).Но эти программы – всего лишь эксперименты по финансированию. Предполагается, что печатные машины будут приобретать, производить и продавать книги обычными способами, но прессе предоставляется денежная стипендия в обмен на соглашение о нулевой цене на их цифровые издания. Рабочий процесс обычно ориентирован на печать, при этом электронные книги конвертируются из файла, готового к печати, в конце процесса публикации. Эти пилоты сыграли важную роль в предоставлении журналистам возможности экспериментировать с чем-то, что все еще является сложным в культурном отношении; они предоставили печатным машинам столь необходимые финансовые субсидии; и они сделали сотни монографий университетской прессы полностью открытыми для ученых, студентов и широкой публики во всем мире.

SHMP уникален тем, что требует более раннего вмешательства в рабочий процесс, чем эти другие программы. Мы требуем стандартизации в восходящем направлении, потому что это монографии, основное использование которых, вероятно, будет в цифровых форматах. Способ отображения книг на цифровых платформах требует стандартизации, поскольку книги обычно визуализируются как часть исследовательской сети, которая обнаруживается с помощью общих связанных цифровых инструментов. Сделанные на заказ обложки и дизайн интерьера, которые имеют жизненно важное значение для традиционной модели возмещения затрат на печать, становятся менее важными, чем цифровые возможности, такие как ORCID, DOI и надежные метаданные.В SHMP мы берем рукопись из университетской типографии после того, как она была приобретена, рецензирована и иным образом подтверждена прессой, и когда она готова начать процесс редактирования, набора и создания файла. Мы выполняем эти задачи в Longleaf, а затем широко распространяем файлы электронных книг (большинство университетских издательств не имеют связи с платформами OA, такими как OAPEN или Internet Archive). Мы предоставляем прессе готовый к печати PDF-файл, который они могут использовать, чтобы вывести на рынок печатное издание с платными стенами.И, наконец, мы предоставляем прессам как качественные, так и количественные данные об использовании.

Теперь, когда мы создали необходимую инфраструктуру и начинаем помогать типографиям выпускать книги в мир, мы начинаем делать первые выводы.

Культурные препятствия в прессе и среди авторов значительны.
Прессы выделяют значительные ресурсы на преднамеренное создание и продажу печатной книги как физического объекта, каждый из которых тщательно (и обычно довольно красиво) разработан для определенного типа клиентов печати, хотя количество клиентов печати постоянно сокращается.В University of North Carolina Press, безусловно, верно то, что доходы от печати продолжают превосходить доходы от цифровых технологий. Вот почему типографиям имеет смысл вкладывать большую часть своего человеческого капитала в печатную часть бизнеса. Когда мы вводим рабочий процесс, который отодвигает на задний план печатную сторону бизнеса, к нему справедливо относятся с большим подозрением.

В то же время мы не первые, кто обнаруживает, что многие историки сомневаются в открытом доступе. Мы видели несколько примеров, когда пресса определила проект, который, по их мнению, мог бы стать хорошим кандидатом для пилотного проекта, но автор выразил озабоченность либо нашей стандартизацией, либо даже тем фактом, что книги будут бесплатными.Один автор сказал, что они были взволнованы перспективой широкого доступа к своей книге, особенно в тех частях мира, которые исторически не обслуживались университетскими издательствами. Но им не понравился шаблон обложки, поэтому они отказались от участия. Желание, чтобы их работы были широко доступны, имеет свои пределы.

Нам нужно лучше понять намерения субсидий OA .
Большинство других пилотных проектов монографий открытого доступа оговаривают, что субсидии прессе должны быть в пятизначном диапазоне.TOME предлагает 15 000 долларов за книгу. Цифры KU варьируются, но обычно они приближаются к 10 000 долларов или превышают их. Новейшая программа NEH дает только 5 500 долларов, но пресса может подождать три года, прежде чем сделать электронную книгу бесплатной, так что она уже принесла значительный доход до того, как будет представлена ​​версия OA. Это значительные суммы, и многие люди выражали озабоченность по поводу того, насколько хорошо будут масштабироваться пятизначные субсидии, если учесть тот факт, что университетские издания ежегодно публикуют тысячи монографий.

Но давайте посмотрим на деньги более внимательно. В UNC Press наш валовой доход от специализированных монографий обычно составляет от 15 000 до 20 000 долларов. Цифровая часть этого дохода составляет около 18%, так что, допустим, цифровой доход составляет 3600 долларов. Стипендия в размере 15000 долларов не просто покрывает потерянный доход от цифровых технологий. Когда цифровая технология станет бесплатной, в печати может возникнуть некоторая эрозия, но ниже я утверждаю, что этот вопрос требует дальнейшего изучения. Получение подобной субсидии – это неожиданная удача для университетской прессы, выходящая далеко за рамки хеджирования риска дохода, связанного с выпуском одной книги открытого доступа.Вопрос, который у меня был бы к спонсорам, заключается в том, пытаются ли они хеджировать риск для прессы, открывая отдельную книгу, или они используют открытый доступ в качестве нового механизма финансирования для более общей поддержки прессы? В UNC Press сумма в размере 15 000 долларов на создание специализированной монографии OA не только покрывает риск дохода, связанный с переходом на OA. Это помогает поддерживать нашу общую издательскую программу.

Технологии, ориентированные на цифровые технологии, могут снизить затраты и тем самым ввести новые потенциальные модели финансирования.
Благодаря введенной нами стандартизации мы значительно сократили расходы. Исследование Ithaka стоимости публикации монографий показало, что изготовление многих монографий стоит от 25 000 до 40 000 долларов США [1]. Наш пилотный проект предоставляет 7000 долларов США в виде средств Меллона исходящей прессе, чтобы компенсировать их затраты на приобретение проекта (включая время, затрачиваемое редакторами на привлечение, рецензирование со стороны коллег, редактирование при разработке, рассмотрение совета директоров и т. Д.). Мы также используем средства Меллона в Longleaf для покрытия расходов на копирование, набор текста и подготовку файлов, что обходится Longleaf примерно в 4000 долларов за книгу.Таким образом, общие затраты SHMP составляют 11 000 долларов на книгу, чтобы представить миру высококачественный цифровой файл и предоставить прессе готовый к печати файл, который они могут использовать для начала продажи печатных изданий. Для SHMP, конечно, все это финансирует Меллон, но давайте представим, что пресса сама взяла на себя долг в размере 11000 долларов. Это очень выгодно отличается от цифр Итаки, и если вы вообще продаете какие-либо печатные копии, это еще больше снизит чистый дефицит. Прессе нужно будет продать всего около 400 копий печатного издания за 40 долларов, чтобы достичь безубыточности.Мы начинаем показывать, что открытая доступность, если она выполняется в стандартизированном рабочем процессе, ориентированном прежде всего на цифровые технологии, может быть значительно более доступной, удобной и устойчивой, чем традиционная публикация монографий, ориентированная на печать.

Эти упрощенные расчеты исключают часть накладных расходов и затрат на маркетинг, но накладные расходы и маркетинговые расходы могут быть значительно сокращены, когда необходимость в возмещении затрат значительно уменьшится. Нам может потребоваться меньше продавцов, бухгалтеров, менеджеров по запасам, представителей службы поддержки клиентов или аудиторов, если наша цель – стимулировать загрузку и использование, вместо того, чтобы пытаться (и обычно безуспешно) произвести достаточное количество торговых операций, чтобы покрыть все наши расходы. .Можем ли мы представить себе новую масштабируемую и устойчивую модель долгосрочного финансирования монографий открытого доступа, в которой прессе нужно всего лишь получить стипендию в размере 5000 долларов и продать всего 220 печатных экземпляров (печатного издания по умеренной цене), чтобы окупиться?

Аналитика – это сложно.
Одно из наших обязательств перед нашими партнерскими печатными машинами и их авторами – предоставлять аналитику использования. Мы пытаемся собрать данные как минимум с пяти платформ распространения: Internet Archive, OAPEN, ProjectMUSE, Books at JSTOR и EBSCO.Как и другие до нас, мы сталкиваемся с проблемами сопоставления и нормализации данных с различных платформ. Различные определения, временные периоды и инструменты доставки данных означают, что существует много ручной работы, которую невозможно масштабировать. Хорошая новость заключается в том, что первые признаки указывают на существенное использование. Ручная работа того стоит.

При создании наложения OA на существующий рабочий процесс возмещения затрат возникают проблемы.
Поскольку наше вмешательство более существенно, чем другие программы открытого доступа, мы узнаем, насколько разрушительным может быть открытый доступ в целом и наш проект в частности для отдельной прессы.Все, от контракта и разрешений до метаданных и распространения файлов, существенно отличается. Маркетинг – который является очень высокими накладными расходами для большинства печатных машин – выглядит совсем иначе, когда целью является создание загрузки и использования, а не продажи. Публикация OA одновременно с традиционной публикацией с возмещением затрат иногда кажется, что для этого требуются два отдельных, но параллельных потока, а не один целостный рабочий процесс.

Что происходит с доходом от печати, когда цифровая версия бесплатна?
Мы будем просить наших издателей предоставить нам данные о продажах печатной продукции, чтобы мы могли сравнить эти действия с данными об использовании цифровых материалов, которые мы собираем.В совокупности у нас будет надежный набор данных, который мы будем открыто публиковать, чтобы другие могли проводить анализ в будущем. Мне кажется, что это отличная тема для исследовательского проекта сейчас, когда университетские прессы коллективно опубликовали сотни новых монографий и монографий из прошлого списка через открытый доступ. Недавний опрос членов Ассоциации университетской прессы показал, что большинство газетных изданий либо не знают, либо не верят, что открытый доступ к печати оказывает негативное влияние на продажи печатной продукции. В UNC Press мы открыли большую часть нашего академического контента на цифровых платформах, таких как ProQuest, MUSE, JSTOR и Internet Archive, во время ранней вспышки пандемии.Но наши годовые продажи печатной продукции за это время фактически увеличились.

Может появиться все больше свидетельств того, что печать , а не значительно снижается, когда цифровая версия бесплатна, особенно для специализированных монографий. И это приводит к убедительной и противоречащей интуиции гипотезе, которая остро нуждается в проверке: если историки начинают свои исследования в цифровых форматах, но переключаются на печать, когда они выполняют иммерсивное чтение, аннотации и другие традиционные формы взаимодействия, не могли бы вы перевернуть обычные мудрость с ног на голову и спросите, может ли открытый доступ привести к увеличению продаж печатной продукции?

[1] https: // sr.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *