Презентация функции государства в экономике: Презентация на тему “Функции государства в экономике”

Содержание

Экономические цели и функции государства (роль государства в экономике)

ЭКОНОМИКА
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ И ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА
(РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ЭКОНОМИКЕ)
ПЛАН
1. РОЛЬ
ГОСУДАРСТВА
В
ЭКОНОМИКЕ:
А) ПОНЯТИЕ;
Б)
СПОСОБЫ
И
МАСШТАБЫ
ВМЕШАТЕЛЬСТВА
В
ЭКОНОМИКУ:
МОНЕТАРИСТЫ И КЕЙНСИАНСТВО.
4. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЭКОНОМИКУ:
• ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
• ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ТОВАРОВ И УСЛУГ
• ПРОВЕДЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
• ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
• СТАБИЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ
2.
ЦЕЛИ
ГОСУДАРСТВЕННОГО
ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЭКОНОМИКУ:
• ПОВЫШЕНИЕ
ТЕМПОВ
ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
• ОБЕСПЕЧЕНИЕ
СТАБИЛЬНОСТИ
УРОВНЯ ЦЕН
• ДОСТИЖЕНИЕ ПОЛНОЙ ЗАНЯТОСТИ
• ДОСТИЖЕНИЕ
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОГО
РАВНОВЕСИЯ
• ДОСТИЖЕНИЕ
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОГО
РАВНОВЕСИЯ
5. МЕХАНИЗМЫ И ИНСТРУМЕНТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ ГОСУДАРСТВОМ
МЕХАНИЗМЫ: ПРЯМОЕ И КОСВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
ПРЯМОЕ: АДМИНИСТРАТИВНОЕ, ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЕ, ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
КОСВЕННОЕ:
КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ
(МОНЕТАРНАЯ)
И
БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ
(ФИСКАЛЬНАЯ) ПОЛИТИКИ
3. ФИАСКО РЫНКА ( СИТУАЦИИ
ПРОВАЛА):
• МОНОПОЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ
• ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ
В
ДОХОДАХ
НАСЕЛЕНИЯ
• ВНЕШНИЕ
ЭФФЕКТЫ
(ЭКСТЕРНАЛИИ)
• ОБЩЕСТВЕННЫЕ БЛАГА
ИНСТРУМЕНТЫ: МИКРОРЕГУЛИРОВАНИЯ (ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО), МАКРОРЕГУЛИРОВАНИЯ
(ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА), ИНТЕРРЕГУЛИРОВАНИЯ (ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ)
6. НАПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА:
А) СТРУКТУРНОЕ, СТАБИЛИЗАЦИОННОЕ;
Б) ФИСКАЛЬНАЯ (БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ) ПОЛИТИКА
(1) НАЛОГ НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ;
2) НАЛОГ НА ПРИБЫЛЬ;
3) НАЛОГ НА ВНЕШНЮЮ ТОРГОВЛЮ)
В) КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ (МОНЕТАРНАЯ)
СПОСОБЫ КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ:
1) ДЕНЕЖНАЯ ЭМИССИЯ;
2) УСТАНОВЛЕНИЕ УЧЁТНОЙ СТАВКИ ПРОЦЕНТА;
3) УСТАНОВЛЕНИЕ НОРМЫ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ РЕЗЕРВОВ;
4) ОПЕРАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА НА ОТКРЫТОМ РЫНКЕ.
РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ЭКОНОМИКЕ
РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ЭКОНОМИКЕ – ЭТО СТЕПЕНЬ ВМЕШАТЕЛЬСТВА И КОНТРОЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЗА
ЭКОНОМИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ.
СПОСОБЫ И МАСШТАБЫ ВМЕШАТЕЛЬСТВА
ГОСУДАРСТВА В ЭКОНОМИКУ
МОНЕТАРИСТЫ
(Д. ЮМ,
М. ФРИДМЕН)
КЕЙСИАНЦЫ
(ДЖ. КЕЙНС)
Способы и масштабы вмешательства
государства
в
экономику
среди
экономистов вызывают споры. Ныне
популярны два взгляда, отражающих
различные направления в экономической
теории: монетаризм и кейнсианство.
В
практике
правительства
большинства государств используют
широкий
набор
стабилизационных
мер,
как
монетарных,
так
и
кейнсианского характера.
ОСВОБОДИТЬ ЭКОНОМИКУ ОТ
ОПЕКИ
ГОСУДАРСТВА
(ПРОТЕКЦИОНИЗМ)
АКТИВНАЯ
ФИНАНСОВАЯ
ПОЛИТИКА
ГОСУДАРСТВА,
СТИМУЛИРУЮЩАЯ
СПРОС,
СПОСОБНА
СПРАВИТЬСЯ
СО
МНОГИМИ БЕДАМИ РЫНКА.
ЦЕЛИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЭКОНОМИКУ
ВЫСШАЯ
ЦЕЛЬ
ГОСУДАРСТВЕННОГО
РЕГУЛИРОВАНИЯ

ДОСТИЖЕНИЕ
МАКСИМАЛЬНОГО
БЛАГОСОСТОЯНИЯ
ВСЕГО ОБЩЕСТВА
ПОВЫШЕНИЕ ТЕМПОВ
ЭКОНОМИЧЕСКОГО
РОСТА
ОБЕСПЕЧЕНИЕ
СТАБИЛЬНОСТИ УРОВНЯ
ЦЕН
ДОСТИЖЕНИЕ
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОГО
РАВНОВЕСИЯ
ОБЕСПЕЧЕНИЕ
УСТОЙЧИВОСТИ
НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ
ФИАСКО РЫНКА (несостоятельность) –случаи, когда рынок не в
состоянии обеспечить эффективное использование ресурсов
4 типа неэффективных ситуаций или «провалов» рынка
МОНОПОЛИЗАЦИЯ
ЭКОНОМИКИ
–ВЛАСТЬ
ОДНОГО
ПРОИЗВОДИТЕЛЯ
ПРОДУКЦИИ, КОТОРЫЕ ДИКТУЕТ СВОИ ЦЕНЫ И НАВЯЗЫВАЕТ СВОИ УСЛУГИ
(ПРОДАВЦА)
ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ В ДОХОДАХ НАСЕЛЕНИЯ –ВЫДЕЛЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ СЛОЁВ И ГРУПП
НАСЕЛЕНИЯ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ УРОВНЯ ДОХОДОВ (БОГАТЫЕ, БЕДНЫЕ)
ВНЕШНИЕ ЭФФЕКТЫ (ЭКСТЕРНАЛИИ) – СИТУАЦИЯ, КОГДА ИЗДЕРЖКИ ИЛИ ВЫГОДЫ ОТ
РЫНОЧНЫХ СДЕЛОК НЕ УЧИТЫВАЮТСЯ В ЦЕНАХ В ПОЛНОМ ОБЪЁМЕ (ЦЕМЕНТНЫЙ ЗАВОД –
ВЫБРОСЫ В АТМОСФЕРУ ДЛЯ ОКРЕСТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ ВРЕДНЫЙ ВНЕШНИЙ ЭФФЕКТ, Т. К. ОНИ ТЕРПЯТ
ИЗДЕРЖКИ, НЕ УЧИТЫВАЕМЫЕ В ЦЕНЕ ЦЕМЕНТА И НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЮТ ВЗАМЕН. ЕСЛИ ЖЕ ЗАВОД
ПРОВЕДЁТ ДОРОГУ И ОКРЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ СМОГУТ ЕЮ БЕСПЛАТНО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ, ТО ВНЕШНИЙ
ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ)
ОБЩЕСТВЕННЫЕ БЛАГА –ПРЕДОСТАВЛЯЕТ ТОЛЬКО ГОСУДАРСТВО; ПРАКТИЧЕСКИ
НЕВОЗМОЖНО ОРГАНИЗОВАТЬ ИХ ПРОДАЖУ (МАЯК, НАПРАВЛЯЮЩИЙ МОРЯКОВ НОЧЬЮ,
СВЕТИТ ВСЕМ, ДО КОГО ДОХОДИТ ЕГО СВЕТ)
ДОСТИЖЕНИЕ ПОЛНОЙ
ЗАНЯТОСТИ
Минимальные
экономические
функции государства
АНТИМОНОПОЛЬНАЯ
ПОЛИТИКА
СОЦИАЛЬНОЕ
СТРАХОВАНИЕ
ПРАВОВОЕ И ФИНАНСОВОЕ
РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ
СТАБИЛИЗАЦИОННАЯ
ФУНКЦИЯ
ФУНКЦИИ
ГОСУДАРСТВЕННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЭКОНОМИКУ
ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ
РЕГУЛИРОВАНИЕ
ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ
ОБЩЕСТВЕННЫХ
ТОВАРОВ И УСЛУГ
ПРОВЕДЕНИЕ
СОЦИАЛЬНОЙ
ПОЛИТИКИ
ОБЕСПЕЧЕНИЕ
ЭКОНОМИЧЕСКОГО
РОСТА
ЗАЩИТА ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ
ПОДДЕРЖКА КОНКУРЕНЦИИ
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
ПОДДЕРЖКА МАЛОГО БИЗНЕСА
ОБОРОНА
ЗДРАВООХРАНЕНИЕ
ОБРАЗОВАНИЕ
КУЛЬТУРА
СМИ
• ПЕНСИИ
• ПОСОБИЯ ПО БЕЗРАБОТИЦЕ
• ДОТАЦИИ МАЛОИМУЩИМ И
МНОГОДЕТНЫМ СЕМЬЯМ
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА
ЭНЕРГЕТИКА
ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
СТРОИТЕЛЬСТВО
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
ИНФРАСТРУКТУРА
СТАБИЛИЗАЦИЯ
ЭКОНОМИКИ
• ПРЕОДОЛЕНИЕ ИНФЛЯЦИИ
• ОБЕСПЕЧЕНИЕ
ПОЛНОЙ
ЗАНЯТОСТИ
• БАЛАНС ЭКСПОРТА И ИМПОРТА
• КОРРЕКТИРОВКА
СЛУЧАЕВ
НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ РЫНКА
МЕХАНИЗМЫ И ИНСТРУМЕНТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ ГОСУДАРСТВОМ
МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ
ЭКОНОМИКИ ГОСУДАРСТВОМ
ПРЯМОЕ
РЕГУЛИРОВАНИЕ
АДМИНИСТРАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
(СИСТЕМА
ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ,
КОНТРОЛЬ ЗА ЦЕНАМИ И ДОХОДАМИ
ФИРМ)
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЕ
РЕГУЛИРОВАНИЕ
(РАЗРАБОТКА
СПЕЦИАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА)
ПРЯМОЕ
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
РЕГУЛИРОВАНИЕ
(ЦЕЛЕВОЕ
ФИНАНСИРОВАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ФИРМ
И
ТЕРРИТОРИЙ,
РАСШИРЕНИЕ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ
ЗАКАЗОВ,
РАЗВИТИЕ ГОССЕКТОРА В ЭКОНОМИКЕ)
КОСВЕННОЕ
РЕГУЛИРОВАНИЕ
КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ=МОНЕТАРНАЯ,
БЮДЖЕТНАЯ-НАЛОГОВАЯ=ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ
РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
ГОСУДАРСТВОМ
ИНСТРУМЕНТЫ
МИКРОРЕГУЛИРОВАНИЯ

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ,
АНТИМОНОПОЛЬНОЕ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, РЕГУЛИРОВАНИЕ УСЛОВИЙ ТРУДА И ЕГО
ОПЛАТЫ И Т. Д.;
ИНСТРУМЕНТЫ
МАКРОРЕГУЛИРОВАНИЯ

ПОЛИТИКА, СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И Т. Д.;
ФИСКАЛЬНАЯ
ИНСТРУМЕНТЫ
ИНТЕРРЕГУЛИРОВАНИЯ

МЕРЫ
СТИМУЛИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА, КРЕДИТОВАНИЕ ЭКСПОРТА,
ВАЛЮТНО-КРЕДИТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ.
НАПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА
ГЛАВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
СТРУКТУРНОЕ
1) ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА
ВАЖНЫХ ОТРАСЛЕЙ,
СТАБИЛИЗАЦИОННОЕ
ОСОБО
2)
СОДЕЙСТВИЕ
КОНКУРЕНЦИИ
ОГРАНИЧЕНИЕ МОНОПОЛИЙ,
3) ПРИВАТИЗАЦИЯ,
4) ПРОИЗВОДСТВО ОБЩЕСТВЕННЫХ БЛАГ
1) БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ
(ФИСКАЛЬНАЯ)
ПОЛИТИКА: БЮДЖЕТ + НАЛОГИ;
И
2)
КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ
(МОНЕТАРНАЯ)
ПОЛИТИКА:
ДЕНЕЖНАЯ
ЭМИССИЯ
+
ИЗМЕНЕНИЕ УЧЁТНОЙ СТАВКИ + ИЗМЕНЕНИЕ
НОРМЫ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ РЕЗЕРВОВ)
Стабилизационная политика направлена преимущественно на оздоровление «заболевшей»
экономики, структурная – на обеспечение её сбалансированного развития
ФИСКАЛЬНАЯ
(БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ)
ПОЛИТИКА
НАПРАВЛЕНИЯ
ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
ГОСУДАРСТВА
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ГОСУДАРСТВА
В
ОБЛАСТИ
НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ,
РЕГУЛИРОВАНИЯ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ
РАСХОДОВ
И
ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТА
ВЕДУЩЕЕ
МЕСТО
В
НАЛОГОВЫХ
ДОХОДАХ
ЗАНИМАЮТ
НАЛОГИ,
УПЛАЧИВАЕМЫЕ
ПРЕДПРИЯТИЯМИ:
1) НАЛОГ НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ;
2) НАЛОГ НА ПРИБЫЛЬ;
3) НАЛОГ НА ВНЕШНЮЮ ТОРГОВЛЮ.
ДЕНЕЖНАЯ ЭМИССИЯ – ВЫПУСК ГОСУДАРСТВОМ
(ЦЕНТРАЛЬНЫМ
БАНКОМ)
В
ОБРАЩЕНИЕ
ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО
КОЛИЧЕСТВА
ДЕНЕЖНЫХ
ЗНАКОВ.
УЧЁТНАЯ СТАВКА ПРОЦЕНТА – НОРМА ПРОЦЕНТА,
ПОД
КОТОРОЙ
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ
БАНК
ДАЁТ
КРЕДИТЫ КОММЕРЧЕСКИМ БАНКАМ. ПОВЫШАЯ
ИЛИ ПОНИЖАЯ УЧЁТНУЮ СТАВКУ, ЦЕНТРАЛЬНЫЙ
БАНК ДЕЛАЕТ КРЕДИТ БОЛЕЕ ДОРОГИМ ИЛИ БОЛЕЕ
ДЕШЁВЫМ.
МОНЕТАРНАЯ
(КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ)
ПОЛИТИКА
КОНТРОЛЬ НАД ДЕНЕЖНОЙ МАССОЙ В ЭКОНОМИКЕ. ГОСУДАРСТВО
ОБЫЧНО
УВЕЛИЧИВАЕТ
КОЛИЧЕСТВО
ДЕНЕГ
В
ПЕРИОД
ЭКОНОМИЧЕСКОГО СПАДА И СДЕРЖИВАЕТ ЕГО РОСТ ПРИ
ПОДЪЁМЕ. ОСУЩЕСТВЛЯЕТ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНУЮ ПОЛИТИКУ
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ (ГОСУДАРСТВЕННЫЙ) БАНК ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ
С КОММЕРЧЕСКИМИ БАНКАМИ
СПОСОБЫ КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ:
1) ДЕНЕЖНАЯ ЭМИССИЯ;
2) УСТАНОВЛЕНИЕ УЧЁТНОЙ СТАВКИ ПРОЦЕНТА;
3) УСТАНОВЛЕНИЕ НОРМЫ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ РЕЗЕРВОВ;
4) ОПЕРАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА НА ОТКРЫТОМ РЫНКЕ.
ПО ЗАКОНУ КОММЕРЧЕСКИЕ БАНКИ ОБЯЗАНЫ ЧАСТЬ СВОИХ СРЕДСТВ
ДЕРЖАТЬ В ВИДЕ РЕЗЕРВОВ В ЦЕНТРАЛЬНОМ БАНКЕ, ЧТОБЫ
ОСУЩЕСТВЛЯТЬ ВЫПЛАТЫ КЛИЕНТАМ, ЖЕЛАЮЩИМ ПОЛУЧИТЬ ДЕНЬГИ
СО СВОИХ СЧЕТОВ. ДЛЯ ЭТОГО ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК УСТАНАВЛИВАЕТ
НОРМУ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ РЕЗЕРВОВ. УВЕЛИЧЕНИЕ НОРМЫ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ
РЕЗЕРВОВ ПРИВОДИТ К УМЕНЬШЕНИЮ КОЛИЧЕСТВА ДЕНЕГ У БАНКОВ
ДЛЯ КРЕДИТОВАНИЯ, ЧТО СОКРАЩАЕТ ЧИСЛО ЗАЁМЩИКОВ И
СООТВЕТСТВЕННО УМЕНЬШАЕТ ДЕНЕЖНУЮ МАССУ В ОБРАЩЕНИИ.
УМЕНЬШЕНИЕ НОРМЫ РЕЗЕРВИРОВАНИЯ, НАОБОРОТ, ПРИВОДИТ К
РОСТУ ДЕНЕЖНОЙ МАССЫ.
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК ПРОДАЁТ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЦЕННЫЕ БУМАГИ НА
ОТКРЫТОМ РЫНКЕ, ВЫПЛАЧИВАЯ ПО НИМ ВЫСОКИЙ ПРОЦЕНТ,
ПРИВЛЕКАЕТ СРЕДСТВА ИНВЕСТОРОВ ДЛЯ ПОКРЫТИЯ БЮДЖЕТНОГО
ДЕФИЦИТА. В РЕЗУЛЬТАТЕ КОЛИЧЕСТВО ДЕНЕГ В ЭКОНОМИКЕ
СОКРАЩАЕТСЯ, ОНИ СОСРЕДОТАЧИВАЮТСЯ У ГОСУДАРСТВА.

Презентация «Роль государства в экономике»

Роль государства в экономике

Правительство, издавая законы и устанавливая налоги, подобно врачу, который должен при лечении избирать наименьшее зло. И. Бентам (1748-1832). Английский философ, социолог, юрист

Эволюция представлений о роли государства в экономике 1 Меркантилисты. Меркантилисты утверждали, что главный показатель богатства страны – количество золота. В связи с этим они призывали поощрять экспорт и сдерживать импорт. Основной идеей меркатилистов было развитие торговли и уменьшение роли производственной сферы.

Классическая теория. А.Смит в “Исследовании о природе и причинах богатства наций” утверждал, что “свободная игра рыночных сил” (принцип “laissez faire”) создает гармоничное устройство«. А.Смит доказывал, что стремление предпринимателя к достижению своих частных интересов является главной движущей силой экономического развития, увеличивая в конечном итоге благосостояние как его самого, так и общества в целом. Государство же должно гарантировать основные экономические свободы человека: свобода выбора сферы деятельности, свобода конкуренции и свобода торговли.

Политическая экономика Политическая экономика Карл Маркс (1818-1883) Ни один современный учебник истории экономической мысли не исключает из нее учение Маркса, которого считают завершителем классической школы политэкономии, представителями которой были английские экономисты А. Смит (1723-1790) и Д. Рикардо (1772-1823). Маркс писал: “Последней причиной всех действительных кризисов остается всегда бедность и ограниченность потребления масс, противодействующая стремлению капиталистического производства развивать производительные силы, таким образом, как если бы границей их развития была лишь абсолютная потребительная способность общества”. Этот рецепт был усвоен не только Дж. Кейнсом, Ф. Рузвельтом, Л. Эрхардом, но и огромной массой самих капиталистов и предпринимателей. Не случайно столь знамениты и часто цитируемы слова Генри Форда: “Я должен платить рабочим столько, сколько необходимо, чтобы они могли купить производимый ими автомобиль”.

Кейнсианская теория Главными чертами кейнсианской модели государственного регулирования являются: высокая доля национального дохода, перераспределяемая через госбюджет; создание обширной зоны государственного предпринимательства на основе образования государственных и смешанных предприятий; широкое использование бюджетно-финансовых и кредитно-финансовых регуляторов для стабилизации экономической конъюнктуры, сглаживания циклических колебаний, поддержания высоких темпов роста и высокого уровня занятости. Правительства Запада, под влиянием кейнсианцев, осознали свои социальные функции по созданию и поддержанию социального мира, и устойчивости общества “всеобщего процветания”. Суть “государства всеобщего благосостояния”, “капитализма для большинства” состоит в признании того, что есть сферы человеческой деятельности, в которых рыночные механизмы полностью не работают. Джон Мейнард Кейнс (1883-1946)

Неоклассическая теория . Сторонники экономики предложения считают необходимым воссоздать классический механизм накопления и возродить свободу частного предпринимательства. Экономический рост осуществляется из двух источников: за счет собственных средств, т.е. капитализации части прибыли и за счет заемных средств (кредитов).

Неоклассическая теория Ставшая уже классической теория информационного общества Д. Белла гласит, что традиционные элементы капиталистической модели прошлого – Труд, Капитал, Земля – с развитием человеческого общества, информационных технологий теряют свое значение. Важнейшим источником прибавочной стоимости, наращивания капитала и экономического развития становится Знание

Неоклассическая теория В неоконсервативной модели государство может лишь косвенно влиять на экономику. Главная же роль в реализации экономического развития страны вновь отводится рыночным силам.

Неоклассическая теория С точки зрения хозяйственного механизма капиталистического производства это означает, что, чем значительнее интеллектуальные вложения в производство, чем больше ноу-хау и научных разработок использовалось при создании продукта, тем выше его стоимость, тем эффективнее производство и тем конкурентоспособнее производимые товары. Необходимы усилия по повышению качества жизни человека и целенаправленные вложения в развитие науки, здравоохранения, образования.

Недостатки рынка и способы их преодоления Случаи несостоятельности рынка 1. Производство общественных благ Общественные блага – товары и услуги, которые обладают следующими свойствами: а) нельзя исключить из числа пользователей лиц, отказывающихся за них платить; б) использование этих благ одним лицом не уменьшает возможности их одновременного использования другими лицами.

В смешанной экономике заботу о создании общественных благ берет на себя государство. В смешанной экономике заботу о создании общественных благ берет на себя государство.

Общественные блага Классическим примером общественного блага является маяк, который используется для того, чтобы предупреждать проходящие корабли об опасных для плавания местах. Маяк обладает всеми свойствами общественного блага: а) отказывающимся платить за услуги маяка, запретить им пользоваться, никак нельзя, б) появление нового пользователя (рыбацкого судна или пассажирского теплохода) никак не скажется на возможности использования маяка другими кораблями. Другими примерами общественных благ являются национальная оборона, уличное освещение, светофоры, праздничный салют в честь Дня города и др.

Случаи несостоятельности рынка 2. Учет внешних эффектов Внешние эффекты – издержки или выгоды, возникающие в результате производства или потребления блага у третьих лиц, которые не являются ни продавцами (производителями), ни покупателями (потребителями) этого блага. Внешние эффекты могут быть как положительными (если третьи лица получают выгоды), так и отрицательными (если третьи лица несут издержки). Примером положительного внешнего эффекта можно назвать те выгоды, которые получают граждане от проведения сельскохозяйственными предприятиями мелиоративных работ. Подготав­ливая землю под посевные площади, сельскохозяйственные предприятия осушают болота. В результате уменьшается количество комаров, которые так досаждают местным жителям. И им теперь не надо тратить денежные средства на москитные сетки, репелленты от насекомых и т. д. Очевидно, что в определенном смысле условия их жизни улучшаются.

В смешанной экономике учет внешних эффектов берет на себя государство, выплачивая субсидии предпринимателям, чья деятельность ведет к возникновению положительных внешних эффектов или само берется за производство таких товаров. В случае появления отрицательных внешних эффектов государство вводит ограничения на вредные выбросы, требует установки очистных сооружений, применяет штрафные санкции. В смешанной экономике учет внешних эффектов берет на себя государство, выплачивая субсидии предпринимателям, чья деятельность ведет к возникновению положительных внешних эффектов или само берется за производство таких товаров. В случае появления отрицательных внешних эффектов государство вводит ограничения на вредные выбросы, требует установки очистных сооружений, применяет штрафные санкции.

Случаи несостоятельности рынка 3. Значительная степень неравномерности в распределении доходов Рыночный механизм предполагает, что доходы получают только те, кто, владея ресурсами, предоставляет их для использования в производстве. Однако не все члены общества могут иметь такие ресурсы, а значит, и иметь доходы от их использования (немощные старики, инвалиды и некоторые другие категории граждан). . В смешанной экономике функцию перераспределения доходов в обществе берет на себя государство.

4. Ослабление конкуренции и возникновение монополий 4. Ослабление конкуренции и возникновение монополий Механизм конкуренции схож с действием механизма естественного отбора и может привести к ситуации, когда одна фирма добьется разорения всех своих конкурентов и создаст непреодолимые барьеры для проникновения на рынок новых конкурентов.

В смешанной экономике государство прилагает усилия по регулированию деятельности монополий. В ряде отраслей создание монополий запрещено законом, в случае же естественных монополий государство осуществляет контроль за устанавливаемыми ими ценами и за объемами производства выпускаемой ими продукции. В смешанной экономике государство прилагает усилия по регулированию деятельности монополий. В ряде отраслей создание монополий запрещено законом, в случае же естественных монополий государство осуществляет контроль за устанавливаемыми ими ценами и за объемами производства выпускаемой ими продукции.

5. Нестабильное (циклическое) развитие рыночной экономики 5. Нестабильное (циклическое) развитие рыночной экономики Рыночной экономике присущи такие проявления нестабильности, как кризисы, инфляция, безработица, которые ведут к серьёзным негативным последствиям с точки зрения общества

Можно привести и другие примеры, когда рыночная экономика неэффективно использует ресурсы с точки зрения общества. В частности: Можно привести и другие примеры, когда рыночная экономика неэффективно использует ресурсы с точки зрения общества. В частности: а) частный бизнес не заинтересован во вложении собственных средств в фундаментальные исследования, так как они не дают гарантии отдачи в краткосрочной перспективе; б) частный капитал не идет в отрасли, которые в настоящее время не сулят большой прибыли, но жизненно важны для экономики страны; в) частный бизнес не волнует судьба населения территорий, отрасли, специализации которых пришли в упадок. Все названные случаи несостоятельности рынка требуют вмешательства государства в экономику, чтобы защитить интересы общества.

Экономические функции государства С макроэкономической точки зрения государство воздействует на экономику трояким образом: • в лице своих законодательных, исполнительных и судебных органов: 1. устанавливает законы, нормы, правила, 2. вводит запреты, ограничения, разрешения, исключения из правил, 3. разрешает возникающие споры, 4 налагает взыскания и др.;

часть доходов и ресурсов, изымаемых у одних экономических субъектов с помощью налогов и займов, государство, в соответствии с избранными критериями, передает другим экономическим субъектам, т. е. тем самым государство перераспределяет доходы и ресурсы; часть доходов и ресурсов, изымаемых у одних экономических субъектов с помощью налогов и займов, государство, в соответствии с избранными критериями, передает другим экономическим субъектам, т. е. тем самым государство перераспределяет доходы и ресурсы; часть изымаемых из частного сектора доходов и ресурсов государство использует на свое содержание и производство общественных благ. Например: обеспечение обороны страны, проведение внешней политики, поддержание внутреннего порядка, содержание судебной системы и т. д., осуществляя тем самым государственное потребление.

основные экономические функции государства: создание правовой среды эффективного функционирования рынка, определение «правил игры» и контроль за их соблюдением; производство общественных благ и компенсация внешних эффектов; поддержка конкурентной среды, контроль действий монополий на рынке; обеспечение стабильности развития экономики страны, борьба с инфляцией и безработицей; сглаживание неравномерности в распределении доходов, борьба с бедностью.

ЭТО НАДО ЗАПОМНИТЬ Государственно-правовое вмешательство в рыночную экономику вызвано несовершенством рыночной экономики (порождаемым как внешними, так и внутренними факторами), а также необходимостью предоставления населению общественных благ. Среди причин государственно-правового вмешательства в экономику можно назвать: ограниченность природных ресурсов; забота об устойчивости политической власти; угроза экологической катастрофы; угроза безопасности населения в связи с использованием сложных технологий в производстве.

ЭТО НАДО ЗАПОМНИТЬ Социально-экономические права и свободы – это такие возможности человека, которые позволяют ему обеспечить достойный уровень благосостояния и удовлетворять физические, материальные, духовные и другие потребности. В социально-экономической сфере конституционные права делятся на две группы: экономические и социальные. К экономическим правам относятся: право на предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность; право на частную собственность; право частной собственности на землю

ЭТО НАДО ЗАПОМНИТЬ Социальными правами являются: право на труд; право на отдых; право на материнство и детство; право на социальное обеспечение; право на жилище; право на охрану здоровья и медицинскую помощь; право на образование; право на благоприятную окружающую среду.

  ВОПРОСЫ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ Составьте список функций или отраслей, которые в Казахстане по-прежнему контролируются Правительством. Из этого списка выберите одну или две отрасли, которые могли бы быть приватизированы. Как бы вы их приватизировали?

Презентация по обществознанию “Роль государства в экономике”

Презентация учителя обществознания

МКОУ «Одесская СОШ №2»

Бородавкиной Ирины Александровны

Слабости рыночной экономики

  • Монополизация рынков
  • Экономические кризисы
  • Безработица
  • Инфляция
  • Трудности создания общественных благ
  • Неравенство доходов
  • Возникновение внешних эффектов
  • Экономическая нестабильность
  • Экономические преступления
  • Банкротства

Цель урока: сформировать представление о государстве как субъекте экономических отношений

Задачи урока:

  • уметь выделять основные экономические функции государства;
  • уметь объяснить причины существования государственного сектора в рыночной экономике;
  • знать важнейшие направления вмешательства государства в экономику

Цель государства – это совместное продвижение

к высокому качеству жизни.

Аристотель

На заре экономической науки А.Смит выдвинул идею невмешательства государства в сферу экономики. Действительно, «мать» богатства – природа, «отец» богатства – труд.

А при чем тут государство?

Your Topic Goes Here

Государство в рыночной экономике

Функции государства

1. Обеспечение правовой базы:

  • предоставление законного статуса предприятиям
  • определение прав собственности
  • гарантирование соблюдения договоров
  • установление «правил игры» для взаимоотношения фирм между собой
  • выполнение роли арбитра

Функции государства

2. Корректировка размещения ресурсов:

  • создание общественных благ
  • государственный сектор
  • нейтрализация (устранение) отрицательных внешних эффектов

Функции государства

3. Защита конкуренции:

  • принятие антимонопольных законов
  • регулирование цен и стандартов в естественных монополиях с помощью общественных комиссий
  • применение финансовых санкций

Функции государства

4. Стабилизация экономики:

  • обеспечение высокой занятости
  • борьба с инфляцией
  • стимулирование экономического роста
  • помощь частному сектору в решении задач

Функции государства

5. Поддержание в стране внутреннего порядка

6. Обеспечение денежной системы страны

7. Единая налоговая политика

8. Применение системы стандартов

9. Обеспечение социальной защиты населения

10.Сохранение и улучшение окружающей среды

11.Реализация национальных интересов

Роль государства в экономике

Государство – экономический субъект, который стремится сохранить тот экономический порядок, политическим выражением которого само и является.

Какая схема в большей степени отражает соотношение государства и экономики?

экономика

государство

государство

государство

государство

экономика

экономика

экономика

государство

государство

экономика

Домашнее задание:

Глава 12

Творческое задание (на выбор):

  • Упражнение с газетными статьями – оценка
  • Упражнение «Экономические функции государства» с различными информационными источниками.
  • Вообразите и опишите ситуацию, при которой государство оказалось исключенным из сферы экономики.

«СберКласс» на Кубани | Новая Газета Кубани

Галина Ташматова, главный редактор «Новой газеты Кубани»:

Главная задача сегодняшнего круглого стола – довести до органов власти и других государственных институтов мнение общественности по поводу проекта «СберКласс», а также дать возможность представителям общественности задать вопросы органам власти. Кажется, задача простая, но до сих пор в Краснодарском крае такой площадки для обмена мнениями по этой теме не было. «Новая газета Кубани» опубликовала три материала на эту тему. Первая публикация – это письмо учителей Крыловской школы под заголовком «Родителей и учителей даже не спросили…». После публикации начались обсуждения, комментарии, было много звонков и откликов. Затем мы обратились к директору краснодарской школы № 71, которая работала в минувшем учебном году по программе «СберКласс» с просьбой дать газете интервью. Затем в интервью с вице-губернатором Кубани Анной Миньковой мы также поинтересовались её отношением к программе «СберКласс». В интервью под названием «Нужны специалисты, умеющие генерировать новые идеи» Анна Алексеевна озвучила официальную позицию и своё личное мнение. И вот теперь в развитие этой важнейшей темы мы проводим круглый стол. Редакция выступает в качестве площадки для обмена мнениями. Просьба – не касаться вопросов о вакцинации учащихся школ и учителей. Это отдельная тема, на которую мы обязательно поговорим в конце августа.

Олег Подолько, учитель физкультуры МБОУ СОШ № 3 ст. Крыловской:

На самом деле от темы, которую мы поднимаем, зависит будущее нашей страны. Почему я пошёл на эти шаги? Узнал случайно, и возмущению моему не было предела, возмущению учителей не было предела. И естественно, я обратился в надзирающий орган. Школа у нас небольшая, 330 человек. За два дня мы собрали 170 подписей. Я поставил цель – поднять общество, в том числе коллег, и открыть глаза на то, что нас ждёт дальше в нашем образовании. То, что мы видим и слышим по телевидению, которое нахваливает и рассказывает, какие у детей будут планшеты, ноутбуки… Понимаю, учитывая сельскую местность с социальным положением родителей детей, что ими очень легко манипулировать. Но скажу честно, что такого ажиотажа я не ожидал. При обращении в прокуратуру я чётко задал вопрос – покажите нам соглашение, которое было подписано между администрацией школы и «Сбербанком», которого никто никогда не видел и не читал. Мне его никто не предоставил. Второй вопрос – как наша школа попала в этот список? Ответа я не получил. Следующий вопрос – как без мнения родителей и учителей происходят такие вещи? Всю нормативную базу я также указал, в том числе и Устав школы, в котором прописаны формы обучения, как они принимаются и кем. Не было ни педсовета, ни собраний, люди оказались в полном неведении. Вскоре после обращения в прокуратуру у нас состоялся педсовет, на который приехал руководитель районо. И я горжусь нашими учителями – 26 человек было «против», ни одного голоса «за» «СберКласс». Ни в одной школе района такого не случилось. И руководитель образования уехал ни с чем с нашего педсовета. И наша школа резко превратилась из лучшей школы в худшую школу. Нашего директора и завуча начали склонять на совещаниях. То, что будет дальше в нашем образовании, меня очень пугает. Мы, учителя, скоро будем не нужны нашим детям, нас заменят компьютеры, вот и всё.

Нонна Бурмистрова, «Совет родителей г. Краснодара»:

Мы, участники нашего общественного движения, поняли, что нельзя оставлять без внимания то, что происходит в нашем образовании. Такие Советы, как наш, сейчас создаются по всей стране. И когда мы прочитали статью в вашей газете, мы связались с педагогом, который обратил внимание на эту тему.

Алла Назарова, «Совет родителей г. Краснодара»:

Я поддерживаю Олега Владимировича (от ред. Подолько). У меня складывается впечатление, что органы власти абсолютно не интересуются нуждами народа. Их не интересует то, нравится людям это или не нравится. Они в первую очередь выполняют указания сверху. На наши обращения присылают отписки, причём, зачастую, не совсем соответствующие реальной ситуации. Мы провели соцопрос, который отражает мнение родителей Краснодарского края к цифровым образовательным системам. Подавляющее большинство родителей высказались «против» программы «СберКласс».

Мне иногда хочется спросить чиновников, у них ведь тоже есть дети, они разбираются в том, что собираются внедрять? Нельзя тупо выполнять указания сверху, не анализируя. Судя по тому, как чиновники реагируют на людей, которые высказывают своё мнение, они защищают интересы не народа, а тех, кто хочет управлять народом. Если мы ещё из того поколения, которое знает, как было и как надо, у которого ещё есть понятие нравственных и моральных ценностей, то у наших детей эти ценности забрали. Лучшую систему образования, которая воспитывала достойного человека похоронили, а сейчас из нас делают тупых потребителей.

Андрей Колчанов, ведущий консультант отдела общего образования Министерства образования, науки и молодёжной политики Краснодарского края:

Действительно, поднятая тема последний год волнует и родительскую общественность, и педагогическую, как, в принципе, и проблема цифровизации образования. У нас действительно в предыдущем учебном году, 2019-2020, система образования столкнулась с проблемой перевода на обучение на дому с использованием дистанционных образовательных технологий. Это была вынужденная мера, которая была реализована с использованием различных образовательных платформ. Да, был ряд проблем, в том числе и с оснащением учащихся техникой. К этой работе активно подключились и депутаты Законодательного Собрания края, и представители бизнеса. Система образования выдержала эти испытания, и 2020-2021 учебный год мы начали в очном формате. Что касается реализации проекта «Цифровая образовательная среда». Услышал мнение некоторых коллег, что здесь необходимо чётко развести несколько понятий.  В первую очередь, проект, на который подавались заявки администрациями субъектов РФ по внедрению модели обучения и цифровой образовательной среды по участию в эксперименте, то администрацией Краснодарского края заявка на участие в этом проекте не подавалась. Ряд присутствующих здесь получали письма от Министерства образования, это официальная позиция. Всех беспокоила конкурсная документация, которая была размещена на официальном сайте Министерства просвещения, но администрацией Краснодарского края было принято решение о том, что Краснодарский край не будет участвовать в эксперименте. Что касается реализации проекта «Цифровая образовательная среда» в рамках национального проекта «Образование». Это разные понятия, разные проекты, и действительно в рамках национального проекта «Образование» Краснодарский край в числе всех регионов РФ участвует в проекте, который направлен на цифровую трансформацию системы образования по трём основным составляющим. Это, в первую очередь, создание необходимой инфраструктуры, мы в этом году стремимся к тому, чтобы все образовательные организации края были обеспечены доступом к высокоскоростному интернету, так как ряд образовательных проектов, в том числе и образовательный проект «Сбербанка», реализуются в школах нашего края. Отмечу, что участие в данных проектах принимается на педагогических советах. Как говорил коллега из Крыловской, действительно, в адрес муниципальных органов управления образованием было направлено письмо о возможности участия в данном проекте, и в первую очередь всегда участие в подобных проектах сопровождается мнением учредителя данной образовательной организации, мнением родительской общественности, мнением педагогов.  И, к сожалению, в станице Крыловской всё пошло немного иначе. И после того, как был проведён педсовет, только тогда выразилась, как отметил коллега, позиция, что школа не будет принимать участие в проекте. Соответственно, со стороны министерства никаких вопросов к школе по участию в проекте не было.

Сейчас школы края используют различные образовательные платформы. «СберКласс» является далеко не самой популярной платформой. И в первую очередь, если школа принимает решение об участии в данном проекте, она заключает с разработчиком платформы соглашение, в котором детально прописаны основные позиции. Соглашение, которое заключается со школами в рамках реализации проекта «Сбербанка» размещено в открытом доступе. Отмечу два аспекта применения платформы в образовательном процессе. Первый аспект – это в случае, если учитель при подготовке к конкретному уроку использует какой-либо интерактивный тренажёр, видеофрагмент, в этом случае согласие родителей на использование данных ресурсов не требуется. Потому что учителю это позволяет делать ФГОС и порядок осуществления образовательной деятельности. И завершая своё выступление отмечу, что дистанционный формат никогда не заменит традиционную форму обучения. И технологии, которые сейчас активно используются в школах, они являются лишь дополнением к реализации основной образовательной программы.

Галина Ташматова: Депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края приносят извинения, что не смогли присутствовать на нашем мероприятии, но прислали свою позицию по этому вопросу и просили, чтобы мы её здесь озвучили.

По мнению депутатов Законодательного Собрания Краснодарского края, в крае необходима активная разъяснительная работа по внедрению цифровых образовательных платформ.

Не так давно в кубанском парламенте по поручению председателя ЗСК Юрия Бурлачко председатель комитета по вопросам науки, образования, культуры и делам семьи Виктор Чернявский в режиме видеоконференции провёл совещание, на котором рассмотрели организацию учебного процесса в электронной информационно-образовательной среде.

 «Вопрос дистанционного обучения при помощи цифровых технологий в последнее время чрезвычайно актуален и волнует многих родителей и учащихся, и здесь важна ясность. В регионе внедряется новая цифровая образовательная платформа «СберКласс», созданная ПАО «Сбербанк». Кубанцы обращаются к депутатам с вопросами, что она из себя представляет, чем отличается от других, каковы условия её использования, не заменит ли она полностью традиционное обучение? В крае необходима активная разъяснительная работа для всех участников образовательного процесса по всем этим вопросам», – высказал позицию депутатского корпуса Юрий Бурлачко.

О сути проекта «СберКласс» депутатам рассказала ректор Института развития образования Татьяна Гайдук. Она отметила, что проект разработан в соответствии с поручением Президента страны. По её словам, в 2020 году в данный проект в пилотном режиме вошли 19 школ края, в 2021 году войдёт ещё 31 школа. Цель проекта – создание условий персонализированного образования, обеспечивающего реализацию индивидуальных траекторий обучения. Они подразумевают обучение с учётом особенностей, способностей и возможностей ученика, повышение его интереса и мотивации.

Ректор института также добавила, что образовательная платформа «СберКласс» не предполагает переход на дистанционное обучение, не заменяет учителя и традиционный образовательный процесс. Объём её использования определяет учитель. Платформа обеспечивает уровневую систему заданий, междисциплинарность, поддержку проектной и исследовательской деятельности, постоянную обратную связь между учеником и учителем. Она помогает учащимся в выборе образовательной траектории и темпа её усвоения. Школа самостоятельно выбирает классы и предметы, по которым будет проводиться обучение на данной платформе. Обучение в «СберКлассе» является добровольным и бесплатным.

В ходе обсуждения специалисты в числе положительных сторон проекта назвали то, что он со временем станет для учителя хорошей базой знаний для работы с каждым учеником, также учитель может подгрузить в эту платформу свои задачи, его трёхуровневая модель позволяет выводить задания как в смартфоне, ноутбуке, так и на интерактивной доске. В то же время прозвучали предложения по совершенствованию проекта, подготовке учителей для работы на этой платформе, улучшения интернета в школах, дальнейшего улучшения обеспеченности учебных учреждений компьютерной техникой» – отметили депутаты ЗСК в присланном специально для нашего круглого стола сообщении. Редакция благодарит депутатский корпус ЗСК и его председателя за оперативность и ясность изложения своей позиции по этому волнительному для родителей и учителей Кубани вопросу.

Темыр Хагуров, заместитель председателя Общественной палаты Краснодарского края:

Разрешите Вас поблагодарить за сам факт организации этой площадки, поскольку тема очень острая. Я, как член Общественной Палаты и как профессиональный социолог, вижу, что это действительно весьма волнительная тема для общества, поэтому площадка открытого диалога и спокойное взвешенное обсуждение содержания очень важны. Я буду говорить исходя из трёх позиций – как заместитель председателя Общественной палаты, как социолог, профессор университета, специализирующийся, в том числе, на вопросах социологии образования, и как вузовский управленец, проректор по учебной работе.

Коллеги, «Сберкласс» – это, скажем так, одно из решений в рамках более общей идеологии, которая звучит так – это персонализация посредством цифровизации. Это такое идеологическое решение в системе образования, которое очень настойчиво сегодня продвигается. При этом представители различных уровней власти говорят, что традиционное образование не замещается. Но если мы посмотрим на то, что делается, то де-факто мы увидим определённые расхождения между той позицией, которая декларируется, и теми действиями в системе образования, которые осуществляются. Реально идёт подводка к постепенному совмещению, а в перспективе к частичному, либо полному замещению традиционных форм обучения цифровыми форматами. К чему это приводит? Любая стратегия несёт в себе и определённые преимущества, выгоды, достижения и определённые риски, соответственно. Говоря о рисках. Первое – персонализация образования де-факто означает утрату системности. Мы разрушаем системные знания, системную картину мира, ту, которая складывалась в традиционных форматах обучения. Мысль о том, что педагог должен поменять позицию и от проводника знаний превратиться в тьютора, мысль лукавая. Потому что в информационном поле способен ориентироваться человек, владеющий определёнными информационными фильтрами. Этими фильтрами являются системные знания. На их построение уходит достаточно много времени, минимум 7-8 лет углубленного предметно-раздельного обучения. Я хочу это подчеркнуть в связи с междисциплинарностью. Поскольку предметно-раздельное обучение существует во всех элитных школах и высших учебных заведениях мира. И оно предполагает овладение сознанием ученика различными типами интеллектуальных инструментов, различными типами систем знаний и способностью ими оперировать. Это нельзя сделать на уровне междисциплинарности школьной. Междисциплинарность может накладываться на раздельно-предметную подготовку. В противном случае мы получаем мешанину в голове, смутную иллюзию компетентности, то, что возникает при пользовании информационными сервисами, и абсолютную управляемость. Далее. Я посмотрел проект Соглашения по «СберКлассу», меня там заинтересовал такой фрагмент – «электронные средства обучения и воспитания». Вот с обучением ладно, а с воспитанием – много вопросов. Традиционное воспитание строилось на основе принятия ценностей. Ценности предполагают совместные переживания. Поскольку в процессе работы в цифровых платформах, «СберКласса» в том числе, меняется формат взаимодействия, то происходит искусственная десоциализация. То есть мы и так сегодня имеем разрушение классовых общностей, десоциализацию школьных коллективов, во многом благодаря гаджетизации школьников.  Эта штука усиливает эту гаджетезацию, и мы получаем десоциализацию, которая в дальнейшем может замещаться искусственной социализацией на основе управления индивидами через цифровые сервисы. Существует риск утраты определённых когнитивных функций у школьников – поскольку нейронные сети и способность работать со знаниями определённого типа формируется только книгой. Вот вы хотите научиться понимать сложные вещи, вам надо о них читать, размышлять и обсуждать прочитанное. Другого способа нет. Я сейчас не отсылаю к многочисленным отечественным и зарубежным исследованиям этой темы на уровне средней и высшей школы. Ну, и есть тут отдельная группа рисков, которую с моей точки зрения нужно изучать. Персонализация означает углубленный сбор данных, причем не просто формальных данных, а данных очень глубоких о человеке, анализируются его когнитивные реакции. Управление этими данными может означать программирование траектории обучения, что игнорирует закон неравномерности развития, это раннее программирование. Очень часто бывает так – школьник учится плохо, да, мальчишки отстают от девчонок, а в 10-м классе мальчишки включились, освоили математику и поступили в вуз. При этой системе у них такого шанса не будет. Закон неравномерного развития будет нивелирован цифровыми платформами. Отдельный вопрос – вопрос здоровья. Я сейчас с позиции проректора вуза, которому приходилось вместе с другими коллегами перепрыгивать с одной формы обучения на другую в связи с пандемией. Мы все резко перешли в цифровой формат. Первое, что мы получили, – жуткую перегрузку преподавательского состава и студенчества. У нас в университете – одна из лучших вузовских психологических служб, мы её долго выстраивали, большой коллектив штатных психологов, так вот количество обращений в службу выросло кратно. 

Наталья Саакян, самозанятая, преподаватель математики:

Самое основное, на что упирают проповедники цифровой платформы «СберКласс», – это «персонализированная образовательная траектория». Поскольку сейчас идёт тенденция к сегрегации уровня знаний учащихся, у нас те, кто знает больше, они знают больше, те, кто знает меньше, они знают всё меньше и меньше. И на примере учебных пособий это все хорошо видно. Например, если вы откроете учебник математики, там будет очень мало лёгких примеров, мало средних и много сложных. До сложных примеров бесплатно учащиеся уже не доходят, они над ними работают с репетиторами. Мы получаем сегрегацию не только по образованию, но и по достатку семьи. Есть деньги на репетитора – будет учиться хорошо, у кого денег нет, то тот учится плохо. И это грустно, потому что наше образование должно быть для всех. А если мы хотим индивидуальные траектории обучения, где гарантия того, что дети, которые немножко не доучили, смогут бесплатно наверстать материал? Где гарантия, что они получат бесплатно индивидуальную траекторию обучения, которая сможет удовлетворить их амбиции? То, что я вижу в образовательной среде, сводится к следующему – «кто хочет, тот добьется», а не к тому, что «мы поможем».

Геннадий Уфимцев, заместитель председателя городской Думы Краснодара:

Во-первых, мы обязательно должны выслушать мнение родителей конкретной школы, где мы хотим применить этот инструмент. Второе – я считаю, что никакая цифровизация не заменит ту систему образования, которая была. Я приверженец советской системы образования. Не зря ведь говорят, что битву за космос Советский Союз выиграл за школьной партой. На самом деле, сейчас многие страны стали применять советскую систему образования, которую мы почему-то забыли. Единственное приемлемое применение цифровизации – это во время пандемии. Здесь без информационных технологий тяжело обойтись. Эти технологии нужно развивать, но не как альтернативу, а как дополнение к существующей системе образования.

Г. Ташматова: Геннадий Станиславович, вы озвучивали собственное мнение. А депутаты городской Думы Краснодара в какой-либо форме обсуждали эту тему?

Г. Уфимцев: Официального обсуждения этой темы не было.

Светлана Чернявская, директор средней школы № 103, г. Краснодара:

Мне сложно судить, как работает школа, в которой 300 человек, потому что в нашей школе в прошлом году было 7 328 учащихся. Я не знаю, почему у вас возникли такие сложности с реализацией этого проекта. Я не имею права судить, я не директор вашей школы. Я расскажу, каким образом это реализовывалось у нас. В школе № 71 я была директором 13 лет, учителем –24 года, коллектив мне доверял. Во-первых, никто не ставил цель – заменить систему образования, которая сложилась, на цифровую. Речь шла о том, чтобы использовать этот цифровой продукт в рамках развития: возможно- невозможно, а если возможно, то как? Поэтому, прежде чем сказать «да» или «нет», мы собрались с методическим советом, посмотрели, что это за проект. Мне всё равно, кто его представляет, мне важен сам продукт – возможно ли его использовать в школе или нет. Если возможно, то как? Само наполнение контента, который нам предложили, оно вполне разумное. Но никто не говорит, что этим всем надо заменить наши учебники, да Боже упаси, такой цели не было. Мы подумали, как мы это будем делать. Мы выбрали те предметы, которых по несколько часов в неделю. И только один час в неделю мы планировали использовать с помощью этой платформы.  Когда мы сами поняли, как мы это будем реализовывать, мы выбрали математику, русский язык, историю и английский, то собрали родителей, всем рассказали. Не было тех, кто не захотел, все подписали согласие, и начался процесс. Сложнее всего с учителями. Те учителя, которые готовы остановиться в своем развитии, которые говорят: «Я и так уже все знаю», это не учитель школы. Я всегда говорила своим учителям: «Если я на педсовете встану и скажу, что я много работаю в школе, и я всё знаю», то я в этот день должна написать заявление об увольнении. В современной школе стоять только на учебнике нельзя. Это я говорю ещё и как учитель. В этом году я 11 класс выпускала и, слава Богу, мои дети по математике средний балл показали 68. И первая фраза, которую я говорю родителям всегда: «Репетиторство – это оплата лени ребенка». Нет необходимости в репетиторстве, если в школе учебный процесс идёт нормально, если ребенок на него реагирует и реагирует правильно. Ни о каких дополнительных расходах речь не шла. Плюс был в том, что мы получили дополнительное количество компьютеров, мы два класса по 16 ноутбуков соединили в один кабинет, плюс был в том, что мы взяли лаборанта, который расставлял технику. Да, сложность была в том, что не всегда был устойчивый сигнал Интернета, так как соединить в сети 32 ноутбука было сложно. Сейчас думаем, как сделать проводную сеть по этому кабинету. Были и минусы, было тяжело детям, родители приходили и возмущались. Я их поняла, и мы продумали, как это убрать. Нельзя сразу четыре предмета давать в одном классе. Необходимо разделять – два на одном и два на другом. Второе – действительно, нужно работать с учительским составом. Потому что, если учитель заинтересован, то всё идет нормально, детям это нравится. Если учитель сам это делать не хочет, это не пойдёт. Любое нововведение в школе не пойдёт, если учитель не заинтересован. Несмотря на то, что школу ругают, на уроке главный – это учитель, как он поведёт работу, так и будет. Если учитель заинтересует детей – будет нормальный учебный процесс и даже, если это будет внедрение новых цифровых образовательных технологий, почему нет? Когда-то мы выросли на советской системе образования. Да, я училась в советской школе, в самой обычной школе в станице, потом поступила в Кубанский государственный университет и не знала понятие «репетиторство». Потому что мне мама объяснила, что учиться нужно, и папа показал, что учиться можно. И когда мне не хватало учебника, я шла в библиотеку ст. Павловской и искала книги, чтобы поступить в университет. И я благодарна моему учителю, который помимо того, что давала школьную программу, она делила класс на группы и усложняла материал, вводя элементы индивидуального подхода ещё в 80-е годы. Но сейчас без индивидуализации вообще нельзя. И если с помощью этой платформы можно выстроить индивидуальный подход, а именно проверку знаний и дальше отработку пробелов в знаниях индивидуально, почему нет? Я могу присоединить материал на этой платформе для детей, учитывая их ошибки в самостоятельных работах. Не могу понять, что здесь плохого? Но никто не сказал, что учебник заменяется. Шесть часов математики в неделю, и только один с использованием этой платформы. Ещё один момент: нельзя перегружать домашним заданием. Да, сейчас у многих учащихся есть дома хорошие телефоны, которые они используют для самой разной деятельности. Однако не у всех есть те же ноутбуки. А использование этой платформы лучше через ноутбук, потому что качественно увидеть материал лучше на большом экране. И не должно быть перегрузки, не более 30 минут за компьютером. Поэтому и идёт речь о том, что необходимо по-другому планировать работу школы. Чтобы не было возмущения учителей, надо было обсудить подходы – как сделать так, чтобы результат был максимальным.   

Сергей Михеев, российский политолог, радио и телеведущий:

Я довольно часто затрагиваю эту тему на радио и телевидении. Честно скажу, что я не знаю, как это обстоит в Краснодарском крае, вы лучше меня знаете, тем более я не педагог. С одной стороны, это технический прогресс, понятно, что появляются новые средства связи, отрицать это бессмысленно и невозможно. Вопрос в том, как их использовать, и что здесь цель, а что – средство. И молоток может проломить голову, а может построить дом. Молоток от этого не хороший и не плохой. Вопрос в том, с какой целью его использует человек. Честно скажу, что я надеюсь на лучшее. И мы можем общими усилиями сделать так, чтобы целью был всё-таки человек. А всё остальное было бы средством. К сожалению, я должен констатировать совершенно очевидные риски. Я бы поделил людей на группы интересов, которые усиленно лоббируют цифровизацию и в глобальном, и в национальном масштабе. Первая группа и самая неприятная – это люди, которые выступают за реализацию такого глобального наднационального проекта, который постепенно преодолеет политический суверенитет государств, традиций, культур и так далее и превратит мир в некую сетевую структуру, где люди свою идентификацию будут определять по принадлежности к тому или иному сетевому сервису, корпоративной сети. Культура, традиции, особенности, национальный и политический суверенитет уйдут в прошлое. Есть такие люди, и у них огромные ресурсы. Это люди, находящиеся за пределами нашей страны. Но внутри нашей страны есть люди, которые осознанно такую политику проводят. Из примеров – Герман Оскарович Греф, мне кажется, он это совершенно не скрывает. В результате мы получим власть, которая не будет никем ни избираться, ни назначаться, ни контролироваться, никому не присягать, её вообще будет не видно, но она будет намного сильнее всех депутатов. И постепенно депутаты уйдут в прошлое. Это первая и самая неприятная группа людей, их у нас меньшинство, но адепты такого подхода, несомненно, существуют, за ними стоит мощнейший ресурс, в том числе международный.   Вторая группа, уже на национальном уровне, – это бесконечные оптимизаторы социальных расходов государства. Я, честное слово, желаю всего самого лучшего и учителям, и директорам, но могу сказать, что конечная цель этого процесса – уничтожение учителей. Потому что образованием в конечном виде будет заниматься программа и больше никто. И, имея гаджет в кармане, человек не нуждается больше ни в чем. Не надо тратить деньги на учителей, на школы, на детские сады, социалку, ЖКХ. Открываются невероятные возможности сокращения расходов государства. Я знаю лично таких людей, они именно так и говорят, просто непублично. В Москве все эти эксперименты ставят уже очень давно. Следующая группа людей, которые просто зарабатывают на этом деньги. Им всё по барабану, они зарабатывает, например, на поставке техники. Вся техника, которая поставляется в школы, она вся импортная, а на закупке импортной техники сидят фирмы-посредники, очень часто аффилированные с местной властью.  Эти фирмы зарабатывают огромные деньги и планируют заработать ещё больше. Когда спрашивают: «Что вы сделали для улучшения образования?»  – «Мы купили компьютеры». Друзья мои, вопрос не в компьютерах, а вопрос в том, что через эти компьютеры будут заходить в головы и души людей. Мы постоянно говорим о том, что через сеть Интернет совращают миллионы молодых людей, так зачем же мы сами запихиваем их руками и ногами в интернет. У меня трое детей и все они в обычной школе учились, я это видел, это на моих глазах происходило. Задание – посмотри в интернете, решение – посмотри в интернете, картинки – найди в интернете, презентацию – найди в интернете. А этот интернет мы контролируем? Если бы у нас был интернет закрытый, как в Китае, и мы бы его контролировали, тогда можно было об этом говорить – пусть заглядывают в интернет. Опять же. Сам по себе интернет не является ни хорошим, ни плохим. Вопрос заключается в том, кто и как его использует. У нас нет национального суверенитета в этом интернете, зачем же мы своих детей отправляем на вражескую территорию?! На этой территории можно найти что-то полезное, но ребёнок в этом не разбирается, у него ещё не сформирована оценка – что хорошо, а что плохо. Мы фактически бросаем его на минное поле. Может быть, он перескачет через эти мины, а, может быть, ему ноги оторвёт, спишем на боевые потери. Я боюсь, что этих потерь будет больше, чем пользы. Есть ещё группа людей, они, в принципе, хорошие люди, им кажется, что это модно, здорово, это новое. Но вы знаете, что это новое не всегда лучшее. Я могу сказать по своим детям. Я не идеализирую советский период, я не являюсь его апологетом, было что-то хорошее, что-то – нет. Я, скорее, выступаю за традиционную систему образования в стране в целом и за здравый смысл. А также за то, чтобы человек был целью. Насчёт всего нового. Я прекрасно помню 90-е и нулевые года, когда была погоня за новым. Одна школа соревновалась с другой: «Мы у себя будем английский язык учить по оксфордской системе», «а мы по такой-то системе», а результат – ни хрена они не знают. Я вот помню английский язык. То есть, есть люди, которые просто верят в модное. Но и есть, к сожалению, те, кто просто работает в системе. Они всё понимают, но им дали команду, и они её выполняют. Может быть, они и пытаются это всё встроить в трезвую мысль… Конечно же, кого точно нельзя допускать к образованию, так это людей из финансового сектора, для которых главная цель их бизнеса – это сделать так, чтобы вынуть из вашего кармана деньги. Все инициативы, которые в этом плане развиваются, они в конечной цели приобретают новых клиентов бизнеса, так или иначе. Заканчивая, скажу, что никуда от технологий мы не денемся, но надо понимать, что не они – цель и смысл жизни, поэтому вопрос заключается в том, как их заставить работать на благо. 

Татьяна Аркадьева, член Центрального Политсовета партии «Справедливая Россия – патриоты – За правду!»:

Очень приятно видеть неравнодушных людей, которые пытаются сохранить подрастающее поколение. Очень приятно видеть людей, которые понимают, что если мы сейчас не остановим то, что сейчас происходит не только в сфере образования, но и в сфере здравоохранения, ведь нас отучают от семейных ценностей. Но хорошо, что есть неравнодушные люди. Я призываю не оставлять вашу борьбу, а мы будем помогать.

Георгий Щеколдин, доцент кафедры физики и информационных систем физико-технического факультета КубГУ:

Я послушал внимательно, что вы говорите. И каждый год я встречаю на первом курсе одно и то же. Вы все знаете, что у нас большое количество блогеров. Некоторые из них берут углекислоту, они берут сухой лед, бросают его в бассейн, а потом ныряют и не выныривают. Потом появляется ролик, гуляющий по Сети, в котором говорят о том, что в Краснодаре снег не тает. И я понимаю, что 7-й класс умер. Я привожу примеры. Почему я говорю об этом? Мы говорили о междисциплинарных связях сегодня. А вы помните межпредметные связи? Межпредметные связи заключались в том, что они должны целенаправленно давать системное образование, то есть понятийный аппарат должен быть одинаковый. Беда в том, что у нас понятийного аппарата одинакового нет. Дети, приходящие из школ, как я когда-то пришёл из школы пос. Гирей, они понятийного аппарата основного не знают. В 2017 году я поехал на конференцию физиков высшего и среднего образования, проходящую на базе Московского авиационного института, Бауманки и Физтеха. Мы приехали в Физтех, а заведующая кафедрой общей физики говорит: «Вы знаете, мы в этом году сделали совершенно удивительную вещь. Мы с 15 августа пригласили всех победителей, весь первый курс и две недели читали им пропедевтический курс физики, предваряющий, чисто понятийный. Мы получили совершенно невероятную ситуацию – они начали общаться между собой». У нас же каждый выпускник школы сейчас – это маленькое феодальное государство. Он сидит в себе, понимаете? У каждого из них совершенно свои понятийные вещи. Очень хорошая школа в ст. Крыловской. Когда-то там мой папа работал. У вас в школе второй смены нет? Это хорошо. Беда заключается в том, что все дети по-разному воспринимают процесс обучения. Есть дети, которые очень быстро схватывают. Есть такая немецкая классическая система. Модзалевский, наш соотечественник, написал очерк в двух томах по истории образования и воспитания с древнейших времён. Так вот, немецкая классическая школа. Что она делала? Она набирала шестилеток, и с ними беседовал один преподаватель. А девять сидело внутри. Преподаватель медленно что-то рассказывал. В течение недели они внимательно за ними наблюдали и выясняли, что есть дети, которые очень быстро схватывают, когда идёт проверка обратной связи, преподаватель задаёт вопрос, и он моментально реагирует, он может это сделать. Таким образом с отдельными преподаватель работает быстро. Но те, которые быстро работают, быстро соображают, они и быстро забывают. Поэтому с ними нужно пятикратное повторение – через день, через неделю, через месяц, через полгода. Это должно быть выстроено в дидактической системе. Те, которые сразу не понимают, им нужны примеры, три примера для них достаточно. А есть те, кому нужно пять, шесть, семь примеров. Это люди, которые на слово просто не верят. Но если они запоминают, они запоминают надолго. Один раз в полгода повторить и всё. Есть дети, которые быстро соображают, а есть дети, которые это делают медленно. Но информационный поток резко увеличился. А теперь скажите мне, математики? Что у нас в этом году с ГИА? Завалили. И не просто завалили, катастрофа. Значит, они придут ко мне без алгебры, без ничего.

Дмитрий Коваленко, начальник отдела по взаимодействию с органами власти и информационно-аналитическому обеспечению аппарата Уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае:

Я хочу зачитать выдержку из ежегодного доклада Уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае за 2020 год Сергея Валентиновича Мышака. «Режим самоизоляции выявил, что школы оказались не готовыми к дистанционному обучению детей. Если вузы ещё хоть как-то справлялись с этой ситуацией, в ряде университетов к 2020 году уже было установлено апробированная система видеоконференцсвязи для сотен участников, то школьники проходили обучение в разного рода мессенджерах, позволяющих организовать качественное и стабильное соединение с несколькими десятками пользователей. Не было одобренных и утверждённых методических пособий, учителя вынуждены были руководствоваться общими рекомендациями. Не все родители понимали, как организовать дома место для обучения ребенка». Эта информация основана на обращениях, поступивших в 2020 году в адрес Уполномоченного. Речь идёт о частных случаях, а не о системе в целом. Из этого следует, что появление каких-то технологичных решений, которые могли бы быть использованы в ситуации, которая сложилась в прошлом году, актуально и может решать большой спектр стоящих перед системой образования задач. Если говорить о перспективах образовательного процесса «СберКласс» на Кубани, то здесь хочется получить больше информации. Мы не получали обращений, связанных с проектом «СберКласс». Нам не удалось найти мнение науки. Спасибо Темыру Айтечевичу, который высказал свои наблюдения о рисках, связанных с цифровой образовательной средой. По мнению Уполномоченного, необходима дискуссия в научной среде, и должно быть выработано консолидированное мнение учёного сообщества по этому вопросу. Необходимы и методики, по которым школы могли бы пошагово заниматься применением цифровых технологий. Ну и, безусловно, должна быть альтернатива и право выбора.

Игорь Костенко, кандидат физико-математических наук,  доцент кафедры «Высшая математика-1» Ростовского государственного университета путей сообщения (филиал в городе Краснодаре):

Благодарю за возможность высказать своё мнение. Я буду говорить, может быть, неожиданные для многих вещи. Во-первых, относительно выступления Дмитрия Александрович о том, что нет позиции научного сообщества. Есть, только научное сообщество, которое делится на подлинных учёных и приспособленцев, которые выполняют задание власти. Так вот, подлинное научное сообщество категорически против любой цифровизации образования. Потому что оно видит страшные последствия для юного мозга. Сейчас технические средства позволяют учёным видеть, что происходит внутри мозга в результате влияния цифровых технологий. А что происходит? Атрофируются целые участки мозга, теряются нервные связи, уменьшается количество серого вещества, а это основа работы мозга. В результате человечек превращается в слабоумного. Манфред Шпитцер, немецкий физиолог, исследователь мозга, психотерапевт ввёл такой термин – цифровое слабоумие. Можно ли после этого говорить о каких-то методиках и распространении опыта? Это вред колоссальный, это колоссальная опасность. Это уродование наших детей. И после этого вы будете говорить о каком-то там проекте, «СберКласс» и прочее? Может быть, многие не знают этого? Я назову несколько фамилий учёных, вот Манфред Шпитцер, он написал книгу «Антимозг», она переведена, её можно найти в интернете. Он в начале пишет: «Я написал книгу для своих детей, потому что, когда они вырастут, они скажут – папа, ведь ты всё это знал, почему же ты молчал?». Есть страшные последствия цифрового обучения, которые видят настоящие учёные. Они замалчиваются. На таких учёных накладываются большие репрессии определёнными силами, которые пытаются управлять человечеством. Британский психолог Арик Сигман, британская нейробиолог Сьюзен Гринфилд, российские врачи-психиатры – Новиков, Кулебякина, Боровских. Есть консолидированное мнение учёных. Такая ситуация во всём. Есть люди, которые понимают истину, а есть, которые приспосабливаются, либо просто предают истину. Второе. Вот здесь прозвучало – «индивидуальная образовательная траектория». Кто-нибудь понимает смысл? Это каждый из миллионов детей будет учиться по своей траектории?! Это же чушь. Есть книга «Реформы образования в России 1918-2018: идеи, методология, результаты», не поленитесь, почитайте. Мы рассуждаем о вещах, о которых имеем очень смутное представление.

Марина Дулендо, Краснодарская краевая общественная организация «Южнорегиональная общественная организация Родительский отпор»:

Мы очень рады попасть сюда, мы очень хотели быть услышанными, задать вопросы. Моё выступление готовило несколько человек, у нас куча научных статей, резолюций, круглых столов, всё это есть, я попыталась всё это собрать. Я сама по образованию являюсь юристом, мы не являемся маргиналами, как нас порою представляют. Мы обращаемся в госорганы, но нам присылают отписки, иногда над нами даже издеваются. Моё выступление строится на двух аспектах – на нелегитимности цифровой платформы и вреде здоровью. Всё у нас доказано, со ссылками на Конституцию РФ, мы опираемся на конкретные цифры, факты и статьи. Мы не просто проснулись и начали задавать вопросы. Крах образования – это крах нации. У нас есть прекрасная статья 21 Конституции РФ, что никто не может подвергаться пыткам и насилию. В Постановлении Правительства РФ от 07.12.2020 № 2040 «О проведении эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды» говорится о добровольном участии в эксперименте. Но в реальности никакой добровольности нет. А на практике искажают информацию и насаждают без нашего участия. На фоне пандемии несовершеннолетних детей затащили в участие в эксперименте. Нарушена статья о доступности образования, на благоприятную окружающую среду. В отписках звучит, что дистант – это вынужденная мера, а в официальных документах мы видим противоположное. Согласно Приказу Минцифры о «Цифровой трансформации», все учащиеся должны иметь цифровой профиль, ни о какой добровольности и временности речь не идёт. Всё это всерьёз и надолго. Смотрим Паспорт стратегии «Цифровая трансформация образования», где чётко запланированы сроки поголовной цифровизации. К 2024 году треть уроков должна вестись на основе цифрового контента, к 2030 году – искусственному интеллекту передаётся на проверку половина домашних заданий. Как мать, я участвовала в проверке домашнего задания. Как это происходит на практике. Несложный вопрос: «Какой царь в России стал императором и открыл окно в Европу?». Ни Пётр Первый, ни Пётр Великий, ни Пётр 1 не подходит, ребёнок тест не прошёл. Оказывается, надо было указать Пётр I, перейдя на английский шрифт. Какая мотивация школьника, если речь идёт об одном и том же человеке?! Ребёнок сказал: «Я не буду больше учить, зачем мне учить, если я в любом случае не угадаю!». Вот искусственный интеллект. Учёные говорят о небезопасности этой системы, тот же Манфред Шпитцер. У нас в стране есть НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Минздрава России. Под руководством профессора Кучмы три профессора, шесть докторов медицинских наук, два кандидата медицинских наук провели исследование 30 школьников. Никто его не опроверг. В нём говорится о массовых нарушениях опорно-двигательного аппарата, центральной нервной системы и даже психики. Спустя год госпожа Попова, руководитель Роспотребнадзора, официально подтвердила нанесенный вред этим школьникам. Вот это исследование: «Особенности жизнедеятельности и самочувствия детей и подростков, дистанционно обучающихся во время эпидемии новой коронавирусной инфекции». Вред здоровью подтвержден солидными учёными. Что касается «СберКласса», то как мы, родители, сможем проверить контент, который будет насаждаться нашим детям? Как министерство образования будет отвечать за то, что несёт нашим детям «СберКласс»? А ценности «Сбербанка» мы уже знаем. На каком основании появляется цифровое портфолио ученика?  Надо сказать, что на цифровизацию образования, индивидуальные траектории, цифровое портфолио социальный запрос отсутствует полностью, мы таких услуг не заказывали. Родители тысячи школьников чётко высказывают свою позицию, но наши комментарии удаляются. Вот так у нас строится диалог.

Г. Ташматова: Спасибо всем, что нашли время принять участие в этом обмене мнениями.  Я считаю этот круглый стол гражданским поступком со стороны редакции и его участников. Будущее рассудит. Во всяком случае, наши участники честно высказали всё, что думают о внедрении программы «СберКласс». Надеемся, что власть прислушается к мнению граждан.

Текущий режим монетарной политики | Национальный банк Республики Беларусь

Теоретической основой монетарного таргетирования является количественная теория денег, а центральные банки при принятии решений в области монетарной политики руководствуются правилом Фридмана, согласно которому прирост денежного предложения должен быть равен сумме цели по инфляции, темпов прироста равновесного ВВП и изменения равновесной скорости обращения денег:

∆MT ≈ πT + ∆Yeq – ∆Veq,

где:
∆MT – целевой ориентир по приросту денежной массы;
πT – цель по инфляции;
∆Yeq – прирост равновесного ВВП;
∆Veq – изменение равновесной скорости обращения денег.

Использование именно равновесных темпов изменения ВВП и скорости обращения денег обусловлено стабилизирующей ролью монетарной политики, которая заключается в выполнении заявленной цели по инфляции и сглаживании колебаний экономической активности.

Превышение темпами прироста ВВП и скорости обращения денег их равновесных темпов будет вести к превышению спросом на деньги установленного промежуточного ориентира и формированию инфляционного давления в экономике. В таких условиях контроль центрального банка за выполнением промежуточного ориентира по приросту денежной массы приведет к формированию такой ситуации на денежном рынке, в которой спрос на деньги будет превышать их предложение. Балансировка денежного рынка произойдет после увеличения цены денег – повышения процентных ставок в экономике. Увеличение процентных ставок обусловит замедление спроса в экономике, что отразится в замедлении экономической активности, скорости обращения денег и, с определенным временным лагом, к нейтрализации инфляционного давления.

Роль правительства штата и федерального правительства


Соединенные Штаты являются федеральной системой, основанной на конституции, что означает, что власть распределяется между национальным (федеральным) правительством и местными органами власти (государства).

Хотя в пункте о верховенстве говорится, что Конституция, федеральные законы и договоры являются «высшим законом страны», по мнению Верховного суда, ясно, что Конституция создала федеральное правительство с ограниченными полномочиями.Верховный суд отметил, что «каждый закон, принятый Конгрессом, должен основываться на одном или нескольких его полномочиях, перечисленных в Конституции».

Эти ограниченные полномочия изложены как «перечисленные полномочия» в Статье I, Разделе 8 Конституции. Эти перечисленные полномочия включают, среди прочего, право взимать налоги, регулировать торговлю, устанавливать единый закон о натурализации, учреждать федеральные суды (подчиняющиеся Верховному суду), создавать и содержать вооруженные силы и объявлять войну.

Кроме того, пункт «Необходимые и правильные положения» был истолкован Верховным судом как определение «подразумеваемых полномочий», необходимых для осуществления полномочий, перечисленных в Конституции. В деле McCulloch v. Maryland судья Джон Маршалл изложил доктрину подразумеваемых полномочий, заявив, что правительству, наделенному большими полномочиями, также должны быть предоставлены полномочия для их исполнения.

Хотя Конституция, таким образом, наделяет федеральное правительство широкими полномочиями, они ограничены 10-й поправкой, которая гласит, что «полномочия, не делегированные Соединенным Штатам Конституцией и не запрещенные ею штатам, зарезервированы соответственно для штатов или для народа.

Как объяснил Джеймс Мэдисон, «полномочия, закрепленные за отдельными штатами, будут распространяться на все объекты, которые при обычном ходе дел касаются жизни, свобод и имущества людей, а также внутреннего порядка. , улучшение и процветание государства».

Эти зарезервированные полномочия обычно называются «полицейскими полномочиями», такими как полномочия, необходимые для обеспечения общественной безопасности, здоровья и благополучия.

Наконец, некоторые полномочия называются параллельными полномочиями, которыми могут пользоваться как штаты, так и федеральное правительство.Это может включать, например, создание судов, взимание налогов, а также расходы и займы денег. Как правило, это полномочия, необходимые для обслуживания объектов общественного пользования.

Как можно понять, одной из трудностей в федеральной системе является определение того, какое юридическое лицо, если таковое имеется, имеет право издавать законы в конкретной сфере. В целом проблема противоречия законов между штатами и федеральным правительством породила так называемую доктрину преимущественного права.

В соответствии с этой доктриной, основанной на Положении о верховенстве, если закон штата или местный закон вступает в противоречие с федеральным законом, закон штата или местный закон должен уступить место (если только федеральный закон сам по себе не является неконституционным, другими словами, он не превышает полномочия федеральное правительство). Как сказал судья Маршалл в деле McCulloch v. Maryland , «[шт]аты не имеют полномочий ни путем налогообложения, ни каким-либо иным образом задерживать, препятствовать, обременять или каким-либо образом контролировать действие конституционных законов, принятых Конгрессом для осуществления в исполнение полномочий, возложенных на федеральное правительство».

В соответствии с этой доктриной Верховный суд указал, что пункт о верховенстве права может повлечь за собой преимущественную силу закона штата либо в силу прямого положения, косвенно, либо в результате конфликта между федеральным законодательством и законодательством штата.Если в законодательстве есть прямое положение или если существует явное противоречие между рассматриваемым законом штата и федеральным законом, положение закона штата немедленно становится недействительным. Полевое упреждение происходит, когда Конгресс принимает законы таким образом, который охватывает всю область вопроса. Невозможность упреждения возникает, когда кто-либо не может соблюдать как законы штата, так и федеральные законы. Упреждение целей и задач происходит, когда цели и задачи федерального закона противоречат закону штата.

Социальная экономика и кризис COVID-19: текущие и будущие роли

Abstract

«Социальная экономика» сыграла важную роль в устранении и смягчении краткосрочных и долгосрочных последствий кризиса COVID-19 для экономики и общество. В краткосрочной перспективе субъекты социальной экономики помогли выйти из кризиса, предложив инновационные решения, направленные на укрепление государственных услуг в дополнение к действиям правительства. В долгосрочной перспективе организации социальной экономики могут помочь изменить посткризисную экономику, продвигая инклюзивные и устойчивые экономические модели.Опираясь на многолетний опыт, его особенности и основополагающие принципы, социальная экономика может вдохновлять модели социальных инноваций и целеустремленность фирм, работающих в условиях рыночной экономики.

  • Социальная экономика включает ассоциации, кооперативы, фонды, совместные организации и социальные предприятия. В ЕС насчитывается 2,8 миллиона субъектов социальной экономики, на долю которых приходится 6,3% занятости в ЕС, но их влияние выходит далеко за рамки этих цифр. Субъекты социальной экономики присутствуют в большинстве секторов экономики — от здравоохранения и образования до банковского дела и коммунальных услуг.Некоторые из них представляют собой небольшие некоммерческие организации, а другие представляют собой крупные предприятия с международным охватом.

  • Отличительной чертой социальной экономики является ее сосредоточенность на устойчивых и инклюзивных экономических практиках: (i) путем удовлетворения социальных (т.е. социальных и/или экологических) потребностей; (ii) путем организации экономической деятельности, основанной на местных корнях, а также с использованием участия и демократического управления; и (iii) работая в тесном сотрудничестве с другими экономическими субъектами и соответствующими заинтересованными сторонами.

  • Спрос на социальную экономику как никогда высок. Социально-экономические организации были надежным партнером, действовавшим на переднем крае кризиса для решения неотложных санитарных и социальных проблем. Однако они также сталкиваются с последствиями блокировки, как и другие экономические субъекты, включая падение доходов. Некоторые организационно-правовые формы социальной экономики (например, ассоциации или фонды) могут стать препятствием для доступа к мерам государственной поддержки, доступным компаниям во время кризиса.

  • Кризис COVID-19 требует восстановления баланса эффективности и устойчивости во всей экономике. Традиционно целью социальной экономики считалось «устранение» социальных проблем (таких как бездомность, изоляция на рынке труда и другие формы социальной изоляции, с которыми сталкиваются уязвимые группы). Тем не менее, социальная экономика может сыграть гораздо более важную роль на этапе после COVID, чтобы вдохновить на переход к более инклюзивной и устойчивой экономике и обществу.

  • Социальная экономика оказалась пионером в выявлении и внедрении социальных инноваций и альтернативных способов организации экономической деятельности. Эти нововведения часто впоследствии внедрялись и перенимались остальной частью экономики (например, справедливая торговля, движения за органические продукты питания или этическое финансирование). Эти инновации способствовали социальным и экономическим преобразованиям и будут очень необходимы в мире после COVID.

  • Организации социальной экономики также могут расширять социальные инновации для решения насущных экологических и социальных проблем.Они делают это, сосредотачиваясь на социальном воздействии и работая с местными заинтересованными сторонами (гражданами, гражданским обществом, политиками, предпринимателями, исследователями) на основе сотрудничества, которое способствует использованию новых практик. Для поддержки этих новых форм социальных экспериментов и сотрудничества необходимы конкретные политические меры в виде правовых рамок и ресурсов, с последующим усилением воздействия.

  • Рекомендуемые меры политики для национальных и местных органов власти включают:

    • Определение общего видения будущего для «лучшего восстановления» и обеспечение активного участия организаций социальной экономики.

    • Разработать план действий по переходу к более устойчивой и инклюзивной модели развития с четкой ролью социальной экономики

    • Продвижение практики социальных инноваций и сотрудничества, в том числе посредством фондов для поддержки экспериментов и инноваций как это делается для технологических инноваций

    • Продолжать диверсифицировать финансовые ресурсы, доступные организациям социальной экономики, путем обновления нормативно-правовой базы и государственных программ документируйте прогресс и определяйте те из них, которые оказали наибольшее влияние.

Введение

Кризис, вызванный COVID-19, обнажил уязвимость отдельных лиц, обществ и экономики, требуя переосмысления того, как организована экономическая и социальная деятельность. Кризис требует решительных действий, основанных на солидарности, сотрудничестве и ответственности. Социально-экономические организации (ассоциации, кооперативы, взаимные организации, фонды и социальные предприятия), бизнес-модели которых построены на таких принципах, могут помочь изменить посткризисную экономику и общество. В этой записке представлена ​​роль социальной экономики и ее участников в кризисе, вызванном COVID-19. Далее в нем объясняются текущие проблемы, с которыми сталкивается социальная экономика, и освещаются отдельные политические инструменты и рекомендации для поддержки субъектов социальной экономики в их усилиях по «восстановлению» и «преобразованию» общества.

Что такое социальная экономика и как ее можно мобилизовать, чтобы помочь восстановлению после COVID-19?

Организации социальной экономики ставят социальные и экологические проблемы в основу своей бизнес-модели, отдавая приоритет социальному воздействию над максимизацией прибыли. Они руководствуются миссией служения общему благу, защиты общих интересов1 и повышения индивидуального и общественного благосостояния путем организации своей деятельности по-другому (рис. 1).

Рисунок 1. Сущность организаций социальной экономики Организации социальной экономики реализуют специфические бизнес-модели, характеризующиеся двумя элементами: (i) они удовлетворяют потребности общества и (ii) они организованы иначе, чем основные экономические субъекты

Бизнес-модели социальной экономики уникальны в своей несколькими способами:

  • Мобилизация нескольких ресурсов: Организации социальной экономики могут мобилизовать различные виды ресурсов (доходы от продаж, государственные субсидии, пожертвования, волонтерство), поступающие из разных источников (государственный сектор, предприятия, фонды, частные лица). ).Собирая различных сторонников вокруг своих проектов, они укрепляют их устойчивость. Их способность мобилизовывать финансовые и нефинансовые ресурсы из различных источников можно объяснить двойной миссией социальной экономики (экономической и социальной), которая ценится различными субъектами за различные блага, которые она производит (общественные и коллективные блага, прямые индивидуальные блага). , косвенные выгоды) (Young, 2007[1]).

  • Применять устойчивые методы работы: Организации социальной экономики внедряют устойчивые методы, которые уважают первостепенное значение потребностей человека и природных экосистем в окружающей среде.

  • Внедрение инклюзивного и демократического управления: организации социальной экономики вовлекают и расширяют возможности различных заинтересованных сторон в своих процессах принятия решений. Такие модели управления способствуют принятию обоснованных решений об экономических и социальных последствиях, а также повышают степень демократии в обществе.

  • Закреплены на местном уровне: организации социальной экономики обычно работают на местном уровне, понимая, что работает, а что нет в местном контексте, и особенно хорошо подходят для быстрого реагирования на проблемы, возникающие в их местных районах.

  • Содействие сотрудничеству и социальным инновациям: Организации социальной экономики расширяют потенциал коллективных социальных инноваций, сотрудничая с местными заинтересованными сторонами (гражданами, гражданским обществом, политиками, предпринимателями и исследователями). Они экспериментируют с новыми и совместными способами работы для разработки локальных решений, опираясь на коллективные цели и взаимодополняющие активы различных типов участников.

Несмотря на общие принципы и практику, организации социальной экономики демонстрируют большое разнообразие с точки зрения организационно-правовых форм, размера, охвата и секторов (рис. 2).Поле объединяет некоммерческие и коммерческие организации, причем первые больше ориентированы на социальную составляющую, а вторые — на экономическую. Большинство субъектов социальной экономики являются малыми и средними предприятиями, но в этой области также имеется множество примеров крупных предприятий и групп организаций социальной экономики, способных в некоторых случаях конкурировать с транснациональными корпорациями. Организации социальной экономики работают в самых разных секторах. В то время как традиционно они были вовлечены в предоставление социальных услуг и здравоохранения, организации социальной экономики присутствуют во всей экономике.

Рисунок 2. Учет разнообразия социальной экономикиСфера социальной экономики очень разнообразна с точки зрения: юридических лиц и юридических форм, размера, охвата и секторов

Социальная экономика сама по себе является важным экономическим и социальным субъектом, который доказал устойчивы к прошлым кризисам. В ЕС насчитывается 2,8 миллиона субъектов социальной экономики, на долю которых в среднем приходится 6,3% занятости в ЕС (дополнительные данные о социальной экономике см. во вставке 1). Социальная экономика оказалась устойчивой к экономическим спадам, последовавшим за глобальным финансовым кризисом 2008 года.Например, в таких странах, как Италия и Бельгия, занятость в государственном и частном секторах резко сократилась в период 2008-2010 годов сразу после кризиса, в то время как занятость в социальных предприятиях фактически выросла (рост на 11,5% в Бельгии и рост на 20,1% в Италии). социальные кооперативы) (Европейский Союз, 2016[2]). Во Франции в период с 2000 по 2014 год наблюдался значительный и непрерывный рост занятости в социальной экономике (25%), в то время как рост занятости в частном секторе был намного ниже (6%) (R&S, 2015[3]).

Социальная экономика вносит свой вклад в социальную и экономическую устойчивость 2 , учитывая характер ее деятельности и бизнес-модели, которые лучше приспособлены для противостояния потрясениям. Во-первых, деятельность и услуги, предоставляемые рядом организаций социальной экономики, например, в секторе здравоохранения, социальных услуг и трудовой интеграции, смягчают прямые последствия кризиса, особенно для наиболее уязвимых групп, помогая обществу справиться с кризис. Во-вторых, некоторые специфические особенности бизнес-моделей социальной экономики повышают способность организации социальной экономики преодолевать трудности во время кризиса, такие как инклюзивные и основанные на участии структуры управления, включенность в местные сообщества и экономику, а также мобилизация ряда смешанных ресурсов. .Эти элементы широко обсуждались и анализировались в нескольких отчетах, опубликованных после глобального финансового кризиса в 2008 г. (см., например, (CIRIEC, 2012[4]) (Birchall and Ketilson, 2009[5])). Вставка 1. Социальная экономика в цифрах 6]).

Разнообразие определений и правовых рамок, а также различные методы сбора данных затрудняют межстрановые сравнения веса и вклада социальной экономики.Экономическое значение социальной экономики с точки зрения вклада в ВВП трудно оценить, поскольку многие виды ее деятельности не отражаются в ВВП и требуют других показателей для измерения их воздействия. Кроме того, не существует единого определения, используемого во всем мире, но организации социальной экономики традиционно относятся к совокупности ассоциаций, кооперативов, взаимных организаций и фондов, деятельность которых движима ценностями солидарности, приматом людей над капиталом, а также демократическим и партисипативным управлением. ОЭСР, 2018[7]).Как следствие, некоторые страны измеряют только эти организации, не охватывая социальные предприятия, в то время как другие собирают очень подробные наборы данных, охватывающие все организации социальной экономики, включая социальные предприятия, которые могут не подпадать под традиционное определение социальной экономики. Значительный пробел в данных по разным странам можно частично объяснить совершенно разными определениями организаций социальной экономики, а также отражением различных уровней принятия или признания и понимания социальной экономики в разных странах (CIRIEC, 2017[6]).

Масштабы социальной экономики значительно различаются по странам, отчасти из-за разной степени ее развития, а также различий в измерениях. Межстрановое исследование CIRIEC показывает, что в 2015 году, хотя занятость в социальной экономике составляла от 9% до 10% рабочей силы в таких странах, как Бельгия, Италия, Люксембург, Франция и Нидерланды, на ее долю приходилось менее 2 % занятости в Словении, Румынии, Мальте, Литве, Хорватии и Словацкой Республике. В Канаде на социальных предприятиях занято около 0,2% рабочей силы со значительными различиями по провинциям (OECD, 2018[7]). В Корее в 2016 г. на социальных предприятиях работало 39 195 работников, что составляет 0,15% от общей занятости (OECD, 2018[7]). В Соединенном Королевстве социальные предприятия вносят 60 миллиардов фунтов стерлингов в экономику Великобритании и на них занято 5% национальной рабочей силы (данные за 2017 год) (Social Enterprise UK (SEUK), 2018[8]).

Эта способность повышать экономическую и социальную устойчивость связана с двумя основными ролями, которые социальная экономика играет в экономической системе: ремонт и преобразование (Mertens, 2020[9]).Во-первых, оно может удовлетворять социальные потребности, которые зачастую не удовлетворяются рыночной экономикой, а также дополнять действия государства. Например, в сфере трудовой интеграции социальная экономика создает возможности трудоустройства для лиц, исключенных из рынка труда. Во-вторых, социальная экономика разрабатывает, экспериментирует и внедряет инновационные способы организации экономической деятельности более инклюзивным и устойчивым образом, что приводит к ответственной практике, которая преобразует экономическую систему. Например, выявление и развитие нишевых возможностей и, следовательно, открытие новых секторов, которые впоследствии заняли традиционные предприятия.Хотя эти функции были особенно заметны во время нынешнего кризиса, у социальной экономики есть потенциал для того, чтобы играть более активную трансформационную роль во время восстановления, чтобы помочь сообществам «восстановить лучше, чем было».

Вставка 2 представляет собой пример инициативы социальной экономики, иллюстрирующий, как организации социальной экономики полагаются на свои уникальные функции для быстрого решения во время кризиса. Что особенно интересно в создании этой местной производственной линии масок, так это то, что сначала маски шьют добровольцы, но вскоре этот проект должен превратиться в экономически жизнеспособный проект.Предполагается, что социальное предприятие, партнер по интеграции труда, продолжит заниматься производством масок, а инициатива также будет направлена ​​на создание возможностей трудоустройства для лиц, потерявших доход из-за кризиса.

Box 2. Masques-Coronavirus.Brussels: объединяет различные практики социальной экономики.Перед лицом нехватки средств индивидуальной защиты два социальных предприятия из Брюсселя, EcoRes и Travie, объединили свои усилия, чтобы удовлетворить острую потребность в масках для передового медицинского персонала. EcoRes — это лаборатория устойчивых инноваций, специализирующаяся на экономике замкнутого цикла3, которая координировала проект, а Travie — социальное предприятие по интеграции труда, в котором работают люди с ограниченными возможностями. При поддержке Брюссельского столичного региона была создана совместная и децентрализованная линия по производству масок.Учащиеся профессиональной школы дизайна одежды разработали выкройку маски и провели обучение по дизайну; комплекты масок были предварительно вырезаны и подготовлены Трэви; а комплекты доставило социальное предприятие «Урбайк» сети граждан-добровольцев, которые сшили маски по стандартам качества. Было задействовано более 2 000 человек, которые за 1,5 месяца изготовили 240 000 многоразовых масок для лиц, осуществляющих уход на передовой.

Этот проект, который сам по себе представляет собой как цепочку создания стоимости, так и экосистему, демонстрирует способность социальной экономики:

  • удовлетворять насущные социальные потребности и улучшать качество жизни людей и их сообществ,

  • реагировать проявляя гибкость и способствуя солидарности в экстремальных ситуациях,

  • объединять местных участников и мобилизовывать различные ресурсы (финансирование, волонтерство, знания) от целого ряда участников (правительство, граждане, организации социальной экономики, специалисты),

  • внедрять инновационные способы сотрудничества между отдельными лицами, организациями и местными органами власти, расширение коллективных социальных инноваций на местном уровне, а также разработка, экспериментирование и консолидация экономической деятельности.

Социальная экономика смягчает последствия кризиса COVID-19 и дополняет ответные меры правительства

Исторически сложилось так, что в периоды кризисов возрастает значение сотрудничества и солидарности. Во время недавних эпидемий общественного здравоохранения, включая нынешнюю, финансовых кризисов, включая финансовый кризис 2007–2008 годов, и стихийных бедствий, таких как цунами 2004 года, кооперативы и более широкие организации социальной экономики сыграли ключевую роль в восстановлении своего сообщества.Организации социальной экономики особенно успешно работают с уязвимыми группами и реинтегрируют их в общество, тем самым заполняя некоторые пустоты, оставленные государством и рынком (см. вставку 3). Это связано с тем, что они привязаны к местным условиям, а их основная цель обусловлена ​​социальными факторами.

Вставка 3. Социальная экономика и ее роль в устранении недостатков рынка и государства

Кризис, вызванный COVID-19, позволил социальной экономике продемонстрировать свои истинные возможности и активы в устранении недостатков рынка и государства.

Провалы рынка: Экономическая теория утверждает, что в условиях совершенной конкуренции рынок является наиболее эффективным механизмом предоставления товаров и услуг. Однако рынок «терпит неудачу», когда не соблюдаются условия чистой и совершенной конкуренции, а именно, когда природа товаров и услуг не является исключительно частной (то есть коллективные товары), когда информация не циркулирует идеально (информационная асимметрия) или когда происходит концентрация акторов (олигополия, монополия).Эти ситуации могут привести к несбалансированности операций, исключению наиболее уязвимых из экономических операций или недостаточному учету коллективных интересов, негативным внешним эффектам и недостаточному вниманию к интересам будущих поколений. В некоторых случаях государство обеспечивает общественное решение, например, в случае производства коллективных благ (см. ниже) (Ben-Ner, 2006[10]). Социальная экономика — еще один путь преодоления провалов рынка (Noya and Clarence, 2007[11]).Поскольку они не руководствуются максимизацией прибыли, организации социальной экономики могут использовать эти средства для достижения социальных целей (например, недопущение исключения посредством дифференцированных цен, производство коллективных благ, увеличение положительных внешних эффектов и уменьшение отрицательных) (Борзага и Тортиа, 2007[12]). Организации социальной экономики также подают сигналы доверия (социальная миссия, инклюзивное управление, некоммерческий характер, близость, присутствие добровольцев), которые делают их более надежными или способными в производстве коллективных или трастовых товаров для снижения оппортунистического поведения (Ben-Ner, 2006). [10]) (Стейнберг, 2006[13]).Они также могут выступать в качестве противодействующей силы, объединяя интересы уязвимых на рынке (например, потребительские кооперативы) (Spear, 2000[14]).

Провалы государства: Государство производит товары и услуги через государственные предприятия, администрации и агентства, чтобы исправить сбои рынка (например, коллективные товары) и/или потому что это является результатом коллективного выбора, чтобы не допустить, чтобы некоторые области не подпадали под действие закона предложения и спрос (например, в зависимости от страны – здравоохранение, образование, общественный транспорт, общественное радио и телевидение, коммунальные услуги, банки). Однако в определенных обстоятельствах государство «не может» взять на себя эту производственную роль из-за: бюрократической неэффективности, бюджетных ограничений, отсутствия координации между различными отраслевыми политиками и интересов среднего избирателя, который ориентирует выбор правительства. Субъекты социальной экономики признаны естественными партнерами в дополнении общественных действий, особенно в производстве коллективных благ (Noya and Clarence, 2007[11]). Они воспринимаются как более гибкие, предлагающие инновационные и дифференцированные подходы, отвечающие разнородным требованиям, с более низкими производственными затратами и способные мобилизовать дополнительные ресурсы (доходы от продаж, пожертвования, волонтерство, спонсорство и т. д.).) (Борзага и Тортиа, 2007[12]) (Стейнберг, 2006[13]) (Янг, 2008[15]).

Также считается, что социальная экономика отдает предпочтение превентивным подходам для экономии будущих затрат или явного уменьшения отрицательных внешних эффектов 4 экономической деятельности. Такая экономия затрат часто связана с государственными расходами, например, на здравоохранение (за счет предотвращения болезней или травм) или пособия по безработице (за счет действий социальных предприятий по интеграции труда). Социальная экономика позволяет лучше распределять ресурсы при предоставлении некоторых услуг и товаров.Это одна из причин, по которой подходы и стратегии регионального развития все больше используют потенциал социальной экономики (OECD, 2020[16]). Из-за специфических особенностей бизнес-моделей социальной экономики (рис. 1) социальная экономика оказывает дополнительное положительное влияние на общественные расходы (например, экономия затрат), на отдельных лиц (например, расширение прав и возможностей), на территории (например, сотрудничество в местных экосистемах). и на общество (например, социальная сплоченность). Эти смягчающие и предупреждающие функции делают социальную экономику естественным и надежным партнером правительства и гражданского общества в целом. Они сотрудничают, чтобы дополнить общественные действия в конкретных областях (здравоохранение, социальные услуги, образование, борьба с бедностью, трудовая интеграция) (Noya and Clarence, 2007[11]) (Mendell, 2014[17]) (OECD, 2013[18] ). Это партнерство особенно ценится во время кризисов, войн или эпидемий, потому что социальная экономика может действовать быстро, эффективно развивать партнерские отношения через свои сети и выступать в качестве надежного партнера.

Социальная экономика быстро отреагировала на неотложные социальные потребности, возникшие в результате кризиса COVID-19, помогая смягчить последствия кризиса. Недавний опрос социальных предприятий в Соединенном Королевстве подтвердил, что, несмотря на серьезные трудности, связанные с продолжением работы многих социальных предприятий, 96% респондентов заявили, что они активно поддерживают свое сообщество, сотрудников или бенефициаров в борьбе с COVID-19. управления своим социальным предприятием. Основные действия социальной экономики в странах ОЭСР включают:

  • Предоставление ряда важнейших услуг, связанных со здравоохранением и социальными услугами. Поскольку медицинские ресурсы были перегружены, поддерживая приток пациентов, такие организации, как SOS Medecins во Франции, облегчали нагрузку на службу здравоохранения. Эта услуга обеспечивала визиты врача на дом для тех, кто нуждался в помощи и медицинских осмотрах, что сокращало количество ненужных посещений больниц. В Соединенном Королевстве во время кризиса более 30% всех услуг медсестринского ухода и других услуг по месту жительства Национальной службы здравоохранения предоставлялись социальными предприятиями (Social Enterprise UK (SEUK), 2020[19]).

  • Корректировка своей деятельности для обслуживания нуждающихся во время кризиса. Многие социальные субъекты скорректировали свою деятельность, чтобы удовлетворить насущные потребности (например, в еде, здравоохранении, помощи) уязвимых и изолированных сообществ или обеспечить постоянную занятость для уязвимых лиц. Такие организации, как La Cantine pour tous в Квебеке, Канада, которые ранее обеспечивали здоровую пищу для детей в школах, работали с партнерами, чтобы подавать 1 500 блюд в день, чтобы утолить голод уязвимых групп, таких как пожилые люди, во время периода блокировки в Канаде.Progetto Quid в Италии переключила свою деятельность с экологичной моды на производство многоразовых масок для лица и продолжила нанимать уязвимых женщин, предоставляя им возможности для получения дохода. Инициативы, подобные этим, поддержали правительство в предоставлении основных услуг (таких как предоставление продуктов питания, медицинских услуг или социальной поддержки для пожилых и изолированных людей), но эти услуги были предоставлены социально ответственным образом.

  • Развитие партнерских отношений с местными органами власти для оказания помощи и смягчения прямого воздействия кризиса, особенно для наиболее уязвимых групп.Налажены надежные партнерские отношения между организациями социальной экономики и правительствами, чтобы помочь смягчить последствия кризиса, особенно на субнациональном уровне (регионы и муниципалитеты), которые часто отвечают за важнейшие аспекты мер по сдерживанию, здравоохранению, социальным услугам и местному экономическому развитию. разработка. Многие муниципалитеты были вынуждены оказывать помощь группам риска, в том числе значительной части пожилого населения. Например, Шведская ассоциация местных органов власти и регионов вместе со Шведским агентством по чрезвычайным ситуациям заключили соглашение с организациями социальной экономики, чтобы помочь пожилым людям и другим группам риска в покупке продуктов и сборе лекарств во время COVID-19. кризис.Это партнерство помогло обеспечить предоставление основных услуг всем 290 шведским муниципалитетам, многие из которых находятся в сельской местности.

  • Помощь правительствам в преодолении кризиса с помощью конкретных восходящих решений. Субъекты социальной экономики являются экспертами в том, что работает, а что нет на низовом уровне, и ими движет желание улучшить социально-экономическую систему к лучшему, что делает их ценным источником информации. Многие правительства организовали мероприятия для поиска новых решений проблем, связанных с COVID-19.В Германии хакатон #WirVsVirus (переводится как «мы против вируса») прошел виртуально 20-22 марта 2020 года, организованный федеральным правительством Германии в партнерстве с организациями социальной экономики. Более 40 000 участников провели выходные, работая над проектами, направленными на решение одной из 48 различных проблем, связанных с кризисом COVID-19. После двух дней кодирования и конференц-звонков жюри было предложено более 1500 проектов. Социальная экономика, как и другие субъекты, извлекла выгоду из возможностей, предоставляемых цифровизацией, для мобилизации заинтересованных сторон и помощи в предоставлении товаров и услуг (см. вставку 4).

Вставка 4. Социальная экономика и цифровизация

Как и традиционные предприятия, организации социальной экономики также используют возможности, предоставляемые цифровизацией.

Цифровые платформы сыграли решающую роль в мобилизации волонтеров, выявлении нуждающихся во время кризиса COVID-19 и обмене информацией от местных и региональных властей с местными организациями. Бельгийская цифровая платформа #OurCityHelps была бесплатно предоставлена ​​муниципалитетам Бельгии и выявлена ​​волонтерами по всей стране, а также использовалась в качестве платформы для запросов о помощи. Цифровые платформы также использовались для поиска и финансирования соответствующих решений. В Испании La Bolsa Social (Социальная фондовая биржа), краудфандинговая платформа, использовала свою платформу для создания коллективного и совместного инвестиционного механизма в партнерстве с другими инвесторами для поддержки стартапов, работающих над решением поставленных задач. кризисом COVID-19.

Цифровые платформы также используются для краудсорсинга идей. Поскольку все больше предприятий и правительств применяют «открытые инновации», не полагаясь на свои внутренние ресурсы или знания, многие организации привлекают к своим инновациям субъектов социальной экономики, особенно при разработке нового продукта или услуги, связанных с социальными проблемами.Организации социальной экономики имеют четкое представление о потребностях и проблемах, с которыми сталкиваются, а также о тенденциях на низовом уровне, что делает их ценными участниками при разработке нового продукта или услуги, имеющих отношение к областям их деятельности. Эта сила идей была продемонстрирована многочисленными хакатонами, организованными по всему миру, в том числе во время кризиса COVID-19, такими как #WirVsVirus .

Хотя цифровизация приносит огромные преимущества, существует цифровое неравенство, особенно среди сегментов сообщества, которые не имеют навыков или необходимого оборудования. Этот цифровой разрыв резко обострился во время кризиса COVID-19. Субъекты социальной экономики пытались решить эту проблему. Molengeek , бельгийская социальная экономическая организация, собирает и ремонтирует бывшие в употреблении компьютеры из государственного и частного секторов, предоставляя их малообеспеченным семьям, чтобы дети могли продолжать школьную деятельность.

Как социальная экономика может помочь преобразовать общество после кризиса?

За последние два десятилетия социальная экономика активизировала свои усилия по «преобразованию» общества путем внедрения инновационных и ориентированных на ценности экономических практик и моделей, построенных вокруг социальных целей или ориентированных на граждан. Кроме того, социальная экономика создала новые союзы с участием граждан, политиков, МСП, университетов и других заинтересованных сторон, сосредоточенных на социально-инновационных проектах, которые поддерживают местную экономику и сообщества. Организации социальной экономики определили и развили нишевые возможности и, следовательно, открыли новые сектора, которые впоследствии были заняты традиционными предприятиями.

Социально-экономические организации первыми предложили предприятиям альтернативные способы создания, накопления и распределения стоимости, а также разработали совместные, циркулярные и инклюзивные методы и модели. Успешно демонстрируя эти альтернативные способы ведения экономической деятельности, организации социальной экономики вдохновляют других субъектов экономической деятельности действовать по-другому, «внедряя» эти практики. Примеры этого включают органические и местные продукты питания или продукты справедливой торговли, которые теперь можно найти в обычных супермаркетах.

Организации социальной экономики могут помочь преобразовать общество и экономику посредством:

  • Изучение альтернативных бизнес-моделей и внедрение устойчивых и инклюзивных практик : Участники социальной экономики появились в секторах, где традиционно доминировала основная экономика.В Европе общественные инициативы по возобновляемым источникам энергии ( REScoops ) играют важную роль в энергетическом переходе, поощряя возобновляемые источники энергии и продвигая гражданские энергетические системы. Кооперативные супермаркеты (например, Park Slope Food Coop в Нью-Йорке, La Louve в Париже или BEES Coop в Брюсселе) являются продовольственными магазинами, принадлежащими участникам, потребители которых также являются владельцами своего кооператива. Это меняет традиционные отношения между владельцем магазина и потребителем и приводит к продвижению местных и экологически чистых продуктов питания, доступным ценам для местного сообщества, а также к поощрению участия и расширения прав и возможностей местного населения. Некоммерческие кинотеатры ( Cinéma Beaubien в Монреале или Les Grignoux в Льеже) предоставляют культурные предложения помимо традиционных основных предложений, поддерживая художественные и независимые фильмы, не исключая при этом коммерческие (местные) фильмы для поддержания бизнес-модели. Вместо того, чтобы сосредоточиться на максимизации прибыли, эти организации обеспечивают: местное культурное учреждение, которое способствует социальной сплоченности; мероприятия, доступные местному сообществу; образовательная деятельность в школах; местная занятость; и продвижение местной культуры в своих общинах.

  • Открытие новых секторов: Участники социальной экономики определяют экономические возможности в нишевых секторах, демонстрируя экономический потенциал сектора и помогая структурировать этот сектор деятельности. В Бельгии организации социальной экономики были пионерами в развитии сектора вторичной переработки текстиля с 1960-х годов, сочетая развитие экологичности этого сектора путем продажи лучших предметов и использования худших предметов для других целей, таких как изоляция, а также программа интеграции труда, которая создает и поддерживает рабочие места для уязвимых групп. Эти организации работают вместе как федерация, чтобы оптимизировать сбор текстиля и обмениваться передовым опытом. Об успехах этих субъектов в развитии этого сектора свидетельствуют новые экономические субъекты, входящие в эту область, в том числе частные коммерческие субъекты, укрепляющие сектор и усиливающие конкуренцию.

  • Предоставление услуг в отдаленных районах и оживление территорий: Ценности субъектов социальной экономики, такие как местное проживание и служение своим членам или сообществу, делают их ценными партнерами для оживления территорий или развития деятельности, которая менее привлекательна основным экономическим субъектам.Электрические и телекоммуникационные кооперативы сыграли значительную роль в 1930-х годах в преобразовании сельской экономики Соединенных Штатов. Кооперативная группа Mondragon была партнером в возрождении Баскского региона и сохранении рабочих мест после гражданской войны в Испании и во второй половине 20 го века. Во время кризиса COVID-19 субъекты социальной экономики также сыграли важную роль в предоставлении услуг в отдаленных районах. Например, в Италии некоторые кооперативы предоставляли бесплатные услуги доставки для пожилых людей в отдаленных районах; в США ассоциации поддержали правительство, доставив питание учащимся ограниченного числа сельских школ, закрытых из-за COVID-19 (см. аналитическую записку ОЭСР «Последствия кризиса коронавируса для политики в области развития сельских районов » (OECD, 2020[20]). )).

В последние десятилетия возрос интерес к социальной экономике, вызванный изменениями в потребительских привычках, которые уделяют больше внимания происхождению и производственному процессу и требуют продуктов, которые производятся устойчивым и этичным образом. Действительно, некоторые граждане подвергают сомнению все свои экономические решения не только в качестве потребителя, но и в качестве вкладчика, работника, предпринимателя или волонтера (Mertens, 2020[9]). Социальная экономика дает возможность делать альтернативные экономические выборы, активно участвовать в экономической сфере и помогать перестраивать общества.

Вдохновляющие инициативы в области социальной экономики, появившиеся во время кризиса COVID-19, подтверждают способность организаций социальной экономики внедрять успешные альтернативные бизнес-модели, а также способствовать общему благу, социальным инновациям и сотрудничеству. Субъекты социальной экономики смогли быстро мобилизовать местные заинтересованные стороны для совместной разработки локальных и социально инновационных решений, опираясь на местные производственно-сбытовые цепочки, а иногда и развивая их (см. вставку 2). Во Франции, в сельской местности Оберив-Венжан-Монсожонне, одна из задач заключалась в создании каналов солидарности для наиболее уязвимых и изолированных людей.Организации социальной экономики играют важную роль в обеспечении здравоохранения, снабжения продовольствием и информационных услуг для этих уязвимых групп, а также в выявлении лиц, подвергающихся риску. Социально-экономические организации тесно сотрудничают с местными властями, создавая решения, обмениваясь опытом и информацией, демонстрируя ценность местных знаний и сетей этих организаций (особенно важных в изолированных регионах), а также показывая положительные результаты диалога и совместной разработки решений. на местном уровне.

Социальная экономика может принести пользу обществу как во время, так и после кризиса COVID-19 в четырех сферах:

  • Экономика: Социальная экономика способствует экономическому развитию, особенно местному экономическому развитию, путем стимулирования экономической активности и создание рабочих мест, особенно для уязвимых групп населения, которые часто исключаются из рынка труда, способствуя росту ВВП. Организации социальной экономики прививают ответственные методы, а также устойчивые и инклюзивные модели

  • Общество: Социальная экономика способствует социальной сплоченности, особенно на местном уровне, путем сокращения неравенства посредством предоставления товаров и услуг менее обеспеченным отключение, а также развитие социального капитала и чувства общности путем вовлечения граждан в их деятельность различными способами (т. грамм. в качестве волонтеров или членов кооперативов и ассоциаций).

  • Граждане/Физические лица: Социальная экономика также выгодна на индивидуальном уровне, поскольку она предоставляет основные услуги, часто в качестве поддержки государственных услуг, особенно для наиболее уязвимых групп. Он предоставляет гражданам возможность участвовать в местных проектах, которые вносят положительный вклад в жизнь общества.

  • Территории: Социально-экономические организации тесно связаны с территорией своей деятельности, что способствует быстрой мобилизации местных заинтересованных сторон для решения насущных потребностей.Эти организации также являются важными участниками местной и региональной экономики, поскольку они создают местные рабочие места, сокращают экономическое и социальное неравенство в городах и сельских районах и оживляют сообщества (OECD, 2020[16]).

Социальная экономика может изменить посткризисные экономические и социальные системы, вдохновляя участников экономической деятельности на социально и экологически ответственную практику и масштабируя бизнес-модели социальной экономики. Стратегии масштабирования для субъектов социальной экономики, таких как кооперативы и социальные предприятия, усиливают социальное воздействие и включают воспроизведение деятельности в новых географических районах для охвата новых целевых групп населения, диверсификацию деятельности и расширение возможностей отдельных лиц и групп для активного участия в социальных инновационных процессах. .

Вставка 5. Как социальная экономика может вдохновить основную экономику на достижение социальной цели?

Нынешняя экономическая система повысила уровень жизни некоторых слоев населения, но часто с пагубными экологическими и социальными последствиями. К коммерческим фирмам был обращен призыв переосмыслить свои бизнес-модели (de Woot, 2013[21]), включив в них более социально и экологически ответственные методы ведения бизнеса.

Корпоративная социальная ответственность (КСО) стремится интегрировать на добровольной основе социальные и экологические проблемы в деятельность компании и взаимодействие с заинтересованными сторонами. КСО стремится учитывать и устранять негативные последствия корпоративной деятельности. Чтобы быть более социально ответственными, компании внедряют более устойчивые и инклюзивные методы. Субъекты социальной экономики могут вдохновлять эти практики, которые учитывают экологические и социальные требования, а также различные отношения с заинтересованными сторонами, например, посредством сотрудничества между экономическими субъектами и инклюзивного управления.

КСО также привела к разработке принципов и стандартов Ответственного делового поведения (RBC) , которые призывают предприятия избегать и устранять негативные последствия своей деятельности, способствуя устойчивому развитию стран, в которых они работают.RBC включает в себя интеграцию и рассмотрение экологических, социальных вопросов и вопросов прав человека в рамках основной деятельности, в том числе по всей цепочке поставок и деловых отношений компании (см. Политику ОЭСР COVID-19 и Responsible Business Conduct (OECD, 2020[22]), подготовленную Центром ответственного ведения бизнеса ОЭСР).

Еще одно корпоративное движение концентрируется на создании общей ценности (Porter and Kramer, 2011[23]). Этот подход направлен на развитие возможностей для создания экономической ценности с учетом социальных и экологических проблем.Новые экономические тенденции, такие как экономика замкнутого цикла (которая включает экологические проблемы), инклюзивная экономика (которая удовлетворяет потребности в нижней части пирамиды) и экономика сотрудничества/совместного использования (которая пересматривает взаимодействие между участниками экономической сделки). ) явно являются частью этого нового подхода. Как показано выше, субъекты социальной экономики стали пионерами в деятельности и бизнес-моделях, которые учитывают «тройной результат» и создают социальную и экологическую ценность, а также создают экономическую ценность.За последние пять лет глобальное движение Social Purpose предлагает еще более интегрированный подход к социально ответственным и устойчивым методам ведения бизнеса, в соответствии с которым социальная ответственность становится основой бизнес-модели компании. Помещая общее благо и социальное воздействие в основу своей миссии и бизнес-моделей, субъекты социальной экономики являются источниками вдохновения для этой новой тенденции, особенно для демонстрации того, как согласовать этот тройной результат, а также как пересмотреть экономические отношения и перестроить их на сотрудничество.

Экологические, социальные и управленческие (ESG) критерии также появились и используются для оценки деятельности предприятий. Критерии учитывают экологические проблемы, такие как изменение климата и нехватка ресурсов, социальные вопросы, такие как трудовые отношения компании, управление талантами, безопасность продукции и безопасность данных, а также вопросы управления, такие как лидерство, отношения с основными заинтересованными сторонами и прозрачность. Вопросы ESG становятся все более актуальными для институциональных инвесторов, и ряд организаций продвигают ESG-отчетность.Были разработаны различные подходы, такие как рекомендации по обоснованным деловым решениям и индексы устойчивых инвестиций на рынках капитала. Эти руководящие принципы охватывают множество тем: от доходов, активов и прибыли до прав человека, труда, окружающей среды и борьбы с коррупцией. Компаниям предлагаются соответствующие шаблоны, программы обучения и базы данных, чтобы помочь им в выполнении своих обязательств по отчетности. Каждая инициатива нацелена на разные компании: например, Глобальный договор ООН и Глобальная инициатива по отчетности (GRI) касаются компаний и некоммерческих организаций, тогда как Руководство ОЭСР для многонациональных предприятий адресовано конкретно многонациональным предприятиям (OECD, 2011[24]).Инициатива ОЭСР «Бизнес для инклюзивного роста» (B4IG), поощряющая крупные международные компании бороться с неравенством и поощрять разнообразие на своих рабочих местах и ​​в цепочках поставок, является еще одной попыткой укрепить чувство социальной значимости среди компаний.

Субъекты социальной экономики и кризис COVID-19: основные вопросы

Подобно традиционным крупным и малым предприятиям, многие субъекты социальной экономики пострадали от кризиса COVID-19 и испытывают трудности в работе в этот период. Однако, в отличие от многих МСП, организации социальной экономики часто предоставляют основные услуги и помогают предотвратить будущие негативные последствия кризиса, работая с наиболее обездоленными сообществами и нанимая тех, кто часто находится в наибольшем отдалении от традиционного рынка труда, особенно обездоленные и уязвимые группы.

Краткосрочное будущее организаций социальной экономики

Риск кризиса COVID-19 заключается в том, что многие участники социальной экономики, которые использовали все свои ресурсы для реагирования на чрезвычайные ситуации, могут оказаться не в состоянии продолжать свою деятельность в будущем в связи с проблемами краткосрочной ликвидности .Как показывают различные опросы, большинство организаций социальной экономики указывают на то, что их положение будет ухудшаться без дальнейшей поддержки со стороны государства. Следует проводить различие между организациями социальной экономики, основной источник дохода которых основан на коммерческих доходах (продажа услуг или товаров), и теми, которые в большей степени зависят от государственных субсидий. Последняя группа с наименьшей вероятностью сообщит о значительном ожидаемом падении оборота в предстоящем году.

Как и фирмы в целом, некоторые типы организаций социальной экономики испытывают заметное снижение активности. Опрос в Корее показывает, что социальные предприятия ожидали ухудшения своего положения из-за сокращения денежных потоков (85,1% респондентов), падения продаж (83,7%) и сбоев в управлении персоналом (49,5%) (Международная организация труда ( МОТ), 2020[25]). Во Франции недавнее исследование, проведенное ассоциацией предприятий по интеграции труда, показало, что кризис COVID-19 затронул 95% их экономической деятельности и что социальные предприятия по интеграции труда потеряют около 27% своих прогнозируемых доходов на 2020 год (Ernst and Young, 2020[26]).В регионе Новая Аквитания во Франции около 75% организаций социальной экономики сократили свою деятельность, а 45% сообщают о снижении оборота не менее чем на 50% в марте и апреле 2020 года. В том же регионе 70% организаций социальной экономики отметили, что кризис COVID-19 ставит под угрозу их жизнеспособность, и что для каждой третьей организации это произошло немедленно (Duforestel, 2020[27]). В Бельгии кризис сильно ударил по сектору интеграции труда социальных предприятий: активность на 85% рабочих мест сократилась до 40% от нормальной мощности или ниже, а на 21% рабочих мест вообще не было (EASPD (Европейская ассоциация поставщиков услуг). с инвалидами), 2020[28]).В Соединенном Королевстве 59 % ответивших социальных предприятий ожидали снижения спроса на их бизнес из-за COVID-19, а 36 % ожидали его увеличения (Social enterprise UK (SEUK), 2020[19]).

Дифференцированное воздействие на организации социальной экономики

Экономическое воздействие кризиса COVID-19 на организации социальной экономики сильно различается в зависимости от ряда факторов, включая сектор деятельности, а также размер организации, возраст, режим работы и финансовая структура. Такое разнообразие требует дифференцированных мер поддержки и создает реальную проблему для политиков в поиске подходящих инструментов. Например, данные опроса показывают, что во французском регионе Новая Аквитания организации социальной экономики моложе пяти лет и имеющие менее 10 сотрудников больше всего пострадали от кризиса, в то время как крупные организации социальной экономики лучше справляются с кризисом (Duforestel, 2020). [27]).

Вспышка COVID-19 оказала существенное влияние на субъектов социальной экономики, вынудив их скорректировать методы работы, чтобы обеспечить приток денежных средств, и выявить новые возможности (например, производство масок для лица), чтобы остаться на плаву. Многим организациям социальной экономики пришлось пересмотреть свои бизнес-модели и операционные модели, а некоторым закрыть часть своей деятельности, чтобы обеспечить финансовую устойчивость своих организаций. Вот некоторые из причин, по которым субъекты социальной экономики пострадали от этого кризиса в большей степени, чем фирмы в целом, учитывая его масштабы и характер: Большинство субъектов социальной экономики не имеют больших резервов наличности из-за структуры их финансовой модели, часто имея резервы только на несколько месяцев.Например, организации социальной экономики, которые в значительной степени зависят от государственного финансирования, не могут накапливать большие денежные резервы, поскольку государственные средства, как правило, предназначены для конкретных целей/мероприятий и должны использоваться в полном объеме. Денежные резервы часто возможны только тогда, когда организация имеет доход из других источников (продажи и/или пожертвования). Даже когда такие резервы возможны, субъекты социальной экономики могут предпочитать достижение своей социальной цели значительному накоплению резервов.

  • Трудности с доступом к определенным наборам навыков. Многие организации социальной экономики не требуют или не развили такой же передовой набор навыков, как аналогичные организации частного сектора, такие как навыки финансового прогнозирования, интернационализации или цифровой коммуникации.

  • Операционная модель зависит от волонтеров. Меры, принятые многими правительствами в связи с кризисом COVID-19, часто мешали волонтерам продолжать оказывать поддержку организациям социальной экономики.Социально-экономическим организациям пришлось искать новые способы найма добровольцев, чтобы обеспечить выполнение их основных операций во время кризиса и после него.

  • Невозможность доступа к программам государственной поддержки из-за особых правовых рамок. Социально-экономические организации имеют различные правовые формы или статус: от некоммерческих организаций, которые не могут распределять прибыль среди своих членов и учредителей (например, ассоциации или фонды), до организаций, которые могут распределять часть своей прибыли (например, .грамм. кооперативы или социальные предприятия). Это разнообразие правовых форм и статусов препятствует доступу некоторых организаций социальной экономики к программам государственной поддержки.

  • Как политики могут поддержать социальную экономику, чтобы она играла свою трансформационную роль?

    Политики уделяют все больше внимания социальной экономике и способам ее поддержки, особенно во время кризиса COVID-19, когда ее вклад был существенным. Правительства быстро приняли меры для всех участников экономической деятельности, включая организации социальной экономики, для реагирования на непосредственные экономические последствия кризиса. Однако конкретные меры, принятые для поддержки малых и средних предприятий (МСП) (см. аналитическую записку ОЭСР «Коронавирус (COVID-19): SME Policy Responses » (OECD, 2020[29])) иногда не учитывали участников социальной экономики, несмотря на то, что некоторые из этих субъектов имеют соответствующие организационные и финансовые модели для работы в качестве МСП. Многие страны решили вопрос о неприемлемости организаций социальной экономики к конкретным мерам, предоставив им доступ. Ряд соответствующих мер, применяемых местными властями, таких как предоставление информации в первые дни пандемии, также подробно описан в записке ОЭСР «От пандемии к восстановлению: местная занятость и экономическое развитие » (OECD, 2020[30]. ]).Требовались конкретные политические меры для удовлетворения потребностей субъектов социальной экономики и оказания им поддержки в предоставлении быстрых и местных решений для преодоления кризиса.

    В таблице 1 представлены основные меры, применимые к организациям социальной экономики с начала кризиса COVID-19. Первоначальная реакция в первые несколько недель была сосредоточена на выживании и укреплении таких организаций. В последнее время меры были сосредоточены на поддержке дальнейшего развития социальной экономики в ее преобразующей роли.

    Таблица 1. Резюме основных политических мер по реагированию на поддержку организаций социальной экономики во время и после кризиса COVID-19

    меры

    Срочная фаза реагирования

    (как правило, Первые недели)

    Consolidation

    этапа

    (как правило, первые месяцы)

    (обычно первые месяцы)

    (обычно первые месяцы)

    фаза

    (во время и после COVID)

    финансовая поддержка

    финансовый поддержка, помогающая организациям социальной экономики покрывать свои фиксированные расходы за счет грантов и доступных кредитов (часть программ поддержки предприятий в целом или социальной экономики в частности)

    Дальнейшее облегчение доступа к финансированию через схемы кредитных гарантий

    Гранты и доступ к кредитам для социальной экономики o организации, ориентированные на разработку новых бизнес-моделей, экспериментирование с социальными инновациями и масштабирование

    Отсрочка

    Отсрочка платежей (налоги, взносы на социальное страхование и т. д.)Доступ к рынку

    Рынок труда

    Схемы удержания на работе и безработицы, чтобы разрешить организации социальной экономики для сохранения работников во время кризиса

    Поддержка развития бизнеса

    . Предоставление информации об общем бизнесе Доступны программы поддержки развития, а также руководства по борьбе с COVID-19 в качестве работодателей

    Поддержка в развитии необходимых навыков для корректировки операций посредством онлайн-наращивания потенциала, например, для удаленной работы или корректировки производства

    Разработка инструментов, помогающих организациям социальной экономики оценить их влияние

    Содействие сотрудничеству

    Создание инструментов сотрудничества с организациями социальной экономики посредством онлайн-дискуссий для стимулирования действий

    Улучшение координации между различными государственными инициативами новых партнерских отношений для изучения новых решений и социальных инноваций

    Участие социальной экономики в стратегических дискуссиях по переходу на более инклюзивную и устойчивую модель местного развития; разработка специальной стратегии и плана действий

    Повышение наглядности

    Повышение наглядности социальной экономики за счет продвижения сектора, кампаний по покупке местных (и социальных) и улучшения инструментов измерения социального воздействия

    Связанные с безопасностью

    Распределение средств индивидуальной защиты для отдельных секторов среди субъектов социальной экономики

    Ответные меры политики на раннем этапе сосредоточены на выживании организации в первые несколько недель кризиса

    2 усилия правительства были сосредоточены на обеспечении выживания организаций социальной экономики

    и развитии новых партнерских отношений, имеющих решающее значение для предоставления основных услуг. Большинство стран применили подход, включающий один или несколько из следующих элементов:

    • Финансовая поддержка для покрытия фиксированных расходов посредством грантов и легкодоступных кредитов . Хотя многие участники социальной экономики извлекли выгоду из общих мер поддержки, предоставленных организациям, некоторые правительства внедрили специальные схемы доступа, чтобы гарантировать, что все типы организаций социальной экономики могут получить доступ к мерам поддержки. Например, в итальянском регионе Базиликата был создан фонд с максимальной суммой 350 000 евро на кооператив для поддержки их капитализации и поддержания уровня занятости.Во Франции на субнациональном уровне был создан ряд фондов для облегчения доступа к кредитам – в районе Новой Аквитании Banque des Territoires и France Active создали Фонд солидарности и близости в размере 2 млн евро для социальных целей и солидарности. организациям экономики предоставлять краткосрочные и среднесрочные кредиты с отсрочкой погашения. Есть также многочисленные примеры на национальном уровне, такие как беспроцентный кредит на сумму до 40 000 канадских долларов по программе Canada Emergency Business Account (CEBA) для малых предприятий и некоммерческих организаций, чтобы помочь покрыть их операционные расходы, в то время как их доход временно снижен.

    • Схемы отсрочки уплаты налогов, взносов на социальное обеспечение и арендной платы за общественные места . Схемы, которые улучшают денежные потоки организаций социальной экономики, имеют решающее значение. Многие страны разрешили организациям откладывать местные налоги, НДС, подоходные налоги, а также взносы на социальное обеспечение, как правило, на три или шесть месяцев (см. директивную записку ОЭСР Coronavirus (COVID-19): SME Policy Responses (OECD, 2020[29) ])). Правительства также обеспечили гибкость в отношении сроков подачи административных документов и разрешили, например, отсрочку подачи налоговых деклараций.

    • Схемы сохранения рабочих мест и поддержки безработных были введены в действие большинством правительств стран ОЭСР (см. OECD Economic Outlook 2020 (OECD, 2020[31]) блокировка COVID-19 и после (ОЭСР, готовится к печати[32])), что позволяет организациям внедрять краткосрочные схемы работы, стремясь сохранить рабочие места в организациях, которые испытали временное падение спроса на услуги или продукты.Доступ к пособиям по безработице и связанным с ними схемам поддержки доходов также был скорректирован в большинстве стран ОЭСР, чтобы предоставить больше финансовой поддержки тем, кто потерял работу из-за последствий COVID-19. Эти программы поддержки обычно ограничены по времени и длятся до одного года. В Соединенном Королевстве схема сохранения рабочих мест в связи с коронавирусом охватывала до 80% сотрудников, «уволенных» из-за COVID-19, чтобы отговорить работодателей от увольнения работников. Во Франции программа временного увольнения позволяет работодателям регистрировать своих сотрудников для участия в программе временного пособия по безработице, связанной с COVID.Однако многообразие правовых форм общественного хозяйства иногда вызывало необходимость экстренной реакции. Например, Испанская конфедерация предприятий социальной экономики (CEPES) сотрудничала с правительством Испании, чтобы разрешить всем организациям социальной экономики подавать заявки на ERTES (Испанская программа краткосрочной/временной безработицы) на тех же условиях, что и другие компании.

    • Предоставление информации о схемах поддержки. Правительства упростили доступ к информации, что позволило им лучше понять доступные схемы поддержки и критерии приемлемости.Корея разработала брошюры по вопросам здравоохранения, касающимся COVID-19, для работников социальных предприятий, а также доступные пакеты и программы экономической поддержки для предприятий (включая социальные предприятия), чтобы помочь покрыть расходы. Кроме того, Корея также включила план действий на случай, если работники социальной сферы заразятся COVID-19.

    • Инструменты для совместной работы . Правительства поддержали разработку инструментов для развития сотрудничества между социальной экономикой и другими заинтересованными сторонами, такими как частный сектор и граждане. Они также помогли с инструментами для связи добровольцев с организациями социальной экономики. Правительства Испании, Германии, Бельгии, Франции, Канады и Словении поддержали разработку волонтерских платформ, различные хакатоны как способ решения проблем, вызванных кризисом COVID-19, а также поддержали субъектов социальной экономики в их процессе цифровизации.

    • Раздача средств индивидуальной защиты , таких как дезинфицирующие средства для рук и маски для лица, организациям социальной экономики, в первую очередь тем, кто работает в сфере здравоохранения и ухода.В некоторых странах социально-экономические организации были лишены возможности получать средства индивидуальной защиты, поскольку лица, принимающие решения, изначально не ассоциировали их с субъектами системы здравоохранения.

    Ответные меры политики на этапе консолидации сосредоточены на поддержке адаптации к новым методам работы

    Меры и инструменты на этапе консолидации способствуют организационным изменениям и предлагают помощь в адаптации операций к новым реалиям. Этот этап также характеризуется необходимостью развития новых наборов навыков (например, цифровых навыков/обучения), чтобы иметь возможность работать в изменившейся среде с новыми санитарными и социально-экономическими мерами.Это сопровождается необходимостью более тесного сотрудничества между различными уровнями правительства для обеспечения согласованности и необходимостью развития партнерских отношений с организациями социальной экономики. Для решения этих проблем правительства реализуют следующие инициативы по поддержке организаций социальной экономики:

    • Продолжать процесс облегчения доступа к финансам для социальной экономики, путем предоставления грантов, кредитов и других финансовых услуг для обеспечения финансирования для поддержки организаций социальной экономики в преодолении кризиса и изменении их бизнес-моделей для подготовки к посткризисной среде.Например, в мае 2020 года Бундестаг Германии одобрил предложение по определению социальных предприятий, разработке межведомственного плана по продвижению социальных инноваций и социальных предприятий, устранению потенциальных барьеров доступа к возможностям финансирования и созданию программы исследований и разработок социальные инновации.

    • Поддержка с выходом на рынок. Учитывая трудности с продажей продуктов или услуг, особенно для некоторых секторов социальной экономики, таких как гостиничный бизнес или консалтинг, государственные закупки используются как способ привлечь социальную экономику в качестве поставщика в исключительных обстоятельствах.Например, Монреаль учредил специальный фонд в один миллион канадских долларов для финансирования конкурсов предложений от организаций социальной экономики, оказывающих поддержку малым предприятиям в городе, борющимся с кризисом COVID-19.

    • Развитие необходимых навыков в организациях социальной экономики. Кризис COVID-19 требует новых навыков, которые необходимы субъектам социальной экономики для работы в новой реальности. Эта поддержка охватывает различные области, такие как помощь организациям в более эффективном использовании удаленной работы, разработка новых бизнес-моделей и обеспечение доступности поддержки и консультаций для субъектов социальной экономики. По всей Франции, France Active в партнерстве с 40 местными ассоциациями и при поддержке правительства содействует предоставлению кредитов и консультирует организации социальной экономики по улучшению их навыков управления финансами.

    • Улучшение координации между различными государственными учреждениями во избежание дублирования и повышения эффективности инициатив, в том числе касающихся организаций социальной экономики. Поскольку многим государственным органам приходилось разрабатывать программы поддержки в очень короткие сроки, имело место дублирование усилий, что создавало путаницу для заявителей.Для решения этого вопроса в Испании была создана межминистерская комиссия для обеспечения координации внутри правительства, а межтерриториальная комиссия была создана для поддержки сотрудничества между различными уровнями правительства.

    • Повышение наглядности социальной экономики . Правительства должны сыграть свою роль в информировании потребителей о поддержке местных фирм и экономики солидарности. Ряд правительств, особенно на субнациональном уровне, разработали инициативы по стимулированию местного потребления. Le Panier Bleu, по инициативе правительства Квебека, предоставляет онлайн-ссылки на местных производителей, побуждая жителей Квебека покупать местные товары. В Корее правительство поддерживало онлайн-продажи продуктов, разработанных организациями социальной экономики, и поощряло их частное потребление.

    Ответные меры политики после непосредственного кризиса COVID-19 должны использовать влияние социальной экономики как преобразующей силы, движущей системные изменения

    Одним из активов социальной экономики является ее потенциал для внесения системных изменений. Субъекты социальной экономики близки к низовым сообществам и одними из первых замечают изменения в обществе, включая изменения в поведении. Субъекты социальной экономики доказали свою способность определять ранние тенденции, такие как спрос на продукты справедливой торговли, а также органические и экологически чистые продукты или поддержку переработки отходов. Они работали над внедрением этих концепций с течением времени. Кризис COVID-19 дает возможность масштабировать социальную экономику, чтобы она могла играть более важную роль в преобразовании общества.Такие действия будут способствовать достижению Целей устойчивого развития (ЦУР). Граждане также возлагают большие надежды на то, что восстановление должно быть более справедливым и экологичным по сравнению с восстановлением после глобального финансового кризиса 2008 года, но для этого потребуется более тесное сотрудничество и изменение приоритетов.

    Субъекты социальной экономики и лица, определяющие политику, должны будут работать вместе с другими заинтересованными сторонами (включая научные круги, общественные организации и организации частного сектора), чтобы осуществить эту трансформацию. Это особенно важно для развития сильной местной сети, в которой местные компании и социальная экономика могли бы работать вместе, экспериментируя и внедряя новые ответственные методы. Чтобы помочь социальной экономике сыграть свою трансформационную роль, разработчики политики могут рассмотреть следующие варианты политики:

    • Предоставление финансовых ресурсов организациям социальной экономики, которые продвигают социальные инновации и адаптируют бизнес-модели/операции. Разработчики политики должны стремиться к созданию среды, способствующей социальным инновациям и экспериментам, и способствовать расширению масштабов наиболее многообещающих примеров, включая интернационализацию соответствующих практик.Для этого требуется не только правильная политическая основа, но и выделенные средства, которые могли бы поглотить риск экспериментирования и способствовать сотрудничеству и разработке прототипов. Хотя существует много ресурсов для технологических инноваций, ресурсы для социальных инноваций также заслуживают значительных инвестиций. Ирландский фонд Innovate Together Fund в размере 5 миллионов евро занимается решением важнейших социальных или экологических проблем, связанных с кризисом COVID-19, и предоставляет гранты некоммерческим организациям.

    • Расширение схем государственных закупок с упором на устойчивые и инклюзивные социальные закупки . Устойчивые государственные закупки, а также закупки с социальным воздействием используют существующие расходы на государственные закупки и направляют их на экологически безопасный и инклюзивный рост и достижение целей устойчивого развития. Это соответствует ЦУР ООН (цель 12.7), которые продвигают устойчивые методы государственных закупок. Многие правительства призвали свои администрации использовать его в качестве инструмента для поддержки организаций социальной экономики.Корея продвигает свою схему льготных закупок с предварительной закупкой и прямыми контрактами на относительно небольшие суммы (менее 40 000 долларов США) с организациями социальной экономики. Германия выпустила двухлетнюю программу восстановления экономики после коронавируса на сумму 130 миллиардов евро, которая содержит ряд мер по стимулированию зеленого или экологически чистого развития.

    • Разработка общего видения и продвижение сотрудничества с социальной экономикой . Представители организаций социальной экономики могли бы внести свой вклад в разработку ряда политик, если бы они были вовлечены в процесс на раннем этапе.Согласованное видение их вклада и роли в развитии на национальном и субнациональном уровнях могло бы быть полезным. Эта роль не должна определяться изолированно, и специальная целевая группа или пространство для сотрудничества с участием политиков, частного сектора, социальной экономики, организаций гражданского общества и академических кругов могли бы обсудить их новое видение и то, где организации социальной экономики могут быть наиболее ценными. для поддержки этого системного изменения. Социально-экономические организации должны участвовать в стратегических дискуссиях для подготовки к периоду после непосредственного санитарного кризиса, таких как представительство на соответствующих встречах различных министерств, местных органов власти или комитетов, чтобы увидеть, могут ли субъекты социальной экономики внести свой вклад в различные инициативы и внести свой вклад. знания и опыт.Такие обсуждения уже проходят в нескольких странах, например, Группа управления устойчивостью в Бельгии, состоящая из 100 исследователей и представителей 180 предприятий, разработала план действий («План София»), включающий 200 мер, направленных на переход страны к более устойчивому и инклюзивному росту. . План был представлен федеральному и местному правительству с принятием ряда его действий. Город Амстердам в плане восстановления после пандемии переходит от традиционной модели к новому подходу, основанному на «экономике пончиков» 5, который решает проблемы бедности и социальные потребности, а также обеспечивает экологическую устойчивость.

    • Продолжать повышать прозрачность социальной экономики за счет разработки инструментов, помогающих организациям оценивать свое влияние, а также обмениваться данными и передовым опытом. Кризис COVID-19 продемонстрировал ценность организаций социальной экономики, однако существует относительно мало данных о влиянии, которое они оказали. Поддержка разработки соответствующих инструментов и методов, а также их внедрение организациями социальной экономики могут помочь организациям лучше продемонстрировать свое влияние.

    Путь вперед

    Пандемия COVID-19 привела к многочисленным изменениям в экономической деятельности и функционировании общества, выдвинув на первый план роль социальной экономики. Решение этих проблем побудило политиков переосмыслить, как лучше защитить граждан и более эффективно предоставлять необходимые услуги. Кризис ускорил появление и сделал более заметными вдохновляющие инициативы в области социальной экономики и социальных инноваций, продемонстрировав их позитивный вклад в расширение прав и возможностей людей, укрепление динамики на местах и ​​преобразование предприятий и территорий.

    Организации социальной экономики оказались важным элементом смягчения последствий пандемии. Они не только поддерживают правительства, решая санитарные вопросы, связанные с COVID-19, но и служат надежным партнером, обеспечивая более эффективное распределение ресурсов при предоставлении некоторых товаров и услуг, крайне необходимых для решения насущных проблем.

    Нынешняя ситуация дает импульс для принятия смелых и смелых решений для построения более устойчивого и инклюзивного будущего. Кризис COVID-19 требует переосмысления баланса целей эффективности и устойчивости в различных областях экономических и социальных систем. Посткризисные усилия можно превратить в возможность улучшить жизнь людей и стимулировать инновации. Именно здесь организации социальной экономики могут полностью раскрыть свой потенциал. Точнее говоря, социальная экономика может усилить переход к более устойчивым обществам посредством своих принципов (солидарность, сотрудничество, социальное влияние) и практик.Социальная экономика может вдохновлять основные экономические игроки на ответственную практику, показывая, что можно согласовать экономические цели с экологическими и социальными требованиями. Социальная экономика также расширяет коллективные социальные инновации и поддерживает новые формы партнерства, объединяя различных участников с их соответствующим опытом и взглядами на текущие проблемы. Социальная экономика обеспечивает надежный и ориентированный на ценности путь к переходу к более инклюзивным, устойчивым и устойчивым системам в мире после COVID-19.

    Необходим комплекс политических мер, чтобы помочь организациям социальной экономики выжить в краткосрочной перспективе и помочь формировать наши общества более устойчивым и инклюзивным образом в будущем. Правительства могут использовать эту возможность, чтобы выработать общее видение своего будущего, чтобы «сделать лучше, чем было», а субъекты социальной экономики должны занять место за столом переговоров. План действий по реализации этого видения поможет составить дорожную карту, в которую организации социальной экономики могут внести активный вклад.Политика, которая способствует социальным инновациям и сотрудничеству, может помочь инновациям в социальной экономике усилить воздействие. Для достижения этого организациям социальной экономики потребуются постоянные и диверсифицированные финансовые ресурсы, а также поддержка в повышении профессионализма, а также в овладении цифровыми технологиями при использовании соответствующих инструментов (открытый исходный код, совместные платформы). Наконец, разработка общих данных и информации о воздействии поможет отслеживать этот прогресс и перенаправлять усилия в области с наиболее плодотворными результатами.

    Ссылки

    [10] Бен-Нер, А. (2006), Коммерческие, государственные и некоммерческие организации: как разделить пирог между тремя секторами , Эдвард Элгар.

    [5] Берчалл, Дж. и Л. Кетилсон (2009 г.), Устойчивость кооперативной бизнес-модели во время кризиса , Международная организация труда.

    [12] Борзага, К. и Э. Тортиа (2007), Глава 1. Организации социальной экономики в теории фирмы , ОЭСР.

    [6] CIRIEC (2017), Последние изменения социальной экономики в Европейском союзе , Европейский экономический и социальный комитет, Европейский союз, http://www.ciriec.uliege.be/wp-content/uploads/2017/10/RecentEvolutionsSEinEU_Study2017.pdf.

    [4] CIRIEC (2012), Социальная экономика в Европейском союзе , Европейский экономический и социальный комитет (EESC), http://www. ciriec.uliege.be/wp-content/uploads/2015/12 /EESC_CIRIECReport2012_EN.pdf.

    [21] de Woot, P. (2013), Repenser l’entreprise , Королевская академия Бельгии.

    [27] Duforestel, P. (2020), Défis et strategies de soutien à l’ESS в период кризиса COVID-19.Регион Нувель-Аквитания .

    [28] EASPD (Европейская ассоциация поставщиков услуг для людей с ограниченными возможностями) (2020 г.), COVID-19: как социальные предприятия сопротивляются! , https://www.easpd.eu/en/content/covid-19-how-social-enterprises-are-fighting-back.

    [38] Фонд Эллен Макартур (nd), Что такое экономика замкнутого цикла? , https://www.ellenmacarturfoundation.org/circular-economy/what-is-the-circular-economy (по состоянию на 2020 г.).

    [26] Ernst and Young (2020), Etude de l’impact du Covid-19 sur les entreprises d’insertion et Perspectives de relance du Secteur .

    [33] Европейская комиссия (без даты), Европейская комиссия , https://ec. europa.eu/info/topics/single-market/services-general-interest_en (по состоянию на 2020 г.).

    [2] Европейский Союз (2016 г.), Социальные предприятия и их экосистема: развитие в Европе , Бюро публикаций Европейского Союза.

    [36] Хелблинг, Т. (2010), «Что такое внешние эффекты?», Finance and Development , Vol. 47/4, https://www.imf.org/external/pubs/ft/fandd/2010/12/basics.хтм.

    [25] Международная организация труда (МОТ) (2020 г.), Политические меры реагирования на COVID-19 для предприятий SSE в Республике Корея , https://www.ilo.org/global/topics/cooperatives/news/ WCMS_742645/lang–en/index.htm.

    [34] Маккарти, А. (2018), Макроэкономика перехода к экономике замкнутого цикла: критический обзор подходов к моделированию , Издательство ОЭСР.

    [17] Менделл, М. (2014), Улучшение социальной интеграции на местном уровне посредством социальной экономики: разработка благоприятных рамок политики , ОЭСР.

    [9] Мертенс, С. (2020), «L’économie sociale tient le bon rythme», Libre Eco, выходные , интервью Винсента Слитса, стр. 2–3.

    [11] Ноя, А. и Э. Кларенс (ред.) (2007 г.), Социальная экономика. Создание инклюзивной экономики , ОЭСР.

    [30] ОЭСР (2020), Коронавирус (COVID-19) От пандемии к выздоровлению: местная занятость и экономическое развитие , http://www.oecd.org/coronavirus/policy-responses/from-pandemic-to -восстановление-местной-занятости-и-экономического-развития-879d2913/.

    [29] ОЭСР (2020), Коронавирус (COVID-19): ответные меры политики МСП , http://www.oecd.org/coronavirus/policy-responses/coronavirus-covid-19-sme-policy-responses -04440101/.

    [22] ОЭСР (2020), COVID-19 и ответственное деловое поведение , http://www.oecd.org/coronavirus/policy-responses/covid-19-and-responsible-business-conduct-02150b06/ .

    [31] OECD (2020), OECD Economic Outlook , https://doi.org/10.1787/0d1d1e2e-en.

    [20] ОЭСР (2020), Политические последствия кризиса, вызванного коронавирусом, для развития сельских районов , http://www. oecd.org/coronavirus/policy-responses/policy-implications-of-coronavirus-crisis-for-rural-development-6b9d189a/#figure-d1e543.

    [16] ОЭСР (2020), Региональные стратегии социальной экономики. Примеры из Франции, Испании, Швеции и Польши , Издательство ОЭСР.

    [7] ОЭСР (2018 г.), Создание рабочих мест и местное экономическое развитие, 2018 г. Подготовка к будущему работы , Издательство ОЭСР.

    [18] ОЭСР (2013), Создание рабочих мест посредством социальной экономики и социального предпринимательства .

    [24] ОЭСР (2011), Обновление Руководства ОЭСР для многонациональных предприятий .

    [32] ОЭСР (ожидается), Схемы сохранения рабочих мест во время блокировки COVID-19 и после нее .

    [35] ОЭСР (Caldera Sánchez, A., et al.) (2017), Укрепление экономической устойчивости: выводы из истории серьезных рецессий и финансовых кризисов после 1970 года , OECD Publishing.

    [23] Портер, М. и М. Крамер (2011), «Создание общей ценности», Harvard Business Review , Vol.89/1-2, стр. 62-77.

    [3] R&S (2015), Economie sociale: Bilan de l’emploi en 2014 , Recherches & Solidarités.

    [37] Раворт, К. (2017), Экономика пончиков: семь способов мыслить как экономист 21-го века , Penguin.

    [8] Social Enterprise UK (SEUK) (2018), Hidden Revolution. Размер и масштаб социального предприятия в 2018 году .

    [19] Социальное предприятие Великобритании (SEUK) (2020 г.), Social Enterprise and COVID-19 , SEUK, https://www.socialenterprise.org.uk/wp-content/uploads/2020/05/Social-Enterprise-COVID-19-research-report-2020.pdf.

    [14] Спир, Р. (2000), «Кооперативное преимущество», Annals of Public and Cooperative Economics , Vol. 71/4, стр. 507–523.

    [13] Стейнберг, Р. (2006), Экономические теории некоммерческих организаций , издательство Йельского университета.

    [15] Янг Д. (2008), Единая теория социального предприятия , Edward Elgar Publishing.

    [1] Янг, Д.(2007), На пути к нормативной теории некоммерческих финансов , AltaMira Press.

    Примечания

    ← 1. Услуги считаются представляющими общий интерес , когда они необходимы для жизни большинства населения в целом и, следовательно, являются предметом конкретных обязательств по оказанию государственных услуг (например, общественный транспорт, почтовые услуги, образование и здравоохранение). Они могут предоставляться либо государством, либо частным сектором (European Commission, n.d.[33]).

    ← 2.Экономическую устойчивость можно определить как способность экономики снижать уязвимость, противостоять потрясениям и быстро восстанавливаться. Его можно укрепить, изучив роль мер политики, смягчающих как риски, так и последствия серьезных кризисов (ОЭСР (Caldera Sánchez, A., et al.), 2017[35]).

    ← 3. Хотя единого принятого определения экономики замкнутого цикла не существует, обычно считается, что «переход к экономике замкнутого цикла» влечет за собой снижение спроса на природные ресурсы и материалы, получаемые из них (McCarthy, 2018 [34]). В отличие от линейной экономики «бери-производи-отходы», экономика замкнутого цикла основана на принципах проектирования отходов и загрязнения, сохранения продуктов и материалов в использовании и восстановления природных систем (Фонд Эллен Макартур, n.d. [38]).

    ← 4. Внешние эффекты являются одной из основных причин, по которым правительства вмешиваются в экономическую сферу. Внешние эффекты — это косвенные эффекты, влияющие на потребление и производственные возможности других, но цена продукта не учитывает эти внешние эффекты.В результате существуют различия между частной отдачей или затратами и отдачей или затратами для общества в целом (Helbling, 2010[36]).

    ← 5. «Экономика пончиков» Кейт Раворт фокусируется на удовлетворении потребностей всех в пределах средств планеты. Он обеспечивает соблюдение согласованных на международном уровне минимальных социальных стандартов (социальный фундамент), не истощая планету и не вызывая неприемлемой экологической деградации (экологический потолок) (Raworth, 2017[37]).