Русские школы в эстонии: Переезд в Эстонию с детьми: школы

Содержание

Переезд в Эстонию с детьми: школы

Мы продолжаем рассказывать вам о том, как всей семье адаптироваться к жизни в новой стране после переезда. В этом материале мы поговорим о том, как найти подходящую школу для ваших детей, как в ней зарегистрироваться, сколько стоит обучение и как в целом устроена система среднего общего образования в Эстонии, которая считается одной из самых лучших в мире.

 

Общая информация

 

Система школьного образования в Эстонской Республике делится на несколько периодов:

  • I ступень – с 1 по 3 класс;
  • II ступень – с 4 по 6 класс;

  • III ступень – с 7 по 9 класс;

  • IV ступень – с 10 по 12 класс.

Да, в Эстонии дети учатся 12 лет. Причем, обязательным школьным образованием считается период с 1 по 9 класс включительно. По окончании 9-летней учебы ребенок решает: продолжить обучение и закончить 12 классов для дальнейшего поступления в вуз, или же после 9 класса отправиться в средне-специальное образовательное учреждение для получения прикладной профессии – колледж или техникум.

По эстонским понятиям, период с 1 по 9 класс называется «основной школой» (в этих школах есть классы только с 1 по 9), а период с 10 по 12 класс – «гимназией», но в этих самых «гимназиях» тем не менее, чаще всего дети учатся все 12 лет. Соответственно, может быть так, что ребенок учится 9 лет в одном заведении и затем продолжает учебу в другом, или же с самого начала ходит в одну и ту же школу-гимназию.

Как и в случае с детскими садами, вы можете выбрать школы с преподаванием полностью на русском (только основная школа) или эстонском языке, также вы можете сделать выбор в пользу так называемых школ «с погружением», где обучение русских детей с первого класса ведется на эстонском языке проще говоря – русско-эстонские. 

На данный момент в эстонской столице насчитывается 13 основных школ (из них 9 с эстонским и 4 с русским языком обучения), а также 40 гимназий (24 – эстоноязычные, 16 – с двуязычной системой). Двуязычная система означает, что начиная с гимназической ступени (10-12 классы) 60% минимального обязательного объема учебной работы ведется на эстонском языке.

Подробнее можно прочитать здесь. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок учился на английском, то вы можете найти подобрать подходящее учреждение из этого списка.

Кроме того, эстонские школы могут быть государственными и частными (как и детские сады). Обучение в государственной школе – бесплатное, в частной варьируется от 2 то 5 тысяч евро за учебный год (большинство родителей выбирают вариант рассрочки – платят определенную сумму раз в месяц). Одни из самых популярных частных школ и гимназий по выбору как местных жителей, так и переехавших семей – Edu Valem, Erakool Garant, Sakala Eraguümnaasium.

Учебная программа каждой школы соответствует принятым в Эстонии государственным образовательным стандартам. В каждом учебном заведении уделяется должное внимание всем дисциплинам, также есть возможность факультативных и дополнительных занятий по тем или иным предметам. Более того, во многих школах работают творческие и спортивные кружки и секции.

Кроме всего прочего, абсолютно все дети, проживающие в Эстонии и зарегистрированные в Регистре народонаселения, до достижения 19-летнего возраста получают полную медицинскую страховку, причем не имеет значения, работают их родители или нет.

К слову, в эту страховку входят и услуги по стоматологии, которые оказывают в тех медицинских учреждениях, у которых заключено партнерство с Больничной кассой, список данных клиник можно посмотреть здесь.
 

Кстати, эстонские школьники в возрасте до 15 лет стабильно демонстрируют высокий уровень владения в основных науках дисциплинах, вероятно, не в последнюю очередь благодаря системе образования. Об этом свидетельствуют данные всемирного рейтинга PISA. В 2015 году учащиеся Эстонии заняли в мировом рейтинге третье место, уступив лишь сверстникам из Южной Кореи и Швейцарии.

 

Выбор школы и регистрация ребенка в ней

 

Основная волна заявлений и приема в эстонские школы начинается в марте (школы, предоставляющие места по регистрации) и в январе-феврале (школы, предоставляющие места вне зависимости от регистрации).

Первостепенное значение имеет ваша регистрация. В школу, находящуюся в вашем районе, если опять же есть места, возьмут без проблем. В школы и гимназии в центральном районе принимают по наличию свободных мест и результатам тестирования, которое строится на базовых знаниях основных предметов по уровню лет обучения. Все контакты и полную информацию о таллиннских школах и гимназиях можно найти здесь. Там же указаны языки, на которых проводится обучение в данных школах.

Главный критерий приема в любую школу или гимназию – наличие у ребенка и родителей вида на жительство и регистрации по месту жительства. Без этих бумаг, к сожалению, зарегистрировать ребенка в образовательное учреждение любого уровня не получится. Поэтому после переезда для начала дождитесь получения документа.

Итак, приведем список всего, что понадобится при устройстве ребенка в эстонскую школу:

  • Вид на жительство;

  • Выписка оценок (лист успеваемости) и личное дело, которые нужно взять в предыдущей школе, заверять нотариально ничего не нужно, достаточно самих документов;

  • Медицинская карта ребенка (опять же, ее можно взять в предыдущей школе), заверенная у семейного врача в Эстонии на плановом приеме;

  • Заявление.

Заявление подается непосредственно в той школе, куда вы хотите отправить своего ребенка. Либо (при выборе из нескольких школ) вы можете подать ходатайство через электронную среду eKool (здесь вы найдете подробную инструкцию), либо напрямую в Таллиннском Департаменте образования (Estonia pst 5a, телефон – 6404590).

ВАЖНО:

Если так получилось, что вы переехали с семьей в Эстонию в разгар учебного года и пропустили официальный период регистрации в школы, то не нужно расстраиваться. При наличии свободных мест детей в школы принимают на протяжении всего года. Как только в одной из предпочтительных школ (отмеченных в заявлении) появляется место, с родителями тут же связываются. Поэтому в любом случае, как только вы переезжаете и получаете вид на жительство для ребенка, вам нужно будет заполнить ходатайство. Удобнее это сделать в электронной среде.

 

Ребенок идет в 1 класс

 

Отдельно стоит описать весь план действий, если вы переехали в Эстонию накануне поступления ребенка в первый класс. По эстонским законам, если к октябрю текущего года малышу исполняется 7 лет, то с сентября он уже обязан пойти в школу. Мы рекомендуем вам подготавливать переезд таким образом, чтобы у вас было достаточно времени подготовиться к такому важному событию: выбрать школу, подать заявление, настроить ребенка на нужный лад.

Для начала нужно подать заявление в сроки с 1 по 15 марта. Как мы уже писали выше, Департамент образования распределяет детей в школы в зависимости от их места жительства, указанного в Регистре народонаселения. Но, безусловно, учитываются и пожелания родителей, и то, в какую школу ходят старшие дети из этой семьи (если они есть, конечно же). Итак, заявление на прием ребенка в первый класс подается опять же либо через электронную среду eKool (здесь вы найдете подробную инструкцию), либо напрямую в Таллиннском Департаменте образования (адрес – Estonia pst, 5a, телефон – 6404590). Именно в этом заявлении вы сможете указать все самое важное: предпочтения по школам, язык обучения и так далее.

Не позднее 20 мая родители получат электронное письмо с информацией о школе, в которую был зачислен ребенок. Затем не позже 10 июня родителям необходимо ответить и сообщить, будет ли ребенок посещать данную школу (то есть согласна ли семья с выбором учреждения).

Если вам не нравится ни одна из предложенных школ по району местожительства, то уже начиная с 11 июня можно подавать заявления непосредственно напрямую в желаемые школы, если в них есть свободные места. Однако таким образом вы рискуете остаться и вовсе без места в школе, поэтому отнеситесь к выбору внимательно заранее.

Кроме того, в Таллине есть муниципальные школьные учреждения прием в которые не зависит от места вашей регистрации. Прием в данные школы идет с января по февраль. Подробнее о правилах и условиях вы можете узнать на сайтах данных школ: Таллиннский английский колледж, Таллиннская еврейская школа, Таллиннский французский лицей, Таллиннская реальная школа, Таллиннская тынисмяэская реальная школа и Образовательная коллегия Старого города.  

Если же ребенок, внесенный в Таллиннский Регистр народонаселения, не пойдет в муниципальную школу (так как, к примеру, вы выбрали частное учреждение), то вам необходимо отправить уведомление об отказе. Подробнее о данном заявлении – здесь.

Кроме того, вы можете ознакомиться с информационным бюллетенем для детей, поступающих в первый класс в Эстонии, специально подготовленный Таллиннским Департаментом образования.

КСТАТИ

Если хотя бы один из родителей (а также опекунов или попечителей) первоклассника, согласно Регистру народонаселения, прожил в Таллине как минимум 1 год до поступления ребенка в одну из таллинских школ, и будущий первоклассник проживает по тому же адресу, что и родители, то семья имеет право на получение единоразового пособия в размере 320 евро.

Начиная с 2021 года пособие, которое официально называется пособием на ранец, выплачивается одной суммой в течение 30 дней с момента подачи заявки (заявление можно подать здесь начиная с 13 сентября), при условии, что ребенок и хотя бы один из его родителей непрерывно живут в Таллине по одному адресу.

 

Ребенок идет в 10 класс

 

Как уже было сказано выше, после окончания 9 класса дети переходят в другое учебное заведение (если до этого ребенок учился в средней школе, а не в гимназии, где переход в другое учреждение не требуется) для учебы в 10, 11 и 12 классах, при желании в дальнейшем получить высшее образование. Если к моменту переезда в Эстонию вашему ребенку нужно отправиться в 10, 11 или 12 класс, то схема поступления в старшую школу почти такая же, как и во всех вышеперечисленных случаях: у ребенка должен быть личный код, выписка оценок из предыдущей школы (или же полноценный аттестат, который получают во многих странах по окончании 9 класса) и медицинская карта. В некоторых школах устраивают предварительное тестирование по итогам 9 лет обучения, чтобы выяснить уровень подготовки и знаний школьника. Главное, что вам нужно не перепутать, – это то, что в названии учебного заведения должно быть слово «Gümnaasium».

ВАЖНО:

Если у вас есть какие-либо вопросы, связанные с выбором школы, регистрацией ребенка, учебными программами, мы рекомендуем вам связываться со специалистами Департамента образования (Tallinna Haridusamet), которые курируют обучение в школах. Здесь вы найдете список работников, которые отвечают за каждый отдельный район Таллина (обращайтесь к сотруднику, курирующему ту территорию, на которой вы зарегистрированы).

Кроме того, ответы на множество вопросов, связанных с адаптацией в Эстонии, вы можете найти в нашем github.

 

Если вы являетесь хорошим IT-специалистом и мечтаете жить в Эстонии – современной и процветающей европейской стране, то обращайтесь к нам! Наш профессиональный рекрутер ответит на все вопросы и подробно расскажет о том, как переехать в Эстонию, найти здесь работу и начать новую жизнь. Email для вопросов и резюме – [email protected] 

Материал просмотрен и дополнен в сентябре 2021 г.

 

Последнее обновление: 27.09.2021

Русская Школа Эстонии | Русская Школа Эстонии — Основа развития русской общины Эстонии

Русская школа Эстонии против планов правительства по насильственной эстонизации русских школ и детских садов

НКО «Русская школа Эстонии» выражает свой протест в связи с планами правительства Эстонии начать насильственную эстонизацию русских школ и детских садов уже с 2024 года. Объединение неоднократно отмечало, что такие планы противоречат европейской и международной практике в области прав нацменьшинств. Такая политика также нарушает международные нормы, в том числе ратифицированную Эстонией Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств.

К сожалению, приходится констатировать, что такие судьбоносные для русской общины решения, как всегда, проводятся без каких либо консультаций с ее представителями. Нет широкого привлечения русской общины к обсуждению таких вопросов в принципе. Решения принимаются в узком кругу на основе сомнительного политического «консенсуса». Невозможно говорить о каком-то консенсусе, когда решения даже не согласуются с теми, в отношении кого эти решения принимаются.

Помимо грубого нарушения прав национальных меньшинств, ценой осуществления «мечты» эстонских националистических партий будет невосполнимое падение общего уровня знаний русских учеников, логопедические и психологические проблемы. Но когда такие «мелочи» останавливали наших реформаторов сферы образования? Все это похоже на откровенную авантюру для получения политических дивидендов. Создаётся впечатление, что правительство борется с ветряными мельницами у себя в голове. В реальности же все это выглядит как очередное грубое и враждебное действие в отношении русской общины и в частности русских детей, т.к. именно их права грубым образом попираются.

НКО «Русская школа Эстонии» известило Консультативный комитет по Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств о грубом нарушении правительством Эстонии положений этой конвенции. О ситуации будут проинформированы и другие европейские и международные организации.

 

 

 

Комитет ООН осудил ликвидацию русских школ в Эстонии

Еврокомиссия против расизма рекомендовала Эстонии прислушаться к русским родителям

Совет Европы порекомендовал Эстонии сохранить русские школы

«Русская школа Эстонии» подала жалобу в Европейский суд

«Русская школа Эстонии» обсудила с представителями Верховного Комиссара ОБСЕ ситуацию в Эстонии

«Русская школа Эстонии» приняла участие в 24-ом семинаре славянских меньшинств

Как дети учат разные языки в самом раннем возрасте?

Национальные меньшинства Европы потребовали сохранения русских школ и освобождения правозащитника Середенко

Консультативный комитет Рамочной конвенции по защите прав национальных меньшинств встретился с «Русской школой Эстонии»

Европейская комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью встретилась с правлением «Русской школы Эстонии»

Европейская комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью встретилась с представителем «Русской школы Эстонии» в Ида-Вирумаа

Госсуд отклонил жалобу на закрытие русской школы в Кейла

Гаагские рекомендации и через 25 лет актуальны для Эстонии

Объединение национальных меньшинств Европы обсудило ситуацию с правами русских в Эстонии

В ОБСЕ обсудили, каким должно быть демократическое законотворчество

«Русская школа Эстонии» попросила ПАСЕ содействия в освобождении С. Н. Середенко

© Reformierakond

Программа развития эстонского языка — план ликвидации русских школ

Выступление С. Середенко на I Открытой конференции Русской школы Эстонии.

«Русская Школа Эстонии» выражает поддержку Сергею Николаевичу Середенко

Инициативная группа оспорила решение Еврокомиссии по отказу принять Minority SafePack

Жалоба в защиту русской школы в Кейла дошла до Госсуда

Защита нацменьшинств в Центральной Европе

Президент Эстонии призывает к этноциду и нарушению Конституции

Европейская комиссия отвернулась от национальных меньшинств

В Таллине создаётся русская православная школа

Встреча «Русской школы Эстонии» с президентом FUEN

Европарламент большинством голосов поддержал Minority SafePack

Пленарные дебаты в Европарламенте по Minority SafePack прошли успешно

Европейские национальные меньшинства провели онлайн-конференцию по вопросам образования

Русская школа в Калласте обратилась за помощью к министру образования

Яак Ааб. ФОТО: Tairo Lutter

Заявление нового министра образования подрывает доверие избирателей

© Sputnik / Вадим Анцупов

Русская школа Эстонии выдвинула своего кандидата на пост министра образования

Славянские национальные меньшинства Европы обсудили своё положение на онлайн-конференции

Защита нацменьшинств и права этнических групп в Центральной и Восточной Европе

Федералистский союз европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ/FUEN) провёл собрание в режиме онлайн

Public Hearing — European Citizens’ Initiative: “Minority Safepack”

Спасательный пакет национальных меньшинств получил исключительно положительные отзывы на публичных слушаниях в Европейском парламенте

Публичные слушания Европарламента по Спасательному пакету национальных меньшинств состоятся 15 октября 2020 г.

Первая конференция «Русской школы Эстонии», «Линдакиви», сентябрь 2010 года. Фото: baltija.eu

10 лет Первой открытой конференции «Русской школы Эстонии»

Вынесший решение судья Янек Лайдвеэ
Фото: Raul_Mee

Мстислав Русаков: «История ликвидации одной русской школы. Оксана Пост vs Кейла. Часть 2»

В Таллинский окружной суд была подана апелляция, оспаривающая ликвидацию единственной русской школы в Кейла

Алиса Блинцова: «Директор Кохтла-Ярвеской гимназии vs Реальность

С Днём знаний!

Суд поддержал ликвидацию русской школы в Кейла

О педагогическом методе Макаренко

Russian Schools Matter

Александр Кузьмин: «Латвийский Конституционный суд разрешил русский язык в частных вузах, но запретил в детских садах. Венецианская комиссия умыла руки»

Почему необходимо говорить с детьми о расизме? Инструкция для родителей

Андрей Лобов: «Пока мы дышим русские школы в Эстонии будут существовать»

«Русская школа Эстонии» вошла в каталог организаций славянских меньшинств Европы

Мстислав Русаков: «История ликвидации одной русской школы. Оксана Пост vs Кейла»

Права человека в Эстонии

Итоги благотворительной акции «Поможем ветеранам!»

Мстислав Русаков: «Сто лучших книг»

Промежуточные итоги благотворительной акции «Поможем ветеранам!»

Мстислав Русаков: «Итоги гражданской инициативы в поддержку национальных регионов ЕС»

Электронные журналы Eesti Loodus и «Горизонты Эстонии» теперь можно читать бесплатно

Мстислав Русаков: «Поддержим ида-вируских братьев!»

Благотворительная акция «Поможем ветеранам!»

Димитрий Кленский: «120 лет служения православию»

Слушания в Европарламенте по «Спасательному пакету национальных меньшинств» откладываются из-за коронавируса

Против лидера «Русской школы Эстонии» прекращено уголовное преследование

Конгресс национальных меньшинств Европы планируется провести в Таллине

В Европарламенте пройдут слушания по «Спасательному пакету национальных меньшинств»

General view of the meeting

Европейская комиссия обсудила инициативу «Спасательного пакета национальных меньшинств»

Политика сплоченности для равенства регионов и устойчивости региональных культур

Представители «Русской школы Эстонии» встретились с президентом ФСЕНМ (FUEN) Лораном Винце

В «Русской школе Эстонии» подвели итоги за год и выбрали руководящие органы

Таллинский административный суд принял в производство жалобу на закрытие русской школы в Кейла

Подписи Инициативы Minority SafePack зарегистрированы в Европейской комиссии

Представитель «Русской школы Эстонии» выступил на XII Форуме ООН по вопросам национальных меньшинств

Ликвидатор русской общины пожаловался в полицию

Горсобрание Кейла прошлось катком по русской школе

Реформисты ликвидируют русские школы на муниципальных уровнях

 

Russian minority in Estonia represented by NGO Russian School of Estonia.

 

У мэра города Глобасниц (Австрия)

На Конгрессе европейских народных общин «От конфликта через диалог к консенсусу»

Визит к мэру города Блайбург (Австрия)

 

Представители «Русской школы Эстонии» приняли участие в ХХII семинаре славянских меньшинств ФСЕНМ/FUEN

«Русская школа Эстонии» встретилась с помощниками Верховного Комиссара ОБСЕ по правам национальных меньшинств

«Русская школа Эстонии» выражает свой протест против ликвидации Кейлаской основной школы

Народный законопроект Minority SafePack будет представлен в Европейскую комиссию

Представитель «Русской школа Эстонии» выступил на сессии ОБСЕ

Инициированный реформистами законопроект по эстонизации русских школ вызовет новую волну этнической конфронтации в обществе

Преследование председетеля НКО Русская Школа Эстонии

Конгресс FUEN в Таллине!

 

 

Объединение национальных меньшинств Европы поддержала антидискриминационную резолюцию «Русской школы Эстонии»

Очередной Конгресс ФСЕНМ будет проведён в Таллине

70 годовщина ФСЕНМ

Представитель «Русской школы Эстонии» принял участие в прошедшем в Европарламенте Региональном форуме ООН по образованию национальных меньшинств

 

 

Верховный Комиссар ОБСЕ посетил «Русскую школу Эстонии»

 

III форум национальных меньшинств Европы

Handbook by the United Nations Special Rapporteur on minority issues

 

 

В «Русской школе Эстонии» подвели итоги за год и выбрали новый состав руководящих органов

Обращение в ОЭСР

 

Доклад Дмитрия Сухорослова в ООН

 

 

«Русская школы Эстонии» обсудила проблемы русских школ с Министерством образования и науки

РШЭ провела конференцию на тему «Русская школа Эстонии: прошлое, настоящее, будущее»

Доклад Д. Сухорослова на XXI Семинаре славянских меньшинств Европы (FUEN) — Русский язык и его использование в современной Эстонии

«Русская школа Эстонии» приняла участие в семинаре славянских меньшинств Европы

Встреча с 1 советником французского посольства в Эстонии

Руководство «Русской школы Эстонии» посетило выставку в Таллинском русском музее

НКО РШЭ в ОБСЕ

Русская Школа Эстонии в ОБСЕ

НКО «Русская школа Эстонии» поздравляет всех с Днем знаний!

 

Про свои стратегии и тактики

«Русская школа Эстонии»: политические репрессии в отношении русского национального меньшинства в Латвии усиливаются

Соблюдая спокойствие и продолжая искать человека

Гражданская инициатива Minority SafePack успешно прошла этап проверки подписей

Представители НКО «Русская Школа Эстонии» приняли участие в конференции ОБСЕ

 

Шоры для русского меньшинства

Представители НКО «Русская Школа Эстонии» приняли участие в конференции ОБСЕ

 

Итоги конгресса Федералистского союза европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ).

Поддержи Инициативу Minority SafePack!

18 марта в Эстонии пройдет голосование на выборах Президента Российской Федерации

Лишить языка: Эстония готовится к ликвидации русских школ | Статьи

В начале года в Эстонии вернулась к власти Партия реформ, уже неоднократно пытавшаяся ликвидировать русскоязычное преподавание в учебных заведениях. Теперь же «реформисты» заручились поддержкой президента Эстонии Керсти Кальюлайд и эстонское министерство образования сформировало рабочую группу, которая к ноябрю составит детальный план полного изгнания родного языка из русских школ. В ситуации разбирались «Известия».

Разные точки зрения

В Эстонии русскоязычные составляют до 25% жителей, а в Таллине их чуть менее половины населения города. Согласно действующим сейчас в этом государстве правилам, в начальных школах нацменьшинств русские дети могут учиться на родном постоянно, а на так называемой гимназической ступени (10–12-й класс) на «негосударственном» языке может осуществляться до 40% преподавания.

Ранее мэр Таллина Михаил Кылварт (Центристская партия) рассказал журналистам, почему уничтожение русского образования для него неприемлемо. Он отметил, что, согласно эстонским законам, в основной школе язык обучения определяется местным самоуправлением. Все школы Таллина, которые обратились в городское собрание с просьбой обучать на русском, данное разрешение получили. «В таком режиме мы работаем последние десять лет. Естественно, перед нами стоит задача, чтоб в русских школах изучали эстонский язык, но это не должно происходить в ущерб основным знаниям», — сказал Кылварт.

Лишить языка_1

Мэр Таллина Михаил Кылварт

Фото: Madis Veltman

По словам мэра Таллина, большинство политиканов-националистов, выступающих с громкими лозунгами, никогда не заходили в русские школы и не знают, какими последствиями для детей обернется их ликвидация. По мнению Кылварта, от попыток насильственной ассимиляции страдают не только национальные меньшинства, но и всё общество.

К сожалению, среди эстонской политической элиты Кылварт явно пребывает в меньшинстве. Особенное русофобское усердие проявляет Партия реформ, за последние годы несколько раз выдвигавшая законопроект о полном переводе учебных заведений нацменьшинств на эстонский язык. Положение до поры спасало то обстоятельство, что с конца 2016-го по начало 2021-го «реформисты» пребывали в оппозиции — а прежняя коалиция предложения о ликвидации русских школ отвергала. Дело в том, что прежнее правительство возглавлял председатель Центристской партии Юри Ратас — а «центристы» традиционно зависимы от русских избирателей, видящих в них «меньшее из зол». Чересчур злить собственный электорат партия не хотела.

Лишить языка_2

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд

Фото: Global Look Press/Grzegorz Banaszak

Теперь же русские школы обзавелись влиятельным противником в лице президента страны Керсти Кальюлайд. Глава Эстонии неоднократно заявляла, что русский язык в учебных заведениях представляет «угрозу» для государства. В конце декабря прошлого года Кальюлайд вновь озвучила свое мнение: «Я считаю, что у всех детей в Эстонии должна быть возможность учиться на государственном языке, так как это именно тот язык, на котором, как мы ожидаем, люди в будущем будут вести дела. И я считаю, что совсем не важно, какой у семей домашний язык».

Ей был задан вопрос: если дети сами хотят идти в русскую школу, то что в этом плохого? «В Эстонии один государственный язык — эстонский. И поэтому у нас нет обязанностей воспитывать детей на каком-то другом языке. Например, так же делает Германия: там всё обучение проходит на немецком языке», — отрезала глава государства. Одновременно Кальюлайд дала понять, что считает желательным ликвидировать даже русскоязычные детские сады.

Добились своего

Пока Партия реформ находилась в оппозиции, правящая коалиция блокировала их инициативы, направленные на ликвидацию русскоязычного обучения — «реформистам» не могла помочь даже поддержка президента Кальюлайд. Но после развала прежнего правительства президент поручила сформировать новое «реформистке» Кае Каллас. Получив в свое распоряжение пост премьера, ПР выразила намерение выполнить свои прежние планы. «Центристы», которые тоже вошли в новую коалицию, забеспокоились. 28 января видный функционер Центристской партии, экс-министр образования Майлис Репс сообщила, что русские школы никто не тронет. В свою очередь, Михаил Кылварт поведал, что новоявленные партнеры по коалиции по данному вопросу пока никак не могут договориться.

Лишить языка_3

Премьер-министр Эстонии Кая Каллас

Фото: commons.wikimedia.org

Мэр Таллина сообщил, что единственное, о чем пока договорились партии, — необходимость усилить изучение государственного языка в русских школах. «То, к чему мы пришли — и здесь у нас есть общее видение, — это то, что эстонский язык необходим для получения высшего образования в нашей стране. Он необходим, чтобы конкурировать на рынке труда и вообще быть успешным в обществе. Нет у нас разногласий и о том, что для повышения уровня владения эстонским языком необходим дополнительный ресурс. В этом вопросе у нас общее видение — школам и детским садам нацменьшинств необходимо выделять дополнительное финансирование на изучение эстонского языка», — добавил Кылварт.

Некоторое время длилась скрытая от общественности «схватка бульдогов под ковром». И лишь значительно позже начала всплывать информация о том, что «реформисты» сумели добиться согласия «центристов» на эстонизацию русских школ. В середине апреля министр иностранных дел Эстонии Эва-Мария Лийметс дала интервью российской прессе. В ходе беседы Лийметс заявила, что на сегодняшний день в ее стране существует возможность получить образование как на эстонском, так и на русском языке на всех уровнях, начиная с детского сада. О коалиционном соглашении, поставившем крест на русских школах, министр не упомянула.

Случай так называемого вранья

В те же дни министр государственного управления Эстонии Яак Ааб (Центристская партия) заверил, что полного перевода русских школ на эстонский язык не будет, и призвал «закрыть данную тему». 14 апреля Ааб заявил: «Я присутствовал на коалиционных переговорах и знаю их детали. Никаких других документов, помимо коалиционного соглашения, где речь идет исключительно о повышении качества преподавания эстонского в русских детских садах и школах, нет».

Лишить языка_4

Фото: Министерство образования Эстонии

Однако, по словам председателя правления НКО «Русская школа Эстонии» Мстислава Русакова, подобные высказывания сегодня делаются исключительно для русскоязычного обывателя. «Яак Ааб не был до конца откровенен, то есть попросту соврал. Его интервью выпущено на русском для русскоязычных читателей. Будь оно на эстонском, то сегодняшнее правительство отправило бы его в отставку. Партнеры по коалиции (Партия реформ) не без оснований возмутились бы, ведь есть коалиционное соглашение, где черным по белому написано: «Мы начинаем перевод на единую эстоноязычную систему образования», — рассказал Русаков.

Он добавил, что, помимо коалиционного соглашения, существует разработанный министерством образования и науки план развития эстонского языка на 2021−2035 годы. «Исходя из этого плана, к 2035 году в Эстонии не должно остаться ни одного даже русскоязычного детского сада, не говоря уже про школы», — заключил Русаков. По его словам, Центристская партия, которую многие русскоязычные жители страны считают защитницей своих прав, лишь «вешает лапшу на уши» в преддверии муниципальных выборов, назначенных на октябрь.

Подготовка идет полным ходом

На днях стало известно, что министерство образования Эстонии сформировало рабочую группу, которая к ноябрю составит детальный план полного изгнания русского языка из школ нацменьшинств. Ее возглавляет вице-канцлер минобразования Кристи Винтер-Немвалтс, а в состав включены учителя различных школ и детских садов. Ликвидацию русских школ министр образования Лийна Керсна (Партия реформ) пытается обосновать «заботой» об их учениках.

Керсна назвала проблемой ситуацию, при которой в эстонские университеты поступает слишком мало русскоязычных абитуриентов. «В первую очередь это связано с низким уровнем владения государственным языком. Государственный язык нельзя выучить, только лишь увеличивая объем изучения эстонского. В русскоязычных школах тоже следовало бы больше преподавать не только эстонский язык, но и на эстонском языке. Классы языкового погружения именно это и делают», — пояснила министр.

Лишить языка_5

Фото: Министерство образования Эстонии

Она сослалась на пример эстоноязычной школы в городе Кохтла-Ярве, где число русских учащихся уже превысило число учеников, для которых эстонский является родным. «Родители всё больше просят в школах с русским языком увеличить преподавание на эстонском языке», — уверяет Керсна. Министерство также финансирует программы «языкового погружения» в русских школах и детских садах. Министерство пообещало оплачивать для русских учеников, учащихся на эстонском, по два дополнительных урока в неделю — по тем предметам, которые сама школа сочтет нужными.

В ходе первого заседания рабочей группы ее руководитель Кристи Винтер-Немвалтс подчеркнула, что эстонизировать русские школы предполагается к 2035 году. То есть Эстония выбрала более щадящий вариант, чем соседняя Латвия, где в 2018 году постановили изгнать русский язык из школ за три года. Вполне в духе эстонских властей, предпочитающих «резать хвост кошке по кусочку».

Русские школы в Эстонии закрывают постепенно, поодиночке. Так, в конце ноября 2019 года муниципальные депутаты города Кейла проголосовали за «поглощение» русской школы местным эстоноязычным учебным заведением. Русские родители, возглавляемые активисткой Оксаной Пост, несколько раз пытались оспорить это решение в суде — безуспешно. А в конце марта 2021-го стало известно, что чиновники планируют закрыть и русскую школу в городе Калласте. Сопротивление местных русских родителей снова решили во внимание не принимать.

Postimees (Эстония): есть такой план – добить русские школы

https://inosmi.ru/20211210/251100937.html

Postimees: в Эстонии решили добить русские школы

Postimees: в Эстонии решили добить русские школы

Postimees: в Эстонии решили добить русские школы

Минобразования Эстонии разработало план, согласно которому во всех государственных общеобразовательных школах обучение будет вестись на эстонском языке,. .. | 10.12.2021, ИноСМИ

2021-12-10T16:59

2021-12-10T16:59

2022-01-18T16:12

общество

postimees

европа

эстония

эстонский

эстония

школа

русский язык

образование

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.inosmi.ru/img/24591/89/245918914_0:0:2000:1125_1920x0_80_0_0_75b679df6246a978d4e055ec40692c6d.jpg

Мы живем в эпоху громких лозунгов, радужных обещаний и наполеоновских планов. Ярким примером служит разработанный министерством образования и науки план действий, согласно которому к 2035 году во всех финансируемых государством общеобразовательных школах Эстонии обучение будет вестись на эстонском языке. И тут мне придется сейчас честно признаться: я — директор одной из крупнейших русских школ страны — этого плана еще в глаза не видел. Более того, никто его со мной даже не пытался обсуждать.Нет, никто не спорит — цель по-своему хороша. Какой же русскоговорящий в Эстонии не желает, чтобы его ребенок освоил государственный язык на таком уровне, чтобы без проблем учиться на нем хоть с первого класса, хоть с пятого? Вопросы у меня традиционные и даже чуть поднадоевшие: кто эти специалисты, которые разрабатывали столь масштабный план в сфере образования? Кого они приглашали в качестве экспертов? Почему не советовались с директорами школ и преподавателями, почему не провели для себя «программу погружения в специфику русских школ»? И насколько серьезно можно воспринимать подобные программы, если их авторами являются, по сути, политики?В своем недавнем интервью министр образования и науки Лийна Керсна отметила, что в системе образования на эстонском языке с каждым годом растет доля детей, у которых родной язык не эстонский, и в настоящее время в школах с эстонским языком обучения по всей стране учится более 5000 таких детей. Согласитесь, это неплохой результат. Значит, родители школьников сделали выбор в пользу обучения на эстонском языке, потому что уверены, что их дети справятся с программой. Таким ребятам бывает немного сложно в самом начале, но благодаря дополнительным урокам по языковому погружению они быстро растворяются в коллективе. Однако при этом надо учитывать, что в эстонские школы, как правило, идут русские дети, у которых нет логопедических проблем и особых образовательных потребностей.Считаться необходимо и со второй стороной этой медали за смелость — с детьми, которым пришлось вернуться из эстонских школ обратно в русские. Странно, что ничего не говорится о том, что есть ученики, которые не справились с программой в эстонской школе. Причины этого явления не анализируются, и никакой помощи здесь от министерства нет. Зато есть целенаправленное отвлечение внимания от главной проблемы — отсутствия хорошо подготовленных учителей. Нигде не упоминается о нехватке русскоговорящих логопедов, психологов и компетентных специалистов для работы с детьми с особыми образовательными потребностями. И абсолютно умалчивается, что в русских школах безнадежно устарел план распределения часов эстонского языка. Благодаря такой политике дозированной информации мы забываем, что школа с русским языком обучения всегда была и остается частью системы образования Эстонии. И не нужно разделять единую систему на две неравноправные части!Мне также очень интересно, каким образом министерство образования собирается планировать финансирование русских школ. Какими средствами они собираются добиться того, чтобы в этих учебных учреждениях и учителя, и ученики свободно общались между собой на неродном для них эстонском языке? Неужели эти политики искренне верят, что увеличение госзаказа для вузов по подготовке новых преподавателей автоматически в разы увеличит количество учителей, желающих посвятить себя обучению детей, у которых родной язык не эстонский? Особенно на фоне годами нагнетаемого негатива и принижения, которому подвергаются русские школы в общественном сознании?Но тут министерство, видимо, проговорилось — план, конечно, есть! А именно: они намерены регулярно проверять компетентность руководителей и преподавателей русских школ с помощью специальной аттестационной комиссии. А чтобы мотивация была полной, рекомендуется еще и переоформить все трудовые договоры с персоналом школ с постоянных на срочные. То есть вместо поддержки учителей, которые пережили пандемический ужас в системе образования, справились с удаленным обучением, с трудом научились управлять своими эмоциями и не перегорать, мы добиваем их новыми испытаниями. Чтобы Языковая инспекция показалась еще цветочками. Одна беда — при таком подходе учителя разбегутся еще до того, как вузы наспех обучат новое поколение.На самом деле способ, как без слишком больших потерь для всего общества разрешить эту ситуацию, очень простой. Странно, что умные министерские чиновники до него не дошли. Необходимо вместе решать, что лучше для школ, для детей и их родителей. Вместе искать пути, как двигаться дальше. Следует предоставить людям выбор языка обучения и относиться друг к другу с уважением. Есть одно понятие, без которого педагогика невозможна. Оно звучит и по-русски, и по-эстонски почти одинаково: эмпатия. Кажется, кое-кому было бы неплохо найти ее в подарок под рождественской елкой.Денис Преснецов, директор Таллинской Ляэнемереской гимназии 

эстония

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

2021

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

1920

1080

true

1920

1440

true

https://cdnn1.inosmi.ru/img/24591/89/245918914_220:0:2000:1335_1920x0_80_0_0_0925274b326a34f3c937242fbb9fc86c.jpg

1920

1920

true

ИноСМИ

[email protected] ru

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

общество, postimees, европа, эстония, эстонский, эстония, школа, русский язык, образование

Президент Эстонии рассказал, останутся ли в стране русские школы

https://ria.ru/20211229/shkoly-1765922621.html

Президент Эстонии рассказал, останутся ли в стране русские школы

Президент Эстонии рассказал, останутся ли в стране русские школы – РИА Новости, 29.12.2021

Президент Эстонии рассказал, останутся ли в стране русские школы

Президент Эстонии Алар Карис считает, что в стране могут остаться русские школы, но нужно двигаться в направлении перехода на эстоноязычное образование. РИА Новости, 29.12.2021

2021-12-29T00:21

2021-12-29T00:21

2021-12-29T00:28

в мире

хельсинки

эстония

ида-вирумаа

алар карис

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/156301/45/1563014519_0:196:3077:1927_1920x0_80_0_0_3a272568cb3ef8b287486a4a32daab47.jpg

ХЕЛЬСИНКИ, 29 дек – РИА Новости. Президент Эстонии Алар Карис считает, что в стране могут остаться русские школы, но нужно двигаться в направлении перехода на эстоноязычное образование.Министерство образования и науки Эстонии в начале декабря представило план перевода к 2035 году всех финансируемых государством общеобразовательных школ Эстонии на эстонский язык.В то же время президент уверен, что нужно двигаться в направлении перехода на эстоноязычное образование. “Однако сначала требуется ответить на вопросы: с чего начинать, откуда брать учителей. Объявить сегодня, что завтра всё будет на эстонском, невозможно. А моя личная позиция – по своему опыту в плане языка – в том, что начинать нужно уже с детских садов. Там дети постигают язык, а не учат его. Если начать с детсадов, дальше всё будет куда проще”, – подчеркнул он.Карис отметил, что самое важное – не забыть об учениках и о качестве образования. Если оно пострадает, это будет проблема, также нужно найти мотивацию для изучения русскими эстонского языка.”Я думаю, самое главное – найти мотивацию: почему молодой человек из Ида-Вирумаа (уезд на северо-востоке Эстонии, где проживает преимущественно русскоязычное население – ред.), где вокруг все говорят по-русски, должен идти учиться на эстонском? Скажем, такой стимул: мы хотим, чтобы в Ида-Вирумаа решения принимали прежде всего жители Ида-Вирумаа. Это значит, что молодые люди должны выучить эстонский, тогда они смогут участвовать в обсуждении жизни в Ида-Вирумаа. Чтобы судьбу региона не решали приехавшие туда варяги”, – считает президент Эстонии.

https://ria.ru/20211229/vstrecha-1765922127.html

https://na.ria.ru/20211220/inostrannye_vuzy-1764579484.html

хельсинки

эстония

ида-вирумаа

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

1920

1080

true

1920

1440

true

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156301/45/1563014519_130:0:2859:2047_1920x0_80_0_0_2f24a468c95a1bb0afc707aeb2498733.jpg

1920

1920

true

РИА Новости

1

5

4.7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

1

5

4. 7

96

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, хельсинки, эстония, ида-вирумаа, алар карис

В мире, Хельсинки, Эстония, Ида-Вирумаа, Алар Карис

ХЕЛЬСИНКИ, 29 дек – РИА Новости. Президент Эстонии Алар Карис считает, что в стране могут остаться русские школы, но нужно двигаться в направлении перехода на эстоноязычное образование.

Министерство образования и науки Эстонии в начале декабря представило план перевода к 2035 году всех финансируемых государством общеобразовательных школ Эстонии на эстонский язык.

“Это гипотетический вопрос – сколько школ останется. Ответить на него сложно. Я полагаю, могли бы остаться какие-то школы, где молодежь учила бы русский язык и училась бы на русском. Ведь у нас можно учиться на английском и французском. Русский язык в этом смысле не исключение”, – сказал во вторник Карис в предновогоднем интервью телеканалу ETV+.

В то же время президент уверен, что нужно двигаться в направлении перехода на эстоноязычное образование. “Однако сначала требуется ответить на вопросы: с чего начинать, откуда брать учителей. Объявить сегодня, что завтра всё будет на эстонском, невозможно. А моя личная позиция – по своему опыту в плане языка – в том, что начинать нужно уже с детских садов. Там дети постигают язык, а не учат его. Если начать с детсадов, дальше всё будет куда проще”, – подчеркнул он.

29 декабря 2021, 00:12

Президент Эстонии заявил о готовности встретиться с Путиным

Карис отметил, что самое важное – не забыть об учениках и о качестве образования. Если оно пострадает, это будет проблема, также нужно найти мотивацию для изучения русскими эстонского языка.

“Я думаю, самое главное – найти мотивацию: почему молодой человек из Ида-Вирумаа (уезд на северо-востоке Эстонии, где проживает преимущественно русскоязычное население – ред.), где вокруг все говорят по-русски, должен идти учиться на эстонском? Скажем, такой стимул: мы хотим, чтобы в Ида-Вирумаа решения принимали прежде всего жители Ида-Вирумаа. Это значит, что молодые люди должны выучить эстонский, тогда они смогут участвовать в обсуждении жизни в Ида-Вирумаа. Чтобы судьбу региона не решали приехавшие туда варяги”, – считает президент Эстонии.

20 декабря 2021, 16:52

“Ехал в страну Ленина”: впечатления иностранных выпускников вузов России

Русские школы хотят быть эстонскими. Но есть нюансы

Русские школы хотят быть эстонскими. Но есть нюансы

Урок эстонского языка в седьмом классе Таллиннской гуманитарной гимназии. Фото: Tairo Lutter/Postimees/Scanpix Baltics
  • Даже в гимназиях скверный эстонский – в порядке вещей
  • Уроки эстонского должны проходить ежедневно
  • Русскоязычные школы выявляют несостоятельность государства

После того, как министр образования Лийна Керсна (Партия реформ) и генеральный директор Языкового департамента Ильмар Томуск выразили сожаление по поводу низкого уровня обучения эстонскому языку в русскоязычных школах, Postimees попытался понять, что же в них происходит на самом деле. Первое впечатление – как с разбега головой об стену.

В Маардускую гимназию нам попасть не удалось, хотя мы и получили любезное приглашение мэрии. На своем отказе настояла директор школы Юлия Розова: «Вы пишете статью о том, что в нашей стране преподавание эстонского в русских школах находится на низком уровне. Мы не хотим, чтобы наша школа упоминалась в СМИ в таком контексте. Поэтому посещение школы невозможно».

Попытка прийти в русскую гимназию Хааберсти также не привела к результатам. Директор школы Ирина Антонюк ответила, что мнение уже сформировано, так что и говорить не о чем. Видимо, госпожа директор таким образом отсылала к статье, где Керсна и Томуск выражали озабоченность низким уровнем владения эстонским языком.

Директор Мустамяэской гуманитарной гимназии Виктория Шаповалова не приняла нас, сославшись на период экзаменов. Аналогичным образом отвертелся и Денис Преснецов, директор Таллиннской гимназии Ляэнемерe.

Пока мы переписывались с Андреем Канте, директором Ласнамяэской гимназии, поступил звонок от Лууле Кёслер, директора Таллиннской гуманитарной гимназии, которая любезно была готова познакомить нас с работой русскоязычной школы. Вторым пошел на уступку Андрей Канте.

Всего два урока эстонского в неделю

Аннели Юхкама. FOTO: Фото: Tairo Lutter

Таллиннская гуманитарная гимназия, расположенная на улице Койду, – одна из крупнейших муниципальных школ столицы. Наряду с директором, школу согласились обсудить завуч Аннели Юхкама (на фото) и советник по преподаванию предметов на эстонском языке Анне Пипар.

По словам Юхкама, первый эстоноязычный класс школы был открыт в 1995 году, и каждый год в него набираются русскоязычные дети, которые учатся на эстонском языке с первого класса до окончания гимназии. У них всегда есть классный руководитель с родным эстонским языком. Остальные дети начинают учиться на русском языке.

«Это несчастье русской школы и проблема, которую правительство никак не решает. Как можно выучить эстонский язык, если с первого по третий класс он идет два урока в неделю, а русский как родной – семь уроков?» – разводит руками Анне Пипар.

Тем не менее гимназия добилась прогресса. В 2004 году было введено позднее языковое погружение – с шестого класса 60 процентов предметов изучаются на эстонском языке. Через два года школа решила начать преподавание наук и искусств на эстонском языке во всех классах основной школы.

«Ситуация была сложной, русскоязычные учителя начальных классов боялись за свои рабочие места, – говорит Пипар. – На эстонском языке трудно идет природоведение. Мы тогда сформировали несколько групп, чтобы дети с более слабыми языковыми навыками тоже имели возможность учиться».

«В шестом классе природоведение на эстонском языке заканчивается. В седьмом дети снова учатся на русском, изучая основы физики и химии. Мы также предлагаем уроки биологии или географии на эстонском языке, и часто выбираются оба предмета», – добавляет Юхкама. Искусство, труд, музыка и физкультура также преподаются на эстонском языке, но это зависит от наличия учителей, которые знают язык.

Результаты недавних языковых тестов не стали неожиданностью – более половины четвероклассников не говорили по-эстонски на уровне А1, потому что начало их учебы совпало с коронавирусной пандемией. Маленькие дети плохо успевали по онлайн-дисциплинам, просыпали по утрам, не справлялись с компьютером.

Итоговая работа седьмого класса, в свою очередь, показала, что 60% из них не говорят по-эстонски на уровне А2. «Каждую весну мы набираем детей на свободные места в школу. Иногда я спрашиваю, как выглядел у рок эстонского языка в предыдущей школе. Ребенок отвечает, что мы говорили по-русски, а упражнения делали на эстонском», – констатирует Пипар.

Кадровый голод усиливается

В этом году в Ласнамяэской гимназии будут учиться 1353 ученика. Школа активно принимает участие в певческих и танцевальных праздниках, а также участвует в пилотной программе «Eesti keel selgeks» («Выучим эстонский»), запущенной таллиннской горуправой и Министерством образования и науки, которая позволяет учиться вне класса, например, на встречах с учениками эстонских школ.

Андрей Канте. Фото: Konstantin Sednev

По словам директора Андрея Канте, раннее погружение начинается здесь с первого класса. Есть и классы с углубленным изучением эстонского языка. В следующем году школа постарается обеспечить этим классам 40–50 процентов преподавания предметов на эстонском языке. Увеличить показатель не получается из-за нехватки учителей. «Вакансии открыты с начала марта, но у меня нет кандидатов даже на должность учителя эстонского. Это ненормально!» – сетует директор.

«Если мы хотим, чтобы на эстонском языке преподавалось больше предметов, государство могло бы этому помочь», – считает Канте. – Даже если школа может покрыть только 20 процентов предметного обучения из заявленных 40, поддержку нужно обеспечить». Прежде всего, гимназические места заполняются учащимися из классов языкового погружения и теми, у кого было преподавание предметов на эстонском языке. Лучшие из так называемых обычных классов также поступают в старшие классы средней школы, но им приходится там очень тяжело.

«Многие выпускники основной школы сдаются, потому что 60 процентов обучения на эстонском – это очень трудно», – говорит Канте. На упреки Языкового Департамента и Министерства образования и науки директор отвечает, что система образования уже долгое время в кризисе. Имеющимися человеческими ресурсами качественное образование обеспечить невозможно.

«С нового учебного года детей следует учить эстонскому языку пять часов в неделю вместо прежних двух часов. В противном случае нет смысла ждать результатов», — говорит Канте.

Русские не живут в своем «пузыре»

Алиса. Фото: Postimees

Директор Ласнамяэской гимназии Андрей Канте пригласил четырех выпускников средней школы на встречу с Postimees, чтобы поговорить о том, чего не хватает при обучении государственному языку. Все они – Алиса, Яна, Дарья и Никита – хотят продолжить обучение в эстонских вузах.

По словам Алисы, русская молодежь часто не владеет эстонским языком на уровне, позволяющем общаться с эстонцами. «Если бы я начала учить эстонский еще в раннем детстве, сейчас моя ситуация была бы намного лучше. Я ходила в русскоязычный детский сад, в школе была в классе погружения, но и это, к сожалению, не слишком улучшило мои языковым навыкам. На самом деле я начала учить эстонский язык только в шестом классе», – рассказала девушка.

Яна. Фото: личный архив

По мнению Яны, «русские не живут в каком-то своем «пузыре» в Эстонии. Так быть и не должно. Если какой-то житель Ласнамяэ думает, что вокруг него одни русские и что эстонский не нужен, это ограничивает его жизнь. Русские, не изучающие язык, лишают себя возможности чего-то добиться в стране и быть полезными обществу», – сказала она. По словам Яны, интеграции способствовали бы совместные проекты эстонских и русских школ.

Никита. Фото: личный архив

Никита признался, что ему крупно повезло: родители отдали его в эстонский детский сад, когда ему было три года. «Я бы сказал, что все ученики нашей школы говорят по-эстонски на базовом уровне. Проблема в том, что они не хотят научиться большему, потому что нет мотивации. Да, есть те, кто учится, но мне кажется, что немногие имеют четкую цель, достижения которой ждут в будущем». По словам юноши, у молодежи нет желания учиться, потому что все уроки очень скучные.

Дарья. Фото: личный архив

Дарья согласилась с утверждением Никиты и добавила, что системе образования пора измениться, а не ограничиваться устранением частных недостатков. «Нас обязательно должны учить эстоноязычные учителя. У нас система 60/40, но учителя все равно русские, и на уроках они не говорят на чистом эстонском. Это все-таки очень странно, когда ты сидишь на уроке, который идет на эстонском языке, и понимаешь, что учитель говорит неправильно», – добавила Дарья.

Русские дети не говорят по-эстонски, потому что

• в начальной школе это два урока в неделю

• уроки проходят на русском языке

• катастрофически не хватает учителей эстонского

• с предметниками на эстонском языке все еще хуже

• учителя сами едва говорят по-эстонски

Ключевые слова

Следите за новостями Rus.Postimees в социальных сетях:

instagram telegram facebook tikTok twitter

Эстония: Суд признал русский язык не школьным

Прослушать эту страницу

(29 августа 2016 г. ) 26 августа 2016 г. Окружной суд второй инстанции Эстонии, в юрисдикцию которого входит столица Таллинн, подтвердил законность вынесенного ранее в этом году судом низшей инстанции решения об отказе в рассмотрении жалобы. представленное родителями двух таллиннских старшеклассников, возражающих против использования в их школах, учащиеся которых составляют преимущественно этнические русские, эстонский язык в качестве языка обучения. В первоначальном судебном решении цитировалось постановление Государственного суда Эстонии (высшая судебная инстанция страны) от 2014 года, согласно которому местная администрация и школьные советы не могут обжаловать решения правительства о выборе языка обучения. ( Суд подтвердил запрет на преподавание на родном языке в двух русских средних школах , POSTEMEES.EE, (26 августа 2016 г.) (на русском языке).) Пятнадцать подобных дел были рассмотрены различными эстонскими судами за последние три года с одним и тем же результат. ( Эстонский суд подтвердил запрет преподавания на русском языке в русских школах , NEWSRU. COM (26 августа 2016 г.) (на русском языке).)

В 2015 г. этнические русские и носители русского языка подали петицию правительству Эстонии с просьбой разрешить вести обучение на русском языке по всем предметам. Петицию поддержала Таллиннская городская дума, но отклонила центральное правительство. ( Id .)

Ходатайство было основано на положении Закона об эстонских основных школах и гимназиях от 2010 года, которое дает школьным советам и местным администрациям некоторую гибкость в выборе другого языка, кроме эстонского, в качестве языка обучения в школе. муниципальная школа. В то время как закон требует, чтобы школы проводили не менее 60% образования на эстонском языке, и предоставляет различные возможности для изучения эстонского языка для лиц, не являющихся носителями эстонского языка, он допускает некоторые исключения, при которых вся школа или отдельные классы могут преподаваться на другом языке. язык. Такое разрешение может быть предоставлено национальным правительством школьным советам и местным администрациям в каждом конкретном случае. (Закон об основных школах и гимназиях, ст. 21, RIIGI TEATAJA I [ОФИЦИАЛЬНЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ] 2010 г., № 41, поз. 240.) Это правило основано на конституционном положении, которое гласит: учебные заведения национальных меньшинств выбираются учебным заведением». (Конституция Эстонской Республики (28 июня 1992, в силу с 3 июля 1992 г.), ст. 37, сайт Офиса Президента.) Однако та же статья Конституции гласит, что «обеспечение образования находится под контролем государства», и эта норма служит основанием для государственного вмешательства в этот вопрос. ( Ид. )

Согласно сообщениям, эстонское правительство активно проводит языковую политику, направленную на недопущение использования любого другого языка, кроме эстонского. С 2004 года Инспекция по национальному языку ( Keeleinspektsioon ), государственное учреждение Министерства образования, ответственное за надлежащее исполнение законодательства, регулирующего использование эстонского языка, оштрафовало учителей, чье знание эстонского языка признано недостаточным. ( Эстонский суд подтвердил запрет преподавания на русском языке в русских школах , выше ). Сообщалось также, что почасовая оплата муниципальных служащих зависит от их знания эстонского языка. ( Зарплата медперсонала, не владеющего эстонским языком, ниже, чем у его сверстников , NEWSRU.COM (11 февраля 2015 г.) (на русском языке).)

Об этом изделии

Заголовок

  • Эстония: Суд подтвердил, что русский не является школьным языком

Онлайн формат

  • веб-страница

Права и доступ

Публикации Библиотеки Конгресса являются работами правительства Соединенных Штатов, как это определено в Кодексе США 17 U. S.C. §105 и, следовательно, не защищены авторским правом и могут свободно использоваться и повторно использоваться. Библиотека Конгресса не возражает против международного использования и повторного использования работ Библиотеки правительства США на loc.gov. Эти работы также доступны для использования во всем мире и повторного использования в рамках CC0 1.0 Universal.

Подробнее об авторских правах и других ограничениях.

Для получения рекомендаций по составлению полных ссылок обратитесь к Citing Primary Sources.

Кредитная линия: Юридическая библиотека Конгресса

Процитировать этот товар

Цитаты генерируются автоматически из библиографических данных, как для удобства и может быть неполным или точным.

Чикагский стиль цитирования:

Эстония: Суд подтверждает, что русский не является школьным языком . 2016. Веб-страница. https://www.loc.gov/item/global-legal-monitor/2016-08-29/estonia-court-confirms-russian-not-a-school-language/.

Стиль цитирования APA:

(2016) Эстония: Суд подтверждает, что русский не является школьным языком . [Веб-страница] Получено из Библиотеки Конгресса, https://www.loc.gov/item/global-legal-monitor/2016-08-29/estonia-court-confirms-russian-not-a-school-language. /.

Стиль цитирования MLA:

Эстония: суд подтверждает, что русский не является школьным языком . 2016. Веб-страница. Получено из Библиотеки Конгресса, .

Отмена культуры, борьба с советскими памятниками и русскими школами в Эстонии | Мнение

Оставив советские памятники Второй мировой войны там, где они есть (с небольшими корректировками вроде информационных табличек о противоречивой истории памятника), мы могли бы сохранить для будущих поколений напоминания о поворотах, которые может совершить история, если мы не останемся сознательными и сплоченными в во имя сохранения нашей страны свободной и независимой, пишет Светлана Шур.

Термин «культура отмены» в последние годы стал частью нашего повседневного лексикона. Отмена или «культура вызова» представляет собой практику выражения неодобрения и оказания социального давления группой людей на физическое или юридическое лицо. Рост социальных сетей, несомненно, способствовал импульсу культуры отмены и идее виртуального коллективного сознания в 21 веке.

Однако вряд ли есть что-то новаторское в современном феномене отмены. С древних времен были случаи, когда люди выпадали из благосклонности общества. Например, Галилео Галилей осмелился поместить Солнце, а не Землю, в центр вселенной и ниспроверг библейскую земноцентричную веру того времени, в конечном итоге став врагом общества номер один для католической церкви. На протяжении веков общество игнорировало женщин, занимающихся сексом вне брака, или мужчин из-за их влечения к представителям своего пола.

С социологической точки зрения, основной элемент культуры отмены, публичное порицание как социальный ритуал был необходим для поддержания социальных связей и регулирования иерархии в ранних обществах. Возмущение чем-то, что мы считаем морально неправильным, имеет также сильный психологический эффект: оно просто заставляет нас чувствовать себя хорошо и помогает поддерживать воображаемую границу между «нами» и «другими», что является важной частью формирования идентичности.

Отмена может быть оправдана правовыми рамками, моральным кодексом и культурой того времени и места. Однако, поскольку всегда есть риск отправить невиновного человека в камеру смертников, кампания отмены также может закончиться несправедливостью.

Культуру отмены также обвиняют в стирании или переписывании истории, поскольку она имеет тенденцию устранять как хорошее, так и плохое в случае прошлых разногласий ради начала новой страницы. Немало злых мастеров в истории видели в забвении самое суровое наказание, и хотя Калигула, Иван Грозный или Иосиф Сталин и многие другие заслуживают быть похороненными в анналах истории, забывая плохое, мы упускаем возможность учиться у ошибки предков. Разве не то же самое происходит сегодня с путинской Россией?

9 мая и советское наследие

Ежегодно 9 мая в странах Европейского Союза отмечается как День Европы. Этот же день отмечается и отмечается как День Победы русскими и русскоязычными жителями постсоветских стран. В Эстонии каждый год кто-то заводит в СМИ знакомую дискуссию о необходимости сноса или переноса оставшихся советских мемориалов из общественных мест на кладбища. Каждый год кто-то выступает за, а кто-то против этой инициативы.

Проблема с советским «каменным наследием» коренится в противоречивом значении, которое Алеша (или Бронзовый солдат, советский мемориал Второй мировой войны в Таллинне) и другие памятники войны Красной Армии представляют сегодня для эстонцев и русскоязычных эстонцев. Ситуация еще больше ухудшилась в 2022 году в свете российского вторжения в Украину, которое нарушило мир в Европе и стабильность, пошатнувшуюся из-за COVID-19, и вызвало крупный энергетический кризис, поскольку многие европейские страны годами зависели от российской нефти и газа. Единство Европы также пострадало. Например, нежелание Германии распрощаться с российским газом сделало ключевого игрока Евросоюза «плохим парнем» в глазах соотечественников и нанесло огромный ущерб его репутации. Я считаю, что крайне низкие результаты Германии на последнем конкурсе Евровидение (победа за Украиной) – это прямое следствие.

Более того, война России на Украине придала новый смысл НАТО. Заявки на вступление в альянс подали самые нейтральные страны Европы, Швеция и Финляндия. И эти страны сохраняли свой нейтральный статус на протяжении всей холодной войны! Молодец, г-н Путин!

Для эстонцев советские мемориалы являются очевидным напоминанием о массовых депортациях, имевших место в 1940-х годах, за которыми последовала оккупация их страны Советским Союзом. То, чем Эстония стала сегодня, балтийским тигром с несколькими технологическими компаниями стоимостью более миллиарда долларов, является результатом политических усилий и направлений, которые эстонские элиты в 90-е, возглавляемые Леннартом Мери, Мартом Лааром и другими прозападными эстонскими политиками, интеллектуалами и активистами гражданского общества, готовили и реализовывали планы на протяжении десятилетий. Отказ от советского прошлого стал доминирующим нарративом на эстонском политическом ландшафте и частью эстонской идентичности.

Однако успехи Эстонии в переходе к рыночной экономике, регулярном проведении демократических выборов и прорыве в цифровой мир были омрачены проблемой интеграции русскоязычного населения. А именно, значительное число русскоязычных эстонцев, родившихся и выросших здесь, до сих пор не говорят по-эстонски и полагаются на российские медиа-платформы для получения информации и развлечений. Суть проблемы заключается в придуманном термине «ühismediaruum» (совместное медиапространство – прим. ред.): эстонцы и русскоязычные эстонцы живут в разных реальностях, потому что потребляют информацию из разных источников. Недавно в Эстонии были запрещены крупные российские сети за распространение ложной информации о войне в Украине.

Учитывая вышеизложенное, неудивительно, что для русскоязычных эстонцев Алеша олицетворяет нечто иное – память о членах их семей, сражавшихся и погибших в борьбе с нацистской Германией. Победа над нацизмом — предмет гордости и важный элемент самосознания русскоязычных. К сожалению, повествование о «великой победе» часто упускает из виду пакт Молотова-Риббентропа, оккупацию восточноевропейских стран, депортации, насильственную русификацию и массовые репрессии против советских людей всех национальностей. Тот же нарратив подразумевает, что русские нападают только тогда, когда их к этому вынуждают или по благородным причинам. Это главная причина, по которой многим русскоязычным трудно поверить в то, что российские солдаты виновны в военных преступлениях и изнасилованиях, подобных тем, которые были совершены в Буче (небольшой городок недалеко от Киева, фотографии его улиц, покрытых трупами мирных жителей, потрясли мир) .

Бронзовая ночь

В Эстонии, говоря о военных памятниках, нельзя не упомянуть печально известную Пронксиёё или Бронзовую ночь в апреле 2007 года, когда мемориал Второй мировой войны был перенесен из Тынисмяги в сердце Таллинна на Рахумяэское кладбище. среди ночи тогдашний премьер-министр Андрус Ансип. Операция возмутила русскоязычное сообщество, и их коллективное недовольство вылилось в несколько дней беспорядков, за которыми последовали кибератаки на правительственные сайты. Бронзовая ночь была, вероятно, одним из самых апокалиптических переживаний эстонского народа со времен Второй мировой войны. Память об этом событии с тех пор используется как поучительная история в политических дебатах и ​​публичных дискуссиях, как напоминание о том, чего мы не хотим повторять.

В 2022 году тема мемориала снова поднялась в национальных новостях, и ее быстро подхватили политические деятели. Нынешний год кажется особенно подходящим временем, чтобы яростнее, чем когда-либо, вступить в войну с советскими памятниками. Во-первых, грядут общенациональные выборы. Во-вторых, путинская война на Украине разрушила репутацию России и сделала такие символы Дня Победы, как георгиевские ленточки и общий энтузиазм по поводу 9 мая, неуместными и крайне провокационными не только в Эстонии, но и в Европе в целом. Наконец, русские далеко не популярны в Европе. Украинский народ, напротив, его военная борьба, вынужденная миграция и крики о помощи находятся в центре внимания международного сообщества. В данных обстоятельствах, хотя «отмена» — перенос или снос памятников Красной Армии — может задеть чувства русскоязычного сообщества, вряд ли она вызовет слишком большую озабоченность в глобальном масштабе.

Более того, сегодня взгляды Эстонии, Латвии, Литвы и Польши на историю и внешнюю политику указывают Европе путь. 24 февраля военная агрессия России в отношении Украины потрясла мир, но для эстонцев это не стало неожиданностью. Эстонские политики и дипломаты веками говорили о российской угрозе, но в основном их игнорировали. Сегодня все изменилось. Моральный имидж Эстонии также высок, так как оказалось, что мы больше всего поддерживаем Украину по отношению к нашему ВВП. Мы занимаем лидирующие позиции в мировой политике, и поэтому спорные военные мемориалы, скорее всего, останутся чисто внутренним вопросом без какого-либо ущерба для нашей репутации.

Русскоязычные школы

Борьба и потери, которые эстонцы понесли от советского режима, неоспоримы. Растерянность и негодование русскоязычных людей, увидевших, как грандиозные сказки о победах (которых десятилетиями рассказывали из поколения в поколение) оказались отчасти мифами, отчасти манипуляциями советского режима, а теперь и путинской России, как и украинская война. ясно продемонстрированы, также понятны. Ничего не чувствует только холодный камень памятников над могилами людей, погибших при обстоятельствах, с которыми человек не должен сталкиваться в жизни.

От битв прошлого я хочу направить внимание читателя к битвам настоящего и будущего. А именно, прошло тридцать лет с тех пор, как Эстония восстановила свою независимость, но у нас в Эстонии по-прежнему учится на русском языке более 21 000 детей. Это 13 процентов всех детей, посещающих школу в Эстонии, и это проблема.

По данным Мониторинга интеграции Эстонии (2020), лишь немногим более 62% выпускников основной школы сдают экзамен по эстонскому языку уровня B1. Это означает, что треть 15–16-летних русских эстонских юношей недостаточно хорошо знает эстонский язык, чтобы успешно продолжить обучение в средней школе, где 60 процентов предметов должны преподаваться на эстонском языке, а 40 процентов — на русском. В ходе опроса также было отмечено, что знание эстонского языка влияет на выбор образования и карьеры молодых русскоязычных эстонцев. Учащимся, испытывающим трудности с обучением в частично эстонской средней школе, будет очень трудно перейти в высшие учебные заведения и, самое главное, не бросить университет в первые пару лет.

В 2019 году ученые Таллиннского университета установили, что русскоязычные эстонцы зарабатывают в час меньше, чем эстонцы. Этот разрыв объясняется тем, что эстонцы в среднем занимают более высокие и лучше оплачиваемые должности на рынке труда. Более того, эстонские мужчины зарабатывают в среднем больше, чем русскоязычные мужчины и женщины в Эстонии. И если русскоязычный мужчина зарабатывает больше, чем эстонка, то последняя зарабатывает в Эстонии больше, чем русскоязычная женщина. По сути, русскоязычные эстонки — одни из самых уязвимых членов нашего общества, подверженные как этническому, так и гендерному неравенству.

Более 80 процентов русскоязычных студентов рассматривают государственный сектор как желанную возможность карьерного роста. В то же время лиц другой национальности (читай русскоязычных), состоящих в настоящее время на государственной службе, всего 10,8%.

Русскоязычные чувствуют себя менее экономически обеспеченными, сообщают о большей дискриминации на рабочем месте и имеют более низкие шансы на достижение более высокого карьерного положения по сравнению с эстонцами. В рамках мониторинга интеграции Эстонии 2017 года было отмечено, что эстонцы, как правило, доминируют в сфере управления, СМИ, образования, искусства и развлечений, в то время как русскоязычные чаще заняты в промышленности, недвижимости, логистике и на вспомогательных должностях в администрации.

Eesti Ekspress, Levila и Тартуский университет провели анализ данных, в ходе которого проследили социально-экономическое положение жителей Таллинна и соответствующие изменения за последние 30 лет. Анализ показал, что в богатых районах, таких как Пирита, Зюдалинн или Нымме, преобладает эстоноязычное население. Самые бедные районы города, такие как Пальяссааре, Астангу или Маяка, населены более бедными и менее образованными русскоязычными жителями. Что особенно беспокоит, так это то, что эта тенденция продолжается и, похоже, не замедляется: более бедные российские регионы со временем становятся еще беднее, а более богатые эстонские регионы в обозримом будущем становятся еще богаче. Люди склонны селиться рядом с такими же, как они, и кто может их за это винить?

Мартин Эхала в своей статье «Роль языка в эстонской национальной идентичности», опубликованной в отчете о человеческом развитии Эстонии (2016-2017), писал, что хорошее знание эстонского языка наряду с общей удовлетворенностью качеством жизни имеют решающее значение для самоутверждения. отождествление русскоязычных с эстонским государством. Это означает, что чем лучше русскоязычный человек в Эстонии говорит по-эстонски, тем больше шансов, что он будет называть себя русскоязычным эстонцем или русским эстонцем, а не просто русским. Однако в этом наблюдении настораживает тот факт, что в 2017 году только одна треть русскоязычного населения Эстонии идентифицировала себя с эстонским государством.

Борьба с памятниками или борьба за будущее русскоязычной эстонской молодежи?

Возвращаясь теперь к советским памятникам и отмене повествования о Дне Победы и его сильной связи с советским прошлым. Снос или перемещение памятников войны принесет временное облегчение эстонцам и бедствие русскоязычному населению. Однако война против выигранных мемориалов вряд ли сблизит две общины, потому что впереди гораздо более важные битвы – одна из них – русскоязычное образование в Эстонии.

Сохраняя русскоязычные школы в Эстонии, мы продолжаем подрывать шансы русскоязычной молодежи на лучшее образование и успешную карьеру. Мы также создаем больше препятствий для идентификации русскоязычных эстонцев с эстонским государством и культурой.

С другой стороны, оставив печально известные советские памятники Второй мировой войны на месте (с небольшими корректировками, такими как информационные таблички о противоречивой истории памятника), мы могли бы сохранить напоминания для будущих поколений о поворотах, которые может совершить история, если мы не останемся сознательны и едины во имя сохранения свободы и независимости нашей страны.

Еще один вывод: иногда лучше принять историю с ее хорошими и плохими моментами и сосредоточиться на построении сильной единой нации сегодня, чем сражаться с камнями и призраками прошлого.

Следите за новостями ERR на Facebook и Twitter и никогда не пропустите обновления!

Эстонский эксперимент. Как Таллин справляется со своими «русскими школами»

Чтобы бороться с сокращением числа учащихся, Эстония объединила под одной крышей девять своих русских и эстонских средних школ. Это оказалось борьбой для всех.

«Это была не прогулка по парку», — признается Хайди Уусталу, директор 1-й средней школы Кивиыли.

Кивиыли – небольшой преимущественно русскоязычный город в Восточной Эстонии, в котором проживает около 5200 человек. В 2013 году перед лицом сокращения населения он объединил русскую и эстонскую средние школы в одну.

Решение о том, какой язык использовать в школах, десятилетиями было спорным вопросом для балтийских государств Латвии и Эстонии. При восстановлении независимости в начале 90-х годов они унаследовали большое количество преимущественно русскоязычных меньшинств, которые были переселены в страны с намерением их русифицировать в течение 50 лет советской оккупации.

Каждый четвертый житель Латвии и Эстонии – русский. Государство оплачивает образование на языках меньшинств, но для обеспечения интеграции школы должны преподавать определенную часть учебных программ на латышском или эстонском языке (в настоящее время 60 процентов на государственном языке и 40 процентов на языках меньшинств).

В 2018 году перед выборами латвийский парламент принял более строгие правила, согласно которым начальные школы должны будут перейти на пропорцию 80/20, а в средних школах все предметы, кроме языка меньшинств, культуры и истории, должны будут преподаваться на Латышский.

Эстонцы выбрали более мягкий подход. Учащиеся из числа меньшинств могут погрузиться в эстонские средние школы и учиться по модели 60/40. В отличие от правил, принятых латвийским парламентом, в начальных школах Эстонии нет регламента, на каком языке вести обучение. Таким образом, в каждой шестой начальной школе Эстонии дети обучаются исключительно на русском языке.

Уусталу признает, что школа изо всех сил пыталась наладить работу со студентами из разных слоев общества, но шаг за шагом справилась с этим, поскольку не было инструкции о том, как справиться со слиянием. Вот почему все это считается экспериментом.

«Идеального рецепта, чтобы заставить его работать, не существует», — признался Уусталу. «Это искусство находить точки соприкосновения, принимая во внимание все различия».

Основная проблема: знание языков

Она не отрицает, что реформа, уходящая корнями в 1993 год, оказала большое давление на школы.

«К сожалению, как учитель, я не могу учить всех учеников одинаково. Из-за их плохого знания эстонского языка мне всегда приходится рассматривать учеников с русским языком отдельно», — сказала Ану Вау, которая последние 11 лет преподает эстонский язык и литературу в Кивиыли.

По ее мнению, даже изучение 60 процентов предметов на эстонском языке – это слишком много для учащихся начальных школ, где обучение ведется только на русском языке.

«Они приходят сюда с хорошими оценками, но их языковые навыки плохие», — сказал Вэу. Это означает, что, например, при групповой работе учителя разделяют эстонских и русских учащихся. Проще говоря, это проще для всех.

«Студенты русского происхождения боятся общаться на эстонском, потому что боятся ошибиться. Кажется, что преподавание в русских школах отличается: ошибки недопустимы, и это повлияло на них», — сказал Вэу. «И хотя эстонские студенты более чем готовы помочь им, они все еще находятся в сложной ситуации, потому что не хотят потерпеть неудачу».

Хейди Уусталу, директор 1-й средней школы Кивиыли. Фото: Меэлис Мейлбаум, Eesti Meedia.

По закону не менее 60 процентов всех предметов преподаются на эстонском языке, когда дети переходят в среднюю школу, но в начальной школе языковых требований нет. Таким образом, русским детям, возможно, придется переходить от повседневных разговоров к изучению физики на эстонском языке, но и эстонской молодежи «объединенная школа» дается нелегко.

Анна Аманов, 18 лет, из Сондской волости, закончила девять классов начальной школы на эстонском языке. Логичным выбором для средней школы был бы Кивиыли, расположенный в 10 минутах езды на машине от ее дома.

Но она не хотела этого делать, потому что она известна как «русская школа». После слияния двух школ в школе было две параллельных учебных программы на уровне средней школы: одна с предметами только на эстонском языке, другая с моделью 60/40 для учащихся из русских школ.

«Я боялась, что другие не примут меня из-за моего плохого знания русского языка», — призналась она.

Вместо этого она выбрала другую школу в Раквере, в 30 километрах от дома, но не получилось. Ей пришлось вернуться в школу, которую она сначала уволила. Сейчас, будучи ученицей 12-го класса в Кивиыли, она говорит, что ни один из ее страхов не оправдался. Хотя русские и эстонские студенты по-прежнему склонны смешиваться в своих группах, они хорошо ладят и с большим желанием изучают язык друг друга. Если они чего-то не понимают, дети либо идут в гугл-переводчик, либо переходят на английский.

«Они стараются так же сильно, как и я», — сказала она. «И мои знания русского языка значительно улучшились, чему я очень рад».

Урбанизация как движущая сила слияния

Эти так называемые школы «2 в 1» не были самоцелью. Причина «эксперимента» была скорее практической.

Учащиеся предпочитают ходить в среднюю школу в крупных городах, таких как Таллинн и Тарту. Урбанизация является общей тенденцией не только среди студентов, но и семей в целом. Столица Эстонии Таллинн быстро растет, и в настоящее время в нем проживает примерно треть населения страны.

Он оказал смертельное воздействие на школы в сельской местности. Некоторые были вынуждены закрыть свои двери. Сейчас таких «экспериментальных» общеобразовательных школ девять, в каждой учится от 100 до 530 детей. Они могут выбрать обучение на эстонском языке или перейти на 60/40.

Директор школы Арне Пийримяги-Кивиыли на момент объединения двух школ. Фото: Меэлис Мейлбаум, Eesti Meedia.

Арне Пийримяги, который был директором школы Кивиыли, когда обе школы были объединены, теперь возглавляет Чудскую гимназию. После создания и запуска объединенной средней школы в Кивиыли Пийримяги решил переехать в другой русскоязычный район, где происходило очередное слияние.

Школа находится в Муствеэ – маленьком городке с тысячей жителей, на берегу Чудского озера. Всего в 10-12 классах всего 42 ученика. Эстонский язык здесь не преуспевает: всего два ученика выбрали общеэстонское среднее образование, и они оба закончат обучение этой весной. Каждый год 10-13 эстонских детей оканчивают здесь начальную школу, но не продолжают обучение в местной средней школе.

При входе в здание школы посетителей встречают вывески и плакаты на русском языке, это основной язык в коридорах.

«Правда в том, что не хватает специалистов для тех студентов, которые хотят учиться на эстонском языке. Поэтому они уходят», — сказал Пийримяги. «Но, конечно, нас огорчает тот факт, что полностью эстонское среднее образование здесь почти мертво».

Антон Резик (в центре) – один из двух студентов, изучающих эстонский язык в Чудской гимназии. Фото: Меэлис Мейлбаум, Eesti Meedia.

Восемнадцатилетний Антон Резик – один из двух студентов, изучающих там эстонский язык. Все его одноклассники по начальной школе продолжили обучение в Тарту или Йыгева.

Что облегчило ему пребывание, так это то, что он говорит и на эстонском, и на русском языках. Его мать эстонка, отец русский. Он поговорил с нами со своей подругой и однокурсницей Алиной Кривоглазовой, которая, в отличие от Резика, учится по программе 60/40.

«Некоторые из наших одноклассников не очень хорошо понимают эстонский язык, но когда им трудно, мы им помогаем», — сказала она. «Совместное обучение помогает двум сообществам объединиться и лучше общаться. Это способ найти больше друзей», — добавил Антон.

И Алина, и Антон изучали историю Эстонии в 10-м классе под руководством Неэме Кук, которая последние шесть лет работает учителем Чудской гимназии. Хотя классы должны быть всеэстонскими, на самом деле это не так. «На практике, когда я говорю о чем-то на эстонском языке, мне обычно приходится повторять это и по-русски», — сказал он. В противном случае не все учащиеся смогли бы обсудить темы и узнать то, что им положено.

«Если бы я рассказывал десятиклассникам только на эстонском языке о периоде русификации – о том, как все школы должны были преподавать на русском языке и как это повлияло на их знания, – не все бы поняли. Но это важная тема, и я хочу, чтобы они ее поняли», — объясняет Кук.

Лучше всего: дети из смешанных семей

Хотя слияние разных культур под одной крышей было непростым делом, недавнее исследование, проведенное группой социологов из Нарвского колледжа Тартуского университета, показало, что слияние оказало положительное влияние на студентов , независимо от того, на каком языке они говорят дома.

Исследование показало, что учащиеся из русскоязычных семей лучше изучают эстонский язык, если их окружают одноклассники-эстонцы. С другой стороны, учащиеся из эстоноязычных семей становятся более выразительными и улучшают свои языковые навыки.

«У студентов все хорошо, и они счастливы. Это самый важный вывод», — сказала Елена Рутамм-Вальтер, возглавлявшая группу исследователей.

Исследование также охватило влияние страхов. Учащиеся из русскоязычных семей признались, что до поступления в «объединенную гимназию» боялись того, что их ждет впереди и будут ли у них хорошие успехи в учебе.

«Но если они приняли это решение — зная, что будут некоторые трудности — они были мотивированы сделать все возможное», — сказал Рутамм-Вальтер.

Учащиеся из эстоноязычных семей признались, что у них нет существенных страхов, связанных с учебой. Это означало, что они не были готовы к предстоящим трудностям, и это повлияло на их способность адаптироваться.

Неудивительно, что исследование показало, что лучшими «адаптерами» были ученики из двуязычных семей, как и Антон Ресик в Муствеэ. В то же время, говорит Рутамм-Вальтер, на них ложится самая большая нагрузка, потому что они выступают в качестве посредников для студентов из разных слоев общества.

Как заставить работать

Оба директора, Хайди Уусталу и Арне Пийримяги, сошлись во мнении, что русские и эстонские дети должны учиться вместе с раннего возраста, а не только в средней школе. «Было бы эффективнее, если бы процесс начинался с первого класса. Должна быть одна эстонская школа, а не две разные школьные системы», — сказал директор Кивиылийской первой средней школы Уусталу.

По ее мнению, именно в этом кроется проблема языкового разрыва в более позднем возрасте. Учащиеся из русских школ очень плохо владеют эстонским языком, когда поступают в среднюю школу. «Это означает, что нам нужно уделять много времени изучению эстонского языка», — сказал Уусталу. Есть интенсивные языковые курсы, когда русские дети поступают в среднюю школу, и в первые месяцы преподаватели будут составлять упрощенные тексты и задания, чтобы новички могли вникнуть и получить удовольствие от процесса обучения.

Вопрос о том, должен ли и когда начальный уровень перейти от эстонско-русской системы только к эстонскому языку (также с аналогичной моделью 60/40), поднимался в Эстонии с начала реформы среднего звена.

Различия между латышскими и эстонскими школами.

Но для политиков это тяжело, так как затрагивает четверть населения и не будет пользоваться популярностью у российских избирателей. Были попытки внесения законопроектов в парламент, но они исходили от оппозиции и не увенчались успехом.

 


Пожертвовать через PayPal

НЕЗАВИСИМАЯ ЖУРНАЛИСТИКА НУЖДАЕТСЯ В НЕЗАВИСИМОМ ФИНАНСИРОВАНИИ
Если вам нравится наша работа, поддержите нас!
Konts: LV38Riko0001060112712

Написано Хелен Михельсон, Postimees для Re: Baltica
Под редакцией Sanita Jemberga, Re: Baltica
Фотография Meelis Meilbaum, eesti Meeedia
5.
Техническая поддержка Мадары Эйхе

Русско-эстонские дебаты: язык обучения в школах Эстонии

Владислав Стрнад, Институт культурной дипломатии

Источник изображения Здесь

-языковые школы предпочитают преподавать на эстонском языке, не принимая во внимание права русскоязычных меньшинств в Эстонии. «Это решение не только противоречит международным обязательствам Эстонии в области защиты национальных меньшинств, но и нарушает положения Конституции государства, в которой указывается, что школа выбирает язык обучения». Уполномоченный МИД России по правам человека Константин Долгов считает это решение «очередным примером, иллюстрирующим нежелание эстонских властей учитывать права русскоязычного населения, крупнейшего этнического меньшинства в Эстонии». По его словам, Таллинн давно проводит дискриминационную политику принудительной ассимиляции.(1)

Такая российская реакция последовала после того, как правительство Эстонии отказало четырем таллиннским русским гимназиям в разрешении продолжать преподавание на русском языке. По данным Министерства образования Эстонии, нет никаких законодательных препятствий для перехода на 60% обучения на эстонском языке. Решение об этой реформе было принято в 1997 г., а закон был принят в 2007 г. Министерство утверждает, что у школ было достаточно времени для подготовки к переходу, который должен был полностью вступить в силу в 2011/2012 году. (2)

Конституция Эстонии дает право национальным меньшинствам выбирать язык обучения. Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств предусматривает государственную помощь в обучении на языках меньшинств. Существует также закон о начальном и среднем образовании, который провозглашает, что правление школы имеет право выбирать язык обучения, но для этого они должны направить предложение в местное самоуправление, которое затем просит разрешения у правительства.

Эстонское общество многонационально по многим историческим причинам. С 1918 года Эстония находилась под управлением России, затем после 1940 года вошла в состав Советского государства. После экстенсивной индустриализации 1940 года регион испытал массовый приток советских иммигрантов. Поэтому господствующей группой стали русские, а господствующим языком стал русский; волна советизации затронула все слои общества. Однако после распада Советского Союза в 1991 году Эстония восстановила независимость, но на ее территории осталось значительное русскоязычное меньшинство, и между двумя народами остался ряд нерешенных вопросов, одним из которых является статус и права русского меньшинства. . Русские выступают против национализма, опасаясь, что он станет символом советского режима. Есть опасения, что национальная культура, язык и идентичность влияют на государственную политику в отношении меньшинств. С психологической точки зрения россиянам тяжело пережить потерю своего авторитетного статуса. У них разные этнические, языковые и культурные особенности, которые они пытаются сохранить.

В советской Эстонии существовала двуязычная система образования, но в 90-е годы структура общества изменилась, усилились националистические настроения, что привело к тому, что единственным официальным языком, преподаваемым в школах, стал эстонский, а преподавание на русском постепенно сократилось. Государственные средние школы, а затем и частные школы, были упразднены из-за несоответствия учебного плана образовательным стандартам Эстонии. Институт экономики и управления (Ecomen) — последний частный вуз в Эстонии, в котором обучение ведется на русском языке. Институт, однако, также был вынужден закрыться из-за жалоб со стороны государства. (3) Правительство заявило, что причина в том, чтобы повысить конкурентоспособность и улучшить подготовку к дальнейшим исследованиям. Некоторые русские государственные школы были закрыты из-за недостаточного количества детей. Сейчас в Эстонии 63 начальных и средних школы с русским языком обучения. Гимназии перешли на преподавание в основном на эстонском языке.

Возникновение общественной организации «Русская школа Эстонии» стало ответной акцией русского меньшинства. Цель организации — отстаивать интересы российских школ и призывать к соблюдению национального и международного законодательства. «Русская школа Эстонии» организовывала различные встречи, митинги и звонки в соответствующие международные организации, а также собирала подписи в поддержку русских школ. Ему удалось поднять общественный интерес к проблеме «русского языка». Однако в 2012 году правительство отказалось поддержать работу 15 средних школ. Местные самоуправления в Таллинне и Нарве (преимущественно русскоязычных городах) пожаловались на «эстонизацию» в суд. Суды немедленно отклонили жалобу. Таллиннский суд обосновал свое решение ссылкой на решение Европейского суда, признающего право государства на защиту своего национального языка в целях сохранения национальной идентичности и развития. Однако в столице школы работают с классами на английском и финском языках.(4) Четыре школы в Таллинне подали апелляцию, и, похоже, судьбу русских школ в Эстонии будет решать Верховный суд.(5)

Различные гимназии подают жалобу в Европейский суд по правам человека, который в деле Кипр против Турции постановил, что непредоставление греческим детям возможности окончить среднюю школу на греческом языке является нарушением статьи 2 Первый протокол к Конвенции, гарантирующий право на образование для всех.

Источник изображения Здесь

Администрация Таллинна и Нарвы хотела обойти запрет на учреждение частной деятельности российских гимназий за счет средств городского бюджета. Против этого выступает министр юстиции Эстонии, так как согласно Конституции Эстонии в начальных школах должно быть обучение на эстонском языке. Он также указал на противоречие с принципом равенства.(6)

Кескераконд (Центристская партия) находится у власти в Таллинне, который находится в оппозиции к правящей Реформиераконд (Реформистской партии). Муниципальное управление Таллинна призвало внести поправку в закон о частных школах. Если учредителем, собственником или акционером частной школы является государство или самоуправление, к этой школе применяются те же правила, что и к местным школам, и языком обучения является эстонский. Преподавание на другом языке (например, на русском) возможно только с одобрения правительства.(7)

Совет ассоциации «Русская школа Эстонии» призвал правительство Эстонии, Верховного комиссара ОБСЕ и Комиссара Совета Европы по правам человека оказать помощь в реализации принципа равенства в Эстонии. По их мнению, в процессе интеграции проявляются черты ассимиляции. Законы Эстонской Республики содержат несколько статей, дающих право на получение образования на родном языке, поэтому закон, запрещающий преподавание на русском языке, противоречит закону о начальных и средних школах. (8)

Министерство образования и науки заявило, что считает заявление о сохранении образования на русском языке необоснованным, поскольку в соответствии с законом и с самой русской школой планировался переход обучения с русского языка на эстонский. Однако они все еще могут вести переговоры о будущем русских школ.(9)

Министр образования сказал, что не будет против школ, которые поддерживаются Россией, так как в Эстонии есть школы, которые поддерживаются Финляндией и Германией. . Таллиннская немецкая гимназия даже получила освобождение от Министерства образования и имеет часть учебного обучения на немецком языке. В Эстонии есть также английский колледж, немецкая и еврейская гимназии. «Я ничего не имею против того, чтобы такое соглашение было подписано и поддержано Российской Федерацией и чтобы именно эта школа была бы действительно углубленной с их преподаванием русского языка, литературы, культуры, экономики», — сказал министр. 10)

На встрече с советниками Верховного комиссара ОБСЕ «Русская школа Эстонии» представила доказательства, подтверждающие, что образовательные темы и темы русского меньшинства в Эстонии сильно политизированы. (11) Верховный комиссар ОБСЕ Кнут Воллебек отметил, что процесс Интеграция в Эстонии развивается в положительном направлении, и представители всех национальностей, в том числе неграждан, хотят интегрироваться в эстонское общество. Воллебек хотел бы видеть более глубокую интеграцию гораздо быстрее. Комиссар считает, что знание национального языка является важным фактором интеграции. Однако возможности для получения образования на языке меньшинства должны оставаться адекватными. По словам уполномоченного, важны не только факты, но и то, как проблема воспринимается обществом. (12,13) ​​

Источник изображения Здесь

В настоящее время в Эстонии проживает более 300 000 русских, что составляет 25% населения. В Таллинне неэстонцы составляют 66,1% населения. В Нарве, промышленной зоне на северо-востоке страны, они составляют около 97% населения. Одним из условий подачи заявления на получение гражданства является совершенное знание эстонского языка, что является проблемой для старшего поколения. Более того, законодательное давление государства на меньшинства – Закон о гражданстве, Закон об обучении в русских школах – контрпродуктивно и вызывает сопротивление интеграции в общество, в котором они живут. Школьная реформа состоялась, несмотря на массовые протесты русскоязычных граждан и их претензии в суды и законодательные органы Евросоюза. Русские меньшинства, как и все остальные жители Европейского Союза, имеют право бороться за свои права и за равноправие. Русские в Эстонии не против преподавания эстонского языка, но не хотят терять свои корни, культуру и язык.

Тема русского меньшинства в странах Балтии всегда была очень чувствительной, хотя, конечно, российское политическое представительство выступает за права своего народа и ищет поддержки в международных организациях.

Президент РФ Путин в своей статье пишет: «Мы самым решительным образом будем добиваться от правительств Латвии и Эстонии соблюдения ряда рекомендаций авторитетных международных организаций, а также многих рекомендаций авторитетных международных организаций, касающихся соблюдения общих признанные права национальных меньшинств. Нельзя мириться с существованием позорного термина «негражданин». Как можно смириться с тем, что каждый шестой житель Латвии и каждый тринадцатый гражданин Эстонии является «негражданином», лишенным основных политических, избирательных и социально-экономических прав и возможности свободно пользоваться русским языком?»(14)

Вышеупомянутые права меньшинств гарантируются статьей 21 Хартии основных прав ЕС, Конституцией Эстонии и двусторонним соглашением между Эстонией и Российской Федерацией. Права регулируются Рамочной конвенцией о защите национальных меньшинств (1995 г.), Документом Копенгагенской сессии Конференции по правам человека, ОБСЕ (1990 г.), Гаагскими рекомендациями относительно прав национальных меньшинств на образование (1996 г.), ООН Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (1992). Эти документы расширяют права меньшинств на сохранение своей идентичности путем защиты своего родного языка.(15)

С 1993 года миссия ОБСЕ в Эстонии курировала продвижение интеграции и взаимопонимания между общинами. Верховный комиссар по правам меньшинств дал много рекомендаций относительно законов о гражданстве и языковых законов. Решение проблем меньшинств было одним из условий вступления Эстонии в ЕС. Эстония считается европейской страной и демократическим государством. Национализм и бесчувственное отношение – причины, по которым в компании сохранилось глубокое этническое разделение. Нерешенные споры с РФ отягощают сотрудничество между странами.

В Эстонии проживает около 100 000 граждан Российской Федерации, которые в соответствии с Конституцией Российской Федерации имеют право учиться на русском языке. Правительство Российской Федерации совместно с Правительством Эстонской Республики в 1994 году подписали соглашение о сотрудничестве в области образования. Соглашение признает право каждого человека на получение образования, независимо от его национальной или этнической принадлежности. Государства обязуются оказывать организационную, педагогическую, методическую и финансовую поддержку всем школам, ведущим обучение на языке другой страны. Каждое из государств обязалось предоставлять и продвигать свою территорию для лиц, принадлежащих к языковым и этническим группам и различным социальным объединениям, для создания образовательных учреждений.

Это означает, что, запрещая преподавание на русском языке в русских гимназиях, Эстония фактически нарушает соглашение. Соглашение дало русским в Эстонии право создавать школы в соответствии с эстонским Законом о культурной автономии национальных меньшинств.(16) Недавно правительство Российской Федерации и Эстонии решили подписать новое соглашение, которое аннулирует первоначальный закон. В преамбуле нового соглашения основное внимание уделяется сотрудничеству в сфере высшего образования. В соглашении не упоминается начальная школа и гимназия.(17) Гражданское объединение «Молодая Эстония» и «Русская школа Эстонии» официально предупредили об этом правительство и Министерство Российской Федерации и выразили обеспокоенность последствиями. (18,19)

Так же как и Эстония, Финляндия также решает проблему русских меньшинств. Русских там проживает всего 60 000 человек, но вопрос преподавания на русском языке также обсуждается на правительственном уровне. Министр юстиции Финляндии не возражает против того, чтобы общины с большим меньшинством самостоятельно организовали преподавание на русском языке. В Финляндии многочисленное шведское меньшинство, поэтому финские ученики с 7 по 9 класс без исключения изучают шведский язык в течение трех лет.(20)

Посмотрим, как дальше будет решаться эта сложная проблема.

Источники:

  1. http://www.vz.ru/news/2013/7/15/641403.html
  2. http://www.baltinfo.ru/2013/07/13/Russkaya-shkola-Estonii-Otkaz-russkim-gimnaziyam—eto-borba-s-konstitutionnymi-pravami-366781
  3. http://vz.ru/news/2013/6/20/638057.html
  4. http://www.regnum.ru/news/fd-volga/1553870.html
  5. http://baltija.eu/news/read/31907
  6. http://webkamerton.ru/2013/04/russkaya-shkola-estonii-vtoroe-dyxanie/
  7. http://lenta.ru/news/2013/04/18/schools/
  8. http://rus. delfi.ee/daily/estonia/sovet-russkih-shkol-pravitelstvu-estonii-i-komissaru-se-po-pravam-cheloveka.d?id=36929325
  9. http://rus.delfi.ee/daily/estonia/ministerstvo-nakonec-otvetilo-sovetu-russkih-shkol.d?id=40003083
  10. http://rus.delfi.ee/daily/estonia/video-aaviksoo-ya-ne-budu-protiv-esli-rossiya-budet-podderzhivat-v-estonii-russkie-shkoly.d?id=56840076
  11. http://slavia.ee/index.php?option=com_content&view=article&id=6412:-l-r-&catid=154:2010-09-27-15-23-43&Itemid=276
  12. http://www.dzd.ee/465746/pajet-v-sohranenii-bolshogo-chisla-negrazhdan-vinovata-rossija
  13. http://www.dzd.ee/465730/komissar-obse-reformy-ne-dolzhny-polozhit-konec-obrazovaniju-na-jazyke-nacmenshinstv
  14. http://www.mn.ru/politics/20120227/312306749.html
  15. http://www.licr.ee/main/assets/School-Rus.pdf
  16. http://www.iarex.ru/news/39143.html
  17. http://government.ru/media/files/41d4700659901ce77342.pdf
  18. http://www.iarex.ru/news/39143. html
  19. http://baltija.eu/news/read/32295
  20. http://www.newsbalt.ru/detail/?ID=12117

Нравится:

Нравится Загрузка…

разрыв в успеваемости между языковыми школами и выбором школы иммигрантами неоднозначные мнения относительно того, какие аспекты системы образования являются решающими. Благодаря историческому наследию институциональная структура базового образования в Эстонии относительно уникальна. Школы с эстонским или русским языком обучения сосуществуют, создавая параллельную систему (см. Nagel 158). Несмотря на то, что был принят ряд решений по сближению школ с разными языками обучения (переход на частичное обучение на эстонском языке установлен на основании Закона об основной школе и гимназии; цель развития план «Умные и активные люди» заключается в разработке и реализации инвестиционного графика специально для организации обучения и поддержки инклюзивного образования учащихся и ресурсоемких мер поддержки (включая язык обучения, отличный от родного), и независимо от организационной однородности, различия между школами с обучением на эстонском языке и школами с обучением на русском языке (далее эстонская и русская школы) значительны, когда речь идет об успеваемости детей.

Нынешняя школьная система Эстонии также сталкивается с проблемами, связанными с иммиграцией и культурным разнообразием. Детей новых иммигрантов в основном принимают в обычные эстонские или русские школы. В эстонских школах им присваивается статус учащихся с особыми потребностями. Некоторые учащиеся отказываются от обычной школьной системы, обращаясь в международные школы, где занятия в основном ведутся на английском языке. Последнее добавляет новые измерения к нынешней двуязычной школьной системе.

+

PISA (Программа международной оценки учащихся) — это всемирное исследование успеваемости, проводимое Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) каждые три года. Около 80 стран участвуют в исследовании, в котором анализируются навыки и знания 15-летних школьников и их связь с социально-экономическим положением. Анализ этой главы основан на данных PISA 2012.

В этой главе основное внимание уделяется роли школ, работающих на разных языках, и, прежде всего, влиянию этих школ на успеваемость учащихся. Во-первых, мы представляем обзор демографических тенденций, влияющих на распределение учащихся между школами с разными языками обучения. Кроме того, освещается развитие международных школ в Эстонии. Во-вторых, мы показываем влияние характеристик семейного фона и факторов управления образованием (школой) на разрыв в успеваемости между эстонскими и русскими школами. Успеваемость в образовании определяется с помощью результатов теста PISA по математике.

Учащиеся школ с разными языками обучения в системе образования Эстонии

В советский период в Эстонии возникла отдельная школьная система с эстонским или русским языком обучения. Это отражало диверсифицированную структуру населения, связанную с иммиграцией после Второй мировой войны. После восстановления независимости прекратилась массовая иммиграция с бывших территорий Советского Союза; однако языковая сегрегация школьной системы осталась. За последние двадцать лет количество учащихся во всех основных школах Эстонии значительно сократилось. Спад был особенно заметен в русскоязычных школах, где нынешнее количество учеников составляет лишь треть от числа учащихся 19-й школы.95 (см. рис. 3.5.1). В эстоноязычных школах спад остается в пределах 20%.

Неравномерные темпы сокращения числа учащихся повлияли и на долю учащихся, обучающихся на разных языках обучения. Двадцать лет назад доля студентов, обучающихся на эстонском языке, составляла 70%, но с тех пор выросла почти до 80%. Доля учащихся, обучающихся на русском языке, резко сократилась в первое десятилетие после 1995 г., затем на некоторое время стабилизировалась около 20%, а затем, параллельно с направлением учащихся гимназии на эстоноязычное погружение, упала до 15%. %. На уровне основной школы относительная значимость русскоязычных учащихся за последнее десятилетие не изменилась. Кроме того, в образовательный ландшафт Эстонии входят студенты, которые учатся не на эстонском и русском языках (преимущественно на английском, а в определенной степени также и на финском). Число этих студентов увеличилось за последнее десятилетие со 126 в 2006 г. до 670 в 2016 г., что составляет относительно небольшую (0,4%), но постепенно растущую долю всех студентов.

Рисунок 3.5.1. Количество и доля учащихся, обучающихся в основных школах Эстонии с разными языками обучения, 1995–2016 гг.

Источник: База данных статистики 2016 г.; EHIS 2016.

Распределение учащихся по родному языку или по языку обучения, представленное на рис. 3.5.1, не совпадает. Основное несоответствие касается молодых людей, родным языком которых является русский. Их доля фактически оставалась близкой к 25% в течение последних десяти лет, а не снижалась. Это означает, что наряду с демографическими факторами на увеличение доли учащихся, обучающихся на эстонском языке, повлияли тенденции выбора школы среди групп, говорящих на родном языке. На рис. 3.5.2 показано, что эстонско-русская билингвальная молодежь (в 2016 г. таких учащихся было около 1500) в основном выбирает школы с эстонским языком обучения. Среди учащихся, родным языком которых не был ни эстонский, ни русский язык (их число каждый год немного растет, но еще не достигло 1000), примерно половина выбирает школы с эстонским языком обучения, а остальные распределяются между школами с русским или другим языком обучения. обучения. Как и ожидалось, только меньшинство учащихся, для которых русский язык является родным, изучают эстонский язык. Хотя доля этих русских учащихся немного увеличилась, это изменение связано с выбором школы на уровне старшей ступени средней школы, тогда как среди младших возрастных групп доля учащихся, обучающихся на эстонском языке, остается стабильной на уровне 8-9 лет.%. Отраженное в статистике образования изменение поведения учащихся, родным языком которых является русский, совпадает с периодом реформы образования и свидетельствует, прежде всего, об изменениях в системе школьного образования.

Рисунок 3.5.2. Доля учащихся, обучающихся на эстонском языке и с погружением в эстонский язык, по группам родного языка 2006-2016

Источник: EHIS 2016.

Отдельная группа в системе образования Эстонии – это новые иммигранты, т.е. проживали в Эстонии менее трех лет и поэтому считаются учащимися с особыми образовательными потребностями. В 2016 году в эстонских школах было зарегистрировано 378 таких учеников, что вдвое больше, чем пять лет назад. Однако рассматривать новых иммигрантов как единую группу довольно условно (Kasemets et al., 2013). Во-первых, в эту группу входят учащиеся с разным миграционным прошлым – те, кто находится в Эстонии лишь на короткое время, а также те, кто намерен оставаться на связи с эстонской системой образования по прошествии трех лет, когда они больше не будут быть официально классифицированы как новые иммигранты. Во-вторых, присвоение учащемуся статуса нового иммигранта в базе данных об образовании может зависеть от языка обучения в школе – только эстонские школы могут ходатайствовать о поддержке, доступной для учащихся с особыми образовательными потребностями из-за их миграционного происхождения. Причиной этого ограничения является стремление поощрить интеграцию детей иммигрантов в эстонское общество. Следовательно, более половины учащихся, зарегистрированных в качестве новых иммигрантов, учатся в эстонских школах или школах с эстонским языком обучения.

Таким образом, новые иммигранты представляют собой разнородную группу, которая со временем меняется, и для которых непрофессиональные определения могут значительно отличаться от определений, применяемых в образовательной статистике. Кроме того, группа не включает всех учащихся из числа мигрантов. Тем не менее, в целом, более 40% этих учащихся обычно говорят на родном языке, отличном от русского или эстонского, тогда как в последнее время доля новых иммигрантов, говорящих на русском в качестве родного языка, также увеличилась до сопоставимого уровня. Пятая часть учащихся с особыми образовательными потребностями в силу своего миграционного происхождения говорит на эстонском языке как на родном. Хотя в этом тексте не рассматриваются конкретные мотивы выбора школы среди новых иммигрантов, а также их социальная или образовательная жизнь в системе образования Эстонии, дополнительную информацию по этим вопросам можно найти в другом месте (см. Kasemets et al. 2013).

Каковы последние тенденции в школьной системе, которая долгое время была двуязычной, как с точки зрения эстонской и русской школ, так и с точки зрения разработки системы, включающей другие языки обучения? Последние тенденции образовательной политики продвигают школьную модель, в которой обучение происходит в комбинированных группах (HTM 2016), т.е. вместо нынешних отдельных двуязычных школ нацелены на многоязычные и культурные школы. Есть ряд школ, которые сочетают очное обучение эстонскому языку с заочным обучением на русском языке (16 школ), а также есть школы, где обучение проходит на эстонском языке, но общение между учащимися ведется на русском или двуязычном, так как подавляющее большинство студентов – русские (12). Есть также школы, в которых доля учащихся из числа мигрантов превышает 10% (6) – в том числе Таллиннская гимназия Лиллекюла и основная школа Килтси, которые расположены на территории центра размещения лиц, ищущих убежища (Министерство образовательного проекта «Школы вместе учимся»). За последнее десятилетие в Эстонии были созданы международные школы, следующие международной учебной программе или директивам Европейской комиссии, где обучение полностью или частично происходит на английском языке (5) (для Международного бакалавриата – IB и Европейского бакалавриата – EB).

+

Собеседования проходили в трех таллиннских школах IB или EB – Международной школе Эстонии, Таллиннской европейской школе и Таллиннском английском колледже.

Институциональные рамки и цели эстонских и русских школ не имеют существенных различий, тогда как роль и характер международных школ в Эстонии более различны. Основываясь на интервью и информации с домашних страниц школ, можно сделать вывод, что у каждой школы есть своя целевая группа, будь то дети сотрудников учреждений и структурных подразделений Европейского Союза или ротационные чиновники в Министерстве иностранных дел Эстонии. . Существуют также важные различия в финансировании школ. Например, обучение по программе IB в англоязычной школе бесплатное, но очень избирательный контингент студентов. Другие школы основаны на плате за обучение и значительно различаются по стоимости. Таким образом, обычная школьная система Эстонии является основным местом обучения учащихся из числа мигрантов.

Разрыв в успеваемости между учащимися эстоноязычных и русскоязычных школ

Целью данного подраздела является разъяснение различий в успеваемости между эстоноязычными и русскоязычными школами. Существуют разные способы операционализации академических достижений — например, часто используются показатели результатов, т. е. результаты тестов PISA. Такая инструментализация подвергалась критике, хотя «гордость PISA» является важной частью репортажей в СМИ, а также риторики государственных органов. Кроме того, баллы PISA также являются индикаторами для нескольких целевых задач Европейского Союза. Эстония уже участвовала в пяти исследованиях PISA; в данном случае использовались результаты PISA 2012. На PISA 2012 в Эстонии 4800 студентов из 37 русских и 169Участвовали эстонские школы, то есть немногим более 20% учащихся, участвовавших в тестировании, посещали школы с русским языком обучения.

+

Иммигрант в контексте данного обследования означает, родился ли респондент в стране, в которой он учился на момент проведения обследования.

С точки зрения характеристик учащихся, а также организационной структуры эстонские и русские школы существенно не отличаются (см. Таблицу 3.5.1). Русские школы в основном городские; поэтому средние размеры классов и школ несколько больше, чем в эстонских школах. Среди российских школ меньше частных школ. Существенна разница и в странах происхождения учащихся: более четверти учащихся русских школ — потомки иммигрантов; однако в случае с эстонскими школами их доля незначительна.

Стандартное объяснение отставания учащихся из иммигрантских семей в учебе основано на возможном языковом барьере. Однако, учитывая двуязычие, на котором основана эстонская школьная система, этот аргумент не поддерживается. В эстонских школах язык, на котором говорят дома и в школе учащиеся из числа мигрантов, в целом отличается, хотя в школах с русским языком обучения иммигранты в основном учатся на своем родном языке. При сравнении происхождения учащихся и институциональных рамок школ различий не так много, но основное внимание в этой главе уделяется разнице в академических успехах эстонских и русских школ. Показатели академических достижений, измеряемые баллами PISA, различаются по всем измеряемым категориям, то есть по естественным наукам, чтению и математике. Мы сосредоточимся только на различиях в результатах PISA по математике (см. рис. 3.5.3 и 3.5.5).

Таблица 3.5.1. Профиль школ на основе школьных анкет PISA 2012

  Язык обучения
Переменные, касающиеся биографии учащихся и управления школой Русский Эстонский
Количество участников исследования PISA 993 3771
Успеваемость по математике, PISA (средний балл) 498 529
Школа
Средний размер класса 37 31
Средний размер школы 630 583
Средний начальный возраст учащихся 6,8 6,9
Процент учащихся частных школ от всех учащихся 1,6% 4,1%
Характеристики учащегося
Посещал детский сад 96% 92%
Из неполных семей 19% 19%
Иммигранты 26% 3%
Мать имеет высшее образование (мин. МСКО 5B) 52% 48%
Отец имеет высшее образование (мин. МСКО 5B) 44% 41%

Источник: PISA 2010

Согласно PISA 2012, эстонские школьники показали сравнительно лучшие результаты по математике, и аналогичные тенденции в межнациональных исследованиях наблюдались с 2003 года (HTM 2013). Однако с годами разрыв в достижениях сократился: PISA 2009– 38, PISA 2012 – 32 и PISA 2015 – 29 баллов. Тем не менее, 39 баллов PISA эквивалентны году обучения; иными словами, средняя разница в баллах по математике между эстонскими и русскими школами по-прежнему составляет три четверти года.

+

Выбросы, остающиеся удаленными от других выбросов, которые более чем в 1,5 раза превышают расстояние между квартилями из верхнего и нижнего квартилей; выбросом является любая точка данных более чем на 1,5 межквартильного диапазона ниже первого квартиля или выше третьего квартиля.

Глядя на разницу в средних баллах эстонских и русских школ в 2012 и 2015 годах, мы видим, что в русских школах значительно меньше аутсайдеров, т.е. учеников с очень низкими и очень высокими результатами тестов (самый высокий и самый низкий балл в Фигура). Тем не менее, по сравнению с 2012 г. и 2015 г., в российских школах наблюдается рост числа неуспевающих. В эстонских школах связь между успеваемостью учащихся и социально-экономическим статусом родителей сильнее. Другими словами, образовательная справедливость, направленная на снижение влияния семейного происхождения на успеваемость учащихся, выше в российских школах.

Важно выяснить, можно ли объяснить этот разрыв в успеваемости в эстонских и русских школах разницей в качестве школ, т.е. существует ли разница в доле эстонских и русских школ с высокими и низкими показателями успеваемости. Для этого мы «распределяем» всех участников опроса (4800 человек) по эстонским (169) и русским (37) школам и сравниваем средние результаты по математике по школам, сгруппированные по русским и эстонским. В школах также сохраняется разрыв в успеваемости по этническому признаку: средний балл в эстонской школе составляет 523 балла по сравнению с 49 баллами.5 баллов в русских школах. Кроме того, очевидно, что российские школы имеют перекос в сторону более низких результатов, и большинство российских школ по среднему результату по математике значительно ниже общего среднего. В эстонских школах есть ряд заметных отличников (средний результат школы колеблется в пределах 600-700), однако русских школ там нет. Столь значительный разрыв в этнической успеваемости подтверждает и исследование PISA 2015 (Tire et al. 2016), которое также показывает, что разница особенно велика в Таллинне (более 50 баллов), где успеваемость эстонских школ очень высока.

Предыдущие исследования также обращали внимание на разрыв в успеваемости между эстонскими и русскими школами и подчеркивали, что последние не только препятствуют продолжению учебы выпускниками русских школ, но и создают стеклянный потолок на рынке труда и в целом препятствуют интеграция (Линдеманн 2013B). Тайр и др. (2013) и Kitsing (2012) показали, что среди российских школьников не хватает отличников, а также больше учеников с очень низкими показателями успеваемости по сравнению с эстонскими учащимися. Линдеманн (2013A) отметил, что учащиеся, для которых русский язык является родным, в среднем более успешны в эстонских школах, чем их сверстники в русских школах.

Как можно объяснить этот разрыв в этнических достижениях? В литературе показано, что существенные факторы, влияющие на успехи в учебе, можно разделить на две группы: во-первых, характеристики семейного фона и, во-вторых, институциональные факторы. Подтверждено, что фоновые характеристики, такие как уровень образования родителей и их профессии, являются наиболее важными предикторами академической успеваемости (например, Fuchs & Woessmann, 2007; Hanushek, Woessmann, 2010). Общий уровень жизни и домашняя среда, способствующая обучению (например, наличие книг, доступ к компьютерным источникам), также важны, как и язык, на котором говорят дома, по отношению к языку обучения. Так, например, дети, чьи родители высокообразованны, т. е. принадлежат к верхнему среднему социальному классу и имеют больше книг, в среднем более успешны в учебе. Хотя большинство сегодняшних политических стратегий направлено на снижение влияния семейного происхождения на результаты обучения (и, согласно международным сравнениям, Эстония добилась в этом успеха), тем не менее существует значительная положительная связь между семейным происхождением и академической успеваемостью.

Влияние институциональной структуры включает в себя несколько важных факторов, наиболее важными из которых являются учителя и сверстники. Например, мотивация и способности их учителей, а также их преданность своей профессии расширяют возможности учащихся. Во-вторых, на успехи в учебе влияет отношение сверстников (товарищей по играм и спортклубам) к школе и учебе.

В случае институциональных особенностей мы сосредоточимся на факторах, связанных с управлением школой. За последнее десятилетие возросло значение и масштабы исследований, посвященных влиянию образовательной политики на системном уровне в целом или управления школой в частности. Наибольшее внимание в этой области, возможно, привлекло исследование под руководством Людгера Вёссмана, согласно которому важные характеристики эффективности системы образования в первую очередь связаны с выбором школы, группировкой способностей и автономией школы при разработке правил приема, а также как принципы, регулирующие частные школы и их государственное финансирование (Woessmann et al. 2009).). Также были обнаружены значительные связи между успеваемостью, подотчетностью школы и участием родителей.

+

Индекс чувства принадлежности – оценка учащихся на принадлежность к своей школе, в виде девяти вопросов с несколькими вариантами ответов, на основе которых составляется BELONG – сводный индекс на чувство принадлежности.

Воспринимаемая конкурентоспособность – оценка директором школы конкурентоспособности в данной области – 1 – конкурирует с одной или несколькими школами; 0 – не конкурирует ни с одной школой.

Давление со стороны родителей на школу – оценка директором школы давления со стороны родителей.

Интенсивность обязательства по отчетности (ОЦЕНКА) представляет собой совокупный показатель оценки директоров школ по восьми категориям отчетности, включая необходимость разъяснения родителям развития школы и учащегося и методов обучения, необходимость участие в общенациональных или региональных значимых сравнениях, необходимость оценки показателей эффективности учителей, представления графиков развития и т. д.

В ходе предварительного анализа было изучено влияние нескольких других возможных объяснений, включая наличие квалифицированных учителей, автономию школы и наличие модели отчетности (внешней или внутренней оценки), хотя ни одно из них не оказалось важным.

Мы используем данные PISA 2012 для оценки влияния вышеупомянутых факторов на разницу в успеваемости по математике между эстонскими и русскими школьниками. Сначала мы используем регрессионный анализ для оценки средних эффектов индивидуальных и школьных характеристик (см. рис. 3.5.5), после чего эстонские и русские школы рассматриваются отдельно. Фоновые характеристики включают пол, иммиграционное происхождение, показатели образования матери и отца и количество книг дома. Влияние учителя и сверстников оценивалось только косвенно, на основе Индекс чувства принадлежности для студентов. Институциональные характеристики школы включают предполагаемую конкурентоспособность школы, давление родителей на школу, группировку по способностям на уроках математики, избирательность политики приема в школу и оценку подотчетности директора школы. Кроме того, мы контролируем принадлежность школы, ее местонахождение и язык обучения.

Как и в предыдущих исследованиях (например, Põder et al. 2016), наш ассоциативный анализ показал, что пол учащихся оказывает положительное влияние на результаты по математике (у мальчиков выше баллы), а также на уровень образования родителей и, прежде всего, , количество книг дома связаны с более высокими результатами. Имеется слабая положительная корреляция со школой Чувство принадлежности индекс , т. е. результаты по математике лучше у детей, которые имеют более сильную связь со школой. Как и ожидалось, отрицательное влияние оказывает миграционный фон (первое или второе поколение). Помимо фоновых характеристик, на академическую успеваемость положительно влияют такие институциональные факторы, как конкурентоспособность школ и городское расположение школ.

Положительная связь между интенсивностью стремления школы к соперничеству и успеваемостью объясняется эффектом выбора школы, т. е. если семьям разрешено делать выбор, это должно побуждать школы стремиться к совершенствованию, чтобы привлекать лучших учащихся, а также вдохновлять семьи на отправку детей в самую успешную школу. Такая конкурентоспособность может иметь положительное влияние на результаты образования, хотя ее неконтролируемое присутствие, особенно на уровне основной школы, связано с образовательным неравенством (Põder & Lauri 2015). Основная проблема в случае раннего отбора заключается в том, что это побуждает семьи предварительно обучать своих детей, чтобы гарантировать поступление в народную школу, что, в свою очередь, увеличивает влияние семейного фона на результаты обучения. Благоприятный фон, конкурентоспособность и положительная ассоциация местоположения в городе с успеваемостью неудивительны и были показаны в исследованиях международной учебной академической литературы, хотя важное положительное влияние эстонских школ на результаты по математике заслуживает внимания и беспокоит.

Текущий анализ показал, какие характеристики, связанные с происхождением или институциональной структурой школы, обычно предсказывают лучшие академические результаты в рамках всей эстонской школьной системы, и подтвердил пробелы в успеваемости, возникающие из-за языка обучения в школах. Мы продолжаем оценивать, могут ли одни и те же характеристики одинаково хорошо предсказывать академическую успеваемость в эстонских и русских школах. Для этого был использован метод регрессии, который позволяет различать два типа эффектов: 1) Насколько различаются две группы, т.е. есть ли какие-либо важные различия между происхождением детей или институциональными характеристиками эстонской и русской школ. (объясненный пробел)? 2) Как эти характеристики влияют на две разные группы, т. е. по-разному ли «работают» некоторые характеристики (необъяснимый разрыв) при прогнозировании академических результатов в эстонской и русской школах?

Анализ показывает, что различия в успеваемости учащихся школ с русским и эстонским направлением можно частично объяснить тем, что дети в русских школах чаще происходят из семей иммигрантов и у них дома меньше книг. Более высокий уровень образования матерей учащихся российских школ способствует сокращению разрыва в математических баллах между школами. Поэтому на групповые различия приходится лишь небольшая доля (-0,9в таблице 3.5.2) объяснения всех различий в успеваемости по математике. Точно так же Lindemann (2013A) обнаружил определенные различия в профессиональных позициях родителей учащихся в школах с эстонским языком обучения и школах с русским языком обучения, а Säälik (2012) обнаружил различия в методах обучения в школах с эстонским и русским языком обучения. школы и учебные навыки учащихся, хотя они объясняют лишь очень небольшую часть всех различий в академических результатах.

Таблица 3.5.2. Факторы, характеризующие успеваемость эстонских и русских школ

Разложение Оахака-Блайндера Объяснение дифференциала Необъяснимая разница
Характеристика учащихся
Пол −0,1 (0,3) 2,1 (4,0)
Иммигрант 1-го или 2-го поколения −5,1** (1,8) 4,8* (2,2)
Книги (более 200) −3,9* (1,6) 2,5 (2,4)
Уровень образования отца (МСКО 5A, 6) 0,8 (0,5) −6,5* (2,8)
Уровень образования матери (МСКО 5А, 6) 1,8*(0,8) −6,1 (4,4)
Чувство принадлежности к школе −0,3 (0,4) 2,1 (1,6)
Управление школой и образовательная политика
Школа соревнуется между учениками 1,8 (1,4) 14,1 (16,9)
Давление родителей на школу 2,2 (2,1) −13,7* (5,9)
Распределение учащихся по разным уровням успеваемости
группы по математике
−0,5 (1,2) 5,7 (14,6)
Прием в школу на основе успеваемости −0,1 (0,8) 0,0 (4,3)
Отчетность (количество учреждений) −1,7 (1,5) −0,4 (20,9)
Контрольные переменные (уровень школы)
Частная школа −0,2 (0,8) −2,2 (1,9)
Расположение школы (город, население более 15 000 человек) 4,5 (2,4) 20,1* (8,4)
Итого −0,9 −25,4***

Примечания: * – р<0,05, ** - р<0,01, *** - р<0,001, в скобках стандартные ошибки, эффекты указаны школой

В объяснениях этого разрыва доминирует «необъяснимый разрыв», т. е. «работают» ли характеристики по-разному в достижении академических успехов в разных языковых школах. Во-первых, он показывает, что миграционный фон и местонахождение школы по-разному влияют на школы: как миграционный фон, так и расположение школы в городе являются благоприятными обстоятельствами для русских школьников. Таким образом, миграционный фон или городское расположение школы не объясняют более низкие результаты российских школ. Наоборот, ссылаясь на указанные выше обстоятельства, в русских школах большинство иммигрантов учатся на родном языке, а большинство школ с русским языком обучения находится в городе.

Более низкие результаты российских школ можно объяснить в определенной степени двумя показателями: уровнем образования отца; и большое негативное влияние участия родителей на академические результаты. Меньшее влияние уровня образования отца указывает на то, что роль и вклад отца в формирование успеваемости детей в эстонских школах выше, чем у детей в русских школах. Давление родителей на школу имеет больший положительный эффект в случае с эстонскими школами. Это может свидетельствовать о так называемых элитных школах и школах высшего класса, где амбициозность, а также вовлечение родителей детей намного выше, а язык обучения в основном эстонский.

Второе объяснение разнонаправленного воздействия родительского давления также может быть связано с более широкой полемикой вокруг школ с русским языком обучения, подвергающей родителей, учителей и директоров школ стрессу и, в свою очередь, препятствующей академическим результатам дети. В ходе беседы с экспертом Министерства также было отмечено, что в школах с русским языком обучения отношение учителей, директоров и родителей иногда вызывает тревогу, а также, безусловно, влияет на повседневную жизнь. работа школ. Даже Валк (2010) подчеркивал, что роль родителей в обеспечении успехов в учебе может быть разнонаправленной в мультикультурном обществе и классе. Культурная социализация (чувство гордости за свою культуру, сохранение традиций) связана, как правило, с высоким чувством собственного достоинства и, следовательно, с успехами в учебе, в то время как, с другой стороны, оборонительное и избегающее предрассудков поведение оказывает скорее противоположное влияние на самоуважения, идентичности, а также поведения и, следовательно, также на успехи в учебе. История событий вокруг школ с русским языком обучения, возможно, привела к созданию подобного оборонительного отношения.

Резюме

В главе основное внимание уделялось языку как способу сегрегации в эстонской системе образования. Во-первых, мы выявили самые последние тенденции. Демографические изменения вместе с выбором школы русскими семьями привели к сокращению как количества русских школ в Эстонии, так и доли учащихся, посещающих русские школы. В то же время появились школы с другими (прежде всего английскими) языками обучения, хотя доля учащихся, посещающих эти школы, относительно невелика. В то время как таллиннские международные школы в основном были созданы для детей дипломатической службы, Европейской комиссии и других сотрудников дипломатического корпуса, обычные эстонские школы играют значительную роль в приеме новых иммигрантов и других учащихся с мигрантским прошлым.

Во-вторых, устранен разрыв в успеваемости между эстонскими и русскими школьниками. Факты показывают, что разрыв между русскими и эстонскими школами составляет примерно 30 баллов PISA, что близко к среднему объему знаний, приобретаемых в течение года. Успеваемость учащихся эстонских школ отличается большей дисперсией; однако отличников больше. Однако русские и эстонские школы существенно не различаются ни по происхождению учеников, ни по институциональным показателям, поэтому разрыв в успеваемости ими объяснить нельзя. Однако существуют различия в том, как высшее образование отца влияет на академические успехи ребенка. Положительное влияние отцов на высшее образование значимо в эстонской школе, хотя этот факт не обязательно означает, что поведение отцов в русскоязычных семьях как-то отличается, а может свидетельствовать о некоторых социальных структурных особенностях, например, более бедном положении в обществе русских мужчин с высшим образованием, что препятствует обычному положительному влиянию высокообразованного отца на детей, посещающих школу с русским языком обучения.

Вторым важным фактором, усиливающим различия между школами с эстонским языком обучения и школами с русским языком обучения, является давление родителей на школу. Обычно стимулирующим фактором считаются требования, предъявляемые к школе со стороны родителей, хотя в Эстонии это приводит к значительному снижению успеваемости в школах с русским языком обучения.

Несмотря на некоторые из упомянутых выше важных показателей, невозможно полностью объяснить большую часть различий между успеваемостью эстоноязычных и русскоязычных школ. Необъяснимая разница в результатах часто интерпретируется в литературе как неравное обращение. Большая часть этого типа литературы сосредоточена на анализе различий в заработной плате между женщинами и мужчинами, а необъяснимая часть таких исследований касается решения работодателей платить женщинам меньше за эквивалентную работу. В этой работе необъяснимая разница в академических успехах не является ничьим решением; вместо этого он связан с более широкими проблемами, связанными с интеграцией. Интерпретация результатов анализа осложняется тем, что отсутствуют знания о том, каковы были бы академические успехи русскоязычных школ, если бы политические решения в отношении школ с особым языком обучения были другими, например, как и в Латвии, где резкие изменения произошли значительно раньше (2004 г. ). Несмотря на то, что сравнение Латвии и Эстонии остается здесь исключительно на уровне обсуждения, академические успехи русского населения в Латвии равны успехам латвийского населения, согласно данным PISA. Следует отметить, что общий результат PISA у латышей является лишь средним по сравнению с высшими показателями Эстонии, а по абсолютным показателям наше русскоязычное население лучше успевает по математике.

Школы с русским языком обучения – явление несколько угасающее, и в этом контексте можно сказать, что это “проблема”, которая перерастет в ходе эволюции. Тем не менее, с точки зрения образовательной справедливости, это серьезная проблема. Просто ради аргумента, школу с русским языком обучения можно рассматривать как ценный опыт для Эстонии, особенно когда речь идет о приеме новичков – особенно с точки зрения языкового погружения и мультикультурной школы и класса. . Несмотря на то, что международные школы также в определенной степени зарекомендовали себя в системе образования Эстонии, они по большей части являются маргинальными, когда речь идет об интеграции иммигрантов, и вместо этого могли бы внести наибольший вклад, распространяя опыт по изменению концепций образования. Это также важные ключевые слова, поскольку наряду с нынешним этноцентрическим мифом о сотворении все большее значение приобретает важность образовательных концепций, подчеркивающих общие навыки, гибкость и разнообразие в образовании. Другими словами, то, что нужно поддерживать, это как быть вместе, оставаясь при этом разными.

Разработка политики в области образования часто включает в себя определенную степень планирования в отношении эффективности и справедливости. Международные исследования в области образования за последнее десятилетие пришли к выводу, что эти цели дополняют друг друга. Несмотря на то, что системы образования, считающие справедливость образования ценностью, на самом деле показывают более высокие средние результаты, решения в области образовательной политики часто представляют собой сложные компромиссы. Таким образом, предполагается, что четкие политические цели будут установлены в контексте открытости и разнообразия и будут соблюдаться при формировании образовательной политики. Если они основаны на формировании равных индивидуальных возможностей, независимо от языка, на котором говорят дети, их отечественного социально-экономического или культурного капитала, то интернациональные школы, равно как и школы с русским языком обучения, являются институциональной проблемой и требуют выравнивающее вмешательство. Однако, если рассматривать мультикультурное общество как единое целое, различные образовательные концепции, решения, основанные на различных формах финансирования и собственности, могут оказаться возможностью, а не проблемой. Расширение прав и возможностей школы, которая учится вместе, также потребует, наряду с положительным особым отношением в случае исключений, определенного отказа от показателей результатов, основанных на эффективности, в разделительно-выборочной системе. Готовы ли мы во имя сокращения разрыва в результатах образования отказаться от своего триумфального места в турнирной таблице PISA?

Ссылки

Fuchs, T. and Woessmann, L. (2007). Чем объясняются международные различия в успеваемости учащихся? Повторное обследование с использованием данных PISA. Эмпирическая экономика , 32 (2): 433–462.

Ханушек, Э. А., Вёссманн, Л. 2010. Экономика международных различий в образовательных достижениях. Рабочий документ NBER 15949–04. Кембридж, Массачусетс: серия рабочих документов NBER.

Haridus-ja teadusministeerium (2016). Koosõppiv Kool – Kontseptsioon kvaliteedinõuete kohta koolidele, kus õpib koos palju erineva keele- ja kultuuritaustaga õpilasi , НТМ.

Haridus-ja teadusministeerium (2013). eesti Ja vene õppekeelega koolide õpilaste tulemuste võrdlus tuginedes pisa uuryutele : https://www.hm.ee/sites/default/files/lisa_1 Pisa_2006_2012 6666666666666 гг.

Касемец, Л., Ассер, Х., Ханнуст, Т., Рахну, Л. (2013). Uusimmigrantõpilaste akadeemiline ja sotsiaalne toimetulek Eesti üldhariduskoolis . MindPark OÜ, Интеграция и миграция Sihtasutus Meie Inimesed.

Китсинг, М. (2012). Kõrgemate ja madalamate tulemustega koolide võrdlus. Kogumikus Eesti PISA 2009 kontekstis: tugevused ja probleemid. Programmi Eduko uuringutoetuse kasutamise lepingu aruanne . Эдуко, Тарту, лк 46–61.

Линдеманн, К. (2013A). Школьная успеваемость русскоязычного меньшинства в лингвистически разделенных образовательных системах: сравнение Эстонии и Латвии. В: Виндцио, М. (ред.). Интеграция и неравенство в образовательных учреждениях . Дордрехт: Springer, стр. 45–69.

Линдеманн, К. (2013B). Структурная интеграция русскоязычной молодежи в постсоветских условиях: получение образования и выход на рынок труда . Tallinna Ülikool Sotsiaalteaduste dissertatsioonid.

Нагель, В. (2006). Hariduspoliitika ja üldhariduskorraldus Eestis aastel 1940–1991 . Докторитёё. TLÜ Кирьястус.

Пыдер, К., Лаури, Т., Вески, А. (2016). Влияет ли прием в школу по зонированию на образовательное неравенство? Исследование влияния семейного фона в Эстонии, Финляндии и Швеции. Скандинавский журнал исследований в области образования, 1–21, 00313831.2016.1173094.

Пыдер, К., Лаури, Т. (2015). Haridusturgude peidus pool – koolidevahelise ebavõrdsuse süvenemine koolivaliku tõttu. Eesti Inimarengu Aruanne 2014/15 . Lõksudest välja? (78–85). Ээсти Коостёё Когу.

Сяялик, Ю. (2012). Kooli ja klassi kliima, õpetaja-õpilase suhted, õpi- ja õpetamismeetodid ning õpetajate käitumine koolijuhi ja õpilaste hinnangute põhjal. Eduko aruanne: Eesti PISA 2009контекст: tugevused ja probleemid. Programmi Eduko uuringutoetuse kasutamise lepingu aruanne .

Тир Г., Лепманн Т., Юкк Х., Паксанд Х., Хенно И., Линдеманн К., Китсинг М., Тахт К., Лоренц Б. (2013). PISA 2012 Eesti tulemused: Eesti 15-aastaste õpilaste teammised ja oskused matemaatikas, funktsionaalses lugemises ja loodusteadustes . SA Innove, Haridus- ja Teadusministeerium.

Тайр Г., Хенно И., Сообард Р., Паксанд Х., Лепманн Т., Юкк Х., Линдеманн К. и др. (2016). PISA 2015 Eesti tulemused: Eesti 15-aastaste õpilaste teammised ja oskused loodusteadustes, funktsionaalses lugemises ja matemaatikas. SA Innove, Haridus-ja Teadusministeerium.

Валк, А. (2010). Митмекультурурилин класс. Raamatus „Õppimine ja õpetamine esimeses ja teises kooliastmes “ (тоим. Кикас, Э.). Эдуко. Лк 138–150.

Вессманн, Л., Людеманн, Э., Шютц, Г., Уэст, М. Р. (2009). Подотчетность школы, автономия и выбор во всем мире . Серия Ifo по экономической политике.

Эстония поднимает карандаши, чтобы стереть русский язык

Европа|Эстония поднимает карандаш, чтобы стереть русский язык

Реклама

Продолжить чтение основного материала

Таллиннский журнал

«Это был стресс, говоря эмоциональный. …Страшно ошибиться, сделать что-то не так», — сказала Наталья Широкова, учительница английского языка, которая должна была сдавать контрольную по эстонскому языку в своей школе. Кредит … Джозеф Сивенький для The New York Times

ТАЛЛИНН, Эстония Незадолго до конца года в одну из лучших школ этого города, Таллиннскую гимназию Паэ, заглянет человек с планшетом, и персонал начнет волноваться. Он будет бродить из класса в класс, игнорируя детей и вместо этого участвуя в кажущейся тривиальной болтовне со многими учителями по 20 минут за раз.

Скажи, какие предметы у тебя по специальности? Сколько вы здесь работаете? Не могли бы вы немного объяснить мне, как вы готовите уроки?

Его не будет особенно интересовать то, что они говорят. Его будет заботить только то, как они это говорят.

Так что следите за грамматикой. Придет языковой инспектор.

Эстония, небольшая бывшая советская республика на Балтийском море, развернула решительную кампанию по повышению статуса своего родного языка и маргинализации русского языка, языка ее бывшего колонизатора. Это превратило государственные школы, такие как гимназия Паэ, где дети уже давно обучаются на русском языке, в поле лингвистических сражений.

Поскольку администраторы и учителя Паэ являются государственными служащими, теперь они должны владеть эстонским языком на определенном уровне и использовать его на большем количестве уроков. На Государственную языковую инспекцию, государственное учреждение, которое не особо любят в русскоязычных эстонских общинах, возложена обязанность следить за соблюдением закона.

Языковая инспекция имеет право штрафовать или налагать дисциплинарные взыскания на государственных служащих, которые недостаточно хорошо говорят по-эстонски. Хотя в агентстве всего 18 инспекторов, это настолько провокационный символ языковых правил страны, что даже Amnesty International раскритиковала его тактику как деспотическую.

Таллиннская Паэская гимназия гордится тем, что готовит учеников, которые умеют читать Пушкина не хуже любого москвича, и высоко ценит качество своего персонала и преподавания. Поэтому было немного унизительно, когда на последней проверке по эстонскому языку в декабре 2008 года около трети из 60 учителей школы провалили экзамен.

В настоящее время учителей, как правило, не увольняют и не наказывают за плохое знание эстонского языка.

Те, кто потерпел неудачу, уже боятся следующего визита, который может произойти в любой момент. «Он написал рапорт о том, что я поняла все вопросы, ответила на все вопросы, но допустила ошибки», — сказала Ольга Муравьева, учитель биологии и географии, нервно смеясь, вспоминая свою последнюю встречу с инспектором.

«Он действительно так утверждал», — сказала г-жа Муравьева. — Конечно, это тяжело слышать.

После того, как инспектор подвел ее, он посоветовал ей посещать уроки эстонского языка, что она и пыталась делать. Но ей 57 лет, возраст, когда непросто выучить новый язык, не говоря уже о таком чертовски сложном, как эстонский, который сильно отличается от русского. (Эстонский язык тесно связан с финским, и эти два языка входят в число очень немногих языков, на которых говорят в Европе и которые не принадлежат к индоевропейской семье. )

Хотя экзамен в основном представляет собой разговор на эстонском языке, даже сдавшие говорили, что это было неприятно.

«Честно говоря, было сложно, — говорит Наталья Широкова, учитель английского языка. «Я беспокоился об этом, прежде чем я взял его. И во время него тоже. Это было стрессово, эмоционально. Я думаю, что это была одна из тех учительских вещей. Страшно ошибиться, сделать что-то не так».

«Конечно, это тяжело слышать», — сказала Ольга Муравьева, учительница, которая не сдала экзамен и должна ходить на занятия. Кредит … Джозеф Сивенький для The New York Times

Напряженность вокруг статуса эстонского языка отражает дискуссию в бывшем Советском Союзе о примате родных языков и роли русского языка. На протяжении сотен лет Советы и цари до них наделяли русских полномочиями на землях, над которыми они господствовали. Это способствовало объединению разрозненных народов и обеспечению лояльности к центральной власти. Тем не менее, местные языки, в том числе эстонский, часто подавлялись.

После распада СССР в 1991 году новые независимые бывшие советские республики пытались укрепить свою национальную идентичность, продвигая свои языки. На постсоветском пространстве вспыхнули языковые пожары. Кремль, осознавая, что отступление русского языка может уменьшить его влияние, протестовал против ограничительных языковых законов в своих соседях, в том числе в Эстонии.

Этот вопрос особенно актуален в Эстонии и соседней Латвии, поскольку в этих странах для получения гражданства обычно требуется свободное владение языками. Этнические русские и другие русскоязычные, которые находились в двух странах после обретения независимости, в результате иногда не могли стать гражданами.

В Эстонии 30 процентов из 1,3 миллиона человек говорят на русском как на родном языке, и правительство, похоже, стремится нанять школы, чтобы снизить эту цифру. Русский еще более распространен в Таллинне, столице, наследии советской эпохи, когда сюда переселялось много чужаков.

Ильмар Томуск, генеральный директор Государственной языковой инспекции, сказал, что инспекторы проверяли знание эстонского языка у всех государственных служащих, от клерков до водителей автобусов.

«Но самая главная проблема во всей нашей языковой политике — это учителя в русскоязычных школах», — сказал он. «Языковой уровень учителей ниже того, что мы требуем от учеников».

Он сказал, что почти половина государственных школ Таллинна русскоязычные, и правительство вводит новые правила, требующие преподавания 60 процентов предметов на эстонском языке в старших классах. Такие школы, как гимназия Паэ , в которой учатся 575 учеников в возрасте от 7 до 19 лет.существенно трансформируется с русскоязычного на двуязычное. Но они не могут подчиниться, если учителя плохо говорят по-эстонски, сказал он.

Он защищал свое агентство, говоря, что оно было карикатурно изображено русскоязычными политиками в Эстонии и их союзниками в Москве.

«Есть некоторые мифы о нашей работе, о том, как мы дискриминируем», — сказал он. «Для демократического общества вполне нормально, что государственные служащие должны знать государственный язык. Если государственный чиновник находится в России, он должен знать русский язык.

Оставить комментарий