Норма и язык интернета реферат: Произошла ошибка

Содержание

Язык Интернет: характеристика, особенности и влияние реферат 2010 по зарубежной литературе

Содержание Введение Язык Интернет: характеристика, особенности и влияние Заключение Список использованной литературы Введение Интернет, как особая коммуникативная среда и как ранее не существовавшая сфера реализации языка, принесла с собой новые способы общения, стереотипы речевого поведения, новые формы существования языка. В последнее время функционирование русского языка в глобальной сети Интернет исследуется многими лингвистами. Изменение языковой личности происходит в совокупности с формированием виртуальной картины мира, в том числе и языковой, отражающей жизнь в пространстве Интернет с ее специфическими особенностями. Происходит изменение ценностей – компьютерное образование ценится больше языкового, поэтому считается особым шиком изъясняться упрощенным языком, противоречащим нормам обычного общения. Все это существенно влияет на языковую ситуацию и требует серьезных лингвистических исследований. Вполне возможно, что речь идет о формировании нового стиля в русском языке – о стиле Интернет-общения, отличительными признаками которого являются письменное произношение, гиперинтертекстуальность и запечатленная разговорность. При этом качественно новым признаком стиля также является его спонтанность, несмотря на письменное воспроизведение. Существенность данной проблемы доказывает тот факт, что в разных странах ученые наблюдают и исследуют схожие процессы, происходящие в естественных национальных языках, на которых общаются пользователи Интернета. Например, даже в Англии, где нет ситуации заимствования Интернет-терминологии из чужого языка, ученые пришли к необходимости выделения и изучения нового функционального стиля “Веблиш” (Web +English), который энергично распространяется в среде пользователей Интернета, охватывая все более широкие слои массовой аудитории. Таким образом, вышеизложенное определяет актуальность темы. Отсюда надежность речевого общения становится крайне низкой, ведь, по мнению психологов, при обычной коммуникации в акте общения невербальная коммуникация определяет до 55% результата. Столь глобальная нехватка не могла не быть определенным образом компенсирована, поэтому общение в Интернете все-таки не обходится без телесности. В первую очередь был определенным образом компенсирован “эмоциональный дефицит” путем введения в виртуальный дискурс частично типизированных эмоциональных реакций – “смайликов” (от анг smile – улыбка), которые получили чрезвычайно широкое распространение. Однако это все-таки суррогат эмоциональных реакций. Многократно предпринимались попытки присвоить и закрепить обозначение определенных эмоциональных состояний за определенными смайликами, однако все они оказались безуспешными. Фактически на сегодняшний день только смайлики информируют об эмоционально окрашенном отношении автора к тексту, передавая направленность и степень его эмоций. Помимо “смайликов” для компенсации тембра и акцентирования части высказывания в виртуальном общении используется так называемый “капс” (от анг “Caps Lock” – блокировка верхнего регистра клавиатуры; т.е. написание ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ), который повсеместно в Сети трактуется как повышение голоса. Недостаточность или невозможность передачи в Интернете цвета, звука, движения заменяется вербальными и знаковыми аналогами – большим количеством восклицательных знаков, “традиционно русской лексикой” (чаще всего передаваемой латиницей), средствами из других речевых жанров. Благодаря Интернету интенсивно стала развиваться интертекстуальность текста. Изменение сознания личности в Интернете, формирование нового, сетевого образа жизни и мышления существенно влияет на языковую ситуацию. Вполне возможно, что речь идет о формировании нового стиля в русском языке – о стиле Интернет-общения – который не только является специфической особенностью Интернет-сообщества, но и серьезно влияет на речевое поведение всего общества в целом. Основным новшеством виртуальной реальности является изменение условий для взаимодействия людей, в том числе, и на языковом уровне. Порожденное внешней реальностью, Интернет-пространство может существовать только при условии активной человеческой деятельности по его созданию и развитию. Оно само по себе является ничем иным, как реальным, живым, человеческим мышлением, воплощенным в виде текста в его новом обличье, совмещающем в себе не только словесное высказывание, но и цвет, звук, графику и анимацию. В лингвистическом аспекте речь идет о новом явлении в текстологии – гипертексте, по принципу которого организовано все языковое пространство Интернета. Гипертекст, по сути, – это новый способ мышления в языковом отражении. Гипертекст способен к многочисленной трансформации, передвижке, к интерпретации его содержания многими способами. Гиперссылки обеспечивают возможность структурировать информацию “ломтями”, связанными и в то же время относительно независимыми друг от друга. Вариантность развития сюжета позволяет привлекать к активному созданию и развитию текста всех участников коммуникации. Интернет активизирует внимание пользователей к тем языковым средствам, которыми он пользуется. Кроме того, виртуальные личности становятся творцами новых вербальных и невербальных средств высказывания и общения, творят не только само виртуальное пространство, но и язык, на котором этот социум общается. Традиционное понимание разговорной речи как “разновидности устной литературной речи” натолкнулось на тот факт, что в условиях Интернет- дискурса в целом ряде случаев можно наблюдать феномен речи, обладающей многими характеристиками разговорной речи, такими как: • неподготовленность, • линейный характер, ведущий как к экономии, так и к избыточности речевых средств, • непосредственный характер речевого акта и др., но в письменной по форме. Виртуальные личности могут сообщаться друг с другом только посредством письменных текстов, которые создаются в условиях режима реального времени и подвержены влиянию спонтанной устной разговорной речи. Так, текст и личность в виртуальной реальности становятся равнозначны, следовательно, значение письменно произносимого текста сильно возрастает. Освоение Интернета и формирование его российского сегмента – Рунета – сопровождается интенсификацией современных процессов в языке на разных уровнях его системы: фонетике, синтаксисе, морфологии и словообразовании, стилистике и, прежде всего, в лексике. Данная интенсификация обусловлена как общей спецификой виртуального пространства, так и связана с конкретными особенностями условий его освоения в России. Русский язык существует в Интернете в основном в письменном варианте, но в условиях интерактивной сетевой коммуникации темп речи приближен к устной её разновидности. Сегодня по сути дела возникла новая форма языкового взаимодействия – письменная разговорная речь. Причем функцию интонационных конструкций в таком случае принимают на себя “смайлики”, которые помогают собеседнику выразить экспрессивно-эмоциональную окраску высказываний. Обоснование этого термина содержится в публикации Л.Буториной, посвященной Интернету как лингвистическому феномену, где письменная разговорная речь определяется как своеобразная смесь письменного литературного и устного разговорного языка. Хотя, по мнению ряда некодифицированных языковых средств встречается и здесь, однако в данных условиях подобные средства выступают скорее как форма языковой игры (широко наблюдается “смена регистров” – иной раз даже в границах одного высказывания), например: “Щас библиографию найду, постараюсь тебе прислать, если сможешь дополнить – буду благодарна”, “О ярком выражении харизмы тут говорить не приходится, я ваще удивляюсь, как он пятипроцентный барьер сумел преодолеть” и т. п.). Процесс появления новых слов приобретает в языке Интернет лавинообразный характер. Важнейшим источником пополнения словаря языка Интернет является словообразование. Значительный объем материала, несмотря на сравнительно краткий срок существования феномена русского Интернета – Рунета, позволяет сделать выводы о наиболее продуктивных здесь словообразовательных моделях. Как правило, в основе каждого словообразовательного гнезда лежит заимствование или калькирование англоязычной корневой морфемы. Заимствуются не только морфемы, но и аббревиатуры, которые затем занимают место корневых морфем. Далее процесс словообразования идет в соответствии с правилами русской словообразовательной системы. Продуктивны словосложение, суффиксация, префиксация, и другие обычные способы. В ряде случаев заметно стремление к выбору словообразовательных парадигм, более типичных для просторечия. В результате появляются, например, следующие глаголы ультрамгновенного действия кликнуть, хакнуть, апгрейднуться и прочие новообразования: банить, флудить, коннектиться, офлайновый и т. п. Интересны случаи, когда заимствованный элемент – корневая морфема или аббревиатура – сохраняется в латинской графической форме: chatланит, FTP-сервер, MIDI-контроллер, GIF-анимация. Суффиксы, продуктивные в общелитературном языке при словообразовании наименований лиц, машин и устройств по виду выполняемой ими деятельности используются для образования наименований программных продуктов. Активны, в частности, заимствования с заимствованным же суффиксом -ер: браузер, мейлер, спеммер. В ходе заимствования форма нового заимствованного слова может уподобляться форме какого-нибудь уже бытующего слова. В результате заимствованное английское обозначение электронной почты – э-мейл (сокращенно мейл) часто фигурирует в Интернетовских чатах как мыло. Например, сбрось фотку мне на мыло означает “отправь ее мне по электронной почте”. В некоторых словообразовательных моделях несколько более активно используются исконные корневые морфемы. Активна, в частности, универбация с суффиксом -к(а). Так, из “программы для перелистывания страниц” получается “листалка”, из “программы для осуществления телефонных звонков” – “звонилка”. Встречается и усечение. В отдельных случаях – когда усечение проходит по морфемному шву – может идти речь о регрессивной деривации. Однако морфемный шов – не обязательное место усечения. Так, вместо “скопируй программу” советуют: “скачай прогу”. Весьма активны в качестве исходных элементов словообразовательных гнезд синонимы самого понятия “Интернет”, как заимствованные, так и исконные: Интернет, веб и сеть. Они дают следующие ряды производных: Интернет-технология, Интернет-кафе, Интернетчик, по-Интернетски; веб- дизайн, веб-узел, веб-сайт, вебовский; сетянин, сетеголовый, сетеголик и т.п. Интересно, что еще один член этого синонимического ряда – паутина – значительно менее активен в словообразовательном отношении, чем остальные. У самого слова Интернет еще не окончательно устоялась парадигма склонения. Хотя оно воспринимается средним носителем русского языка как слово мужского рода, кое-кто из компьютерных специалистов и пользователей Интернета, ориентирующихся на нормы английского языка, все еще не могут с этим примириться и продолжают воспринимать Интернет как несклоняемое существительное женского рода. Это колебание, как и упомянутые выше различия в правописании данного слова свидетельствуют о пока не полном освоении его русским языком. Тем не менее, можно прогнозировать, что вскоре парадигма склонения мужского рода перестанет вызывать возражения у кого бы то ни было. Она однозначно рекомендуется нормами словоизменения и соответствует лингвистической интуиции основной массы говорящих на русском языке. В самом деле, число “виртуалов”, применяющих к Интернету парадигму склонения женского рода, неуклонно уменьшается. Пополнение словарного состава происходит также за счет лексико- семантических изменений, не сопровождаемых изменениями на морфемном уровне. Параллельно с заимствованием преимущественно англоязычных слов для передачи новых значений, развиваются новые значения и у слов исконно русских. Например, слово страница приобретает новое значение, синонимичное значению заимствованного из английского языка слова сайт или Интернет- сайт. Кроме того, в Интернет формируется определенная культура называния и самоназывания. Имена, созданные в соответствии с “культурными нормами” номинации в Интернет, должны наиболее эффективно выполнять свои основные функции. К последним относятся – индивидуализация (имя должно быть уникальным, отличаться от других), хотя бы косвенное указание на принадлежность или непринадлежность к референтной группе (Например, хакеры любят агрессивные имена и, напротив, не любят нежных, “цветочных” имен. В наиболее изощренных и технически продвинутых сетевых сообществах фигурируют еще и виртуальные носители имен – персонажи, созданные с помощью программ компьютерной анимации. Они живут собственной виртуальной жизнью, замещая в сети живых членов сетевого сообщества. Можно вывести еще одну особенность интернетовского языка: это присутствие в тексте жаргонизмов, “крепких словечек”, которые восполняют краткую оперативную информацию, стараясь сделать ее живой и привлечь аудиторию. Также наблюдается приближенность к читателю, более доверительный тон общения. Но все-таки несомненной особенностью сетевых текстов является сниженная грамотность языка. Очень часто, например, Интернет-издания, обычно информационно-развлекательные, предлагают читателям самим поучаствовать в их создании, написав свою статью. А если учесть, что аудитория Интернета- люди свободноговорящие, а электронная редакция пропускает не все, но многое из написанного, то что же можно ожидать от языка публикации? Вот что считают потенциальные авторы о чистоте русского языка в Интернете: “Когда я начал посещать Интернет, меня просто поражала неграмотность и коверкание языка. Я, вообще, педант в смысле культуры речи и языка… Сейчас уже привык, иногда даже забавляет…” “А я вот, первое время каждую запятушечку проверяла, слова по орфографическому словарю сверяла, а потом…… щас пишу так, как получицца… главное мысль донести, а уж каким наборов буков – не важно…” “Коешн все пишем так чтоб было быстрее, а об грамматике никада особо не задумывалась, вот в реале пишу с врожденной грамотностью…” “Раньше пытался писать более менее правильно в инете, но позднее посетив сайты, от которых у учителей русского языка начинается заикание, начал за собой замечать аналогичный стиль письма, дурной пример заразителен. .. но стараюсь его сторонится, не совсем нравится каверкание русского языка, хотя ненавидел предмет в школе…” “Ни знаю… грамотно пишу в реальной жизни и апсолютно неграмотно в виртуальной.. мне так нравиться, здесь нет навязаных рамок и нет препода, который будет проверять ошибки.. здесь я такая какая я есть на самом деле! мне это нравиться!” Нельзя не упомянуть и о такой особенности естественного языка в Интернет, как существование Ruglish – языка для неформальной переписки по электронной почте, когда из-за ограниченности технических возможностей русскоязычные тексты передаются латиницей или имеют многочисленные английские вкрапления. Поскольку технические возможности обеспечивают одинаково легкое использование того и другого алфавита, следовательно, выбор языка зависит только от коммуникативных интенций пользователей. Исходя из перечисленных мнений, можно сделать определенные выводы: постояльцы Интернета предпочитают свободный язык, над правильностью которого не нужно думать. Для них главное – не форма, а суть сообщения. Конечно, в любом случае, чистым язык не будет. Без этих жаргонизмов, сленга он станет просто мертвым. И не нужно избавлять сетевой язык от средств, придающих эмоциональную окраску. Важно просто не переступить ту грань, когда текст становится неприличным. Заключение Таким образом, воздействие Интернет, в т.ч. Рунета на русский язык чрезвычайно многопланово, но вместе с тем не затрагивает системных категорий. При функционировании русского языка в Интернете наблюдаются изменения, которые необходимы для его приспособления к новым условиям существования личности и общества в Интернете в целях обеспечения их наиболее комфортного вхождения в мировое виртуальное пространство. Сущностные характеристики этих изменений определяются как концептуальные доминанты функционирования русского языка в Интернете. Они касаются особенностей графики, лексики, морфологии и словообразования, синтаксиса, стилистики и культуры речи. Формы реализации языка в виртуальном пространстве полифункциональны и многоаспектны. Интернет – это информационно-коммуникативная среда с высоким тонусом коммуникативности, экспрессивности и диалогичности. Язык – единственное средство формирования и функционирования веб- контента и веб-личности, поэтому человек и общество актуализируются в Интернете в исключительно вербальной сущности. Новыми реалиями языка в Интернете являются письменная фиксация устной разновидности разговорной речи и введение понятий “письменно- слушающий” и “письменно-говорящий”, ключевое слово-запрос, обладающее характеристиками свернутого текста, тема в электронном послании, возрождение эпистолярного жанра, элементы пиктографического письма в качестве невербальных средств веб-коммуникации.

Язык Интернет: характеристика, особенности и влияние (Реферат)

Содержание

Введение

Язык Интернет: характеристика, особенности и влияние

Заключение

Список использованной литературы

Введение


Интернет, как особая коммуникативная среда и как ранее не существовавшая сфера реализации языка, принесла с собой новые способы общения, стереотипы речевого поведения, новые формы существования языка.

В последнее время функционирование русского языка в глобальной сети Интернет исследуется многими лингвистами. Изменение языковой личности происходит в совокупности с формированием виртуальной картины мира, в том числе и языковой, отражающей жизнь в пространстве Интернет с ее специфическими особенностями. Происходит изменение ценностей – компьютерное образование ценится больше языкового, поэтому считается особым шиком изъясняться упрощенным языком, противоречащим нормам обычного общения.

Все это существенно влияет на языковую ситуацию и требует серьезных лингвистических исследований. Вполне возможно, что речь идет о формировании нового стиля в русском языке – о стиле Интернет-общения, отличительными признаками которого являются письменное произношение, гиперинтертекстуальность и запечатленная разговорность. При этом качественно новым признаком стиля также является его спонтанность, несмотря на письменное воспроизведение.

Существенность данной проблемы доказывает тот факт, что в разных странах ученые наблюдают и исследуют схожие процессы, происходящие в естественных национальных языках, на которых общаются пользователи Интернета.

Например, даже в Англии, где нет ситуации заимствования Интернет-терминологии из чужого языка, ученые пришли к необходимости выделения и изучения нового функционального стиля “Веблиш” (Web+English), который энергично распространяется в среде пользователей Интернета, охватывая все более широкие слои массовой аудитории.

Таким образом, вышеизложенное определяет актуальность темы.

Цель работы – всесторонне охарактеризовать особенности языка Интернет.

Работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованной литературы. Общий объем работы 17 страниц.

Язык Интернет: характеристика, особенности и влияние

Сегодня уже неоспоримым фактом является то, что Интернет – самый колоссальный источник информации, который знало человечество. Но его возможности, такие, как оперативность, быстрота и доступность связи между пользователями на дальних и близких расстояниях, позволяют использовать Интернет не только как инструмент для познания, но и как инструмент для общения.

В виртуальном мире личность надевает маску, которая облегчает процесс коммуникации, снимает психологические барьеры, высвобождает творческое “я”. Уникальные возможности для самовыражения дают такие интерактивные формы общения в Интернете, как всевозможные чаты, форумы, разновидности электронной почты, телеконференции и т.д. Их сиюминутность также облегчает коммуникацию, снимая груз ответственности за долгосрочность последствий.

Новый мир и новый стиль жизни в мире Интернет потребовал новых языковых средств коммуникации либо трансформации старых:

  • сленг, выработанный пользователями Интернета, переходит в общеупотребительную лексику,

  • возрождение эпистолярного жанра в виде электронной переписки также имеет свою языковую специфику,

  • игровые условия виртуального пространства способствуют приближению коммуникации к игре, что на уровне языка проявляется в тяготении к манере устной разговорной речи на самом серьезном сайте.

С появлением Интернета существенно меняется судьба текста в обществе, так как в Интернет-сообществе человек-образ равен тексту, что особенно ярко проявляется в чатах, где реализуется базовое стремление человека к творческому самовыражению.

Кроме того, обитатели чатов практически полностью лишены вспомогательных средств: тембра речи, акцентирования части высказывания, эмоциональной окраски, тембра голоса, его силы, дикции, жестов и мимики.

Отсюда надежность речевого общения становится крайне низкой, ведь, по мнению психологов, при обычной коммуникации в акте общения невербальная коммуникация определяет до 55% результата.

Столь глобальная нехватка не могла не быть определенным образом компенсирована, поэтому общение в Интернете все-таки не обходится без телесности. В первую очередь был определенным образом компенсирован “эмоциональный дефицит” путем введения в виртуальный дискурс частично типизированных эмоциональных реакций – “смайликов” (от анг smile – улыбка), которые получили чрезвычайно широкое распространение.

Однако это все-таки суррогат эмоциональных реакций. Многократно предпринимались попытки присвоить и закрепить обозначение определенных эмоциональных состояний за определенными смайликами, однако все они оказались безуспешными. Фактически на сегодняшний день только смайлики информируют об эмоционально окрашенном отношении автора к тексту, передавая направленность и степень его эмоций.

Помимо “смайликов” для компенсации тембра и акцентирования части высказывания в виртуальном общении используется так называемый “капс” (от анг “Caps Lock” – блокировка верхнего регистра клавиатуры; т.е. написание ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ), который повсеместно в Сети трактуется как повышение голоса.

Недостаточность или невозможность передачи в Интернете цвета, звука, движения заменяется вербальными и знаковыми аналогами – большим количеством восклицательных знаков, “традиционно русской лексикой” (чаще всего передаваемой латиницей), средствами из других речевых жанров.

Благодаря Интернету интенсивно стала развиваться интертекстуальность текста. Изменение сознания личности в Интернете, формирование нового, сетевого образа жизни и мышления существенно влияет на языковую ситуацию.

Вполне возможно, что речь идет о формировании нового стиля в русском языке – о стиле Интернет-общения – который не только является специфической особенностью Интернет-сообщества, но и серьезно влияет на речевое поведение всего общества в целом.

Основным новшеством виртуальной реальности является изменение условий для взаимодействия людей, в том числе, и на языковом уровне.

Порожденное внешней реальностью, Интернет-пространство может существовать только при условии активной человеческой деятельности по его созданию и развитию. Оно само по себе является ничем иным, как реальным, живым, человеческим мышлением, воплощенным в виде текста в его новом обличье, совмещающем в себе не только словесное высказывание, но и цвет, звук, графику и анимацию.

В лингвистическом аспекте речь идет о новом явлении в текстологии – гипертексте, по принципу которого организовано все языковое пространство Интернета. Гипертекст, по сути, – это новый способ мышления в языковом отражении.

Гипертекст способен к многочисленной трансформации, передвижке, к интерпретации его содержания многими способами. Гиперссылки обеспечивают возможность структурировать информацию “ломтями”, связанными и в то же время относительно независимыми друг от друга.

Вариантность развития сюжета позволяет привлекать к активному созданию и развитию текста всех участников коммуникации.

Интернет активизирует внимание пользователей к тем языковым средствам, которыми он пользуется. Кроме того, виртуальные личности становятся творцами новых вербальных и невербальных средств высказывания и общения, творят не только само виртуальное пространство, но и язык, на котором этот социум общается.

Традиционное понимание разговорной речи как “разновидности устной литературной речи” натолкнулось на тот факт, что в условиях Интернет-дискурса в целом ряде случаев можно наблюдать феномен речи, обладающей многими характеристиками разговорной речи, такими как:

Максим Кронгауз: интернет не калечит, а обогащает русский язык

ЕВ: В своей знаменитой книге «Русский язык на грани нервного срыва» Вы поставили диагноз, мне кажется, не столько русскому языку, сколько той части общества, которая за него сильно испугалась. Десять лет спустя какой диагноз Вы бы поставили языку и обществу?

МК: Языку я бы диагноз вообще не ставил, потому что он здоров и демонстрирует это постоянно. Русский язык – один из больших языков мира, которые вполне приспособились к ситуации и используются во всех коммуникативных сферах, и это для языка большое достижение. То есть, русский язык стал вполне современным: это касается и использования в интернете, и использования в любых гаджетах, в СМС-ках и прочее. Что касается общества, то, как ни странно, за это время почти ничего не изменилось. Так же ведутся споры, по-прежнему используются слова о защите языка, то есть, как ни странно, все эти дискуссии крутятся вокруг одного и того же. Но мне кажется, что все-таки за это время появилось и особое отношение к языку вот в каком смысле: если раньше общество требовало защиты – у власти, по-видимому, к кому еще оно обращается за защитой русского языка, – и под защитой, как правило, имелись ввиду какие-то карательные меры, то сегодня, в общем, стало понятно для многих, по крайней мере, что лучше, наверно, говорить не о защите, а о поддержке, и эта поддержка не столько в штрафах, сколько в разного рода мероприятиях, связанных  с русским языком.

Вот огромную популярность набрал «Тотальный диктант» в последние годы. То есть, такие обсуждения, дискуссии – уже без определенной доли трагизма.

ЕВ: Литературовед Мариэтта Чудакова в одном из своих интервью сказала, что ее удручает не столько проникновение в язык заимствований, сколько постепенное исчезновение целого пласта языка – того выразительного, сочного, емкого языка, которым, скажем, написана книга ее мужа Александра Чудакова «Спустилась мгла на старые ступени». Вы согласны?

Самый банальный пример – это смайлики, которые сразу же берут на себя целый ряд функций, отсутствовавших в письменной речи

МК: Я с огромным уважением отношусь к Мариэтте Омаровне, но мне трудно с этим согласиться. Мне кажется, что язык этого романа-мемуара – совершенно замечательный, но он индивидуальный, он не мог сохраниться после ухода автора. Конечно, язык меняется, конечно, уходят какие-то средства, в том числе средства выразительности. Но приходят другие. Просто, может быть, Мариэтте Омаровне и мне отчасти они несколько. Язык высвечивает то, что важно носителям языка в данный момень. Я приведу очень банальный пример. Мы очень сильно потеряли в, так сказать, «пейзажной лексике». Если Вы откроете словарь, то у слова «ров» есть десятки синонимов: балка, лог, лощина и так далее. Сегодня они практически не используются. Но появилось много каких-то технических словечек – это сегодня важнее. Поэтому, конечно, людям постарше очень не хочется расставаться с тем, к чему они привыкли, с тем хорошим, красивым, что есть в языке. Но это, к сожалению, неизбежно – некоторое обновление лексики, обновление тематики этой лексической.

ЕВ: Что делает интернет с языком?

МК: Как представитель своего поколения я должен был сказать: «Калечит». На самом деле, конечно, обогащает. Главная идея, которую я в своих других книгах высказывал, заключается в том, что с помощью интернета создалось совершенно уникальное пространство, и возникла новая форма языка и речи. Если раньше мы имели, с одной стороны, устную форму, с другой стороны – письменную, то в интернете это некий компромиссный вариант. Формально это письменная форма, а с точки зрения функции и с точки зрения структуры – это устная форма, потому что в письменной форме мы обычно не общались, и вот сегодня мы общаемся с помощью письма, и, конечно, письмо обновляется и обогащается. Письменная речь всегда была строже и скупее, чем устная, менее интонационна, она не сопровождается жестами; вот это все сегодня вырабатывается в письменной речи. Самый банальный пример – это смайлики, которые сразу же берут на себя целый ряд функций, отсутствовавших в письменной речи. Вообще, о языке в интернете можно говорить бесконечно. Я написал одну книжку самостоятельно, а два года назад уже вышел коллективный словарь «Словарь языка интернета.ru». Это моя любовь, если хотите.

ЕВ: Говоря о том, что становится нормой, раньше показателем того, что слово вошло в язык и, извините, в мейнстрим, было его включение в словари. Естественно, сейчас мы не можем ждать, пока слово попадет в словари, дай бог, если на сайте грамота.ру оно появится. Та же Мариэтта Чудакова сказала: «Что значит, слова нет в языке? Если человек его употребляет, значит оно уже есть в языке». Но так мы тоже можем далеко зайти. Скажем, для нас, журналистов, какой критерий? Если Максим Кронгауз употребляет слова «спеллчекер» и «гаджет», значит ли это, что нам можно их употреблять?

Опираться на словарь бессмысленно, причем не только потому что огромного количества слов нет в словаре, но и потому что изменились значения за это время, слишком все быстро менялось

МК: Ну, если я пользуюсь среди журналистов авторитетом, то – да. Вы абсолютно правы, что словарь как высший авторитет из нашей жизни ушел. По одной простой причине – потому что лексикография русского языка сильно отстала от жизни. Это реальность, и в этой ситуации опираться на словарь бессмысленно, причем не только потому что огромного количества слов нет в словаре, но и потому что изменились значения за это время, слишком все быстро менялось. Поэтому сегодня надо опираться на собственную интуицию, на авторитеты, если они есть, – какое-то количество авторитетов, я думаю, все-таки существует. Они, может быть, не незыблемы, как раньше, – например, диктор советского радио и телевидения, – но они разнообразнее и интереснее, они, безусловно, есть. Это могут быть писатели, это могут быть даже и политики – есть политики, которые вполне хорошо говорят, но, безусловно, прежде всего люди культуры. Да и журналисты тоже – мы же знаем журналистов, которые прекрасно владеют словом. Кроме того, конечно, надо использовать и некоторые новые инструменты. Самый простой и примитивный – это просто поиск. То есть, если вы сталкиваетесь с неким словом, то вы должны его «прогуглить», и если много нагуглите, то оно существует. Это вопрос меры. Конечно, если один человек употребил слово, оно в языке еще не существует, этого мало. А если слово уже имеет миллионные вхождения в тексты русского языка, то, конечно, отрицать это бессмысленно. Я часто рассказываю историю, когда в 2010-м году на меня обрушились журналисты с просьбами о комментарии, потому что пришла новость, что в какой-то словарь включаются слова «блог» и «гламур». От меня ждали возмущения. Но как можно не включить эти слова в русский язык, если они уже просуществовали в языке лет десять – «гламур» чуть больше, «блог» чуть меньше – и употребляются буквально всеми, может быть, кроме самых рафинированных и интеллигентных людей. Так что, мне кажется, что таких вот технических инструментов стало больше, – если словарь был единственным и незыблемым авторитетом, то сегодня есть какие-то технические вещи, связанные с поиском, с качеством текстов, в которых они употребляются, и так далее. То есть, человек, в том числе журналист, должен включать некоторый анализ материала, который он может найти с помощью интернета.

ЕВ: Я читала в прессе о таком наблюдении, что наш язык современный – особенно, Вы упомянули, политику – он немного стал напоминать послереволюционный язык – обилием сокращений не очень понятных. Меня, например, совершенно убивает «гумконвой». Во-первых, «конвой», мне кажется, до сих пор еще означает охрану или морской конвой, да? А это колонна транспортная с гнуманитарной помощью. Вот этот «гумконвой» прямо «рабкрин» напоминает.

МК: Это так называемое «вторичное заимствование» – еще раз заимствовали «конвой», заново, из анлийского языка в этом новом, непривычном для русского языка значении.

ЕВ: Считают, что вот это появление сокращений отражает нивилирование политической ситуации в обществе, обесличивание.

МК: У сокращений – их можно по-разному называть, это не столько важно для широкого читателя – всегда есть несколько причин и несколько функций. Одна из простейших – это примета бюрократической речи. Она появляется и в тоталитарных государствах, и просто в бюрократических сообществах.  Это хороший способ, во-первых, сделать язык менее прозрачным, что для бюрократов важно, потому что можно каждый раз переигрывать, называя некое явление по-разному, можно вводить несуществующие явления, потому что аббревиатуры все это скрывают – это одна из возможностей. Иногда причиной становятся условия коммуникации. Я как раз сравниваю русский язык на расстоянии примерно в сто лет, говоря о том, что всплеск сокращений был вызван техническими причинами. В начале XXI века в моду вошли СМС-ки, что повлекло за собой сокращения, потому что в сжатом пространстве это требовалось. То же самое явление произошло в начале XX века: во время Первой мировой войны стали активно использоваться телеграммы. И вот тоже появились, как «гумконвой», всякие «наштокоры» и прочие сокращения. Вот очень похожие эффекты от сходных технологических новшеств. Это, в общем, и другая причина, и, соответственно, другое функционирование.

Язык Интернета: заметки лингвиста – Молодежь в борьбе с терроризмом и экстремизмом

Хотим мы того или нет, но мы живем в эпоху информационной революции. Внимание общества отвлечено от нее хозяйственными тяготами и накалом политических страстей, сопровождающим пиаровские – и не только – битвы силовых групп. Недостаток внимания, однако, мало препятствует неуклонному распространению революции.

Можно условно выделить три основных аспекта информационной революции – информационно-количественный, технологический и социальный. Количественный аспект проявляется в экспоненциальном росте общего объема порождаемой информации и в увеличении количества разноуровневых исчисляемых единиц информации (битов, знаков, элементарных и сложных символов для графической информации, наконец, целых текстов). В кругу исследователей проблемы можно услышать мнение, что число всех существующих на Земле текстов в последнее время удваивается чуть ли не каждый год. Технологический аспект характеризуется чередой сменяющих друг друга фантастических достижений электронных, компьютерных и телекоммуникационных технологий, которые позволяют более или менее успешно обрабатывать, сохранять, накапливать и передавать этот колоссальный объем информации.

Социальный аспект информационной революции сводится к тому, что информационное давление на всех нас усиливается. Каждому приходится обрабатывать все больший объем информации, поступающий ежедневно через все каналы восприятия. Чтобы квалифицированно принимать те или иные жизненные решения, так же требуется принимать во внимание все больше и больше разнородных данных. Упомянутые новые информационные технологии тоже играют важную социальную роль. Они все более глубоко проникают в повседневную жизнь и изменяют ее, формируя новый стиль жизни информационного общества.

Язык реагирует на новые социальные и технологические тенденции (на изменение стиля жизни) «развитием литературно-художественных и публицистических стилей» и сопровождающим его «неуклонным пополнением словарного состава» [ср.: Ожегов 1974: 214].

В статье очерчена одна область, в которой наглядно проявляется реагирование языка на информационную революцию, освоение им новых реалий и обратное влияние указанного процесса освоения на действующие языковые нормы.

Конкретным объектом рассмотрения служит наиболее популярное и, пожалуй, наиболее спорное детище информационной революции – глобальная компьютерная сеть или интернет. [РОС 1999] кодифицирует написание слова Интернет с прописной (большой) буквы, очевидно, по аналогии со словом Интервидение. Я здесь сознательно придерживаюсь написания со строчной (маленькой) буквы, прогнозируя вероятное в ближайшем будущем изменение нормы написания этого слова. Основанием для подобного прогноза является то, что интернет не является собственным наименованием некоторой конкретной организации, коммерческого предприятия или даже наименованием конкретной сети или системы. Это общее наименование совокупности сетей и технических систем и создаваемого ими коммуникационного пространства, являющееся скорее именем нарицательным, чем собственным. Сопоставимые наименования подобного характера, как традиционные, так и более новые, даже если некоторые из них возникали как имена собственные (телефон, телевидение, локальные сети, сети общего доступа), практически все пишутся со строчной буквы.

Наряду с глобальной сетью, рассматриваются и электронные средства коммуникации, использование которых стало возможным на базе глобальной сети. В данной статье к электронным средствам коммуникации относятся: общение с помощью электронной почты, компьютерных видеоконференций, дискуссионных групп и чатов, электронных досок объявлений и т.п. С технической точки зрения под электронными средствами коммуникации понимаются также специальные программные средства, делающие перечисленные формы общения возможными. Более традиционные средства электросвязи, такие как телефон, телеграф, телекс, телефакс и их влияние на язык в данной статье не рассматриваются.

Насколько вообще целесообразно вести речь о влиянии глобальной сети (далее – ГС) и электронных средств коммуникации на литературный язык? Не составляют ли лица, использующие интернет, замкнутую группу профессионалов, занятых исключительно компьютерными делами, язык которых может быть интересен лишь терминологу или специалисту по профессионально-техническим жаргонам? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо располагать качественными и количественными данными о составе тех, кто пользуется ГС. Данные такого рода существуют.

Преимущество ГС состоит в том, что получать статистику пользования ею относительно несложно: компьютер может автоматически регистрировать каждый случай сетевого контакта с другим компьютером. Все компьютеры в сети, и, вообще, все компьютеры в мире, имеют собственные уникальные адреса, так что их можно отличить друг от друга. Случаи выхода в сеть под чужим виртуальным адресом, разумеется, не исключаются, как не исключается и подделка документов, удостоверяющих личность, в мире людей. Но эти случаи все же встречаются не столь часто, и поэтому с точки зрения общей статистики пользования сетью ими можно пренебречь.

Качественные данные собираются путем выборочных опросов, проводимых в той же ГС. Сбором и обобщением данных, оценкой полученных массивов и прогнозированием на их базе занимаются специальные службы мониторинга ГС.

По данным мониторинга русского интернета (http://www.monitoring.ru), в России примерно каждый шестой взрослый житель получает информацию из интернета либо сам, либо через друзей, регулярно посещающих интернет. Если же учесть, что интернет регулярно упоминается в средствах массовой информации (СМИ), в частности, в ежедневных программах популярных радиостанций (которые тоже имеют собственные адреса в ГС и активно пытаются их рекламировать), а последнее время – также и в материалах наружной рекламы, то можно понять, что о наличии ГС, хотя бы без того, чтобы ею прямо или косвенно пользоваться, осведомлено еще значительно большее число граждан России.

Среди самых популярных тем русского интернета представлены (в порядке убывания популярности): новости, наука и образование, развлечения, музыка и литература, общение и чаты, бизнес и финансы, информация о товарах и услугах и их приобретение, эротика, спорт, медицина (процентное распределение посетителей по указанным тематическим группам см.: http://www.monitoring.ru).

Среди других, менее популярных тем – трудоустройство, недвижимость, регионы России, справочная информация, туризм, программное обеспечение, дети и техника.

Таким образом, глобальную сеть посещают в основном, чтобы узнать новости, развлечься и пообщаться. Люди, посещающие глобальную сеть, относятся преимущественно к группе авторитетных носителей языка, оказывающих наибольшее воздействие на него. Ощутимая часть пользователей ГС принадлежит к так называемой интеллектуально-творческой элите общества. Правда, это не означает, что интеллектуально-творческая элита исчерпывается пользователями интернета. Понятия «пользователь интернета» и «представитель интеллектуальной элиты» пересекаются, не совпадая полностью. За пределами их совместного объема остается разнообразная публика, которую можно с некоторой натяжкой объединить в две группы. С одной стороны, это – культурно значимые или просто хорошо образованные личности, которые по ряду причин (вроде преклонного возраста, умственной лености или снобизма гуманитариев по отношению к техническим новшествам и выдумывающим эти «ненужные» новшества технарям) не хотят или не могут осваивать азы интернетовской грамотности. С другой стороны, это – интернетовский люмпен-пролетариат, научившийся входить в сеть, но не научившийся там себя правильно вести. И, понятно, не умеющий грамотно изъясняться ни на одном из рабочих языков сети.

Эти данные свидетельствуют, что представление о ГС как об узкоспециальном явлении отстало от реальности.

Проблема влияния ГС на язык представляет собой один из аспектов более общей, давно существующей проблемы «язык и компьютер». Данная проблема в прикладном плане была поставлена в ходе работ по созданию первых компьютеров в середине нашего века. В менее строгом виде она была сформулирована еще раньше – в произведениях писателей-фантастов, описывающих общение человека с роботами. В рамках указанной проблемы традиционными стали исследования по использованию естественного языка для общения человека с компьютером, по созданию на базе естественного языка искусственных языков для этой же цели, по лингвистическим основам искусственного интеллекта, по проблематике машинного перевода и автоматизации реферирования, и, наконец, по использованию компьютеров в качестве вспомогательных средств в лингвистических, в том числе, в культурно-речевых исследованиях. Число публикаций по указанным вопросам чрезвычайно велико. Составить представление об общем состоянии проблемы позволяют, например, следующие издания: [НЗЛ XXIV; Пиотровский 1975; Филиппович/Родионов/Черкасова 1990]. Из последних работ, посвященных применению компьютера в исследованиях по культуре речи, см.: [Граудина 1996].

Между тем, возможность обратного воздействия компьютеров, компьютерных сетей и искусственных языков на язык общения человека с человеком, в частности, на общелитературный и разговорный язык, до последнего времени не принималась всерьез, а поэтому ей уделялось недостаточно внимания.

В рамках указанной проблематики оптимальным представляется следующий подход: очерчивание общих оснований описания, и затем подробная характеристика изменений, наблюдаемых под воздействием ГС, на различных уровнях языка с одновременной попыткой ответить на вопрос, насколько эти изменения могут повлиять на действующие нормы соответствующих уровней.

Функции глобальной сети (ГС) и функции языка

Если попытаться представить функции ГС, опираясь на учение о функциях языка, окажется, что традиционно выделяемые функции языка [ср.: Слюсарева 1990] весьма точно характеризуют и функции ГС.

Так, важнейшей функцией ГС, несомненно, является коммуникативная. Релевантны для ГС и частные разновидности коммуникативной функции – фатическая (контактоустанавливающая) и волюнтативно-персуазивная (убеждающая). Действительно, ГС служит как эффективным средством коммуникации в целом, так и средством установления первичного контакта лиц, в том числе, территориально удаленных друг от друга. ГС является также средой персуазивного языкового воздействия: убеждения, аргументации и пропаганды для достижения индивидуальных – идеологических, коммерческих и прочих практических целей. Наряду с этим ГС выполняет когнитивную (инструмент приобретения знаний), тезаурусную (резервуар для накопления и хранения знаний), культурообразующую (средство формирования новой глобальной информационной культуры и ее отдельных субкультур) и эстетическую (в «низком» смысле – средство развлечения и в «высоком» смысле – среда реализации художественно-творческого потенциала) функции.

Общие тенденции в языке ГС

В том, что происходит с языком под влиянием ГС, прослеживаются по крайней мере две характерные тенденции.

Во-первых, одновременно протекающее усложнение одних и упрощение других средств по сравнению с аналогичными средствами в литературном языке, не подвергавшемся воздействию ГС. Эта тенденция затрагивает план выражения, план содержания и план прагматических интенций.

В одной работе по данному вопросу отмечается, что в интернете имеет место тенденция к упрощению средств выражения на фоне повышения прагматической сложности [Sprachwandel 1997: 17]. Безоговорочный вывод относительно упрощения всех средств выражения кажется мне односторонним. Более адекватным представляется вывод, что в плане выражения имеют место как упрощение, так и усложнение. Так, повсеместно наблюдаемая в ГС эволюция текста в гипертекст (о гипертексте см. далее) является не упрощением, а усложнением структуры текста. Гипертекст может рассматриваться как новая единица плана выражения в ряду: фраза – сверхфразовое единство – текст – гипертекст. Насыщение текстов в ГС компьютерной лексикой и другой специальной терминологией тоже вряд ли можно считать упрощением словарного состава с точки зрения пользователей интернета, не влдадеющих с этой терминологией.

В то же время, тенденция к упрощению действительно преобладает. Она выражается, например, в следующем: проблемные полилоги вырождаются в чаты (легкие беседы на определенную тему). Последние часто подвергаются и дальнейшей эволюции – в пустую болтовню. Сложные описания эмоций замещаются смайликами (пиктограммами, изображающими улыбающиеся или нахмурившиеся рожицы – см. далее). Некоторые исследователи видят в подобной тенденции к упрощению серьезную опасность, говоря о пиджинизации и вульгаризации языка под влиянием страсти к модернизации. Анализ подобных явлений на немецком материале см.: [Zimmer 1997].

Частным случаем тенденции к одновременно имеющему место усложнению и упрощению является тенденция к более высокой дифференциации одних явлений и средств при более диффузном пользовании другими. Взаимодействие диффузности и дифференциации сравнимо с взаимодействием синкретизма и расчлененности в разговорной речи. О синкретизме и расчлененности см.: [РРР 1973: 31-34]. Лучше всего указанная тенденция прослеживается на лексическом и содержательно-тематическом уровне. Усиливающаяся дифференциация наблюдается, например, в появлении новых терминов и нетерминологических понятий, именующих ранее недифференцированные феномены, а также в стремлении поисковых и рейтинговых сайтов более детально строить свои классификаторы, вводя новые группы и подразделения.

Повышение смысловой диффузности характерно, например, для некоторых чатов и досок объявлений. Поначалу они заявляют об определенной узкой тематической направленности, но в дальнейшем, идя на поводу у своих участников, включают в рассмотрение более широкий круг вопросов, выходящий за рамки первоначальной темы. Диффузность проявляется и в неоднозначной жанровой и функционально-стилистической принадлежности многих текстов ГС.

Во-вторых, конкурирующее воздействие норм письменной и устной речи. Эта тенденция привлекает пристальное внимание зарубежных исследователей языка ГС. Хотя основательное исследование этого вопроса на материале русского интернета мне, к сожалению, пока не известно, данные некоторых исследований на английском и немецком языковом материале применимы и к русскому языку. В частности, можно выделить следующие признаки устной речи, которыми обладает язык в ГС: дейксис «я-здесь-теперь», многоканальная коммуникация (текст – графика – звук), дизайн реципиента, чередование ролей продуцента и реципиента речи, активная контекстуализация [ср. : Quasthoff 1997: 27].

С помощью ряда этих средств создается «эффект присутствия» [Quasthoff 1997: 47], «коммуникативной близости» [Haase 1997: 60-61], имитируется постоянная готовность к коммуникации. Это не всегда соответствует действительным намерениям коммуникантов. Возникает противоречие между претензией на разговорность и реальным отсутствием конститутивных признаков языковой ситуации, влекущих использование разговорной речи: неподготовленности и непринужденности речевого акта, а также непосредственного присутствия участников коммуникации [ср.: РРР 1973: 9]. Интернетовские сайты, как правило, тщательно подготовлены и выполнены профессиональными дизайнерами, так что о спонтанности можно говорить лишь с большой натяжкой. Посетители какого-нибудь сайта могут активно призываться к вступлению в контакт. При этом сайт не обновляется месяцами, и решившимся на контакт никто подолгу не отвечает. Далее, подавляющее большинство текстов присутствует в ГС в письменной форме. Доля устных, звучащих текстов пока невелика.

Для объяснения одновременного присутствия в текстах ГС взаимоисключающих признаков устности и письменности было предложено обратиться к разграничению форм речи по концептуальному и формальному устройству, разработанному еще вне связи с интернетом. См.: [Koch,/Oesterreicher 1994: 587-604]. См. также замечания относительно соотношения понятий устной и письменной формы с понятиями РР и КЛЯ в [РРР 1973: 13-17]. Согласно этому разграничению, выделяются концептуально устные и концептуально письменные тексты, которые могут совпадать или не совпадать с формально устными и формально письменными текстами.

К концептуально и формально устным формам относятся, например, приятельская беседа или телефонный разговор. К концептуально и формально письменным – текст законодательного документа или научной монографии. К концептуально письменным, но формально устным – случаи публичного прочтения соответствующих письменных текстов, и, наконец, к концептуально устным, но формально письменным относятся формы подобные исконным жанрам интернета (см. далее), запискам школьников и т.п.

Жанры ГС

Описание наблюдаемых в сфере языка ГС явлений можно осуществить более точно, если ориентироваться не на язык интернета вообще, а на язык жанров интернета.

Выделение жанров ГС может основываться на определении речевых жанров как высказываний при «устойчивых, закрепленных бытием и обстоятельствами формах жизненного общения» [Бахтин 1979: 99]. При этом жанры ГС определяются по аналогии с жанрами других сфер общения.

Для первичной инвентаризации жанров ГС можно воспользоваться данными о тематике ГС, поскольку каждую тематическую группу обслуживает сложившаяся за время существования ГС совокупность жанров. Трудность состоит в том, что каждая подобная совокупность, как правило, остается открытой, да и границы между тематическими группами не являются столь уж четкими, как это можно было бы предположить. Некоторые жанры могут обслуживать несколько тематических групп одновременно. Кроме того, ГС – активно развивающаяся сфера коммуникации, так что регулярное появление новых жанров и отмирание некоторых прежних в ней неизбежно. В связи с этим, дать исчерпывающее описание жанров ГС весьма сложно. Поэтому и приводимый здесь перечень ни в коей мере не претендует на исчерпывающий характер.

Общеинформационные жанры или жанры новостей.

Их разнообразие представлено как в электронных СМИ, так и на других сайтах ГС, включающих среди прочего разделы новостей. Наиболее типичны в этом отношении сайты крупных провайдеров интернет-услуг. СМИ в ГС разделяются на имеющие традиционные «бумажные» аналоги и на собственно сетевые СМИ, которые на бумаге вообще не издаются. Для обозначения электронных СМИ иногда используются английские термины: e-zine, e-news. В электронных СМИ на сегодняшний день представлены образцы практически всех традиционных газетно-публицистических жанров. В том числе: газетные и журнальные статьи, передовые на важнейшую тему дня, «телетайпные» ленты новостей (одно из информационных агентств в ГС так и называется: lenta.ru), интервью, электронные письма читателей, вопросы по текущим делам (например, «вопрос недели», касающийся какого-нибудь особенно актуального события), обзоры и дайджесты новостей, тематические подборки из различных изданий с комментариями и без, опросы общественного мнения и комментарии к рейтингам популярности политиков, прямые выходы на контакт с политическими партиями, особенно в их профильных СМИ, сводки спортивных новостей и комментарии к ним, спецвыпуски, посвященные определенным событиям (например, выставке Экспо-2000 или соревнованиям по Формуле-1), прогнозы погоды и т. д. Электронные СМИ объединяют возможности печатных и звучащих СМИ. Так, тексты интервью могут сопровождаться магнитофонной записью фрагментов беседы для желающих прослушать ее в устном варианте. Часто предусматривается возможность рассылки публикаций по электронной почте. Прочел статью – понравилась, щелчок мышью – и статья в электронном почтовом ящике у коллеги. Опросы отличаются тем, что ответившему, как правило, предоставляется возможность тут же ознакомиться со статистикой других ответов или поучаствовать в дискуссионной группе по данному вопросу.

К образцам научно-образовательных и специальных информационных жанров относятся: электронные научные и учебные издания – монографии, сборники, отдельные научные статьи, пособия, справочники, интерактивные учебные курсы, иногда объединенные в целые виртуальные факультеты и университеты, дискуссии в научных и образовательных дискуссионных клубах, ответы экспертных и консультационных служб, предназначенные как для широкой публики, так и для профессионалов (например, ответы врачей-консультантов на вопросы коллег-медиков и всех интересующихся медициной), запросы специальным электронным базам данных и ответы на них, рефераты (нерадивые студенты порой просто копируют рефераты из интернета вместо того, чтобы писать их самим), интернет-семинары, онлайн-конференции, психологические тесты, электронные словари, в том числе переводные, сборники и архивы научно-технической, прежде всего компьютерной документации, поисковые запросы и ответы поисковых машин, и т. д.

Художественно-литературные жанры присутствуют в ГС во всем своем разнообразии. Пополнение происходит, в основном, за счет традиционных литературных произведений, которые были опубликованы на бумаге, а затем перенесены в ГС. В ГС, в том числе и в русском интернете, действует ряд проектов по переводу произведений мировой литературы в цифровую форму, позволяющую им жить «сетевой жизнью». Среди наиболее известных международных проектов – Gutenberg, e-text и др. Подобные же проекты на национальном уровне осуществляют крупные библиотеки ряда стран. Электронные книги объединяются в ГС в электронные библиотеки. В корпусе переведенной в цифровую форму русскоязычной литературы в подобных библиотеках наиболее полно представлена русская и переводная научная фантастика. Любовь к научной фантастике, в принципе, не удивительна для пользователей ГС – «виртуалов». Объем и количество русских текстов, доступных на сегодняшний день для просмотра в ГС, впечатляют, однако качество их перевода в цифровую форму (опечатки, отступления от печатного оригинала, неоправданные сокращения) во многих случаях оставляет желать лучшего. Причина состоит в том, что далеко не во всех проектах по переводу источников в цифровую форму участвуют специалисты-филологи.

Все большее распространение получают литературные произведения, которые с самого начала создаются для публикации только в ГС, а не на бумаге. Они нередко посвящены компьютерной или сетевой тематике. Такого рода произведения сами пользователи ГС объединяют под названием «сетература». Существуют конкурсы на лучшее сетературное произведение. Популярными жанрами являются обзоры, аннотации и рецензии – как сетературных, так и традиционных литературных произведений.

К литературным жанрам примыкает часть развлекательных жанров ГС. Среди них – жанры, объединенные юмористической или эротической направленностью. Это многочисленные анекдоты, юмористические и эротические рассказы, часто с анимацией, словесные игры, эротические доски объявлений, чаты для виртуального флирта, отдельные юмористические цитаты и их подборки, эпиграфы к сайтам, наконец, юмористические сайты как жанрово-композиционные единства. К чести русского интернета надо заметить, что он отличается обилием высококачественных юмористических сайтов.

Среди прочих развлекательных жанров – жанры, оформляющие неспециальное, непрофессиональное общение. Это, прежде всего, всевозможные дискуссионные группы, чаты или IRC в MUD. (MUD или multiuser domains – области, где могут присутствовать и общаться одновременно многие пользователи.) Темы, обсуждаемые в указанных группах, представляют общий интерес (политика, современная музыка, компьютерные игры и т.д.). К жанрам, оформляющим неспециальное общение, относятся также гостевые книги, письма электронной почты, избранные почтовые рассылки и др.

К последней из выделяемых здесь групп жанров относятся деловые и коммерческие жанры. Это – профессиональные и непрофессиональные коммерческие доски объявлений, аналитические обзоры рынков и отраслей (например, рынка ценных бумаг, металлургической или нефтяной отрасли), информационные письма и тематические журналы по отдельным направлениям бизнеса, информация на сайтах крупных компаний (корпоративных сетей), имеющая не только рекламный, но и технический и познавательный характер, биржевые информационные бюллетени, объявления в службах трудоустройства, вездесущие в ГС рекламные флажки – баннеры.

При внимательном просмотре приведенного перечня напрашивается еще одно подразделение жанров ГС – на жанры, исконно сетевые, т.е. порожденные самим использованием языка в сети, и жанры, заимствованные ГС из других сфер общения. К первым относятся, прежде всего, жанры неспециального общения – чаты и дискуссионные группы. Ко вторым, например, аннотации научно-технических статей или передовицы электронных СМИ.

Наиболее характерные особенности языка ГС исследователи выделяют как раз на базе исконных сетевых жанров. Именно в них наиболее полно реализуются языковые новации. На базе их изучения проще выявляются возможные направления воздействия языка ГС на общелитературный язык. В заимствованных жанрах ГС определить различия труднее. Отдельные заимствованные жанры могут почти не отличаться друг от друга в виртуальном и «бумажном» варианте. Особенности таких жанров часто продолжают определяться, в первую очередь, не столько фактом их бытования в ГС, сколько той функциональной разновидностью языка или сферой общения, из которой они перешли в ГС.

Некоторые из заимствованных жанров тяготеют к разговорной речи, групповым языкам или молодежному жаргону, другие обладают признаками специальных языков, третьи принадлежат языку художественной литературы.

Указанный перечень жанров интернета можно расширять и уточнять также на иных классификационных основаниях, например, разграничивая информативные, императивные, оценочные и ритуальные жанры. О подобных принципах разграничения жанров см.: [Шмелева 1991].

Опираясь на сказанное, можно поставить вопрос о функционально-стилистической принадлежности языка ГС в целом. Особый ли это подъязык (профессиональный, специальный), жаргон, или особая функциональная разновидность, подобная языку публицистики или деловому языку?

По-видимому, ни то, ни другое, ни третье. Жанровое и функциональное разнообразие, а также разнонаправленность воздействий, под влиянием которых формируется язык ГС, позволяет, скорее, предположить, что он представляет собой образование, находящееся над подъязыками и отдельными функциональными разновидностями, образование, объединяющее множество жанровых подсистем, разделяющихся, в свою очередь, на отдельные жанры.

Если на самом высоком уровне человеческий язык подразделяется на совокупность интернациональных языков (языков международного общения) и национальных языков, то структуры, подобные языку ГС, мы находим на следующем уровне конкретизации. На этом уровне представлены немногие крупные подсистемы в рамках интернациональных и национальных языков: язык художественной литературы, совокупность функциональных разновидностей и специальных языков, а также разговорная речь. В один ряд с ними, на мой взгляд, можно поместить и язык ГС.

В дальнейшем кратко рассматриваются отличительные черты и аспекты изучения языка ГС, соответствующие отдельным уровням (ярусам) языковой системы.

А. Фонология и просодия

В связи с отмеченной выше преимущественно письменной формой бытования текстов в ГС, вопрос об их просодических особенностях (типичных ритмико-интонационных конструкциях и акцентных схемах, типичных произносительных ошибках и др.) остается вопросом будущих исследований. В настоящее время уровень технологий, обслуживающих ГС, не позволяет вести интенсивный обмен устными речевыми сообщениями. Тем не менее, подобного рода возможности предусмотрены в активно разрабатываемых мультимедиальных приложениях и так называемой IP-телефонии, т.е. речевой телефонной коммуникации посредством интернета. (Уточнение «речевая» требуется потому, что остальная коммуникация в интернете тоже осуществляется преимущественно по телефонным линиям.)

Многие исследователи относят к фонологическому уровню и заместители речевого сигнала, такие как письмо и прочие знаки, способные различать единицы семантического уровня [Ахманова 1966: 488]. В языке ГС всевозможные графические знаки акцентного и интонационного выделения используются весьма активно. В частности, исследователями языка ГС отмечены явления имитации графическими средствами некоторых просодических явлений, например, шепота – см.: [Haase 1997: 67-68].

Графические средства выполняют в языке ГС не только интонационно- или акцентно-выделительную функцию. Подчеркивание чаще всего выступает в роли отсылочного знака (или так называемого маркера навигации) в гипертексте. Значок @ с именем адресата слева и названием провайдера справа (например, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript ) является адресом электронной почты.

Активно используются и другие значки, которые могут иметь различные функции, вплоть до выражения сложных прагматических интенций. К наиболее распространенной разновидности таких значков относятся смайлики.

Б. Морфология и словообразование

Процесс появления новых слов приобретает в языке ГС лавинообразный характер. Важнейшим источником пополнения словаря языка ГС является словообразование. Значительный объем материала, несмотря на сравнительно краткий срок существования феномена русского интернета, позволяет сделать выводы о наиболее продуктивных здесь словообразовательных моделях.

Как правило, в основе каждого словообразовательного гнезда лежит заимствование или калькирование англоязычной корневой морфемы. Заимствуются не только морфемы, но и аббревиатуры, которые затем занимают место корневых морфем. Далее процесс словообразования идет в соответствии с правилами русской словообразовательной системы.

Продуктивны словосложение, суффиксация, префиксация, и другие обычные способы.

В ряде случаев заметно стремление к выбору словообразовательных парадигм, более типичных для просторечия. В результате появляются, например, следующие глаголы ультрамгновенного действия кликнуть, хакнуть, апгрейднуться и прочие новообразования: банить, флудить, коннектиться, офлайновый и т.п. (Примеры собраны Н.В. Новиковой на материале журналов, посвященных интернету.)

Интересны случаи, когда заимствованный элемент – корневая морфема или аббревиатура – сохраняется в латинской графической форме: chatланин, FTP-сервер, MIDI-контроллер, GIF-анимация.

Суффиксы, продуктивные в общелитературном языке при словообразовании наименований лиц, машин и устройств по виду выполняемой ими деятельности используются для образования наименований программных продуктов. Активны, в частности, заимствования с заимствованным же суффиксом -ер: браузер, мейлер, спеммер. Аналогично используются суффиксы -щик/-чик с исконными словами. Получающиеся в результате слова перекодировщик, отладчик, загрузчик и т.п. также означают не лиц и не механизмы, а программы для выполнения соответствующих действий.

В ходе заимствования форма нового заимствованного слова может уподобляться форме какого-нибудь уже бытующего слова. В результате заимствованное английское обозначение электронной почты – э-мейл (сокращенно мейл) часто фигурирует в интернетовских чатах как мыло. Например, сбрось фотку мне на мыло означает «отправь ее мне по электронной почте».

В некоторых словообразовательных моделях несколько более активно используются исконные корневые морфемы. Активна, в частности, универбация с суффиксом -к(а). Так, из «программы для перелистывания страниц» получается «листалка», из «программы для осуществления телефонных звонков» – «звонилка». Встречается и усечение. В отдельных случаях – когда усечение проходит по морфемному шву – может идти речь о регрессивной деривации. Однако морфемный шов – не обязательное место усечения. Так, вместо «скопируй программу» советуют: «скачай прогу».

Наблюдается также комбинация различных способов словообразования, например, сложение заимствованного слова с созданным на базе исконной корневой морфемы универбатом: чат-болталка.

Весьма активны в качестве исходных элементов словообразовательных гнезд синонимы самого понятия «ГС», как заимствованные, так и исконные: интернет, веб и сеть. Они дают следующие ряды производных: интернет-технология, интернет-кафе, интернетчик, по-интернетски; веб-дизайн, веб-узел, веб-сайт, вебовский; сетянин, сетеголовый, сетеголик и т.п. (Примеры собраны Н.В. Новиковой.)

Интересно, что еще один член этого синонимического ряда – паутина – значительно менее активен в словообразовательном отношении, чем остальные.

У самого слова интернет еще не окончательно устоялась парадигма склонения. Хотя оно воспринимается средним носителем русского языка как слово мужского рода, кое-кто из компьютерных специалистов и пользователей интернета, ориентирующихся на нормы английского языка, все еще не могут с этим примириться и продолжают воспринимать интернет как несклоняемое существительное женского рода. Это колебание, как и упомянутые выше различия в правописании данного слова свидетельствуют о пока не полном освоении его русским языком. Тем не менее, можно прогнозировать, что вскоре парадигма склонения мужского рода перестанет вызывать возражения у кого бы то ни было. Она однозначно рекомендуется нормами словоизменения и соответствует лингвистической интуиции основной массы говорящих на русском языке. В самом деле, число «виртуалов», применяющих к интернету парадигму склонения женского рода, неуклонно уменьшается.

Из прочих явлений морфологического плана можно отметить частое использование форм императива первого лица единственного числа на том месте, где ожидается вежливая форма императива первого лица множественного числа – хотя и последняя не полностью исключена. Это явление свойственно языку современной рекламы. И в ГС оно наблюдается в основном в рекламных баннерах и других материалах, имеющих характер явной или скрытой рекламы: Жми сюда! Зайди на «Кулички»!

В. Лексический и семантический уровни

Пополнение словарного состава происходит также за счет лексико-семантических изменений, не сопровождаемых изменениями на морфемном уровне.

Параллельно с заимствованием преимущественно англоязычных слов для передачи новых значений, развиваются новые значения и у слов исконно русских. Например, слово страница приобретает новое значение, синонимичное значению заимствованного из английского языка слова сайт или интернет-сайт – «адрес и место хранения информации в интернете». Хотя интернетовские пуристы предостерегают от подобного употребления, предлагая четко разграничивать сайт с одной стороны и страницу с другой, смешение все равно имеет место. Высказывания Зайди ко мне на сайт и Зайди на мою страничку нередко воспринимаются как синонимичные.

Исследователи отмечают, что язык ГС формируется под влиянием и при доминирующей роли технического, в первую очередь, компьютерного жаргона, а также молодежных и профессионально-групповых жаргонов [Sprachwandel 1997: 7-8].

Типично для языка ГС активное привлечение специальной компьютерной и телекоммуникационной терминологии: выделенный сервер, протокол TCP/IP и др.

Среди прочих семантических процессов в языке ГС можно указать на «нанизывание смыслов», добавление их по нити, так называемому треду, в дискуссионных группах, организованных вокруг отдельных микротем.

Ономастика в ГС.

Все лица, получающие индивидуальный доступ, отличающийся от простого листания страниц или веб-серфинга, в какой бы то ни было ресурс или сайт интернета, наделяются именами (получают имена от владельца ресурса или придумывают их сами). При этом могут использоваться настоящие, паспортные имена (Настя, Андрей Травин). Значительно чаще, однако, для именования применяются псевдонимы – ники (от англ. nickname). Ники бывают «литературные» (Кассандра, Одинокая тень, Бальзак), просторечные, в том числе английские (Сися, Лом, Screwer), навеянные интернетовскими реалиями (ТочкаРу) или созданные по аналогии со служебными ключами доступа к ресурсам, паролями и т.п. (уfx2580n).

В ГС формируется определенная культура называния и самоназывания. Имена, созданные в соответствии с «культурными нормами» номинации в ГС, должны наиболее эффективно выполнять свои основные функции. К последним относятся – индивидуализация (имя должно быть уникальным, отличаться от других), хотя бы косвенное указание на принадлежность или непринадлежность к референтной группе (Например, хакеры любят агрессивные имена и, напротив, не любят нежных, «цветочных» имен. Так, тот кто скрывается под именем Black Death, вполне может быть хакером, а под именами Люсенька или Фиалка – вряд ли.), привлечение внимания (имя должно быть броским, экспрессивным) и гарантия «свободы слова в сети». Последнее подразумевает соблюдение инкогнито прежде всего в юридическом смысле. Правовая идентичность участника ГС должна быть не слишком легко выводимой из его имени – например, на случай, если он сболтнет что-нибудь политически некорректное в чате при обсуждении щекотливой тематики (межнациональных конфликтов, равноправия полов и др.). Если его личность не столь легко установить, у оппонентов вряд ли возникнет соблазн привлечь его к суду.

В наиболее изощренных и технически продвинутых сетевых сообществах фигурируют еще и виртуальные носители имен – персонажи, созданные с помощью программ компьютерной анимации. Они живут собственной виртуальной жизнью, замещая в сети живых членов сетевого сообщества.

Среди других явлений лексико-семантического уровня можно отметить активное использование аббревиатур и акронимов. Они являются неотъемлемым атрибутом диалогов в реальном времени (в чатах и дискуссионных группах). Перечни этих аббревиатур многократно воспроизводились в ГС и в печатном виде. Вот фрагмент одного из самых известных первичных источников таких перечней:

BBL be back later (вернусь позже)

BRB be right back (скоро вернусь)

LOL laughing out loud (громко хохочу)

ROTF rolling on the floor (катаюсь по полу)

ROTFL rolling on the floor laughing (катаюсь по полу хохоча)

AFK away from keyboard (отошел/отошла от клавиатуры)

b4 before (прежде)

CUl8tr see you later (увидимся позже)

rehi hello again (привет еще раз) [Raymond 1996].

Аббревиатура ROTF-ROTFL пользуется популярностью в англоязычных чатах. На ее базе возникают дальнейшие расширения, например: ROTFLBTCASTC – rolling on the floor laughing biting the carpet and scaring the cat – катаюсь по полу хохоча, кусая ковер и пугая кота [пример отмечен у Haase 1997: 71].

Русские аббревиатуры в чатах носят окказиональный характер. В рассмотренных примерах узуализация, т.е. употребление значительным числом чатлан одних и тех же собственно русских аббревиатур мною не зафиксирована.

Для английского языка в ГС, в частности, для английского хакерского жаргона [Raymond 1996] и для функционирующих в ГС языков, которые находятся под непосредственным влиянием английского (для немецкого языка это явление отмечено у [Haase 1997: 70]) характерна так называемая «сверхгенерализация». Под этим наименованием скрывается, по сути, ряд разноплановых явлений. Во-первых, сюда относится активное употребление компьютерной терминологии применительно к областям, к компьютеру отношение не имеющим. Во-вторых – создание отвлеченных и собирательных существительных, прежде всего, на базе типичных для ГС неологизмов. В-третьих – активное создание глаголов на базе предметных имен. В-четвертых – создание предметных имен на базе глаголов. Эти явления присутствуют и в русском языке в ГС (хакер – хакерство – хакнуть; мейл – мейлить, крэкер – крэкнуть и др. : ср. выше замечания о продуктивных словообразовательных парадигмах). Отмеченное для английского языка распространение некоторых словоизменительных парадигм на слова, в литературном языке изменяющиеся в соответствии с другими парадигмами, для русского языка в ГС не типично. Встречаются лишь случаи колебаний, связанные с незавершенной ассимиляцией тех или иных заимствованных лексем русским языком (ср. выше о колебаниях рода слова интернет).

Обобщая, можно отметить, что язык ГС в целом восприимчив к новым, нестандартным и девиантным (отклоняющимся) лексико-семантическим явлениям, если они отличаются достаточной выразительностью.

Этим объясняется и активное обращение в ГС к приемам языковой игры. В качестве иллюстрации можно использовать любой добротный русский юмористический сайт. О языковой игре и ее лингвистических основаниях безотносительно к интернету см.: [Санников 1999].

Г. Синтаксический уровень и пунктуация

Характерной чертой синтаксиса языка ГС является тенденция к аграмматизму, т. е. отклонению от синтаксических и пунктуационных норм литературного языка со стороны продуцента текста. Реципиенты текстов в ГС воспринимают подобные нарушения норм с высокой степенью толерантности.

Аграмматизм в диалогических жанрах языка ГС развился, по-видимому, под влиянием телеграфного стиля (шире – любого вида коммуникации, проходящего в условиях ограниченных коммуникационных ресурсов), молодежных жаргонов и разговорной речи. Относительно влияния разговорности следует заметить, что рассмотренные реплики участников дискуссионных групп все же остаются образцами письменной, а не записанной устной речи.

Предоставляемые коммуникационные ресурсы в ГС нормируются либо по времени, отведенному на коммуникацию (давать ответ на дискуссиях в реальном времени нужно быстро), либо по предельно допустимому объему текста. Во многих дискуссионных группах объем присылаемых сообщений ограничивается программными средствами. Одна реплика, например, не может превышать тысячу знаков. При этом допустимый объем реплик часто оговаривается в комментариях к дискуссии. Ограничение объема текстов составляет важную часть сетевого этикета – сетикета (о сетикете см. также в разделе о прагматике).

Аграмматизм в ГС носит скорее не конвенциональный, как в телеграфном стиле, а окказиональный (случайный) характер. «Глубина» его проникновения также меньше. Случаи сознательного опущения предлогов и союзов типа телеграфного «Приезжаю женой дочкой встречайте Домодедово пятницу четырнадцать тридцать Вадим» в рассмотренных материалах ГС почти отсутствуют (ср. далее в примере зевгмы «Арье Валера» вместо «ответ Арье и Валере»).

Аграмматизм в ГС проявляется чаще всего в недостаточной или неверной расстановке знаков препинания и значительно реже – в рассогласовании, нарушении формально-синтаксической связи между частями высказывания (анаколуфах) и различного рода обрывах (апозиопезах и прозиопезах).

В примерах сохраняется написание источника.

Gin (25.04.2000 10:19:31, 212.25.85.253): Елена неужели вы не замечаете очевидных вещей? Все политические комментаторы и ведущие считают своим долгом посмеяться над коммунистами оскорбить или унизить их сторонников. Я не коммунист но по моему это недопустимо. Не говоря уже про Доренко которого как собаку спускают с цепи на неугодных.

Здесь сознательно (по-видимому, в стремлении подстроиться под телеграфный стиль) пропущены все запятые – после обращения, при однородных членах и между частями сложных предложений. Тем не менее, нельзя сказать, что пренебрежение знаками препинания стало всеобщим увлечением в дискуссионных группах. Образцы правильной расстановки знаков препинания, к счастью, все еще встречаются.

Далее приводится несколько примеров аграмматизма – как результата недосмотра, так и сознательно используемого стилистического средства.

Анаколуф (рассогласование частей высказывания):

Toly (24.04.2000 17:22:23): N Zyrlin! Если Вы предлагаете незамедлительно прекратить войну, неужели Вы не понимаете, чем это кончится.

Апозиопеза (обрыв, нарушающий синтаксическое построение высказывания):

Vugar Guseynov (25.04.2000 20:59:28, 134.39.101.5): Большая игра в казаки-разбойники с привязкой к местности . .. Почему бы и нет?

Прозиопеза (усечение начальной части высказывания):

Радикал (24.04.2000 20:15:27, 193.124.85.211): Или дать каждому чечену по авто и дому – и тогда войны не будет.

Здесь отсутствует ожидаемый перед или первый член союзного соединения.

Прозиопезы в виде опущения ожидаемых инициальных частей реплик диалога довольно широко распространены в дискуссионных группах. Так реплика нового участника дискуссии подхватывает реплику предыдущего дискутанта, становится ее грамматическим продолжением – даже в том случае, если предшествующая реплика представляет собой законченное высказывание. В подобных случаях между репликами возникают, как правило, паратактические, но не гипотактические отношения. Реплики-подхваты формально представляют собой n-ную предикативную единицу в составе сложносочиненного предложения или новый член продолжающегося однородного ряда.

Выстраивание высказываний на базе паратактических отношений и предпочтение длинных перечислительных рядов однородных членов относится к характерным чертам синтаксиса исконных жанров ГС.

Отмеченная в немецких диалоговых текстах в ГС высокая частотность анаколуфов и обрывов [Haase 1997: 61] на рассмотренном русском материале не подтверждается. В любом случае, они встречаются реже прочих отмеченных здесь синтаксических явлений языка ГС.

При просмотре достаточно большого объема исследуемого материала напрашивается вывод, что степень аграмматизма, т.е. степень отклонения от норм литературного языка, определенным образом связана с темой дискуссии. Чем дискуссия тематически ближе к специально-техническим сторонам интернета или к сфере исключительно молодежных интересов (музыка «тяжелый металл», компьютерные игры), тем более ненормативно – вплоть до разительного пренебрежения правилами грамматики и пунктуации – употребляются языковые средства. Например, при сопоставлении дискуссии о политике и о современной музыке на сайте rambler.ru выясняется, что «политологи» стремятся придерживаться норм литературного языка, в то время как «музыковеды» скорее пренебрегают ими.

Иной раз содержательная сторона коммуникации редуцируется до минимума, и коммуникация начинает представлять собой лишь обмен прагматическими интенциями. Встречаются случаи, когда и инициальные, и ответные реплики представляют собой междометия, пиктограммы или бранные слова без дополнительных комментариев.

Экспрессия, свойственная, в частности номинации в ГС (см. выше) не ограничивается лексическим уровнем и проявляется также на синтаксическом уровне. Для реализации синтаксической экспрессии в языке ГС, как и в общелитературном языке, могут использоваться любые синтаксические фигуры. Из их числа можно выделить фигуры, наиболее типичные для ГС. Последние, помимо повышения экспрессивности, решают и другие задачи, например, способствуют более компактному изложению. На (подсознательное) предпочтение тех или иных фигур оказывает влияние и индивидуальный стиль пишущих. К числу типичных фигур относятся следующие.

Зевгма (осложненная анаколуфом):

N Zyrlin, Арье Валера (25. 04.2000 13:37:37, 193.233.69.86): Подавляющее большинство населения привыкло делать вид, что работаю, а начальство – делать вид, что платит.

Эллипсис:

N Zyrlin, Арье Валера (25.04.2000 13:37:37, 193.233.69.86): Гораздо больше! Если бы только работники идеологии, то это бы ладно.

Парцелляция:

Алексей (25.04.2000 23:35:08, 195.239.5.179): Высокоинтеллектуальный Миша. Вы сразу все знаете заранее. И истинные намерения Зю, и изначальную порочность коммуняк. Аксиома. Вот только беда. Этих порочных слишком много. И или нужно с ними считаться, или как класс под корень. А это уже было. И вы ничему не научились. Жаль.

Амплификация (осложненная литотой «не говоря уже о…»):

Gin (25.04.2000 17:11:29, 212.25.85.253): Елена а Путин со своей постоянной военной тематикой со своими кораблями, подлодками и тракторами не говоря уже о Чечне которая на его совести неужели он это то что надо России?

Д. Уровень лингвистики текста (синтаксиса текста)

Важнейшей особенностью языка ГС является создание технической базы для адаптации линейной структуры текста к нелинейной ассоциативной связи идей в мозгу человека. На этой технической базе возникла новая единица лингвистики текста – гипертекст. Гипертекст обеспечивает нелинейную организацию содержания со стороны продуцента и возможность нелинейного восприятия со стороны реципиента. Формально к гипертексту можно отнести всю совокупность текстов (назовем их здесь референтными текстами), связанных с воспринимаемым текстом посредством ссылочного аппарата.

Гипертексты, «технически» соединенные друг с другом ссылочным аппаратом, следует отличать от тематически и организационно (но не «технически») объединенной последовательности текстов, например совокупности реплик всех участников какой-нибудь дискуссионной группы.

В гипертексте на место двухмерного сочетания горизонтального и вертикального контекстов приходит контекстуальная трех- и даже n-мерность. Каждая ссылка представляет собой вектор-указатель на другой текст, который, в свою очередь, либо задает (n-1)-мерность, имея выход на другие тексты (т.е. соединяется с числом n текстов минус один исходный текст), либо является двухмерным, обладая только горизонтальным и вертикальным контекстами (имеет вход, но не имеет выхода на другие тексты).

В связи с этим, культурно-речевой аспект изучения гипертекстуальности может включать среди прочего исследование способов оптимизации ссылок и установление определенных ссылочных норм.

Идея формального и семантического взаимоотношения между различными текстами, идея интер- и гипертекстуальности не нова. В применении к компьютерным документам ее возводят примерно к 1969 году. Тогда же возник и сам термин. И термин, и концепция гипертекста были придуманы компьютерным футурологом Тэдом Нельсоном [Лесников 2001: 18].

Но гипертексты как явление существовали задолго до начала эпохи интернета. Типичным гипертекстом досетевого времени является совокупность текстов Священного Писания. Их можно читать не только линейно, но и нелинейно, следуя эксплицитно указанному во многих изданиях книг Ветхого и Нового Завета порядку ассоциативных ссылок и параллельных мест, т.е. гипертекстуально. О Священном Писании как гипертексте см.: [Эпштейн 1998]. Об интертекстуальном прочтении произведений художественной литературы см. : [Смирнов 1995].

Принципиальное отличие современного гипертекста от интертекстов досетевой эпохи состоит в том, что указанная совокупность референтных текстов находится в зоне непосредственной досягаемости реципиента. Если мы, читая электронный журнал по экономике, натолкнулись на выделенное понятие «мотивация» и желаем выяснить его психологическое содержание, не нужно откладывать журнал и идти в библиотеку за монографией по мотивации. Достаточно щелкнуть курсором по слову мотивация в читаемом тексте. Перед нами раскроется энциклопедическая статья, разъясняющая понятие мотивации. Если объем информации в статье будет недостаточным, следующая отсылка – уже из энциклопедической статьи приведет нас к тексту искомой монографии.

Здесь иллюстрируется еще один важный принцип бытования языка в ГС – принцип ступенчатого развертывания текста. Полная схема развертывания выглядит следующим образом: заголовок (ссылка) – заголовок с аннотацией – часть текста (несколько частей могут открываться последовательно) – полный текст. Реципиент, которому объем полученных сведений показался недостаточным, всегда может запросить дальнейшую информацию.

Если довести принцип гипертекстуальной связи до его логического завершения, нетрудно предположить, что вообще любой из существующих текстов через определенную (пусть очень длинную) последовательность шагов окажется связанным с любым другим существующим текстом. И все появляющиеся тексты будут интегрироваться в этот глобальный гипертекст. В таком случае было бы интересно проследить, по аналогии со сформулированным Ю.Н. Карауловым правилом «шести шагов», сводящимся к тому, что от любого знаменательного слова в ассоциативно-вербальной сети через максимум шесть ассоциативных «шагов» можно перейти к любому другому знаменательному слову в этой сети, через сколько «шагов» от любого произвольно взятого текста в структуре глобального гипертекста можно было бы перейти к любому другому известному тексту на том же языке.

Путь к технической реализации идеи глобального гипертекста еще очень далек, однако препятствия на этом пути носят уже не столько качественный, сколько количественный характер.

Говоря об устройстве как отдельных текстов, так и их тематически и организационно объединенных групп в ГС, уже вне связи с проблематикой гипертекстуальности, исследователи отмечают высокую когерентность и обязательное наличие эксплицитных связок между отдельными частями текста [Haase 1997: 61]. Указанные связки представляют различные анафорические схемы и, соответственно, схемы развития темы: схемы прямых, косвенных, повторных и коллаборативных (косвенно цитирующих) отсылок к предшествующему содержанию. О механизмах развития темы см.: [Gruber 1997: 119-124].

В исконных жанрах ГС возможны различные аберрации в развитии темы. Укажу две из них. В литературе отмечен так называемый эффект снежного кома, который состоит в том, что тема, в силу накопления большого объема детальной информации, расщепляется на подтемы [Gruber 1997: 124]. Обсуждение подтем может утрачивать связь с первоначальной темой или другими подтемами. В рассматриваемых русских дискуссионных группах наблюдается еще один эффект – сужение тематического фокуса. При обсуждении какой-нибудь широкой темы (например, политических ценностей) один из участников бросает резкую, провокационную реплику, тематический фокус которой крайне сужен. После этого вся дискуссионная группа начинает возражать автору реплики, забывая первоначально широкую перспективу обсуждения. При этом усилия недоумевающих новых участников вернуть дискуссии ее широкую перспективу, как правило, остаются безрезультатными.

Следует коснуться еще двух аспектов исследования языка ГС, находящихся за пределами системно-языковых уровней.

Е. Прагматический аспект. Сетикет

Выше отмечалась характерная черта языка ГС: высокая сложность передаваемых в языке прагматических интенций при упрощении средств их передачи. Упрощение средств передачи прагматических интенций, наряду с упомянутым в разделе о синтаксисе ограничением объема, является составной частью сетевого свода правил хорошего тона: сетикета или нэтикета (от англ. netiquette).

Таким образом, сетикет включает следующие аспекты: техническая совместимость (совместимость используемых протоколов), последовательность и характер соединения (время и приоритет доступа, порядок набора, способы вступления в контакт), ограничение по объему («во избежание эксцессов ограничивайте ваше сообщение объемом 1000 слов») и по содержанию. Что касается последнего, то нередко даются прямые указания социального и культурно-речевого порядка, запрещающие пропаганду наркотиков, детской порнографии и расизма. В дискуссионных группах, особенно модерируемых, как правило, запрещаются также обидные, грубые и не относящиеся к теме дискуссии высказывания.

Отмечалось также, что сложные прагматические интенции и даже целостные речевые акты могут передаваться TLA (three letter abbreviations, т.е. трехбуквенными сокращениями) или отдельными пиктограммами – смайликами. Термин «пиктограмма» представляется мне более уместным, чем повсеместно используемый в англо- и немецкоязычной литературе термин «идеограмма». По определениям идеографического и пиктографического письма, отдельным идеографическим знакам соответствуют отдельные слова или морфемы, в то время как пиктограммы передают лишь содержание речи, не соотносясь с отдельными лексемами или морфемами см.: [Ахманова 1966: 323-324]. Смайлики же не имеют однозначного соотнесения со словами.

Использование смайликов вместо обычных языковых средств означает, что в ГС традиционная прагматическая триада локутивный акт (языковое выражение) – иллокутивный акт – перлокутивный акт (перлокутивный эффект) может реализоваться без своего первого члена.

Смайлики, как и многие явления языка ГС, имеют досетевое происхождение. Они получили распространение в частной переписке в США, но были знакомы и другим эпистолярным традициям, в том числе, русской.

Подробное описание прагматического инструментария ГС, например, наиболее типичных речевых актов, желаемого и реально достигаемого перлокутивного эффекта и др. представляется важной и интересной задачей. Здесь я, однако, ограничусь уже сказанным.

Ж. Социолингвистический аспект

В настоящее время бытует мнение о том, что ГС преимущественно посещают молодые люди, чаще мужчины, с высшим техническим образованием (что-то типа сакраментального английского young <male> urban professionals). В русском интернете, это, по-видимому, пока так и есть. Применительно же к англоязычной и некоторым другим областям ГС это мнение начинает подвергаться пересмотру. По мере того, как аудитория ГС расширяется, ее состав становится все более разнородным, стремясь в идеале точно отражать профессиональный и половой состав всех говорящих на соответствующем языке. Незатронутым остается пока лишь возрастной дисбаланс. Люди молодого и среднего возраста составляют безусловное большинство посетителей ГС, и особые изменения в соотношении возрастов в сети не предвидятся.

Заключение. Нормализация интернета

Какой должна быть позиция лингвиста-нормализатора по отношению к языку ГС? Очевидно, многие из описанных выше процессов и явлений могут получать неоднозначную оценку и рассматриваться одними как порча языка, а другими как закономерное его развитие и демократизация. От точки зрения зависит и позиция нормализатора: либо клеймить наблюдаемые изменения и категорически препятствовать их переносу в литературный язык, либо принимать все, даже самые экзотичные новшества и надеяться, что новая сфера языкового употребления с течением времени сама себя оптимизирует.

Истина, видимо, как и в большинстве случаев, лежит где-то посредине между указанными пуристским и антинормализаторским полюсами. Удобной теоретической базой для нормализации языкового употребления в интернете представляется сочетание принципа нормализации в соответствии с языковой традицией («пуристского») и принципа нормализации в соответствии с функционально-стилистической целесообразностью. Последний принцип был предложен представителями Пражской лингвистической школы. Его поддержали В.Г. Костомаров, А.А. Леонтьев и некоторые другие отечественные русисты. Плодотворность сочетания двух принципов (безотносительно к интернету) показал, в частности, Б.С. Шварцкопф [Шварцкопф 1970: 384-388]. Применительно к интернету сочетание принципов представляется в следующем виде. В общем случае традиция должна безусловно доминировать. Писать и говорить в интернете следует так, как этого требуют нормы современного русского литературного языка, зафиксированные в авторитетных словарях и грамматиках. В исключительных же случаях, когда в литературном языке средства для точного выражения специфического интернетовского содержания отсутствуют, допустимо прибегать к неологизации с использованием продуктивных словообразовательных парадигм или заимствований. Следует учитывать, что неологизация не должна являться самоцелью, но должна обслуживать действительную потребность подбора средств для выражения содержания, не выражаемого иными способами. В действительности случается однако, что отклонение от нормы диктуется, с одной стороны, желанием щегольнуть непонятным словцом, отделить «посвященных», владеющих соответствующими средствами выражения, от «профанов», этими средствами не владеющих, а с другой стороны – просто безграмотностью и леностью, нежеланием ознакомиться с действующей нормой. Подобного рода «новаторство» представляется неуместным и подлежит критике.

Многие члены сообщества ГС, к счастью, понимают предоставляемую интернетом свободу языкового и прочего самовыражения не как полную анархию, но как игру по определенным правилам. Главной задачей этих правил является облегчение коммуникации в интернете. Основное место в своде указанных правил для русского интернета должны занимать нормы русской грамматики.

В практической нормализации интернета следует однако учитывать, что, в силу повышенного осознания ценности свободы, одним диктатом («Пиши так, а не иначе!») многого не добиться. Гораздо эффективнее более мягкий подход. Сетяне должны понять, что в соблюдении норм заинтересованы, прежде всего они сами, что отклоняясь от норм, они легко могут сделаться посмешищем сетевого сообщества. Неграмотность должна быть непрестижной, нестильной и немодной.

К моменту написания статьи просветительская работа в указанном направлении начинает вестись в интернете. Ее ведут пока преимущественно отдельные энтузиасты, хотя среди них есть весьма авторитетные члены сетевого сообщества. Среди сайтов, хотя бы нерегулярно ведущих мониторинг сетевой грамотности, разбирающих отдельные языковые казусы и дающих культурно-речевые рекомендации, можно выделить: www. russkii.ru; www.rusyaz.ru; aha.ru/~termika/editions/kultura.htm; klyaksa.country.ru; www.redactor.ru; http://poetry.org.ru/gramota/; www.gramota.ru; www.design.ru; svoikrug.narod.ru/young0.htm и некоторые другие.

Участие филологов-профессионалов в лингвистическом просвещении русского интернета пока недостаточно. Для исправления создавшегося положения осуществляется ряд проектов профессионального лингвистического участия в сети, в частности, создание специальных справочных служб в интернете.

Автор: Л. Ю. Иванов 2000

Статья взята с сайта: www.ivanoff.ru



< Предыдущая   Следующая >

Языковые нормы в Интернете | Обучонок

Современный мир трудно представить без сети Интернет, и, как любая существенная часть жизни человека, Интернет оказывает влияние на образ жизни и занятость человека, его интересы, поведение и даже речь. В статье рассматривается такой интересный факт из русского языка, как языковые нормы интернет-общения.

Языковые нормы сети интернет

Виды языковых норм:

1) ОРФОЭПИЧЕСКИЕ НОРМЫ
Нормы произнесения слов и интонационного оформления фразы определяет орфоэпия.
Пример: ударение, произношение.


2) ЛЕКСИЧЕСКИЕ НОРМЫ
определяют правила использования слов в зависимости от их значения, частотности и контекста употребления.
Пример: правильное употребление слов.

3) МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ НОРМЫ
определяют правильные варианты образования форм слова при его изменении (склонении или спряжении), а также правила употребления разных форм в высказывании.

4) СИНТАКСИЧЕСКИЕ НОРМЫ
определяют правила соединения слов и их форм в конструкции и использование словосочетаний в высказывании.
Пример: порядок слов, состав конструкций (предложений, словосочетаний и т.д.)

5) СТИЛИСТИЧЕСКИЕ
предполагают ограничение употребления языковых средств, не свойственных данному стилю, если такое употребление не оправдано жанром или ситуацией общения.
Пример: употребление клише.

Языковые нормы в Интернете:

  • Сленг, выработанный пользователями Интернета, переходит в общеупотребительную лексику
  • возрождение эпистолярного жанра в виде электронной переписки также имеет свою языковую специфику.
  • Игровые условия виртуального пространства способствуют приближению коммуникации к игре, что на уровне языка проявляется в тяготении к манере устной разговорной речи на самом серьезном сайте.

Ошибки в языке Интернета

1) СОКРАЩЕНИЕ СЛОВ
Происходит это в следствии закона экономии языковых средств и упрощения слова

2) МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОШИБКИ

  • распространены недостаточно часто и обусловлены, в большинстве своем неправильным употреблением окончаний
  • неправильное употребление местоимений с существительными иностранного происхождения
  • глаголы 3 лица, единственного числа.
  • Считается наиболее распространенной в сети Интернет

5) ЛЕКСИЧЕСКИЕ И СИНТАКСИЧЕСКИЕ ОШИБКИ
Связано с краткостью интернет-речи
А) ПЛЕОНАЗМЫ
Б) ТАВТОЛОГИЯ


Если страница Вам понравилась, поделитесь в социальных сетях:

Трансформация языка в Интернете

В современном мире люди активно осваивают новые коды коммуникации и приобретают коммуникативные привычки, которые не всегда понимают предшествующие поколения. Трансформируются не только способы взаимодействия людей, но и мышление, и восприятие мира, и главный инструмент коммуникации — язык. С появлением Интернета эти изменения стали происходить быстрее. Сеть позволяет путешествовать по виртуальной реальности и стирает физические границы: теперь друг с другого конца земли сидит не за сотню километров от тебя, а совсем рядом. Исчезают и психологические рамки: пользователи испытывают синдром «растворенной телесности» — отсутствия тела — и перестают чувствовать грани дозволенного. [1]

«Это оттого, что в Сети практически невозможно получить в морду», — высказался писатель Дмитрий Быков.

Почему в Интернете говорят по-другому?

Электронная форма речи письменно фиксирует устную речь, но при этом не совпадает с классическим представлением о языке письма. Почему так? Понадобились тысячелетия, чтобы возникла устная форма языка для общения и письменная для хранения и передачи смыслов на дальние расстояния. Сегодня мы активно используем письменность не по назначению — для общения в Интернете. Письменная речь абсолютно непригодна для этого, поэтому языку пришлось трансформироваться — стать проще.

Исчезли знаки препинания, сократились слова и предложения, правила орфографии стали неактуальны. Появились всевозможные суррогаты невербального общения: нетикет (этикет в Сети), эмотиконы или эмодзи (графические маркеры эмоций), мемы (креолизованные тексты, которые соединяют в себе языковой и визуальный коды), жаргонизмы. Но интернет-язык не стали маркировать как неверный. А вот людей, пишущих по старинке, в Сети теперь считают чужаками.

Правила этикета в Рунете: мультимедиа против слова

Однажды идея А. И. Куприна поместить в «Гранатовый браслет» эпиграф в виде сонаты Л. Бетховена спровоцировала культурный шок. Сейчас музыка стала важным семантическим кодом в передаче смыслов наряду со словом. Более того, аудиовизуальная информация может преобладать над словесной: она выражает то, что не всегда возможно описать вербально — переживания.

Пример поста с использованием невербального общения

Кстати, иллюстрация может идти вразрез со смыслом написанного, ломать текст, образуя при этом дополнительный смысл. Это происходит, потому что коммуникация в Интернете похожа на карнавал: мы постоянно примеряем новые маски, шутим, закладываем двойные или тройные смыслы в сообщении — выбирай любой. Ирония очень характерна как для общения в Сети, так и для культуры общения в целом, потому что с ее помощью можно в любой момент снять с себя ответственность за сказанное.

Жаргонизмы: ептить это угар, ИМХО

В двухтысячных появилась языковая аномалия — «язык подонкафф» («олбанский язык», йАзЫг пАдОнКаФф*). Альтернативное написание слов было популярно в основном среди молодежи, вот некоторые из них: бугага (копирование смеха одного из героев кинофильма «Гусарская баллада»), аффтар, выпей йаду (недовольство текстом), вапщеубилонах (удивление), жжош (давать жару). [2] Сейчас «олбанский язык» уже не используется (только если понастольгировать по ушедшим 2000-м), однако его отголоски до сих пор проглядывают в речи современных подростков. При этом они вряд ли догадываются, откуда взялось их «штош», «и што», «ХТО ЭТО» и прочее.

Язык субкультуры школоты — молодежная речь, в которой используют бессмысленные слова типа «лол» и «кек». Они выражают сильную эмоцию с максимально широкой палитрой смыслов: не всегда понятно, положительную или отрицательную оценку дает автор. Такие слова нужны молодежи, когда эмоций больше, чем самого смысла. Ведь для юности характерна эмоциональность, поэтому в языке должны быть специальные слова для обслуживания переживаний.

Смайлы: новая форма невербального общения

Эмодзи — суррогат эмоций. Довольно часто человек не испытывает тех чувств, которые выражают его смайлы в диалоге. Это может легко считываться из общего настроения переписки. Тогда создается впечатление, что собеседник вас обманывает — все как в жизни.

Еще эмодзи могут по-разному трактоваться. Например, прижатые друг к другу ладони могут быть и молитвой, и «дай пять», и аплодисментами. Использование эмодзи-клоуна в конце реплики может означать, что пользователь считает своего собеседника человеком с низким интеллектом или намекает на то, что прибегнул к иронии в своих высказываниях. Несмотря на двусмысленность использования смайлов, люди могут правильно расшифровать сообщение исходя из контекста.

Пример креолизованного текста: собеседники используют и слова, и эмодзи для передачи смыслов

Особое значение приобрел и капслок, которым традиционно выделяется заголовок текста или значимые слова. Пользователи начали использовать прописные буквы для выражение крика или ярких эмоций. Хотя такая форма общения уже сходит на нет, капслок все равно многих задевает и раздражает — так прочно за ним закрепилась ассоциация с агрессией. Отсюда возникла фраза «Не повышай на меня шрифт».

Пунктуационная вакханалия

Изменились и функции пунктуации. Обязательная в конце каждого предложения «.» стала ненужной, ведь и так понятно, что сообщение имеет свою рамку. Более того, точка считывается как знак обиды. Ее функцию выполняют эмодзи или скобки, которые используют и по другому назначению — для выражения иронии.

Знак «((((» скорее означает троллинг над собеседником, нежели выражение сильной грусти. Кстати, скобки используют только в России и СНГ. Иностранцы вряд ли поймут, что вы пытаетесь сказать, и не распознают контекст использования.

По одной из версий, в начале 2000-х отечественные операторы ограничивали количество знаков в SMS, поэтому приходилось экономить символы и удалять «глазки» и «нос» смайла. Так, универсальное международное «:—))» превратилось в короткое «))». По другой версии, скобки стали использовать из-за быстроты и удобства, ведь в диалоге может понадобиться много смайлов. Представляете, сколько времени требовалось для того, чтобы выписать их на кнопочном телефоне?

Полное отсутствие знаков препинания — мем, средство для выражения эмоций. Но каких — ясно только из контекста (ты што не понимаеш мне же плохо(а) мне же просто плох(а) / зачем ты строиш из себя непойми что ты же не строитель). Также, пользователь может лишь выборочно пропускать знаки препинания — ему попросту лень их расставлять.

Контрриторика несогласных

Интернет-движение «граммар-наци» под видом безобидной цели — сохранения русского языка — ведет агрессивную политику, больше похожую на одну из форм нацизма, нежели на борьбу за чистоту языка.[4] Далеко не все участники ГН знают о существовании этого термина и научного обоснования их деятельности, однако это не отменяет их участия в движении. Как только жертва допустила орфографическую или пунктуационную ошибку, представитель «граммар-наци» переключает внимание с сути вопроса на уличение безграмотности. Он использует ненормативную лексику, морально уничтожая оппонента. Более того, ГН перестает считать человеком того, кто пишет с ошибками, ставя под сомнение разумность собеседника.

Герб ГН // Источник: Викиреальность

«Граммар-наци» не кажется, что они делают нечто недопустимое, потому что «это просто уважение к правилам русского языка». Участники активно демонстрируют свои высокие интеллектуальные способности, но их деятельность ставит под сомнение принципы здоровой коммуникации в обществе и терпимости образованного человека.

«Граммар-наци» часто занимаются софистикой, рассуждая о компетенции жертвы. Они подтасовывают данные словарей (например, обращаются к устаревшим словарям при определении современных сленгизмов; В. И. Даль), ссылаются на неактуальные источники (А. Н. Афанасьев), любительскую лингвистику (М.  Н. Задорнов) или вообще несуществующие правила русского языка.

«Великий и могучий» или уже нет?

Распространен миф о том, что общение в Сети стимулирует безграмотность в реальном мире. Но это не так. Низкий уровень компетентности в языковой среде встречался и до Интернета. Сеть лишь обнародовала массовую безграмотность, которая контрастирует с речью относительно небольшого количества образованных людей. Они, кстати, тоже могут ошибаться.

Правила Сети таковы, что нарочито выверенный текст в стиле Пушкина выглядит странно и смешно. Он уместен в деловой переписке, но не в неформальном общении. Люди, которые строго соблюдают правила русского языка в Сети, воспринимаются другими пользователями с сомнением, ведь язык Интернета уже давно установил свои правила.

Сегодня образованный человек — не обязательно тот, кто правильно расставляет запятые, а тот, кто умеет считывать культурные коды той социальной группы, в которой находится. Такой человек обладает наивысшим показателем образованности — мобильностью коммуникации.

[1]  Русский язык в Интернете 

[2]  Краткий словарь олбанского языка или как мы безобразничаем в интернете

[3] Что означают скобки в сообщениях

[4] Ефремов В. «Русский язык в Интернете»

Источники

Этические нормы поведения в информационной сети.

Неэтичное поведение Неэтичное поведение можно кратко охарактеризовать как переход на личности, который создаёт конфликтную атмосферу и напряжённость. Примерами тому являются: Грубый, агрессивный стиль общения («А мне вообще плевать на то, что вы думаете по этому поводу»). Предвзятость, навешивание «ярлыков» на оппонентов («националист», «сталинист» и др. — то есть подмена критики тех или иных суждений личными выпадами против человека, высказывающего их). Менторский тон в комментариях к правкам («Убрал бред», «Удаление мусора»). Нападки на участников из-за допускаемых ими ошибок в орфографии или грамматике (если, разумеется, речь не идёт о сознательном внесении в статьи безграмотных дополнений или исправлений). Замечания, содержащие текст вроде «Не хочу переходить на личности, но…», «Не сочтите за грубость, но…». Сознательное передёргивание фактов и фальсификации. Обвинения оппонентов во «лжи» или «клевете» (такие обвинения, даже если они справедливы, скорее усугубят проблему, чем разрешат её). Использование ненормативной лексики. Данные нарушения зачастую применяются при общении людей в социальных сетях, форумах, электронных письмах и других способах общения в Сети Интернет.2.2 Компьютерная этика В самом общем смысле компьютерная этика занимается исследованием поведения людей, использующих компьютер, на основе чего вырабатываются соответствующие нравственные предписания и своего рода этикетные нормы. Само употребление выражения «компьютерная этика» весьма условно, эта дисциплина очень молода, она появилась на рубеже 70-х — 80-х гг. XX столетия, и наряду с ней употребляются такие термины, как «информационная этика», «киберэтика». Компьютерная этика представляет собой область междисциплинарного исследования и включает рассмотрение технических, моральных, юридических, социальных, политических и философских вопросов. Проблемы, анализируемые в ней, условно можно разделить на несколько классов: проблемы, связанные с разработкой моральных кодексов для компьютерных профессионалов и простых пользователей, чья работа связана с использованием компьютерной техники; проблемы защиты прав собственности, авторских прав, права на личную жизнь и свободу слова применительно к области информационных технологий; группа проблем, связанных с появлением компьютерных преступлений, определением статуса, то есть преимущественно правовые проблемы. Принципы, разработанные в рамках компьютерной этики: privacy (тайна частной жизни) — право человека на автономию и свободу в частной жизни, право на защиту от вторжения в нее органов власти и других людей; accuracy (точность) — соблюдение норм, связанных с точным выполнением инструкций по эксплуатации систем и обработке информации, честным и социально-ответственным отношением к своим обязанностям; property (частная собственность) — неприкосновенность частной собственности — основа имущественного порядка в экономике. Следование этому принципу означает соблюдение права собственности на информацию и норм авторского права; accessibility (доступность) — право граждан на информацию, ее доступность в любое время и в любом месте. Хакерская этика В рамках компьютерной этики выделяется особая область, называемая «хакерской этикой», основание которой заложили хакеры, пионеры, стоявшие у истоков современных информационных технологий. А с развитием сети Интернет в обиход входит и понятие «сетевой этики» или «нэтикета» (производное от net — сеть и etiquette — этикет), обозначающее совокупность правил, сложившихся среди пользователей глобальной сети. Наиболее яркое свое воплощение компьютерная этика получила в области разработки моральных кодексов. Весьма показательно отношение к рассматриваемой проблеме в США, где первый кодекс компьютерной этики был разработан в 1979 году. Принятие кодекса было продиктовано пониманием того, что инженеры, ученые и технологи результатами своей деятельности определяют качество и условия жизни всех людей в информационном обществе. Поэтому в преамбуле кодекса подчеркивается жизненно важная необходимость соблюдения всех норм этики при разработке и эксплуатации средств информационных технологий. Впоследствии были разработаны и приняты кодексы во многих других организациях США, связанных со сферой информационных технологий, таких как «Ассоциация разработчиков компьютерных технологий» (ACM), «Ассоциация менеджеров информационных технологий» (DPMA), «Ассоциация пользователей информационных технологий в США» (ITAA), «Ассоциация сертифицированных компьютерных профессионалов» (ICCP). На основе этических стандартов, используемых в кодексах, «Международная федерация по информационным технологиям» (IFIP) рекомендовала принять кодексы компьютерной этики национальным организациям других стран с учетом местных культурных и этических традиций. Содержание отдельных кодексов отличается друг от друга, но в их основе лежит некоторый инвариантный набор моральных установок, которые условно могут быть сведены к следующим: не использовать компьютер с целью повредить другим людям; не создавать помех и не вмешиваться в работу других пользователей компьютерных сетей; не пользоваться файлами, не предназначенными для свободного использования; не использовать компьютер для воровства; не использовать компьютер для распространения ложной информации; не использовать ворованное программное обеспечение; не присваивать чужую интеллектуальную собственность; не использовать компьютерное оборудование или сетевые ресурсы без разрешения или соответствующей компенсации; думать о возможных общественных последствиях программ, которые вы пишете, или систем, которые Вы разрабатываете; использовать компьютер с самоограничениями, которые показывают Вашу предупредительность и уважение к другим людям. По некоторым данным объем информационного наполнения глобальной информационной сети Интернет составил в прошлом, 1998, году около 12 терабайт (12×1012 байт) информации. Поистине, это ни с чем несравнимо! Информационная емкость легендарной Александрийской библиотеки примерно 1011 байт. Согласно результатам того же исследования, в среднем в Сети ежедневно появляется полтора миллиона новых страниц – около 20 в секунду. Информационная перистальтика Сети беспрецедентна. Отсюда вытекает и степень ее этизации. Владелец WEB-страницы если будет заботится о ее популярности и оценке другими пользователями естественно скорее будет придерживаться этических норм, хотя и с некоторой поправкой на особенности Сети. Итак, понятно, InterNet как средство массовой коммуникации достиг такого уровня развития и воздействия на общественную жизнь, который требует государственного вмешательства в виде принятия законов, регулирующих деятельность, связанную с InterNet, ибо государство выступает защитником своих граждан, в том числе и от некачественной или аморальной информации. Однако в то же время, и простые пользователи Сети не должны забывать про этические нормы. Сейчас в Интернете уже существуют достаточно много WEB- страниц, чатов и конференций, посвященных данному вопросу. И основная информация бралась, естественно, оттуда за неимением традиционных источников и глубоких исследований на бумаге. По мнению большинства исследователей, данная проблема очень важна как для более упорядоченного развития Всемирной паутины так и для становления нового высоко морального человека – субъекта информационного общества. Компьютерная этика Компьютерная этика исследует поведение людей, использующих компьютер, на основе чего вырабатывает соответствующие нравственные предписания и этикетные нормы. Эта дисциплина очень молода, она появилась на рубеже 70-х — 80-х гг. XX столетия, и наряду с ней употребляются такие термины, как «информационная этика», «киберэтика». Компьютерная этика представляет собой область междисциплинарного исследования и включает рассмотрение технических, моральных, юридических, социальных, политических и философских вопросов. Принципы, разработанные в рамках компьютерной этики: privacy (тайна частной жизни) — право человека на свободу в частной жизни, право на защиту от вторжения в нее органов власти и других людей; accuracy (точность) — соблюдение норм, связанных с точным выполнением инструкций по эксплуатации систем и обработке информации, честным и социально-ответственным отношением к своим обязанностям; property (частная собственность) — неприкосновенность частной собственности. Следование этому принципу означает соблюдение права собственности на информацию и норм авторского права; accessibility (доступность) — право граждан на информацию, ее доступность в любое время и в любом месте. Общие правила (хотя применение того либо другого правила зависит от технического оснащения сети): * Не давайте никому ваше имя и пароль для входа в сеть; * Если вы оставляете компьютер более чем на 10 минут, перед уходом прекратите выполнение всех программ с сетевой поддержкой ; * Старайтесь без необходимости не запускать несколько программ с сетевой поддержкой; * Пользуясь общим (системным) почтовым ящиком, старайтесь не отправлять сообщения чрезмерно большого размера; * Перед установкой на ваш компьютер нового программного обеспечения с сетевой поддержкой либо с вероятным коллективным внедрением проконсультируйтесь с сетевым администратором и проверьте устанавливаемое программное обеспечение на лицензионную чистоту и на не зараженность вирусами; * Смотрите за тем, чтоб работающие у вас программы не наносили вред общим (сетевым) ресурсам и ресурсам остальных юзеров сети. * Применение коллективного принтера накладывает на членов локальной сети определенные дополнительные правила: * Смотрите, чтоб не распечатывались лишние копии отправленного вами задания; * Смотрите за тем, чтоб ваши распечатки не скапливались у принтера забирайте их, по способности, сходу после окончания печати. * В случае появления вопросов по использованию сети либо программ, использующих сетевые ресурсы, обратитесь к сетевому администратору либо воспользуйтесь соответствующей документацией (при наличии такой). Этика пытается разделить совершаемые человеком действия на хорошие и плохие, то есть решает, что есть добро, а что — зло. И складывается такое деление на основе многовекового опыта совместного проживания людей в обществе, этические нормы становятся своеобразным компромиссом в борьбе добра и зла. Но иногда только общественного воздействия не хватает, тогда государство вынуждено называть зло правонарушениями. Нельзя сказать, что этические нормы привязаны к определенной нации или же закреплены международным соглашением (иначе они превращаются в правовые нормы), они могут просто стать общепризнанными. Хотя трудно поверить, что где нибудь в африканской пустыне думают о том, как работать на компьютере, не причиняя вред соплеменнику. Есть еще зависимость и от традиций, культурной развитости. Но вернемся к этике. В те далекие времена, когда компьютер был похож для многих простых граждан на недостижимое чудо цивилизации, отсутствие этических стандартов не вызывало больших проблем. Но с быстрым развитием высоких технологий и все большей компьютеризацией начались дискуссии по вопросам компьютерной этики, приведшие к определенному консенсусу. Слова “компьютерное преступление” и “компьютерное мошенничество” стали употребляться довольно часто. “Компьютерное зло”, к сожалению, пока слабо искореняется правом (особенно на постсоветском пространстве). Поэтому западные ученые задумались над созданием компьютерного этического кодекса. Ассоциация вычислительной техники (The Association for Computing Machinery) приняла подобный кодекс, состоящий из ряда императивов. Эти императивы носят больше декларативный характер. Но есть среди них и очень полезные нормы. Например, почитай договоры и иные обязательства, взятые на себя. Этот принцип известен еще с римских времен (“pacta servanda sunt” — договоры должны исполняться), но в современном мире, с его развивающимся электронным документооборотом и электронной коммерцией, он вытекает, кроме прочего, в необходимость указания правильных сведений при заключении сделки на дальнем расстоянии посредством Интернета и строится на доверии к партнерам. Или — уважай чужую частную жизнь. Этот императив во многом относится к людям, обладающим возможностью знакомиться с базами данных или передвижением пользователя по Интернету. Вопрос свободы самовыражения в Интернете также сложен и в ряде случае вызывает обеспокоенность Мы решительно поддерживаем свободу самовыражения и свободу обмена идеями. Свободная возможность поиска и знания истины является одним из основных прав человека и свобода самовыражения остается краеугольным камнем демократии. «Человек, блюдя нравственный порядок и общую пользу, может свободно искать истину, выражать свое мнение и распространять его и получать правдивые сведения об общественных событиях». Общественное мнение «как выражение сущности природы людей, организованных в общество», с необходимостью требует «свободы выражения идей и позиций». В свете этих требований, предъявляемых всеобщим благом, мы сожалеем о попытках государственных властей препятствовать доступу к информации в Интернете или других средствах массовой информации, когда эти власти находят такую информацию опасной для себя. Мы сожалеем о попытках этих властей манипулировать обществом посредством пропаганды и дезинформации или препятствовать законной свободе самовыражения и свободе мнений. В этом отношении, безусловно, самыми серьезными нарушителями прав и свобод являются авторитарные режимы, но такая проблема существует и в свободных демократических странах, в которых доступ к средствам массовой информации для выражения своих политических взглядов часто зависит от богатства, а политики и их советники нарушают справедливость и искажают правду, представляя своих оппонентов в ложном свете и сводя проблемы к пустым рассуждениям, сенсациям и распространению слухов, смешению новостей, рекламы и развлечений, явному уменьшению количества серьезных журналистских отчетов и комментариев. Честная журналистика существенна для достижения общего блага наций и международного сообщества. Проблемы, которые становятся явными в практике интернет-журналистики, должны решаться самими журналистами

(PDF) Нормы, Законы и Интернет

ing (только) к законодательству определенных стран. Противозаконная (порнографическая, расистская, нацистская,

криминальная и т.д.) информация могла просто передаваться на другие сайты, расположенные

на компьютерах, размещенных в государствах, где такая информация была законной. Этому процессу

способствовал тот факт, что большая часть интернет-инфраструктуры расположена в

США, где свобода слова пользуется сильной конституционной защитой.

11

5 Сеть теряет свою невинность

Описанная нами модель, где Интернет является (и должен быть) доменом беспрепятственной

свободы общения, обеспечиваемой на техническом уровне виртуальными

правилами (протоколы), реализованные в его архитектуре и на нормативном уровне

нравов его сообщества, попадает в беду в 90-х, когда к сети получают доступ более широкие слои населения мира, и она колонизируется экономическими

процентами.

Взрывной рост сети и растущее разнообразие ее пользователей

поставили под сомнение саму идею существования Интернет-сообщества как

группы людей, вовлеченных в общий проект и принимающих общие нормы. Когда разнообразие

настолько велико, что в сети есть как

любители изнасилований, так и

любители изнасилований, борцы с расизмом и проповедники ненависти, защитники «семейных ценностей»

и сторонники педофилии, мы должны сделать вывод, что никакого пересечения нет.

консенсус среди пользователей сети, способных поддерживать всеобъемлющее интернет-сообщество

(об идее перекрывающегося консенсуса, см.Ролза ([20], 133 с.).

В большинстве случаев все пользователи Интернета могут разделять интерес к свободной самоорганизации сети

в качестве предварительного условия для следования своим конкретным ценностям в своем конкретном

сообществе. Интернет представляется не сообществом, а в лучшем случае

«каркасом для утопии», описанным Нозиком ([18], 297 ff. ), то есть пустым

пространством, где каждый может попытаться построить,

ограниченное сообщество с любыми участниками, которые можно найти, соответствуют чьим-то предпочтительным ценностям и интересам.

Такая возможность осуществления свободы объединений в планетарном масштабе является

важной ценностью. Однако не следует переоценивать нормативную функцию

таких сообществ: их многообразие, их пристрастность, их множественность, их

вопросы ненадежности, их способность сдерживать антиобщественное поведение

в сети Интернет (рассылка спама, распространение вирусов, нанесение ущерба компьютеру). систем и др.)

и к использованию Интернета для подготовки антиобщественного поведения к реализации

в реальном мире (терроризм, педофилия, сексуальный туризм и др.).

Второй и главный фактор, определяющий потерю невиновности

11

Как отмечает Кастельс ([7], 169):

, любое ограничение на серверы в других странах обычно можно обойти путем перемаршрутизации через сервер в США. Конечно, власти в данной

стране могли бы обнаруживать получателей определенных типов сообщений, применяя свои

возможности наблюдения, а затем наказывать правонарушителей в соответствии со своим законом, как это часто делают китайские диссиденты

д.Тем не менее, процесс слежки/наказания был слишком громоздким, чтобы быть экономически эффективным в больших масштабах, и в любом случае он не остановил интернет-общение, а просто наложил на него

штрафы. Единственным способом контролировать Интернет было не быть в сети,

, и это быстро стало слишком высокой ценой для стран по всему миру, как с точки зрения деловых возможностей, так и с точки зрения доступа к глобальной информации»

13

Регистрация интернет-языка на JSTOR

Абстрактный

В этой статье исследуется регистрация языковой разновидности Интернета и ее особенности.Регистрация интернет-языка исследуется с помощью нескольких сайтов метадискурса: академических исследований о компьютерном общении, использования металингвистических терминов netspeak и chatspeak в печатных СМИ, а также веток онлайн-комментариев о языке и Интернете. Этот метадискурс свидетельствует об общей концепции интернет-языка, состоящего из отличительных письменных особенностей, в первую очередь акронимов, аббревиатур и вариантов написания. Регистрация интернет-языка возникает из идеологии стандартного языка и детерминистских взглядов на технологии, где толкование этих особенностей как нестандартных, так и специфичных для Интернета выражает воспринимаемую отличительность интернет-взаимодействий.Тем не менее эмпирические данные показывают, что эти функции относительно редко встречаются в мгновенных сообщениях, одной из форм взаимодействия, к которой приписывается интернет-язык; это несоответствие имеет значение для применения индексального порядка к регистрации.

Информация о журнале

«Язык в обществе» — международный журнал по социолингвистике, посвященный языку и дискурсу как аспектам социальной жизни. Журнал публикует эмпирические статьи, представляющие общетеоретический, сравнительный или методологический интерес для студентов и ученых в области социолингвистики, лингвистической антропологии и смежных областях. «Язык в обществе» направлен на укрепление международной науки, междисциплинарного диалога и сотрудничества между исследователями, интересующимися языком и обществом, путем публикации высококачественных работ, предназначенных для широкой аудитории. В дополнение к оригинальным статьям журнал публикует обзоры и заметки о последних важных книгах в этой области, а также периодические тематические и дискуссионные разделы. Текущие выпуски журнала доступны по адресу http://www.journals.cambridge.org/lsy

. Информация об издателе

Издательство Кембриджского университета (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих мировых исследовательских институтов, лауреата 81 Нобелевской премии. Издательство Кембриджского университета согласно своему уставу стремится как можно шире распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому спектру предметных областей, как в печатном виде, так и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими академическими изданиями в своих областях, и вместе они образуют один из наиболее ценных и всесторонних исследовательских корпусов, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

границ | Взросление в цифровом мире – цифровые медиа и связь с языковым развитием ребенка в возрасте двух лет

Введение

Жизнь в цифровом мире меняет то, как мы взаимодействуем друг с другом, как для детей, так и для взрослых. Следовательно, это может изменить то, как маленькие дети, взрослея сегодня, усваивают язык, поскольку языковое развитие зависит от лингвистического вклада, полученного посредством взаимодействий, происходящих во время детско-взрослых разговоров (т.г., Томаселло, 2003; Ромео и др., 2018). Ограниченное эмпирическое исследование до сих пор изучало связь между телевизионным воздействием и разговорными оборотами при вводе языка и показало отрицательную связь (Christakis et al. , 2009). Несмотря на быстрые изменения в доступности цифровых медиа (DM) в домашних условиях, включая смартфоны, телевизоры, игровые приставки и планшеты, а также ряд цифровых услуг, таких как потоковое телевидение и социальные сети, мало исследований изучало, влияет ли DM на дом ассоциируется с детско-взрослыми разговорами.В свою очередь, детско-взрослые разговоры могут быть связаны с детским языком и прежде всего со словарным запасом. Настоящее исследование фокусируется на важности взаимодействия детей и взрослых для развития речи и на том, как это развитие может быть связано с использованием DM и цифровых устройств в домашней среде.

Развитие языка

Ранние социальные взаимодействия между взрослым и ребенком формируют и выступают в качестве основы языкового обучения ребенка (Golinkoff et al., 2019).Предыдущие исследования показали, что интерактивная очередность родителей и детей имеет большее значение для языкового развития ребенка, чем количество слов, которые ребенок слышит (Romeo et al. , 2018). Уделяя время общению с ребенком, беседе, описанию и объяснению действий, действий и мыслей ребенка, вы расширите и разовьете языковые способности и понимание ребенка (Meins and Fernyhough, 1999; Tamis-LeMonda et al., 2018; Golinkoff). и др., 2019).

Когда родители разговаривают со своим маленьким ребенком, они часто используют язык, ориентированный на ребенка (Вестерлунд и Лагерберг, 2008).Исследования речи родителей, направленной на ребенка, предполагают несколько важных аспектов. Ключевыми составляющими являются то, что языковые ответы, с которыми сталкивается ребенок, должны быть немедленными, надежными и точными по содержанию и релевантности (Roseberry et al., 2014), что предполагает, что родитель внимателен и не озабочен. Этот внимательный стиль общения поддерживает среду, стимулирующую развитие речи (Karrass et al., 2003), и может возникать во время частых рутинных действий, таких как чтение книг, поездки на машине, кормление и приучение к горшку (Bruner, 1983; Zimmerman et al. , 2009). Чтение книг для маленьких детей обычно происходит в диалоге с ребенком; поддерживать направленную на ребенка речь, останавливаясь, чтобы объяснить вопросы, которые взрослый решает объяснить, или расширять вопросы, которые задает ребенок. Положительный эффект от чтения книжек с картинками или чтения электронных книг часто достигается за счет взаимодействия между ребенком и взрослым (Куциркова, 2019). Именно интерактивный аспект чтения имеет первостепенное значение для языкового развития (Mol et al., 2008). В отличие от телешоу или клипа на YouTube, взрослый, который читает ребенку, позволяет ребенку слушать в своем собственном темпе и, возможно, репетировать и повторять слова и действия, изображенные в книге, а взрослым расширять понимание темы. сосредоточив внимание на текущем понимании ребенка.Подобные эффекты наблюдаются, когда родители приостанавливают записанный телесериал (Strouse et al., 2013).

Распространенным способом описания языка является использование трех концепций формы (например, синтаксиса), содержания (например, словарного запаса) и использования (прагматика; Bloom and Lahey, 1978). Часто описывается с помощью диаграммы Венна, где каждая концепция имеет свои уникальные характеристики, но они также имеют общие характеристики. Таким образом, каждая представляет собой синергетическую систему, каждая концепция развивается независимо, но действует как интегративное целое (ASHA, 1993).Следовательно, при анализе развития языка следует учитывать, что разные аспекты развития ребенка или разные аспекты среды могут по-разному влиять на форму, содержание или использование языка (Bloom, Lahey, 1978).

Цифровые медиа и семейная жизнь

Цифровые медиа выполняют разнообразные функции в жизни родителей и семей, а DM используются в 98% семей с детьми в Швеции [Swedish Media Council (SMC), 2019].Это может привести к чрезмерному использованию DM, и пользователи описывают влечение к DM, включая желание неоднократно проверять свои социальные сети или почту на наличие возможных обновлений, желание, которому им трудно сопротивляться даже в ситуациях, когда родители проводят время со своим ребенком. (Оуласвирта и др., 2012). Использование DM взрослыми может препятствовать взаимодействию между ребенком и взрослым, тем самым влияя на языковое развитие ребенка. Если ребенок также самостоятельно использует DM, использование ребенком DM также является фактором, изменяющим среду изучения языка ребенком.

Нарушение взаимодействия из-за DM со стороны родителей или детей было названо техноференцией (Reed et al., 2017, McDaniel and Radesky, 2018a,b, Sundqvist et al., 2020). Это может происходить в любой ситуации, когда взрослый и ребенок взаимодействуют, например, во время игр, чтения книг или приема пищи (Radesky et al., 2014; McDaniel and Radesky, 2018a,b). По оценкам родителей, в день происходило в среднем четыре случая техноференции, при этом использование родителем DM составляло большинство случаев техноференции (Sundqvist et al., 2020). Точное число может быть намного выше, поскольку его трудно вспомнить ретроспективно (см. Barr et al., 2020). Кристакис и др. (2009) показали, что взаимодействие родителей со своим ребенком уменьшалось по мере того, как усиливались цифровые звуки, преимущественно телевизионные звуки рядом с ребенком. Кроме того, недавний метаанализ показал, что большее использование экрана в младенчестве может быть связано с задержкой языкового развития (Madigan et al., 2020).

Количество DM и встречающиеся случаи техноференции имеют большое значение, но исследования показали, что не менее важно анализировать, используют ли и как родители медиа вместе с ребенком (Nathanson, 2015).Исследования показывают, в частности, что посредничество родителей в использовании детьми средств массовой информации, например обсуждение контента с ребенком, может уменьшить негативные ассоциации с использованием DM (Nathanson, 2015; Madigan et al., 2020). Этот тип взаимодействия называется совместным взаимодействием со средствами массовой информации (JME) и определяет, как дети будут реагировать на средства массовой информации и использовать их. Более высокий JME был связан с положительными результатами в отношении семейных связей (Padilla-Walker et al., 2012), повышенным вниманием и отзывчивостью младенцев (Barr et al. , 2008) и более активное обучение младенцев с помощью сенсорных экранов (Zack and Barr, 2016). Валкенбург и др. (1999) описывают три разных стиля посредничества родителей: ограничительное посредничество, инструктивное посредничество и совместное социальное рассмотрение. Инструктивное посредничество описывает родительское поведение, состоящее из JME, включая обсуждения с ребенком во время и о действиях в СМИ. Социальный совместный просмотр представляет собой поведение, при котором родители совместно просматривают медиа, но без совместного участия в задаче DM.Наконец, ограничительное посредничество влечет за собой соблюдение родительскими правилами устройств/контента и/или нормами времени, связанными с использованием DM.

Различные семейные рутины и занятия, которые способствуют взаимодействию между ребенком и взрослым, такие как более активное общение с ребенком в обычных ситуациях, чтение книг (бумажных или электронных) и JME при использовании DM, могут способствовать развитию речи ребенка ( Натансон, 2015). Было высказано предположение, что техноференция или чрезмерное одиночное использование DM детьми снижает или нарушает типичные взаимодействия между взрослыми и детьми, необходимые для развития речи, и, следовательно, мешает развитию речи (Zimmerman et al., 2009).

Воздействие цифровых средств массовой информации часто снижает взаимодействие детей и взрослых, потому что DM не способствует социально обусловленным разговорам с языковым партнером, чьи ответы являются немедленными, надежными и точными по содержанию и актуальности (Anderson and Hanson, 2017). Хотя некоторые родители с некоторым успехом дают описания и даже приостанавливают просмотр видео, чтобы обсудить контент, такие языковые взаимодействия, как правило, происходят реже, чем при личном общении (Strouse et al., 2013). Без поддержки активно и назидательно выступающего взрослого DM самостоятельно не может повторить или объяснить содержание в соответствии с конкретными потребностями ребенка. Таким образом, возможно, что одиночное участие в DM со стороны родителя или ребенка будет негативно связано с языковым развитием ребенка. Следовательно, использование DM может ограничить взаимодействие между ребенком и взрослым. Тем не менее, возможно, что даже если ребенок или взрослый использует DM, они все равно могут поддерживать высокий уровень взаимодействия между взрослыми и детьми, что будет связано с положительными языковыми результатами.Примерами деятельности, которая поддерживает повышенное взаимодействие и, таким образом, будет положительно связана с развитием речи ребенка, являются, например, JME и чтение книг (бумажных/электронных книг). До сих пор в большинстве исследований маленьких детей изучалось, как DM связан с одним конкретным аспектом языка (например, словарный запас) или более общим языковым показателем (Madigan et al., 2020). Мы предположили, что различные аспекты языка могут быть по-разному связаны с типами использования DM, и в этом исследовании будут изучены три аспекта языка (содержание, форма и использование языка) у двухлетних детей, которые находятся на ранних стадиях выразительного использования грамматики. , словарный запас и прагматика.Важно отметить, что DM в контексте данного исследования будет включать в себя все цифровые устройства, которые позволяют отображать аудиовизуальный вывод: телевизор, смартфоны, планшеты и компьютеры. Используя современные технологии, трансляция любимой музыки на экран телевизора или просмотр телепередач на смартфоне так же распространены, как и просмотр телепередач на телевизоре. Разные устройства не обязательно отображают разный контент.

В нашем исследовании задаются три вопроса: (1) Каковы характеристики использования DM детьми и родителями и каковы характеристики развития речи детей и домашней звуковой среды? Мы предположили, что 2-летние дети будут использовать DM ежедневно, а родители будут использовать свое собственное устройство во время детских рутин.Мы также предположили, учитывая характер нашей выборки, что их языковое развитие будет в пределах, типичных для шведских детей. (2) Связано ли использование DM двухлетним ребенком и использование DM родителями с языковым развитием ребенка? Основываясь на исследованиях использования детской DM, мы предположили, что увеличение использования DM в семье будет отрицательно связано с развитием речи ребенка, особенно словарного запаса. Основываясь на исследованиях техноференции, мы предположили, что более высокая вероятность использования родительской DM во время обычных детских рутин будет отрицательно связана с языковым развитием ребенка.Основываясь на исследованиях использования фонового телевизора, мы предположили, что фоновый телевизор отрицательно влияет на языковое развитие ребенка. У нас не было конкретных гипотез относительно того, будет ли каждая из этих переменных связана с формой, содержанием и использованием, за исключением предсказания того, что более частое использование детской DM будет связано с меньшим словарным запасом. (3) Являются ли факторы в домашней звуковой среде, такие как повышенное взаимодействие (поочередность между взрослыми и детьми), увеличение количества чтения книг (электронных или бумажных книг) и JME (интерактивное посредничество), положительно связаны с языковым развитием ребенка? Мы предположили, что более активное взаимодействие, чтение книг и JME, соответственно, будут положительно связаны с языковым развитием ребенка.

Материалы и методы

Участники

Родители были приглашены по почте для участия со своим ребенком в исследовании в лаборатории «Ребенок и ребенок» Университета Линчёпинга. Все дети ( N = 1324), родившиеся в течение определенного периода времени в муниципальном районе Линчепинг, были приглашены письмом. Адреса были получены из Statens personadressregister, базы данных, которая включает всех, кто зарегистрирован как резидент Швеции. С теми, кто проявил интерес, связались по телефону и проинформировали о текущем исследовании.Это исследование, начатое, когда детям было 9 месяцев (90 123 N 90 124 = 127), является частью более крупного исследования, включающего также лабораторные анализы ребенка. Во второй волне этого исследования в возрасте 2 лет приняли участие 92 семьи. Все семьи, участвовавшие в этом исследовании, говорили со своим ребенком на шведском языке. В трех домах также говорили на другом языке. На основании визита в детскую клинику было сообщено, что все дети развиваются нормально. В этой статье представлены данные, собранные с 2018 по 2019 год, когда детям было 2 года.Все семьи, принявшие участие в текущем исследовании, говорили со своим ребенком на шведском языке. В трех домах также говорили на другом языке. На основании визита в детскую клинику было сообщено, что все дети развиваются нормально. В этой статье представлены данные, собранные с 2018 по 2019 год, когда детям было 2 года.

Родители: Анкеты были заполнены 92 родителями (80% матерей/20% отцов) дома, некоторые родители не ответили на некоторые вопросы, что привело к отсутствию данных по некоторым вопросам.Образец отмечается в отношении конкретных вопросов. Они были хорошо образованы (12% закончили среднюю школу, 6% закончили профессиональное обучение, 73% закончили университет и 9% имеют докторскую степень).

детей: возраст 92 детей (50 мальчиков/42 девочки) был в среднем 25,1 месяца ( SD 0,31 месяца). На момент исследования у 51% детей не было братьев и сестер, а у 42% был один брат или сестра.

В Швеции существует субсидируемая государством программа ухода за детьми, в которой приняли участие 100% детей из этой выборки.Шведская система отпусков по уходу за ребенком позволяет родителям оставаться дома со своим ребенком более года с момента его рождения с сохранением 80% их заработной платы. Когда ребенок начинает уход за ребенком, родители также получают оплачиваемые больничные, если ребенок болен, а также в среднем 25 дней оплачиваемого отпуска в год. Все дети в этом исследовании посещали детские сады, а 75% посещали более 20 часов в неделю, что является обычным явлением для этой возрастной группы в Швеции (Шведское национальное агентство по образованию, 2013 г.). Несмотря на то, что большинство детей проводят несколько часов в неделю в уходе за детьми, время, которое они проводят дома, составляет значительно большую часть времени.

Цифровые носители были доступны во всех домохозяйствах и использовались родителями, а также активно использовались детьми, по крайней мере, один раз в течение последних 2 недель. В 95% домохозяйств был телевизор (использовали 87% детей), во всех домохозяйствах были смартфоны (использовались 100% детей), в 95% домохозяйств был компьютер (использовали 93% детей). дети), 81% домохозяйств имели планшет (использовали 81% детей), а 30% домохозяйств имели DVD-плеер (использовали 28% детей).Частота использования цифровых устройств в этой выборке соответствует другим отчетам об использовании цифровых устройств в Швеции (SMC, 2019).

Процедура

После телефонного звонка с родителями, когда была сообщена информация об исследовании, родителям было отправлено электронное письмо со ссылкой на анкету, а также письмо с инструкциями и домашним записывающим устройством Language Environment Analysis, LENA (Фонд LENA , 2020).

Родителям было предложено выбрать типичный день, когда ребенок не посещал детский сад, и они будут проводить время дома со своим ребенком для записи домашней звуковой среды своего ребенка (21% выбрали будний день и 79% родителей выбрал выходной/праздничный день для записи). Причины для выбора дня, когда ребенок не посещал детский сад, были двоякими: во-первых, мы получили запись типичного дня, когда ребенок проводит время со своей семьей, а во-вторых, было невозможно получить согласие от всех различных дошкольных учреждений. и все разные родители для записи в течение дошкольного дня. Учебная программа всех детских учреждений регулируется национальным законодательством о школах, и поэтому учебные программы, вероятно, будут похожи друг на друга. Домашняя звуковая среда в возрасте 2 лет также, вероятно, будет похожа на первые 17 месяцев жизни ребенка, когда большинство детей еще не начали уход за детьми.Когда ребенок просыпался утром, родителю давали указание положить записывающее устройство ЛЕНА в предназначенный для этого карман на специально предоставленном жилете, нажать кнопку записи и оставить запись на весь день. Диктофон автоматически выключился через 16 часов. На вопрос, кто из родителей берет на себя наибольшую ответственность за ребенка в выходной день в дошкольном учреждении, 40 % ответили, что наибольшую ответственность берет на себя мать, 26 % сообщили, что наибольшую ответственность берет на себя отец, а 29 % сообщили, что оба родителя берут на себя равную ответственность. сумма ответственности за ребенка.

Анкеты вводились с помощью программного обеспечения Qualtrics™ (Qualtrics, Provo, UT, США), которое является исследовательской компанией, предлагающей программное обеспечение для сбора данных в режиме онлайн. Вопросы для СМИ в анкете были разработаны Консорциумом по комплексной оценке воздействия на семью (CAFE). Первоначальные вопросы для СМИ были на английском языке, но были переведены на шведский язык и переведены обратно носителем английского языка. Анкеты также были протестированы в пилотном режиме, чтобы убедиться, что вопросы сформулированы и правильно поняты родителями детей той же возрастной группы.Консорциум CAFE представляет собой междисциплинарную международную сеть исследователей, которая разработала надежный и действенный инструмент для оценки СД в детском возрасте (Barr et al., 2020). В центре внимания настоящего исследования находится языковое развитие детей, оцениваемое с помощью шведской версии Опросника коммуникативного развития Макартура, Шведского опросника раннего коммуникативного развития – слова и предложения (SECDI-2), а также оценка использования родителями и детьми средств массовой информации и стратегий с помощью Анкета КАФЕ. Несмотря на то, что анкета заполнялась самостоятельно в режиме онлайн, посещение лаборатории произошло вскоре после введения онлайн-анкеты, и родители задавали вопросы, касающиеся анкеты, по мере необходимости, во время посещения лаборатории.

Этика

От лиц, осуществляющих уход, получено письменное информированное согласие. Региональный совет по этике в Линчепинге, Швеция, одобрил это исследование (2016/490-31 и 2018/609-32).

Онлайн-анкета

Чтобы ответить на вопрос нашего исследования, были проанализированы следующие вопросы СМИ из батареи CAFE (версия 2):

Расчетное ежедневное использование носителя

Расчетное ежедневное измерение того, сколько времени родитель и ребенок тратят на медиа.Мы спросили, сколько времени в обычный будний день родитель тратит на одно из шести различных занятий: просмотр телевизора/DVD, использование компьютеров, чтение книг, использование планшета, использование смартфона и видеоигры на игровой приставке. Родители выбирают один из следующих вариантов: совсем нет, <30 мин, 30–60 мин, 1–2 ч или >2 ч. Родителей попросили ответить на те же вопросы, но также и в отношении их ребенка.

Кроме того, мы спросили: Пользовался ли когда-нибудь ваш ребенок мобильными цифровыми устройствами (смартфон, планшет и т.) для выполнения любого из следующих действий? Смотрите телепередачи или фильмы, играйте в игры, используйте приложения, не являющиеся играми (например, FaceTime), слушайте книги, слушайте музыку на цифровых устройствах. Возможные варианты: (1) у нас нет устройства, (2) никогда или реже одного раза в неделю, (3) один раз в неделю, (4) 2–4 раза в неделю, (5) ежедневно и (6) несколько раз в день.

Использование цифровых носителей во время детских рутин

Вероятность того, что родитель использовал цифровые устройства в обычных повседневных делах в присутствии ребенка, также оценивалась по шкале Лайкерта (я никогда этого не делаю, маловероятно, нейтрально, вероятно, очень вероятно, представлено значениями 1–5 соответственно ). Были заданы следующие вопросы: Часто родителям приходится использовать свой смартфон или планшет, когда они проводят время со своим ребенком. Насколько вероятно, что вы используете свой телефон или другие устройства (например, чтобы звонить, отправлять текстовые сообщения, проверять электронную почту, смотреть видео): (1) во время еды, (2) подготавливая ребенка к уходу за ребенком, (3) во время игр, (4) перед сном, (5) по дороге на работу или с работы или во время поездки в общественном транспорте. Для анализа было выбрано среднее значение пяти рутинных действий, представляющих наиболее распространенный образец поведения DM родителей, причем более высокие значения указывают на более активное использование DM во время деятельности их детей.Родителей также спрашивали о том, включали ли они телевизор в фоновом режиме, пока никто не смотрел (с вариантами никогда, почти никогда, иногда, часто или всегда).

Стратегии медийного посредничества (адаптированная версия шкалы Валкенбурга)

Эта шкала предназначена для анализа того, как родители обеспечивают своим детям доступ к СМИ и их использование (Valkenburg et al. , 1999). Шкала была переведена с английского на шведский и адаптирована к современной медиа-среде. Первоначально шкала была ориентирована на просмотр телепередач, но в текущем исследовании объем вопросов был расширен за счет включения других типов медиа, таких как смартфоны и планшеты.Шкала охватывает три различных стиля родительского посредничества при просмотре медиа: (а) ограничительное посредничество, когда родитель запрещает просмотр в соответствии с набором правил, (б) инструктивное посредничество, которое в дальнейшем будет называться JME, когда родители объясняют и обсуждают аспекты. средств массовой информации и (в) совместное социальное просмотрение, когда родители и дети просто смотрят вместе. Каждый из стилей оценивается и оценивается с помощью пяти отдельных вопросов, и родители оценивают вероятность стиля посредничества по шкале Лайкерта от никогда до всегда (1–5), из которой рассчитывается среднее значение для каждой стратегии.

Разработка языка SECDI-2

Шведская онлайн-версия Опросника коммуникативного развития Макартура, SECDI-2, использовалась для оценки продуктивного словарного запаса, грамматического использования и прагматического использования. Хорошая валидность и надежность шведского SECDI-2 были установлены для возрастной группы от 16 до 28 месяцев, а ретестовая надежность SECDI-2 близка или превышает 0,90 (Berglund and Eriksson, 2000). SEDCI-2 содержит: (A) контрольный список словарного запаса (710 часто встречающихся шведских слов), (B) морфемы обратной связи (слова, которые сигнализируют о том, что человек понял собеседника, например, yes, mmh или no), (C) прагматическую шкалу, которая включает вопросы о том, как ребенок использует язык.Например, один из вопросов звучит так: «Указывает ли ваш ребенок на чей-то предмет и называет имя этого человека? Например, ребенок может указать на папин велосипед и сказать: «папа» (максимум 10 баллов), (D) Грамматическая шкала оценивает, как ребенок использует, например, множественное число, прошедшее время, притяжательные наклонения (максимум 12 баллов), E. Максимальная длина высказывания ребенка . Мы выбрали три субшкалы для анализа, касаясь содержания (лексика), формы (грамматика) и использования (прагматика). Подшкалы B и E не были включены в настоящий анализ.

Домашняя звуковая среда

Естественная среда домашнего языка записывалась в течение всего дня с помощью LENA. Диктофон представляет собой небольшое устройство, которое помещается в карман специально разработанного жилета, которым пользуется ребенок, и записывает до 16 часов звукового окружения ребенка (Фонд ЛЕНА, 2020). Аудиозаписи загружаются и анализируются с помощью программы LENA Software Advanced Data Extractor (ADEX). ADEX автоматически классифицирует данные в соответствии с заданными алгоритмами по множеству различных переменных; е.г., детский говорящий, женский говорящий, мужской говорящий, продолжительность речи и отдаленная речь (Фонд ЛЕНА, 2020). Процесс сегментации и маркировки Лены предназначен для определения доминирующего источника звука в окружении ребенка. Это выполняется с интервалом в 800 миллисекунд. Например, в сегменте, где ребенок играет со своим родителем на фоне телевизора в течение 5 минут. LENA добавит все интервалы, где доминирует телевизор, где доминирует ключевой детский голос и где доминирует взрослый голос.Алгоритмы также автоматически рассчитывают разговорные обороты, когда между высказываниями ребенка и взрослого было <5 секунд тишины или других звуков (например, телевизора) (Фонд ЛЕНА, 2020).

Переменные, включенные в текущий анализ: (1) количество слов взрослых, которое представляет собой количество слов, сказанных взрослыми (женскими и мужскими голосами) ребенку и рядом с ним; (2) Ориентируйтесь на вокализацию/слова ребенка; (3) Интерактивная очередность — это общее количество разговорных взаимодействий между ребенком и взрослым, когда один говорящий инициирует, а другой отвечает в течение 5 секунд.Для анализа были отобраны все записи продолжительностью более 10 часов (Фонд LENA, 2020). Из-за технических сложностей одна запись длилась всего 4 часа и не вошла в окончательный образец. Надежность LENA была первоначально установлена ​​для американского варианта английского языка, но также была оценена для других языков, таких как шведский (Schwarz et al. , 2017), показывая, что сравнение в рамках одного и того же языка даст сопоставимые результаты.

Статистический анализ

Статистический пакет для социальных наук 27.0 (SPSS) использовали для всех статистических анализов. Везде используется двусторонний анализ. Во-первых, отношения между анализами были исследованы с помощью корреляции Пирсона. Чтобы более подробно понять развитие речи ребенка, регрессионные модели исследуют относительный вклад рассматриваемых здесь факторов. Одна регрессионная модель для каждой языковой переменной (зависимая переменная соответственно: словарный запас, грамматика и прагматика). Регрессия была выбрана для соответствия рассматриваемым переменным с пошаговым выбором переменных.Из пула или переменных сначала выбиралась та, которая больше всего увеличивала объясненную дисперсию модели. Затем процесс повторялся до тех пор, пока все переменные, которые внесли значительный вклад в объясненную дисперсию, не были включены в модель, при этом на каждом этапе проверяя, можно ли удалить переменные, которые не вносят значительного вклада в модель. Все три регрессионные модели начинались с одного и того же набора переменных.

Результаты

Раздел результатов организован в соответствии с тремя основными вопросами нашего исследования.Чтобы ответить на наш первый исследовательский вопрос, мы сначала сообщаем описательные данные об использовании средств массовой информации родителями и детьми, JME и оценки языкового развития детей по словарному запасу, грамматике и прагматике. Затем, чтобы ответить на наши второй и третий исследовательские вопросы, мы описываем серию корреляций первого порядка, которые мы провели в отношении использования ребенком и родителями средств массовой информации и отношения к языковому развитию ребенка, а также отношения языка (т. е. словарный запас, грамматика, и прагматика) до интерактивной очередности, чтения книг и JME.Наконец, чтобы лучше понять словарный запас, грамматику и прагматическое развитие, регрессионные модели исследуют относительный вклад родительского и дочернего использования средств массовой информации, интерактивной очередности и JME в языковое развитие. Подбирается одна модель пошаговой регрессии для каждой языковой переменной.

Исследовательский вопрос 1: Описательная статистика использования семейных СМИ, домашней среды и языка

Расчетное ежедневное использование носителя

Дети в возрасте 2 лет ежедневно употребляли ДМ (см. Таблицу 1), 86% смотрят телевизор, 64% используют смартфон, 52% используют планшет, 16% используют компьютер и почти 100% родителей ежедневно читают своему ребенку основе (27% <30 мин, 52% 30–60 мин, 14% 1–2 ч).В вопросе о книгах не делалось различий между электронными и печатными книгами. В вопросе о книгах не делалось различий между электронными и печатными книгами. Ни один ребенок не играл в видеоигры в этом возрасте. Модели использования медиа ребенком были сильно коррелированы с моделями использования медиа родителями для большинства типов медиа (все p > 0,01). Единственным медиа-шаблоном, который не коррелировал между использованием родителей и детей, было использование смартфонов. Использование детьми средств массовой информации не отличалось между мальчиками и девочками (все р > 0.05) и не было связано с количеством услуг по уходу за детьми, которые посещали дети (все р > 0,05). Как и в других исследованиях детей в этом возрастном диапазоне, просмотр телевизионного контента был наиболее частой формой воздействия DM (Rideout, 2017; Rideout and Robb, 2020). Это не зависело от устройства, используемого для просмотра телевизионного контента. 25% смотрели ТВ на цифровом устройстве ежедневно или несколько раз в день, 19% детей смотрели ТВ на мобильном устройстве несколько раз в неделю и 56% один раз в неделю и реже (см. табл. 2).Ежедневное использование электронных книг (8%) или игры на мобильных устройствах (5%) не были обычным явлением.

Таблица 1 . Ежедневное использование детьми средств массовой информации по типам устройств в процентах по категориям времени ( n = 88–92).

Таблица 2 . Использование цифровых устройств для различных действий с цифровыми медиа (DM) в восприятии по временной категории ( n = 90).

Использование родителями цифровых медиа во время детских занятий

Родители сообщили, что они обычно использовали DM во время детских распорядков, таких как время приема пищи или перед сном, но существуют большие индивидуальные различия (см. Таблицу 3).Для последующего анализа значения суммировались в среднее значение того, насколько вероятно, что родитель будет использовать DM во время большинства дочерних процедур; никогда бы не использовали устройства (7%), маловероятно, что будут использовать устройства (51%), вряд ли будут использовать устройства (36%) и, вероятно, будут использовать устройства (7%) во время детских рутин. Ни один из родителей не выбрал вариант «очень вероятно» для всех видов деятельности. Родители, кроме того, сообщали, что у них редко был включен фоновый телевизор; 60% сообщили никогда или почти никогда, 24% сообщали иногда, 13% сообщали часто и 3% сообщали всегда.

Таблица 3 . Процент родителей, указывающих, насколько вероятно, что они будут использовать цифровое устройство в обычных повседневных делах, когда их ребенок присутствует ( n = 90).

Стратегии медийного посредничества

Для ясности представлены все три стратегии посредничества шкалы, но, основываясь на обзоре литературы, мы предположили, что только стратегия JME будет связана с языковыми результатами, и поэтому только эта стратегия используется в корреляционном и регрессионном анализе.Родители ( n = 91) использовали различные стратегии медийного посредничества при просмотре телевизионного контента вместе с ребенком. Ограничительное посредничество было наиболее распространенной стратегией среди родителей двухлетних детей ( M = 3,22, SD = 0,89). То есть родители решали, когда, сколько и содержание ЛС ребенок может использовать. Две другие стратегии были одинаково распространены: социальный совместный просмотр, совместный просмотр без обсуждения контента ( M = 2,78, SD = 0,71) и JME ( M = 2). 79, SD = 0,92).

Развитие языка (SECDI-2)

Речевое развитие двухлетних детей, включенных в настоящее исследование (см. Таблицу 4), соответствует шведским нормам языкового развития (Berglund and Eriksson, 2000). Не наблюдалось различий ни в одном из языковых показателей в зависимости от того, сколько часов посещали дети присмотра за детьми (все р > 0,05). Кроме того, не наблюдалось гендерных различий по шкале грамматики или по шкале словарного запаса ( p’s > 0.05). У девочек среднее значение по прагматической шкале значительно выше, чем у мальчиков [девочки: M = 8,84, SD = 1,9, мальчики: M = 7,4, SD = 1,6; t (86) = -2,57, p < 0,05]. Все языковые меры SECDI-2 коррелировали друг с другом. Словарная шкала коррелировала со шкалой грамматики ( r = 0,77, p < 0,01) и с прагматической шкалой ( r = 0,58, p < 0,01).Грамматическая шкала коррелировала с прагматической шкалой ( r = 0,59, p < 0,01).

Таблица 4 . Описательные данные для трех подшкал Шведского опросника раннего коммуникативного развития – слова и предложения (SECDI-2).

Домашняя звуковая среда (LENA)

Language Environment Analysis записывает звуковую среду ребенка, а затем использует проверенные алгоритмы для разделения аудиозаписи на разные категории. Эти категории включают количество слов, сказанных ребенку взрослым, и количество детских вокализаций.Затем на основе слов ребенка и взрослого и времени между высказываниями рассчитывается чередование между ними. Различия в количестве слов, произнесенных взрослыми, и количестве интерактивных оборотов были большими, примерно от 4 000 до 34 000 слов в день, в среднем 17 267 слов и в среднем 829 эпизодов чередования в течение дня (см. Таблицу 5). Эти переменные взаимозависимы, и количество слов у взрослых положительно коррелирует с количеством слов у детей ( r = 0,28, p < 0.01) и интерактивной очередности ( r = 0,68, p < 0,01). Интерактивная очередность коррелирует с количеством слов ребенка ( r = 0,81, p < 0,01). В последующем анализе будет использоваться интерактивная очередность, поскольку она включает в себя количество слов как взрослых, так и детей, а показатели в значительной степени взаимосвязаны, но для ясности здесь приводится описательная статистика для обоих этих показателей.

Таблица 5 . Описательные данные для трех измерений домашней звуковой среды, полученные в результате анализа языковой среды (LENA, n = 84).

Вопросы исследования 2 и 3: Можно ли предсказать языковое развитие с помощью семейных моделей использования средств массовой информации и факторов в домашней среде, таких как чередование взрослых и детей, чтение книг (электронных или бумажных) и JME?

Корреляционный анализ

В соответствии с нашим вторым вопросом, наблюдалась значимая отрицательная корреляция между тем, сколько ребенок смотрел телевизионный контент (определяемый как любой телевизионный контент, просматриваемый на любом устройстве из любого источника) и шкалой словарного запаса (см. Таблицу 6).Не было выявлено корреляции между использованием ребенком смартфонов и планшетов и развитием речи ребенка ( p’s > 0,05). Компьютерами пользовались 14 детей, но была выявлена ​​значительная положительная корреляция между использованием ребенком компьютеров и словарным запасом.

Таблица 6 . Корреляция между тремя показателями языкового развития и использованием детьми средств массовой информации, использованием родительской DM, родительским посредничеством и домашней звуковой средой (LENA).

Кроме того, корреляционный анализ между использованием родителем DM (смартфоны, компьютеры, планшеты, телевизор и видеоигры) и языковым развитием ребенка не выявил значимых ассоциаций (все p > 0.05). Эта линия вопросов относилась к использованию родителем DM, когда ребенок присутствовал, а также когда ребенок не присутствовал. Однако существовала значительная отрицательная корреляция между более высокой вероятностью использования родителями DM во время детских рутин и словарным запасом ребенка, грамматикой и прагматической шкалой (см. Таблицу 6). Фоновое ТВ не было обычным явлением в нашей выборке и не коррелировало с языковыми показателями ( p’s > 0,05).

Наш третий исследовательский вопрос касался того, связаны ли действия родителей и детей дома с языком.ЮМЭ положительно коррелировал с развивающимися прагматическими способностями ребенка (см. Таблицу 6). Также была положительная корреляция между детьми, которым читали, и шкалой прагматизма и словарного запаса. В нашем первоначальном исследовательском вопросе мы приравняли печатные книги и электронные книги. Однако в этой выборке электронные книги использовались редко, поэтому вполне вероятно, что эта корреляция в значительной степени связана с чтением печатных книг. Кроме того, интерактивная очередность взрослых и детей, измеренная с помощью LENA, положительно коррелировала со словарным запасом ребенка.

Модели регрессии

Мы построили три отдельные модели пошаговой регрессии для прогнозирования языковых переменных: шкала словарного запаса, прагматическая шкала и шкала грамматики соответственно. Для дальнейшего анализа см. множественные линейные регрессии в приложении. Переменные-предикторы были одинаковыми во всех трех регрессиях и были выбраны на основе корреляционного анализа первого порядка и того, могут ли они теоретически предсказывать языковые результаты. Из анкеты CAFE мы последовательно включили время, которое ребенок провел с книгами, телевизионным контентом и компьютерами, и для них были созданы фиктивные переменные со средним значением в качестве эталонной категории, основанной на частоте использования конкретных средств массовой информации.Телевизионный контент был пересчитан по трем переменным ежедневного использования: отсутствие ТВ, мало ТВ (<60 минут) и много ТВ (> 60 минут). Использование компьютера было пересчитано на неиспользование, среднее использование (<30 минут) и активное использование (30–60 минут). и интенсивное использование (> 60 минут). Среднее использование телевизора, среднее использование компьютера и среднее использование книг были использованы в качестве эталонной категории, соответственно. Мы также включили вероятность использования родителем устройства во время повседневной жизни ребенка, а также использование родителем JME во время использования ребенком DM.Из звуковой среды дома, измеренной с помощью LENA, мы включили интерактивную очередность в качестве предикторной переменной. Мы также включили пол в качестве предикторной переменной. Поскольку образование родителей не имело нормального распределения (более 80% родителей имели высшее образование), эта переменная не была включена в анализ. Кроме того, поскольку только 20% респондентов были отцами, поэтому пол родителя, отвечавшего на вопросник, не был введен в модель.

Регрессия 1.Словарный запас

Мы ввели переменные-предикторы в линейную ступенчатую регрессию по словарной шкале из SECDI-2 в качестве переменной результата. Окончательная модель, основанная на трех переменных (см. Таблицу 7), была явно значимой F (3,69) = 9,87, p < 0,001 и объясняла относительно большую часть дисперсии (скорректированная R 2 объясняет 27% дисперсии). Модель включала три переменные; интерактивная очередность, которая объясняет 16% дисперсии, телевизионный контент, который объясняет 9% дисперсии, и вероятность использования родительского устройства во время повседневных действий ребенка, которая объясняет 5% дисперсии.

Таблица 7 . Резюме пошагового регрессионного анализа для переменных, предсказывающих SEDCI-2 – Словарь ( n = 76).

Таблица 8 . Резюме пошагового регрессионного анализа для переменных, предсказывающих SEDCI-2 – Грамматика ( n = 76).

Таблица 9 . Резюме иерархического регрессионного анализа переменных, предсказывающих SEDCI-2 – Pragmatics ( n = 76).

Регрессия 2.Грамматическая шкала

Мы снова ввели те же самые предикторы в линейную ступенчатую регрессию со шкалой грамматики из SECDI-2 в качестве переменной результата (см. Таблицу 8). Общая модель, которая включала две переменные, была значимой [ F (2,70) = 6,68, p < 0,01] со скорректированным R 2 на 14%. Телевизионный контент объясняет 10 % дисперсии, а вероятность использования родителем устройства во время повседневных занятий ребенка объясняет 6 %.

Регрессия 3.Прагматические весы

Наконец, те же предикторы были добавлены в линейную ступенчатую регрессию с прагматической шкалой из SECDI-2 в качестве переменной результата (см. Таблицу 9). Окончательная модель наилучшего соответствия была значимой [ F (3,69) = 6,92, p < 0,001] со скорректированным R 2 , объясняющим 20% дисперсии прагматической шкалы и включающей три переменные. Вероятность использования родителем устройства во время повседневной жизни ребенка объясняла 10% дисперсии, пол ребенка объяснял 8% дисперсии, а JME объяснял еще 5% дисперсии.

Обсуждение

Настоящее исследование подтверждает, что определенные аспекты медиасреды ребенка были связаны с языковым развитием ребенка. Время, проведенное во взаимодействии со взрослым, положительно связано с развитием речи. Склонность родителей использовать DM во время детской рутины, а также время, которое дети проводили за просмотром телепередач, отрицательно ассоциировались с языковым развитием ребенка.

Что такое медийная и языковая среда двухлетних шведских детей?

В соответствии с другими недавними отчетами (например,g., Rideout, 2017), малыши в Швеции смотрят телепередачи на нескольких устройствах, на телевизоре или планшете/мобильном телефоне, а также просматривают контент из нескольких источников. В соответствии с другими недавними отчетами о данных, собранных в Соединенных Штатах (например, Rideout, 2017; Rideout and Robb, 2020) и Канаде (например, Madigan et al., 2020), использование средств массовой информации для шведских двухлетних детей было частым. Дети в настоящем исследовании ежедневно активно потребляли различные формы медиа, используя различные устройства: телевизор, смартфоны, планшеты, а также книги.Однако игры или видеочаты были не так распространены. Частота взаимодействия родителей и детей варьировалась в зависимости от семьи, и наши результаты показывают, что родители являются создателями домашней языковой среды ребенка и медиаэкологии (Nathanson, 2015; Nansen and Jayemann, 2016; Barr, 2019). Некоторые родители были очень разговорчивы, в то время как другие не так много общались, а количество слов взрослых, обращенных к ребенку, варьировалось от всего лишь 4000 до 34000 слов в день.Дети участвовали в интерактивной очередности в среднем 829 раз в день со взрослым. Опять же, были большие индивидуальные различия с частотой чередования, варьирующейся от всего лишь 100 до почти 2000 интерактивных поворотов в день. Таким образом, объем языкового ввода, который испытали дети, сильно различался. Тем не менее, языковое развитие детей в этом исследовании было в пределах типичной нормы.

Медиа-привычки родителей подражают формирующимся медийным привычкам ребенка.Время, которое родители тратят на просмотр телевизора или чтение книг, коррелировало со временем, которое дети тратили на просмотр телевизора или чтение книг соответственно. Детям читали ежедневно, но электронные книги не были распространены. Родители сообщили, что они часто использовали DM в рутинных ситуациях с ребенком. Они также сообщили, что пытаются посредничать в использовании средств массовой информации их ребенком. Наиболее распространенной стратегией посредничества, о которой сообщали родители в этом возрасте, было ограничение использования DM. Но совместный просмотр или JME также были распространенными стратегиями.

Связано ли использование DM двухлетним ребенком и использование DM родителями с языковым развитием ребенка?

Наш второй исследовательский вопрос и сопутствующие гипотезы были частично подтверждены. Использование ребенком DM было связано с развитием речи ребенка. Общее использование DM родителем не коррелировало с языковым развитием ребенка, но вероятность того, что родители используют DM в детских рутинах, была связана с языковым развитием ребенка.

Увеличение использования ребенком DM отрицательно ассоциировалось с развитием речи, в частности, словарного запаса и грамматических шкал.Регрессия показала, что значительную дисперсию развития грамматики у детей (10%) и развития словарного запаса (9%) можно однозначно предсказать по времени, которое ребенок провел за просмотром телевизионного контента. Хотя дети в этом исследовании смотрят довольно умеренное количество телевизионного контента, 58% двухлетних детей смотрят телевизионный контент 1 час или меньше в день — такое воздействие было связано с различиями в языковом развитии. Более ранние исследования показали, что увеличение количества просмотров телевизора было связано со снижением уровня владения языком у детей в возрасте до 2 лет (Zimmerman et al., 2007; Мэдиган и др., 2020). Текущее исследование показывает, что просмотр телевизора может мешать изучению языка и после 2 лет. Важно отметить, что результаты не указывают на атипичную задержку языкового развития у 2-летних детей. Как группа, дети показывают результаты в пределах нормы типичного развития (Berglund and Eriksson, 2000), но одним из объяснений различий в языковом развитии в этой выборке является потребление ими телевизионного контента на телевизоре, планшете или смартфоне.

Также стоит отметить, что мы не можем провести строгое различие в том, смотрят ли дети телевизор на большом экране, планшете или экране смартфона. В нашей выборке было очень часто смотреть телевизор на экранах портативных компьютеров и маленьких детей, просматривать телепрограммы на нескольких разных устройствах. В этом возрасте игры и образовательные приложения не так распространены, как просмотр телевизионного контента. К сожалению, отсутствие информации о конкретном содержании воздействия СМИ является ограничением настоящего исследования. Дополнительные исследования должны более тщательно изучить телевизионный контент, которому подвергаются дети ясельного возраста, чтобы обеспечить более детальный анализ типов контента, которые негативно связаны с развитием речи ребенка.Также была обнаружена корреляция между использованием компьютера и словарным запасом, хотя и незначительная в ступенчатой ​​регрессии. Трудно понять причину этой ассоциации из-за небольшого числа детей, использующих компьютеры, и, поскольку регрессия не показала никакой значимости, это ненадежный вывод. Знание содержания использования компьютера могло бы объяснить эту ассоциацию. Например, можно предположить, что если бы дети использовали компьютер для видеочата, это могло бы объяснить положительную корреляцию с языком.Примерно половина выборки использует видеочат хотя бы раз в неделю. Нынешняя пандемия COVID-19 снова изменила модели взаимодействия, и отчеты показывают, что видеочаты стали намного чаще, чем до пандемии (Gaudreau et al., 2020). Будущие исследования должны изучить, как эти повышенные уровни видеочата связаны с языковыми результатами и связаны ли видеочаты с изменениями в прагматике или словарном запасе или существуют гендерные различия.

Мы не обнаружили связи между общим использованием родителем цифровых устройств и развитием речи ребенка.Скорее, именно вероятность того, что родители используют DM во время детских рутин, была отрицательно связана со всеми тремя измеряемыми аспектами развития детской речи, словарного запаса, грамматики и прагматики, в соответствии с нашей гипотезой. Пошаговый регрессионный анализ показал, что вероятность использования родительской DM во время детских рутин предсказывала изменение словарного запаса (5%), грамматики (6%) и прагматических способностей (10%). Как показали предыдущие исследования, родительское использование DM во время детских рутин может привести к техноференции во взаимодействии с ребенком (McDaniel and Radesky, 2018a).В таких ситуациях, как прием пищи, сборы или отход ко сну, около 80% всех родителей сообщили, что они не использовали DM, тогда как 20% сообщили об использовании DM во время этих процедур. В других ситуациях, например, во время транспортировки или во время игр, количество сообщивших об использовании устройства DM было значительно выше. Например, во время игр 75% родителей сообщили, что хотя бы иногда используют собственные смартфоны. Это согласуется с выводами, показывающими связь с техноференцией и другими результатами у детей, такими как саморегулируемое поведение и проблемы с внешним поведением (McDaniel and Radesky, 2018a; Sundqvist et al., 2020). Родительский отчет об использовании DM во время детских рутин не был мерой техноференции, per se , поскольку мы не спрашивали их, испытывали ли они техноференцию в этих ситуациях. Однако, поскольку может быть трудно всегда помнить и точно анализировать все случаи техноференции, имевшие место в течение дня, простой вопрос и точное определение определенных ситуаций использования DM может быть подходящим показателем скорости техноференции. Будущие исследования могли бы более тщательно изучить использование родительскими средствами массовой информации с использованием технологии пассивного зондирования для более точного измерения всплесков использования родительскими средствами массовой информации (Barr et al., 2020; Милкович и Мэдиган, 2020 г .; Радески и др., 2020). Фоновое телевидение родителей — еще одно использование DM, которое считается негативным фактором для внимания и обучения ребенка (Pempek et al., 2014). Однако родители в этом исследовании не использовали фоновое телевидение в значительной степени. Это интересное направление дальнейших исследований, поскольку оно может указывать на то, что не только цифровые звуки могут отвлекать, но и «молчаливое использование» родителями DM и отвлечение их внимания также может мешать развитию речи.

Родители являются создателями мультимедийной и языковой среды для обучения ребенка (Nathanson, 2015; Nansen and Jayemann, 2016; Barr, 2019). Действия родителей, а не другие факторы, кажется, имеют наибольшее значение. Все дети в этом исследовании ежедневно посещали государственные учреждения по уходу за детьми, причем большинство детей посещали более 20 часов в неделю. В отличие от других исследований (Shhivers and Barr, 2007), воздействие ухода за детьми, таким образом, оставалось довольно постоянным среди участников этого исследования и не было признано значимым фактором.Время, проведенное в уходе за детьми вне дома, не было связано ни с использованием детьми DM, ни с развитием речи. Конечно, могут быть и другие различия между разными опекунами, которые повлияют на развитие ребенка, даже если количество часов, которое дети посещают присмотр вне дома, не влияет. Хотя общее использование родителем средств массовой информации в целом не коррелировало с языковым развитием ребенка, очевидно, что изучение языка ребенком в этом возрасте тесно связано с действиями родителей и домашней обстановкой.Будущие исследования должны изучить медийную среду языка ухода за детьми и медийную среду, чтобы изучить, как пересекаются факторы дома и ухода за детьми.

Связаны ли действия родителей и детей в домашней среде с языковым развитием ребенка?

Наш третий вопрос исследования и связанные с ним гипотезы были частично подтверждены. Использование родителями JME было положительно связано с развитием речи, особенно с прагматическими способностями. Разговор и взаимодействие с вашим ребенком при просмотре DM кажется важным и однозначно объясняет 5% различий в понимании прагматики.В соответствии с Beyens et al. (2019), это означало важность не только совместного просмотра медиа с вашим ребенком, но и взаимодействия с медиаконтентом. Разговоры о намерениях действующих лиц и объяснение их действий и чувств являются аспектами JME и могут рассматриваться как специфический лингвистический вклад, который, безусловно, будет связан с прагматическим пониманием. Эти результаты свидетельствуют о том, что JME может быть эффективной стратегией для сохранения языкового ввода во время воздействия средств массовой информации. Дополнительные лонгитюдные исследования, более тщательно изучающие содержание и контекст освещения в СМИ, необходимы для изучения долгосрочных последствий JME.

Мы измерили звуковую среду ребенка дома с помощью цифрового диктофона ЛЕНА, анализируя разговорные обороты между ребенком и взрослым. Обращение в разговоре между ребенком и взрослым важно для развития речи (Romeo et al., 2018), а для детей в настоящем исследовании оно объясняет 16% дисперсии словарного запаса, тем самым подтверждая важную роль детской речи. взаимодействия взрослых. Как показали предыдущие исследования, одним из наиболее важных аспектов взаимодействия между ребенком и взрослым является то, что взаимодействие является непосредственным, надежным и точным по содержанию и актуальности (Roseberry et al., 2014). Такой внимательный стиль общения поддерживает среду, стимулирующую языковое развитие (Karrass and Braungart-Rieker, 2003), а усиление взаимодействия между ребенком и родителем связано с усилением языкового развития ребенка. То есть участие в большем количестве взаимодействий родителей и детей было связано с более быстрым ростом словарного запаса.

В соответствии с предыдущими исследованиями, текущее исследование показывает, что использование средств массовой информации, а также интерактивные лингвистические модели, по-видимому, «происходит» в семьях (Nansen and Jayemann, 2016).Использование ребенком DM и книг коррелировало с использованием родителями тех же медиа. Родители, которые сами больше читают, также склонны больше читать своим детям (Nathanson, 2015). Почти всем детям в этом исследовании читали ежедневно, и, как показали предыдущие исследования, это связано с собственными привычками грамотности их родителей (Karrass et al., 2003; Chaparro-Moreno et al., 2017). В этом исследовании семьи обычно не читали электронные книги. Взрослые и дети в основном читают бумажные книги.

Тот факт, что эта хорошо образованная группа родителей ежедневно читает своим детям, может объяснить тот факт, что время, проведенное за чтением книг, не учитывало уникальные языковые различия в регрессионном анализе, хотя чтение книг коррелировало с прагматическими способностями. . Таким образом, частично подтверждая нашу гипотезу о том, что чтение связано с развитием речи, и, возможно, объясняя отсутствие значимости в регрессии. Этот вывод предполагает, что уникальная дисперсия также может быть связана с вероятными различиями в качестве взаимодействия во время чтения книг и других видов деятельности.Будущие исследования языковой среды могут использовать стенограммы из записей LENA, чтобы обеспечить более глубокий анализ качества взаимодействия во время различных повседневных событий, связанных как с DM, так и с чтением книг.

Анализ различных аспектов языка, измеряемых здесь: словарь (содержание), грамматика (форма) и прагматика (использование), становится очевидным, что они имеют несколько общих черт, а также факторы, которые между ними различаются. Траектория развития прагматики предшествует лексике и грамматике, но эти три аспекта взаимосвязаны, но разные аспекты среды связаны с разными языковыми результатами.

Просмотр ребенком телевизионного контента, по-видимому, негативно связан с развитием словарного запаса и грамматики. Использование родителем устройства во время детских рутин, по-видимому, отрицательно связано с развитием словарного запаса, грамматики и прагматики. Взаимодействия взрослых и детей положительно связаны с развитием словарного запаса. Развитие прагматики, по-видимому, зависело от нескольких различных факторов, включая пол ребенка, использование родителями устройств во время детских будней и ЮМЭ.Важно отметить, что наши результаты ничего не говорят о причинно-следственной связи. Может случиться так, что родители меньше разговаривают с ребенком только потому, что языковые навыки ребенка менее развиты, или родители будут больше использовать свои мобильные телефоны, когда они со своим ребенком, поскольку ребенок не так много говорит. В семье также могут быть другие стрессоры, например, поведение ребенка или рабочая ситуация родителей, которые способствуют использованию средств массовой информации и языковому развитию ребенка (например, McDaniel and Radesky, 2018a; Sundqvist et al., 2020).

Ни один из показателей использования средств массовой информации существенно не отличался между мальчиками и девочками. Сообщается, что мальчики и девочки употребляют одинаковое количество DM, их родители употребляют столько же DM, и нет различий в том, как родители опосредовали употребление между мальчиками и девочками. Однако девочки продемонстрировали более развитые прагматические способности по сравнению с мальчиками. Предыдущие исследования (Westerlund and Lagerberg, 2008) также показали, что девочки в этом возрастном диапазоне могут развивать языковые аспекты быстрее, чем мальчики, но эта разница, по-видимому, не опосредована использованием средств массовой информации.

Ограничением настоящего исследования является построение некоторых медийных вопросов, в которых проводится различие между просмотром телевизора и другими устройствами, такими как смартфоны и планшеты, но не между просматриваемым контентом. Между временем, когда вопросы были составлены, и временем, когда они были заданы, стало все более распространенным смотреть телевизор на планшете или транслировать с планшета на телевизор. Этот вопрос больше не позволит легко отличить портативные DM и канцелярские устройства для просмотра, а также контент, используемый на разных устройствах, например, если компьютер используется для видеочата или телевизионного контента.Вместо этого будущие исследования должны быть сосредоточены на устранении неоднозначности содержания и контекста использования медиа, а не на используемом устройстве. Кроме того, вопросы о времени, затраченном на использование разного контента и разных устройств, было сложно использовать, и для более оптимального анализа их нужно было задавать в непрерывном масштабе. Одной из возможностей может быть использование приложения пассивного зондирования на устройствах, которые использует ребенок, вместе с дневником родительского отчета (Barr et al., 2020). Наконец, также важно отметить, что эта выборка состояла из родителей с относительно высоким СЭС, и результаты могут быть неприменимы к группе родителей с более низким СЭС.

Наше исследование подтверждает, что определенные аспекты среды ребенка с СД связаны с развитием речи ребенка. Дети в возрасте 2 лет ежедневно активно потребляют различные виды медиа через телевизор , смартфоны, планшеты, а также книги. Большее количество телевизионного контента, независимо от того, просматривается ли оно на большом экране или на планшете, негативно связано с развитием речи. Вероятность использования родителем устройства во время детских рутин также отрицательно ассоциировалась с языковым развитием ребенка.С другой стороны, позитивные лингвистические родительские стратегии, такие как взаимодействие с ребенком по очереди, чтение книг и JME при просмотре DM, были положительно связаны с языковым развитием ребенка.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по этике научных исследований Университета Линчёпинга.Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном/ближайшим родственником участников.

Вклад авторов

Исследование было задумано AS, F-SK, RB и MH. AS, F-SK и UT координировали сбор и сбор данных. AS проанализировал данные и составил рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом Шведского исследовательского совета по вопросам здоровья, трудовой жизни и социального обеспечения (2016-00048) для MH.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензент ADR и редактор обработки объявили о своей общей принадлежности. Рецензент ADR сообщил редактору о прошлом сотрудничестве с авторами.

Благодарности

Особая благодарность всем детям и опекунам, участвовавшим в этом исследовании, а также Сандре Нюберг за помощь в части сбора данных.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2021.569920/full#supplementary-material

.

Каталожные номера

Андерсон, Д. Р., и Хэнсон, К. Г. (2017). «Экран-медиа и взаимодействие родителей и детей» в Воздействие средств массовой информации в младенчестве и раннем детстве: влияние контента и контекста на обучение и развитие . ред. Р. Барр и Д. Н. Лайнбаргер (Нью-Йорк: Springer), 173–194.

Академия Google

АША (1993). Специальный комитет по оказанию услуг в школах. Определения коммуникативных расстройств и вариаций .

Академия Google

Барр, Р. (2019). Взросление в эпоху цифровых технологий: раннее обучение и семейная медиаэкология. Курс. Реж. Психол. науч. 28, 341–346. дои: 10.1177/0963721419838245

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Барр Р., Киркорян Х., Радески Дж., Койн С., Николс Д., Бланчфилд О. и соавт. (2020). Вне экранного времени: синергетический подход к более полной оценке воздействия семейных СМИ в раннем детстве. Перед. Психол. 11:1283. doi: 10.3389/fpsyg.2020.01283

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Барр, Р., Зак, Э., Гарсия, А., и Мюнтенер, П. (2008). Внимание младенцев и их реакция на телевидение увеличиваются с предшествующим просмотром и взаимодействием с родителями. Детство .13, 30–56 doi: 10.1080/15250000701779378

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Берглунд Э. и Эрикссон М. (2000). Коммуникативное развитие шведских детей в возрасте 16-28 месяцев: Шведский инвентарь раннего коммуникативного развития – слова и предложения. Скан. Дж. Психол. 41, 133–144. дои: 10.1111/1467-9450.00181

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бейенс И., Валкенбург П. М. и Пиотровски Дж. Т. (2019).Траектории развития родительского посредничества в раннем и среднем детстве. Гул. коммун. Рез. 45, 226–250 doi: 10.1093/hcr/hqy016

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Блум, Л., и Лахи, М. (1978). Развитие речи и языковые расстройства . Нью-Йорк: Уайли.

Академия Google

Брунер, Дж. (1983). Детская болтовня . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Чапарро-Морено, Л.Дж., Реали Ф. и Мальдонадо-Карреньо К. (2017). Книги с картинками без слов стимулируют языковую продуктивность дошкольников во время совместного чтения. Ранний ребенок. Рез. Q. 40, 52–62. doi: 10.1016/j.ecresq.2017.03.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Christakis, D.A., Gilkerson, J., Richards, J.A., Zimmerman, F.J., Garrison, M.M., Xu, D., et al. (2009). Звуковое телевидение и сокращение слов взрослых, вокализация младенцев и разговорные обороты: популяционное исследование. JAMA Педиатр. 163, 554–558. doi: 10.1001/archediatrics.2009.61

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Gaudreau, C., King, Y.A., Dore, R.A., Puttre, H., Nichols, D., Hirsh-Pasek, K., et al. (2020). Дошкольники в равной степени получают пользу от видеочата, псевдослучайного видео и чтения книг вживую: последствия для чтения во время пандемии коронавируса и в последующий период. Перед. Психол. 11:2158. doi: 10.3389/fpsyg.2020.02158

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Голинков, Р.М., Хофф, Э., Роу, М.Л., Тамис-ЛеМонда, К.С., и Хирш-Пасек, К. (2019). Язык имеет значение: отрицание существования разрыва в 30 миллионов слов имеет серьезные последствия. Детская разработка. 90, 985–992. doi: 10.1111/cdev.13128

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Каррас, Дж., и Браунгарт-Рикер, Дж. М. (2003). Воспитание и темперамент как взаимодействующие агенты в раннем развитии речи. Воспитание . 3, 235–259 doi: 10.1207/S15327922PAR0303_03

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Каррас, Дж., ВанДевентер, М.С., и Браунгарт-Рикер, Дж.М. (2003). Прогнозирование совместного чтения книг родителями и детьми в младенчестве. Дж. Сем. Психол. 17, 134–146. дои: 10.1037/0893-3200.17.1.134

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Куциркова, Н. (2019). Детское чтение с цифровыми книгами: прошлое быстро движется в будущее. Детская разработка. Перспектива. 13, 208–214. doi: 10.1111/cdep.12339

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мэдиган, С., МакАртур, Б.А., Анхорн, К., Эйрих, Р., и Кристакис, Д.А. (2020). Связь между использованием экрана и языковыми навыками ребенка: систематический обзор и метаанализ. JAMA Педиатр. 174, 665–675. doi: 10.1001/jamapediatrics.2020.0327

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Макдэниел, Б. Т., и Радески, Дж. С. (2018a). Техноференция: лонгитюдные связи между использованием родительских технологий, родительским стрессом и проблемами поведения ребенка. Педиатр.Рез. 84, 210–218. doi: 10.1038/s41390-018-0052-6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Макдэниел, Б. Т., и Радески, Дж. С. (2018b). Техноференция: отвлечение родителей технологиями и ассоциации с проблемами поведения ребенка. Детская разработка. 89, 100–109. doi: 10.1111/cdev.12822

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мейнс, Э., и Фернихоу, К. (1999). Языковой стиль приобретения и развитие ментализации: роль материнского ума. Познан. Дев. 14, 363–380 doi: 10.1016/S0885-2014(99)00010-6

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Милкович, Л. М., и Мэдиган, С. (2020). Использование выборки мобильных устройств для объективного измерения использования экрана в клинической практике. Педиатрия 146:e20201242. doi: 10.1542/пед.2020-1242

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мол, С.Э., Бас, А.Г., де Йонг, М.Т., и Смитс, Д.Дж.Х. (2008). Дополнительная ценность диалогических чтений книг между родителями и детьми: метаанализ. Раннее образование. Дев. 19, 7–26. дои: 10.1080/104001838603

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Нансен, Б., и Джейманн, Д. (2016). Младенцы, интерфейсы и посредничество: цифровое воспитание детей и создание видеороликов «iPad baby» на YouTube. Дж. Трансляция. Электрон. СМИ 60, 587–603. дои: 10.1080/08838151.2016.1234475

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Натансон, А.И. (2015). СМИ и семья: размышления и будущие направления. Дж. Чайлд. СМИ 9, 133–139. дои: 10.1080/17482798.2015.997145

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Оуласвирта, А., Раттенбери, Т., Ма, Л., и Райта, Э. (2012). Привычки делают использование смартфона более распространенным. чел. Ubiquit. вычисл. 16, 105–114. doi: 10.1007/s00779-011-0412-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Падилья-Уокер, Л. М., Койн, С. М., и Фрейзер, А. М. (2012). Получение высокоскоростной семейной связи: связь между использованием семейных СМИ и семейной связью. Сем. Относ. 61, 426–440. doi: 10.1111/j.1741-3729.2012.00710.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пемпек Т.А., Киркорян Х.Л. и Андерсон Д.Р. (2014). Влияние фонового телевидения на количество и качество обращенной к ребенку речи родителей. Дж. Чайлд. СМИ 8, 211–222. дои: 10.1080/17482798.2014.5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Радески, Дж. С., Кистин, С. Дж., Цукерман, Б., Ницберг, К., Гросс Дж., Каплан-Санофф М. и соавт. (2014). Модели использования мобильных устройств опекунами и детьми во время еды в ресторанах быстрого питания. Педиатрия 133, e843–e849. doi: 10.1542/пед.2013-3703

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Радески, Дж. С., Уикс, Х. М., Болл, Р., Шаллер, А., Йео, С., Дернез, Дж., и соавт. (2020). Использование детьми младшего возраста смартфонов и планшетов. Педиатрия 146: e201. doi: 10.1542/пед.2019-3518

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Райдаут, В.(2017). Перепись здравого смысла: использование средств массовой информации детьми в возрасте от 0 до 8 лет . Сан-Франциско, Калифорния: Common Sense Media, 263–283.

Академия Google

Райдаут, В., и Робб, М. (2020). Перепись здравого смысла: использование средств массовой информации детьми в возрасте от 0 до 8 лет . Сан-Франциско, Калифорния: Common Sense Media.

Академия Google

Ромео, Р. Р., Леонард, Дж. А., Робинсон, С. Т., Уэст, М. Р., Макки, А. П., Роу, М. Л., и соавт. (2018). За пределами разрыва в 30 миллионов слов: разговорное общение детей связано с функцией мозга, связанной с речью. Психология. науч. 29, 700–710. дои: 10.1177/0956797617742725

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Роузберри, С., Хирш-Пасек, К., и Голинкофф, Р. М. (2014). Позвони мне по скайпу! Социально обусловленные взаимодействия помогают малышам изучать язык. Детская разработка. 85, 956–970. doi: 10.1111/cdev.12166

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шварц И.-К., Ботрос Н., Лорд А., Маркуссон А., Тиделиус Х. и Марклунд Э.(2017). «Система LENATM применительно к шведскому языку: достоверность оценки количества слов для взрослых» в Interspeech 2017 ; 20–24 августа 2017 г.; Стокгольм, Швеция: Международная ассоциация речевой коммуникации (ISCA), 2088–2092 гг.

Академия Google

Шиверс, Э.М., и Барр, Р. (2007). Изучение культурных различий в отношении детей к телевидению в условиях ухода за детьми на дому. От нуля до трех 27, 39–45.

Академия Google

Страуз, Г.А., О’Доэрти, К., и Тросет, Г.Л. (2013). Эффективный копросмотр: обучение дошкольников по видео после диалогического опроса. Дев. Психол. 49, 2368–2382. дои: 10.1037/a0032463

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сундквист А., Хейманн М. и Кох Ф.-С. (2020). Взаимосвязь семейной техноференции и поведенческих проблем у детей 4–5 лет. Киберпсихология. Поведение соц. сеть 23, 371–376. дои: 10.1089/кибер.2019.0512

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тамис-ЛеМонда, К.С., Кустоде, С., Кучирко, Ю., Эскобар, К., и Ло, Т. (2018). Рутинный язык: речь, обращенная к младенцам во время домашних занятий. Детская разработка. 90, 2135–2152. doi: 10.1111/cdev.13089

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Томаселло, М. (2003). Построение языка: основанная на использовании теория овладения языком . Кембридж, Массачусетс и Лондон: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Валкенбург, П.М., Крчмар, М., Петерс, А.Л., и Марсель, Н.М. (1999). Разработка шкалы для оценки трех стилей телевизионного посредничества: «инструктивное посредничество», «ограничительное посредничество» и «социальный совместный просмотр». Дж. Трансляция. Электрон. СМИ . 43, 52–66. дои: 10.1080/08838159

4474

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вестерлунд, М., и Лагерберг, Д. (2008). Экспрессивная лексика 18-месячных детей в зависимости от демографических факторов, характеристик матери и ребенка, стиля общения и совместного чтения. Уход за детьми Health Dev. 34, 257–266. doi: 10.1111/j.1365-2214.2007.00801.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Зак, Э., и Барр, Р. (2016). Роль интерактивного качества в обучении с помощью сенсорных экранов в младенчестве: контекст имеет значение. Перед. Психол. 7:1264. doi: 10.3389/fpsyg.2016.01264

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Циммерман, Ф.Дж., Кристакис, Д.А., и Мельцофф, А.Н. (2007). Связь между просмотром медиа и развитием речи у детей в возрасте до 2 лет. Дж. Педиатр. 151, 364–368. doi: 10.1016/j.jpeds.2007.04.071

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Циммерман, Ф.Дж., Гилкерсон, Дж., Ричардс, Дж.А., Кристакис, Д.А., Сюй, Д., Грей, С., и соавт. (2009). Обучение на слух: важность разговоров между взрослыми и детьми для развития речи. Педиатрия 124, 342–349. doi: 10.1542/пед.2008-2267

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сначала СМИ, потом мы: как Интернет изменил фундаментальную природу коммуникации и ее отношения с аудиторией

Всего за одно поколение Интернет изменил то, как мы создаем и воспринимаем почти все средства массовой информации. Сегодня сам акт потребления медиа создает совершенно новую его форму: уровень социальных данных, который рассказывает историю о том, что нам нравится, что мы смотрим, на кого и на что обращаем внимание, и о нашем местонахождении при этом.

Аудитория, когда-то пассивная, теперь играет более важную и влиятельную роль, чем когда-либо прежде. И, как и все, кто внезапно оказался в центре внимания, мы многому и быстро научились.

Этот слой социальных данных так много говорит о нашем поведении, что он программирует программистов так же, как они программируют нас. Авторы веб-сайта блога Gawker наблюдают статистику использования Интернета в режиме реального времени по всем своим сообщениям и мгновенно учатся создавать контент, чтобы лучше управлять аудиторией.У главного программиста Fox Television Network также есть показания, которые дают глубокий анализ поведения, интереса и настроений аудитории. В преддверии финального эпизода американской телевизионной драмы «Во все тяжкие » сериал собирал до 100 000 твитов в день, что явно свидетельствует о том, что аудитория была так же заинтересована в том, что она должна была сказать, как и продюсеры. создание.

Весь этот связанный разговор также меняет аудиторию. Подобно Нарциссу, мы тянемся к себе онлайн и к сирене все большего количества социальных связей.В своей книге Alone Together Шерри Теркл (2011) отмечает, что в это время максимальной социальной активности у нас может быть меньше настоящих связей, чем когда-либо прежде. Известный теоретик медиа Маршалл Маклюэн (1968, 73) увидел потенциал для этого более 40 лет назад, когда заметил, что увеличение ведет к ампутации . Другими словами, в машине мы не используем свои ноги — мы отправляемся в путь, и наши конечности теряются в подвешенном состоянии. С мобильными телефонами и социальными устройствами мы подключены к экранам и виртуально к друзьям по всему миру, но мы можем потерять подлинную связь с миром.По сути, мы приходим к состоянию Теркла «вместе наедине».

Раньше можно было выключить медиа — положить его, уйти в автономный режим. Сейчас это становится исключением, и для многих неудобным. Предложите сегодня молодому человеку выйти в офлайн, и он спросит: «Офлайн, что это такое?» или «Почему меня наказывают?» Мы почти всегда подключены к устройству с доступом в Интернет, будь то смартфон, фитнес-монитор, автомобиль или экран. Мы дополнены датчиками, сигналами и серверами, которые записывают огромное количество данных о том, как мы ведем нашу повседневную жизнь, о людях, которых мы знаем, о том, какие медиа мы потребляем, и об информации, которую мы ищем.СМИ, по сути, следуют за нами повсюду, и мы становимся анестезированными их присутствием.

Неприятно осознавать, что Маклюэн более 40 лет назад также предвидел значение этой тотальной медиасреды. Когда он говорил о «глобальной деревне», он имел в виду не только то, что мы будем связаны друг с другом. Он был обеспокоен тем, что мы все будем знать дела друг друга, что мы потеряем некоторую степень конфиденциальности в результате жизни в мире такого интимного осознания. Маклюэн (1969) назвал это «ретрайбализацией» в том смысле, что современные средства массовой информации заставят нас подражать поведению племенных деревень.Сегодня последствия этого явления помогают определить медийную среду: мы сознательно управляем собой как онлайн-брендами; мы больше, чем когда-либо, заняты делами друг друга; и нас легче вызвать или пристыдить, чем в ушедшую (и более анонимную) эпоху массовой коммуникации.

Мы поддерживаем очень близкие отношения с нашими подключенными устройствами. Через несколько минут после пробуждения большинство из нас тянутся к смартфону. Мы проверяем их 150 и более раз в течение дня, проводя все время, кроме двух часов бодрствования, с мобильным устройством поблизости (IDC 2013).По мере того, как эти устройства становятся вездесущими, все больше и больше данных о нашей жизни почти постоянно хранятся на серверах и становятся доступными для поиска другими (включая частные корпорации и правительственные учреждения).

Идея о том, что все, что мы делаем, можно измерить, количественно оценить и сохранить, является фундаментальным сдвигом в человеческом состоянии. На протяжении тысячелетий у нас было представление о подотчетности всевидящему и всезнающему Богу. Он следил за нами, ради нашего собственного спасения. Это одна из вещей, которые сделали религию эффективной.Теперь, всего за несколько тысяч дней, мы развернули здесь, на земле, настоящую всевидящую и всезнающую сеть — для целей менее возвышенных, чем Он, и, возможно, даже более эффективных.

Мы также переживаем беспрецедентную эру медиа-изобретений. Мы перешли от первого веб-Интернета к постоянно подключенному пост-компьютерному миру. Скоро мы окажемся в эпоху всепроникающих вычислений, когда все устройства и вещи в нашем построенном мире будут подключены и реагируют, с возможностью собирать и передавать данные.Это было названо Интернетом вещей .

В недавнем прошлом темпы технологических изменений были высокими, но они быстро ускоряются. Один набор цифр рассказывает историю. В 1995 году к Интернету было подключено около 50 миллионов устройств. В 2011 году количество подключений превысило 4,3 миллиарда (в то время примерно половину из них составляли люди, а половину — машины). В том году у нас закончились интернет-адреса, и теперь мы внедряем новый механизм адресации под названием IPv6.Эта схема позволит использовать около 340 миллиардов миллиардов миллиардов миллиардов уникальных IP-адресов. Вероятно, это самое большое число, которое когда-либо серьезно использовалось человечеством при разработке чего-либо. (Во Вселенной примерно на 40 порядков больше атомов, чем у нас есть интернет-адреса, но человек не изобретал Вселенную, и для целей этой главы она не является средством связи, так что мы продолжим.)

.

Вот большое число, с которым мы будем бороться, и скоро: через 15 лет, вероятно, будет один триллион устройств, подключенных к Интернету.Ничто на земле не будет расти быстрее, чем эта среда или количество подключенных устройств и данных, которые они излучают. Конечно, большинство из этих устройств будут не людьми, но влияние триллиона устройств, излучающих сигналы и рассказывающих истории, на наш опосредованный мир невозможно переоценить.

Чтобы визуализировать размер всего этого, представьте объем интернет-соединений в 1995 году размером с Луну. Интернет сегодня был бы размером с Землю. А Интернет через 15 лет будет размером с гигантский Юпитер!

Подобные экспоненциальные изменения имеют значение, потому что они показывают, насколько ненадежно предсказывать, как завтра будут использоваться медиа.Изучение разрозненных записей прошлых предсказаний унизительно и помогает нам открыть свой разум для будущего.

В 1878 году, через год после изобретения фонографа, Томас Эдисон понятия не имел, как он будет использоваться; или, скорее, у него было множество идей, но он не мог априори придумать убойное применение своего оборудования. Эдисон был проницательным изобретателем, который вел подробные записи. Вот его 10 лучших идей по использованию фонографа:

  1. Написание писем и все виды диктовки без помощи стенографистки.
  2. Фотокниги, которые заговорят со слепыми без усилий с их стороны.
  3. Обучение красноречию.
  4. Музыка — фонограф, несомненно, будет широко посвящен музыке.
  5. Семейная запись; сохраняя высказывания, голоса и последние слова умирающих членов семьи, как великих людей.
  6. Музыкальные шкатулки, игрушки и т. д. — кукла, которая может говорить, петь, плакать или смеяться, может быть обещана нашим детям на следующие рождественские каникулы.
  7. Часы, которые должны объявлять в речи час дня, звать вас на обед, отправлять любимого домой в десять и т. д.
  8. Сохранение языка путем воспроизведения наших Вашингтонов, наших Линкольнов, наших Гладстонов.
  9. Образовательные цели; например, сохранение инструкций учителя, чтобы ученик мог обратиться к ним в любой момент; или учите уроки правописания.
  10. Совершенство или усовершенствование искусства телефона с помощью фонографа, что делает этот инструмент вспомогательным средством для передачи постоянных записей.

Он впервые попытался заняться написанием писем без стенографистки. Это не удалось, в основном потому, что это было большой угрозой для действующих игроков — стенографисток. Спустя годы (и несколько рекапитализаций) музыка станет делом фонографов. И это был бизнес, который просуществовал более 100 лет, прежде чем пришел в упадок.

Когда я размышляю о своей карьере, я вижу, что эта схема попыток понять — «Что это вообще такое?» — постоянно повторяется.В 1993 году я сотрудничал с Биллом Гейтсом (1995), когда он написал The Road Ahead . В книге описывалось то, что, по мнению Гейтса, будет иметь последствия революции персональных компьютеров, и предвиделось будущее, на которое сильно повлияло появление того, что впоследствии стало Интернетом. В то время мы называли это «глобальной информационной супермагистралью».

Я работал с Гейтсом над видением будущего телевидения. Это было за год до того, как запуск браузера Netscape (тогда Mosaic) принес Всемирную паутину в массы.В 1993 году мы знали, что в ближайшие годы появится широкополосная связь и новые каналы распространения в подключенных домах. Но мысль о том, что все это будет основано на открытом Интернете, полностью ускользнула от нас. Мы понимали, какая технология идет вниз по щуке. Но мы не могли предсказать, как он будет использоваться, или что он будет сильно отличаться от того, к чему мы привыкли, то есть к централизованным медиа-компаниям, доставляющим масс-медиа-контент сверху вниз. В 1993 году мы (и Эл Гор) представляли себе «информационную супермагистраль» — Гейтс и я полагали, что это будет средство доставки голливудского контента в дома людей, имеющих связи.

Мы понимали, что Интернет будет средством передачи контента в подключенные дома и обмена информацией. Но вот что мы упустили:

  • Все, созданное пользователем . Мысль о том, что аудитория, к которой мы относились как к простым потребителям, будет создавать собственный контент и очаровывать друг друга своими собственными идеями, фотографиями, видео, лентами и вкусовыми предпочтениями ( лайков ), была фантастической. Мы знали, что люди будут публиковать контент — это происходило на онлайн-досках объявлений и в других сервисах в течение многих лет.Но идея о том, что общественность будет такой важной частью уравнения СМИ, просто не имела смысла.
  • Аудитория как дистрибьютор, куратор, арбитр . Мы все смогли бы найти контент, потому что кто-то крупный вроде Microsoft опубликовал бы его. Идея о том, что то, что нравится аудитории или на что она обращает внимание, сама по себе является ключевым фактором распространения, также была непостижимой. Потребовалось изобретение Google и его алгоритма PageRank, чтобы стало ясно, что то, на что все обращают внимание, было одним из самых важных (и разрушительных) инструментов во всех медиа.В начале 2000-х годов рост социальных сетей, а затем и социальных сетей сделал эту идею центральной.
  • Длинный хвост . Оглядываясь назад, это кажется очевидным: в мире магазинов звукозаписи и видеопроката хранение физических товаров стоит денег. Эта экономика означала, что хранение хитов было более рентабельным, чем хранение менее популярного контента на полках. Но в сети, где весь мировой контент может храниться на серверах, экономическая ситуация меняется: непопулярный контент не дороже, чем блокбастер.В результате зрители разделятся и найдут в Интернете даже самый малоизвестный контент с большей легкостью, чем в Blockbuster или Borders. Эта идея была впервые выдвинута Клэем Ширки в 2003 году, а затем популяризирована Крисом Андерсоном из Wired в 2004 году. В том же году была основана компания Amazon, которая, возможно, является компанией, которая больше всего извлекла выгоду из этой тенденции. Это было одно из самых распространенных и разрушительных воздействий Интернета. Ибо «длинный хвост» не только сделал все доступным, но и, избавив традиционные каналы распространения от посредников, сосредоточил власть в руках современных гигантов новых медиа: Apple, Amazon, Google и Facebook.(И Microsoft все еще изо всех сил пытается быть значимым игроком на этой арене.)
  • Открытый Интернет . Мы упустили, что архитектура Интернета будет открытой, а власть будет распределенной. То, что любой узел мог быть сервером или каталогом, не соответствовало тому, как работала промышленность или медиа-бизнес, оба иерархические. Интернет был создан для военных и академических целей, и в нем была закодирована очень специфическая ценность открытости без центральной точки контроля. Эта открытость сыграла ключевую роль в быстром росте всех форм новых медиа.И разнообразие, и открытость определили медийную среду для последнего поколения. Это не было случайностью — это был акт преднамеренного замысла, а не технологический детерминизм. Боб Хан из DARPA и команда BBN, которая создала Интернет, имели в виду конкретный и радикальный дизайн. На самом деле, они сначала обратились к AT&T с просьбой помочь создать предшественника Интернета, и американский гигант связи отказался — они не хотели участвовать в создании огромной сети, которую они не могли контролировать. Они были правы: это не только было почти невозможно контролировать, но и пожирало телефонный бизнес.Но, как показывают сегодняшние битвы за сетевой нейтралитет, усилия по восстановлению контроля над Интернетом вполне реальны. В течение 50 лет холодная война была главной идеологической битвой между свободным миром и тоталитарным миром. Сегодня это битва за открытость в Интернете. Вопросы — политические и экономические по своей сути — продолжают лежать в основе характера СМИ в Интернете.

Интернет дает телевидению второй акт

Новые средства массовой информации всегда меняют средства массовой информации, которые были до них, хотя часто неожиданным образом.Когда зародилось телевидение, эксперты предсказывали, что это станет смертью книги. (Это не было.) Смерть телевидения была широко предсказанным результатом интернет-распространения, длинного хвоста, новых создателей контента и пользовательских медиа. Это вызывало страх в Голливуде и определенный восторг, даже злорадство в Силиконовой долине. На конференциях технические руководители с большим удовольствием насмехались над старыми средствами массовой информации с их новыми формами и напоминали истеблишменту, что «это только вопрос времени.«Новые медиа разрушат аудиторию, а социальные сети привлекут внимание публики. Интернет должен был развязать эпидемию синдрома дефицита внимания, массово уводя зрителей от традиционных телевизионных программ. Тем не менее, телевидение работает лучше, чем когда-либо. Что случилось?

Как оказалось, самая обсуждаемая тема в социальных сетях — телевидение. Треть пользователей Твиттера в США публикуют сообщения о телевидении (Bauder, 2012), и более 10% всех твитов напрямую связаны с телевизионными программами (Thornton, 2013).Новые формы контента (равно как и новые методы распространения) повысили, а не уменьшили превосходство отличного программирования. Конкурирующие платформы от Google, Apple, Amazon, Netflix и других означают усиление конкуренции как для сетевых, так и для сетей кабельного телевидения, а также большую власть для создателей программ, за содержание которых борются все новые дистрибьюторы.

Несмотря на объем контента, доступного через онлайн-платформы (каждую минуту на YouTube загружается 100 минут видео), люди по-прежнему проводят большую часть своего времени за просмотром телевизора, а телевизионные программы по-прежнему охватывают подавляющее большинство населения развитых стран.В Соединенных Штатах люди смотрят телевизор в среднем 4 часа 39 минут каждый день (Selter, 2012). В Соединенном Королевстве почти 54,2 миллиона человек (или около 95 процентов населения старше четырех лет) смотрят телевизор каждую неделю (Deloitte, 2012). Таким образом, представляется, что «кончина телевидения» далека от неизбежности (Khurana 2012).

На самом деле, телевидение лучше, чем когда-либо. Даже пять лет назад мало кто предсказывал, что мы окажемся в середине нового золотого века телевидения.На наше внимание претендует больше контента, чем когда-либо прежде, и тем не менее появилось несколько насыщенных, сложных и получивших признание критиков сериалов. Такие шоу, как Герои , Безумцы , Во все тяжкие , Игра престолов и Родина , являются свидетельством успеха, с которым телевидение адаптировалось к новым и сложным условиям.

Сети

теперь разрабатывают нишевые шоу для небольшой аудитории и преуспевают в распространении и перераспределении через новые платформы.Hulu, Netflix, YouTube и HBO GO стали пионерами новых форм просмотра и послужили катализатором инновационных деловых сделок. Практика запойного просмотра , когда мы смотрим целый сезон (или более) программы за короткий промежуток времени, является продуктом потоковых сайтов и социальных сетей по запросу. Раньше зрителям приходилось смотреть телевизионные эпизоды по мере их выхода в эфир или ждать синдикации. Сезоны DVD в коробках были еще одним способом, с помощью которого зрители могли смотреть много эпизодов одновременно, но это часто означало ожидание, пока сети не выпустят сезоны с интервалом во времени.Теперь сети сразу выкладывают целые сезоны на такие платформы, как Netflix. Имея достаточно свободного времени, теперь можно переварить всю серию в чрезвычайно сжатые сроки.

Это изменило не только наши привычки просмотра, но и характер телевизионного контента. Сценаристы теперь могут разрабатывать более глубокие и сложные сюжетные линии, чем когда-либо прежде. Там, где когда-то длинные, сложные и запутанные сюжетные линии были прерогативой видеоигр, мы с некоторой регулярностью наблюдаем этот тип повествования в драматических сериалах.Кроме того, телешоу теперь строятся по-другому. По мере того, как аудитория все больше осознает медиа и создателей медиа, мы обнаруживаем, что программирование гораздо более самореференциально. Шутки в таких шоу, как The Simpsons , Family Guy , 30 Rock и The Daily Show , часто являются шутками в адрес СМИ.

Потребление телевидения через потоковые сайты по запросу — не единственное существенное изменение в том, как мы потребляем телевизионный контент.Произошел огромный сдвиг в том, как мы взаимодействуем с телевизионными программами и как мы взаимодействуем друг с другом вокруг телевидения.

В первые десятилетия существования телевидения просмотр телепередач был запланированным мероприятием, которое собирало группы людей как в частных домах, так и в общественных местах. Стимулом для таких собраний служили программы, а просмотр телепередач был основным занятием тех, кто сидел в гостиных или стоял перед телевизорами в универмагах или барах.Телевидение продолжало служить средством массовой информации на протяжении 1960-х и 1970-х годов, но технологические инновации в конечном итоге изменили поведение зрителей. Пульт дистанционного управления, видеопленка, цифровой видеорегистратор и мобильные устройства привели к тому, что люди потребляют телевизионный контент в больших количествах, но все чаще они делают это изолированно. Телевизионные программы, которые когда-то были долгожданным общественным событием, теперь стали вездесущим фактором окружающей среды.

По мере того, как телевидение перешло от средства коллективных встреч к индивидуальной деятельности, инициируемой по запросу, общественный аспект телевидения переместился в Интернет.Мы воссоздали социальную функцию телевидения, которая когда-то была ограничена гостиной, онлайн — разговор о телевидении расширился до глобального уровня на сайтах социальных сетей.

Резкий рост потребления мультиэкранов, возможно, является одним из самых значительных изменений в современном потреблении медиа и вызывает как волнение, так и беспокойство как у руководителей телевизионных сетей, так и у руководителей технологических компаний. На эту форму многозадачности медиа, при которой зритель одновременно взаимодействует с двумя или более экранированными устройствами, теперь приходится 41 процент времени, проведенного перед телевизионными экранами (Моисей, 2012).Более 60% пользователей планшетов (Johnson, 2012 г.) и почти 90% пользователей смартфонов (Nielsen, 2012 г.) сообщают, что смотрят телевизор во время использования своих устройств.

В настоящее время телезрители с большей вероятностью взаимодействуют с контентом о телевизионных программах (например, с твитами или обновлениями статуса в Facebook) на дополнительных устройствах, чем с дополнительными программами (например, с одновременными спортивными трансляциями) на втором экране. Ясно то, что даже если мы смотрим телевизор изолированно, мы не смотрим в одиночестве.

Даже когда мы одни, мы часто смотрим телевизор с друзьями. Около 60 процентов зрителей смотрят телевизор, одновременно пользуясь социальными сетями. Из этой группы 40% обсуждают в социальных сетях то, что они сейчас смотрят по телевизору (Ericsson, 2012). Более половины подростков в возрасте от 16 до 24 лет регулярно используют дополнительные устройства для общения с другими через обмен сообщениями, электронную почту, Facebook или Twitter о программах, которые они смотрят по телевидению (Ericsson, 2012).

Со всем этим онлайн-общением, конечно, приходят и данные.Твиттер может с высокой точностью отслеживать, что заставляет зрителей публиковать сообщения о той или иной программе. Во время церемонии вручения наград MTV Video Music Awards 2011 выступление Jay-Z и Канье Уэста собирало около 70 000 твитов в минуту (Twitter, 2013). Позже в программе начало выступления Бейонсе генерировало более 90 000 твитов в минуту. Прежде чем покинуть сцену, суперзвезда сообщила о своей беременности, расстегнув костюм. Число твитов выросло до 8868 в секунду, побив рекорды, установленные в социальной сети вскоре после таких значительных событий, как отставка Стива Джобса и смерть Усамы бен Ладена (Hernandez 2011).

Очевидно, что телевизионные программы стимулируют взаимодействие в социальных сетях. Но заставляют ли твиты потребителей настраиваться на определенную программу? В отчете Nielsen (2013) предполагается, что существует двусторонняя причинно-следственная связь между настройкой на программу вещания и разговором в Твиттере об этой конкретной программе. Почти в половине из 221 эпизода в прайм-тайм, проанализированного в ходе исследования, более высокий уровень твитов соответствовал увеличению количества зрителей, настраивающихся на программу. Отчет также показал, что количество твитов, отправленных о конкретной программе, вызвало значительные изменения в рейтингах почти 30 процентов эпизодов.

Разговор о телевизионных программах на втором экране не ограничивается Твиттером. Trendrr (2013), платформа анализа данных социальных сетей, зафиксировала в пять раз больше активности на втором экране Facebook в течение одной недели в мае 2013 года, чем во всех других социальных сетях вместе взятых. Facebook недавно выпустил инструменты, которые позволят партнерским сетям, включая CNN и NBC, лучше понимать разговоры на втором экране, происходящие в социальной сети (Gross 2013). Используя эти инструменты, теперь можно разбить количество постов в Facebook, в которых упоминается определенный термин в течение заданного периода времени.

Эти данные в режиме реального времени — о том, кто смотрит телевизор, откуда они его смотрят и что о нем говорят — представляют интерес не только для телевизионных руководителей и рекламодателей, но и для аудитории. Есть несколько факторов поведения при просмотре социальных сетей, в том числе нежелание смотреть в одиночку и желание общаться с другими (Ericsson, 2012). Помимо общения с аудиторией в целом, зрители двухэкранных телевизоров сообщают, что используют социальные сети для поиска дополнительной информации о программе, которую они смотрят, и для подтверждения своего мнения относительно общедоступной выборки.

В своей жизни я был свидетелем того, что просмотр телевизора в одиночестве становился неприемлемым. Чтобы сделать мой опыт просмотра терпимым, мне нужно было полагаться на остальную часть зрительской аудитории. Такие моменты навсегда изменили мое отношение к телевидению.

В январе 2009 года я вместе с 37,8 миллионами других американцев смотрел по телевидению инаугурацию президента Барака Обамы. Когда главный судья Джон Робертс приводил к присяге, он отклонился от формулировки, указанной в Конституции Соединенных Штатов.Я понял, что что-то пошло не так — президент и главный судья нарушили присягу? Как это могло быть? Что случилось? Я сразу же обратился к Твиттеру и увидел, что у всех остальных была такая же мгновенная реакция. Аудитория предоставила контекст. Я знал, что происходит.

Твиттер также был мне полезен во время Суперкубка XLV, когда Black Eyed Peas выступали в перерыве между таймами. Поп-звезды сошли со стропил стадиона «Ковбойз» и начали исполнение своего хита «I Gotta Feeling».Это звучало ужасно. Я с тревогой повернулся к подруге: «Что-то не так с телевизором. Мои динамики, должно быть, взорвались! Не может быть, чтобы выступление во время самого популярного телевизионного события всех времен звучало так ужасно». Безрезультатно повозившись со своей звуковой системой, я подумал: «Может быть, это не я. Может быть? Они действительно так плохо звучат?» Быстрая проверка Twitter развеяла мои опасения по поводу технических проблем — да, Black Eyed Peas звучала ужасно. Моя звуковая система была в порядке.

По мере того, как уровень комфорта и зависимости от многоэкранного медиапотребления среди аудитории растет, производители контента разрабатывают богатые возможности второго экрана для аудитории, которые улучшают впечатления от просмотра.

Например, канал Lifetime запустил масштабную рекламу на втором экране для 12-го сезона конкурса реалити-шоу Project Runway (Kondolojy 2013). Посещая playrunway.com во время прямых трансляций шоу, фанаты могли голосовать в опросах общественного мнения и мгновенно видеть результаты, отображаемые на экранах телевизоров.Помимо интерактивного голосования, фанаты могли получить доступ к коротким видео, блогам и фотогалереям через мобильные, планшетные и настольные устройства.

Есть признаки того, что потребление второго экрана выйдет за пределы гостиной и охватит такие места, как кинотеатры и спортивные стадионы. В связи с переизданием классического фильма 1989 года «Русалочка » компания Disney создала приложение для iPad под названием «Второй экран в прямом эфире», которое позволит кинозрителям играть в игры, соревноваться с другими зрителями и подпевать музыке из фильма. их места в театре (Stedman 2013).В 2014 году Высшая лига бейсбола запустит приложение для носимых устройств Google Glass, которое будет отображать статистику в реальном времени для болельщиков на бейсбольных стадионах (Thornburgh 2013).

Музыка: переработанная, перераспределенная и заново испытанная благодаря Интернету

Интернет также полностью изменил способы распространения и прослушивания музыки. Менее чем за десятилетие физические носители (LP и CD) уступили место MP3. Менее чем через десять лет после этого облачные музыкальные сервисы и обмен в социальных сетях стали нормой.Эти сдвиги произошли, несмотря на то, что музыкальная индустрия делала все возможное, чтобы противостоять цифровой революции — до тех пор, пока она уже не произошла! MP3, доступный для скачивания, появился в Интернете в начале середины 1990-х годов, и музыкальная индустрия в значительной степени не смогла осознать его потенциал. К началу 2000-х Американская ассоциация звукозаписывающих компаний подала громкие иски против одноранговых сервисов обмена файлами, таких как Napster и Limewire (а также против частных лиц, уличенных в скачивании музыки через их сети).Общий доход от продажи музыки в США резко упал с 14,6 млрд долларов в 1999 году до 6,3 млрд долларов всего за десять лет (Goldman 2010).

Правда была неизбежна: его нежелание внедрять новые платформы распространения сильно подорвало итоговую прибыль музыкальной индустрии. Телевидение (наблюдая за музыкальным крахом) гораздо лучше приспособилось к реалиям контент-бизнеса в эпоху цифровых технологий. Но звукозаписывающая индустрия была вынуждена догонять свою аудиторию, которая уже получала большую часть своей музыки онлайн (легально или нет).Только в последние годы крупные лейблы соглашались на распространение облачных потоковых сервисов, включая Spotify, Rdio, iHeartRadio и MOG. В прошлом году в музыкальной индустрии наблюдался небольшой рост доходов, что может быть связано как с продажами цифровой музыки, так и с роялти за стриминг (Faughnder 2013).

По иронии судьбы то, что музыкальная индустрия так упорно боролась за предотвращение (бесплатная музыка и обмен) в первые дни Интернета, именно то, к чему они пришли сегодня. Сейчас в Интернете доступно больше музыки, чем когда-либо прежде, и большая часть ее доступна бесплатно.

Приложения, такие как Spotify и Pandora, предоставляют пользователям доступ к обширным каталогам записанной музыки, а такие сайты, как SoundCloud и YouTube, позволили новому поколению исполнителей легко распространять свою музыку. Многие музыкальные сервисы также имеют социальный слой. Их сайты и приложения предназначены для того, чтобы пользователи могли делиться своими любимыми песнями, альбомами и исполнителями друг с другом. Spotify, SoundCloud и YouTube (среди прочих) позволяют обмениваться плейлистами.

Быстрое развитие музыкальных онлайн-платформ привело к фундаментальным изменениям в том, как мы взаимодействуем с музыкой.Процесс открытия и усвоения музыки стал почти беспроблемным процессом. Возможность рассказать Pandora о том, что вам нравится, и вызвать персонализированную радиостанцию, адаптированную к вашим вкусам, не только удобнее, чем то, что было до этого, но и является качественно другим средством. Прошли те времена, когда для того, чтобы узнать о новом исполнителе, нужно было листать страницы журнала (не говоря уже о стопках альбомов в музыкальных магазинах).

В детстве у меня не было большой коллекции популярной музыки, что несколько травмировало меня, когда дело доходило до вечеринки или приглашения друзей.У крутых ребят были коллекции; остальные нет. Говорить друзьям, чтобы они приносили все свои пластинки на ночь, не имело особого смысла, когда они росли в Нью-Йорке, где им приходилось тащить их с собой в такси или общественном автобусе. Перенесемся в 2011 год. Я устраивал коктейльную вечеринку у себя дома в Сан-Франциско, которая стала экспериментом по наблюдению за влиянием различных видов музыкальных интернет-сервисов. На кухне я проигрывал музыку через iPod, в котором были песни и альбомы, которые я покупал годами.(И моя коллекция по-прежнему была не так хороша, как у моих крутых друзей.) В гостиной я слушал музыку через приложение Pandora на своем iPhone. Гости выбирали станции, пропускали песни или добавляли разнообразие по ходу вечера. Наверху я запустил Spotify со своего ноутбука. Я следил, как это позволяет сервис, за двумя друзьями, чей вкус мне очень нравился, — за ди-джеем из Нью-Йорка и молодой женщиной из Сан-Франциско, которая часто размещала в Facebook свои фотографии с музыкальных фестивалей. Проиграв несколько их плейлистов, я создал идеальный саундтрек для вечеринки.Я произвел впечатление в высшей степени модного ведущего, и мне не нужно было самому курировать музыку. В конце концов, все потянулись наверх, чтобы танцевать под мой саундтрек к Spotify.

iPod, Pandora и Spotify позволили мне доставлять музыку моим гостям в цифровом виде. Однако каждое устройство доставки принципиально отличается. Добавление музыки на iPod — далеко не простой процесс. Я покупал песни для своего iPod в течение нескольких лет, и чтобы открыть для себя эту музыку, я зависел от сарафанного радио друзей или когда-то элементарных рекомендаций магазина iTunes.До появления iCloud в 2011 году пользователям приходилось загружать песни из своей библиотеки iTunes на iPod или iPhone, что требовало времени (и, в зависимости от размера пользовательской библиотеки, требовало учета ограничений по объему памяти).

С Pandora появился доступ к огромному количеству музыки. Интернет-радиостанция может похвастаться каталогом из более чем 800 000 треков от 80 000 исполнителей. И это обучающая система, которая со временем узнает о вкусах пользователей. Проект Music Genome лежит в основе технологии Pandora.То, что когда-то было исследовательским проектом аспирантов, превратилось в попытку «уловить суть музыки на фундаментальном уровне». Используя почти 400 атрибутов для описания и кодирования песен, а также сложный математический алгоритм для их организации, Pandora стремилась создавать станции, которые могли бы реагировать на вкус слушателя и другие индикаторы (такие как «палец вниз», который предотвратил бы прослушивание песни). воспроизводиться на определенной станции снова).

В каталоге Spotify почти 20 миллионов песен.В то время как размер каталога сервиса является одной из его сильных сторон, так же как и его социальные функции. Сервис, запущенный в США в 2011 году после длительных переговоров с крупными звукозаписывающими компаниями, позволял пользователям публиковать информацию о прослушивании музыки в Facebook и Twitter. Настольный проигрыватель позволял пользователям подписываться друг на друга и создавать общедоступные плейлисты, на которые могли подписаться другие. Кроме того, пользователи могли отправлять сообщения друг другу в плейлистах. Обмен плейлистами Spotify между подключенными пользователями имитировал обмен кассетами с микстейпами в конце восьмидесятых и начале девяностых.

Все это примеры того, как то, что создает аудитория, становится растущей частью творческого процесса.

В период расцвета альбома точное перетекание одной песни в другую и общий эффект были высшим выражением общего художественного замысла и контроля. Это были не только песни — альбом представлял собой 144 квадратных дюйма обложки и часто множество внутренних страниц со вкладышами, на которых можно было построить сильный опыт, отношения и историю для ваших поклонников. Это был большой прогресс по сравнению с 45-м, который давал гораздо меньше возможностей для отношений с группой.С появлением MP3 все это было отменено. Поскольку мы покупали только интересующие нас песни, артист не только зарабатывал меньше денег, но и терял контроль над тем, что мы слушаем и в каком порядке. Это не имело большого значения, потому что мы были заняты составлением плейлистов и микстейпов, где мы (зрители) отвечали за прослушивание.

Интернет дал нам множество инструментов, которые позволяют персонализировать прослушивание. Более того, прослушивание музыки все больше становится личным занятием, которым занимаются в изоляции.Простота, с которой музыку можно потреблять в Интернете, превратила музыку из иммерсивного медиа в более эмбиентное медиа, которое легко воспринимается как должное.

Интересно, что рост личного потребления музыки (через MP3 и облачные сервисы) совпал с резким подъемом фестивальной культуры. Сейчас больше, чем когда-либо, зрители стремятся быть вместе — будь то в Индио, штат Калифорния, на фестивале Coachella; Блэк-Рок-Сити, Невада, для Burning Man; Чикаго, Иллинойс для Lollapalooza; или Майами, штат Флорида, на Ultra Music Festival — чтобы испытать музыку как коллективная группа.

В то время, когда мы все вместе слушаем миллиарды часов потоковой музыки каждый месяц, ничто так не принуждает нас, как возможность собраться вместе на открытом воздухе, часто вне зоны действия мобильного телефона, чтобы насладиться выступлениями нашего любимого артиста. Составы фестивалей состоят как из независимых артистов, так и из суперзвезд. Интересно, что состав мало чем отличается от длинного плейлиста в iTunes. Невозможно попасть на каждое выступление South by Southwest или Electric Daisy Carnival, но приятно знать, что многие из ваших любимых артистов собраны в одном месте.

Это также оправдало себя с экономической точки зрения. В то время, когда продажа записанной музыки становится все более сложной задачей, бизнес живой музыки переживает ренессанс. В 2013 году билеты на оба фестиваля Coachella продолжительностью в выходные были распроданы менее чем за 20 минут, а выручка составила 47,3 миллиона долларов (Shoup, 2013). Рост числа фестивалей (теперь по одному в каждом штате США) является ответом на то, что Интернет сделал акт потребления записанной музыки более эмбиентным и банальным, чем когда-либо прежде, одновременно создав потребность в большем социальном и иммерсивном опыте.

В основе посещения музыкального фестиваля или прослушивания Белый альбом с группой друзей лежит необходимость коллективного прослушивания музыки. Это осознание того, что помимо самой песни, возможно, самым вдохновляющим и волнующим элементом музыки является не только сама музыка, но и наше коллективное человеческое восприятие ее.

Сегодня, когда аудитория беспокойно создает свои собственные медиа, она также быстро понимает, что с новыми медиа приходят новые правила и новые исключения.СМИ наделяют ранее пассивную аудиторию властью, а вместе с ней и новыми обязанностями.

Это стало поразительно очевидным после взрывов на Бостонском марафоне 15 апреля 2013 года. В пять часов вечера 18 апреля ФБР опубликовало фото одного из подозреваемых и попросило общественность помочь в его опознании. Несколько часов спустя на сайте социальных новостей Reddit была размещена страница Facebook Сунила Трипати, студента, который был похож на подозреваемого и был объявлен пропавшим без вести.Пошли слухи, что это бомбардировщик. Через несколько часов эта история была распространена новостным интернет-сайтом BuzzFeed и опубликована в Твиттере среди его 100 000 подписчиков. Только Трипати не имел никакого отношения к преступлению. Его встревоженная семья создала страницу в Facebook, чтобы помочь найти пропавшего сына. В течение следующих нескольких часов семья Трипати получила сотни угроз убийством и антиисламских сообщений, пока страница в Facebook не была закрыта.

Аудитория создавала средства массовой информации и спонтанно превращала слухи в то, что казалось фактами, но таковыми не являлось, и с такой скоростью, что в тот день факты выбивались из цикла новостей на несколько часов (Kang 2013).

Четыре дня спустя редактор Reddit опубликовал в блоге фундаментальный самоанализ краудсорсинговых расследований и отражение силы новых медиа:

Этот кризис напомнил всем нам о хрупкости жизни людей и важности наших сообществ, как онлайн, так и офлайн. Эти сообщества и жизни теперь взаимосвязаны беспрецедентным образом. Особенно когда ставки высоки, мы должны стремиться проявить здравый смысл и солидарность. Одной из самых сильных сторон децентрализованных самоорганизующихся групп является способность быстро учитывать обратную связь и адаптироваться.Reddit родился в районе Бостона (точнее, в Медфорде, Массачусетс). Мы надеемся, что после этой недели, которая показала лучшие и худшие стороны потенциала Reddit, Бостон также станет местом, где Reddit научится быть чувствительным к собственной силе.

(Эрик [Хьюиприст] 2013)

Теперь мы можем окружать себя новостями, которые соответствуют нашим взглядам. Мы собираем друзей, чьи вкусы и мнения являются нашими собственными вкусами и мнениями. По иронии судьбы разнообразие Интернета может сделать нас менее разнообразными. Наши новые медиа захватывают, соблазняют и вызывают привыкание.Нам достаточно обратиться к сегодняшним заголовкам, чтобы увидеть, как это происходит.

8 октября 2013 г. вооруженный преступник вошел в переполненный пригородный поезд Сан-Франциско и вытащил пистолет 45-го калибра. Он поднял свое оружие, опустил его, чтобы вытереть нос, а затем прицелился в пассажиров.

Никто из пассажиров этого не заметил, потому что они были заняты чем-то гораздо более интересным, чем настоящая реальность. Они были поглощены своими смартфонами и сетью за их пределами. Это были одни из самых связанных пассажиров за всю историю.По другую сторону своих маленьких экранов пассажиры имели доступ к большей части мировых СМИ и многим людям планеты. Они не были особенно связаны с моментом или друг с другом. Они были где-то еще.

Только когда стрелок открыл огонь, кто-то поднял глаза. К тому времени 20-летний Джастин Вальдес был смертельно ранен. Единственным свидетелем этого события, происходившего в общественном поезде, на глазах у десятков людей, была камера слежения, которая запечатлела сцену прерванного связанного блаженства.Газета San Francisco Chronicle сообщила о ошеломленной реакции окружного прокурора:

«Это не были скрытые движения — оружие очень четкое», — сказал окружной прокурор Джордж Гаскон. «Эти люди находятся в очень непосредственной близости от него, и никто этого не видит. Они просто так поглощены, пишут сообщения, читают и все такое. Они совершенно не обращают внимания на то, что их окружает».

(Хо 2013)

Гаскон сказал, что то, что произошло с вагоном легкорельсового транспорта, говорит о более серьезной дилемме цифровой эпохи.По мере того, как светящиеся экраны доминируют в общественной сфере, кажется, что люди все больше и больше склонны увлекаться, находятся ли они в машине, поезде или прогуливаются по перекрестку.

В 1968 году Маршалл Маклюэн наблюдал, как совершенно новые медиа воздействуют на нас. В книге «Война и мир в глобальной деревне » он писал: «Каждая новая технологическая инновация — это буквальное отсечение нас самих, чтобы ее можно было усилить и использовать для социальной власти и действия». (73)

Мы полностью подошли к постоянно работающему гиперсвязанному миру.Сеть, которая соединяет нас вместе, но может отсоединить нас от нашей нынешней реальности. Интернет, который дает нам возможность создавать, делать ремиксы и выражать себя, как никогда раньше. Тот, который возложил на нас ответственность и последствия, которые мы только начинаем понимать. Самые мощные инструменты в истории медиа не являются прерогативой богов или магнатов, а доступны практически всему человечеству. Средства массовой информации стали двусторонним контактным видом спорта, в который все мы играем. А поскольку средства массовой информации — это нас , мы разделяем жизненно важные интересы и ответственность за мир, который мы создаем с помощью этого нашего необычного Интернета.

Обращение к социальным и культурным нормам, лежащим в основе неприятия насилия: краткое содержание семинара | Обращение к социальным и культурным нормам, лежащим в основе принятия насилия: материалы семинара — вкратце

может быть сделано для содействия предотвращению насилия. Она сказала, что отсутствие полной истории создает синергию дезинформации, создавая искаженные взгляды на преступность и расу, и ограничивает возможность реального разговора о том, что происходит.Дорфман определил, как средства массовой информации устанавливают повестку дня, которая определяет, как зрители понимают насилие. Это понимание, в свою очередь, достигает лиц, принимающих решения, ответственных за принятие решения о том, что будет (или не будет) сделано по данному вопросу. Она сказала, что, несмотря на многие сильные стороны новостных сообщений, в новостях преобладают взгляды на уголовное правосудие, а профилактика практически отсутствует. Она сказала, что необходимо переосмыслить новости, выйдя за рамки отдельных личностей и обратив внимание на общественные ценности, чтобы зрители могли понять, почему предотвращение насилия имеет значение, и найти решение, а также использовать средства связи для поддержки действий.Она подчеркнула, что более полное освещение в новостях будет информировать лиц, принимающих решения, и общественность о профилактике, ее значении и важности.

Примеры инновационных подходов в усилиях по вмешательству

Маллика Датт рассказала о Breakthrough, организации, которая использует инновационные стратегии предотвращения для устранения основных причин насилия посредством изменения культуры. Она описала программу Bell Bajao («Позвони в звонок»), кампанию, в рамках которой мужчины борются с насилием в семье посредством вмешательства соседей или сверстников, «звоня в колокольчик» домохозяйству, где имеет место насилие в семье или ИПВ.Показав короткое видео, Датт сказал, что сегодня люди живут в культуре, где угроза насилия является неотъемлемой частью того, как поддерживаются определенные нормы. Она сказала, что Bell Bajao берет идею личного пространства (дома) и разрушает культурные проявления насилия, «звоня в колокольчик», чтобы сделать дом общественным местом вмешательства. Она рассказала, как Bell Bajao использует медиаискусство и технологии, чтобы вести как локальные, так и масштабные беседы.

Обсуждение

Вслед за панелью многие участники задавали вопросы об использовании развлечений в образовательных целях, включая доказательную базу, лежащую в основе их использования, и их экономическую эффективность.Суд сказал, что данные свидетельствуют о том, что образовательные развлечения — это работающая форма общения; например, мыльные оперы иллюстрируют положительные социальные нормы и являются экономически эффективным вмешательством в здравоохранение.

Бриджит Маккоу из Kaiser Permanente рассказала о кампании «Нет больше», которая направлена ​​как на предотвращение домашнего насилия, так и на предотвращение сексуальных посягательств, объединяя активистов, школы, поставщиков услуг, организации, пострадавших и членов сообщества. Артуро Сервантес из Университета Анауак в Мексике сказал, что важно использовать экологическую основу, опираться на фактические данные и использовать комплексный многосекторальный подход, учитывая необходимость социальной мобилизации для устранения основных причин и социальных детерминант нынешнего глобального пандемия насилия.

РОЛЬ РЕЛИГИИ В ВОЗДЕЙСТВИИ НА СОЦИАЛЬНЫЕ И КУЛЬТУРНЫЕ НОРМЫ

Обзор пересечения религии и социальных норм и того, как эти нормы влияют на гендерное равенство

Полин Мухина, участница проекта «Будущие африканские лидеры» и теолог, определила религию как организованную совокупность верований, культурных систем и мировоззрений, относящихся к человечеству и порядку существования. Размышляя об исследованиях, основанных на африканских культурах, она сказала, что религия формирует культуру, социальную, политическую и экономическую жизнь и является мощной силой, влияющей на социальные нормы.Мучина сказал, что социальные нормы и религиозные моральные ценности и убеждения переплетаются и что, когда социальные нормы и религиозные традиции и обычаи объединяются, они существенно влияют на то, как мужчины и женщины взаимодействуют в обществе, дома и учреждениях. В качестве примера она объяснила, что из-за культурных и религиозных гендерных норм африканские женщины и девочки не имеют социальной и экономической власти, чтобы контролировать свое тело. Она сказала, что все религии сегодня поддерживают социальное доминирование мужчин в социальных структурах, а религиозные тексты поощряют исключение женщин из руководящей роли в семье, церкви и обществе, влияя на то, как люди ведут себя по отношению друг к другу и как с женщинами обращаются в своих домах. в обществе и на работе.Мухина подчеркнул необходимость продвижения теологии для изменения религиозных институтов таким образом, чтобы положить конец их негативному влиянию на женщин и девочек. Она отметила, что религиозные лидеры имеют платформу для решения двух важнейших задач: обучения мужчин и мальчиков продвижению гендерного равенства и прекращения гендерного насилия.

Религия в контексте сексуальной идентичности и политики идентичности

Капья Джон Каома, пастор, правозащитник и приглашенный исследователь Бостонского университета, рассказал о глобальном влиянии религии и значении религии в жизни человека.Он сказал, что, хотя религиозные убеждения в разных странах мира различаются, существует общее пренебрежение и дискриминация в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров

.

Социальные нормы становятся слабее

Исследование показывает, что социальные нормы в Соединенных Штатах стали слабее за последние 200 лет. Меняющаяся сила норм связана с колебаниями социальных уровней инноваций и рискованного поведения.

Соединенные Штаты уже не те, что раньше.Правила поведения в американском обществе сегодня выглядят совершенно иначе, чем в конце восемнадцатого века при зарождении страны. Во многих отношениях Соединенные Штаты являются гораздо более открытым, терпимым и свободным обществом, чем более 200 лет назад, предоставляя гораздо более широкие возможности для самовыражения, сексуального поведения и занятий. Однако предыдущие наблюдения об изменении норм были в значительной степени анекдотичными. Теперь исследование Джексона и его коллег 1 , опубликованное в Nature Human Behavior , предоставляет эмпирические доказательства того, что сила социальных норм США на самом деле ослабла с течением времени.

Martin Barraud/OJO Images/Getty

Чтобы измерить силу норм с течением времени, Джексон и его коллеги сначала разработали лингвистическую меру, используя методы, заимствованные из информатики, для создания списков слов, связанных с выражением более жестких социальных норм ( такие как «сдерживание», «предотвращение», «принуждение») или более мягкие нормы (такие как «разрешение», «открытость», «разнообразие»). Применяя эти индексы к базе данных Google Ngram, авторы показывают, что частота слов, отражающих жесткие социальные нормы в американских книгах, снизилась за период в 200 лет, в то время как частота слов, отражающих менее жесткие нормы, увеличилась.Эти изменения в языке коррелируют со сдвигами в других индикаторах ослабления норм, таких как снижение религиозности и тенденции в законодательстве Конгресса и делах, рассматриваемых Верховным судом, что позволяет предположить, что этот лингвистический индикатор фиксирует значимые изменения в силе норм с течением времени.

Установив, что нормы со временем ослабевают, Джексон и его коллеги затем задаются вопросом, существует ли связь между силой нормы и рядом изменений на уровне общества за последние пять-шесть десятилетий.Из своего основного анализа, который контролирует монотонные эффекты времени, авторы сообщают, что в годы, когда нормы были слабее, больше людей выбирали относительно необычные имена для своих детей, и было произведено больше патентов, заявок на товарные знаки и художественных фильмов — то, что авторы называют индикаторы «творчества» на социальном уровне. Однако в такие годы также были более высокие показатели подростковой беременности и домашних долгов, и меньше подростков посещало среднюю школу — то, что авторы называют индикаторами «социального порядка», а другие считают маркерами медленной стратегии жизненного цикла 2 .Многие из этих отношений, как правило, были наиболее сильными с отставанием в несколько лет, что позволяет предположить, что изменения в силе нормы предшествуют этим другим культурным изменениям. Авторы учитывали влияние других переменных, которые были связаны с этими исходами, таких как распространенность инфекционных заболеваний или валовой внутренний продукт, а также влияние линейных временных тенденций в данных, предполагая, что эти взаимосвязи являются надежными и не отражают ложные корреляции.

Наконец, Джексон и его коллеги находят некоторые доказательства того, что сила социальных норм опосредует ранее наблюдаемую связь между уровнями инфекционных заболеваний и уровнями соответствия во времени.Это говорит о том, что изменение силы нормы может быть одним из механизмов, с помощью которого экологические угрозы приводят к культурным сдвигам. В более широком смысле это открытие намекает на то, что может существовать множество путей, как прямых, так и косвенных, по которым изменения в экологии ведут к изменениям в культуре, и эта идея будет иметь широкое значение для будущих исследований и теории культурных изменений.

Один из вопросов, нерешенных в ходе этого исследования, заключается в том, что заставляет культуры со временем становиться более рыхлыми или более плотными. Предыдущая кросс-культурная работа по силе социальных норм предполагает, что различные экологические угрозы (например, инфекционные заболевания, войны, стихийные бедствия) связаны с более сильными социальными нормами 3 .В какой степени уровни этих угроз — или других переменных — связаны с изменениями жесткости или рыхлости, остается открытым вопросом. Еще один открытый вопрос — насколько ослабли социальные нормы в других обществах за последние десятилетия или столетия. Во многих странах это, вероятно, имеет место, хотя сила нормы в других обществах могла следовать более цикличному пути или, возможно, в целом увеличилась за этот период времени. Повторение этого исследования в широком наборе других обществ может обеспечить еще более сильную проверку ключевых гипотез Джексона и его коллег об изменениях в социальных нормах, а также может дать более глубокое понимание механизмов и модераторов этих эффектов.

Это исследование дополняет небольшой, но растущий массив исследований с использованием реальных данных и анализа временных рядов для оценки моделей культурных изменений и эмпирической проверки теорий о причинах или последствиях этих сдвигов и колебаний 4 . Предыдущие психологические исследования культурных изменений в основном были сосредоточены на изменениях ценностей, взглядов или когнитивных способностей. Команда Джексона проверяет, меняется ли со временем общая сила социальных норм в обществе, и показывает, что такие изменения могут иметь важные последствия для широкого спектра социальных результатов, таких как подростковая беременность, задолженность по дому и уровень образования.Эта работа должна заинтересовать не только ученых-бихевиористов и социологов, но и политиков. Если мы сможем понять, что вызвало изменения в уровне инноваций, рискованного заимствования или рискованного сексуального поведения в прошлом, мы также потенциально сможем предсказать и, возможно, повлиять на эти тенденции в будущем.

Ссылки

  1. 1.

    Jackson, J.C., Gelfand, M., De, S. & Fox, A. Nat. Гум. Поведение . https://doi.org/10.1038/s41562-018-0516-z (2019 г.).

  2. 2.

    Griskevicius, V., Delton, A.W., Robertson, T.E. & Tybur, J.M. J. Pers. соц. Психол. 100 , 241–255 (2011).

    Артикул Google Scholar

  3. 3.

    Gelfand, M.J. et al. Наука 332 , 1100–1104 (2011).

    КАС Статья Google Scholar

  4. 4.

    Varnum, M.E.W. & Grossmann, I. Перспектива. Психол. науч. 12 , 956–972 (2017).

    Артикул Google Scholar

Скачать ссылки

Авторская информация

Аффилированные принадлежности

9077
  • Департамент психологии, штата Аризона, штатный университет, TEMPE, AZ, США

    Michael E. W. VARNUM

  • Автор корреспонденту

    Майкл Э. В. Варнум.

    Декларации этики

    Конкурирующие интересы

    Автор заявляет об отсутствии конкурирующих интересов.

    Об этой статье

    Процитировать эту статью

    Varnum, M.E.W. Социальные нормы становятся слабее. Нат Хум Бехав 3, 211 (2019). https://doi.org/10.1038/s41562-018-0519-9

    Скачать цитату

    Поделиться этой статьей

    Любой, с кем вы поделитесь следующей ссылкой, сможет прочитать этот контент:

    Получить ссылку для общего доступа

    Извините, общедоступная ссылка в настоящее время недоступна для этой статьи.

    Предоставлено инициативой Springer Nature SharedIt по обмену контентом.

    Годовой отчет Cisco об Интернете — Годовой отчет Cisco об Интернете (2018–2023 гг.), Белая книга

     

    Резюме

    Ежегодный интернет-отчет Cisco — это глобальный прогноз/анализ, в котором оценивается цифровая трансформация в различных сегментах бизнеса (предприятие, малый и средний бизнес, государственный сектор и поставщик услуг).Отчет охватывает фиксированную широкополосную связь, Wi-Fi и мобильные (3G, 4G, 5G) сети. Представлены количественные прогнозы роста числа пользователей Интернета, устройств и подключений, а также производительности сети и новых требований к приложениям. Качественный анализ и оценки также предоставляются в четырех стратегических областях: приложения, безопасность, преобразование инфраструктуры и расширение возможностей сотрудников и команд.

    Глобальное внедрение Интернета, устройства и подключение

    Интернет-пользователи

    К 2023 году почти две трети населения мира будут иметь доступ к Интернету.К 2023 году общее число пользователей Интернета составит 5,3 миллиарда (66 процентов населения мира) по сравнению с 3,9 миллиардами (51 процент населения мира) в 2018 году.

    Устройства и соединения

    К 2023 г. число устройств, подключенных к IP-сетям, более чем в три раза превысит численность населения Земли. устройств к 2023 году по сравнению с 18.4 миллиарда в 2018 году.

    Подключения M2M составят половину подключенных устройств и подключений в мире к 2023 году. Доля соединений Machine-to-Machine (M2M) вырастет с 33 процентов в 2018 году до 50 процентов к 2023 году. Будет 14,7 миллиарда подключений M2M к 2023 г.

    К 2023 году доля потребительского сегмента в общем объеме устройств и подключений составит почти три четверти. В глобальном масштабе доля потребительского сегмента в общем объеме устройств и подключений составит 74%, а остальные 26% будут принадлежать бизнес-сегменту.

    Интернет вещей (IoT) по приложениям

    В категории подключений M2M (которую также называют Интернетом вещей) домашних подключенных приложений будут иметь наибольшую долю, а подключенный автомобиль будет самым быстрорастущим типом приложений . К 2023 году на приложения для подключенного дома будет приходиться почти половина, или 48%, доли M2M, а приложения для автомобилей с подключением к Интернету будут расти быстрее всего на уровне 30% CAGR в течение прогнозируемого периода (2018–2023 гг.).

    Рост мобильности

    К 2023 году более 70 процентов населения мира будут иметь мобильную связь .Общее число абонентов мобильной связи в мире вырастет с 5,1 миллиарда (66 процентов населения) в 2018 году до 5,7 миллиарда (71 процент населения) к 2023 году.

    К 2023 году на устройства и подключения 5G будет приходиться более 10% мобильных устройств и подключений по всему миру . К 2023 году количество мобильных устройств в мире вырастет с 8,8 млрд в 2018 году до 13,1 млрд к 2023 году, из которых 1,4 млрд будут поддерживать 5G.

    Наиболее быстрорастущей категорией мобильных устройств является M2M, за которой следуют смартфоны .Прогнозируется, что категория мобильного M2M будет расти со среднегодовым темпом роста 30% с 2018 по 2023 год. Смартфоны будут расти со среднегодовым темпом роста 7% за тот же период.

    Производительность глобальной сети

    Скорости ускорения

    К 2023 году скорость фиксированного широкополосного доступа увеличится более чем вдвое . К 2023 году глобальная скорость фиксированного широкополосного доступа достигнет 110,4 Мбит/с по сравнению с 45,9 Мбит/с в 2018 году.

    К 2023 году скорость мобильной (сотовой) связи вырастет более чем в три раза .Средняя скорость подключения к мобильной сети в 2018 году составляла 13,2 Мбит/с, а к 2023 году она составит 43,9 Мбит/с.

    К 2023 году скорость 5G будет в 13 раз выше, чем средняя мобильная связь . К 2023 году средняя скорость соединения 5G достигнет 575 Мбит/с.

    К 2023 году скорость Wi-Fi с мобильных устройств утроится . Во всем мире средняя скорость Wi-Fi вырастет с 30,3 Мбит/с в 2018 году до 92 Мбит/с к 2023 году.

    Многоуровневое ценообразование (для мобильных устройств)

    Использование в месяц в среднем 1 процентом лучших мобильных пользователей неуклонно снижается .В 2019 году в глобальном масштабе 1% самых крупных мобильных пользователей генерировал 5% мобильных данных. Еще в 2010 году 1% самых популярных мобильных пользователей генерировал 52% мобильных данных.

    Мобильные приложения

    К 2023 году будет загружено около 300 миллионов мобильных приложений . К 2023 году во всем мире будет загружено 299,1 миллиарда мобильных приложений. Социальные сети, игровые и бизнес-приложения будут самыми популярными загрузками.

    Импульс Wi-Fi

    Число точек доступа Wi-Fi вырастет в четыре раза с 2018 по 2023 год .К 2023 году во всем мире будет около 628 миллионов общедоступных точек доступа Wi-Fi, по сравнению со 169 миллионами точек доступа в 2018 году.

    Количество точек доступа Wi-Fi6 вырастет в 13 раз с 2020 по 2023 год и к 2023 году будет составлять 11 процентов от всех общедоступных точек доступа Wi-Fi.

    Анализ безопасности

    Количество нарушений и общее количество записей, выставленных на каждое нарушение, продолжают расти . В глобальном масштабе с 2018 по 2019 год количество атак со скоростью от 100 Гбит/с до 400 Гбит/с выросло на 776%, а общее количество DDoS-атак удвоится с 7.с 9 миллионов в 2018 году до 15,4 миллиона к 2023 году.

    Региональные сводки

    В этом разделе представлены региональные сводки по пользователям Интернета, устройствам и подключениям, а также по производительности сети. Ежегодный Интернет-отчет Cisco охватывает шесть различных географических регионов (в алфавитном порядке): Азиатско-Тихоокеанский регион (APAC), Центральную и Восточную Европу (CEE), Латинскую Америку (LATAM), Ближний Восток и Африку (MEA), Северную Америку (NA) и Западная Европа (WE). Сводка региональных темпов роста:

    ●     Азиатско-Тихоокеанский регион (APAC)

    ◦    К 2023 году в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет 3.1 миллиард пользователей Интернета (72 процента населения региона) по сравнению с 2,1 миллиарда (52 процента населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет 3,1 миллиарда мобильных пользователей (72 процента населения региона) по сравнению с 2,7 миллиардами (65 процентов населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет 13,5 млрд сетевых устройств/соединений по сравнению с 8,6 млрд в 2018 году.

    ◦    К 2023 году 49 % всех сетевых устройств в Азиатско-Тихоокеанском регионе будут иметь мобильное подключение, а 51 % будут подключены к проводным сетям или через Wi-Fi.

    ◦    К 2023 году средняя скорость фиксированного широкополосного доступа в АТР достигнет 157,1 Мбит/с, что представляет собой рост в 2,5 раза по сравнению с 2018 годом (62,8 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость мобильного подключения в АТР достигнет 45,7 Мбит/с, что представляет собой рост в 3,2 раза по сравнению с 2018 годом (14,3 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость Wi-Fi в Азиатско-Тихоокеанском регионе с мобильными устройствами достигнет 116 Мбит/с, что представляет собой 3,4-кратный рост по сравнению с 2018 годом (34,5 Мбит/с).

    ●     Центральная и Восточная Европа (ЦВЕ)

    ◦    К 2023 году в ЦВЕ будет 388 миллионов интернет-пользователей (78 процентов населения региона) по сравнению с 323 миллионами (65 процентов населения) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в ЦВЕ будет 404 миллиона мобильных пользователей (81 процент населения региона) по сравнению с 394 миллионами (79 процентов населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 г. в странах Центральной и Восточной Европы будет 2,0 млрд сетевых устройств/соединений по сравнению с 1,2 млрд в 2018 г.

    ◦    К 2023 году в странах Центральной и Восточной Европы 48 % всех сетевых устройств будут иметь мобильное подключение, а 52 % будут подключены к проводным сетям или через Wi-Fi.

    ◦    К 2023 году средняя скорость фиксированного широкополосного доступа в ЦВЕ достигнет 87.7 Мбит/с, что в 2,5 раза больше, чем в 2018 году (35,0 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость мобильного соединения в странах ЦВЕ достигнет 43,0 Мбит/с, что представляет собой 3,3-кратный рост по сравнению с 2018 годом (12,9 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость Wi-Fi в ЦВЕ с мобильных устройств достигнет 53 Мбит/с, что представляет собой 2,3-кратный рост по сравнению с 2018 годом (22,6 Мбит/с).

    ●     Латинская Америка (LATAM)

    ◦    К 2023 году в Латинской Америке будет 470 миллионов пользователей Интернета (70 процентов населения региона) по сравнению с 387 миллионами (60 процентов населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в Латинской Америке будет 520 миллионов мобильных пользователей (78 процентов населения региона) по сравнению с 482 миллионами (75 процентов населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в Латинской Америке будет 2,1 миллиарда сетевых устройств/соединений по сравнению с 1,4 миллиардами в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в Латинской Америке 49 % всех сетевых устройств будут подключены к мобильным устройствам, а 51 % будут подключены к проводным сетям или через Wi-Fi.

    ◦    К 2023 году средняя скорость фиксированного широкополосного доступа в Латинской Америке достигнет 59.3 Мбит/с, что в 3,8 раза больше, чем в 2018 году (15,7 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость мобильного соединения в Латинской Америке достигнет 28,8 Мбит/с, что представляет собой 3,6-кратный рост по сравнению с 2018 годом (8,0 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость Wi-Fi в Латинской Америке с мобильных устройств достигнет 35,0 Мбит/с, что представляет собой 3,3-кратный рост по сравнению с 2018 годом (10,6 Мбит/с).

    ●     Ближний Восток и Африка (MEA)

    ◦    К 2023 году на Ближнем Востоке и в Африке будет 611 миллионов пользователей Интернета (35 процентов населения региона) по сравнению с 381 миллионом (24 процента населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в регионе Ближнего Востока и Африки будет 1,0 миллиарда мобильных пользователей (57 процентов населения региона) по сравнению с 827 миллионами (53 процента населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в регионе Ближнего Востока и Африки будет 2,6 млрд сетевых устройств/соединений по сравнению с 1,7 млрд в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в регионе Ближнего Востока и Африки 75 % всех сетевых устройств будут иметь мобильное подключение, а 25 % будут подключены к проводным сетям или через Wi-Fi.

    ◦    К 2023 году средняя скорость фиксированного широкополосного доступа в странах Ближнего Востока и Африки достигнет 41.2 Мбит/с, что в 4,2 раза больше, чем в 2018 году (9,7 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость мобильного соединения в странах Ближнего Востока и Африки достигнет 24,8 Мбит/с, что представляет собой рост в 3,6 раза по сравнению с 2018 годом (6,9 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость Wi-Fi в странах Ближнего Востока и Африки с мобильных устройств достигнет 26 Мбит/с, что представляет собой 3,7-кратный рост по сравнению с 2018 годом (7,0 Мбит/с).

    ●     Северная Америка (Северная Америка)

    ◦    К 2023 году в Северной Америке будет 345 миллионов интернет-пользователей (92 процента населения региона) по сравнению с 328 миллионами (90 процентов населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в Северной Америке будет 329 миллионов мобильных пользователей (88 процентов населения региона) по сравнению с 313 миллионами (86 процентов населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 г. в Северной Америке будет 5,0 млрд сетевых устройств/соединений по сравнению с 3,0 млрд в 2018 г.

    ◦    К 2023 году в Северной Америке 25 процентов всех сетевых устройств будут подключены к мобильным устройствам, а 75 процентов будут подключены к проводным сетям или через Wi-Fi.

    ◦    К 2023 году средняя скорость фиксированного широкополосного доступа в Северной Америке достигнет 141.8 Мбит/с, что в 2,5 раза больше, чем в 2018 году (56,6 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость мобильного соединения в Северной Америке достигнет 58,4 Мбит/с, что представляет собой 2,7-кратный рост по сравнению с 2018 годом (21,6 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость Wi-Fi в Северной Америке с мобильных устройств достигнет 110 Мбит/с, что представляет собой 2,3-кратный рост по сравнению с 2018 годом (46,9 Мбит/с).

    ●     Западная Европа (WE)

    ◦    К 2023 году в ЗЕ будет 370 миллионов пользователей Интернета (87 процентов населения региона) по сравнению с 345 миллионами (82 процента населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в ЗЕ будет 365 миллионов мобильных пользователей (85 процентов населения региона) по сравнению с 357 миллионами (84 процента населения региона) в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в ЗЕ будет 4,0 миллиарда сетевых устройств/соединений по сравнению с 2,4 миллиардами в 2018 году.

    ◦    К 2023 году в ЗЕ будет 31% всех подключенных к сети устройств с мобильным подключением, а 69% будут подключены к проводным сетям или через Wi-Fi.

    ◦    К 2023 году средняя скорость фиксированного широкополосного доступа в ЗЕ достигнет 123.0 Мбит/с, что в 2,7 раза больше, чем в 2018 году (45,6 Мбит/с).

    ◦    К 2023 году средняя скорость мобильного соединения в ЗЕ достигнет 62,4 Мбит/с, что представляет собой рост в 2,6 раза по сравнению с 2018 годом (23,6 Мбит/с)

    ◦    К 2023 году средняя скорость Wi-Fi в ЗЕ с мобильных устройств достигнет 97 Мбит/с, что представляет собой 3,2-кратный рост по сравнению с 2018 годом (30,8 Мбит/с)

    Тренды

    Раздел 1: Пользователи/устройства и подключения

    A. Рост числа пользователей Интернета

    Прогнозируется, что общее число пользователей Интернета во всем мире вырастет с 3.с 9 миллиардов в 2018 году до 5,3 миллиарда к 2023 году при среднегодовом темпе роста в 6 процентов. С точки зрения численности населения это составляет 51 процент населения мира в 2018 году и 66 процентов проникновения населения мира к 2023 году (рис. 1).

    Рисунок 1. Глобальный рост пользователей Интернета

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Хотя рост числа пользователей Интернета является глобальной тенденцией, мы видим региональные различия (таблица 1).В то время как регионом с самым высоким уровнем внедрения в течение прогнозируемого периода является Северная Америка (за ней следует Западная Европа), прогнозируется, что самый быстрый рост произойдет на Ближнем Востоке и в Африке (ожидаемый среднегодовой темп роста 10% с 2018 по 2023 год).

    Таблица 1.           Интернет-пользователи в процентах от населения региона

    Регион

    2018

    2023

    Глобальный

    51%

    66%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    52%

    72%

    Центральная и Восточная Европа

    65%

    78%

    Латинская Америка

    60%

    70%

    Ближний Восток и Африка

    24%

    35%

    Северная Америка

    90%

    92%

    Западная Европа

    82%

    87%

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Б.Изменения в наборе устройств и подключений

    Во всем мире количество устройств и подключений растет быстрее (CAGR на 10 процентов), чем население (CAGR на 1,0 процента) и количество пользователей Интернета (CAGR на 6 процентов). Эта тенденция ускоряет рост среднего количества устройств и подключений на домохозяйство и на душу населения. Каждый год на рынке появляются и внедряются различные новые устройства в различных форм-факторах с расширенными возможностями и интеллектом. Растущее число приложений M2M, таких как интеллектуальные счетчики, видеонаблюдение, мониторинг здравоохранения, транспорт и отслеживание посылок или активов, в значительной степени способствует росту количества устройств и подключений.К 2023 году M2M-подключения будут составлять половину или 50% от общего числа устройств и подключений.

    M2M-подключения станут самой быстрорастущей категорией устройств и подключений, увеличившись почти в 2,4 раза в течение прогнозируемого периода (CAGR на 19%) до 14,7 млрд подключений к 2023 году.

    Смартфоны

    будут расти вторыми по темпам роста с среднегодовым темпом роста 7% (увеличение в 1,4 раза). Подключенные телевизоры (которые включают в себя телевизоры с плоским экраном, телеприставки, цифровые медиаадаптеры [DMA], проигрыватели дисков Blu-ray и игровые приставки) вырастут следующим самым быстрым (с среднегодовым темпом роста чуть менее 6%) до 3 .2 миллиарда к 2023 году. Число ПК продолжит снижаться (снижение на 2,3 процента) в течение прогнозируемого периода. Однако в течение всего прогнозируемого периода и к концу 2023 года ПК будет больше, чем планшетов (1,2 млрд ПК против 840 млн планшетов).

    К 2023 году доля потребителей в общем количестве устройств, включая как стационарные, так и мобильные устройства, составит 74 процента, а оставшиеся 26 процентов будут принадлежать бизнесу. Доля потребителей будет расти немного медленнее, со среднегодовым темпом роста 9,1% по сравнению с бизнес-сегментом, который будет расти со скоростью 12%.0 процентов CAGR.

    Фигура 2. Глобальный рост устройств и подключений

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Во всем мире среднее количество устройств и подключений на душу населения вырастет с 2,4 в 2018 году до 3,6 к 2023 году (таблица 2).

    Среди стран, которые к 2023 году будут иметь самый высокий средний показатель количества устройств и подключений на душу населения, будут США (13,6), Южная Корея (12,6).1) и Японии (11.1).

    Таблица 2.           Среднее количество устройств и подключений на душу населения

    Регион

    2018

    2023

    Глобальный

    2,4

    3,6

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    2.1

    3.1

    Центральная и Восточная Европа

    2,5

    4,0

    Латинская Америка

    2,2

    3.1

    Ближний Восток и Африка

    1.1

    1,5

    Северная Америка

    8.2

    13,4

    Западная Европа

    5,6

    9,4

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Важно отслеживать изменение набора устройств и подключений, а также рост количества владельцев нескольких устройств, поскольку это влияет на структуру трафика.Видеоустройства, в частности, могут оказывать мультипликативное влияние на трафик. HD-телевизор с подключением к Интернету, который получает пару-тройку часов контента в день из Интернета, будет генерировать в среднем столько же интернет-трафика, сколько сегодня в среднем все домашнее хозяйство. Видео влияние устройств на трафик более выражено из-за введения потокового видео сверхвысокой четкости (UHD) или 4K. Эта технология имеет такой эффект, потому что скорость передачи данных для видео 4K со скоростью примерно от 15 до 18 Мбит/с более чем вдвое превышает скорость передачи данных HD-видео и в девять раз превышает скорость передачи данных видео стандартной четкости (SD).По нашим оценкам, к 2023 году две трети (66 процентов) установленных плоскопанельных телевизоров будут иметь разрешение UHD по сравнению с 33 процентами в 2018 году (рис. 3).

    Рисунок 3. Повышение разрешения видео: к 2023 году 66% подключенных телевизоров с плоским экраном будут иметь разрешение 4K.

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    C. Приложения M2M во многих отраслях ускоряют рост IoT

    Интернет вещей (IoT) стал распространенной системой, в которой люди, процессы, данные и вещи подключаются к Интернету и друг к другу.Во всем мире количество подключений M2M вырастет в 2,4 раза — с 6,1 млрд в 2018 году до 14,7 млрд к 2023 году (рис. 4). К 2023 году на каждого человека в мире будет приходиться 1,8 соединения M2M.

    Рисунок 4. Глобальный рост M2M-подключений

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Подключенные домашние приложения, такие как домашняя автоматизация, домашняя безопасность и видеонаблюдение, подключенная бытовая техника и приложения для отслеживания, будут составлять 48 процентов, или почти половину, от общего числа подключений M2M к 2023 году, что свидетельствует о распространении M2M в нашей жизни ( Рисунок 5).Подключенные автомобильные приложения, такие как управление автопарком, автомобильные развлекательные системы, вызов экстренных служб, Интернет, диагностика автомобиля и навигация и т. д., будут самой быстрорастущей категорией с 30-процентным среднегодовым темпом роста. Приложения для подключенных городов будут расти вторыми по темпам роста, среднегодовой темп роста которых составит 26 процентов.

    Рисунок 5. Глобальный рост подключений M2M по отраслям

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Хотя традиционно трафик от M2M-соединений был меньше, чем от устройств конечных пользователей, таких как смартфоны, телевизоры и ПК, по нашим оценкам, объем трафика растет быстрее, чем количество подключений из-за расширения развертывания видео приложения на соединениях M2M и более широкое использование приложений, таких как телемедицина и интеллектуальные автомобильные навигационные системы, которые требуют большей пропускной способности и меньшей задержки.

    D. Рост мобильности

    В глобальном масштабе общее количество мобильных абонентов (подписавшихся на услуги сотовой связи) вырастет с 5,1 миллиарда в 2018 году до 5,7 миллиарда к 2023 году при среднегодовом темпе роста в 2 процента. С точки зрения населения это составляет 66% населения мира в 2018 году и 71% населения мира к 2023 году (рис. 6). По сравнению с ростом числа пользователей Интернета мы наблюдаем замедление роста числа абонентов мобильной связи, в первую очередь потому, что уровень проникновения уже превысил 60-процентный диапазон.

    Рисунок 6. Глобальный рост абонентов мобильной связи

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Несмотря на то, что существуют региональные различия в уровне проникновения абонентов мобильной связи среди населения региона (таблица 3), диапазон различий намного меньше по сравнению с общим числом пользователей Интернета, которые мы наблюдали в предыдущем анализе. В то время как регионом с самым высоким уровнем внедрения в течение прогнозируемого периода является Северная Америка, за которой следует Западная Европа, самый быстрый рост будет происходить на Ближнем Востоке и в Африке со среднегодовым темпом роста 4% в период с 2018 по 2023 год.Хотя уровень внедрения мобильных устройств (более 60 процентов населения в 2018 г.) уже достаточно высок во всех регионах, мы видим, что Ближнему Востоку и Африке есть что наверстать, и это отражается в более высоких темпах роста по сравнению с другие регионы.

    Таблица 3.           Абоненты мобильной связи в процентах от населения региона

    Регион

    2018

    2023

    Глобальный

    66%

    71%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    65%

    72%

    Центральная и Восточная Европа

    79%

    81%

    Латинская Америка

    75%

    78%

    Ближний Восток и Африка

    53%

    57%

    Северная Америка

    86%

    88%

    Западная Европа

    84%

    85%

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Постоянно меняющееся сочетание и рост количества беспроводных устройств, которые получают доступ к мобильным сетям по всему миру, является одним из основных факторов роста глобального мобильного трафика.Каждый год на рынке появляется несколько новых устройств в различных форм-факторах, с увеличенными возможностями и интеллектом. За последние пару лет мы наблюдаем рост числа фаблетов, а в последнее время появилось много новых M2M-соединений. В 2018 году во всем мире насчитывалось 8,8 миллиарда мобильных устройств и соединений, а к 2023 году их число вырастет до 13,1 миллиарда при среднегодовом темпе роста в 8 процентов (рис. 7).

    К 2023 году будет 8,7 миллиарда карманных или персональных мобильных устройств и 4.4 миллиарда подключений M2M (например, системы GPS в автомобилях, системы отслеживания активов в судоходном и производственном секторах или медицинские приложения, делающие более доступными истории болезни и состояние здоровья, и др.). В региональном разрезе Северная Америка и Западная Европа будут иметь самый быстрый рост количества мобильных устройств и подключений с 16% и 11% CAGR с 2018 по 2023 год соответственно.

    Рисунок 7. Глобальный рост мобильных устройств и подключений

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Мы наблюдаем быстрое снижение доли не-смартфонов с 27% в 2018 году (2.4 миллиарда) до 11 процентов к 2023 году (1,5 миллиарда). Другой важной тенденцией является рост количества смартфонов (включая фаблеты) с 4,9 млрд в 2018 году до 6,7 млрд к 2023 году при втором по величине среднегодовом темпе роста в 7 процентов. Несмотря на то, что смартфоны растут в абсолютном выражении, относительная доля снижается с 56% в 2018 году до 51% к 2023 году. Это связано с наиболее заметным ростом M2M-соединений. К 2023 году мобильные соединения M2M превысят треть (34 процента) от общего числа устройств и подключений.С 2018 по 2023 год категория M2M будет расти на 30 процентов в год. Наряду с общим ростом количества мобильных устройств и подключений явно наблюдается изменение в наборе устройств.

    Определение достижений сотовой сети — прогнозы 2G, 3G, 4G и 5G

    Мобильные устройства эволюционируют от сетевого подключения более низкого поколения (2G) к сетевому подключению более высокого поколения (3G, 3,5G, 4G или LTE, а теперь и 5G). Сочетание возможностей устройств с более быстрой, более высокой пропускной способностью и более интеллектуальными сетями будет способствовать широкому экспериментированию и внедрению передовых мультимедийных приложений, которые способствуют увеличению мобильного трафика и трафика Wi-Fi.

    Бурное развитие мобильных приложений и расширение охвата мобильных подключений для растущего числа конечных пользователей вызвали потребность в оптимизированном управлении полосой пропускания и новых моделях монетизации сети для поддержания развивающейся мобильной индустрии. На высококонкурентном рынке мобильной связи мы наблюдаем рост глобальных развертываний 4G, а также внедрение 5G на ранних стадиях.

    В прошлом году мы увидели, что 4G превзошел все другие типы подключения, в анализе этого года мы объединили сети 3G и ниже в одну категорию — 4G превзойдет эту категорию к 2019 году и будет преобладающим подключением к мобильной сети в течение оставшегося прогнозируемого периода.К 2023 году соединения 4G будут составлять 46% от общего числа мобильных подключений по сравнению с 42% в 2018 году (рис. 8). Глобальные мобильные подключения 4G вырастут с 3,7 млрд в 2018 году до 6,0 млрд к 2023 году при среднегодовом темпе роста в 10 процентов. Соединения 5G появятся на сцене в 2019 году и вырастут более чем в 100 раз с примерно 13 миллионов в 2019 году до 1,4 миллиарда к 2023 году. Соединение 5G выходит из зачаточного состояния и становится серьезным соперником для мобильных соединений, чему способствует рост мобильного IoT. К 2023 году 11% устройств и подключений будут поддерживать 5G.

    Начиная с этого года, мы объединяем наш анализ 2G и 3G в категорию 3G и ниже, поскольку отсутствие исходных данных затрудняет разделение этих двух категорий. В 2018 году было 55% подключений 3G и ниже, но к концу прогнозируемого периода они снизятся до 29%.

    Рисунок 8. Глобальный рост мобильных устройств и подключений

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Мы также включили в наш анализ подключения Low Power Wide-Area (LPWA).Этот тип сверхузкополосного подключения к беспроводной сети предназначен специально для модулей M2M, которым требуется низкая пропускная способность и широкий географический охват. Он обеспечивает высокий охват при низком энергопотреблении, модулях и затратах на подключение, тем самым создавая новые варианты использования M2M для операторов мобильных сетей (MNO), которые не могут быть решены с помощью одних только сотовых сетей. Примеры включают счетчики коммунальных услуг в жилых подвалах, счетчики газа или воды, которые не подключены к электросети, уличные фонари и устройства для отслеживания домашних животных или личного имущества.Доля подключений LPWA (все M2M) вырастет примерно с 2,5% в 2018 году до 14% к 2023 году, с 223 млн в 2018 году до 1,9 млрд к 2023 году.

    Этот переход от 3G и ниже к 4G, а теперь и к развертыванию 5G, является глобальной тенденцией (таблица 4). Фактически, к 2023 году почти 60 процентов мобильных устройств и подключений во всем мире будут иметь возможности 4G+, что в несколько раз превзойдет возможности устройств и подключений 3G и ниже. К 2023 году в Северной Америке будет самая высокая доля устройств и подключений к сети 4G+ — 62 процента.К 2023 году Ближний Восток и Африка (73%) будут иметь наибольшую долю устройств и подключений в сетях 3G и ниже. К 2023 году Северная Америка (37%) и Западная Европа (28%) станут двумя регионами с самым высоким уровнем внедрения LPWA. К 2023 году Северная Америка станет регионом с самой высокой долей подключений к 5G — 17%.

    Таблица 4.           Мобильные подключения по типу сети – 2023 региональный процент

    Регион

    3G и ниже

    4G

    5G

    LPWA

    Глобальный

    29

    46

    11

    14

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    23

    52

    13

    12

    Центральная и Восточная Европа

    31

    50

    2

    16

    Латинская Америка

    37

    50

    2

    16

    Ближний Восток и Африка

    73

    22

    1

    4

    Северная Америка

    1

    45

    17

    37

    Западная Европа

    13

    43

    16

    28

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    В тройку лидеров 5G по проценту устройств и подключений к 5G войдет Китай (20.7%), Япония (20,6%) и Великобритания (19,5%), к 2023 г.

    Внедрение мобильного Интернета вещей — M2M

    Феноменальный рост количества мобильных устройств конечных пользователей и M2M-соединений является четким показателем роста мобильного Интернета вещей, который объединяет людей, процессы, данные и вещи, чтобы сделать сетевые подключения более актуальными и ценными.

    Во всем мире количество мобильных M2M-соединений вырастет с 1,2 миллиарда в 2018 году до 4,4 миллиарда к 2023 году, среднегодовой темп роста составит 30 процентов, то есть четырехкратный рост.(Рисунок 9).

    Рисунок 9. Глобальный рост мобильного межмашинного взаимодействия (M2M)

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Раздел 2. Производительность сети и взаимодействие с пользователем

    А. Wi-Fi продолжает набирать обороты

    Одним из основных решений для удовлетворения растущего спроса на пропускную способность уже давно является использование сетей Wi-Fi, что позволяет операторам масштабировать пропускную способность для удовлетворения потребностей своих абонентов.Благодаря усовершенствованиям и ратификации стандартов Wi-Fi плотная среда с множеством одновременно подключаемых устройств и соединений IoT, таких как аэропорты, общественный транспорт, розничная торговля, здравоохранение, умные города, стадионы и т. д., приводит к случаям использования общедоступного Wi-Fi в различных отраслевых сегментах. К 2023 году во всем мире будет около 628 миллионов общедоступных точек доступа Wi-Fi, по сравнению со 169 миллионами точек доступа в 2018 году, то есть в четыре раза больше.

    Рисунок 10. Стратегия глобальной точки доступа Wi-Fi и прогноз на 2018–2023 годы

    Источник: Maravedis, Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    К 2023 году в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет самая высокая доля глобальных общедоступных точек доступа Wi-Fi — 46 процентов.В прогноз включены общедоступные сети Wi-Fi и общественные точки доступа. Общественные точки доступа или домашние точки стали потенциально важным элементом общедоступного ландшафта Wi-Fi. В этой модели абоненты позволяют использовать часть пропускной способности своего домашнего шлюза для случайного использования. Домашние точки могут быть предоставлены широкополосным или другим провайдером напрямую или через партнера. Азиатско-Тихоокеанский регион будет лидировать в принятии домашних пятен. К 2023 году Китай будет лидировать по общему количеству домашних точек, за ним следуют США и Япония.

    Рисунок 11. Глобальный рост общедоступных точек доступа Wi-Fi по регионам

    Источник: Maravedis, Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    К 2023 году в

    торговых точках будет самое большое количество точек доступа в мире, а самый быстрый рост будет в медицинских учреждениях (больницах), где количество точек доступа утроится за прогнозируемый период. Основная цель Wi-Fi в больницах — улучшить предоставление медицинских услуг и производительность персонала, а второстепенным преимуществом является доступ в Интернет для пациентов, их семей и их гостей.

    Неотъемлемой частью этих вертикалей и взглядом в будущее являются революционные устройства и соединения IoT. Согласно Альянсу WBA, необходимо найти динамический способ для устройств IoT для поиска вычислительной сети и автоматического роуминга между Wi-Fi и мобильными сетями в масштабе без вмешательства. Кроме того, растет интерес к системам анализа данных и рекомендациям, что приводит к рекламе и услугам определения местоположения Wi-Fi, поскольку поставщики услуг ищут новые способы монетизации Wi-Fi и создания новых источников дохода.

    Важнейшими факторами внедрения Hotspot 2.0 являются более высокоскоростные шлюзы Wi-Fi и внедрение стандартов IEEE 802.11ac или Wi-Fi 5 и новейших стандартов 802.11ax или Wi-Fi 6. В глобальном масштабе количество точек доступа Wi-Fi 6 вырастет в 13 раз с 2020 по 2023 год и к 2023 году составит 11% от всех общедоступных точек доступа Wi-Fi.

    Распространение IEEE 802.11ac, новейшего стандарта Wi-Fi, будет набирать обороты с 2018 по 2023 год. К 2023 году 66,8% всех конечных точек WLAN будут оснащены 802.11ac или Wi-Fi 5.IEEE 802.11n или Wi-Fi 4, ратифицированный в 2007 году, обеспечивает диапазон скоростей, позволяющий пользователям просматривать потоковое видео среднего разрешения из-за более высокой пропускной способности. IEEE 802.11ac с очень высокими теоретическими скоростями считается настоящим дополнением к проводным сетям и может обеспечивать потоковую передачу видео более высокого разрешения и услуги в сценариях использования, требующих более высоких скоростей передачи данных. Новейший стандарт 802.11ax или Wi-Fi 6, также называемый High-Efficiency Wireless (HEW), имеет целью повысить среднюю пропускную способность на пользователя как минимум в четыре раза в плотных пользовательских средах.Это обеспечит плотное развертывание IoT. К 2023 году 27,4% всех конечных точек WLAN будут оснащены стандартом 802.11ax (рис. 12).

    Рисунок 12. Историческая эволюция и будущее проводных и беспроводных технологий

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Wi-Fi играет важную роль наряду с другими технологиями малых сот в реализации ключевых вариантов использования в эпоху 5G.

    Б.Влияние увеличения скорости на рост трафика

    Скорость широкополосного доступа является решающим фактором для IP-трафика. Повышение скорости широкополосного доступа приводит к увеличению потребления и использования контента и приложений с высокой пропускной способностью. Средняя глобальная скорость широкополосного доступа продолжает расти и увеличится более чем вдвое с 2018 по 2023 год, с 45,9 Мбит/с до 110,4 Мбит/с. В таблице 5 показаны прогнозируемые скорости широкополосного доступа с 2018 по 2023 год. На прогноз скорости фиксированного широкополосного доступа влияет несколько факторов, в том числе развертывание и внедрение оптоволокна до дома (FTTH), высокоскоростных DSL и кабельного широкополосного доступа. а также общее проникновение широкополосной связи.Среди стран, охваченных этим исследованием, Япония, Южная Корея и Швеция лидируют по скорости широкополосного доступа в основном из-за широкого развертывания FTTH.

    Таблица 5.           Скорость фиксированного широкополосного доступа (в Мбит/с), 2018–2023 гг.

    Регион

    2018

    2019

    2020

    2021

    2022

    2023

    CAGR

    (2018–2023)

    Глобальный

    45.9

    52,9

    61,2

    77,4

    97,8

    110,4

    20%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    62,8

    74,9

    91,8

    117.1

    137,4

    157,1

    20%

    Латинская Америка

    15,7

    19,7

    34,5

    41,2

    51,5

    59,3

    30%

    Северная Америка

    56.6

    70,1

    92,7

    106,8

    126,0

    141,8

    20%

    Западная Европа

    45,6

    53,2

    72,3

    87.4

    105,6

    123,0

    22%

    Центральная и Восточная Европа

    35,0

    37,2

    57,0

    65,5

    77,8

    87,7

    20%

    Ближний Восток и Африка

    9.7

    11,7

    25,0

    29,0

    34,9

    41,2

    33%

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Учтите, сколько времени требуется для загрузки HD-фильма на этих скоростях: при 10 Мбит/с это занимает 20 минут; при 25 Мбит/с это занимает 9 минут; но при скорости 100 Мбит/с это занимает всего 2 минуты.Высокая пропускная способность будет необходима для поддержки потребительского облачного хранилища, благодаря чему загрузка больших мультимедийных файлов будет такой же быстрой, как передача с жесткого диска. В таблице 6 показан процент широкополосных подключений, которые будут быстрее 10 Мбит/с (96 процентов к 2023 г.), 25 Мбит/с (88 процентов к 2023 г.) и 100 Мбит/с (39 процентов к 2023 г.) по регионам.

    Таблица 6.           Скорость широкополосного доступа более 10 Мбит/с, 2018–2023 гг.

    Регион

    Более 10 Мбит/с

     

    2018

    2019

    2020

    2021

    2022

    2023

    Глобальный

    74%

    79%

    80%

    85%

    90%

    96%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    82%

    87%

    88%

    90%

    93%

    98%

    Латинская Америка

    43%

    52%

    56%

    63%

    70%

    76%

    Северная Америка

    81%

    84%

    86%

    89%

    93%

    97%

    Западная Европа

    71%

    75%

    77%

    82%

    86%

    91%

    Центральная и Восточная Европа

    67%

    67%

    69%

    70%

    72%

    74%

    Ближний Восток и Африка

    25%

    31%

    35%

    39%

    44%

    50%

     

    Регион

    Более 25 Мбит/с

     

    2018

    2019

    2020

    2021

    2022

    2023

    Глобальный

    51%

    60%

    63%

    74%

    80%

    88%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    61%

    71%

    72%

    85%

    89%

    97%

    Латинская Америка

    20%

    26%

    45%

    60%

    65%

    74%

    Северная Америка

    59%

    66%

    84%

    95%

    98%

    99%

    Западная Европа

    48%

    54%

    71%

    81%

    89%

    98%

    Центральная и Восточная Европа

    41%

    45%

    53%

    58%

    61%

    65%

    Ближний Восток и Африка

    9%

    11%

    15%

    19%

    20%

    22%

     

    Регион

    Более 100 Мбит/с

     

    2018

    2019

    2020

    2021

    2022

    2023

    Глобальный

    11%

    20%

    24%

    29%

    34%

    39%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    14%

    20%

    26%

    33%

    42%

    53%

    Латинская Америка

    1%

    1%

    1%

    1%

    2%

    2%

    Северная Америка

    16%

    23%

    31%

    37%

    40%

    46%

    Западная Европа

    10%

    13%

    15%

    17%

    19%

    22%

    Центральная и Восточная Европа

    3%

    3%

    4%

    4%

    5%

    6%

    Ближний Восток и Африка

    0%

    1%

    1%

    1%

    1%

    2%

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    В некоторых странах также есть пользователи, которые в настоящее время используют скорость более 125 Мбит/с, что прокладывает путь для будущего спроса на видео.Видео и другие приложения по-прежнему пользуются огромным спросом в сегодняшнем доме, но требования к пропускной способности приложений в будущем будут значительными, даже после прогнозируемого периода 2023 года. На рис. 13 показан сценарий с видеоприложениями будущего. исследовал; сегодняшние потребности в полосе пропускания — это часть будущих потребностей.

    Рисунок 13. Значительный спрос на пропускную способность и видео в подключенном доме будущего

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Мобильные скорости

    Во всем мире средняя скорость подключения к мобильной сети в 2018 году составляла 13.2 Мбит/с. Средняя скорость увеличится более чем в три раза и к 2023 году составит 43,9 Мбит/с.

    Неофициальные данные подтверждают идею о том, что общее использование увеличивается при увеличении скорости, хотя часто существует задержка между увеличением скорости и увеличением использования, которая может составлять от нескольких месяцев до нескольких лет. Обратное также может быть верным с всплесками, связанными с внедрением приложений с подстановочными знаками с IoT, VR и AR, облачными играми на планшетах и ​​​​смартфонах, где есть задержка в скорости, которую могут поддерживать устройства.

    Таблица 7.           Средняя скорость подключения к мобильной сети (в Мбит/с) по регионам и странам

    Регион

    2018

    2019

    2020

    2021

    2022

    2023

    СГТР (2018–2023)

    Глобальная скорость: все телефоны

    13.2

    17,7

    23,5

    29,4

    35,9

    43,9

    27%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    14,3

    18,0

    24,7

    32.4

    39,0

    45,7

    26%

    Латинская Америка

    8,0

    11,2

    15,7

    21.1

    24,8

    28,8

    29%

    Северная Америка

    21.6

    27,0

    34,9

    42,4

    50,6

    58,4

    22%

    Западная Европа

    23,6

    31,2

    40,1

    48.2

    54,4

    62,4

    21%

    Центральная и Восточная Европа

    12,9

    15,7

    21,3

    30,3

    36,1

    43,0

    27%

    Ближний Восток и Африка

    6.9

    9,4

    13,3

    17,6

    20,3

    24,8

    29%

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Текущие и исторические значения скорости основаны на данных сайта Ookla Speedtest.net. Перспективные прогнозы скоростей мобильных данных основаны на сторонних прогнозах относительного соотношения 2G, 3G, 3.5G и 4G среди мобильных подключений до 2023 г.

    Рисунок 14. Глобальные средние скорости мобильных устройств по типам устройств: скорость смартфонов и планшетов увеличивается благодаря 5G

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Рисунок 15. Средняя глобальная скорость мобильной связи по типу сети: к 2023 году скорость 5G будет в 13 раз выше, чем средняя скорость мобильного соединения.

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Решающим фактором, способствующим увеличению скорости мобильной связи в течение прогнозируемого периода, является увеличение доли мобильных подключений 4G и рост числа подключений 5G.Влияние соединений 4G и 5G на трафик является значительным, поскольку они вносят непропорционально большой объем мобильного трафика данных.

    Скорость Wi-Fi с мобильных устройств

    Во всем мире скорость соединения Wi-Fi с двухрежимных мобильных устройств к 2023 году утроится. Средняя скорость соединения сети Wi-Fi (30,3 Мбит/с в 2018 году) превысит 91,6 Мбит/с к 2023 году. скорости 116,1 Мбит/с к 2023 г. (табл. 8).

    Скорость Wi-Fi по своей сути зависит от качества широкополосного подключения к помещению. Скорость также зависит от стандарта Wi-Fi в устройстве CPE.

    Последние стандарты Wi-Fi6 и Wi-Fi 5 считаются настоящим дополнением к проводным сетям и могут обеспечить потоковое видео более высокого разрешения и услуги, требующие более высоких скоростей передачи данных. Также немаловажным фактором использования технологии Wi-Fi является количество и доступность точек доступа.

    Таблица 8. Прогнозируемая средняя скорость подключения к сети Wi-Fi (в Мбит/с) по регионам и странам

    Регион

    2018

    2019

    2020

    2021

    2022

    2023

    СГТР (2018–2023)

    Глобальный

    30.3

    36,3

    50,8

    58,9

    72,9

    91,6

    25%

    Азиатско-Тихоокеанский регион

    34,5

    42,2

    62,3

    80.2

    98,5

    116.1

    27%

    Латинская Америка

    10,6

    12.1

    25,1

    27,3

    30,4

    34,6

    27%

    Северная Америка

    46.9

    56,8

    70,7

    87,3

    98,4

    109,5

    18%

    Западная Европа

    30,8

    36,3

    53,4

    64.7

    79,4

    97,4

    26%

    Центральная и Восточная Европа

    22,6

    24.1

    30,0

    35,4

    42,9

    52,7

    18%

    Ближний Восток и Африка

    7.0

    7,9

    16,3

    18,6

    21,9

    25,7

    30%

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    C. Многоуровневое ценообразование/анализ безопасности

    Многоуровневое ценообразование

    Все большее число поставщиков услуг во всем мире переходят от безлимитных тарифных планов к многоуровневым пакетам мобильных данных.Чтобы оценить влияние многоуровневого ценообразования на рост трафика, мы повторили тематическое исследование, основанное на данных нескольких североамериканских поставщиков услуг уровня 1 и уровня 2. Исследование отслеживает использование данных с момента введения многоуровневого ценообразования 7 лет назад. Выводы этого исследования основаны на анализе Cisco данных, предоставленных сторонней фирмой по анализу данных. Эта фирма поддерживает группу участников-добровольцев, которые предоставили данные о своих счетах за мобильную связь, включая использование данных в ГБ.Данные в этом исследовании отражают использование, связанное с устройствами (с января 2010 г. по май 2019 г.), а также относятся к исследованию из предыдущего обновления для долгосрочных тенденций. Общий срок обучения составляет 7 лет. Анализ данных Cisco состоит из категоризации тарифных планов, операционных систем, устройств и использования данных пользователями; включение дополнительной сторонней информации о характеристиках устройства; и проведение разведочного и статистического анализа данных. Результаты исследования представляют собой фактические данные от нескольких операторов мобильной передачи данных уровня 1 и уровня 2 с рынков Северной Америки, глобальные прогнозы, включающие развивающиеся рынки и большее количество поставщиков, могут привести к различным оценкам.

    Ежемесячное использование в среднем 1 процентом лучших пользователей мобильных данных неуклонно снижается по сравнению с общим использованием. В начале 7-летнего исследования 52% трафика приходилось на 1% лучших. Благодаря повторному внедрению и продвижению безлимитных планов операторами уровня 2 в исследовании 1% самых активных генерировал 18% всего трафика в месяц к июню 2014 года. К маю 2019 года только 5% трафика приходилось на 1% лучших. пользователей.

    Рисунок 16. В январе 2010 года на 1 процент крупнейших компаний приходилось 52 % ежемесячного трафика данных по сравнению с 5 % в мае 2019 года.

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Рисунок 17. Основные профили мобильных пользователей: 4% мобильных пользователей потребляют 50 ГБ в месяц *

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Рисунок 18. Безлимитные планы превосходят по количеству многоуровневые планы данных и лидируют по потреблению ГБ в месяц.

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Количество тарифных планов с совместным использованием мобильных данных в настоящее время составляет большинство и составляет 79% от общего числа тарифных планов. Среднее потребление мобильных данных на линию уменьшается по мере увеличения количества линий.

    Рисунок 19. Потребление данных по количеству линий на план/подписку *

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Анализ безопасности

    Пользователи ожидают, что их работа в Интернете всегда будет доступна и защищена, а их личные и деловые активы будут в безопасности.Последние несколько лет были самым насыщенным периодом с точки зрения угроз безопасности, когда было много серьезных утечек данных, которые широко обсуждались в средствах массовой информации. Учитывая объем денежного ущерба и ущерба для бренда, связанного с утечкой данных, кибербезопасность рассматривается как бизнес-риск, а не просто как проблема ИТ. Достижения в области технологий являются основным двигателем экономического роста, но также привели к увеличению числа кибератак. Ведущие тенденции, такие как электронная коммерция, мобильные платежи, облачные вычисления, большие данные и аналитика, Интернет вещей, искусственный интеллект, машинное обучение и социальные сети, увеличивают киберриски для пользователей и предприятий.Усугубляя проблему, природа угроз становится все более разнообразной. Список включает в себя распределенный отказ в обслуживании (DDoS), программы-вымогатели, сложные постоянные угрозы (APT), вирусы, черви, вредоносное ПО, шпионское ПО, ботнеты, спам, спуфинг, фишинг, хактивизм и потенциально санкционированные государством кибервойны.

    По состоянию на ноябрь 2019 г. было совершено 1272 нарушения безопасности, при этом было раскрыто почти 163 миллиона записей. По данным ресурса Identity Theft Resource за 2019 год, количество раскрытых записей в результате утечки данных в среднем составило 128 171 с начала года. Center с наибольшим количеством утечек в банковской категории и отрасли здравоохранения столкнулись с наибольшим процентом утечек конфиденциальных записей.Согласно исследованию IBM Security and Ponemon Institute 2018 Cost of Data Breach Study, средняя стоимость утерянной или украденной записи продолжает расти, и в 2019 году она составила 150 долларов США по сравнению со средней стоимостью 148 долларов США в 2018 году. Облачная и цифровая трансформация увеличили общую стоимость утечки данных. Масштабная миграция в облако, использование мобильных платформ и устройств Интернета вещей — все это привело к значительному увеличению затрат. У организаций в Соединенных Штатах были самые высокие общие средние затраты — 8,19 млн долларов, за ними следуют организации Ближнего Востока — 5 долларов.97 миллионов. Напротив, в организациях Индии и Бразилии были самые низкие общие средние затраты — 1,83 млн долларов и 1,35 млн долларов соответственно.

    Атака распределенного отказа в обслуживании (DDoS) происходит, когда несколько систем переполняют пропускную способность или ресурсы целевой системы, обычно одного или нескольких веб-серверов. Такая атака часто является результатом того, что несколько скомпрометированных систем наводняют целевую систему трафиком. DDoS-атаки представляют собой доминирующую угрозу, наблюдаемую большинством поставщиков услуг.Перебои в работе инфраструктуры также продолжают представлять угрозу: с этой проблемой сталкивается более половины операторов. Злоумышленники с усилением, имеющие инструменты для проведения DDoS-атаки, эксплуатируют уязвимости в сети и вычислительных ресурсах. Поставщики систем безопасности продолжают следить за тем, чтобы эти атаки были финансово невыгодными для киберпреступников.

    Рисунок 20. Пиковый размер DDoS-атаки вырос на 63% в годовом исчислении.

    Источник: Arbor Networks, Ежегодный интернет-отчет Cisco, 2018–2023 гг.

    Рисунок 21. Количество DDoS-атак: к 2023 году число атак во всем мире удвоится и достигнет 15,4 млн.

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Приложения нового поколения

    Многие миллионы пользователей и устройств, подключающихся к сети, более высокие скорости и возможности подключения, а также многочисленные технологические достижения в архитектуре приложений следующего поколения, которые имеют чрезвычайно сложные требования, являются и станут нормой.

    Вместе с созданием множества приложений нового поколения создаются и новые модели бизнеса. Искусственный интеллект, машинное обучение и многие другие приложения в настоящее время используют преимущества цифровой трансформации, которая идет полным ходом и создает новые модели бизнеса и влияет на различные отрасли.

    Возьмем, к примеру, музыкальную индустрию: с помощью когнитивной машины Watson BEAT помог создать саундтрек лучше, чем оригинальная композиция.Команда IBM ® Spectrum Computing попросила IBM Watson ® Beat придумать убийственные биты для своего последнего видео Red Bull Racing, и ИИ-композитор использовал свою нейронную сеть, чтобы записать уникальный трек.

    Или отрасль здравоохранения, где такие приложения, как Infervision, используют искусственный интеллект и глубокое обучение и работают вместе с рентгенологами для более быстрой диагностики рака легких.

    Другим примером приложения следующего поколения является предиктивная аналитика, которая включает использование передовых аналитических методов, использующих исторические данные для раскрытия информации в реальном времени и прогнозирования будущих событий.Предиктивная аналитика может помочь преобразовать способ работы бизнеса и может использоваться для многих решений Industrial IoT — использование данных датчиков для прогнозирования отказов оборудования, погодных условий, прогнозов севооборота и урожайности, а также различных других воздействий на сельское хозяйство и пищевую промышленность и многие другие IoT. решения.

    Такие приложения, как обучение с подкреплением, произвели революцию в автомобильной промышленности, создав автомобили с автономным управлением, и в отрасли финансовых услуг с новыми способами управления портфелем.

    Ежедневно создаются новые приложения следующего поколения, их быстро развивающиеся варианты использования и примеры из реальной жизни, наиболее успешными из которых будут являться смена технологий и развитие бизнес-моделей.

    Мобильные приложения определяют будущие потребности потребителей, малого и среднего бизнеса (SMB) и корпоративных приложений. К 2023 году во всем мире будет загружено 299,1 миллиарда мобильных приложений. Социальные сети, игры и бизнес-приложения будут увеличивать объем продаж.

    Рисунок 22. К 2023 году будет загружено почти 300 миллиардов мобильных приложений

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Азиатско-Тихоокеанский регион будет иметь самый высокий процент (40,3 процента) всех загруженных мобильных приложений с 283,2 миллиардами к 2023 году по сравнению со 120,7 миллиардами мобильных приложений в 2018 году.

    Раздел 3: Многодоменная архитектура

    A. Переосмысление приложений

    Практически во всех секторах бизнеса наблюдается повышенный спрос на новые или усовершенствованные приложения, которые повышают производительность труда или улучшают качество обслуживания клиентов.

    Перед ИТ-отделами часто стоит задача преобразовать инфраструктуру для внедрения новых технологий. Интернет вещей (IoT), искусственный интеллект (AI), машинное обучение (ML) и бизнес-аналитика меняют то, как разработчики создают интеллектуальные приложения для упрощения транзакций клиентов и предоставления новых бизнес-идей.

    Многие предприятия внедрили многооблачные стратегии с унифицированными решениями для управления для поддержки микросервисов и контейнерных приложений на границе сети.Благодаря широкому выбору вариантов «программное обеспечение как услуга» (SaaS) теперь можно создавать интеллектуальные бизнес-платформы, которые беспрепятственно подключают приложения, интегрируют решения IoT и обеспечивают настраиваемый анализ больших данных. Корпоративные, коммерческие и потребительские приложения можно переосмыслить с помощью соответствующей инфраструктуры и подходящего партнера, который поможет вам разработать специально разработанное решение.

    Какую роль играет ИИ в предоставлении новых идей и бизнес-аналитики из ваших приложений?

    Платформы и приложения

    AI позволяют разработчикам корпоративных приложений использовать возможности машинного обучения для повышения точности, удобства пользователей, эффективности и возможностей.Прогнозируется, что ИИ будет использоваться повсеместно, от периферии до ядра и облака. Поставщики технологий должны продолжать сотрудничать и поддерживать быстрое развертывание, функциональную совместимость и стандартизацию решений ИИ.

    Рисунок 23. Принятие искусственного интеллекта и приоритеты вариантов использования

    Источник: исследование внедрения программной платформы ИИ, IDC, февраль 2019 г. [процент респондентов: N = 505].

    Рекомендуемое действие: Роль ИИ на предприятиях меняет то, как ваши клиенты покупают, поставщики доставляют и конкурируют конкуренты.Благодаря тому, что предложения AI/ML доступны в виде более готовых к использованию и настраиваемых моделей потребления, разработчик приложений может с легкостью включить AI в любое приложение. Вам потребуется развернуть решения, оптимизированные для ИИ и масштабируемые с помощью ИИ, начиная от пакетов для определенных рынков и заканчивая лучшими в своем классе пакетами.

    Могут ли пограничные сети оптимизировать ваш бизнес и приложения IoT?

    Согласно нашему анализу, к 2023 году на устройства IoT будет приходиться 50 процентов (14,7 миллиарда) всех глобальных сетевых устройств.Производители устройств, компании, занимающиеся разработкой программного обеспечения для бизнес-аналитики, операторы мобильной связи, системные интеграторы и поставщики инфраструктуры будут играть уникальные, но дополняющие друг друга роли в среде IoT.

    Пограничные сети и вычисления

    позволяют корпоративным архитектурам оптимизировать обработку для критически важного для бизнеса анализа наборов данных из приложений и средств связи Интернета вещей. По данным Uptime Institute, к 2021 году половина всех рабочих нагрузок будет выполняться за пределами корпоративного центра обработки данных, либо в облачных/необлачных центрах обработки данных, либо на границе сети.Коммуникации в режиме реального времени с малой задержкой и видеоприложения высокой четкости будут использовать возможности множественного доступа, обеспечиваемые 5G и Wi-Fi 6.

    Рисунок 24. Количественная оценка преимуществ производительности 5G

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Рекомендуемое действие: Приложения IoT разнообразны и могут быть сложными. Вам следует изучить варианты мобильного подключения и определить наилучший подход для ваших инициатив в области Интернета вещей.Оцените потребность в географическом охвате. В долгосрочной перспективе приготовьтесь сместить акцент с управления подключением на управление данными в приложениях IoT.

    Как вы будете обеспечивать соответствие сегодняшних приложений будущим масштабам и возможностям?

    В основе вашего перехода к цифровым технологиям вы должны модернизировать свои приложения, чтобы они соответствовали сегодняшним требованиям бизнеса, предвидя будущие потребности и рост. Для многих организаций контейнерные приложения и микросервисы обеспечивают гибкость и отказоустойчивость, необходимые для того, чтобы идти в ногу с технологическими инновациями и конкурентным давлением бизнеса.

    К 2022 году архитектуры микросервисов будут поддерживать 90 процентов всех приложений, что улучшит возможности проектирования, отладки, обновления и использования стороннего кода (по данным IDC). Микросервисы и контейнеризация приложений обеспечивают независимую масштабируемость операций, непревзойденную доступность системы и быстрый запуск новых сервисов без массовых реконфигураций.

    Рисунок 25. Архитектура микросервисов обеспечивает большую гибкость, чем устаревшие платформы.

    Источник: 5G выходит за рамки пропускной способности сети, IDC, сентябрь 2019 г.

    Рекомендуемое действие: Мы живем в многооблачном мире (общедоступном, частном и гибридном).Вашему бизнесу необходимо разработать мультиоблачную стратегию, чтобы улучшить и расширить возможности своих приложений для решения новых конкурентных задач. Ваша цифровая трансформация может произойти только тогда, когда архитектура и операции будут упрощены с помощью микросервисов и контейнеризации.

    B. Преобразование инфраструктуры

    Одной из самых больших проблем для сетевых администраторов является рост затрат на ИТ для сетевых операций. Быстрый рост данных и устройств может опережать возможности вашей ИТ-команды, и ручные подходы просто не позволят вам идти в ногу.К сожалению, до 95 процентов сетевых изменений по-прежнему выполняются вручную, в результате чего эксплуатационные расходы в два-три раза превышают стоимость сети. Повышение уровня автоматизации ИТ с централизованным и удаленным управлением необходимо для того, чтобы предприятия могли идти в ногу с цифровым миром. Проверенные инновации, такие как программно-определяемые сети, интеллектуальные улучшения на границе сети, а также унифицированные элементы управления доменами и политики, могут помочь вашей организации повысить эффективность ИТ, согласованность и качество обслуживания.

    Использует ли ваша организация программно-определяемую глобальную сеть (SD-WAN) для автоматизации ИТ?

    Организациям необходим непрерывный автоматизированный мониторинг и оптимизация сети для поддержки все более динамичных и цифровых бизнес-моделей. Программно-управляемые сети могут реализовать эти желаемые возможности и создать гибкую и программируемую инфраструктуру для меняющихся потребностей бизнеса. Программно-определяемые сети (SDN) отделяют плоскость управления от плоскости пересылки, делая сеть более адаптируемой к динамическим требованиям бизнеса к трафику.В дополнение к SDN, автоматизация на основе политик и сеть на основе намерений (IBN) также очень важны для удовлетворения потребностей бизнеса в гибкости, переносимости и масштабируемости.

    По данным IDC, 40% опрошенных мировых ИТ-руководителей говорят, что в настоящее время они развернули SD-WAN; еще почти 55% ожидают развертывания в течение 24 месяцев. Кроме того, сетевая автоматизация (25 процентов), SDN (23 процента) и IBN (16 процентов) входят в число технологий, которые окажут наибольшее влияние на сетевое взаимодействие в течение следующих пяти лет.(Источник: Отчет о глобальных сетевых тенденциях.)

    Рисунок 26. Планы внедрения корпоративной SD-WAN

    Источник: Обзор программно-определяемых глобальных сетей (SD-WAN), 2018 г., IDC, 2018 г. [Процент респондентов: N = 1202]

    Рекомендуемое действие: По мере распространения гибридного облака и увеличения требований к полосе пропускания на предприятиях схемы потоков трафика бизнес-глобальных сетей становятся все более программными и гибридными по своей природе (сочетание Интернета и многопротокольной коммутации по меткам [MPLS] — WAN).В ответ на эту тенденцию IBN обеспечивает больше интеллекта и автономии. Решения IBN могут преобразовывать и поддерживать декларативное намерение на всех этапах работы с сетью — инициализации, развертывании, управлении, устранении неполадок и устранении неполадок.

    Какую роль играет периферия сети в цифровой трансформации вашей организации?

    Пограничные вычисления делают высокопроизводительные вычислительные ресурсы, хранилища и сетевые ресурсы ближе к пользователям и устройствам, чем когда-либо прежде. Цели этого подхода включают снижение стоимости передачи данных и уменьшение задержки.SD-WAN по-новому соединяет периферию предприятия с центром обработки данных, создавая основу для облачного или виртуального клиентского оборудования (CPE). Существуют различные варианты использования, которые обуславливают потребность бизнеса в расширении возможностей периферийных вычислений. Предприятия меняют свои возможности оркестрации и управления, чтобы они больше соответствовали функциям или местоположению. Поставщики услуг используют свои телекоммуникационные возможности для предоставления внешних услуг корпоративным клиентам.

    Периферийная граница предприятия насыщена ИТ и обычно включает местоположения, которые ранее классифицировались как удаленные офисы и филиалы без центров обработки данных.Большинство периферийных местоположений предприятия контролируются с помощью корпоративных ИТ-специфичных возможностей выделения ресурсов и управления, основанных на «ядре» инфраструктуры (т. е. в основном центре обработки данных или общедоступном облаке). По мере того как предприятия приступают к конвергенции ИТ и операционных технологий, конечные точки становятся все более динамичными, мобильными и рассредоточенными, что также приводит к большей распределенности периферийных местоположений.

    Рисунок 27. Варианты использования граничных вычислений

    Источник: Стратегии подключения к периферии, интенсивное чтение, сентябрь 2019 г.
    [Процент респондентов: N = 60 телекоммуникаций, 23 предприятия]

    Рекомендуемое действие: Добавление миллиардов устройств к границе сети приводит к тому, что предприятиям необходимо управлять и анализировать данные с конечных точек IoT.Перемещение трафика из ядра сети на периферию влияет на вычислительную и коммуникационную архитектуру. Прежде чем добавлять возможности периферийных вычислений, сосредоточьтесь на том, чтобы сделать вашу общую ИТ-инфраструктуру более эффективной, управляемой и производительной. Ваша стратегия периферийных вычислений будет успешной только в том случае, если она построена на мощной ИТ-базе.

    Есть ли у вашей организации комплексный план по использованию перспектив 5G?

    Появление 5G открывает беспрецедентные возможности для операторов мобильных сетей (MNO) по предоставлению дифференцированных услуг предприятиям.Согласно опросу мировых ИТ-лидеров и поставщиков услуг, ожидается, что 5G окажет значительное влияние на многие сегменты бизнеса. Хотя варианты использования будут разными, каждому бизнесу потребуется комплексный план 5G, который включает охват сотрудников, политику/безопасность, аналитику и многое другое. Несмотря на то, что предприятия всегда обращались к операторам мобильной связи для обеспечения подключения последней мили, у них не было информации об областях сети, контролируемых оператором мобильной связи. Сегодня предприятиям требуется больше, чем просто пропускная способность.Они хотят иметь возможность распространить контроль над своей сетью на сеть оператора. Предприятиям нужна видимость и контроль над всей сетью (фиксированной и мобильной), что исторически было невозможно.

    Рисунок 28. Где 5G вызовет наибольшие сбои?

    Источник: Сетевой опрос Business Performance Innovation (BPI), BNI, 2019 г.
    [Процент респондентов: N = 145 глобальных ИТ-руководителей и поставщиков услуг] Респонденты выбрали три ведущие отрасли.

    Рекомендуемое действие: Вашему предприятию необходимо разработать единую стратегию управления доменом, включающую управление идентификацией и доступом, безопасность и сегментацию. Ваши сотрудники должны иметь такое же качество работы со своих мобильных устройств, когда они не подключены к вашей корпоративной сети. В идеале ваше решение должно позволять вам управлять всеми конечными точками предприятия с единой панели управления и гибко настраивать политики доступа для лицензированных и нелицензированных конечных точек.

    C. Безопасность устройств, соединений, сети и данных

    Кибербезопасность должна быть главным приоритетом для всех, кто использует Интернет для бизнеса и личных целей. Защита ваших активов включает в себя постоянно расширяющийся цифровой ландшафт. К 2023 году в мире будет 29,3 миллиарда подключенных к сети устройств по сравнению с 18,4 миллиардами в 2018 году. Около половины этих подключений будут поддерживать широкий спектр приложений Интернета вещей (IoT) (14,7 миллиарда к 2023 году по сравнению с 6.1 миллиард в 2018 году). Вам нужны действенные идеи и масштабируемые решения для защиты устройств ваших сотрудников, соединений IoT, инфраструктуры и частных данных. Вам также нужен правильный партнер, который поможет вам быстро выявлять и устранять нарушения при возникновении несанкционированных событий.

    С какими инцидентами безопасности/типами атак вы сталкивались в прошлом году?

    Согласно сравнительному исследованию, проведенному директором по информационной безопасности Cisco в 2019 году, две из трех основных проблем безопасности относятся к безопасности электронной почты.Независимо от того, инвестируете ли вы в защиту при переходе на Microsoft Office 365 или пытаетесь улучшить защиту от компрометации корпоративной электронной почты (BEC) с помощью проверки подлинности, отчетности и соответствия сообщений на основе домена (DMARC), электронная почта остается вектором угроз номер один. Тот факт, что две из 10 самых популярных атак связаны с внутренними угрозами (обмен файлами и кража учетных данных), показывает, что вы должны следить за тем, что происходит внутри, а не снаружи. Некоторые преступники могут войти в систему, а не взломать ее.

    Рисунок 29. Основные проблемы безопасности предприятия

    Источник: Anticipating the Unknowns: сравнительное исследование директора по информационной безопасности (CISO), Cisco, март 2019 г.
    [Процент респондентов: N = 2909]

    Рекомендуемое действие: Современные проблемы безопасности подчеркивают необходимость улучшения многофакторной аутентификации (MFA). Ваша политика безопасности должна обеспечивать правильный баланс между защитой данных и простотой использования.Эффективный подход к кибербезопасности должен предоставлять доступ нужным людям, но не препятствовать авторизованным пользователям с неуклюжей процедурой аутентификации пользователей.

    Насколько хорошо ваша компания соблюдает действующие Общие правила защиты данных (GDPR)?

    Согласно эталонному исследованию конфиденциальности данных, проведенному Cisco в 2019 году, 59% компаний по всему миру заявили, что на сегодняшний день они отвечают всем или большинству требований GDPR. Еще 29% заявили, что они будут готовы к GDPR в течение года, а 9% заявили, что на подготовку потребуется больше года.Хотя GDPR применяется к предприятиям в ЕС или к обработке персональных данных, собранных о физических лицах, находящихся в ЕС, только 3 процента респондентов в глобальном опросе указали, что они не верят, что GDPR применим к их организациям.

    Рисунок 30. соответствие GDPR

    Источник: Максимизация ценности ваших инвестиций в конфиденциальность данных, Cisco, январь 2019 г. [Процент респондентов: N = 3206]

    Рекомендуемое действие: Основными проблемами при подготовке к GDPR были названы безопасность данных, обучение сотрудников и соблюдение меняющихся правил.Конфиденциальность данных стала вопросом на уровне совета директоров для многих организаций, и клиенты должны убедиться, что их поставщики и деловые партнеры имеют адекватные ответы на свои вопросы конфиденциальности, прежде чем начать совместную работу.

    Каковы были финансовые последствия крупнейшего нарушения безопасности для вашей организации за последний год?

    Мы все знаем о потенциальных последствиях нарушения: финансовые потери, репутация бренда и репутации или крах, подорванное доверие акционеров, потеря ценных данных, нормативные санкции и штрафы за несоблюдение требований и многое другое.Налицо явный сдвиг в сторону проблем восприятия и чувств. Нет никаких сомнений в необходимости поддержания операций, но качество обслуживания клиентов и репутация бренда также являются ключевыми проблемами, связанными с вопросами кибербезопасности.

    Рисунок 31. Финансовые последствия крупного нарушения безопасности

    Источник: Предвидя неизвестность: Сравнительное исследование директора по информационной безопасности (CISO), Cisco, март 2019 г.
    [Процент респондентов: N = 2386]

    Рекомендуемое действие: Все сотрудники организации, особенно те, кто занимается безопасностью, должны хорошо разбираться в реагировании на инциденты.К сожалению, только 75% респондентов опроса Cisco указали, что знают, что делать после нарушения безопасности. Именно здесь обучение становится жизненно важным, и ему необходимо уделять больше внимания в плане кибербезопасности каждой организации.

    D. Расширение прав и возможностей сотрудников и команд

    ИТ-инфраструктуры становятся все более сложными, вмещая все больше и больше разнообразных устройств конечных пользователей и соединений Интернета вещей (IoT). Современные приложения более интерактивны и требовательны к пропускной способности, генерируя огромные объемы данных, которые поддерживают аналитику в реальном времени и решение проблем.Эта цифровая трансформация требует более распределенных и интеллектуальных возможностей пограничной сети с постоянно развивающейся безопасностью. Для достижения гибкости бизнеса (главный приоритет для предприятий любого размера) необходимо обеспечить сотрудников по всему миру правильными инструментами. Автоматизация, совместная работа и мобильность необходимы для управления сложностью ИТ и новыми ожиданиями и требованиями клиентов.

    Рисунок 32. Растущие требования к ИТ-инфраструктуре

    Источник: Исследование управления корпоративным облаком и DevOps, IDC, июль 2016 г.
    [Процент респондентов: N = 200 лиц, принимающих решения в области ИТ и DevOps]

    Каковы основные цели реализации стратегии автоматизации сети?

    Основной задачей сетевых команд является постоянное обеспечение производительности и защиты приложений и служб для бизнеса.Сетевая автоматизация — это процесс автоматизации настройки, управления, тестирования, развертывания и эксплуатации физических и виртуальных сетей. Согласно опросу Capgemini (где были ранжированы две основные цели, стимулирующие инициативы по автоматизации), почти 40 процентов организаций, внедряющих инициативы по автоматизации, делают это для повышения производительности труда.

    Рисунок 33. Главные цели мировых ИТ-лидеров по внедрению сетевой автоматизации

    Источник: Обзор вариантов использования автоматизации, Исследовательский институт Capgemini, июль 2018 г.
    N = 705 организаций, которые экспериментируют или реализуют инициативы]

    Рекомендуемое действие: По данным Gartner, примерно 70% сетевых задач центра обработки данных выполняются вручную, что увеличивает время, стоимость и вероятность ошибок, а также снижает гибкость.Автоматизация может повысить доступность сети и избавить команды от трудоемких повторяющихся задач, высвобождая их для деятельности с более высокой добавленной стоимостью.

    Используете ли вы решение для унифицированных коммуникаций и совместной работы (UCC) для улучшения рабочего процесса?

    UCC стал основным инструментом повышения производительности для многих организаций благодаря тому, насколько широко он был принят и используется для делового общения и совместной работы. Согласно опросу, проведенному IDC, почти 50% предприятий в настоящее время используют UCC, в то время как доля тех, кто не планирует использовать UCC, снизилась.Почти 75% предприятий либо используют UCC, либо планируют это сделать в течение года.

    Рисунок 34. Внедрение унифицированных коммуникаций и совместной работы (UCC)

    Источник: Исследование корпоративных коммуникаций в США, IDC, 2016, 2017, 2018 и 2019 годы (предварительные результаты).

    Рекомендуемое действие: Расширение использования видео, бизнес-приложений виртуальной и дополненной реальности могут улучшить совместную работу, обучение и производительность вашей команды.Решения UCC также могут привести к более быстрому и инновационному решению проблем для бизнес-процессов и взаимодействия с клиентами.

    Какую роль играют беспроводные сети в расширении возможностей вашей рабочей силы?

    Мобильность — еще один важный инструмент расширения возможностей вашей рабочей силы. Бизнес-пользователи ожидают высокопроизводительного подключения в любом месте, в любое время и на любом устройстве (через Wi-Fi или сотовые сети). Кроме того, беспроводные устройства IoT становятся все более распространенными во многих секторах бизнеса (производство, здравоохранение, логистика и т. д.).). Эта волна приложений IoT резко меняет требования к беспроводным сетям с точки зрения масштаба, моделей и объемов трафика, а также безопасности.

    ●     К 2023 году на устройства IoT будет приходиться 50 процентов всех сетевых устройств (почти треть будет беспроводными).

    ●     К 2023 году соединение 5G будет генерировать почти в 3 раза больше трафика, чем соединение 4G.

    ●     К 2023 году во всем мире будет 628 миллионов общедоступных точек доступа Wi-Fi, что в 4 раза больше, чем в 2018 году (169 миллионов).

    Развитие сотовой связи (4G/LTE или 5G) и обновление Wi-Fi (Wi-Fi 6) обусловлено нашим ненасытным спросом на беспроводную связь. Постоянные мобильные инновации потребуются для поддержки высокой плотности соединений IoT, а также интерактивных и тактильных приложений.

    Рисунок 35. Глобальные показатели беспроводной сети

    Источник: Годовой отчет Cisco об Интернете, 2018–2023 гг.

    Рекомендуемое действие: Вашему бизнесу необходимо разработать мобильную стратегию с политиками для расширения возможностей ваших команд и защиты их активов и данных.Новые возможности, такие как Open Roaming, обеспечат бесперебойный, постоянный и безопасный глобальный роуминг между различными сетями Wi-Fi 6 и общедоступными сетями 5G.

    Резюме: Мультидоменные инновации и интеграция меняют представление об Интернете

    В течение прогнозируемого периода (2018–2023 гг.) сетевые операторы и ИТ-отделы будут сосредоточены на соединении всех различных доменов в своих разнообразных инфраструктурах — доступ, кампус/филиал, IoT/OT, глобальная сеть, центр обработки данных, кол-лос. , облачные провайдеры, провайдеры услуг и безопасность.Интегрируя эти ранее отдельные и разрозненные домены, ИТ-отдел может снизить сложность, повысить гибкость и повысить безопасность. Будущее Интернета установит новые требования к подключению и уровни гарантии обслуживания для пользователей, персональных устройств и узлов IoT, всех приложений (потребительских и коммерческих) через любой тип доступа к сети (фиксированный широкополосный доступ, Wi-Fi и сотовая связь) с динамической безопасностью. . Благодаря нашим исследованиям и анализу мы ожидаем инноваций и роста в следующих стратегических областях.

    Приложения: Практически во всех секторах бизнеса наблюдается повышенный спрос на новые или усовершенствованные приложения, повышающие качество обслуживания клиентов. Интернет вещей (IoT), искусственный интеллект (AI), машинное обучение (ML) и бизнес-аналитика меняют то, как разработчики создают интеллектуальные приложения для упрощения операций с клиентами и предоставления новых бизнес-идей. Предприятиям и сервисным организациям необходимо понимать растущие потребности и обеспечивать исключительное качество обслуживания клиентов, используя технологии.

    Преобразование инфраструктуры: Быстрый рост данных и устройств опережает возможности многих ИТ-команд, и ручные подходы не позволяют им идти в ногу. Повышение уровня автоматизации ИТ с централизованным и удаленным управлением необходимо для того, чтобы предприятия могли идти в ногу с цифровым миром. Поставщики услуг и предприятия изучают программно-определяемое все, а также ориентированные на намерения и зависящие от контекста инфраструктуры, предназначенные для поддержки будущих потребностей и гибкости приложений.

    Безопасность: Кибербезопасность является главным приоритетом для всех, кто использует Интернет для бизнеса и личных онлайн-действий. Защитите каждую поверхность, быстро обнаруживайте и уверенно восстанавливайте. Защита цифровых активов и контента охватывает постоянно расширяющийся цифровой ландшафт. Организациям нужны действенные идеи и масштабируемые решения для защиты устройств сотрудников, соединений IoT, инфраструктуры и собственных данных.

    Расширение возможностей сотрудников и команд: Чтобы добиться гибкости бизнеса и подготовить сотрудников к будущему, необходимо предоставить сотрудникам по всему миру правильные инструменты.Автоматизация, совместная работа и мобильность необходимы для управления сложностью ИТ и новыми ожиданиями и требованиями клиентов. Бизнес-группы, партнеры и группы во всех типах организаций должны беспрепятственно сотрудничать во всех прикладных средах, которые имеют отношение к различным ролям и обязанностям. Сотрудникам и командам нужны точные и действенные данные для решения проблем и разработки новых стратегий роста.

    Приложения

    Приложение A: Обзор методологии ежегодного интернет-отчета

    Количественная методология прогнозирования

    Число пользователей фиксированного Интернета-потребителя не берется непосредственно из источника аналитиков — оно оценивается на основе прогнозов аналитиков для потребительских широкополосных подключений, данных о пользователях точек доступа, оценок пользователей только для мобильных устройств, оценок пользователей только для бизнеса из различных источников, и демографические прогнозы ООН.Все компоненты вместе проверяются на соответствие тому, что считается разумным уровнем охвата населения на уровне страны (отчетным или расчетным). Прогноз для мобильных пользователей определяется аналогичным образом путем изучения мобильных абонентов, о которых сообщают наши надежные аналитические источники, перечисленные ниже, а затем сравниваются/проверяются с учетом населения страны и других отчетов/оценок.

    Наша методология по устройствам и подключениям включает данные о платежах, а иногда и данные о поставках от сторонних аналитических фирм, применение нашего собственного анализа при преобразовании последних в установленную базу, оценку распределения на уровне страны, разделение сетевого подключения и дедупликацию для уникального подсчета.

    Прогнозы загрузки мобильных приложений основаны на множестве общедоступных и синдицированных источников, адаптированных для регионов и стран в отчете.

    На прогноз скорости фиксированного и широкополосного доступа Wi-Fi влияет несколько факторов, включая развертывание и внедрение оптоволокна, высокоскоростных DSL, внедрение кабельного широкополосного доступа, технологий Wi-Fi6 и Wi-Fi 5, а также общее проникновение широкополосного доступа. Что касается прогноза скоростей мобильных устройств, развертывания сетей 4G и 5G (частоты как менее 6 ГГц, так и миллиметровых (мм) волн), проникновения двухрежимных устройств с более высоким разрешением (смартфонов, планшетов и т. д.).) вместе с заходом солнца 2G и 3G по всему миру. В рамках этого исследования мы также анализируем более 80 миллионов записей тестов скорости, рассматривая среднюю и медианную скорости.

    Чтобы больше сосредоточиться на будущих тактильных интернет-приложениях, онлайн-инструмент Cisco для обеспечения готовности к Интернету предоставляет примерный набор бизнес- и потребительских облачных сервисов, к которым пользователи получают доступ, и дает представление о сетевых требованиях, связанных с этими сервисами. В приложениях поддержка характеристик производительности сети является ключом к определению готовности стран к развертыванию этих приложений.Мы сопоставляем требования к приложениям с несколькими фундаментальными характеристиками: средней скоростью загрузки, средней скоростью загрузки и средней задержкой в ​​сети на основе миллионов записей тестов скорости конечного пользователя. Затем для создания прогнозов применяется статистическое моделирование.

    Прогноз основан на прогнозах аналитиков в отношении пользователей Интернета, широкополосных подключений, абонентов видео, мобильных подключений и внедрения интернет-приложений. Прогнозы наших надежных аналитиков исходят от Ovum, Ookla Speedtest.сеть, IDC, IHS, Gartner, ABI Research. Strategy Analytics, HarrisX, Dell’Oro, Nielsen, Maravedis, App Annie и множество других источников.

    Методология качественного раздела

    В этом разделе отчета основное внимание уделяется четырем стратегическим областям цифрового развития: приложениям, безопасности, преобразованию инфраструктуры и расширению возможностей сотрудников и команд. Эти области соответствуют многодоменным архитектурным проблемам и возможностям, которые многие глобальные организации пытаются реализовать в своих доменах доступа, WAN (глобальной сети) и центрах обработки данных.В этой части ежегодного интернет-отчета Cisco используются тщательно подобранные точки зрения, идеи и анализ объединенных аналитических фирм (Gartner, IDC и др.), а также собственные исследования и спонсируемые опросы Cisco.

    Для получения дополнительной информации

    Доступно несколько интерактивных инструментов, помогающих создавать настраиваемые основные моменты и диаграммы прогнозов по регионам, странам, приложениям и сегментам конечных пользователей (см. инструмент Cisco Annual Internet Report Highlights). Запросы можно направлять по адресу [email protected]ком. Вы также можете задавать вопросы и общаться с аналитиками через нашу внешнюю страницу сообщества.

    .

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.