Общество и география куда можно поступить после 11: ЕГЭ география обществознание куда поступить.

Содержание

Куда поступать с географией в СПб? | Куда можно поступить с географией и русским после 11 класса?

Каждый выпускник задумывается над тем, кем он хочет быть. Ведь от этого зависит и его будущее, и возможности, и то, насколько успешным он будет. Если вас интересует география, вы планируете сдавать ЕГЭ по географии, то вам нужно четко знать, куда вы сможете поступить.

Куда поступать, если сдавать географию?

К сожалению, ныне не так много отделений, для поступления на которые необходим данный предмет. Все потому, что данная дисциплина считается узкоспециализированной, имеющей немало важных моментов.

Страноведение и международный туризм

В последнее время туризм развивается более активно. Поэтому и спрос на данное направление активно повышается. В том случае, если вы получите такую специальность, то вы сможете работать в туристической компании, ином учреждении.

В данном случае вы можете ознакомиться с особенностями страноведения, туристических ресурсов. Кстати, выпускники таких факультетов могут работать не только в коммерческих туристических фирмах. В некоторых случаях возможно и открытие собственной фирмы.

Заявки на участие в ЕГЭ по географии в 2017 году подали около 14 тысячи человек – школьников и выпускников прошлых лет. Сократилось число тех, кто не преодолел минимальный порог в 37 баллов.

Картография

О том, что собой представляет данная профессия, понятно сразу же. И в том случае, если вы планируете поступать на данное отделение, то вам нужно обладать определенными навыками как в черчении, так и в рисовании. Ведь в дальнейшем вам придется разрабатывать новые карты, осуществлять проектирование, прочее.

Нередко картографы посещают разнообразные места и районы, отправляются в командировки. Это им необходимо для того, чтобы составлять более точные и детальные карты.

В последнее время популярностью пользуется космическая картография, поскольку в этом случае подготавливаются карты звезд, а также планет.

При их подготовке используются современные программы и компьютерные технологии.

Выпускники данного факультета могут работать как в различных институтах, так и в проектных отделах, а также издательских учреждениях.

Океанология

Это направление также доступно тем, кто сдает ЕГЭ по географии. И на этот факультет смогут поступить только те абитуриенты, которые активно изучают географию. Поскольку такая профессия не очень распространена, к ее подготовке нужно подойти ответственно. Кстати, обязательно нужно уделить внимание физической подготовке.

Те ученики, которые выберут данное направление, смогут периодически посещать экспедиции, изучать глубины моря и океана, а также заниматься охраной океанических вод.

Хотя данная специальность и не пользуется особой популярностью, ответственные абитуриенты смогут в дальнейшем найти действительно хорошую работу в определенном центре.

Физическая география и ландшафтное планирование

Для того, чтобы поступить на этот факультет, необходимо сдавать ЕГЭ по географии, математике, русскому языку, а также физике. На этом отделении готовят не только преподавателей географии, но и ландшафтных планировщиков.

Окончив обучение, можно поступить на работу в природоохранительное учреждение, заповедник либо же научно-исследовательский институт, определенный вуз.

Экология и природопользование

Если вы заинтересованы в защите природы, а также обеспечении безопасности, то вы сможете выбрать именно такой факультет. Такие специалисты могут работать в учреждениях, которые занимаются разнообразными природоохранными технологиями, а также защитой природных ресурсов.

В дальнейшем можно принимать активное участие в научной деятельности либо же работать преподавателем как в школе, так и в высшем учебном заведении.

Почему география – самый непопулярный предмет на ЕГЭ — Российская газета

ЕГЭ по географии каждый год сдают примерно три процента выпускников – около 20 тысяч человек. Это очень мало. Для сравнения, ту же историю выбирают примерно 130 тысяч одиннадцатиклассников. Если не считать совсем узкие “языковые” профили (испанский, немецкий, французский, китайский), то география – самый непопулярный предмет на ЕГЭ. Почему?

– В некоторых регионах ЕГЭ по географии могут сдавать всего несколько человек. Но это никак не связано с интересом школьников или со сложностью самого экзамена. Просто предмет не востребован в вузах: как вступительный экзамен, его принимают только на географических факультетах. Школьники не видят смысла его сдавать, – рассказал “РГ” президент Межрегиональной ассоциации учителей географии России, эксперт Союза “Профессионалы в сфере образовательных инноваций” Александр Лобжанидзе. – Как только вузы, имеющие туристическую, экономическую специализацию или направление подготовки по региональному планированию, вернут ЕГЭ по географии в список вступительных испытаний, количество сдающих возрастет в разы.

Невероятно, но факт: даже самый что ни на есть профильный вуз – Российская международная академия туризма не требует географию как вступительный экзамен! Ни в качестве основного, ни дополнительного испытания. Зато охотно учитывает ЕГЭ по истории, обществознанию и даже биологии.

Географические факультеты некоторых крупных вузов тоже все чаще начинают зачислять студентов по результатам экзамена по обществознанию. На специальность “туризм” в том числе. То есть абитуриент может подать документы одновременно и на экономиста, и на психолога, и на туризм, и еще на парочку направлений – при этом география ему совершенно не нужна. Куда пройдет по конкурсу – туда и поступит…

О познаниях в географии российских школьников во многом можно судить по тем типичным ошибкам, которые совершают ребята, решившие все-таки сдавать этот экзамен. Которые специально готовились. По данным экспертов, участники ЕГЭ часто путают мировые столицы, не могут определить страну по ее описанию. И внимание: примерно 20% выпускников считают Дальний Восток самым маленьким по площади географическим районом России… Что же тогда в голове у тех, кто географию не сдает?

– В пятом-шестом классах на предмет отводится всего час в неделю. Каким бы замечательным ни был учитель, как бы ни старался, за неделю ребенок забудет половину того, что ему говорили на уроке, – говорит Лобжанидзе. – Что еще усложняет задачу? Понятия “масштаб”, “координаты” в программе пятого класса по географии уже есть, а в программе по математике их нет. Парадокс.

Безусловно, немного выправить ситуацию позволит проект новых школьных стандартов для 5-9 классов. В них написано, что и в каком классе должен изучать школяр. Выстроена четкая связь между предметами. Например, по новому документу, уже к концу пятого класса ученик должен показывать на карте материки и океаны. Знать, что такое орбита и ось Земли, полюса, экватор, знать строение литосферы и многое другое. А к концу девятого – знать разницу между валовым внутренним продуктом и валовым региональным продуктом, особенности размещения машиностроительных, химических предприятий, черной и цветной металлургии, грузооборота…Но что касается старшей школы – здесь пока полный провал. По действующим стандартам география практически полностью уходит из 10-11 классов: остается предметом по выбору в гуманитарном профиле.

По действующим стандартам география практически полностью уходит из 10-11 классов

– Русский язык, литература, история и география – это предметы, которые формируют у ребенка национальную идентичность. С этой точки зрения географии в школьной программе уделено неоправданно мало внимания, – считает Александр Лобжанидзе. – Интерес к географии должен начинаться с малой родины, но в большинстве регионов курс краеведения не включен в программу. В итоге сегодня от ребенка чаще можно услышать рассказ об особенностях турецких пляжей, чем о той земле, на которой он живет.

Что делать? Раньше интерес к предмету у детей появлялся во время школьных походов, путешествий и экскурсий по родному краю, по стране. То есть знание географии было не книжным, а практическим. По мнению эксперта, традиции школьных походов нужно активно возрождать. Но сегодня собрать класс в турпоход, все организовать, выполнить требования безопасности, собрать с родителей деньги и информированные согласия – та еще морока. Многие учителя просто не хотят с этим связываться. Хотя энтузиасты еще остались.

Есть еще важный аспект – цифровизация. Она тоже вносит свои коррективы. Казалось бы, зачем учить кучу географических терминов и понятий, если и так все есть в интернете? “Зачем ребенку знать все пятнадцать течений Атлантического океана и все десять – Индийского? И уж тем более – рисовать все это на контурных картах. Если им это когда-нибудь понадобится, они загуглят” – вот реальный “крик души” в соцсетях от родителей семиклассников.

– Действительно, чтобы ответить на вопрос про теплые и холодные течения, достаточно зайти на любую электронную карту. Но нужно не просто видеть эти течения, нужно понимать, как и на что они влияют. Какие гигантские глобальные климатические процессы связаны, например, с течением Эль-Ниньо, – говорит Александр Лобжанидзе. – Цель предмета – не в бездумной зубрежке тех или иных понятий. А в том, чтобы понимать ключевые законы, по которым живет наша планета. В глобальном смысле география – наука о том, как нам выжить в этом мире.

Выбираем предметы для сдачи ЕГЭ: провальные комбинации

При этом и его самого, и его родителей беспокоит возможность ошибки, которую сложно будет исправить. Мы собрали провальные комбинации предметов ЕГЭ, которых вы должны остерегаться. К 1 февраля все 11-классники должны подать заявление на участие в ЕГЭ. После этой даты изменить список предметов будет невозможно. Казалось бы, ничего страшного, но не все экзамены сочетаются между собой. И это влияет на поступление. Есть комбинации экзаменов, с которыми нельзя поступить ни в один вуз.

Русский язык + информатика и ИКТ / физика + математика (база) 

На первый взгляд, такое сочетание экзаменов не вызывает подозрений: русский язык нужен во всех вузах, а физика и информатика должны сочетаться с математикой. Вот только это должна быть математика профильного уровня, а не базового. Базовую математику вузы не принимают, она требуется только для получения школьного аттестата (и только тем, кто идет на гуманитарные направления).

Если вы хотите поступить на физико-технические или IT-специальности, сдавайте профильную математику, других вариантов нет. И, да, аттестат вы, разумеется, все равно получите: «профиль» в этом случае заменяет «базу».

Русский язык + история / литература + физика / информатика и ИКТ

Не сочетайте откровенно гуманитарные дисциплины с откровенно техническими, ничего хорошего из этого не выйдет. С такими ЕГЭ вы никуда не сможете поступить.

А вот если заменить историю и литературу на обществознание, то можно поступить на программы подготовки педагогов физики и информатики в некоторые вузы.

Русский язык + обществознание / история + химия

Химию лучше сдавать вместе с биологией или профильной математикой. Такие комбинации позволят поступить на медицинские и химико-биологические специальности, а также на программы вузов, связанные с легкой и пищевой промышленностью, экологией и науками о земле. Остальные варианты не оставят вам практически никаких шансов получить высшее образование.

Русский + география + физика / информатика

Это провальная комбинация, несмотря на то, что в вузах существуют такие программы, как «Геоинформатика» и «Геофизика».

Если вы очень любите географию и хотите сдавать ее на ЕГЭ, лучше сочетать ее с математикой профильного уровня или обществознанием. География и математика (профиль) позволят поступить на специальности из области экологии, геологии, добычи нефти и газа, сельского хозяйства. А в комбинации с обществознанием география даст возможность получить педагогическое образование.

Власти утвердили расписание ЕГЭ в 2021 году :: Общество :: РБК

Основной этап экзаменов пройдет с 31 мая по 2 июля, первыми будут география, литература и химия. Дополнительные экзамены назначены на 12, 13, 14 и 17 июля

Фото: Сергей Киселев / АГН «Москва»

Минпросвещения и Рособрнадзор утвердили даты проведения Единого государственного экзамена (ЕГЭ), соответствующий приказ опубликован на портале правовой информации.

Согласно документу, в этом году ЕГЭ начнется 31 мая и завершится 2 июля.

Полностью расписание выглядит так:

  • 31 мая (понедельник) — география, литература и химия;
  • 3 июня (четверг) — русский язык;
  • 4 июня (пятница) — русский язык;
  • 7 июня (понедельник) — математика профильного уровня;
  • 11 июня (пятница) — история, физика;
  • 15 июня (вторник) — обществознание;
  • 18 июня (пятница) — биология, иностранный язык, письменная часть;
  • 21 июня (понедельник) — иностранный язык, устная часть;
  • 22 июня (вторник) — иностранный язык, устная часть;
  • 24 июня (четверг) — информатика, ИКТ;
  • 25 июня (пятница) — информатика, ИКТ;
  • 28, 29 июня, 2 июля — резервные дни.


В дополнительный период экзамены пройдут 12, 13 и 14 июля, а также в резервный день — 17 июля.

В середине января глава Минпросвещения Сергей Кравцов сообщил, что сроки проведения ЕГЭ будут увязаны со сроками приемных кампаний в вузах, для того чтобы выпускники могли подать документы в выбранные учебные заведения. Досрочный этап сдачи экзамена в этом году отменили.

Работы у географов по-прежнему много: чем занимается сейчас одна из древнейших наук о Земле

По инициативе Русского географического общества с 2020 года в нашей стране отмечают День географа. История географической науки восходит к древним египтянам и античным грекам. За пять с лишним тысяч лет человечество успело детально изучить свой общий дом, и некоторым нынешним “недорослям” сложно понять, для чего нужна география, если давно существуют не только извозчики, но и сервисы “Яндекса”. О современном состоянии и задачах одной из самых “заслуженных” сфер познания Земли рассказал в беседе с РГО доктор географических наук, член-корреспондент РАН, декан географического факультета МГУ имени Ломоносова Сергей Добролюбов. 

— Сергей Анатольевич, чем занимаются географы в наш век, когда многим кажется, что всё на Земле давно открыто, описано и нанесено на карты?

— То, что мы называли географическими открытиями, почти закончилось. Но наука, и география в частности, не просто перечисление фактов: здесь есть остров, сюда впадает река. Это — закономерности, почему так получилось. География как раз исследует закономерности пространственной организации природных, природно-социальных, социально-общественных систем.

Конечно, очень сильно изменились методы географии и возникли новые тенденции, которых раньше не было, даже в XX веке. Это некая интеграция тех наук, которые мы называем географическими. Пошла “экологизация”, человек гораздо больше стал задумываться о том, почему изменяется климат, изменяются компоненты природной среды, происходит её загрязнение, какие факторы, в том числе природные, приводят к ухудшению здоровья населения. Всё это — ответ на влияние человеческой деятельности на природную среду.

Чтобы говорить об оценках воздействия на природную среду, нам нужно много междисциплинарных характеристик. Раньше оценки делали в рамках отдельных наук — в географии есть гидрология суши, ландшафтоведение, география почв, океанография как часть океанологии, климатология и другие дисциплины. Междисциплинарный характер воздействий человека на природную среду требует комплексных подходов. Это экологические экспертизы проектов, влияния различных природных и антропогенных явлений на природу, социум и экономику.

Кроме того, произошли серьёзные технологические изменения. Наука начинается тогда, когда есть цифры, есть количественные критерии. Раньше география страдала от того, что их было мало, было трудно достать информацию. Сейчас процесс получения информации вышел на новый уровень. В первую очередь это дистанционное зондирование при помощи спутников, а теперь ещё и беспилотных летательных аппаратов. Абсолютно новый уровень оценки информации о природной среде, температуре, содержании того или иного элемента с помощью всевозможных зондов, сенсоров. Новый уровень возможностей и точности приборов, которые дают нам, к примеру, значения концентрации природных элементов, загрязнений. Данные сейчас могут поступать в режиме онлайн, непрерывно. И компьютерная обработка, моделирование, которое всегда было в гидрометеорологии, но в другие географические науки проникало с трудом. Сейчас моделирование вышло на более широкий уровень. Это так называемое моделирование Земной системы: биохимические циклы внутри географической оболочки, потоки аэрозолей, течения в океане. Поскольку компьютерные модели развиваются уже на более высоком уровне, мы выходим на прогноз. Причём не на одну или две недели, а прогноз на десятилетия.

Долгосрочными прогнозами занимается, к примеру, Межправительственная группа экспертов по изменению климата. Неделю назад вышел новый обзор, над которым работало большое количество людей, связанных с географическими науками. И это как раз описание воздействия на природную среду в ближайшие десятилетия на основе ансамбля прогностических моделей.

— Получается, что у географов работы по-прежнему много?

— Много. Мы не забываем, что география состоит из множества наук. Это мы ещё про общественную географию не начали говорить. А ведь был не так давно доклад Всемирного банка, в котором дали прогноз, что могущество стран будет определяться в том числе и географическими факторами. Это тоже очень важный аргумент. Поэтому всё, что связано с общественной географией, тоже очень важно.

Это всевозможные вопросы, связанные с прогнозированием изменений в размещении экономики, какие-то большие инновационные инфраструктурные проекты, к примеру арктические. Их влияние и на природную среду, и на экономическую ситуацию.

Очень активно в последние десятилетия развивается рекреационная география. Проектирование рекреационных территорий, так называемая туристская дестинация — куда повезти людей на отдых. Это тоже задача географии. И она, кстати, сейчас активно решается в Арктике. В том числе за счёт отдыха на судах. Мы понимаем, что гостиницы строить дорого, а судно можно пришвартовать, на нём возить в очень интересные места и размещать туристов.

— Можно ли назвать географию структурной наукой, которая пронизывает все сферы деятельности человека?

— Безусловно! Особенно хорошо мы понимаем это сейчас, когда у каждого в руках мобильный телефон с глобальным позиционированием. У нас очень много вещей завязано именно на пространственное расположение того или иного объекта. Начиная с простой навигации для пешехода или для машины и кончая информацией, которая нужна каждому из нас. О загрязнении воздуха, например. Человек болеет астмой, ему идёт личный прогноз для конкретного квартала родного города: ситуация со скоростью ветра, замутнённостью атмосферы. Вся спутниковая информация, полученная при помощи моделей, приходит к нему и говорит: “Пожалуйста, сегодня останьтесь дома! Дым от пожаров в Якутии достиг вашего города, если вы страдаете таким-то набором болезней, лучше сегодня вам не выходить”.

— А сколько существует географических наук внутри самой географии?

— Оценить очень трудно. Принадлежат ли они географии или как-то с географией соприкасаются, тоже сказать трудно. Есть система естественных наук, наук о Земле. Она довольно большая: науки об атмосфере, науки об океане и так далее. Это мы говорим только о физической части географии. Вообще говоря, в отличие от всего мира, в России география преимущественно физическая. В других странах она в основном общественно-политическая и экономическая. Так сложилось у нас с советских времён. Были большие планы, связанные с освоением далёких территорий, поиском и использованием полезных ископаемых, надо было строить новые дороги, смотреть, как эти месторождения влияют на окружающую среду.

А экономическая география в России развита в меньшей степени, хотя есть прекрасные учёные. Вопросы, связанные с размещением производительных сил, с влиянием и стоимостной оценкой того или иного нового проекта, должны решаться.

— Когда я был студентом, на кафедру экономической географии зарубежных капиталистических стран был огромный конкурс. Попасть туда было очень сложно. Сейчас на геофаке МГУ 15 кафедр. Какая из них самая популярная?

— Этот год ещё не показательный, на географическом факультете ведь распределение по кафедрам после первого курса. А на первый курс набирают уже на направления. Я могу назвать несколько кафедр, куда конкурс почти всегда большой, когда на втором курсе начнут распределять. Это у нас как отдельное направление, картография и геоинформатика. Очень популярно и высокий конкурс. Последние годы очень хорошо идут в геохимию ландшафтов и географию почв — очень сильная кафедра, возглавляемая Николаем Сергеевичем Касимовым. Хорошо идут на экономическую географию не только зарубежных стран, но и России. Люди понимают, что у них будет работа, которая принесёт стабильный доход и позволит сделать карьеру. Очень хорошо идут в гидрологи суши. Они всегда при работе, большие договоры. Если человек хочет заниматься фундаментальной наукой на хорошем уровне с моделированием, с удовольствием идут на метеорологию и климатологию. Сильные ребята пошли, победители международных конкурсов. На мою кафедру океанологии тоже хорошо идут. Именно последние несколько лет очень нужны океанологи в прикладных работах. Определённые участки наших северных морей требуют постоянной работы и моделирования тоже. Но и ряд других кафедр тоже, в общем, очень востребованные. Если человек хорошо учится, он может устроиться на работу, и у нас более 70% выпускников работают по специальности.

Кроме того, практически треть студентов остаётся в аспирантуре. Московский университет отличается от академических институтов тем, что у нас очень большой приём в аспирантуру. И это хорошо! Это позволяет повысить свой уровень, защитить диссертацию и уже точно знать, что ты хочешь в этой жизни. При этом необязательно оставаться в фундаментальной науке. При выпуске порядка 130 человек 45 у нас набираются в аспирантуру. Это в разы больше, чем в любой академический институт. Там — меньше десяти.

— Как сейчас молодёжь относится к профессии географа? Считается она романтической?

— Понимаете, сейчас народ очень приземлённый, хотя есть, конечно, и романтики. Кто-то и на романтику клюёт, но в основном люди начинают спрашивать о том, сколько будут получать после окончания, где смогут работать, смогут ли ездить по зарубежным конференциям или устроиться в зарубежные лаборатории, чему научат и какие навыки пригодятся для последующей работы. Конечно, с советскими временами трудно сравнивать.

Но не будем забывать, что у нас теперь ещё есть и конкуренты — Высшая школа экономики открыла приём 30 человек в год и 15 человек берёт МГИМО, по-моему. Но большая часть победителей олимпиад первого уровня захотела учиться на географическом факультете МГУ, в том числе все победители международной олимпиады этого года, окончившие 11-й класс.

— Геофак МГУ остаётся главной кузницей географических кадров?

— Да! Несравнимо по размерам. И потом мы понимаем, что на пустом месте труднее что-либо создать. Здесь есть кадры, есть лаборатории. В новое надо вложиться, найти место для практик, ведь треть учебного процесса в географии — практики. Сначала — общая учебная, потом — учебная кафедральная, потом — производственная практика, когда ты работаешь в какой-то конкретной организации.

Несмотря на то что у нас ковид, в этом году мы провели полноценную общую практику первого курса — два месяца на полигоне в Сатино в Калужской области. Ни одного случая заболевания, мы брали только привитых или уже переболевших. Те, у кого были отрицательные медицинские показания, примерно 7–8% студентов, остались в Москве и проходили альтернативную практику.

— Какие базы есть у географического факультета МГУ сейчас? Раньше были, например, в Карпатах и Крыму.

— В Карпаты, как вы понимаете, уже давно никто не ездит. У факультета есть пять баз. Это база Азау на Эльбрусе в Терсколе, это база в Хибинах в Кировске, это база в Красновидово на Можайском водохранилище, база в Сатино в Калужской области под Боровском, и ещё есть небольшая база на юге Архангельской области. Плюс к тому мы используем для практик и другие организации. На Беломорскую биологическую станцию очень активно ездит несколько кафедр. Кто-то, как океанологи, ездит в Геленджик в Южное отделение Института океанологии, кто-то базируется в общежитиях филиала МГУ в Севастополе.

Потом есть маршрутные практики, когда берётся автобус и в течение месяца люди едут по меридиану или куда-нибудь на Урал. Например, экономгеография России. Туристы и ряд других кафедр ездят за границу. Но в этом году это было страшно трудно. Максимум, что удалось, — поездка в Грузию и Белоруссию.

 

— Недавно в России отмечали День Каспийского моря. На Каспии МГУ не собирается восстанавливать базу?

— У нас была база в Туралях под Каспийском. В 90-е годы она была заброшена. Там не очень понятно, что будет. Летом можно кого-то привезти, а что будет остальные 11 месяцев? Инфраструктурно это сейчас очень тяжело поддерживать.

Какие-то наши экспедиции ездят и в Баку, и в Астрахань. Зимние экспедиции в Дагестане прекрасно проводятся. Я сам когда-то начинал свою деятельность на втором курсе, на кафедре океанологии с зимней экспедиции по Каспию в течение двух недель. Мне очень нравилось это. Тогда это было из Баку, сейчас тяжелее — это другое государство.

 

Александр Жирнов

Куда поступить с историей и обществознанием

Сдавать ЕГЭ по истории и обществознанию необходимо, если вы решили выбрать гуманитарные специальности, тесно связанные с общественной жизнью и политическими процессами: юриспруденцию, социологию, политологию и т. д. Эти предметы считаются очень сложными, поскольку для успешной сдачи экзамена нужны глубокие знания и широкая эрудиция. Наш обзор поможет вам выбрать вуз, где больше всего бюджетных мест, и специальность, которая через несколько лет станет вашей профессией.

Международные отношения

В ВШЭ на этом направлении выделено 50 мест, проходной балл – 379, кроме русского, истории и обществознания нужно сдать иностранный язык.

Политология

Если вы решили поступать в Финансовый университет при правительстве РФ, имейте в виду, что выделено всего 46 бюджетных мест, а набрать нужно 243 балла. В Высшей школе экономики необходимо сдавать еще и иностранный язык, вам требуется 352 балла, мест – 60. В «Плехановке» проходной балл – 254, бесплатно будут учиться 15 человек. В МУГ запланировано 45 мест, требуемый балл – 350. В РАНХиГС минимальный балл – 276, бюджетных мест запланировано 5. В МПГУ вы сможете поступить на профиль «Управление политическими и избирательными кампаниями»: проходной балл 232, бюджетных мест – 15. В ГАУГН при Российской академии наук бюджетных мест 9, минимальный балл – 239.

Юриспруденция

Сложнее всего будет поступить в ВШЭ: проходной балл – 350 балл (включая иностранный язык), выделено 160 мест. В Финансовом университете шансы выше: 115 бюджетных мест и 250 баллов. В «Плехановке» всего 15 бесплатных мест, проходной балл – 269. В МГУ минимальный балл – 369, на бюджет примут 25 человек. Немного проще ситуация в РАНХиГС: проходной балл – 255, бесплатно будут учиться 30 человек. Очень высокие требования в Московском государственном юридическом университете им. Кутафина – нужно 352 балла, но, правда, бюджетных мест – 545. Примерно одинаковый проходной балл в Российской правовой академии Министерства Юстиции РФ, Российском университете правосудия и Российской таможенной академии – 242, 248 и 245 соответственно, бюджетных мест – 53, 105 и 40 в каждом вузе. В МГПУ проходной балл 230, а мест – 32. В РУДН проходной балл высокий – 260, мест – 18. В Московском университете дизайна и технологии чтобы поступить на бюджет (51 место), надо написать ЕГЭ минимум на 206 баллов. В Российской государственной академии интеллектуальной собственности проходной балл один из самых низких – 175, бюджетных мест – 18.

Философия

Чтобы поступить в ВШЭ на одно из 45 мест, нужно набрать 328 баллов и сдать иностранный язык минимум на 50 баллов. В МГУ мест больше – 66, ниже и требования – 319 баллов. В ГАУГН при Российской академии наук выделено 17 мест, нужно набрать не менее 221 балла.

Культурология

Если вы хотите поступить на эту специальность в ВШЭ, то вам нужно будет сдать ЕГЭ (включая и иностранный язык) на 345 баллов, вас ждет одно из 30 мест. В МПГУ баллов нужно меньше – 221, но мест в 2 раза меньше – 15. В МГУДТ один из самых низких баллов – 174, мест 9. В ГАУГН при Российской академии наук на этом направлении выделено 14 мест, проходной балл – 220.

Правовое обеспечение национальной безопасности

На это направление набирают ребят в МИФИ, проходной балл – 252, а бюджетных мест всего 15. В МГЮА имени Кутафина проходной балл – 255, выделено 85 мест. В РПА Министерства Юстиции РФ 18 мест, минимальный балл – 244.

Судебная экспертиза

Чтобы поступить на эту специальность в МГЮА имени Кутафина, нужно набрать 250 баллов, бюджетных мест – 60. В РУП запланировано 10 мест, минимальный балл – 226.

Реклама и связи с общественностью

В МГУ по этой специальности выделено 10 мест, проходной балл – 331. Больше шансов в МГУДТ – 247 баллов и 6 мест. В РосНОУ запланировано 10 мест, необходимое количество баллов – 223. В Академии труда и социальных отношений бюджетных мест – 15, а проходной балл очень низкий – 156.

Психология

Чтобы поступить на эту специальность в РосНОУ, необходимо набрать 183 балла, на бюджет смогут попасть 10 человек.

Религиоведение

По данному направлению в МГУ проходной балл 312, а бюджетных мест – всего 10. В Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете готовы принять на бюджет 10 человек, преодолевших планку в 113 баллов.

Социология

В РАНХиГС по данному направлению выделено 8 бюджетных мест, минимальный балл – 237. В МПГУ проходной балл немного ниже – 222, а мест немного больше – 10.

Теология

В Российском государственном социальном университете зачислят на бюджет 25 человек, набравших более 203 баллов. В ПСТГУ количество бюджетных мест на каждом профиле – 10, минимальный балл – 113.

Гостиничное дело

В РГГУ минимальный балл – 233, бюджетных мест запланировано – 6. В Российском государственном университете туризма и сервиса проходной балл – 205, бюджетных мест 18. В МГИИТ имени Сенкевича проходной балл средний – 215, на бюджет смогут попасть 80 человек. Бюджетных мест в РосНОУ мало, всего 8, но проходной балл небольшой – 207.

Туризм

Если вы хотите учиться в РГСУ, имейте в виду, что здесь выделено всего 14 мест, и вам придется набрать минимум 217 баллов по ЕГЭ. В РГГУ требуется 237 баллов, мест – 7. В МПГУ проходной балл 224, мест – 17. В РГУТС нужно набрать 222 балла, выделено 27 мест. В РосНОУ требуется 191 балл, бюджетных мест -8.

Конфликтология

В РГСУ на эту сравнительно молодую, но перспективную специальность выделено 15 федеральных мест для ребят, набравших более 228 баллов.

Социальная работа

На данном направлении в РГСУ проходной балл – 213, мест выделено – 23. В МГПУ проходной балл 223, бесплатных мест – 15. Один из низких баллов – 203– в РНИМУ имени Пирогова, выделено 12 мест. В МГМСУ имени Евдокимова, чтобы поступить на одно из 2 мест, нужно набрать 190. В МПГУ можно поступить на профиль «Социальная работа с молодежью»: бюджетных мест – 9, проходной балл – 220. В МГОУ на профиль «Социальная работа с семьей» на бесплатное обучение примут 25 человек, проходной балл – 196. В ПСТГУ на бюджет поступят по 3 человека на каждый профиль, минимальный балл – 113. В РосНОУ проходной балл – 197, мест – 10. В МУПОиЧ «Дубна» по этому направлению выделено 20 бюджетных мест, минимальный балл – 165.

Организация работы с молодежью

Чтобы поступить в РГСУ на эту специальность и попасть на одно из 23 бюджетных мест, нужно набрать минимум 208 баллов. В МГПУ 15 мест, а минимальный балл – 209. Российский госуниверситет физической культуры, спорта, молодежи и туризма предлагает 14 мест, проходной балл – 205.

Правоохранительная деятельность

По этой специальности готовят студент в РПА Министерства юстиции РФ: бюджетных мест 9, а проходной балл -241.

Документоведение и архивоведение

В РГГУ из федерального бюджета оплачивается 20 мест, чтобы попасть на одно из них, вам нужно будет набрать минимум 225 баллов.

История

Если вы планируете заниматься историей как наукой, то подавайте документы на это направление. В Московском городском педагогическом университете бюджетных мест – 25, проходной балл – 222. Чтобы поступить в ГАУГН при Российской академии наук, нужно набрать 225 баллов, бюджетных мест – 17. В Московском государственном областном институте выделено 25 мест, на ЕГЭ нужно набрать минимум 213 баллов. В ПСТГУ требуется всего 130 баллов, бюджетных мест – 12.

Педагогическое образование (история, право, обществознание)

Вы получите право преподавать историю и связанные с ней дисциплины, если закончите МГПУ по данным направлениям («Право», «История»): бюджетных мест 232, а проходной балл -222. В МПГУ есть несколько сходных специальностей:

  • «История и обществознание» – 247 баллов по ЕГЭ, 15 бюджетных мест;
  • «История и право»- проходной балл 234, выделено 30 мест;
  • «История и английский язык» – 243 балла, мест 15;
  • «Обществознание и право» – запланировано 12 мест, минимальный балл – 225;
  • «Обществознание и основы мировых религий и светской этики» – проходной балл 220, на бюджет поступят 12 человек.

В МГОУ ведется прием на два направления:

  • «История и обществознание» – проходной балл 217, 25 мест.
  • «История и литература» – 208 баллов и 25 мест.

Зарубежное регионоведение

В РУДН на зарубежном регионоведении выделено 5 бесплатных мест, проходной балл – 285.

Какую бы специальность и какой бы вуз вы ни выбрали, мы уверены: если вы приложите достаточно усилий, будете прилежно учиться, вас ждет огромный успех!

Какие предметы ЕГЭ нужно сдавать на учителя географии?

Чтобы учиться на учителя географии в ВУЗе, после 9 класса надо продолжать обучение в школе, а после 11 класса — сдавать ЕГЭ. Точный список предметов зависит от ВУЗа и специальности.

Какие предметы ЕГЭ сдавать на учителя географии после 11 класса?

ЕГЭ по русскому. Темы заданий

  • Фонетика
  • Лексика и фразеология
  • Морфемика и словообразование
  • Грамматика. Морфология и синтаксис
  • Орфография
  • Пунктуация
  • Речь и её выразительность
  • Языковые нормы
  • Сочинение

ЕГЭ по обществознанию. Темы заданий

  • Человек и общество
  • Экономика
  • Социальные отношения
  • Политика
  • Право
  • Эссе по высказыванию

ЕГЭ по математике. Темы заданий

  • Алгебра
  • Уравнения и неравенства
  • Функции
  • Начала математического анализа
  • Геометрия
  • Элементы комбинаторики, статистики и теории вероятностей

ЕГЭ по географии. Темы заданий

  • Источники географической информации
  • Природа Земли и человек
  • Население мира
  • Мировое хозяйство
  • Природопользование и геоэкология
  • Регионы и страны мира
  • География России

Какие предметы сдавать на учителя географии после 9 класса?

Если вы хотите поступать в ВУЗ, то в 9 классе для ОГЭ лучше выбирать те же предметы, которые вы будете сдавать потом в 11 классе на ЕГЭ.

Чтобы поступить в колледж, техникум или училище, достаточно предоставить аттестат об окончании 9 или 11 классов. Для получения аттестата после 9 класса нужно сдать ОГЭ по русскому, математике и двум предметам на выбор.

Отбор в ССУЗ производится по среднему баллу аттестата. Для некоторых специальностей предусмотрены дополнительные внутренние экзамены.

Читать далее >>

4 Географические методы | Новое открытие географии: новое значение для науки и общества

Географы сыграли важную роль в усилиях по использованию спутниковых данных для инвентаризации и мониторинга земного покрова как на региональном, так и на глобальном уровне. Например, совместный проект Геологической службы США (Центр данных EROS) / Центр передовых информационных технологий управления земельными ресурсами недавно продемонстрировал метод с использованием данных из нескольких источников, который успешно охарактеризовал 159 классов земного покрова для Соединенных Штатов (см. Таблицу 11).Получение глобальных данных о земном покрове было признано высшим приоритетом Национального исследовательского совета и Международной программы по геосфере-биосфере (например, Townshend, 1992; NRC, 1994).

Географы также сыграли ключевую роль в сборе и обработке данных дистанционного зондирования для Проекта анализа изменений береговой охраны Национального управления океанических и атмосферных исследований, совместной государственной и федеральной программы, разработанной для мониторинга изменений окружающей среды в прибрежных водно-болотных угодьях, возвышенностях и затопленных местообитаниях.Klemas et al. (1993), например, разработали систему классификации прибрежного земного покрова для использования со спутниковыми изображениями. Система совместима с существующими программами и базами данных прибрежного картографирования, а также с ГИС. Добсон и его сотрудники (Добсон и Брайт, 1991; Добсон и др., 1993) провели прототипные исследования в водоразделе Чесапикского залива и помогли разработать протокол для картирования местоположений, характеристик и изменений в местообитаниях прибрежной зоны. Дженсен и его сотрудники (Jensen et al., 1993a, b) использовали данные дистанционного зондирования для прогнозирования воздействия изменений уровня моря на прибрежные водно-болотные угодья (см. Таблицу 3).

Масштаб – это фундаментальная проблема для сбора данных удаленными методами. В этом контексте масштаб может относиться к пространственным, спектральным, радиометрическим или временным характеристикам сенсорных систем, все из которых – по отдельности или в сочетании – влияют на качество и полезность собранных данных. Географы внесли ценный вклад в понимание пространственной и временной зависимости географических данных и в определение оптимальных масштабов измерений для удаленно собранных данных.

Географы также участвуют в разработке новых технологий для интеграции, анализа и визуализации спутниковых данных с различным разрешением в интегрированных географических информационных системах. Интеграция и визуализация спутниковых изображений с другими типами данных обладают огромным потенциалом для исследователей, менеджеров ресурсов и лиц, принимающих решения, поскольку они стремятся к инвентаризации, пониманию и управлению человеческой и природной средой Земли.

Выборка и выбор наблюдений

Важным компонентом многих географических исследований является оценка значений переменных посредством выборки.Оценка эффективности планов выборки – важная тема исследования в области географии и важный аспект применения методов географии.

Традиционно при сборе выборки по географии использовались схемы выборки, заимствованные из классической статистики, но для многих географических данных использовалась классическая выборка

ссылок | Новое открытие географии: новое значение для науки и общества

Кейтс, Р.В., Дж. Х. Осубель, М.Берберский. 1985. Оценка воздействия на климат: исследования взаимодействия климата и общества. Нью-Йорк: Вили.

Кейт М. и С. Пайл (ред.). 1993. Место и политика идентичности. Нью-Йорк: Рутледж.

Келмелис, Дж. А., Д. А. Киртланд, Д.А. Нистром и Н. ВанДриэль. 1993. От местного к глобальному масштабу: приложения ГИС в Геологической службе США. Геоинформационные системы 3 (9): 35-43.

Kesel, R.H., E.G. Йодис, Д.Дж. МакКроу. 1992. Приблизительный баланс донных отложений в нижнем течении реки Миссисипи до серьезной модификации человеком.Процессы земной поверхности и формы рельефа 17: 711-722.

Китцбергер Т., Т. Т. Веблен и Р. Вильяльба. 1995. Влияние климата на режимы пожаров вдоль градиента от тропических лесов до ксерических лесов в северной Патагонии, Аргентина. Неопубликованная рукопись.

Клемас В., Дж. Добсон, Р. Фергюсон и К. Хаддад. 1993. Система классификации прибрежного земельного покрова для проекта анализа изменений береговой охраны NOAA. Журнал прибрежных исследований 9 (3): 862-872.

Клиот, Н. 1994. Водные ресурсы и конфликты на Ближнем Востоке.Нью-Йорк: Рутледж.

Нокс, Дж. К. 1993. Значительное увеличение силы наводнений в ответ на умеренные изменения климата. Nature 361: 430-432.

Нокс, П. 1994. Урбанизация. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Кругман П. 1991. География и торговля. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Langford, I.H. 1994. Использование эмпирических байесовских оценок в географическом анализе риска заболеваний. Площадь 26: 142-149.

Ласкер, Р.Д., Б.Л. Хамфрис, У.Р. Брейтуэйт. 1995. Создание мощной связи: здоровье населения и национальная информационная инфраструктура. Отчет Службы общественного здравоохранения США, Координационный комитет политики общественного здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 6 июля.

Лаурини Р. и Д. Томас. 1992. Основы пространственных информационных систем. Нью-Йорк: Academic Press.

Ли, Д. 1990. Статус женщин в географии: вещи меняются, вещи остаются прежними. Профессиональный географ 42: 202-211.

Лейтнер, Х. и Д. Делани (приглашенные редакторы). 1996. Специальный выпуск: Политическая конструкция масштаба. Политическая география.

Льюис, М.В. 1991. Неуловимые общества: региональный картографический подход к изучению человеческого родства. Анналы Ассоциации американских географов 81 (4): 605-626.

Льюис, М.В. 1992. Ставка на землю: ритуал, капитал и деградация окружающей среды в кордильерах северного Лусона, 1900-1986. Беркли: Калифорнийский университет Press.

Линдхольм М. и Т. Сарьякоски. 1994. Проектирование пользовательского интерфейса визуализации. Стр. 167-184 в Визуализации в современной картографии, А. МакИчрена и Д.Р.Ф. Тейлор (ред.). Оксфорд: Elsevier Science, Ltd.

Лю Т. и Р.И. Дорн. 1996. Понимание пространственной изменчивости изменений окружающей среды в засушливых районах с микролиминациями горного лака. Анналы Ассоциации американских географов 86: 187-212.

Лю, К.Б., и М.Л. Страх. 1993. Запись озерных отложений в результате ураганов позднего голоцена в прибрежной части Алабамы.Геология 21: 793-796.

Ливерман, Д. 1990. Воздействие засухи в Мексике: климат, сельское хозяйство, технологии и землевладение в Соноре и Пуэбле. Анналы Ассоциации американских географов 80: 40-72.

Loveland, T.R., J.W. Торговец, Дж.Ф. Браун, Д.О. Олен, Британская Колумбия Рид, П. Олсон и Дж. Хатчисон. 1995. Сезонные участки земного покрова США. Анналы Ассоциации американских географов 85 (2): 339-355.


MacEachren, A.M. 1995. Как работают карты: представление, визуализация и дизайн.Нью-Йорк: Guilford Press.

MacEachren, A.M., B.P. Баттенфилд, Дж. Кэмпбелл, Д. ДиБиасе и М. Монмонье. 1992. Визуализация. Стр. 99-137 в Внутренних мирах географии, Р.Ф. Аблер, М. Маркус и Дж.М.Олсон (ред.). Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса.

MacEachren, A.M., D. Howard, M. von Wyss, D. Askov, T. Taormino. 1993. Визуализация

Исследование

выявляет географическую неграмотность

В стране, называемой мировой сверхдержавой, только 17 процентов молодых людей в Соединенных Штатах могут найти Афганистан на карте, согласно новому всемирному опросу, опубликованному сегодня.

Молодые граждане США получили плохие оценки по географии. Но тогда, как показали результаты, их коллеги в других странах вряд ли были звездными студентами.

В рамках глобального исследования географической грамотности National Geographic – Roper 2002 было опрошено более 3 000 молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет в Канаде, Франции, Германии, Великобритании, Италии, Японии, Мексике, Швеции и США.

Швеция набрала наибольшее количество баллов; Мексика, самый низкий. США были предпоследними.

«Исследование демонстрирует географическую неграмотность Соединенных Штатов, – сказал Роберт Пастор, профессор международных отношений Американского университета в Вашингтоне, округ Колумбия.C. «Результаты особенно ужасны в свете событий 11 сентября, которые травмировали Америку и показали, что наша судьба связана с остальным миром».

Около 11 процентов молодых граждан США не смогли даже найти США на карте. Местоположение Тихого океана было загадкой для 29 процентов; Япония – до 58 процентов; Франция – 65 процентов; и Соединенное Королевство до 69 процентов.

Являются ли молодые граждане США американскими?

Несмотря на угрозу войны в Ираке и ежедневные сообщения о террористах-смертниках в Израиле, менее 15 процентов молодых У.Граждане С. могли найти любую страну.

Больше молодых граждан США, участвовавших в исследовании, знали, что остров, показанный в прошлогоднем телешоу «Выживший», находится в южной части Тихого океана, чем мог найти Израиль.

Особенно унизительно было то, что все страны смогли лучше идентифицировать население США, чем многие молодые граждане США. В США почти одна треть указала, что население составляет от одного до двух миллиардов; ответ – 289 миллионов.

«Создается впечатление, что в Америке происходит нечто среднее, что мы большие и сильные, и у нас есть все эти люди», – сказал Джон Фейи, президент и главный исполнительный директор Национального географического общества.

С другой стороны, Пастор предполагает, что результаты могут означать, что большинство молодых американцев просто не имеют представления об общей численности населения мира (около шести миллиардов).

Низкая географическая грамотность во всем мире

Молодые люди во всем мире не намного грамотнее в географии, чем американцы.

В среднем менее 25 процентов молодых людей во всем мире могли найти Израиль на карте. Только около 20 процентов смогли определить такие горячие точки, как Афганистан, Иран и Ирак.

Из всех опрошенных молодых людей только около одной трети в Германии, Швеции и Японии смогли назвать четыре страны, которые официально признают наличие ядерного оружия. В остальных странах это число сократилось до менее четверти. Во Франции 24 процента не знали, что их собственная страна является ядерной державой.

Результаты опроса не все безрадостны, говорит Роджер Даунс, глава географического факультета Государственного университета Пенсильвании в Государственном колледже и географ по месту жительства National Geographic в 1995–1996 годах.

География не ценится в школах

По словам Даунса, со времени последнего опроса, проведенного в 1988 г. при финансовой поддержке географических организаций, процент молодых граждан США, которые сообщили, что посещают курсы географии в школе, вырос с 30 до 55 процентов. А студенты, изучавшие географию, лучше справились с текущим опросом.

Школы в США обычно пренебрегают географией. «Если география не входит в учебную программу, – сказал Даунс, – она ​​не проверяется, и это говорит ученикам, что ее не ценят.«

Виноваты не только школы.« Разве не было бы хорошо, если бы родители также читали атласы своим детям? »- говорит Даунс.

Вопросы, касающиеся текущих событий или практических занятий, дали более обнадеживающие результаты.

Большинство молодые граждане США знали, что Африка больше всего пострадала от эпидемии СПИДа, и около половины знали, что Эль-Ниньо вызвало неустойчивую погоду.

«Когда география и жизнь пересекаются, люди обращают внимание», – сказал Ник Бойон, старший вице-президент по международным исследованиям компании RoperASW на Манхэттене.

Расширяя географию

Географические знания расширяются, среди прочего, благодаря путешествиям и знанию языка.

В странах с наивысшими баллами – Швеции, Германии и Италии – не менее 70 процентов молодых людей путешествовали за границу за последние три года, и большинство говорит на нескольких языках (в Швеции, 92 и 89 процентов, соответственно. ).

В США и Мексике только около 20 процентов выезжали за границу за тот же период, и большинство говорит только на одном языке.

Чтобы бороться с географическим невежеством и апатией среди молодежи в США и во всем мире, Национальное географическое общество созовет международную коалицию лидеров американского бизнеса, образования и средств массовой информации.

В следующем году группа будет рекомендовать инициативы политикам в этих областях, а также родителям и детям.

Почему регионы развиваются и меняются? Вызов для географии и экономики | Журнал экономической географии

Объяснение роста и изменения регионов и городов – одна из важнейших задач социальных наук.В области экономической географии и связанной с ней экономики в последние годы были разработаны основы, которые, решая основные вопросы пространственного экономического развития, не обладают способностью объяснять географическое развитие причинно-следственным образом и учитывать основные силы изменений.

1. Зачем сосредотачиваться на росте и изменениях?

Объяснение роста и изменения регионов и городов – одна из важнейших задач социальных наук. Города или регионы, как и любой другой географический масштаб экономической системы, имеют сложные процессы экономического развития, которые формируются почти бесконечным диапазоном сил.Возникает острый вопрос о том, что социальные науки должны стремиться делать перед лицом такой сложности.

В развивающихся странах региональное и городское развитие по очевидным причинам рассматривается как неотъемлемая часть широкого процесса индустриализации, при этом исследования сосредоточены на формировании городской системы и пространственной динамике населения и экономической активности, лежащих в основе городско-индустриальная традиция (Black and Henderson, 1999). Системы отсчета, используемые для размышления о таких процессах, в основном заимствованы из «долгосрочной точки зрения назад», то есть того, как развитые экономики создавали свои городские системы в то время, когда они развивались (Fujita et al., 1999; Габе и Иоаннидес, 2004). Преимущество такого заимствования заключается в том, что он смотрит на долгосрочную перспективу, на динамику и изменения. Но он обязательно должен «усредняться» по многим опытам развития и, следовательно, может ошибаться в атрибуции причин или во взаимосвязи между универсально присутствующими причинами и национальными или региональными контекстами. Таким образом, в современных развитых странах городские системы сильно различаются, несмотря на их широкую конвергенцию во многих областях экономической структуры и показателей.Более того, даже в развитых странах, которые используются в качестве шаблонов для теоретизирования причин, модели городского и регионального развития меняются за счет различных комбинаций деиндустриализации и потери населения, роста, солнечных и морозных поясов, экспансии мегаполисов и стимулируются изменением моделей специализации и занятости. , генерируя при этом новые модели доходов. Таким образом, прошлое может быть только самым основным прологом для размышлений о будущей динамике, будь то в развитых или развивающихся странах.

Было бы нереально просить какую-либо область теории и исследований – особенно в области такого сложного взаимодействия человека и техники, как пространственная экономика, – полностью решить все эти задачи. Но сосредоточение внимания на изменениях и причинно-следственных связях, под которым я подразумеваю изучение городов и регионов как поступательных процессов развития, должно определить, что является наиболее важным для определения амбиций в этой области. Конкретно, тогда поле должно быть в состоянии ответить на такие вопросы, как: почему регионы растут? Почему некоторые отказываются? Что отличает регионы, способные поддерживать рост, от регионов, которые этого не делают? Какие силы приводят к сближению или расхождению доходов на душу населения и при каких условиях они действуют? Каковы основные закономерности роста городов и регионов, а также какие события и процессы не являются регулярными во времени или географическом плане, но оказывают долговременное влияние на пути развития?

2.Прогресс Новой экономической географии и новой неоклассической экономики города

1

За последние годы получили развитие две отрасли пространственной экономики. Новая экономическая география (NEG) исходит из основополагающего документа Кругмана (1991), тогда как Новая неоклассическая экономика города (NNUE) развивается из старых традиций городской экономики, предлагая амбициозный и всеобъемлющий набор моделей межрегионального пространственного равновесия. Эти два понятия существенно отличаются друг от друга, но оба имеют значительные пробелы в своей способности объяснять определенные виды пространственно-экономической динамики.

NEG в основном занимается производством. NEG рассматривает пространственную концентрацию экономической деятельности как эндогенную часть экономического процесса и, следовательно, не зависящую от «географии первой природы», такой как неравномерное распределение природных ресурсов, климат или близость к побережьям и рекам. Экономия на масштабе способствует концентрации рабочих и фирм, каждая из которых пользуется более тесным контактом со своими рынками и доступом к большему разнообразию ресурсов и продуктов, если торговые издержки даже умеренно положительны (Krugman, 1991; Fujita and Thisse, 2002).Более того, торговые издержки полностью интегрированы в этот образ мышления, что ранее было невозможно. Торговые издержки также могут иметь определенные эндогенные характеристики, поскольку взаимодействие на местном уровне может привести к дополнительной экономии от масштаба и увеличению разрыва в торговых издержках между местными и удаленными экономическими агентами (Martin and Ottaviano, 1999).

Это значительные достижения, хотя большая часть лежащих в их основе идей существует довольно давно. Поколение экономистов по вопросам развития, представленное Альбертом Хиршманом, Гуннаром Мюрдалом, Селсо Фуртадо и Раулем Пребишем, которые сами опирались на таких выдающихся мыслителей, как Василий Леонтьев и Франсуа Перру, определили циклические и неравномерные характеристики развития экономики посредством кумулятивных и самоусиливающихся процессов. агломерации (Myrdal, 1957; Hirschman, 1958).Между тем, исследователи городов уже давно описывают маршалловские процессы экономической агломерации как основу городской экономики (Pred, 1977; Hall, 1998). Эти более ранние мыслители подчеркивали промежуточные связи, эффекты внутреннего рынка и обучение на местном уровне, точно так же, как это делает NEG сегодня; но они не поместили свои идеи в рамки с последовательным взглядом на торговые издержки, отношения открытой экономики, мобильность рабочей силы, эффект масштаба и надежные микрофундации. Таким образом, NEG представляет собой фундаментальный скачок вперед.

Новая неоклассическая городская экономика (NNUE) использует другой подход, который не менее амбициозен. Он пытается объединить в единую структуру поведение фирм при выборе местоположения, отдельных лиц и домохозяйств при выборе места жительства и разработчиков при формировании застроенной среды. В ее основе лежит то, как фирмы стремятся повысить производительность, а отдельные люди – удовлетворять свои предпочтения в отношении дохода, платных и немонетизированных удобств. Примечательно, что NNUE представляет местную политику в отношении земли и жилья как ключевую сферу, в которой возможности компаний и отдельных лиц определяются неравномерно от одного места к другому.В этом сложном географическом силовом поле миграция становится эндогенной. NNUE также представляет собой обширную концепцию городской и региональной динамики.

Эти двое – существенные соперники друг друга. NEG объяснил бы подъем Кремниевой долины эффектом самоусиливающегося процесса агломерации, возникшего в результате первоначальной аварии; и это могло бы объяснить высокие доходы там как результат огромной экономии за счет масштаба и разнообразия, с одной стороны, и квалификационной структуры спроса на рабочую силу в этой агломерации, с другой.NNUE сказал бы, что рабочие ищут взаимодействия и, следовательно, отправляются в Кремниевую долину; что фирмы группируются там, чтобы присоединиться к таким работникам и получить выгоду от их производительности; и что домохозяйства стремятся к удобствам в районе залива Сан-Франциско, но что реальные доходы не выше, чем в других регионах, из-за высокой стоимости жилья, что частично связано с ограничениями, налагаемыми квалифицированными работниками / гражданами, ищущими удобства. , которые ограничивают земельно-жилищную застройку. Таким образом, NEG сосредотачивается на экономии за счет масштаба производства и потребления и пространственном развитии как огромной шахматной доске монополистической конкуренции; NNUE делает очень обычные предположения о структуре производства и потребления (что она делима) и фокусируется на оптимальном удовлетворяющем предпочтения поведении со стороны фирм, рабочих, домашних хозяйств и строителей в мире совершенной конкуренции.Другими словами, механизмы пространственной сортировки людей и активности в этих двух теориях радикально различаются.

3. Ограничения НЭГ и ННУЭ

И NEG, и NNUE обладают потенциально важными знаниями о некоторых аспектах процесса пространственно-экономического развития; но у обоих есть существенные пробелы в объяснении причинности и изменений, и многие допущения обоих нереалистичны, потому что они обусловлены требованиями теоретической согласованности, а не тем, что происходит в реальном мире.

Первое существенное ограничение NNUE состоит в том, что некоторые допущения, используемые для объяснения изменений, крайне маловероятны. Главное из них – понятие «пространственное безразличие». С этой точки зрения фирмы могут в значительной степени заменять капитал и рабочую силу, выбирая одно из различных возможных месторасположений. Фирма может расположиться в месте с более высокими относительными затратами на рабочую силу, заменив больше капитала в пропорциях, продиктованных ее производственной функцией, но в то же время она может выбрать альтернативные места с более низкими относительными ценами на рабочую силу, используя более высокую долю рабочей силы. .Другими словами, фирма (благодаря своему положению в производственной функции) считается своего рода «замазкой», которой можно придать форму с помощью альтернативных местоположений (Glaeser, 2008). С этим безразличием фирмы тесно связано безразличие индивида как домохозяйства или индивида как работника: предполагается, что существует значительная эластичность денежной заработной платы по таким параметрам, как размер жилья или такие удобства, как климат и культура, и что они влияют на выбор местоположения между регионами (а не только на выбор района внутри региона).Людей считают мастерами, как и фирмы.

Фирмы, безусловно, выбирают местоположения в соответствии с относительными ценами факторов в разных местах; но есть скудные свидетельства того, что они могут быть по-настоящему безразличными между регионами, как того требует это предположение. В любой данный момент спрос на капитал и рабочую силу – поскольку он распределен между различными местами – определяется в первую очередь полуфиксированными коэффициентами факторов требовательных фирм. При наличии сильной положительной экономии на масштабе на уровне предприятия (стандартный случай NEG) и относительно низких уровнях межрегиональных торговых издержек фирмы “ переходят на ” поставки рабочей силы, как в случаях размещения новых месторождений или даже перевода на периферию в глобальном масштабе. .Когда промежуточные торговые издержки для поставщиков высоки или когда в выборе фирмы преобладает потребность в высокой квалификации или высокой текучести кадров, фирмы «переходят» к другим фирмам и объединениям рабочей силы. Замещение рабочей силы на маржу незначительно, и фирмы не «равнодушны». Таким образом, в краткосрочной перспективе экономика не работает как система одновременного замещения в разных местах.

NEG использует другой подход. Его большой вклад состоит в том, чтобы поставить феномен локализации или агломерации в центр процесса географического развития.Это достигается путем введения экономии от масштаба и обеспечения мобильности факторов производства (особенно рабочей силы), а затем определяет степень неравномерности развития, которая будет определяться взаимодействием этой экономии от масштаба с торговыми издержками между фирмами и между фирмами. и их рынки. NEG позволяет создавать несколько агломераций в рамках одной отрасли даже с очень низкими торговыми издержками, учитывая разнообразие продуктов – ключевой реалистичный аспект современной экономики. NEG объясняет перекрестную (внутриотраслевую) торговлю между одинаково развитыми регионами.Выгоды от торговли в NEG происходят не только от рикардианской специализации, но и от географически дифференцированного прироста производительности от агломерации. NEG имеет иное представление о пропорциях факторов производства и ценах, чем NNUE. Номинальная заработная плата может варьироваться в зависимости от масштаба предприятия или наличия кластеров, которые повышают производительность. То же самое и с прожиточным минимумом, когда более высокая стоимость жизни компенсируется доступом к разнообразию потребителей, которое становится дешевле на более крупных внутренних рынках для NEG и представляет собой чистое «вкусовое» удовольствие в NNUE.Экономическое равновесие, возникающее в результате такого мышления, обычно предполагает высокий уровень неравномерности выпуска и, в некоторых версиях, дохода на душу населения.

В долгосрочной перспективе большинство теоретиков NEG продолжают предполагать, что межрегиональная конвергенция доходов возникнет в результате снижения торговых издержек, что позволит лучше сортировать продукцию между конкурирующими регионами, а также за счет увеличения мобильности рабочей силы. Но в NEG это гораздо более неравномерный во времени и географически процесс, чем в NNUE, потому что эффект масштаба – внутри и между фирмами – является фундаментальной характеристикой экономики.Более того, инновации и обучение признаются некоторыми теоретиками NEG как потенциальные источники долгосрочной производительности и факторных ценовых различий между местами, хотя их очень трудно смоделировать. Из-за этой последней особенности они никогда не интегрируются полностью в модели NEG «большой картины» (Duranton, 2007; Fujita and Thisse, 2009). Это оставляет сильное различие между отраслевыми перспективами пространственного развития NEG, которые подталкивают к видению изменений и дифференциации, и его общими моделями (Duranton and Puga, 2001; Duranton, 2007), которые часто предлагают механизмы долгосрочного сглаживание развития, например кривые колокола в распределении населения и экономической активности (Thisse, 2010; Rossi-Hansberg and Wright, 2007).NEG также избегает попыток объяснить, «где» агломерации или пространственной иерархии доходов (какие места находятся наверху или внизу), предпочитая относить эти исходные источники различий к «историческим случайностям», вместо того, чтобы спрашивать, существуют ли они. любые закономерности или структурные детерминанты такого происхождения.

У NNUE и NEG есть дополнительные различия в мышлении об изменениях и развитии. В NEG экономия на масштабе производства приводит к повышению производительности и заработной платы в определенных местах; что, в свою очередь, приводит к концентрации разнообразных товаров по более низким ценам (потребительские удобства), что, в свою очередь, приводит к беспроигрышному выбору для людей, когда они размещаются в местах с высокой заработной платой, низкими ценами и большим разнообразием потребителей.Таким образом, «удобства» являются эндогенными для процесса пространственной концентрации, движимыми масштабом и транспортными расходами. Эта каноническая модель «ядро-периферия» привлекательна тем, что описывает реальность городов-регионов с высокими доходами. Но это не объясняет, почему люди и фирмы идут в места с более низкой заработной платой и меньшим разнообразием потребительских товаров или услуг без цен. Именно здесь NNUE противостоит центрально-периферийному мышлению NEG, утверждая, что в некоторых случаях люди будут снижать свою номинальную заработную плату на периферии, чтобы получить лучшие неценовые удобства и более дешевое жилье, таким образом, сортируя различные типы местоположений с достигаются разные характеристики.NEG считает, что заработная плата в основных регионах, возможно, включает в себя реальный рост заработной платы за счет более низких потребительских цен (разнообразие и производительность, поддерживаемые масштабом), а не гладкую, основанную на арбитраже и замещении версию пространственного равновесия.

Общая картина дополняется подходами NNUE, добавляя представление о том, что другие секторы экономики реагируют на эту динамику, но также – и это очень важно – формируют их. Самый важный из таких секторов – жилищный. Жилищный фонд реагирует на спрос, который, в свою очередь, зависит от того, что, как говорится, определяет рост населения (рабочие места? Или рабочие места рабочим?).Это, однако, может быть сформировано политическими силами, такими как регулирование землепользования, что иногда приводит к конфликту интересов внутренних и внешних нарушителей между теми, кто уже находится в каком-либо месте, и теми, кто хотел бы туда мигрировать. Однако в NNUE часто предполагается, что предложение жилья ограничит потенциальную въездную миграцию, что, в свою очередь, частично определяет, могут ли компании прибыть в регион и создать рабочие места, а в случае, когда предложение жилья ограничит рост населения, в результате рабочая сила будет ограничена (что накладывает ограничения на расширение фирм), что приведет к росту цен на жилье, номинальной заработной плате и снижению реальной заработной платы.Другими словами, для того, чтобы полностью интегрировать этот сектор, необходимо исходить из того, что он имеет долгосрочную возможность участвовать в разнообразных факторах замещения и корректировке цен, не только на “ неважной ” марже, но и в величинах, которые фундаментально влияют на цены (заработная плата) и количество (население) региональных экономик и обеспечивают равновесие, состоящее из сильной конвергенции реальной заработной платы / дохода в краткосрочном периоде и конвергенции номинальной заработной платы / дохода в долгосрочном периоде.

В целом, фундаментальная архитектура этих теорий основана на представлении о том, что существует множество сил, которые входят в параметры для определения рабочих мест, людей и жилья, и что их эластичность замещения является основным интересом исследователей, пытающихся выяснить это. что структурирует данное равновесное устройство пространственной экономики и как такие равновесия меняются с течением времени.На основной вопрос о том, что движет региональными изменениями населения, как NEG, так и новая неоклассическая городская экономика отвечают, что «люди идут на работу, а работа – на людей, более или менее одновременно» (ср. Muth, 1971).

И NEG, и новая неоклассическая городская экономика разделяют видение этой экономики как набора компромиссов, в котором нет идентифицируемых отправных точек, которые причинно более важны или последовательно предшествуют другим при определении последующих путей изменений. Они различаются деталями, конкретными структурными детерминантами, эластичностью, временными рамками корректировок и некоторыми результатами.Этот агностицизм в отношении причин и последовательностей изменений имеет то преимущество, что позволяет открыто рассматривать многие возможные силы. Но у него есть параллельный недостаток, заключающийся в том, что на основе допущения исключается возможность иерархии причин или направлений причинности, приводящих к серьезным изменениям в космической экономике. Например, если теория нейтральна в отношении того, идут ли люди на работу или на работу к людям, как она может объяснить, что запускает последовательность взаимодействий, которая приводит к развитию одних ранее неразвитых мест или к развитию других?

4.Фирмы на первом месте, люди идут на работу

Есть ли какие-то силы, которые являются «лидерами», а другие «последователями» в создании изменений в пространственных моделях? Реалистичный взгляд на историю пространственного развития предполагает, что пространственную экономику движет вперед создание новых границ производственных возможностей. На переднем крае технологий это включает в себя инновации процессов и продуктов; На границе «издержек-издержки» экономики он состоит из сил, которые открывают новые факторы производства или условия производства (например, посредством либерализации торговли или улучшения транспортной инфраструктуры).

В случае инноваций на технологической границе экономики, таких как основные новые типы продуктов (включая рождение новых секторов), применение инноваций для создания новых процессов в других секторах или развитие новых организационных возможностей для предоставления пакеты услуг, которые ранее были невозможны – есть два последствия, которые наблюдаются снова и снова. Во-первых, такая деятельность имеет склонность к агломерации, поскольку включает формы транзакционной, выходной и информационной неопределенности и требует скудных знаний.Это дорогостоящие атрибуты, которыми можно управлять путем сочетания организационной фрагментации и высоких уровней внешних транзакций, которые она порождает, а также объединения ресурсов (Duranton and Puga, 2004). Это одно из самых больших совпадений между NEG и EG; Фактически, последний имел процветающую литературу по агломерации в 1980-х, до того, как были опубликованы основополагающие статьи NEG.

Однако географы не могут в целом согласиться с тем, как и NEG, и NNUE интерпретируют более широкие экономические эффекты инноваций и агломерации.Для экономистов-географов определение цен на факторы производства и выпускаемой продукции в инновационных агломерациях не является стандартным конкурентным равновесием и во многих случаях даже не представляет собой расчистку рынка (без избытка) в каком-либо реалистичном смысле этого термина. Не имеет большого значения, называем мы пространственную структуру фирм и людей равновесием или нет (острый вопрос, не имеющий большого практического значения). Важно то, что в инновационных секторах, фирмах и местах, на рынках факторов производства и товаров используются процессы аукционов, которые поднимают цены выше стандартного правила нулевого избытка.Таким образом, как правило, существуют высокие темпы накопления капитала компаниями и высокая реальная заработная плата (накопление богатства) для людей, а также высокие реальные региональные доходы на душу населения, которые существенно отличаются от других регионов в течение длительных периодов времени. Эффекты обеспеченности этими процессами затем окажут сильное влияние на будущее состояние экономики в целом и некоторых регионов в частности.

Когда такие разработки связаны с радикальными инновациями, такими как вычисления или биотехнология, они, кажется, создают «окна возможностей для размещения» в том смысле, что они не сдерживаются ранее существовавшей внешней экономикой или производственными ресурсами (Scott and Storper, 1987 ).Их «новизна» сводит на нет преимущества старой среды и может даже превратить ее в препятствия. В других случаях, когда инновации опираются на существующие отрасли, но, тем не менее, являются существенными, новый вид деятельности может восстановить существующую производственную агломерацию, но существенно изменить динамику ее роста и местного развития. На несколько более поздних стадиях, обычно на раннем этапе расширения коммерциализации, только очень ограниченное число регионов может удовлетворить основные потребности фирм, какими бы ни были цены на землю, капитал и рабочую силу в этих регионах.

Если это Шумпетерианское мышление включить в теорию, то это будет иметь огромные последствия для того, как регионы, как считается, «захватывают» или привлекают эту стимулирующую экономику инновационную деятельность. В совершенно конкурентных отраслях экономики некоторые виды деятельности могут иметь гибкие коэффициенты фактора, а фирмы могут быть похожи на «замазку». Это небольшая корзина видов деятельности, в основном в секторах с низким уровнем технологий. В других секторах, где факторные коэффициенты в значительной степени фиксируются технологией, но продукты стандартизированы, а торговые издержки низкие, стандартная сортировка мест / видов деятельности происходит через факторные затраты мест.Но на передовых рубежах экономики оба таких механизма пространственной сортировки в значительной степени неактуальны. Грубо говоря, фирмы имеют полуфиксированные коэффициенты факторов; но у них мало вариантов размещения в этих секторах, потому что ресурсы (люди, навыки и организационные компетенции) редки и специализированы, а результаты не стандартизированы. Более того, изменения происходят настолько быстро, что в течение соответствующих периодов принятия решений и инвестирования в соответствующие периоды принятия решений о местонахождении и инвестирования невозможно провести конкурентную очистку рынка. Это означает, что люди идут на работу, как во временной последовательности, так и в качестве представления иерархии причин, которые должны входить в архитектуру теории.

Второй случай серьезного изменения пространственной организации экономики более тонкий, чем первый. Что происходит, когда происходят серьезные «шоки» транспортных расходов, большие изменения в открытости для торговли (например, изменение тарифов или торговых барьеров) или другие подобные «события»? Последовательность корректировок заключается в том, что фирмы реагируют на такие условия реорганизацией и перемещением, поскольку шоки достаточно велики, чтобы преодолеть существующие невозвратные издержки или агломерационную экономику. Это, в свою очередь, изменяет расположение пулов рабочей силы, к которым они теперь могут получить доступ.В этом смысле фирмы могут «обращаться к людям», и это наблюдается в современной делокализации на периферию страны и оффшоринга в менее развитые страны. Из этих начальных отправных точек разворачиваются вторичные процессы, включая миграцию людей на рабочие места, а это, в свою очередь, запускает дополнительные процессы местного развития, такие как рост внутренних рынков и обратная связь местной экономики. Причинная последовательность – с чего все начинается – и иерархия причин ясны.

Локально отрицательная версия этого процесса может включать в себя региональную экономику, которая является недиверсифицированной и испытывает серьезный «шок перемещения».Как только это произойдет, есть вероятность кумулятивного нисходящего течения – через безработицу и эмиграцию, но они отличаются от предсказаний стандартной теории. Когда рабочие места исчезают, упадок неторгуемых секторов приводит к деградации местной застроенной среды (отсутствие значительных государственных инвестиций), потому что изменение количества жилья и зданий происходит медленно. Цены снижаются, что приводит к накоплению негативных внешних эффектов и эффектов репутации или «имиджа» места.В то же время миграция может быть недостаточно плавной, чтобы приспособить местное предложение рабочей силы к спросу (социальные отношения, психологические издержки и т. Д.). Но некоторые цены на рабочую силу могут быть жесткими из-за институтов, соглашений и контрактов. Этот путь корректировки может быть достаточно сложным как с ценовой, так и с количественной стороны, чтобы сохранить результаты, далекие от любого стандартного понятия межрегиональной конвергенции номинального или реального дохода. Если результирующая деградация имиджа произойдет в более широком региональном масштабе, это может оказать долговременное воздействие на последующие инвестиции и пути экономической корректировки еще долгое время после того, как исчезнет жесткость цен на рабочую силу и даже когда жилье и земля станут очень дешевыми.Это отрицательный тип круговой и кумулятивной причинности, который отражает положительный тип, обнаруживаемый в «горячих» центрах роста. Процесс пространственного экономического развития пронизан этой динамикой, а не плавными заменами и средним возвратом, вокруг которых построено большинство моделей NEG и NNUE. Это пространственная версия критики структуры равновесия, которая была сделана в длинной череде мыслителей от Кейнса до Шумпетера и Дугласа Норта.

Можно ли включить такие силы прерывистых и сложных изменений «в» теорию экономической географии и регионального развития? Никакая теория социальных наук не может полностью эндогенизировать все причины изменений.Проблема большинства современных пространственных экономик (NEG или NNUE) не в том, что они полностью игнорируют эти силы, а в том, что они слишком строго ограничивают эти причины и пути их воздействия. Они не пытаются объединить их с систематически релевантными временными горизонтами. В основном они смотрят назад. Из-за своих требований теоретической согласованности, но вопреки наблюдаемой реальности, они преувеличивают важность гипотетической точки достижения равновесия без избытка. Следовательно, они скрывают неравновесные цены и количества, которые являются обычным явлением, и то, как они влияют на будущие пожертвования.Это, в свою очередь, мешает им реалистично оценить, как сегодняшнее развитие влияет на будущую эволюцию и пространственное распределение экономических возможностей и, следовательно, на долгосрочный процесс пространственного распределения развития и доходов.

5. Методы

Еще одна проблема, которая отделяет EG от NEG и NNUE, заключается в том, что два последних используют больше эконометрики, чем первые. Эконометрика хороша в обнаружении повторяющихся, большого количества факторов, влияющих на результаты, но, как известно, плохо выявляет причины основных сдвигов в моделях развития, упомянутых выше «потрясений».Изменения иногда можно обнаружить с помощью таких методов, но для определения точек, в которых сдвигались структурные детерминанты, требуется много удачи и «искусства». Их легко упустить, если нет четкой ориентации на изменения и динамику, а также на какую-то возможную причинную иерархию, встроенную в исследовательские усилия заранее и в качестве предмета существенной теоретической приверженности. Более того, как только огромное количество факторов включено в причинно-следственную связь и предполагается, что соответствующие скорости их изменения обнаруживают взаимную “ причинную ” перекрестную эластичность, тогда даже превосходная эконометрика может затруднить выявление основных событий, потрясений и причинно-следственных связей. это может лежать в основе более продолжительных последующих корректировок.Предположение, что большая часть изменений является постепенным результатом острой и широко доступной произвольной выборки предпочтений и факторов, является властным и в значительной степени бездоказательным предположением о мире и о том, как он работает.

6. Экономическая география

Ответ на большую часть работы экономистов-географов состоит в том, чтобы идти в противоположном направлении от пространственных экономистов, подчеркивая, что пространственное экономическое развитие является результатом уникальных, контекстно-зависимых, зависящих от места комбинаций сил, которые, как следствие, не могут ни можно смоделировать и даже не подвергать крупномасштабному причинно-следственному исследованию.В лучшем случае их иногда можно уловить в описательных типологиях. У этой крайности есть свои слабые стороны, к которым мы сейчас обратимся, но мы также заметим, что ЭГ разработала некоторые ключевые идеи относительно пространственного развития, которые могут быть плодотворно включены в обновленную структуру НЭГ.

ЭГ относится здесь к разным работам по пространственной экономике, выполненным географами, эмпирически мыслящими региональными экономистами и некоторыми отраслями инноваций и исследований организаций. Существует меньше согласия по теории и методам, чем в NEG и NNUE, и, следовательно, EG труднее дать краткую характеристику.

С 1980-х годов ученые ЭГ достигли значительного прогресса в понимании того, как функционируют агломерации. Они исследовали свои местные рынки труда, географию вторичных технологических эффектов и региональные контексты формальных правил, неформальных норм и соглашений. Все это, по-видимому, определяет способы функционирования агломераций и их постоянное развитие, упадок или устойчивость перед лицом вызовов.

В этой области экономисты-географы приложили значительные усилия – параллельно с усилиями экономистов – чтобы увидеть местные и региональные процессы в более широком контексте сил открытой экономики.Это подтолкнуло к значительной работе над взаимоотношениями на местном и дальнем расстоянии (что отражает озабоченность по поводу торговых издержек в другой литературе), а также над тем, как развивается разделение труда и фрагментация производственных систем. Подход географов к торговым издержкам подчеркивает разрыв между инновационными видами деятельности или видами деятельности, в которых преобладает неопределенность, и рутинными видами деятельности, отмечая их тенденцию иметь разные организационные структуры (масштаб и масштабы фирм, степень промежуточных операций) и, следовательно, торговые издержки (Скотт, 1988; 2004 г.).

И NEG, и EG интересуются динамическими аспектами этих сил. Более низкие транспортные издержки могут привести к пространственной концентрации, не только в простом случае обслуживания крупных рынков крупными фирмами и заводами, но и посредством более тонкой динамической реорганизации секторов, так что в итоговых торговых издержках на единицу продукции присутствует эндогенный компонент. С этой точки зрения более низкие торговые издержки, по-видимому, усиливают конкуренцию на обширных рынках (устраняя старые эффекты пространственной монополии) и побуждают фирмы ускорять внедрение новых продуктов, что, в свою очередь, вносит новые формы сложности и неопределенности в их стратегии, а следовательно, повышение издержек на удельную торговлю на начальном этапе, поскольку они фрагментируют производственные системы, чтобы они были более гибкими и реактивными, что, в свою очередь, приводит к пространственной концентрации (Duranton and Storper, 2008).

Теории пространственного экономического развития сталкиваются с дополнительной проблемой: как охарактеризовать закономерности роста и упадка мест с достаточно высоким уровнем разрешения. Эта задача не то же самое, что понимание средних характеристик мест роста и убывания или средней траектории агломерации или рассредоточения. Многие экономисты предпочитают сглаживать структуру вокруг средств и тенденций в средствах и учитывать, что случаи, которые далеки от средств, существуют из-за «случайных эффектов» или «шума».Географы склонны называть эти же эффекты «сложными, специфическими процессами развития» и полагают, что к ним следует относиться серьезно и даже теоретически. Эти различия отражают противоречащие друг другу убеждения в отношении пространственно-экономического развития по линиям, которые я прослеживал. Таким образом, для большинства экономистов разброс вокруг среднего – это всего лишь вопрос времени, потому что «история имеет значение» только на некоторое время после случайных потрясений (пока все не вернется к среднему значению в теориях пространственного равновесия).В NEG новые локальные равновесия вокруг агломераций могут временно включать некоторые довольно важные пространственные различия в ценах между плотными и большими регионами и менее плотными или небольшими регионами. Однако в отличие от объясненной выше точки зрения о неравновесности, такие различия должны строго отражать пространственные различия в производительности, а не альтернативные пространственно-дифференцированные аукционы факторов (с арендной платой и накоплением ресурсов и зависимостями от их пути). По мнению большинства других экономистов, с шумом можно просто бороться, вводя меры контроля.Географов меньше думают о шуме, и они больше склонны полагать, что местные процессы роста, основанные на агломерации, имеют ненаблюдаемые особенности, которые маскируются теориями и методами экономистов; как отмечалось выше, некоторые географы также считают, что понятие общего пространственного равновесия фактически скрывает устойчивые экономические различия между местами и препятствует точному картированию цен, количества и обеспеченности.

В отличие от пространственных экономистов, географы потратили значительные усилия на объяснение «где» агломерации и частично преуспели в этом.Во-первых, они утверждали – даже до того, как существовала NEG, – что важные новые инновации создают «окна возможностей для размещения» в том смысле, что структуры затрат и трудовые навыки в ранее существовавших отраслях могут иметь мало отношения к новым секторам (Скотт и Сторпер, 1987). Если такие существующие виды деятельности также институционально организованы, они могут даже препятствовать новому развитию, монополизируя ресурсы, внимание и навыки (Chinitz, 1961). Такие регионы могут оказаться не в состоянии захватить новые отрасли, несмотря на больший размер их внутренних рынков по сравнению с альтернативными менее развитыми местами.Важно отметить, что это базовое – «шумпетерианское» – дополнение к пространственной экономике, но теоретики NEG не подхватили его.

Во-вторых, географы приложили усилия для теоретического обоснования возникновения или захвата инновационной деятельности регионами или, по крайней мере, того, как регионы «сочетаются» с такой деятельностью. Эволюционные экономические географы утверждают, что в хорошо развитых регионах ранее существовавшие процедуры и компетенции фирм, работников и институтов формируют их способность захватывать новые виды деятельности, какие виды инноваций они создают и какие препятствия на пути к устойчивости они могут проявлять ( Boschma and Frenken, 2006; Boschma and Martin, 2007).Они напрямую основываются на представлении эволюционной экономики о том, что технология зависит от пути. Таким образом, регионы будут стремиться развивать или захватывать виды деятельности, связанные с технологиями («родственное разнообразие»). Это фундаментальное понимание, но оно, вероятно, больше приспособлено к тенденции «европейских» регионов подниматься по служебной лестнице в смежных областях. Однако инновации в «американском стиле» имеют более высокую долю более радикальных инноваций, которые плохо объясняются концепцией родственного разнообразия. В ярком случае с индустрией полупроводников и информационных технологий США ранее существовавшие скопления телефонного и вещательного оборудования на восточном побережье США не помешали сектору сгруппироваться в Силиконовой долине, удаленной на 4600 км.В самой Кремниевой долине не было четко определенных технологических предшественников ИТ-индустрии. В развивающемся мире быстрое восхождение Южной Кореи по технологической лестнице нельзя объяснить как эволюционный процесс родственного разнообразия; Корейцы, как и Кремниевая долина, справились с радикальным пространственным и экономическим разрывом с прошлым. То же самое произошло, когда авиакосмическая промышленность США располагалась в Лос-Анджелесе в 1920-х годах, или киноиндустрия в 1910-х годах. Есть и другие примеры из Европы 19 века.

Географы также активно исследовали институциональные подходы к происхождению агломераций, пространственной сортировке экономической деятельности и соответствию регионов видам деятельности (Farole et al., 2010). Если такие вещи, как: технология, торговые издержки, агломерация и миграция, вызывают широкие тенденции в распределении видов деятельности по местам, они, тем не менее, усиливаются или блокируются региональными социальными силами, которые также неравномерно распределены по местам. «Темная материя» регионального развития – это специфика взаимодействия людей из одного места в другое, его контекст.«Контекст» относится к микроэкономическим способам структурирования поведения агентов посредством институционализированных, пространственно-дифференцированных сил (Storper, 2009).

«Учреждения» можно рассматривать в двух различных шкалах. В отраслевом масштабе или масштабе деятельности любая агломерация будет иметь такие характеристики, как сети предпринимательства и рынка труда; бизнес-ассоциации; специально адаптированные отношения с самоуправлением; сети технологий и исследований и разработок; и, возможно, даже местные или региональные финансовые схемы (например, венчурный капитал сегодня).В последнее время появилось множество литературы по таким явлениям, граничащим с географией, социологией и исследованиями менеджмента (Saxenian, 1994; Powell and Sandholtz, 2011; Powell et al., 2011). Другой масштаб – это регион региона – его формальные институты государственного сектора, институты экономической жизни, которые пересекают сектора, и институты гражданской жизни, которые включают участников из многих различных секторов и взаимодействуют с экономическими и государственными институтами. В этом направлении было проведено несколько многообещающих тематических исследований (Safford, 2009).Другие пытались теоретизировать такие институты, их микроэкономические свойства, пути изменений и связь с региональным развитием и устойчивостью (Storper, 2005, 2008; Rodriguez-Pose and Storper, 2005). Таким образом, в целом некоторые части загадки «где?» Существуют, но географам необходимо более прочно связать их с концепциями NEG и NNUE пространственного развития открытой экономики; в то же время экономистам следовало бы попытаться включить разброс процессов роста в свои рамки и причины такого разброса путем выбора и сопоставления мест и видов деятельности, а не с помощью в значительной степени бессмысленных стратегий статистического контроля.

7. Элементы каркаса

В свете вышеизложенного, структура для данной области должна иметь дело как с распределением, так и с корректировкой пространственных моделей «внутри» набора параметров, а также с основными причинами роста и изменений. Другими словами, он должен иметь дело как с крупномасштабными, непрерывными, так и с «регулярными» процессами роста и иметь возможность включать «шоки» и «события». Более того, он должен включать эндогенную региональную динамику, которая потенциально нелинейна и которая сами порождают дальнейшие внезапные изменения и процессы местного отбора.Для этого, возможно, пришло время вернуться к некоторым основным задачам в этой области. Каковы наиболее фундаментальные модели поведения и процессы, которые можно рассматривать как строительные блоки обновленной структуры?

Исследования экономического роста долгое время боролись с проблемой взаимосвязи между структурами и событиями. Формальные экономические модели, а также индуктивно-эмпирические подходы являются структурными в том смысле, что они ищут параметры, связанные с ростом в широком диапазоне регионов.Но решающие единичные события часто упоминаются, когда упоминаются среднесрочные судьбы отдельных экономик: Детройт приходит в упадок «из-за» реструктуризации и упадка американской автомобильной промышленности; В Лос-Анджелесе наблюдается снижение дохода на душу населения «из-за» массовой волны иммигрантов с низкой квалификацией в 1980-х и сокращения военно-промышленного комплекса времен холодной войны в 1990-х; Вашингтон, округ Колумбия, становится богаче «из-за» быстрого роста индустрии лоббирования высокой заработной платы. Часто последние рассматриваются как экзогенные шоки в формальных моделях, но если такие события являются частыми и важными факторами роста, то многое, что важно для объяснения, произвольно исключается из построения структуры.

Эта неоднозначность особенно важна в отношении специализации, порождаемой агломерацией. Теории агломерации показывают, что локализационная экономика носит структурный характер: однажды начавшись, она может быть сильно самоподдерживающейся; но, как уже отмечалось, объяснение их происхождения может потребовать обращения к разовым событиям, а также к структурным факторам. Теперь можно предложить две будущие стратегии для анализа причин роста регионов. Первый будет состоять из структурированных, углубленных сравнений траекторий роста в различных областях с использованием набора стандартизированных категорий, таких как сортировка, отбор и формирование.Результат будет богат на детализацию и точность “на земле”, но будет иметь несколько степеней свободы.

Второй подход потребует крупномасштабных данных. Как уже отмечалось, проблема большинства существующих эконометрических анализов роста городов и регионов заключается в том, что он может идентифицировать определенные структурные детерминанты роста, но делает это инвариантно во времени, и затрудняет отделение фиксированных эффектов от сил, которые формируют пути и выбирают города в разный опыт роста.Идеальным выходом из этой дилеммы была бы возможность оценить источники роста по широкой группе городов за разные периоды времени. Потребуются высококачественные, достаточно дезагрегированные данные о характере специализации, человеческом капитале и институтах, а также данные для широкого набора средств контроля. После оценки и сравнения структурных детерминант для разных периодов следующий этап исследования будет заключаться в их оценке для отдельных городов-регионов.

Наконец, исследование географии развития выиграет от сбора точных данных о событиях / потрясениях, а не просто на панелях фиксированных эффектов, структурных детерминант или средств контроля.Например, наличие данных о создании и закреплении локализаций или других зависящих от времени шоков, таких как технологии, которые влияют на торговые издержки существующих секторов, или изменений в учреждениях, которые изменяют сравнительные преимущества, а затем оценка их воздействия совместно с структурные детерминанты в разные периоды времени приблизят нас к измерению последовательных (возможно, определяющих траекторию) сил и структурных детерминант в единой модели.

Это будет значительным отходом от большинства исследований, о которых сообщается сегодня, поскольку оно объединит подходы, радикально разделенные в академических кругах: крупномасштабный количественный анализ структурных детерминант, одобренный экономистами, и крупномасштабное сравнительное развитие. , как в методологической традиции Баррингтона Мура (1966) или Чарльза Тилли (1984), с существенными современными проблемами сравнительной экономики роста и «наземной» чувствительностью географов.Хотя задача огромна, только подход, который объединяет структуру, события и процессы и, следовательно, может решать направления причинно-следственной связи, может значительно продвинуть нас в понимании сложной проблемы дифференцированной региональной специализации и развития, а также крупномасштабной трансформации городского хозяйства. и региональные системы.

Список литературы

Черный

D

Хендерсон

V

Теория городского роста

Журнал политической экономии

1999

107

252

284

Bosch

R

Построение эволюционной экономической географии

Journal of Economic Geography

2007

7

537

548

Boschma

RA

Economic geography

эволюционная наука? На пути к эволюционной экономической географии

Journal of Economic Geography

2006

6

273

302

Chinitz

B

Контрасты в американской агломерации: New York and Pittsburgh

Экономическое обозрение Судебные разбирательства

1961

51

279

289

Duranton

G

Puga

D

Henderson

J

Справочник по региональной и городской экономике

2004

4

Амстердам

Elsevier

2063

2117

Duranton

G

Rodriguez-Collide

0002 или сказка о львах и бабочке лежит

Журнал экономической географии

2005

5

545

566

Duranton

G

Storper

M

Рост торговых издержек? Агломерация и торговля с эндогенными транзакционными издержками

Canadian Journal of Economics

2008

41

292

319

Farole

T

Rodriguez-Pose

Storriguez-Pose

A

Человеческая география и институты, лежащие в основе экономического роста

Прогресс в человеческой географии

2010

Fujita

M

Thisse

JF

Новая экономическая география Пола Кругмана: прошлое, настоящее и будущее 2009

Mimeo

CORE-UC Louvain Бельгия

Fujita

M

Krugman

P

Mori

T

Об эволюции иерархических городских систем

209

251

Gabaix

X

Ioannides

Y

Thisse

JF

Henderson

JV

Эволюция распределений по размеру городов

Справочник по городской и региональной экономике

0002e 2004

e

EL

Города, агломерация и пространственное равновесие

2008

Оксфорд

Oxford University Press

Гроссман

G

Помощник

E

MA

MIT Press

Hall

P

Cities in Civilization

1998

London

Pantheon

Henderson

American

JV

Экономические размеры

000

Типы городов

Экономические размеры

1974

64 900 03

640

656

Hirschman

AO

Стратегия экономического развития

1958

New Haven

Yale University Press

Krugman

A

Журнал политической экономии

1991

99

483

499

Кругман

P

Venables

A

Глобализация и неравенство стран 1995

Journal of Economics

110

857

880

Мартин

Ph

Оттавиано

GIP

Места роста: положение отрасли в модели эндогенного роста

European Economic Review

1999 28

302

900 02

Martin

R

Критический обзор.Новый «географический поворот» в экономике. Некоторые критические размышления

Cambridge Journal of Economics

1999

23

65

91

Muth

R F

Миграция: курица или яйцо?

Southern Economic Journal

1971

37

295

306

Myrdal

G

Экономическая теория и слаборазвитые регионы

1957

Лондон

Лондон

Лондон

Packen

K

Whittington

K

Padgett

J

Powell

W

‘Организационный и институциональный генезис: появление высокотехнологичных кластеров

в науках о жизни

and Markets

2011

Powell

WW

Sandholtz

K

Padget

J

Powell

W

Chance, Nécessité 9000 Организационная форма, Naivet организаций и рынков

201 1

Pred

A R

Городские системы в странах с развитой экономикой

1977

Лондон

Hutchinson

Rodriguez-Pose

A

M

Better О социальных основах институциональных изменений и их экономических последствиях

Экономическая география

2005

82

1

25

Росси-Хансберг

E

Wright

M

Городская структура и

рост

Обзор экономических исследований

2007

74

597

624

Скотт

AJ

Метрополис: от разделения труда к городской форме

1988

Беркли

1988

University of California Press

Scott

AJ

Перспективы экономической географии

Journal of Economic Geography

2004

5

479

499

Scott

Stor

M

Высокотехнологичная промышленность и регион Все разработки: теоретическая критика и реконструкция

International Social Science Journal

1987

112

215

232

Storper

M

Общество, сообщества и экономическое развитие

Исследования в области сравнительного международного развития

2005

39

30

57

Storper

M

Amin

A

Робертс

J

Экономика

Экономика и космос

2008

Oxford

Oxford University Press

37

68

Storper

M

Региональный контекст и мировая торговля

Экономическая география

2009

85

210003

85

Сторпер

M

Агломерация, торговля и пространственное развитие: возвращение динамики в

Journal of Regional Science

2010

50

313

342

© Автор (2010).Опубликовано Oxford University Press.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/3.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно процитирована.

Определение человеческой географии – Human Geography

Изучение взаимосвязей между людьми, местом и окружающей средой, а также их пространственных и временных различий в разных местах и ​​между ними.В то время как физическая география концентрируется на пространственных и экологических процессах, которые формируют мир природы, и имеет тенденцию опираться на естественные и физические науки в качестве своей научной основы и методов исследования, человеческая география концентрируется на пространственной организации и процессах, формирующих жизнь и деятельность людей. и их взаимодействие с местами и природой. Человеческая география больше связана с социальными и гуманитарными науками, разделяя их философские подходы и методы (см. Физическую географию для обсуждения взаимосвязи между человеческой и физической географией; экологическая география).

Человеческая география состоит из ряда субдисциплинарных областей, которые сосредоточены на различных элементах человеческой деятельности и организации, например, культурная география, экономическая география, география здоровья, историческая география, политическая география, география населения, сельская география, социальная география, транспортная география и городская география. Что отличает человеческую географию от других смежных дисциплин, таких как развитие, экономика, политика и социология, так это применение набора основных географических концепций к исследуемым явлениям, включая пространство, место, масштаб, ландшафт, мобильность и природу.Эти концепции выдвигают на первый план представление о том, что мир действует в пространстве и во времени, и что социальные отношения не действуют независимо от места и окружающей среды, но полностью основаны на них и через них.

Что касается методов, то человеческая география использует весь спектр количественных и качественных методов социальных и гуманитарных наук, не забывая об их использовании для проведения тщательного географического анализа. Он также делает упор на полевые работы и картографию (см. Картографию) и внес ряд вкладов в разработку новых методов и приемов, особенно в областях пространственного анализа, пространственной статистики и ГИС-наук.

Долгосрочное развитие человеческой географии происходило вместе с развитием дисциплины в целом (см. Географию). После количественной революции 1950-х и 1960-х годов философия, лежащая в основе исследований в области географии человека, значительно изменилась. В 1970-е годы появились поведенческая география, радикальная география и гуманистическая география. За ними в 1980-х годах последовал поворот к политической экономии, развитие феминистской географии и введение критической социальной теории, лежащей в основе культурного поворота.Вместе эти подходы легли в основу роста критической географии и внедрения постмодернистского и постструктурного мышления в дисциплину в 1990-х годах. Эти различные разработки не полностью заменили теоретические подходы, разработанные в более ранние периоды, а, скорее, привели к дальнейшему разнообразию географической мысли. Например, количественная география продолжает оставаться активной областью географических исследований, особенно благодаря развитию ГИС-науки. В результате географическое мышление в настоящее время носит в высшей степени плюралистический характер, и ни один подход не доминирует.

Кастри, Н., Китчин, Р., и Роджерс, А. (2013). «Человеческая география». В Словарь географии человека . : Издательство Оксфордского университета. Проверено 14 марта 2017 г.

Страницы в Руководстве по географии человека включают: Культурная география ; Экономическая география ; Феминистская география ; Геополитика ; Миграционные исследования ; Политическая география ; Демографические исследования ; Путешествия и туризм ; и Городская география .

Знакомство с Юго-Восточной Азией | Азиатское общество

Барбара Уотсон Андайя

Юго-Восточная Азия состоит из одиннадцати стран, простирающихся от восточной Индии до Китая, и обычно делится на «материковую» и «островную» зоны. Материк (Бирма, Таиланд, Лаос, Камбоджа и Вьетнам) на самом деле является продолжением азиатского континента. Мусульман можно найти во всех странах материковой части, но наиболее значительные группы населения находятся в южном Таиланде и западной Бирме (Аракан).Люди Чамы в центральном Вьетнаме и Камбодже также являются мусульманами.

Остров или морская Юго-Восточная Азия включает Малайзию, Сингапур, Индонезию, Филиппины, Бруней и новое государство Восточный Тимор (ранее входившее в состав Индонезии). Ислам – государственная религия в Малайзии и Брунее. Хотя 85 процентов населения Индонезии, насчитывающего более 234 миллионов человек, являются мусульманами, что больше, чем в любой другой стране мира, ислам не является официальной государственной религией. Мусульмане составляют меньшинство в Сингапуре и на юге Филиппин.

География, окружающая среда и культурные зоны

Практически вся Юго-Восточная Азия расположена между тропиками, поэтому во всем регионе есть общие черты в климате, а также в растительном и животном мире. Температура в целом теплая, хотя в высокогорных районах прохладнее. Многие продукты из морепродуктов и джунглей уникальны для этого региона и поэтому в древние времена были очень востребованы международными торговцами. Например, несколько небольших островов в восточной Индонезии когда-то были единственным в мире источником гвоздики, мускатного ореха и мускатного ореха.Весь регион подвержен влиянию муссонных ветров, которые регулярно дуют с северо-запада, а затем меняют направление на юго-восток. Эти ветровые системы приносят довольно предсказуемые сезоны дождей, и до того, как были изобретены пароходы, эти ветровые системы также позволяли торговцам из-за пределов региона приходить и уходить через регулярные промежутки времени. Благодаря этому надежному ветру Юго-Восточная Азия стала местом встречи торговли между Индией и Китаем, двумя великими рынками ранней Азии.

Существуют некоторые различия в физической среде материковой и островной Юго-Восточной Азии.Первая особенность материковой географии – длинные реки, берущие начало в высокогорьях, отделяющих Юго-Восточную Азию от Китая и северо-западной Индии. Вторая особенность – обширные низменные равнины, разделенные лесными холмами и горными хребтами. Эти плодородные равнины очень подходят для этнических групп, выращивающих рис, таких как тайцы, бирманцы и вьетнамцы, которые развили оседлые культуры, которые в конечном итоге легли в основу современных государств. Горные районы были заняты племенными группами, которые проявляли свое чувство идентичности через отличительные стили в одежде, украшениях и прическах.Третья особенность материковой части Юго-Восточной Азии – протяженная береговая линия. Несмотря на сильную аграрную базу, сообщества, которые развивались в этих регионах, также были частью морской торговой сети, которая связала Юго-Восточную Азию с Индией и Китаем.

Острова приморской Юго-Восточной Азии могут варьироваться от очень больших (например, Борнео, Суматра, Ява, Лусон) до крошечных точек на карте (считается, что Индонезия включает 17 000 островов). Поскольку внутренняя часть этих островов была покрыта джунглями и часто изрезана высокогорьями, путешествие по суше никогда не было легким.Жителям Юго-Восточной Азии было легче перемещаться на лодке между разными районами, и часто говорят, что земля разделяется, а море объединяется. Океаны, соединяющие побережья и соседние острова, создавали меньшие зоны, где люди говорили на схожих языках и подвергались одинаковым религиозным и культурным влияниям. Современные границы, созданные колониальными державами, например, между Малайзией и Индонезией, не отражают логических культурных разделений.

Вторая особенность приморской Юго-Восточной Азии – это сами моря.За исключением нескольких глубоких подводных желобов, океаны мелкие, а это значит, что они довольно теплые и не очень соленые. Это идеальная среда для рыб, кораллов, водорослей и других продуктов. Хотя море в некоторых районах неспокойное, регион в целом, за исключением Филиппин, обычно свободен от ураганов и тайфунов. Однако здесь много действующих вулканов, и островной мир очень уязвим для землетрясений.


Образ жизни, средства к существованию и средства к существованию

Отличительной чертой Юго-Восточной Азии является ее культурное разнообразие.Из шести тысяч языков, на которых сегодня говорят в мире, около тысячи находятся в Юго-Восточной Азии. Археологические свидетельства датируют появление людей в Юго-Восточной Азии около миллиона лет назад, но миграция в этот регион также имеет долгую историю. В древности племенные группы из южного Китая перемещались во внутренние районы материка через протяженные речные системы. Лингвистически материк делится на три важных семейства: австро-азиатские (такие как камбоджийские и вьетнамские), тайские (такие как тайский и лаосский) и тибето-бирманские (включая горные языки, а также бирманский).Языки, принадлежащие к этим семьям, также можно найти в северо-восточной Индии и юго-западном Китае.

Около четырех тысяч лет назад люди, говорящие на языках, принадлежащих к австронезийской семье (происходящей из южного Китая и Тайваня), начали просачиваться на острова Юго-Восточной Азии. На Филиппинах и на Малайско-Индонезийском архипелаге эта миграция вытеснила или поглотила коренных жителей, которые, возможно, были связаны с группами в Австралии и Новой Гвинее. Почти все языки, на которых сегодня говорят в островной Юго-Восточной Азии, принадлежат к австронезийской семье.

Замечательная особенность Юго-Восточной Азии – это разные способы адаптации людей к местным условиям. В досовременные времена многие кочевые группы постоянно жили в маленьких лодках и были известны как оранг-лаут, или морские люди. Глубокие джунгли были домом для множества маленьких бродячих групп, и внутренние племена также включали свирепых охотников за головами. На некоторых островах восточной Индонезии, где наблюдается продолжительный засушливый сезон, плоды лонтарской пальмы были основным продуктом питания; в других областях это было саго.На плодородных планах Явы и материковой части Юго-Восточной Азии оседлые сообщества выращивали орошаемый рис; вдоль берегов, которые были менее пригодны для сельского хозяйства из-за мангровых болот, основными занятиями были рыболовство и торговля. Из-за ряда факторов – низкой численности населения, позднего прихода мировых религий, отсутствия урбанизации, происхождения как по мужской, так и по женской линии – женщины в Юго-Восточной Азии обычно считаются более равными мужчинам, чем в соседних регионах, таких как Китай и другие. Индия.

Культурные изменения начали влиять на Юго-Восточную Азию около двух тысяч лет назад с двух направлений. Китайская экспансия к югу от реки Янцзы в конечном итоге привела к колонизации Вьетнама. Контроль Китая был окончательно прекращен в 1427 году, но конфуцианская философия оказала длительное влияние, когда Вьетнам стал независимым. Буддизм и даосизм также достигли Вьетнама через Китай. В остальной части материковой части Юго-Восточной Азии и в западных районах Малайско-Индонезийского архипелага расширение торговли через Бенгальский залив означало, что влияние Индии было более выраженным.Эти влияния были наиболее очевидны, когда большие оседлые популяции занимались выращиванием орошаемого риса, например, северный Вьетнам, Камбоджа, Таиланд, Бирма, Ява и Бали. Правители и суды в этих областях, принявшие индуизм или формы буддизма, продвигали культуру, в которой импортированные идеи сочетались с аспектами местного общества.

Различия в физической среде повлияли на политические структуры, сложившиеся в Юго-Восточной Азии. Когда люди вели кочевой или полукочевой образ жизни, было трудно построить постоянную систему управления со стабильной бюрократией и надежной налоговой базой.Этот тип государства развивался только в районах с оседлым населением, таких как большие рисовые равнины на материке и на Яве. Однако даже самым могущественным из этих государств было трудно распространить свою власть на отдаленные высокогорья и острова.


Прибытие ислама в Юго-Восточную Азию

Исламские учения начали распространяться в Юго-Восточной Азии примерно с тринадцатого века. Ислам учит единству Бога (известного мусульманам как Аллах), который открыл свое послание через череду пророков и, наконец, через Мухаммеда (ок.570-632 н.э.). Основные учения ислама содержатся в Коране (Коране), откровении воли Аллаха Мухаммеду, и в хадисах, отчетах о заявлениях или действиях Мухаммеда. Есть несколько особых требований мусульманина, которые известны как «Пять столпов». Это: 1) исповедание веры. «Я свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, а Мухаммад – его пророк»; 2) молитвы пять раз в день, на рассвете, в полдень, после обеда, после захода солнца и ранним вечером; 3) пост между восходом и заходом солнца в месяц Рамадан, девятый месяц лунного года; 4) паломничество в Мекку (в современной Саудовской Аравии) или хадж, хотя бы раз в жизни, если возможно; 5) выплата дохода в виде милостыни в дополнение к добровольным пожертвованиям.В исламе нет священников, но есть много ученых учителей, известных как улама, которые интерпретируют исламские учения в соответствии с писаниями и комментариями ученых прошлого, а также учениями четырех юридических школ, практикуемых в рамках большинства суннитских традиций. . Мусульмане-сунниты, составляющие около 85 процентов всех мусульман, признают лидерство первых четырех халифов и не приписывают какое-либо особое религиозное или политическое положение потомкам зятя Пророка Али.

После смерти Пророка Ислам продолжал расширяться. На пике своего могущества между восьмым и пятнадцатым веками объединенная мусульманская империя включала всю Северную Африку, Сицилию, Египет, Сирию, Турцию, западную Аравию и южную Испанию. С X века н.э. ислам впоследствии был принесен в Индию в тот же момент завоевания и обращения, и его доминирующее политическое положение было подтверждено, когда в шестнадцатом веке была основана династия Великих Моголов.

Хронология прихода ислама в Юго-Восточную Азию точно не известна.По крайней мере, с X века мусульмане были среди многих иностранцев, торгующих в Юго-Восточной Азии, и несколько человек из Юго-Восточной Азии отправились на Ближний Восток для обучения. На ранних этапах конверсии торговля, проходившая из Йемена и побережья суахили через побережье Малабар, а затем и в Бенгальский залив, также имела большое влияние, равно как и растущие связи с мусульманами в Китае и Индии. Мусульманские торговцы из западного Китая также селились в прибрежных городах на китайском побережье, и китайские мусульмане установили важные связи с общинами в центральном Вьетнаме, Борнео, южных Филиппинах и на яванском побережье.Мусульманские торговцы из различных частей Индии (например, Бенгалии, Гуджарата, Малабара) приезжали в Юго-Восточную Азию в больших количествах, и они тоже были средством распространения исламских идей.

В результате своего множественного происхождения ислам, достигший Юго-Восточной Азии, был очень разнообразным. Обычно правитель или вождь принимал ислам – иногда из-за желания привлечь торговцев или быть связанным с могущественными мусульманскими королевствами, такими как Мамлюкский Египет, а затем Османская Турция и Великая Индия, или из-за привлекательности мусульманского учения. .Мистический ислам (суфизм), направленный на прямой контакт с Аллахом с помощью учителя, использующего такие техники, как медитация и транс, был очень привлекательным.

Первое подтвержденное упоминание о мусульманской общине принадлежит Марко Поло, известному путешественнику, который останавливался на северной Суматре в 1292 году. Надписи и могилы с мусульманскими датами были расположены в других прибрежных районах вдоль торговых путей. Важным событием стало решение правителя Малакки, на западном побережье Малайского полуострова, принять ислам около 1430 года.Мелака была ключевым торговым центром, а малайский язык, на котором говорят на Малайском полуострове и восточной Суматре, использовался в качестве лингва-франка в торговых портах по всему Малайско-индонезийскому архипелагу. Малайский язык не сложно выучить, и его уже понимали многие люди, живущие на торговых путях, связывающих островной мир. Таким образом, мусульманские учителя имели общий язык, на котором они могли передавать новые концепции через устные презентации и письменные тексты. Модифицированный арабский сценарий вытеснил предыдущий малайский сценарий.Арабские слова были включены в малайский язык, особенно в отношении духовных верований, социальных практик и политической жизни.


Изменение во времени

Успех ислама был в первую очередь связан с процессом, который историки называют «локализацией», с помощью которого исламские учения часто адаптировались таким образом, чтобы избежать серьезных конфликтов с существующими взглядами и обычаями. Местные герои часто становились исламскими святыми, а их могилы были почитаемыми местами для поклонения. Некоторые аспекты мистического ислама напоминали доисламские верования, особенно на Яве.Культурные обычаи, такие как петушиные бои и азартные игры, продолжались, а умилостивление духов оставалось центральным в жизни большинства мусульман, несмотря на осуждение исламом политеизма. Женщины никогда не носили чадру, полностью закрывающую лицо, а обычай брать более одной жены был ограничен богатой элитой. Кодексы законов, основанные на исламе, обычно вносили поправки в местные обычаи.

Изменения, внесенные исламом, часто наиболее заметны в повседневной жизни людей. Свинина была запрещена для мусульман, что стало важным явлением в таких регионах, как восточная Индонезия и южные Филиппины, где она долгое время была ритуальной пищей.Мусульманина часто можно было узнать по другому стилю одежды, например по покрытию груди у женщин. Обрезание мужчин стало важным обрядом посвящения. Мусульмане в городских центрах получили более широкий доступ к образованию, и коранические школы стали важным центром религиозной идентичности.

Реформаторские тенденции усилились в начале девятнадцатого века, когда группа, известная как ваххабиты, захватила Мекку. Ваххабиты требовали более строгого соблюдения исламских законов. Хотя их привлекательность была ограничена в Юго-Восточной Азии, некоторых людей привлекали ваххабитские стили обучения.Возросло чувство, что более строгое соблюдение исламской доктрины может помочь мусульманам противостоять растущей мощи европейцев. Мусульманские лидеры часто играли важную роль в антиколониальных движениях, особенно в Индонезии. Однако влияние модернистского исламского мышления, которое развилось в Египте, привело к тому, что образованные мусульмане в Юго-Восточной Азии также начали думать о реформировании ислама как о способе ответа на вызов Запада. Эти настроенные на реформы мусульмане часто были нетерпеливы по отношению к сельским общинам или «традиционалистам», которые придерживались старых доисламских обычаев.Европейцы в конечном итоге колонизировали всю Юго-Восточную Азию, кроме Таиланда. Малайя, Бирма, Сингапур и западное Борнео находились под властью англичан; голландцы заявили права на индонезийский архипелаг; Лаос, Камбоджа и Вьетнам были французскими колониями; Восточный Тимор принадлежал Португалии; и испанцы, а затем американцы контролировали Филиппины.

После того, как эти страны обрели независимость после Второй мировой войны, главный вопрос для политически активных мусульман касался отношений между исламом и государством.В странах, где мусульмане составляют меньшинство (таких как Таиланд и Филиппины), эти отношения по-прежнему вызывают напряженность. В Малайзии мусульмане составляют лишь около 55 процентов населения, и необходимо внести значительные коррективы в крупнейшую немусульманскую группу – китайцев. В Индонезии мусульмане вовлечены в постоянные дебаты о различных способах соблюдения веры, и должен ли ислам взять на себя большую роль в правительстве.

Факторы риска неходжкинской лимфомы

Фактор риска – это все, что увеличивает шанс заболеть таким заболеванием, как рак.Различные виды рака имеют разные факторы риска. Некоторые факторы риска, например, курение, можно изменить. Другие, например возраст человека или его семейная история, не могут.

Но наличие фактора риска или даже множества факторов риска не означает, что вы заболеете. И многие люди, которые заболевают этим заболеванием, могут иметь мало известных факторов риска или вообще не иметь их.

Исследователи обнаружили несколько факторов, которые могут повлиять на вероятность заболевания неходжкинской лимфомой (НХЛ). Существует много типов лимфомы, и некоторые из этих факторов связаны только с определенными типами.

Возраст

Старение является сильным фактором риска развития лимфомы в целом, при этом большинство случаев встречается у людей в возрасте от 60 лет и старше. . Но некоторые типы лимфомы чаще встречаются у молодых людей.

Пол

В целом риск НХЛ выше у мужчин, чем у женщин. , но есть определенные типы НХЛ, которые чаще встречаются у женщин. Причины этого неизвестны.

Раса, этническая принадлежность и география

В США белые чаще встречаются чем афроамериканцы и американцы азиатского происхождения в развитии НХЛ.

Во всем мире НХЛ чаще встречается в развитых странах, включая США и Европу. имея одни из самых высоких показателей. Некоторые типы лимфомы связаны с определенными инфекциями (описанными далее), которые более распространены в некоторых частях мира.

Семейная история

Наличие родственника первой степени (родителя, ребенка, брата или сестры) с НХЛ увеличивает риск развития НХЛ.

Воздействие определенных химических веществ и лекарств

Некоторые исследования показали, что химические вещества, такие как бензол и некоторые гербициды и инсектициды (вещества, убивающие сорняки и насекомых), могут быть связаны с повышенным риском развития НХЛ.Исследования, чтобы прояснить эти возможные связи, все еще продолжаются.

Некоторые химиотерапевтические препараты используемый для лечения других видов рака, может увеличить риск развития НХЛ много лет спустя. Например, пациенты, которые лечились от лимфомы Ходжкина, имеют повышенный риск дальнейшего развития НХЛ. Но не совсем ясно, связано ли это с самой болезнью или с эффектом лечения.

Некоторые исследования показали, что некоторые препараты, используемые для лечения ревматоидного артрита (РА), такие как метотрексат и ингибиторы фактора некроза опухоли (ФНО), может увеличить риск НХЛ.Но другие исследования не обнаружили повышенного риска. Определение того, повышают ли эти препараты риск, осложняется тем фактом, что люди с РА, который является аутоиммунным заболеванием, уже имеют более высокий риск НХЛ (см. Ниже).

Облучение

Исследования выживших после атомных бомбардировок и аварий на ядерных реакторах показали, что у них повышенный риск развития нескольких типов рака, включая НХЛ, лейкоз и рак щитовидной железы.

Пациенты, получавшие лучевую терапию от некоторых других видов рака, таких как лимфома Ходжкина, имеют несколько повышенный риск развития НХЛ в более позднем возрасте.Этот риск выше у пациентов, получающих как лучевую терапию, так и химиотерапию.

С ослабленной иммунной системой

Люди с ослабленной иммунной системой имеют повышенный риск НХЛ. Например:

  • Людей, перенесших трансплантацию органов, лечат лекарствами, которые подавляют их иммунную систему, чтобы предотвратить ее атаку на новый орган. Эти люди имеют более высокий риск развития НХЛ.
  • Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) может ослабить иммунную систему, и люди, инфицированные ВИЧ, подвергаются повышенному риску развития НХЛ.
  • При некоторых генетических (наследственных) синдромах, таких как атаксия-телеангиэктазия (AT) и синдром Вискотта-Олдрича, дети рождаются с недостаточной иммунной системой. Наряду с повышенным риском серьезных инфекций эти дети также имеют более высокий риск развития НХЛ.

Аутоиммунные болезни

Некоторые аутоиммунные заболевания, такие как ревматоидный артрит, системная красная волчанка (СКВ или волчанка), болезнь Шегрена (Sjögren), целиакия (чувствительная к глютену энтеропатия) и другие, связаны с повышенным риском развития НХЛ.

При аутоиммунных заболеваниях иммунная система ошибочно считает собственные ткани организма чужеродными и атакует их, как микроб. Лимфоциты (клетки, из которых начинаются лимфомы) являются частью иммунной системы организма. Сверхактивная иммунная система при аутоиммунных заболеваниях может заставлять лимфоциты расти и делиться чаще, чем обычно. Это может увеличить риск их развития в клетки лимфомы.

Определенные инфекции

Некоторые типы инфекций могут по-разному повышать риск развития НХЛ.

Инфекции, непосредственно трансформирующие лимфоциты

Некоторые вирусы могут напрямую влиять на ДНК лимфоцитов, помогая преобразовывать их в раковые клетки:

  • Инфекция Т-клеточного лимфотропного вируса человека (HTLV-1) увеличивает риск развития определенных типов Т-клеточной лимфомы. Этот вирус наиболее распространен в некоторых частях Японии и в Карибском регионе, но встречается по всему миру. В США он вызывает менее 1% лимфом. HTLV-1 передается половым путем и через зараженную кровь и может передаваться детям через грудное молоко от инфицированной матери.
  • Инфекция вирусом Эпштейна-Барра (EBV) является важным фактором риска лимфомы Беркитта в некоторых частях Африки. В развитых странах, таких как США, ВЭБ чаще связывают с лимфомами у людей, инфицированных ВИЧ – вирусом, вызывающим СПИД. EBV также был связан с некоторыми менее распространенными типами лимфомы.
  • Вирус герпеса человека 8 (HHV-8) также может инфицировать лимфоциты, что приводит к редкому типу лимфомы, называемой первичной лимфомой с выпотом.Эта лимфома чаще всего встречается у пациентов, инфицированных ВИЧ. Инфекция HHV-8 также связана с другим раком – саркомой Капоши. По этой причине другое название этого вируса – вирус герпеса, связанный с саркомой Капоши (KSHV).

Инфекции, ослабляющие иммунную систему

Заражение вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), также известным как вирус СПИДа, может ослабить иммунную систему. ВИЧ-инфекция является фактором риска развития определенных типов НХЛ, таких как первичная лимфома ЦНС, лимфома Беркитта и диффузная крупноклеточная В-клеточная лимфома.

Инфекции, вызывающие хроническую иммуностимуляцию

Некоторые хронические инфекции могут повышать риск лимфомы, заставляя иммунную систему оставаться постоянно активной. Чем больше лимфоцитов вырабатывается для борьбы с инфекцией, тем выше вероятность возникновения мутаций в ключевых генах, которые в конечном итоге могут привести к лимфоме. Некоторые лимфомы, связанные с этими инфекциями, действительно улучшаются после лечения.

  • Helicobacter pylori , тип бактерий, вызывающих язву желудка, также был связан с лимфомой желудка, связанной со слизистой оболочкой лимфоидной ткани (MALT).
  • Chlamydophila psittaci (ранее известная как Chlamydia psittaci ) – это тип бактерий, вызывающих легочную инфекцию под названием пситтакоз . Он был связан с лимфомой MALT в тканях вокруг глаза (называемой лимфомой краевой зоны придатка глаза ).
  • Заражение бактерией Campylobacter jejuni был связан с типом лимфомы MALT, называемым иммунопролиферативным заболеванием тонкого кишечника .Этот тип лимфомы, который также иногда называют Средиземноморской лимфомой брюшной полости , обычно встречается у молодых людей в странах Восточного Средиземноморья.
  • Длительное инфицирование вирусом гепатита С (ВГС), по-видимому, является фактором риска для определенных типов лимфомы, таких как лимфома маргинальной зоны селезенки. .

Масса тела

Некоторые исследования показали, что избыточный вес или ожирение могут увеличить риск НХЛ. Для подтверждения этих выводов необходимы дополнительные исследования.В любом случае, поддержание здорового веса, поддержание физической активности и соблюдение режима здорового питания, который включает в себя большое количество фруктов, овощей и цельнозерновых, и который ограничивает или избегает красного и обработанного мяса, сладких напитков и продуктов с высокой степенью обработки.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *