Презентация легизм: Легизм («Школа законников») – презентация онлайн

Содержание

Легизм («Школа законников») – презентация онлайн

1. Министерство образования и науки Украины Департаменту науки и образования Харьковской областной державной администрации

Комунальное заведение
«Харьковская гуманитарно-педагогическая академия»
Харьковского областного совета
Презентация на тему:
Легизм
Выполнила:
студентка 412-ш группы
факультета начального образования
Гонтарь Я. Ю.
Харьков, 2014
Что такое легизм?
Леги́зм (фр. Légisme) — философская школа эпохи Чжаньго (Воюющих
царств), известная также как «Школа законников». Легизм зародился
в VI в. до н.э., окончательно оформился к III в. до н.э.
Легизм подразделяется на три направления
соответственно трем легистским принципам
управление
с помощью
законов (фа)
(Шан Ян)
метода,
искусства
власти (Шу)
(Шэнь
Бухая)
власти, силы,
авторитета
(ши) (Шэнь
Дао)
Основоположники и
представители
легизма
Шэнь Бухай
Один из основателей легизма, философ и автор
многих трактатов, канцлер при одном из
древнекитайских дворов, теоретик и практик
государственного устройства и управления.
Выступал за управление посредством законов.
Являлся патриархом легистов (385—337 до н. э.).
Его теория государственного управления
использовалась в эпоху династии Хань и
включена в содержание конфуцианства.
Шень Дао
Древнекитайский философ. IV век до н.э.
Утверждал, что правитель должен полагаться
не на собств. произвол, а на юридические
закон (фа) и не считаться с советами
подданных. Гл. принципом управления считал
“власть/насилие” (ши).
Цитата:
«Мудрости недостаточно, чтобы держать народ в
подчинении, зато обладания властью/насилием достаточно
для подчинения мудрого»
Хань Фэй-цзы
Наиболее выдающийся представитель легизма
III в. до н.э. Объединил эти принципы в
единой теории деспотической власти, оставив
в качестве центрального принцип фа. Он
подвел итог концептуальной разработке
легизма на пороге образования первой
китайской империи во главе с Циньши
Хуанди, который утвердил легизм в качестве
господствующей идеологии.
Шан Ян
Основоположник учения, крупнейший
представитель раннего легизма, ротивного
учениям даосизма и конфуцианства(ок. 390—
338 гг. до н. э.) — инициатор знаменитых
реформ, узаконивших в стране частную
собственность на землю. Составленные им
проекты реформ и указов вошли в трактат «Шан
цзюнь шу» («Книга правителя области Шан»).
«Книга правителя области Шан»
О радикальных взглядах и новшествах, которые легисты внесли в жизнь
государства и общества одновременно с острой критикой конфуцианства как
своего главного противника, свидетельствует «Книга господина из Шан» (Шан
цзюнь шу, III в. до н.э.), приписываемая Шан Яну.
Цитата: «Кто разумен — создает законы, кто глуп — законами
ограничен. Кто способен — изменяет порядок, кто
неспособен — тот порядком связан. С человеком, который
связан порядком, не стоит говорить о делах, а с человеком,
который ограничен законами, не стоит говорить об
изменениях».

10. Другие представили

• Вэй Ляо-Цзы— сторонник придания
легизму
большей гуманности в конфуцианском
духе, остался теоретиком, считал, что
нужно запретить все ремёсла, не
имеющие отношения к производству
оружия.
• Принц Хань Фэй и Ли Сы—
сторонники сочетания легизма
с даосскими идеями естественности (гос
ударство не должно мешать жить своим
жителям), служившиеЦинь Ши Хуанди.

11. Основные идеи легизма

• Провозглашалось равенство всех перед Законом и Сыном Неба и, как
следствие, появление идеи раздачи титулов не по рождению, а по реальным
заслугам, согласно которой любой простолюдин имел право дослужиться до
первого министра. Шан Ян рекомендовал выдвигать в первую очередь тех, кто
доказал свою преданность государю на службе в войске.
•Успеха в политике достигает только тот, кто знает обстановку в стране и
использует точные расчёты.

12. Основные идеи легизма

•Следует усваивать опыт предшествующих правителей. И в то же время «для
того, чтобы принести пользу государству, не обязательно подражать
древности».
•Чтобы обеспечить представительство зажиточных слоёв в государственном
аппарате, предусматривалась продажа чиновничьих должностей.
•Шан Ян предъявлял к чиновникам лишь одно требование — слепо
повиноваться государю.

13. Основные идеи легизма

•Для политики очень важна экономическая ситуация в стране.
•В области управления предлагалось сосредоточить всю полноту власти в
руках верховного правителя, лишить наместников властных полномочий и
превратить их в обыкновенных чиновников. Умный правитель, говорится в
трактате «Шан цзюнь шу», «не потворствует смуте, а берёт власть в свои руки,
устанавливает закон и с помощью законов наводит порядок».

14. Основные идеи легизма

•Предполагалось ограничить общинное самоуправление, подчинить
семейные кланы и патраномии местной администрации.
•Предлагалось также установить единые для всего государства законы. Под
законом понималась репрессивная политика (уголовный закон) и
административные распоряжения правительства.
•Высшая цель деятельности государя — создание могущественной державы,
способной объединить Китай путем захватнических войн.

15. Основные идеи легизма

•Отношения между властью и народом Шан Ян рассматривал как
противоборство враждующих сторон. «Когда народ сильнее своих властей —
государство слабое; когда власти сильнее своего народа — армия
могущественна». В образцовом государстве власть правителя опирается на
силу и никаким законом не связана.
•За малейший проступок следует карать смертной казнью. Эту карательную
практику должна была дополнить политика, направленная на искоренение
инакомыслия и оглупление народа

16. Сравнение конфуцианства и легизма

Конфуцианство
Легизм
Человек добр и гуманен.
Человек зол, жесток, порочен, хитер и не
честен.
Опора на ритуал, традиции, убеждение,
воспитание.
Ориентация на принуждение и наказание.
Государство – большая семья, где император
отец, а чиновники – старшие братья и мудрецы.
Государство – бездушный механизм, император
– деспот, который превыше предков и самого
неба, чиновники – исполнители законов.
Высшая цель – нравственное
совершенствование людей, создание общества,
где каждый будет выполнять свой долг, следуя
ритуалу и этике. «Зачем, управляя государством
убивать людей? Если Вы будете стремиться к
добру, то и народ будет добрым.
Высшая цель – воссоединение Китая, создание
могучей державы. Для этого необходимо
отказаться от излишеств, упразднить искусство
и философию, пресечь инакомыслие.
Поддерживать лишь армию и земледелие.
Выводы
•Легисты считали, что если будут хорошие законы, то и самый заурядный
человек может быть мудрым правителем. “Государство – колесница правителя,
положение – его лошадь; если он управляет страной, не применяя искусства
управления, – говорил Хань Фэй-цзы, – то, хотя он будет и сам неустанно
трудиться, ему не избежать беспорядка. Если он управляет, применяя
искусство управления, то, хотя он и будет жить праздно, все же станет мудрым
правителем…”.
•Законодательство, продуманная система наград и наказаний, система
круговой поруки и всеобщей слежки – вот что должно было обеспечивать
единство государства и прочность власти правителя. Эта идеология
сыграла большую роль в создании единого, централизованного государства
Цинь.
Выводы
•Человек стремится к личному успеху, и это следует использовать в
общественных отношениях. Подданный продает свои способности, чтобы
взамен получить нечто полезное и выгодное. Законы служат для регуляции этих
отношений. «Если изменяются законы (фа) и указы (мин), то изменяются
выгода и невыгода. Меняются выгода и невыгода, меняется и направление
деятельности людей. Значит, не просто порядок, но законы правителя
«создают» людей. Место правителя определено божественными небесами.
•Подобным образом дается объяснение сути развития общества.
Нельзя
повторять прошлое. Новой исторической действительности должны
соответствовать новые способы управления. Оглядки на порядок в
конфуцианском смысле бесполезны и находятся в противоречии с характером
новых законов.

19. Спасибо за внимание!

Создание диаграммы Венна

Чтобы быстро красить графический элемент SmartArt в качестве дизайнера, можно изменить цвета диаграммы Венна. Вы также можете добавить эффекты, такие как свечение, сглаживание или объемные эффекты.

К кругам графического элемента SmartArt можно применять сочетания цветов, основанные на Цвета темы.

Щелкните графический элемент SmartArt, цвет которого нужно изменить.

  1. В разделе Работа с рисунками SmartArt на вкладке Конструктор в группе Стили SmartArt нажмите кнопку Изменить цвета.

    Если вкладка Работа с рисунками SmartArt или Конструктор не отображается, выделите графический элемент SmartArt.

Совет: (СОВЕТ.) Если навести указатель мыши на эскиз, можно увидеть, как изменяются цвета рисунка SmartArt.

Изменение цвета линии или стиля границы круга

  1. В графическом элементе SmartArt щелкните правой кнопкой мыши границу круга, которую требуется изменить, и выберите пункт Формат фигуры.

  2. Чтобы изменить цвет границы круга, в области слева щелкните Цвет линии, в области Цвет линии щелкните Цвет и выберите нужный цвет.

  3. Чтобы изменить тип линии границы круга, в области слева в области Тип линии выберите пункт Тип линии, а затем выберите нужные стили.

Изменение цвета фона круга на диаграмме Венна

Щелкните графический элемент SmartArt, который нужно изменить.

  1. Щелкните правой кнопкой мыши границу круга и выберите команду Формат фигуры.

  2. В диалоговом окне Формат фигуры в области слева нажмите кнопку Заливка, а затем в области Заливка выберите сплошная заливка.

  3. Нажмите кнопку Цвет и выберите нужный цвет.

    • Для выбора цвета фона, который не входит в Цвета темы, нажмите кнопку Другие цвета, а затем щелкните необходимый цвет на вкладке Обычные либо создайте собственный цвет на вкладке Спектр. Пользовательские цвета и цвета на вкладке Обычные не обновляются при последующем изменении тема документа.

    • Чтобы увеличить прозрачность фигур на диаграмме, переместите ползунок Прозрачность или введите число в поле рядом с ним. Значение прозрачности можно изменять от 0 (полная непрозрачность, значение по умолчанию) до 100 % (полная прозрачность).

Легизм в Древнем Китае (школа законников)

Цивилизация Древнего Китая зародилась 7-5 тысяч лет назад в бассейнах рек Янцзы и Хуанхе, на востоке Азиатского материкас и долгое время находилась в относительной изоляции от влияния других культур.

Эта цивилизация развивалась достаточно быстрыми темпами и достигла высочайшего уровня еще до начала 1 тысячелетия до н. э. Именно Китай подарил миру такие удивительные открытия, как порох, шелк, стенобитные орудия и компас

Всему миру известно учение выдающегося китайского философа Конфуция, ставшее государственной религией и идеологией, философией и этическим учением для многих поколений китайцев.

Но если о конфуцианстве или Дао – религиозном учении о вечном пути к совершенству, знают многие, то о легизме мало кто слышал. Сегодня мы расскажем об этом философском учении и его особенностях.

Национальные древние религии Китая

На заре цивилизации все религиозные учения тесно связаны с мифологией и стараются объяснить появление земли и человечества в целом.  Первые религиозные учения – это шаманизм, тотемизм и анимизм. То есть люди наделяли душой все живые существа, а также силы природы. Кроме того, они считали людей и животных братьями, связанными кровными узами.

Почитали души предков, которых считали защитниками и советчиками всех ныне живущих. Огромным уважением в обществе пользовались жрецы или шаманы, передающие волю богов и умеющие своими ритуальными действиями испросить у богов исполнения желаний.

Зарождение конфуцианства

В 6 веке до н.э. в Китае жил великий Конфуций, о котором и сегодня мы вспоминаем с огромным уважением. Его учение нельзя считать религией в том смысле, как мы привыкли ее понимать, но тем не менее это философское этическое учение, способное гармонизировать отношения в обществе между людьми и между правителем и его подданными.

Конфуций считал, что мудрый правитель ведет себя словно снисходительный отец по отношению к своим подданным, а они в свою очередь подчиняются ему с уважением и любовью.

Главными этическими ценностями он считал снисходительность и уважение друг к другу, на основе этих понятий мы должны строить свои взаимоотношения и тогда в обществе воцарится гармония и порядок. Добродетель в понимании Конфуция – это человеколюбие, уважение к родителям и старшим, а также сановникам, чувства долга и исполнение ритуалов.

Спустя 300 лет после смерти великого ученого конфуцианство стало государственной религией и перешагнуло далеко за пределы границ Поднебесной империи.

Дао  — вечный путь

Основателем учения даосизм считается легендарный Лао-Цзы, учитель Конфуция, проживающий в Китае  в 6 веке до н.э.

Понятие дао – это вечный путь в поиске совершенства, независимый от воли Неба и Верховный владык. Дао не имеет ни начала, ни конца, так и наша жизнь находится в вечном движении. Вечный путь – это вселенская справедливость и гармония, символ добра и счастья. По отношению к дао нет ни богатых, ни бедных, ни знатных, ни простых людей, все равны и все находятся в одинаковом положении.

Любой человек только движется по правильному пути, но сам ничего не меняет в своей жизни. Один из главных принципов даосизма – это принцип отсутствия активности и практической деятельности.

Все, что создается человеком как материальное, так и духовное- все противоестественно и противоречит законам вечного пути.

Что такое легизм?

Легизм – одно из шести направлений философских школ Древнего Китая, иначе его называли «школа законников». Теоретическое обоснование  этому учению дал Шан Ян, бывший правителем области Шан в 4 веке до н.э.

Основным вопросом школы легистов был вопрос правильного управления государством. Философы считали, что политика и мораль – вещи несовместимые, в идеальном государстве должно быть два направления деятельности – поощрение и наказание своих граждан.

Господствующей идеей школы этого направление было полное равенство всех людей и перед законом, и перед властью, и перед Богами. Поэтому они считали, что титулы и чины следует давать не по праву рождения, а по способностям и заслугам. Человек низкого происхождения мог стать первым министром мандарина, и, наоборот, глупый вельможа должен лишиться всех званий.

Главный тезис легизма — полное подчинение существующему закону. Единственное исключение из этого правила – верховный правитель, которому подчиняется все сущее. Единственно верное наказание для инакомыслящих – смертная казнь.

Идеи философской школы легизма

Поскольку все рождены равными перед законом и властью, и Богами, то заслуживает награды в первую очередь, тот, кто доказал свою преданность Родине и обществу.

Можно добиться большого успеха в политической деятельности, если заниматься образованием и точным расчетом.

В своей деятельности нужно умело соединять опыт древних правителей и современные требования.

Поскольку политика и экономика тесно связаны, то умный министр должен изучать экономическое положение всех, без исключения, слоев населения, а потом на основе полученных данных проводить политические реформы.

Вся полнота власти сосредоточена в руках верховного правителя, наместники лишь подчиняются ему и не имеют полномочий для самостоятельного управления.  «Мудрый правитель не чинит смуту, а наводит порядок при помощи закона и сильной власти».

Для обеспечения представительства богатых и знатных представителей в чиновничьей среде следует продавать некоторые должности.

Главная и единственная задача каждого чиновника – полное подчинение верховной власти.

Для всей Поднебесной империи следует установить единые и незыблемые законы по уголовному и административному праву.

Идеальное государство охраняет свои законы при помощи силовых структур.

Каждый проступок должен быть наказан, причем главное наказание – смертная казнь. Любое инакомыслие также карается смертной казнью.

Главная задача реальной власти – объединение Китая под эгидой сильной власти и расширение территории за счет захватнических войн.

Более поздние философы – теоретики легизма отказались от некоторых крайних теорий и сблизили легизм с существующими до него философскими учениями конфуцианством и даосизмом.

Теоретики легизма

Шынь Бухай – стоял у истоков появления легизма, его идеи приближены к теории Конфуция. Он вывел свою теорию правильного управления огромным государством и взаимоотношений власти и подданных.

Гуань Чжуан – сторонник тотального контроля со стороны власти над всеми областями жизни общества, но при этом сторонник целенаправленной государственной помощи беднейшим слоям населения.

Шинь Ян – правитель провинции Шан, сторонник милитаризма и сумевший создать сильную армию, наводящую ужас на окрестные страны. Упорно поддерживал ремесленников и старался поднять сельское хозяйство. При этом умело пополнял казну государства из имущества богатых купцов, превращенных в рабов и лишенных имущества. Отстранял от управления государством аристократию, не занимающую никаких военных постов в действующей армии.

Вэо Лао-Цзы – сторонник гуманности и милосердия в делах управления государством, поддерживал конфуцианство и старался довести до широких масс населения учение философа. Но при этом хотел превращения страны в военную базу и предлагал запретить все ремесла, не имеющие отношения к военному делу.

Принц Фань Хэй – сторонник даосизма, считал, что необходимо просто идти по течению, не пытаясь изменить ход сущего. Идеальное государство не вмешивается в дела своих граждан, а граждане не стараются изменить ход истории и вмешаться в политику государства.

Уже в 3 веке до н.э. легизм настолько слился с существующими ранее морально-этическими учениями, что прекратил свое самостоятельное существование.

Последствия следованию учению легизма

Признание школы законников и введение ее в систему управления позволило Китаю заметно укрепить свой авторитет в системе международных взаимоотношений и начать расширять свои территории.

При этом усилилась эксплуатация простого народа, крайняя деспотичность власти привела к закабалению крестьян и усилению репрессий, последовали массовые казни.

Из-за того, что в обществе утвердился страх и подозрительность, поздние легисты попытались отказаться от тотального контроля, а в учение внедрить морально-этические принципы конфуцианства: милосердие, человеколюбие и снисходительность друг к другу.

Постепенно легизм как философское учение сошел на нет, и уже в 1 веке до н.э.ему на смену пришло конфуцианство. И моизм, и даосизм почувствовали на себе сильное влияние буддизма и в результате утратили влияние на формирование общественной мысли.

Библиотека ИДВ РАН – Монографии

Обзор

Автор: editor

Предлагаемая читателю монография представляет собой комплексное фундаментальное исследование правовой системы современного китайского государства через анализ действующего в нем законодательства, древнего (традиционного) права, правовой культуры и правосознания его граждан. Работа содержит развернутую характеристику основных этапов развития правовой системы с момента образования в 1949 г. Китайской Народной Республики по настоящее время, приводятся основные особенности социалистической правовой системы с китайской спецификой. Исследуются вопросы влияния традиции на право КНР, взаимоотношения права и политики, права и идеологии в китайском обществе. Особое место уделяется обзору вклада российской юридической и синологической наук в дело изучения права Китая.

Отдельная глава монографии посвящена исследованию основных отраслей публичного и частного права КНР. В ней содержится анализ конституционного, уголовного, гражданского, административного и иных отраслей (экологического, энергетического, трудового, военного) права, а также малоизученного российской наукой процессуального права КНР. Важное значение для понимания специфики китайского права играют правовые системы Сянгана (Гонконга), Аомэня (Макао) и Тайваня, характеристика которых содержится в заключительной главе представляемой работы.

Книга предназначена для широкого круга читателей: от профессиональных юристов и ученых, интересующихся вопросами сравнительного правоведения до практикующих китаистов, которые по роду своей деятельности сталкиваются с китайским законодательством. По ней можно преподавать отдельный курс «Китайское право» в учебных заведениях России в рамках специальности «политология», «юриспруденция».

Ключевые слова: право Китая, сравнительное правоведение, юридическая наука, правовая система, законодательство, конфуцианство, легизм, смертная казнь, социалистическое право, реформы, китайская специфика, политика.

Введение в законничество | Азия для преподавателей

Хотя некоторые легисты заимствовали определенные идеи у даосов, они использовали даосские идеи для совершенно разных целей, и оба философии, как правило, противоречили друг другу. Большинство из известные легисты древнего Китая были советниками правителей, склонных об организации общества на рациональной основе и поиске средств для укрепления их государства в сельскохозяйственном и военном отношении. Вместо того, чтобы быть преданным в соответствии с процессами природы, легисты интересовались в несоответствии, которое может быть навязано через государственные институты. Они разработали сложные средства для управления жизнями и действиями людей. через законы и наказания.

Советы, которые давали эти законники, были направлены на регулирование каждый аспект жизни людей, чтобы у них была дисциплина усердно трудиться на полях и упорно сражаться на полях сражений.Многие из законы, которые они рекомендовали, были чрезвычайно суровыми. В состоянии Цинь, там, где советники-законники были наиболее влиятельны, вознаграждение могло быть щедрым, но смерть и увечья часто были в порядке вещей.

Вы прочтете в других разделах о монументальных достижениях династия Цинь впервые объединила Китай и расширила его военное влияние на огромной географической территории. Когда речь идет о влияние легистского мышления, поразительно то, что Китайцы до недавнего времени извлекали один исторический урок из подъема и Падение Цинь: пределы силы.Было широко признано, что сила была необходима для объединения государства и мобилизации общества. Тем не менее многие люди были убеждены, что жестокость правления Цинь подорвала это в конце концов. Многие легисты представляли закон как альтернативу к нравственности — более надежное средство обеспечения дисциплинированного и сплоченное общество. Именно это обращение к закону в отличие от морали что вызвало широко распространенные опасения в более поздние времена.Как они отражали о суровости правления Цинь и безрадостности легистских представлений о человеческая природа, многие китайцы были убеждены, что законы легче издавать принуждать людей вести себя определенным образом, чем вдохновлять их вести себя морально, но в долгосрочной перспективе закон без морали является слабым основанием для стабильного общества. Во многом из-за этого опыта в их раннем история, отношение между силой и убеждением, между законом и моралью, на протяжении столетий представляла большой интерес для китайского народа.Это остается центральной проблемой вплоть до сегодняшнего дня.

Традиция законников в древнем Китае завершилась мыслью о Хань Фэй, живший в третьем веке до н. э. Хань Фэй служил какое-то время при дворе Цинь, но был казнен в 233 г. до н.э. в заговоре, спровоцированном его бывшим другом Ли Си, главным министром первого императора Цинь.

Подтверждение: Консультант по этому устройству был Др.Айрин Блум, специалист по китайской интеллектуальной истории.

Китайские религии и философии | Национальное географическое общество

Конфуцианство, даосизм и буддизм считаются «тремя столпами» древнекитайского общества. Как философии и религии они не только влияли на духовность, но и на правительство, науку, искусство и социальную структуру. Хотя их определенные верования и учения иногда противоречили друг другу, они часто пересекались.Вместо того, чтобы одна традиция взяла верх и вытеснила другие, три философии повлияли на общество вместе друг с другом, изменили друг друга, а иногда и смешались. Понимание уникального взаимодействия между этими тремя традициями дает глубокое понимание древнего китайского общества, а также современности.

 

Конфуцианство

 

Хотя конфуцианство ближе к философии , чем к истинной религии, оно было образом жизни древних китайцев и продолжает влиять на китайскую культуру сегодня.Основатель конфуцианства по имени Конфуций жил с 551 по 479 год до н. э. Он был философом и политическим деятелем, жившим в то время, когда традиционные китайские принципы начали разрушаться под влиянием конкурирующих политических государств. Он взял старые религиозные заповеди и перевел их в принципы социальных нравов. Его учения давали руководство на всех уровнях древнекитайской жизни, от взаимодействия между членами семьи и в общественной сфере до образовательных стандартов и того, как следует управлять государством. Конфуций считал, что каждый аспект жизни состоит из обязательств между людьми и сущностями, а также ритуалов, передающих взаимную зависимость между ними. Его учения были сосредоточены на гуманизме, включая обращение с другими так, как вы хотели бы, чтобы обращались с вами. Он учил, что если каждый будет выполнять свои роли и обязанности с уважением и добротой по отношению к другим, это построит более сильное государство. В то время как религиозные ритуалы упоминались наряду со всеми другими ритуалами, которые должен был выполнять человек, Конфуций не сосредотачивался на духовных проблемах, таких как загробная жизнь, боги и богини или мистицизм.Вот почему конфуцианство считается философией, а не религией, хотя его часто смешивают с другими основными религиями.

 

Конфуцианство стало доминирующей политической философией во времена династии Хань с 206 г. до н. э. до 220 г. н.э. Поскольку конфуцианские учения были консервативными и призывали людей сохранять свою роль в общественном порядке, государство использовало эту философию для сохранения статус-кво с того времени. Структура китайского общества и его акцент на ритуалах, семейном уважении и обязанностях, поклонении предкам и самодисциплине по-прежнему находятся под сильным влиянием Конфуция и его учений.

 

Даосизм

Даосизм (также известный как даосизм) — китайская религия, возникшая немного позже конфуцианства, около двух тысяч лет назад. В отличие от конфуцианства, даосизм в основном занимается духовными элементами жизни, включая природу вселенной. Руководящий принцип даосизма примерно переводится как «Путь», который представляет собой гармоничный естественный порядок, возникающий между людьми и миром, и к достижению которого даосы должны стремиться.В даосской структуре вселенной люди должны принимать и подчиняться Дао и делать только то, что естественно и соответствует Дао. Это концепция у-вэй, которая переводится как «бездействие», но на самом деле означает следовать истинной природе мира и не слишком сильно стремиться к желаниям. Это противопоставляет даосизм конфуцианству по-другому: он не заботится о гуманистической морали, правительстве и обществе, которые даосы считают изобретениями людей и не обязательно частью Дао. В то же время даосов интересовало долголетие, как человеческого тела, так и души. Достижение духовного бессмертия через слияние с природой является важной частью даосской религии.

 

Несмотря на свои различия, даосские и конфуцианские идеи не полностью противоречат друг другу, поэтому китайское общество смогло воспринять концепции обеих традиций. Даосизм оказал влияние на литературу и искусство, но самая большая область даосского влияния была в науке.Сосредоточенность даосов на природных элементах и ​​наблюдение за тем, как работает мир природы, помогли создать китайскую медицину. Подобно современному научному методу, даосы экспериментально наблюдали, как различные лекарства воздействуют на людей и животных. Их коллективные знания, полученные в результате попыток увеличить продолжительность жизни человека, внесли огромный вклад в науку о здоровье.

 

Буддизм

Буддизм был третьей крупной системой верований древнего Китая. Он был основан Сиддхартхой Гаутамой, также называемым Буддой, который жил в Индии примерно в шестом веке до нашей эры.Буддизм CE — это философия, которая фокусируется на личном развитии и достижении глубоких знаний. Буддисты стремятся достичь просветления посредством медитации, духовного обучения и практики. Они верят в реинкарнацию и в то, что жизнь непостоянна и полна страданий и неопределенности; путь к обретению мира лежит через достижение нирваны, радостного состояния за пределами человеческих страданий. Существует множество различных сект, которые придают разное значение различным аспектам буддизма. Двумя крупнейшими течениями являются буддизм Тхеравады, распространенный в основном в Южной Азии, и буддизм Махаяны, распространенный в Восточной Азии, включая Китай.

 

После своего основания в Индии буддизм распространился и стал популярным в Китае в первом веке нашей эры. Одной из причин, по которой буддизм стал популярным в Китае, был даосизм. Некоторые буддийские практики были похожи на даосские, и буддийские монахи использовали даосские концепции для объяснения буддизма китайцам, преодолевая культурный и языковой барьер между индийцами и китайцами. Буддизм также повлиял на даосизм своей институциональной структурой, которую даосы скопировали и модифицировали.Между буддизмом и даосизмом возникло соперничество за большее количество последователей и большее влияние правительства, и это соревнование увеличило жизнеспособность обеих религий. По мере того, как буддизм становился все более распространенным, его концепции сливались с даосскими и конфуцианскими идеями, чтобы стать основой древнего китайского общества и правительства. Его влияние заметно в китайском искусстве, архитектуре и литературе.

 

Ценности и идеи конфуцианства, даосизма и буддизма до сих пор преобладают в китайской культуре.Несмотря на различия и иногда противоречия между тремя традициями, древнее китайское общество придавало большое значение каждой из этих философий и включало различные учения во многие сферы жизни.

 

 

нападок легалистов на демократию | Sciences Po École de droit

Семинар Ивана Ермакова

  • Гитлера приветствует фон Гинденбаг, 1933 г. © Аллан Грей через Flickr

Двадцатый век стал свидетелем появления антидемократических вызовов, в которых претенденты на исключительную государственную власть формулировали свои заявки на власть в законнической манере.Целью данной презентации будет анализ модальностей и воздействия авторитарных вызовов этого типа в свете случая, который с особой ясностью обнажает логику происходящих процессов: демонтаж демократических институтов национал-социалистами в 1933 году.

Участник дискуссии: Клэр Андриё (Sciences Po, CHSP)

Иван Ермаков — профессор социологии Сьюэлл-Баском, связанный с историческим факультетом и Центром еврейских исследований Университета Висконсин-Мэдисон.Его исследовательская программа сосредоточена на динамике коллективных взаимодействий, режимах управления и переходном процессе в конфликтных условиях.

Рекомендуемые дополнительные показания:

  • Хрупкая демократия, в Воинствующая демократия, политология, право и философия , изд. Афшин Эллиан и Бастиан Рийпкема (Springer 2018), стр. 47-60
  • Закон против верховенства закона: нападение на демократию, Journal of Law and Society , Vol.47, № 1, октябрь 2020 г., стр. S164-S186
  • Предисловие, Самоустранение: теория коллективного отречения (Duke University Press, 2008)

Организаторы:

  • Флоренс Берно (Sciences Po, CHSP)
  • Самуэль Хаят (Науки По, CEVIPOF)
  • Джули Саада (Sciences Po, юридическая школа Sciences Po)

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Контактное лицо: [email protected]

Двуязычный семинар онлайн и очно.

Мероприятие только по приглашению.

Дата открытия: 90 003 Марди, 15 февраля 2022 г., 14:00–16:30

Номер:

Онлайн и лично

Легализм — определение, вера, история и факты

Определение законничества в Древнем Китае

Легализм — древняя китайская философская школа, касающаяся права, реформ, управления, управления, экономического регулирования, общественного порядка и т. д.

 

Он ценит равенство, реформы, эффективность исполнения закона и выступает против иерархии и аристократии.

Идеология законничества включает в себя полную и практичную систему, в которой люди будут в равной степени получать вознаграждение за следование закону или внесение пожертвований и наказание за нарушение закона, независимо от того, к какому классу они принадлежат.

 

Раскопанные бамбуковые доски с записью законов династии Цинь (221 г. до н.э. — 207 г. до н.э.) — Хубэйский музей 

 

Происхождение и основатель законничества

 

Идеалы законничества зародились около 3 000–4 000 лет назад от судебных чиновников династий Ся и Шан в истории Китая.В отличие от конфуцианства, даосизма или мохизма, у легизма не было точного основателя.

 

Позже, в период Весны и Осени (770 г. до н.э. — 403 г. до н.э.) и периодов Воюющих царств (403 г. до н.э. — 221 г. до н.э.), когда королевства продолжали воевать друг с другом, они также стремились испробовать все средства для увеличения своей мощи.

Следовательно, многие реформисты организовали и внедрили идеи легизма во многих государствах и укрепили их, такие как Гуань Чжун (723 г. до н.э. — 645 г. до н.э.) в царстве Ци, У Ци (440 г. до н.э. — 381 г. до н.э.) в царстве Чу и Шан Ян (395 г. до н.э. — 338 г. до н.э.) в царстве Цинь (одна из самых влиятельных и успешных реформ в истории Китая).

Тем временем их мысли были представлены в их статьях или других документах, что обеспечило сохранение и унаследованность этой философской школы в китайской культуре.

Мерный сосуд, реализованный в ходе реформы Шан Яна — Шанхайский музей (Фото Dongmaiying)

Двумя наиболее выдающимися философами легизма в Китае были Хань Фэй (280 г. до н. э. — 233 г. до н. э.) и Ли Си (284 г. до н. э. — 208 г. до н. э.).

 

Тем не менее, Хань Фэй и Ли Си оба были учениками Сюнь Цзы (около 313 г. до н.э. — 238 г. до н.э.), важного и искреннего сторонника конфуцианства.

Хань Фэй внес самые важные теории в законничество; серия его статей включала и развивала идеи и средства реализации этой философии в стране.

 

Тем временем Хань Фэй, как и некоторые другие идеологи легизма, утверждали, что суть их эссе следует идеям даосизма.

Нажмите, чтобы прочитать классику, написанную Сюнь Цзы и Хань Фэем

Ли Си, премьер-министр династии Цинь (221 г. система префектур и уездов и т. д. 

Часть каллиграфического произведения Ли Си, вырезанного на камне, написанного унифицированными иероглифами (Цинь Чжуань) в эпоху династии Цинь — Национальный музей Китая

 

Самый могущественный верующий Законничество

Самым влиятельным и известным сторонником и практиком законничества был Цинь Шихуанди, первый император в истории Китая, победивший другие царства и объединивший Срединное царство Китая, основавший династию Цинь (221 г. до н. э. — 207 г. до н. э.) и приказал построить Великую стену и Терракотовых воинов.

По предложению премьер-министра Ли Си император Цинь Ши Хуан уважал законничество как единственную доминирующую философию Империи Цинь, а его самые доверенные министры были превосходными мастерами законничества.

Интеллигенциям разрешалось изучать только идеологию Законничества, которая строго применялась по всей стране. Это была самая процветающая эпоха легизма в истории Китая.

Сертификат императора Цинь Шихуанди (Ху Фу) на развертывание сил, дислоцированных в Янлине — Национальный музей Китая и объединенная империя.

С тех пор легизм больше не был доминирующей идеологией в истории Китая, за исключением некоторых бурных и хаотических эпох.

Однако в единых и стабильных династиях законничество всегда применялось императорами в качестве вспомогательной теории управления в сочетании с конфуцианством в последующие тысячелетия.

 

Основные верования законничества

 

Орудие поощрения и наказания должно основываться на поведении людей, а не на социальном или политическом статусе. Единственным исключением является монарх.

 

 

Это их инстинкт постоянно стремиться к большей выгоде, удовлетворять бесконечные желания и стараться избегать вреда и неприятностей. Следовательно, явные награды и наказания могут направлять людей на правильные действия.

 

 

Гражданские лица могли получать награды, такие как дворянские звания или политические должности, в зависимости от их отличного военного или продуктивного вклада.

 

Дворяне потеряют свой титул или будут наказаны из-за своей неспособности внести свой вклад в королевство или за незаконное поведение.

 

 

Люди, живущие стабильной и богатой жизнью, более склонны вести себя уважительно, и наоборот.

 

Поэтому важнее развивать экономику, чем учить людей обрести высокие нравы, а также устанавливать явные наказания для избавления от нечестивых поступков.

Найденный унифицированный весовой молот династии Цинь — Национальный музей Китая

 

Императоры и влиятельные чиновники должны быть в состоянии установить систематические правила, касающиеся управления, контроля, оценки, награждения и наказания своих подчиненных, чтобы убедиться, что каждая должность хорошо обслуживается нужным человеком.

 

 

Поэтому необходимы постоянные реформы и соответствующие корректировки.

 

Подражание системам империй прошлого и поклонение им — это большая ретроверсия.

 

 

Четкие положения и порядки законов — самое надежное средство для поддержания стабильности и мира в обществе.

 

  • Положения Закона должны быть четкими, стабильными и широко распространенными, чтобы все общество знало и строго соблюдало их.

 

 

Право, сельское хозяйство и военные навыки должны быть включены в национальное образование; тем временем конфуцианство и другие философские школы должны быть исключены из содержания обучения.

«Но это законничество!» Что такое легализм и чем он не является — блог The Good Book

«Но это же законничество!» Я не могу сказать вам, сколько раз я слышал эти слова. Друг-христианин говорит, что курить марихуану неразумно, и в ответ на это: «Но ведь это же законничество!» Пастор проповедует о важности щедрости и получает краткую записку с тремя словами (или четырьмя, если считать сокращение за два слова): «Но это законничество!» Блогер пишет пост о важности ежедневного чтения Библии, а кто-то комментирует — как вы уже догадались — «Но это законничество!» Что еще хуже, так это то, что в наши дни обвинение в законничестве равносильно тому, что вас обвиняют в том, что вы подсыпали радиоактивные отходы в чьи-то хлопья для завтрака.

В свете подобных обвинений представляется оправданным попытаться понять, что такое законничество на самом деле, тем более, что настоящий законничество действительно опасен.

Вот самое простое определение, которое я могу придумать:

Законничество руководствуется законом, а не евангелием. (распаковываю ниже.)

Итак, что же такое , а не законничество, но которое часто называют законничеством?

Ответ на щедрый дар Божьей благодати добрыми делами не является законничеством.Ни в коей мере не является законническим наставление людей откликаться на Божью благодать, совершая дела, прославляющие Бога.

Давайте вернемся. Есть два момента, когда крайне важно ясно подумать о том, что такое законничество: 1. Прежде всего, когда вы говорите с кем-то о том, как установить правильные отношения с Богом; 2. При обучении новообращенного, как жить жизнью, угодной Богу. Кратко рассмотрим каждый.

Законничество в отношении спасения

Если бы неверующий спросил вас: «Как мне установить правильные отношения с Богом?» и ваш ответ состоял в том, чтобы предложить список того, что можно и чего нельзя — ходить в церковь, воздерживаться от зла, быть щедрым со своими деньгами — это определенно было бы законничеством. Но если те же самые дела вытекали из отклика на Евангелие Божьей благодати через жертву Иисуса Христа на кресте, то такие действия являются , а не законничеством.

Итак, когда Павел подразумевает, что некоторые люди думают, что они могут спастись, делая дела, которые происходят «от самих себя», и что такие дела дают им повод для хвастовства, это, безусловно, законничество (Ефесянам 2:8-9). Почему законничество? Потому что дела берут верх и тем самым поглощают способность человека получить безвозмездный дар Божьей благодати через Христа Иисуса.

Но когда Иаков говорит нам, что дела должны сопровождать веру, чтобы продемонстрировать, что вера реальна (Иакова 2:14-26), это , а не законничество.

Законничество в отношении освящения

Но иногда учение законничества проявляется после того, как кто-то принял евангелие благодати верой. Новообращенный спрашивает: «Что мне нужно сделать, чтобы угодить Богу?» Тогда вместо того, чтобы напомнить новообращенному, что Бог уже полностью им доволен, потому что Бог видит в нем Иисуса, он получает такие наставления: «Иди в церковь, воздерживайся от зла, будь щедр в деньгах и т. д.Это было бы еще одним вариантом законничества. Это не законничество с целью достижения спасения; это законничество с целью продвигаться вперед в освящении, делая добрые дела.

Таким образом, когда иудейские учителя, утверждавшие, что верят в Иисуса, появлялись в таких местах, как Икония, Листра, Дервия или Антиохия Писидийская, после того как Павел и Варнава завершили свое первое миссионерское путешествие, и говорили новообращенным, что они должны обрезаться. , есть только кошерные продукты, отмечать еврейские праздники и т.д.(Галатам 1-6) — это был законничество.

Но когда Павел сказал тем же самым верующим, живущим в Южной Галатии, что им нужно с любовью служить друг другу, перестать спорить, распинать плотские страсти и нести бремена друг друга — все в контексте той жизни, которая должна течь из истинного принятия Евангелия и принятия Духа верой (Галатам 5-6) — это, безусловно, было , а не законничеством.

Истинная вера проявляется в добрых делах — в «плодах», как Иисус, Иоанн Креститель и Павел были склонны называть добрые дела.

Итак, мы должны сопротивляться учению, исходящему как от законников, с одной стороны, так и от и антиномистов, с другой (антиномианин = громкое слово, относящееся к тому, кто думает, что повиновение заповедям не играет никакой роли в жизни христианина). Давайте на мгновение задумаемся о каждой крайности.

Противостояние законникам: Нам нужно сопротивляться учению тех, кто руководствуется законом, и тем самым затмить благую весть о бесплатном даре Божьей благодати. Их ориентация на Бога определяется тем, что они делают и ожидают от вас.Они могут по-прежнему использовать язык веры в своей речи — будь то в проповеди Евангелия неверующим или в обучении новообращенных, — но они по-прежнему руководствуются заповедями, а не евангелием. Библия учит, что Бог сделал все это через Христа; мы ничего не можем добавить к тому, что Иисус сделал через свою смерть и воскресение. Нам нужно и отдохнуть, и упиваться истиной о том, что Иисус совершил все это.

Противостояние антиномистам: Но мы также должны сопротивляться учению тех, кто раздражается всякий раз, когда кто-либо призывает других христиан жить святой жизнью, включающей самоотверженное служение. Истинная вера обязательно обнаружит свою подлинную природу в добрых делах, как соглашаются Иаков и Павел (Иакова 2:22-23; Ефесянам 2:8-10), а также Иоанн Креститель (Матфея 3:8), Иоанн Зеведея (1 Иоанна 2:1-11) и вообще всех в Новом Завете (Иуды, Петра, автора Послания к Евреям и т. д.). И, конечно же, не забывайте, что наш Господь Иисус Христос подчеркивал то же самое (Матфея 7:13-27)!

Мы получили самый великодушный дар, который кто-либо когда-либо получал , дар Божьей благодати через искупление Иисуса.Единственной подходящей реакцией на такой подарок является искренняя благодарность, не только исходящая из наших уст, но и исходящая из жизни, преображенной Евангелием. Не позволяйте никому говорить вам иначе.

«Но ведь это законничество!» Что такое легализм и чем он не является , а также другие ресурсы доступны на Kindle Afresh: The Blog and Website of Kenneth Berding.

Кеннет Бердинг

Кеннет Бердинг — профессор Нового Завета в Школе теологии Талбота. Он является автором различных книг, некоторых академических (например, Поликарп и Павел ), некоторых полуакадемических (например, Что такое духовные дары? Пойте и учите греческий язык Нового Завета или Апостольские отцы: введение в повествование ), а также другие для церкви (например, Ходя в духе или Библейское возрождение: вновь посвятив себя одной книге ). Он публиковал статьи в таких журналах, как Journal of the Evangelical Theological Society , Vigiliae Christianae , New Testament Studies и Journal of Early Christian Studies .Он является директором программы Беглость Библии: пой, смотри, изучай . До приезда в Талбот Бердинг был основателем церкви на Ближнем Востоке и преподавал в колледже Найак к северу от Нью-Йорка. У него есть сердце для Бога и служения, он написал много песен прославления и служил пастором прославления в служении поместной церкви.

Конституционализм и политика | Популистский конституционализм? (6): Ким Лейн Шеппеле об авторитарном законничестве

А- А А+

Последний вклад в нашу серию статей о популизме и конституционализме принадлежит Ким Лейн Шеппеле, Лоранс С. Профессор социологии и международных отношений Рокфеллера в Принстонском университете, который обсуждает способы, которыми современные автократы в Венгрии, Турции и других странах прячутся внутри языка конституционализма, демонтируя конституционные порядки. Профессор Шеппеле будет основным докладчиком на нашем семинаре по популистскому конституционализму 20 ноября (информация и регистрация здесь ). См. наши предыдущие публикации Пола Блоккера, Габора Халмаи, Тео Фурнье, Юлиана Шолтеса и Бояна Бугарича.

Самодержавный законничество

Ким Лейн Шеппеле, профессор социологии и международных отношений Лоренса С. Рокфеллера, Принстонский университет

В середине 1989 года Фрэнсис Фукуяма провозгласил «конец истории». Даже тогда это было преувеличением, но теперь это стало поучительной историей. Как он писал, одно государство за другим в Восточной Европе сбрасывали со своего советского прошлого и устремлялись к либерально-конституционному и демократическому будущему. После двух «волн» предшествующей демократизации в Южной Европе и Латинской Америке перемены в Восточной Европе возвестили о мире, в котором либеральные конституционные демократии стали международной нормой. По мере того, как один за другим только что освободившиеся народы получали возможность планировать свое будущее, они, казалось, сходились на общей модели управления: либеральной. Демократичный. Конституционный.

Конечно, все мы знали тогда — и знаем лучше сейчас, — что история никогда не останавливается. В любой конкретный исторический момент слишком легко представить, что мы стоим в конце грандиозного повествования, которое привело нас к нам.Но если «конец истории» когда-либо был правдоподобным, то мы уже не в том моменте.

Сегодня во всем мире конституционная демократия получает удар от харизматичных лидеров, которые обещают не играть по старым правилам. Но такие удары были давно предсказаны. В одной конституционной демократии за другой граждане все больше недовольны своими политическими институтами. Это недовольство особенно заметно в странах, пострадавших от мирового финансового кризиса 2008 года.Но хотя Великая рецессия усугубила положение, число стран, которые могли бы называть себя демократиями с хорошей репутацией, сокращалось еще до того, как разразился экономический кризис. Демократическое недомогание может иметь экономические корреляты, но причины выходят за рамки экономики. Что-то большее идет не так с конституционной демократией.

Одна особая динамика феномена демократического упадка, которая до сих пор привлекала мало внимания: систематическое выведение из строя системы сдержек и противовесов в конституционных порядках новым поколением избранных, но автократических лидеров.В то время как продолжаются дебаты о предикатах и ​​даже существовании демократического упадка, не все демократии терпят неудачу, потому что они ослаблены экзогенными изменениями. Некоторые конституционные демократии преднамеренно захвачены умными новыми автократами, которые подрывают конституционализм, заявляя о легитимности демократического мандата на переписывание конституционных норм.

Таким образом, в хорошо известной истории демократического упадка скрыта менее понятная история конституционного злого умысла.Новые автократы побеждают на выборах, а затем начинают правовые реформы, которые убирают контроль над исполнительной властью, ограничивают политическую оппозицию, отменяют плюрализм СМИ, подавляют институты гражданского общества и ликвидируют независимость важнейших институтов подотчетности. Поскольку они продвигают свои нелиберальные меры при поддержке избирателей и используют конституционные или правовые методы для достижения своих целей, новые автократы могут прятаться в плюрализме легитимных правовых форм.

Конституционная демократия действительно является плюралистической практикой.Существуют широкие, но оправданные различия в институтах и ​​основных правилах, которые можно найти в конституционно-демократических государствах. В этих легитимных вариациях некоторые конфигурации этих институтов и правил оказываются токсичными, и новые автократы обнаруживают, как использовать явно плохо пересекающиеся конституционные практики в неконституционных целях. Иногда авторитарные законники просматривают горизонт в поисках наихудших практик хороших государств и перенимают их. Поскольку практика исходит от хороших государств, автократы могут заявлять о двойных стандартах, если их критикуют.  Такие методы, как махинации, приостановление работы парламента, неизбирательное наблюдение за населением и назначение судей политическими чиновниками, вызывают беспокойство в хороших государствах, но могут убить конституционализм в автократических государствах. Когда избирательные мандаты и конституционные/правовые изменения используются на службе нелиберальной повестке дня, я называю это явление «автократическим законничеством».

Венгрия, Россия, Венесуэла, Турция и Польша представляют собой ведущие предостерегающие примеры авторитарного законничества.В этих государствах Виктор Орбан, Владимир Путин, Уго Чавес, Реджеп Тайип Эрдоган и Ярослав Качиньский пришли к власти в результате выборов, а затем использовали фундаментальные правовые изменения, чтобы закрепиться. Наблюдать за тем, как эти люди приходят к власти и укрепляют свои позиции, все равно, что смотреть один и тот же фильм снова и снова.

Позвольте мне привести несколько примеров того, как авторитарные законники разрабатывают деструктивные по конституции инструменты, а затем передают их другим. Премьер-министр Венгрии Орбан научился у своего турецкого коллеги Эрдогана, как захватить Конституционный суд и сбить с толку критиков, увеличив количество судей в Конституционном суде и одновременно расширив юрисдикцию суда для рассмотрения многих (политически незначительных) дел.Добавление большего числа судей в суд можно рассматривать как его поддержку (позволяя суду справляться с большим объемом дел) или как его разрушение (из-за перенасыщения судов). И в Турции, и в Венгрии расширение юрисдикции суда служило прикрытием для добавления в суд судей, которые затем одобряли все более поздние консолидации власти правительства. После того, как Орбан нейтрализовал Конституционный суд Венгрии, он затем захватил обычную судебную систему, снизив возраст выхода на пенсию для судей, убрав большинство руководителей судов из государственной судебной системы, в которой самые старые судьи занимали наиболее важные должности, и заменив их судьями, более ему нравится.

Год спустя аналогичная программа была принята египетским лидером Мухаммедом Мурси. У Орбана и Мурси было прикрытие:  Учитывая, сколько стран повысили пенсионный возраст в последние годы, было трудно с юридической точки зрения сформулировать, что было не так (или отличалось) от снижения пенсионного возраста, если только кто-то просто не приписал лидерам злой умысел. Эти два эксперимента по судебному захвату могли быть случайными событиями; возможно, авторитарные умы просто думают одинаково.Но министерские встречи на высшем уровне между ключевыми должностными лицами этих правительств (например, взаимные визиты министров юстиции непосредственно перед применением тактики во второй стране) позволяют предположить, что идеи обсуждались и передавались преднамеренно. Таких примеров, когда правовое изменение ускользает от критики, наносит ущерб конституционализму, а затем мигрирует, есть еще много.

Чтобы понять, почему это происходит, мы могли бы сначала спросить: почему новые автократы побеждают на выборах? Автократический легализм возникает не потому, что терпят неудачу граждане, а потому, что ошибаются элиты. Когда авторитарные лидеры побеждают на выборах, это часто происходит потому, что избиратели смещали предыдущую коррумпированную элиту в контексте, когда у избирателей было мало разумного выбора. Новые автократы появились в качестве кандидатов в результате конфликтов между старыми элитами или сбоев в партийных системах. Традиционные партии теряют поддержку, и элиты, которые когда-то руководили ими, не могут договориться о решениях, потому что происходит важный политический сдвиг, когда левый/правый политический спектр заменяется глобальным/местным политическим спектром.

Местная часть спектра подчеркивает исключительность сообщества, важность лояльности и отличительных ценностей; глобальная сторона подчеркивает глобальную взаимосвязанность, космополитизм и универсальные ценности. Переход к новому политическому порядку открывает трещины в политическом пространстве, через которые публике предлагается вредный выбор. (Вспомните Дональда Трампа в США и Brexit в Великобритании, оба варианта были результатом гражданских войн между правоцентристскими партиями каждой страны, конфликтов, которые произошли, когда националисты и глобалисты разошлись. ) Я утверждаю, что не «популизм» является главной движущей силой в росте авторитарного законничества, а неспособность элит приспособиться к новому политическому порядку.

Как новые автократы укрепляют свою власть?   Новые автократы говорят на языке демократии и используют инструменты конституционализма. Они рекламируют свои избирательные мандаты и используют закон, чтобы закрепиться. Их методы включают в себя захват судебных органов, фальсификацию выборов, превращение парламентов в штампы, очернение опыта, уничтожение независимых институтов подотчетности и укрепление нелиберальных конституционных форм.Но поскольку они прячутся за конституционализмом и демократией, наносимый ими ущерб трудно увидеть, пока не стало слишком поздно.

Как распространяются новые правовые инструменты? Не существует «Интернационала нелибералов», который распространял бы наихудший опыт; вместо этого тактика, похоже, передается на двусторонних встречах между государствами. Союзные государства (например, Венгрия и Польша или Венесуэла и Эквадор) разделяют больше своих идей, чем идеологически разные государства. Но новые автократы, как правило, являются идеологическими прагматиками, которые заимствуют (и передают) методы за пределами своих идеологических кругов, если эти методы помогут другим автократам укрепить власть.

Почему международные наблюдатели и транснациональные организации реагируют медленно? Конституционная оценка обычно происходит путем сосредоточения внимания на одном учреждении и/или правиле за раз, и новые автократы нашли способы ввести систему в заблуждение с помощью комбинаций приемлемых форм, которые при соединении имеют токсичные эффекты взаимодействия. Если критики не начнут рассматривать конституционный захват как системное явление, они будут упускать из виду то, что происходит, пока не станет слишком поздно.

Что можно сделать для восстановления либерализма в нелиберальных государствах? Если граждане отвергают автократический законничество, они могут быть уполномочены его преодолеть. Новые автократы могут не укорениться, если транснациональные институты, неправительственные организации и либеральные государства окажут поддержку гражданам этих конституционно захваченных государств в восстановлении должным образом демократических и конституционных институтов. Мы должны использовать нормативный стандарт «самоподдерживающейся демократии», чтобы оценить, когда автократ угрожает конституционному порядку, а также когда граждане получили адекватные полномочия, чтобы снова вернуть свои конституционные системы.

 

Самодержавный законничество | Социальные науки Беркли

Пожалуйста, присоединяйтесь к нам 26 февраля на «Автократическом законничестве», презентации Ким Лейн Шеппеле из Принстонского университета, с дискуссиями Дилана Райли и Джейсона Виттенберга.Это мероприятие проводится в рамках серии коллоквиумов факультета социологии Калифорнийского университета в Беркли.

Аннотация

Среди общего феномена демократического упадка скрыт ряд случаев, когда харизматичные новые лидеры избираются демократической общественностью, а затем используют свои избирательные мандаты для законодательного демонтажа унаследованных ими конституционных систем. Эти лидеры стремятся консолидировать власть и оставаться у власти на неопределенный срок, в конечном итоге лишая демократическую общественность возможности осуществлять свои основные демократические права, привлекать лидеров к ответственности и мирно менять своих лидеров.

Поскольку эти «законники-автократы» используют закон для достижения своих целей, грядущая автократия может быть не очевидна с самого начала. Но мы можем научиться замечать автократов-законников до того, как автократический конституционализм станет фатальным, потому что они часто следуют сценарию и используют тактику, которую они заимствуют друг у друга. В своем выступлении профессор Шеппеле объяснит пути, по которым идут авторитарные законники, сигналы опасности, сопровождающие их правовые реформы, и методы, которые они используют для демонтажа либеральных конституций.Она также обсудит, как можно остановить автократов-законников.

О динамике

Ким Лейн Шеппеле (доктор философии, социология, Чикагский университет) — профессор социологии и международных отношений Лоренса С. Рокфеллера в Школе Вудро Вильсона и Университетском центре человеческих ценностей Принстонского университета. Работа Шеппеле сосредоточена на пересечении конституционного и международного права, особенно в конституционных системах, находящихся в состоянии стресса. После 1989 года Шеппеле изучала становление конституционного права в Венгрии и России и подолгу жила в обеих странах.После 11 сентября она исследовала влияние международной «войны с терроризмом» на конституционную защиту во всем мире. С 2010 года она документирует рост авторитарного законничества сначала в Венгрии, затем в Польше, а теперь и во всем мире. Она часто комментирует в популярной прессе, обсуждая сравнительное конституционное право, состояние Европы и рост популизма. Шеппеле также является действующим (2017-2019 гг.) президентом Ассоциации «Право и общество».
 
Дилан Райли — профессор социологии Калифорнийского университета в Беркли.Он является автором книги Гражданские основы фашизма в Европе: Италия, Испания и Румыния, 1870-1945 (2010). Его книга Переосмысление либеральной демократии и фашистского наследия будет опубликована издательством Verso.
 
Джейсон Виттенберг — профессор политологии Калифорнийского университета в Беркли. Он опубликовал множество публикаций по таким темам, как поведение на выборах, этническая политика, историческое наследие и эмпирические методы исследования. Он является автором книг Горнилы политической лояльности: церковные институты и преемственность на выборах в Венгрии (2006 г.) и Интимное насилие: антиеврейские погромы накануне Холокоста (2018 г.).

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.