Территориальные различия в русской речи: Диалекты русского языка, виды, классификация

Содержание

Диалекты русского языка, виды, классификация

Слова русского языка,
поиск и разбор слов онлайн

Диалекты: определение, примеры, виды, классификация, характеристика.

Содержание статьи:
Что такое диалекты? Виды Классификация Лингвистическая характеристика Комментарии

Что такое диалекты?

Диалекты (греч. διάλεκτος — «наречие» от греч. διαλέγομαι — «говорить, изъясняться»), — разновидность национального языка, характерная для определенной территории или группы лиц, связанных социальной или профессиональной общностью.

Диалект является полноценной системой речевого общения. В основном его специфические черты присутствует в устной речи, но их можно встретить и в художественной литературе, где диалект используется для передачи речевых особенностей героев произведения.

Не путайте понятие диалектов с акцентом в речи людей-иностранцев, пытающихся говорить на любом другом языке.

Примеры Смотрите дополнительно виды и примеры диалектных слов (диалектизмов).

Виды диалектов

Различают два вида диалектов в русском языке: социальные и территориальные.

Социальные диалекты

Социальные диалекты присущи определённым социальным группам: возрастной, профессиональной, сословной. Отсюда и название вида. К социальным диалектам относят арго, жаргон, профессиональный и молодежный сленг. Их лексике свойственны лексические, фразеологические и семантические языковые особенности. Специфических особенностей в фонетике и грамматике не наблюдается.

Социальные диалекты изучает социальная диалектология, которая входит в состав социолингвистики. В данной статье социальные диалекты рассматриваться не будут.

Справка Смотрите дополнительно материалы по сленгу.

Территориальные диалекты

В территориальных диалектах запечатлен самобытный язык русского народа. Он имеет свои особенности, отличные от общенародного национального языка. Диалекты отличаются друг от друга звуковым строем, грамматикой, словообразованием, особым словоупотреблением и совершенно оригинальными диалектными словами, зачастую неизвестными литературному языку.

Вопросы территориальных диалектов русского языка изучает диалектология.

Классификация диалектов

В прошлом веке были составлены диалектологические карты русского языка, изданы монографии диалектного членения. В них собран материал по наречиям, говорам, группам говоров. Информация ниже даётся на основе классификации 1964 года.

В русском языке выделяются три диалекта (два наречия и один говор): севернорусское наречие, южнорусское наречие, среднерусский говор. Например, литературное слово «говорить» имеет аналог «баить» в среднерусском наречии и «гутарить» в южнорусском. Также существуют более мелкие деления. Известные примеры: москвичи — «акают», деревенские — «окают», различия в речи москвичей и петербуржцев.

Северное наречие

Группы говоров севернорусского наречия:

  • Ладого-Тихвинская группа
  • Вологодская группа
  • Костромская группа
  • Межзональные говоры
    • Онежская группа
    • Лачские говоры
    • Белозерско-Бежецкие говоры

Южное наречие

Группы говоров южнорусского наречия:

  • Западная группа
  • Верхне-Днепровская группа
  • Верхне-Деснинская группа
  • Курско-Орловская группа
  • Восточная (Рязанская) группа
  • Межзональные говоры типа А
  • Межзональные говоры типа Б
    • Тульская группа
    • Елецкие говоры
    • Оскольские говоры

Среднерусский говор

Среднерусский говор специфичен для Псковской, Тверской, Московской, Владимирской, Ивановской, Нижегородской областей.

  • Западные среднерусские говоры
    • Западные среднерусские окающие говоры
      • Гдовская группа
      • Новгородские говоры
    • Западные среднерусские акающие говоры
      • Псковская группа
      • Селигеро-Торжковские говоры
  • Восточные среднерусские говоры
    • Восточные среднерусские окающие говоры
      • Владимирско-Поволжская группа
        – Тверская подгруппа
        – Нижегородская подгруппа
    • Восточные среднерусские акающие говоры
      • Отдел А
      • Отдел Б
      • Отдел В
      • Говоры Чухломского острова

Лингвистическая характеристика

Диалектные особенности северного наречия

  • Полное оканье, различение {о} и {а} в безударных слогах и возможное употребление вместо {а} – {о}: к{о}ртошка, к{о}пуста.
  • Стяжение гласных в окончаниях: молоденька девчушка, он бегат по лесу, красну ягоду беру.
  • Произношение {и} между мягкими согласными в ударном и предударном слоге: зв{и}ри, б{и}рёста.
  • Долкий {м:} вместо обычного {бм}: о{м:}анул, о{м:}енял.
  • Совпадение дательного и творительного падежей: дал отдых своим ногам — с году побежал своим ногам.
  • Употребление существительных мужского рода множественного числа, обозначающих степени родства, с суффиксом –овj-, –евj-: кумовья, зятевья.
  • Согласуемые постпозитивные частицы: сарай-от, во дворе-та.
  • Распространение диалектизмов, например: ухват — приспособление для доставания горячих горшков из печи, дитятко — маленький ребёнок, кринка — специальная посуда для молока, «баской» — красивый, губы — грибы, евонный — его, чё — что, вёдро — хорошая погода и другие.

Диалектные особенности южного наречия

  • Различные типы аканья и яканья: м{а}л{а}ко, к{а}рова, {б’а}гу, б{р’а}вно, {н’а}су.
  • Вместо обычного {г} фрикативный звук {γ} c чередующимся {х}: сапо{γ}и — сапо{х}, {γ}армонь, заша{γ}ал.
  • Вместо обычного пшеница произносят со вставным гласным: п{а}шеница.
  • Существительные женского рода 1-го склонения имеют окончание -е в родительном падеже единственного числа: у сестре.
  • Окончания –ы (-и) у существительных среднего рода именительного падежа множественного падежа: стёклы.
  • Совпадение окончаний личных и возвратных местоимений в родительном и винительном падеже и в дательном и предложном падеже: у мене — мене, у тебе — тобе, у себе — собе.
  • Мягкое конечное {т’} в окончаниях глаголов: он веде{т’}, она несё{т’}.
  • Одинаковые буквы в глаголах 3 лица множественного числа 1 и 2 спряжения: копают — ходют, пляшут — слышут.
  • Особое склонение слова путь: путь — путя — путю — путём.
  • Инфинитивы несть, плесть, итить (идить).
  • Распространение диалектизмов, например: буряк — свёкла, цибуля — лук, гуторить — говорить, дежа — посуда для замешивания теста, дранки — картофельные оладьи, понёва — юбка и другие.

Диалектные особенности среднерусских говоров

В среднерусских говорах удачно совмещаются диалектные особенности двух наречий. При этом в северных регионах больше диалектных черт северного наречия, а в южных регионах — южного наречия.

Московский диалект считается основой современного литературного языка в нашей стране!

wordsonline.ru — слова русского языка

Русские диалекты: взгляд из Сибири

Авторы курса


Долганина Анна Алексеевна
, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры русского языка филологического факультета


Шевчик Анна Валерьевна
, кандидат филологических наук, ассистент кафедры русского языка филологического факультета

О курсе
В настоящее время описаны и представлены в научных трудах и учебниках по диалектологии говоры европейской части России. Что касается говоров территорий позднего заселения, они во многом остаются белым пятном. В то же время большой интерес представляет то, как формировались вторичные говоры во время освоения Сибири. Курс томских диалектологов «Русские диалекты: взгляд из Сибири» вводит еще одну грань русской речевой культуры  и диалектного многообразия в содержание традиционной учебной дисциплины.


Курс представляет базовые понятия и теоретические основы диалектологии, особенности как «материнских» говоров, так и говоров вторичного образования с привлечением записей диалектной речи в письменном виде, в формате аудио- и видеозаписей. 
Он состоит из 4 модулей, в которые входят видеолекции, материалы для самостоятельного изучения, практические и тестовые задания.
На материале записей диалектной речи, бывальщин, сказок и воспоминаний самобытное речевое воплощение русского характера представлено в увлекательной форме.
В первом модуле «Русские диалекты: принципы изучения и словарный фонд» слушатели курса познакомятся с наукой диалектологией, её базовыми понятиями и погрузятся в мир диалектных слов . Второй модуль –
«Диалектная фонетика»
даст лингвистический инструментарий для фонетического анализа звучащей и записанной диалектной речи. Третий модуль «Диалектная морфология, особенности синтаксиса» познакомит с грамматическими особенностями русских говоров. И наконец, четвертый модуль «Русские говоры на карте и в словаре» позволит слушателям подытожить и обобщить полученные сведения при знакомстве с лингвистическими картами  и диалектными словарями, а также разобраться в вопросах диалектного членения русского языка.
Изучив курс, слушатели научатся распознавать звучание русских наречий и диалектов, читать лингвистические карты, работать с областными словарями, анализировать особенности отдельных говоров.

Цель курса
Цель курса «Русские диалекты: взгляд из Сибири» – популяризация русского языка и культуры во всём богатстве и многообразии их территориальных разновидностей через знакомство с базовыми понятиями русской диалектологии.

Структура курса
Модуль 1. Русские диалекты: принципы изучения и словарный фонд

  1. Знакомство с диалектологией.
  2. Диалектный язык и его специфика.
  3. Говор, диалект, наречие. Ключевые понятия курса.
  4. Словарный состав русских говоров.
  5. Лексика говора как система.
  6. Типы диалектных лексических различий.

Модуль 2. Диалектная фонетика

  1. Термины диалектной фонетики. Типы диалектных фонетических различий.
  2. Окающие говоры.
  3. Акающие говоры.
  4. Еканье, иканье, яканье в русских диалектах.
  5. Система согласных фонем.
  6. Особенности согласных, обусловленные позицией в слове.

Модуль 3. Диалектная морфология, особенности синтаксиса

  1. Характер диалектных морфологических различий.  
  2. Имя существительное в русских говорах.
  3. Диалектные особенности глагольных форм.
  4. Особенности прилагательных и местоимений в русских диалектах.
  5. Диалектный синтаксис. Словосочетание.
  6. Диалектный синтаксис. Простое предложение.

Модуль 4. Русские говоры на карте и в словаре

  1. Русские говоры первичного образования.
  2. Русские говоры вторичного образования.
  3. Русские говоры в зеркале словаря: типология.
  4. Характеристика русских диалектных словарей.
  5. Комплексная лексикографическая параметризация Среднеобского диалекта и Вершининского говора.
  6. Заключительная лекция курса.

Целевая аудитория курса
Студенты бакалавриата филологических специальностей, а также все ценители русского слова.
Курс адресован настоящим и будущим русистам, специалистам в области русского языка и культуры, в том числе волонтерам программы «Послы русского языка».

Необходимый уровень подготовки для изучения курса и для выполнения домашних заданий
Специальный уровень подготовки не требуется.

Длительность курса (в неделях)
4 недели

Общая трудоемкость курса, необходимое примерное время для изучения каждого модуля курса (рабочее время модуля)
Объем курса определяется разработанной образовательной программой и составляет 36 ак. час. Видеолекции курса включают около 7 ак.час., самостоятельные занятия – 18 час., практические задания – 3-6 час., тестовые задания – 1-2 час.
Рабочее время модуля – время работы над каждым модулем для слушателя курса – может составлять от 8-10 академических часов, в зависимости от сложности модуля и курса и объёма дополнительных заданий.

Результаты изучения курса
Курс предполагает совершенствование общекультурных и профессиональных компетенций в области науке о русском языке, в частности – диалектологии.
Изучение курса «Русские диалекты: взгляд из Сибири» позволит студентам:

  • Получить представление о структуре диалектного языка на разных его уровнях – лексическом, фонетическом, морфологическом, синтаксическом.
  • Знать принципы диалектного членения русского языка и совокупность черт диалектных наречий.
  • Анализировать и интерпретировать языковые факты основных разновидностей русского языка, в частности – диалекта.
  • Расширить навыки работы с научной и справочной литературой.

Возможные сопряженные курсы или модули других курсов
«Русская диалектология», «Историческая грамматика русского языка», Лексикология и лексикография русского языка», «Морфология современного русского языка», «Синтаксис современного русского языка»,  «Традиционная культура в зеркале русских говоров», «Новые направления в русской диалектологии», «Сохрани народную речь: диалектологу-волонтеру».

Мотивационная фраза
Цените русское слово!

Почему в Екатеринбурге окают, в Москве акают, а в Крыму говорят “шо” — Российская газета

Приехала недавно в одну из богом забытых уральских деревень и случайно подслушала вот такой разговор.

– Дак дощка-то твоя хде?

– В сарайке, кортошку перебират. Мужик-от ее на заводе робит, сичас выпил маленько да отдыхат. (Здесь и далее сохранены особенности произношения.)

Этот почти реликтовый говор сегодня сохраняется по большей части в селах. Но и уральского горожанина, стоит ему только открыть рот, не спутаешь ни с кем. Жители Свердловской области простодушно окают, и у них каша во рту. Но не только нас язык выдает с головой: многим москвичам, например, присуще характерное протяжное просторечное аканье, а жителям Краснодара – ни с чем не сравнимое “хгэ” вместо “г”.

Коварный диалект

На Урале распространено стойкое убеждение, что на формирование местного диалекта повлиял климат. Каша во рту из-за того, что зимой, когда стоят морозы, когда снег и ветер, рот лишний раз открывать не станешь. Человек интуитивно поджимает губы, челюсть закрепляется, и в результате часть гласных “проглатывается”.

– Главная ошибка в том, что уральцы не проговаривают ударную гласную, смазывают и предударную, поэтому создается впечатление, что люди на Урале окают, – отмечает заведующий кафедрой сценической речи Екатеринбургского театрального института профессор Азалия Блинова. – Получается не “хорошо”, а “хршо”, не “говорю”, а “гврю”. Невестка “Умна”, “дОбра” вместо умная, добрая. Или: “Мой-от Ленька все успеват: и в огороде копат, и дома робит”.

На развитие уральского говора повлияли коренные финно-угорские народы, которые столетиями жили в этих краях. Речь у них, по словам Азалии Блиновой, когда они говорят по-русски, выходит мелкая, торопливая. И всякое новое поколение прибывающих на Урал невольно впитывало основы этой речевой культуры. Волна столыпинского переселения, затем массовые ссылки в сталинское время… К слову, ссылки и каторги тоже наложили отпечаток: сгенерировали в том числе и речевую несвободу, некоторую зажатость в речи уральцев. И этот стереотип закрепился.

Интересно, что легко узнаваемые местные диалекты сохраняются, несмотря на тесное общение, взаимопроникновение культур разных регионов, на то, что россияне в последние годы куда мобильнее, чем раньше.

Говор не порок

Руководитель одной из уральских радиостанций одно время специально брал на работу ведущими исключительно приезжих из центральных регионов страны. Дело в том, что уральский говор далеко не все воспринимают однозначно, особенно в деловой среде.

– В каждой стране свое отношение к особенностям произношения, – говорит культуролог Дмитрий Суворов. – В Англии депутат британского парламента может произнести речь на самом махровом девонширском диалекте. И никого это не смущает. В России народного избранника неправильно поймут. Вряд ли мы станем приветствовать оратора, говорящего “хгэ” вместо “г”, как в южнорусском говоре, или обрубающего окончания, как на Урале. На деловых переговорах нас явно не поймут, если мы огорошим всех: “Ну шо вы тут такое ховорите”, или “Ну я п-а-айду”. Бизнесмена, политика с такой речью посчитают провинциалом-лапотником, “шоканье” или “чоканье” нанесет непоправимый ущерб его имиджу. Это традиция, и никуда от нее не деться.

В Англии депутат парламента может произнести речь на самом махровом девонширском диалекте

Правда, сами по себе диалекты – очень интересный культурный феномен, считает Дмитрий Суворов. И немного жаль, что они постепенно исчезают. До революции жил замечательный поэт-футурист Василий Каменский. Он писал свои стихи на основе урало-сибирского диалектного говора. И, надо сказать, у него получалась действительно большая поэзия. Увы, сегодня практически не встретишь северорусский новгородский диалект, где вместо “ч” произносили “ц” (псковитяне “цисто” англичане). А вот южнорусский, уральский, московский оказались куда более устойчивыми.

Что считать нормой?

Литературной нормой, по мнению подавляющего большинства лингвистов, считается московская речь, несмотря на триумфальное шествие в речевой культуре питерской.

– Но именно старомосковская речь, сформированная до революции, без просторечного московского затяжного аканья, – уточняет Азалия Блинова. – “Вот мы в Ма-а-а-скве…”.

Вспомните записи спектаклей времен СССР, постановок 1960-1970-х годов. В них как раз сохранились и демонстрируются образцы правильной литературной речи.

На ее развитие повлияло еще и то, что в Советском Союзе долгие годы шла ликвидация безграмотности. Люди невольно старались говорить по написанному. И постепенно терялось мягкое своеобразие красивой столичной речи с ее “булошная”, “прачешная”, “дощщь”, а не дождь. Помните: “Наши люди в булошную на такси не ездят”.

Литературную норму в речи никто специально не прописывает, нет таких законов, как и для языка в целом, говорит Азалия Блинова. Ее формируют люди с хорошим речевым вкусом и слухом, аккумулируя в ней правильное и приятное слуху произношение. Ведь правильная речь – это та, которая понятна собеседнику, не вызывает у него дискомфорта при общении, заключает профессор.

Сегодня реликтовые говоры в России исчезают. Они просто уходят вместе со своими носителями. К тому же в основном это сельские диалекты. А сельская субкультура умирает. Коренные жители уезжают, деревни заполняются фермерами, дачниками. И наречия, увы, забываются.

Баты из Тагила

Жителей Нижнего Тагила до революции называли батами. Оказывается, местный диалектизм “бает” они произносили как “бат”, обрубленной фразой. Сейчас, чтобы услышать такую колоритную диалектную речь, нужно забраться в самую глухую деревушку.

Дмитрий Суворов рассказывает, как однажды заехал в такую глубинку, расположенную на стыке Алапаевского и Ирбитского районов.

– Я искал женщину, знавшую предков моей семьи. Вот как она разговаривала по телефону, когда я зашел: “Да, внушька приехала. Да, работат. Щас на кладбищэ собиратся, с мужом”. Мне больше всего понравилось с “мужом”, а не с мужем. Такая речь – совершеннейший реликт. Она встречается только у представителей старшего поколения.

Как считает Дмитрий Суворов, анализируя диалекты, изучаешь историю Среднего Урала. Где-то речь более чистая и правильная: скорее всего, в этот район приезжало много ссыльных, выходцев из центральной части России. А где-то произношение исконно уральское – значит, приезжих мало. К 1917 году диалекты в нашей стране были очень четко локализованы. А последующее принудительное переселение повлияло на формирование субкультуры. Уральцы впитали особенности речи уроженцев других регионов.

Стоит ли сожалеть о том, что уральский говор постепенно уходит? Мнения экспертов на этот счет расходятся.

– Я бы не стала сокрушаться, – считает Азалия Блинова. – К тому же уральская речь, надо признать, не очень красивая, не ритмичная. Нам не помешает научиться говорить правильно.

А вот Дмитрию Суворову жаль, что вместе с диалектом неизбежно теряется что-то исконно уральское, отличающее нас от остальных россиян.

На заметку

Как самому научиться говорить красиво и правильно

Развивать речевой слух. Побольше слушать образцы правильной литературной речи. Например, аудиоспектакли по классическим произведениям в исполнении актеров еще советского времени. Или аудиокниги, тексты которые читают хорошие чтецы. Почаще посещать театры.

Устраивать себе “уроки подражания” хорошей речи. Слушать, как, например, читает стихи известный актер, а затем пытаться самому прочесть так же. И так до тех пор, пока не получится.

Не зажимать нижнюю челюсть. Стремиться мышечно быть свободным, расслабиться. Выпрямить спину, чтобы потоки воздуха при дыхании проходили свободно, чтобы ничего не мешало говорить.

Четко проговаривать ударную и предударную гласные. Не смазывать окончания глаголов.

Не говорить четко по написанному. У устной речи свои законы. Поэтому – см. пункт 1.

Это интересно

Вот как прозвучит классическая фраза Ивана Тургенева “О друг Аркадий, не говори красиво!” на уральском, московском и южном диалектах. Уральский – бегло, скороговоркой, не раскрывая широко рот: “Дак, друг Аркади, не гври крсиво!” Московский, хорошо артикулируя, несколько растягивая “а”: “О друг Арка-адий, не гова-а-ри красиво!”. Южный – довольно бегло, заменяя “г” на “гх”: “Ну шо друх Архадий, не ховори красиво!”.

Кстати

Тот, кто был в Китае, наверняка обратил внимание: встречаясь и разговаривая, жители северных и южных регионов Поднебесной бурно жестикулируют. Оказывается, они говорят на таких разных диалектах китайского, что им приходится прибегать к языку жестов, чтобы было проще понять друг друга.

Об истории русского языка

академик Андрей Анатольевич Зализняк

Лекция прочитана 24 февраля 2012 года в школе «Муми-тролль».

Благодарим Андрея Анатольевича Зализняка и школу «Муми-тролль»
за предоставленную расшифровку лекции.

Я решил, что сегодня стоит вам коротко рассказать о том, чего, на мой взгляд, недостает в школьных программах, — об истории русского языка.

Курс истории русского языка в полном объеме читается в университетах иногда год, иногда два года, так что сами понимаете, что это такое в полном объеме. Попробовать, тем не менее, за одно занятие рассказать вам обо всем этом что-то существенное — задача несколько дерзкая. Но я думаю все-таки, что это не бессмысленно, хотя придется, конечно, разные стороны дела из такого обширного предмета упоминать очень поверхностно. Надеюсь, что каким-то образом это расширит ваши представления о том, как формировался язык, которым все мы с вами владеем. Кое-что мне придется повторить из того, что я в этой аудитории уже немножко рассказывал по другому поводу, поскольку это связанные вещи, но вы уж потерпите. Точно так же мне придется среди прочего рассказывать какие-то общеизвестные вещи. Значительная часть присутствующих должна уже их знать, но опять-таки — будьте сдержанны, поскольку для цельности они иногда нам будут необходимы. Итак, разговор пойдет об основных темах, возникающих при изучении истории русского языка.

Первое маленькое предварительное отступление состоит в том, чтобы еще раз (потому что об этом я уже с вами разговаривал) ответственно объявить чепухой многочисленные выдумки о бесконечной древности русского языка. О том, что русский язык существовал три тысячи лет назад, пять тысяч лет назад, семь тысяч лет назад, семьдесят тысяч лет назад, — в разных сочинениях вы можете найти подобные утверждения. Про тех, кто увлекается этого рода выдумками, замечательно было сказано, что это теории того, как человек произошел от русского.

На самом деле история всякого языка с определенным названием: французского, русского, латинского, китайского — это история того периода времени, когда существует это его название. Причем прочертить какую-то четкую границу, которая отделяет язык от предыдущего этапа его существования, мы не можем. Смена поколений с маленькими изменениями от одного поколения к другому происходит непрерывно во всей истории человечества в каждом языке, и, безусловно, наши родители и наши деды говорят с нашей точки зрения на том же языке, что мы. От мелочей мы отвлекаемся и в общем верим, что двести лет назад или четыреста лет назад говорили на том же языке. А дальше уже начинаются некоторые сомнения.

Можете ли вы сказать, что наши предки, которые жили тысячу лет назад, говорили на том же языке, что и мы? Или всё-таки уже не на том же? Заметим, что, как бы вы ни решили этот вопрос, у этих людей тоже были свои предки, жившие на тысячу, две, три тысячи лет раньше. И каждый раз от поколения к поколению изменение языка было незначительным. Начиная с какого момента мы можем говорить, что это уже русский язык, а не его дальний предок, который — и это очень существенно — является предком не только нашего русского языка, но также и ряда родственных языков?

Все мы знаем, что русскому языку близко родственны украинский и белорусский. Общий предок этих трех языков существовал — по меркам истории — не так уж давно: всего лишь примерно тысячу лет назад. Если вы возьмете не тысячу, а три тысячи лет, пять тысяч лет и так далее вглубь древности, то окажется, что люди, к которым мы восходим чисто биологически, являются предками не только нынешних русских, но и ряда других народов. Тем самым ясно, что история собственно русского языка не может продлеваться бесконечно вглубь времен. Где-то мы должны установить некоторую точку условного начала.

Реально такой точкой практически всегда бывает момент, когда первый раз фиксируется нынешнее название языка. То есть временные границы оказываются здесь связанными не с сутью самого языка как средства общения, а с тем, что люди, которые на нем говорят, называют себя каким-то термином. И в этом смысле разные языки имеют очень разную глубину истории. Например, армянский язык называется тем же самым именем хай, что и сейчас, уже в течение нескольких тысяч лет. Какие-то другие языки имеют в этом смысле сравнительно недавнюю историю. Для русского языка это период примерно несколько больше тысячи лет, поскольку первые упоминания слова русь относятся к концу первого тысячелетия нашей эры.

Не буду вдаваться в сложную историю того, откуда взялось само слово. По этому поводу имеется несколько теорий. Самая распространенная и самая вероятная из них — теория скандинавская, состоящая в том, что само слово русь по происхождению не славянское, а древнескандинавское. Есть, повторяю, и конкурирующие гипотезы, но в данном случае речь идет не об этом, важно то, что само это название начинает упоминаться в IX–X вв. и первоначально явно применяется еще не к нашим этническим предкам, а к скандинавам. Во всяком случае, в греческой традиции слово рос обозначает норманнов, а наших славянских предков оно начинает обозначать лишь примерно с X–XI вв., переходя на них от наименования тех варяжских дружин, которые приходили на Русь и из которых происходили князья Древней Руси.

Начиная примерно с XI в. это название распространяется на славяноязычное население территории вокруг Киева, Чернигова и Переславля Южного. В течение определенного периода истории восточного славянства термин Русь обозначал сравнительно небольшое пространство, примерно соответствующее нынешней северо-восточной Украине. Так, новгородцы долгое время вовсе не считали себя русскими, не считали, что слово Русь относится к их территории. В новгородских берестяных грамотах, а также и в летописях до некоторого времени встречаются рассказы о том, что такой-то епископ в таком-то году отправился в Русь из Новгорода, то есть поехал на юг, в Киев или Чернигов.

Это легко проследить по летописям. Такое словоупотребление нормально для XI, XII, XIII вв. и только в XIV в. мы впервые видим, что новгородцы, сражаясь с какими-то своими внешними врагами, называют себя в летописи русскими. Дальше это название расширяется, и примерно с XIV в. оно уже соответствует всей восточнославянской территории. И хотя в это время на этой территории уже существуют зачатки трех разных будущих языков, все они одинаково называются русскими.

Примечательным образом позже снова наступает сужение этого термина: сейчас мы именуем русскими только часть восточнославянского населения, а именно ту, которая может иначе называться великорусской. А два других языка на этой территории: белорусский и украинский — уже сформировались как самостоятельные языки, и слово русский в широком смысле к ним больше обычно не применяется. (Правда, еще примерно лет двести назад нормальным было такое словоупотребление, что всё это — русское население, у которого имеется великорусская часть, малорусская [ныне украинская] часть и белорусская часть.) Вот таким образом сперва произошло расширение, а затем сужение термина «русский».

У большинства из вас представление о родословном древе русского языка в той или иной степени есть, но всё же я эти сведения кратко повторю. Ныне это генеалогическое древо в упрощенном виде должно быть выведено из некоего реконструируемого древнейшего языка, именуемого ностратическим, к которому восходят языки очень значительной части жителей земного шара. Он существовал очень давно; оценки различаются, но, видимо, порядка двадцати пяти тысяч лет назад.

Одна из ветвей его — это ветвь индоевропейская, в которую входит большая часть языков Европы и Индии, откуда и само название индоевропейские языки. В Европе их безусловное большинство, в Индии — значительная часть, но тоже, в общем, большинство. На востоке это индийская и иранская группы; в Европе — латынь с возникшими из нее романскими языками: французским, итальянским, испанским, португальским, румынским; и греческая ветвь, которая в древности представлена древнегреческим языком, а ныне — новогреческим. Далее германская ветвь: это немецкий, шведский, норвежский, датский, исландский, английский; и балто-славянская ветвь, объединяющая балтийские языки и славянский. Балтийские это латышский, литовский и вымерший ныне древнепрусский. Славянская, достаточно вам известная, традиционно членится на три группы: южнославянские, западнославянские и восточнославянские языки.

Сейчас к этому традиционному членению славянских языков возникают некоторые коррективы, но традиционная схема именно такова. Южнославянские языки — это болгарский, сербский, словенский, македонский; западные — польский, чешский, словацкий, лужицкие. А восточнославянские языки, первоначально единые по традиционной схеме, — это русский (иначе великорусский), украинский и белорусский.

После этого общего введения коснемся уже некоторых более технических сторон истории языка. Прежде всего следует понимать, что язык — это необычайно сложный механизм, который включает в себя ряд аспектов, в каждом из которых возможно некоторая специфика и некоторая динамика и неустойчивость. Это прежде всего разнообразие стилей одного и того же языка. В пределах любого языка есть то, что можно назвать высоким стилем или хорошим литературным языком, и есть противоположный полюс — просторечие, вульгарная речь. Между ними есть разного рода промежуточные пласты типа разговорного, обыденного языка. Всё это в полной мере наблюдается и в русском языке, в том числе в настоящий момент, как и в любой момент истории.

Это одна сторона дела. Другая сторона дела состоит в том, что любой язык неоднороден в диалектном смысле, в любом языке имеется большое разнообразие местных говоров, а иногда и даже довольно сильно различающихся между собой диалектов. С этой точки зрения языки могут быть разными, то есть более или менее монолитными. Есть языки, в которых различия так велики, что взаимное понимание вовсе не просто. Пример — современная Италия, где говор крайнего юга и говор севера, допустим Венеции, настолько значительно различаются, что понимание между ними хотя и возможно, но вполне может быть затруднительно. А общей для них является именно литературная форма языка. Такая же ситуация и во многих других языках мира. Особенно сильна она в китайском языке, где северный и южный диалекты в своем устном воплощении фактически не дают возможности прямого взаимопонимания.

В каких-то других языках ситуация более благополучная. Так, в русском языке различия говоров невелики, у носителя литературного языка особенных проблем в понимании даже при общении с самыми дальними говорами нет. Каких-то слов, конечно, мы не поймем, в каких-то случаях могут быть отдельные недоразумения, но в целом всё же эта дистанция сравнительно невелика.

Но, повторяю, различия говоров и диалектов существуют в любом языке. Тем самым сосуществуют несколько различные языковые механизмы, взаимодействующие друг с другом и порождающие разные непростые эффекты в том, как складывается центральная литературная форма языка. Литературный язык, как правило, до какой-то степени впитывает элементы разных говоров. Редко бывает, чтобы литературный язык в точности совпадал с говором, допустим, столицы государства, как иногда кажется на первый взгляд. Точно так же и для русского языка ситуация такова, что хотя наш с вами литературный язык очень близок к говорам московской области, он всё же не совпадает с ними полностью. Он впитал в себя целый ряд элементов более удаленных к северу, к югу, к востоку и к западу.

Далее. Сложность механизмов функционирования любого языка определяется тем, что никакой язык не существует в полной изоляции от соседей. Даже в таких крайних случаях, как, допустим, Исландия — островная страна, где, казалось бы, никаких контактов с соседями нет, — всё-таки какие-то связи существуют. Кто-то ездит из Исландии во внешний мир, кто-то приезжает в Исландию и приносит с собой какие-то элементы иностранной речи. Так что даже исландский язык, хотя он более чем какой бы то ни было другой защищен от иностранных влияний, эти влияния всё же в какой-то степени воспринял.

Что же касается языков, тесно общающихся друг с другом на соседних территориях, то тут взаимное влияние и взаимное проникновение бывает очень активным. Особенно активно оно там, где имеется двусоставное, трехсоставное или многосоставное население на одной и той же территории. Но даже если государственные и этнические границы выражены относительно четко, контакты всё-таки достаточно интенсивны. Это выражается, прежде всего, в проникновении в любой из языков какого-то количества иностранных слов. А более глубокое влияние состоит в проникновении некоторых элементов грамматической структуры соседних языков.

В частности, русский язык, не отделенный от своих непосредственных соседей никакими морями, всегда с ними интенсивно контактировал и в направлении запада, и в направлении востока, отчасти в направлении юга и даже до некоторой степени в направлении севера, хотя там население уже не такое плотное. Так что в современном русском языке имеются следы влияний практически со всех четырех сторон света.

Вообще степень иностранных влияний в разные моменты жизни языкового сообщества или данного государства может быть очень разной. Понятно, что эти влияния становятся особенно интенсивными во времена, например, иностранной оккупации или при массивном внедрении нового населения на какую-то часть старой территории и т. п. А в спокойные периоды слабого общения они будут менее интенсивными. Кроме того, нередко бывает, что большему или меньшему иностранному влиянию могут сильно способствовать или наоборот противостоять чисто внутренние события в истории данного сообщества. Совершенно очевидно, что в последние примерно двадцать лет русский язык находится в состоянии необычайно активного впитывания иностранных элементов, прежде всего английских, — с интенсивностью, во много раз превосходящей то, что было всего лишь полвека назад. Это происходит в связи с крупными социальными изменениями, открытием международных контактов в таком масштабе, который был немыслим еще два-три десятилетия назад. Происходит внедрение новой техники, новых элементов иностранной цивилизации и т. д. Все мы это ощущаем на себе.

Такие периоды бывали и в прошлом. Был, скажем, в истории русского языка период интенсивного проникновения элементов французского языка, в более раннюю эпоху — интенсивного проникновения элементов немецкого, а еще раньше — интенсивного проникновения элементов польского.

Приведу кое-какие иллюстрации того, как разнообразно подпитывался современный русский язык словами из других соседних языков. Конечно, влияния касаются не только слов, но об этом рассказывать сложнее, а слова как раз вещь очень наглядная.

Эту историю можно начинать с любой точки — собственно с русского языка или, углубившись в прошлое дальше, с праславянского языка. Можно, вообще говоря, рассматривать даже заимствования праиндоевропейского времени, но это для нас будет слишком далеко. Если начать с праславянского, то существенно указать, что в нем имеется значительный пласт германских заимствований, которые в дальнейшем сохранились не только в русском языке, но и во всех славянских языках. Они прижились и стали частью собственно славянского лексикона.

Сейчас про некоторые из них нам даже трудно поверить, что это не исконно русские слова; но историческая лингвистика неумолимо показывает, что многие слова имеют именно такое происхождение. Например, слово князь, как это ни удивительно, есть в точности то же самое слово, что немецкое König или английское king. Его древняя форма kuningaz, которая и была заимствована, со временем дала русское слово князь. Или, скажем, слово хлеб — это то же самое слово, что английское loaf “булка’. Данное заимствование, скорее всего, следует относить к периоду широкой экспансии готов, когда эти активные германские племена владели огромными территориями практически всей современной Украины, значительной части Балкан, Италии, Испании, части Франции и т. д. Так что нет ничего удивительного в том, что во всех языках перечисленных стран остались какие-то следы древнего готского владычества.

О Крыме стоит упомянуть специально, поскольку в Крыму готы дожили до XVI в. Голландский дипломат XVI в. Бусбек с изумлением обнаружил, что понимает некоторые слова в речи жителя Крыма, говорящего на неизвестном языке. Это оказался крымско-готский язык, самый поздний остаток вымершего во всех остальных местах готского языка.

Германскими заимствованиями в славянском являются также, например, слово полк или глагол купить; в современном немецком соответствующие древнегерманские слова дали Volk “народ’ и kaufen “покупать’.

Тут нужно указать, что если слово заимствовано из германского, то германское слово в самом германском не обязательно было исконным. Часто оно само было заимствованием откуда-то еще. Так, германское слово, давшее немецкое kaufen, — это заимствование из латыни. А исконно ли соответствующее слово в латыни — это еще вопрос дискуссионный. Ведь нередко оказывается, что латинские слова заимствованы из греческого, а греческие — из египетского.

Возьму слово из другого ряда: изумруд. Первоначальные истоки его устанавливаются не вполне надежно. Скорее всего, первоисточником был какой-то семитский язык, откуда слово было заимствовано в санскрит. Из санскрита оно во время походов Александра Македонского было заимствовано в греческий, из греческого — попало в арабский, из арабского — в персидский, из персидского — в турецкий, а из его турецкой формы происходит русское слово изумруд. Так что здесь лингвистика может установить шесть или семь этапов «путешествия» этого слова, в результате которого получилось наше русское слово изумруд.

Некоторая часть иностранных заимствований не вызывает у нас никакого удивления. Например, определенный плод мы называем киви. Ясно, что слово нерусское. Еще сравнительно недавно никто не подозревал о том, что такое существует. Какие-нибудь лет 20–30 назад этого слова не было, потому что предмета не было. То есть, когда сам предмет приходит из какой-то дальней страны, довольно очевидно, что он приходит вместе со своим названием. И тогда совершенно естественно, что мы называем его так, как называли там. Таких примеров в русском языке огромное количество, многие сотни. Возможно, даже и тысячи.

Но, конечно, гораздо сильнее впечатляют примеры типа хлеб, или полк, или князь, где кажется, что всё это наше собственное. Скажем, слов буква тоже является древнегерманским заимствованием. Это то же самое слово, что название дерева бук. Первоначально были деревянные буковые таблички, на которых что-то вырезалось, и, соответственно, сам вырезанный на них знак носил то же название. И вот в русском языке есть оба слова: и бук, и буква — оба заимствованы из германского.

Еще пример: слово осёл; но про него еще можно сказать, что это животное все-таки не на каждом шагу встречается в русских краях, то есть его можно отнести к категории экзотических животных. Но в каких-то других случаях это не получится. Так, германскими заимствованиями являются также слова стекло, котёл, художник, хижина и многие другие.

Не буду перечислять заимствования из греческого, они были на протяжении всего существования русского языка. Самые древние из них касаются еще довольно простых слов, например корабль или парус. Парус — это то же самое слово, что греческое фарос, — в славянском исполнении. В большом количестве имеются греческие заимствования среди слов высокого стиля. Часть из них заимствованы непосредственно (скажем, евхаристия из церковного лексикона), часть — путем калькирования, то есть передачи исходного слова славянскими средствами (благословение, благочестие и т. п. — всё это кальки, точные эквиваленты греческих сложных слов с их составными частями).

На протяжении длительной истории, начиная еще с праславянского времени и дальше практически до настоящего дня, наблюдается сильное влияние восточных языков на русский. В этом смысле евроазиатское положение русского языка, имеющего, с одной стороны, контакты в направлении запада, с другой стороны — в направлении востока, сказывается в языке очень отчетливо. Иногда восточные заимствования огрубленно называют татарскими, но это очень условно. В широком смысле они тюркские, поскольку тюркских языков, которые контактировали с русским, много. Это и турецкий, и татарский, и чувашский, и башкирский, и чагатайский — древний литературный язык Средней Азии, и кыпчакский язык половцев, с которыми наши предки контактировали с древности, и язык печенегов. Так что часто не удается установить, из какого конкретно тюркского языка заимствовано то или иное слово, поскольку эти языки близко родственны между собой. Важно то, что этот фонд таких слов в русском языке очень велик.

Понятно, что многие из таких слов обозначают типичные восточные понятия. Но имеется и много слов более общего значения; так, тюркского происхождения, например, такие слова, как башмак, кабан, колпак, кирпич, товар, чулан, казак, казан, курган.

Нередко слово заимствуется не в том значении, которое оно имеет в языке-источнике. Например, слово кавардак, которое сейчас обозначает беспорядок, на самом деле вовсе не это значит по-турецки: там это обозначение некоего вида жареного мяса.

Очень часто турецкий или татарский оказываются, как и германский, передатчиками для других восточных языков, в частности, для такого огромного источника лексики всего востока, как арабский язык; другим таким первоисточником бывает персидский, реже китайский.

Таково, например, слово арбуз, которое пришло к нам из персидского через тюркское посредство.

Заметим, что такие слова лингвист может опознать как не собственно славянские, даже и не зная их происхождения. Так, слово арбуз имеет структуру, ненормальную для славянских языков: корень слова состоит из двух слогов, причем с необычным набором гласных.

На примере этого слова можно даже показать, как вообще лингвисты могут установить, что слово пришло, скажем, из турецкого языка в русский, а не из русского в турецкий.

Это типовая ситуация, которую полезно понимать. Принцип здесь всегда один и тот же: если слово исконное, то оно распадается на осмысленные части в рамках данного языка и имеет в нем родственные слова. Вот, например, в современном французском языке есть слово закуски, Это не очень, конечно, активное слово французского языка, но, тем не менее, оно существует. И можно было бы и здесь сказать: «Может быть, наше слово закуски заимствовано из французского? Почему нет, если по-французски и по-русски одинаково говорится: закуски

Ответ очень простой: закуски — русское слово, а не французское, потому что по-русски оно прекрасно делится на значимые части: приставка за, корень кус, суффикс к, окончание и. Каждая из них осмысленна и уместна. Для корня кус можно найти и другие слова, для приставки за есть масса других примеров, имеется огромное количество слов с суффиксом к. А во французском это слово выпадает из всех норм французского языка. Так французские слова не строятся, ничего похожего нет.

Вот главный критерий: в рамках одного языка слово является естественным, а в других языках оно целым рядом признаков выдает свою инородность и никаких родственных ему слов не находится.

То же и со словом арбуз. В персидском это харбуза, где хар это “осел’, а буза — “огурец’. Вместе получается “ослиный огурец’, и, кстати, означает он там не арбуз, а дыню.

Среди слов восточного происхождения тоже немало таких, которые могут нас удивить. Нас не удивит, что слово изумруд иностранное: изумруд действительно не слишком часто встречается в русском быту. А вот слово туман на первый взгляд производит впечатление русского. Тем не менее, оно родилось в персидском языке, и там его звуковой состав имеет свои основания. Из персидского оно перешло в турецкий, а из турецкого в русский. Аналогичное происхождение имеют, например, базар, амбар, чердак.

Иногда бывают слова обманные. Лингвистически небезынтересно в этом смысле слово изъян. Оно обозначает некоторый дефект, недостаток и звучит очень по-русски: что-то изъяли из какого-то предмета или из некой нормы и тем самым он оказался предметом с изъяном. Оказывается, однако, что это вовсе не русское слово, а заимствование из персидского — либо прямое, либо через посредство турецкого.

В персидском это слово с несколько иным порядком фонем: зиян; оно означает “недостаток, порок’ и вполне выводимо из иранского лексикона. А изъян — это форма, которую зиян принял в русском языке, то есть слово подверглось некоторому изменению, придавшему ему осмысленность. В самом деле, зиян ничего не говорит русскому уху, а изъян это уже почти понятно, тем более что уже смысл готов — это “недостаток’. Это то, что называется народной этимологией: народ несколько подправляет иностранное слово в сторону большей понятности.

Замечательно, что слово зиян в несколько менее явной форме имеется в русском языке еще в одном очень хорошо известном нам слове — обезьяна. Обезьяна — это арабско-персидское абузиян. Слово зиян имеет второе значение — “грех, порочное действие’. А абу — это “отец’. Так что обезьяна — “отец греха’, по причинам вполне понятным.

Свои вклады в русскую лексику вносят и западные языки.

Первым по порядку оказывается ближайший к нам язык западного мира — польский. Это родственный язык, но он гораздо активнее, чем русский, впитал слова западных языков, во-первых, из-за близости к германскому и романскому миру, во-вторых, в силу католицизма. Так что польская лексика насыщена западными элементами несравненно сильнее, чем русская. Но многие из них перешли и в русский. Это произошло в XVI–XVII вв., в эпоху активного польского влияния. Масса новых слов вошла тогда в русский язык; в некоторых случаях польская форма непосредственно видна, в других она устанавливается только лингвистическим анализом. В большинстве случаев, впрочем, это не собственно польские слова, а слова, которые в свою очередь пришли из немецкого, а в немецкий — обычно из латыни. Или в польский они пришли из французского, но попали в русский язык уже в польской форме.

В этот ряд попадают, например, слова рыцарь, почта, школа, шпага — все они имеют в русском языке польскую форму. Скажем, в слове школа не было бы начального шк, было бы скола, если бы оно заимствовалось прямо из западных языков. Это эффект перехода через немецкий, который дает ш в польском, а из польского это ш переходит в русский.

Есть некоторое количество шведских заимствований, например сельдь, селедка. Одно из замечательных шведских заимствований — это слово финны. Потому что, как вы, может быть, знаете, финны не только не называют себя финнами, а, строго говоря, нормальный не очень обученный финн не может даже произнести этого слова, потому что в финском языке нет фонемы ф. Финны называют себя суоми; а финны — это название, которым их называли шведы. В шведском языке фонема ф есть, и она встречается часто. В шведском языке это осмысленное слово, со значением “охотники’, “искатели’ — от шведского глагола finna “находить’ (= англ. find). Это слово вошло не только в русский язык, а во все языки мира, кроме финского. Так что страна называется шведским названием — это такой особо изысканный случай иностранного заимствования.

Следующий культурный и лексический натиск на русский язык совершил немецкий язык, в основном в XVIII, частично в XIX в. Правда, в петровское время — наряду с голландским. В частности, большинство морских терминов заимствовано из голландского языка — в соответствии с увлечениями Петра I и с его прямыми связями с Голландией, где он, как известно, даже поработал плотником. Слова крейсер, шкипер, флаг — голландские. Таких слов несколько десятков.

Немецких слов еще больше, поскольку немецкое влияние было шире и длительнее. И опять-таки какие-то из них легко опознаются как немецкие, например парикмахер. Но есть и такие слова немецкого происхождения, которые вы никогда не опознали бы без специального анализа. Про слово рубанок решительно не приходит в голову, что это не русское слово: кажется, что он так назван, потому что им что-то срубают или рубят. На самом деле им делают нечто другое, тем не менее, мы воспринимаем это как вполне хорошее название. В действительности же это немецкое слово Rauhbank — “доска для зачистки’.

Еще хитрее слово противень, на котором жарят. Совершенно русского вида слово. Но это немецкое Bratpfanne — “сковородка для жарки’. Упрощаясь и русифицируясь, Bratpfanne дало не просто русское, а народное русское слово противень. Есть и вариант протвень — тоже не случайный и даже более старый.

Маляр, танец, пластырь, солдат, аптека и множество других — все эти слова пришли непосредственно из немецкого языка, но сейчас прижились очень хорошо.

Следующий, XIX в. дал обширный пласт французских заимствований. Многие из них вполне прижились, скажем бутылка, журнал, кошмар, курьер, афера.

Продолжая этот список, можно было бы привести еще и португальские, испанские, старые английские заимствования. А про новые английские и говорить нечего — вы сами, пожалуй, можете их назвать больше, чем лингвисты.

Вы видите, таким образом, насколько сильно на лексику языка влияют соседние языковые массивы. В частности, для русского языка эта история включает общение как минимум с двумя десятками языков. А если считать единичные случаи, то с дальними связями насчитаются еще десятки.

   

Перейдем теперь к следующей теме: поговорим о стилевых различиях внутри русского языка в разные моменты его истории. Оказывается, что и в этом отношении русский язык с древних времен находится в непростой ситуации.

Для всех языков с определенной культурной традицией нормально, что есть язык высокого стиля, воспринимаемый как более возвышенный, более очищенный, литературный. И далеко не всегда эта ситуация складывается одинаково. Так, есть языки, где в качестве высокого стиля используется один из вариантов, говоров, диалектов, существующих в пределах данного же языка, который по какой-то причине получил больший престиж. На территории Италии долгое время наиболее престижным считался говор Флоренции и, соответственно, тосканский диалект со времен Данте принимался за самую изысканную, высоко литературную форму речи на Апеннинском полуострове.

А в некоторых языках складывается ситуация, когда в качестве языка высокого стиля используется не свой язык, а некоторый иностранный. Иногда он может быть даже не родственным собственному, тогда это чистое двуязычие. Но чаще встречаются примеры такого рода с использованием другого языка, близкородственного тому, на котором говорит народ. В романском мире в течение всех средних веков в качестве высокого языка использовалась латынь, при том что собственные языки этих романских народов из латыни происходят и латынь им в какой-то степени близка. Не настолько, чтобы понимать, но, во всяком случае, у них масса общих слов.

Подобную роль в Индии играл санскрит. Его использовали наряду с теми языками, которые уже очень далеко ушли от санскритского состояния и использовались в бытовом общении. В сущности, нечто подобное есть и в нынешнем арабском мире, где существует классический арабский язык Корана, который уже сильно отличается от живых языков Марокко, Египта, Ирака. Высоким языком, который считается единственно пригодным для определенного типа текстов — религиозных, высокоторжественных, — остается для арабского мира классический арабский. А для бытового общения существует язык улицы.

Подобная ситуация была и в истории русского языка. Я привел иностранные примеры, чтобы показать, что это не уникальный случай, хотя, конечно, далеко не во всех языках ситуация однотипна. В истории русского языка с того времени, когда мы имеем дело со словом русский, существует и используется два славянских языка: собственно русский и церковнославянский.

Церковнославянский — это, в сущности, древнеболгарский язык, близкородственный, но всё же не тождественный русскому. Он был языком церкви и любого текста, от которого требуется стилистическая возвышенность. Это наложило отпечаток на дальнейшее развитие русского языка на протяжении всей его истории и продолжает в какой-то степени оказывать влияние до сих пор. Русский язык оказался как бы лингвистически раздвоен на то естественное, что возникало в бытовом, разговорном языке, и то, что соответствовало русским формам и синтаксическим оборотам в церковнославянском языке.

Самое броское различие вы, конечно, знаете: это так называемое полногласие и неполногласие. Полногласие — это сторона, сторож, берег, голова с -оро-, -ере-, -оло-, а неполногласие — страна, страж, брег, глава. Русская форма имеет здесь две гласных, а церковнославянская одну.

Сейчас мы с вами совершенно не воспринимаем слово страна как что-то нам чуждое. Это нормальная часть нашего с вами естественного лексикона. И для нас совершенно естественно сказать глава книги, и не приходит в голову, что это что-то навязанное. Нам не хочется говорить голова книги, точно так же, как мы не будем пытаться называть страну стороной.

Русский язык на протяжении своей истории впитал огромное количество церковнославянских слов, которые изредка значат то же самое, что в русском, но почти никогда на сто процентов. Иногда просто совсем не то же самое; так, голова и глава — это совершенно разные значения, они вполне могли бы называться словами, которые между собой вообще ничего общего не имеют. В других случаях это всего лишь стилистический оттенок, но он отчетливо чувствуется. Скажем, враг и ворог — это, конечно, более или менее одно и то же по значению, однако в слове ворог имеется коннотация народности, фольклорности, поэтичности, которое в слове враг отсутствует.

Современный русский язык использовал эти церковнославянские единицы в качестве отдельных слов или отдельных вариантов слова и тем самым их уже освоил.

То же самое происходило в истории русского языка и с синтаксическими конструкциями. И тут надо сказать, что, поскольку на протяжении большей части истории русского языка литературным и высоким был именно церковнославянский, наш с вами литературный синтаксис гораздо более церковнославянский, чем русский.

Тут я действительно выражаю свое огорчение. Потому что ныне во многом утрачен тот подлинный народный русский синтаксис, который лучше всего виден на берестяных грамотах. Они как раз во многом именно тем и восхищают, что в них совершенно нет церковнославянских оборотов, — это чистый разговорный русский язык. В отличие от нашего с вами литературного языка. Русский литературный язык на каждом шагу пользуется синтаксическими приемами, которые в живом языке не встречаются, а идут из церковнославянского.

Это, прежде всего, практически все причастия: делающий, делавший, видевший, виденный и т. д. Единственное исключение составляют краткие формы страдательных причастий прошедшего времени. Сделано — это русская форма, выпито — это русская форма. А вот полная форма: сделанный — уже церковнославянская. И все причастия на -ущий, -ющий церковнославянские, что видно уже и из того, что там суффиксы -ущ-, -ющ-. Я не сказал об этом, но вы, наверное, и сами знаете про соотношение церковнославянского щ и русского ч. Нощь, мощь — церковнославянское, ночь, мочь — русское. Для -ущий, –ющий, -ящий русские соответствия, следовательно, были бы -учий, -ючий, -ячий. Они есть в русском языке, но по-русски это уже не причастия, а просто прилагательные: кипучий, дремучий, стоячий, сидячий, лежачий. Их значение близко к причастиям, но всё же не одинаково с ними. А настоящие причастия, которые можно использовать в синтаксисе именно как глагольную форму (и которые мы действительно научились применять как удобное синтаксическое средство, потому что они помогают нам, например, спастись от лишнего слов который), представляют собой церковнославянизм.

Менее известно другое явление этого рода. В бытовом разговоре мы часто отклоняемся от того, как мы должны были бы написать, если бы сдавали редактору свое литературное сочинение. И вы не получили бы одобрения, если бы в вашем школьном сочинении вы начали фразу так: А знаете, что я вчера видел. Между тем начальное а — это совершенно нормальная форма разговорной русской речи: А вот что я вам скажу. А после этого было то-то и то-то. В живой речи с а начинается едва ли не большинство предложений. И это ровно то, что мы наблюдаем в берестяных грамотах. Слово а в начале фразы означает примерно следующее: «Вот что я сейчас вам скажу». Но в нормах церковнославянского языка это слово отсутствовало. Церковнославянская норма его не только не употребляла, но и запрещала употреблять. То есть запрещала, конечно, не в смысле государственного эдикта, а в смысле редакторского давления, которое действует до сих пор. Редактор вам это а зачеркнет и сейчас.

Извините меня, это теперь устарело, редакторов сейчас почти нет. Но в недавнем прошлом редакторы были важнейшей частью любого издательского дела. Это сейчас масса книг выходит с чудовищными опечатками и огрехами всех родов, потому что их не редактировали вовсе; наступила новая эпоха с невнимательным отношением к качеству текста. Но еще сравнительно недавняя эпоха требовала фактически соблюдения церковнославянской нормы, хотя редактор, конечно, этого не знал. Эту норму соблюдает и русская литература, при том что те же самые авторы в бытовой речи, обращаясь к собственным детям или жене, говорили, конечно, нормальным русским языком, почти каждое предложение начиная с а.

Подобные детали показывают, что двусоставность русского языка, имеющего два источника: русский и церковнославянский, — выражается не только в выборе слов и в их формах, но и в синтаксисе. И русский литературный синтаксис тем самым заметно отличается от русского разговорного синтаксиса.

Недаром примерно лет 25 назад возникло новое направление в изучении русского языка — изучение русской разговорной речи. Для нее стали писать свои грамматики, ее стали описывать так, как если бы это был отдельный самостоятельный язык, с уважением к каждому элементу того, что реально слышится. Сама возможность и сама необходимость так к этому подходить в значительной степени является следствием вот этой древней ситуации, сложившийся в Х в., тысячу с лишним лет назад, когда на Русь в качестве литературного и высокого языка пришел родственный, но другой язык — церковнославянский.

   

Перейду к следующему аспекту.

Это тот аспект истории русского языка, который имеет отношение к диалектам и говорам, к диалектному членению и взаимодействию. Традиционную схему в самом общем виде я вам изложил выше. Она состоит в том, что примерно в Х в. имелся единый древнерусский язык, он же восточнославянский, из которого со временем путем разветвления, развития каких-то различий произошли три современных восточнославянских языка: русский, украинский, белорусский. А в каждом из этих трех языков по традиционной же схеме имеются еще более тоненькие ветви. В русском языке имеется, скажем, вологодский, архангельский, новгородский, курский говор, сибирские говоры и т. д. На Украине также можно выделить целый ряд говоров; то же и в Белоруссии. А внутри, например, блока вологодских говоров выделяются еще маленькие группки каких-то районов или даже иногда отдельных деревень. Вот такое дерево, которое ветвится от мощного ствола до самых мелких веточек в конце.

Такова простая традиционная схема. Но в нее, как я вас уже предупредил, придется вносить некоторые коррективы. В значительной степени эти коррективы возникли после открытия берестяных грамот.

Берестяные грамоты, которые в громадном своем большинстве происходят из Новгорода, показали, что в Новгороде и на окружающих его землях существовал говор, сильнее отличавшийся от остальных, чем представляли себе до открытия берестяных грамот. В нем даже некоторые грамматические формы были не такие, как в классическом известном нам из традиционной литературы древнерусском языке. И, конечно, были и некоторые свои слова.

При этом удивительное, неожиданное и непредсказуемое с точки зрения существовавших до открытия берестяных грамот представлений событие состояло в следующем: оказалось, что эти черты новгородского диалекта, отличавшие его от других диалектов Древней Руси, ярче всего выражены не в позднее время, когда, казалось бы, они могли уже постепенно развиться, а в самый древний период. В XI–XII вв. эти специфические черты представлены очень последовательно и четко; а в XIII, XIV, XV вв. они несколько ослабевают и частично уступают место более обычным для древнерусских памятников чертам.

Точнее говоря, просто изменяется статистика. Так, в древненовгородском диалекте именительный падеж единственного числа мужского рода имел окончание : скоте — это новгородская форма, в отличие от формы традиционной, которая считалась общерусской, где то же самое слово имело другое окончание: в древности , а ныне нулевое. Разница между общедревнерусским скотъ и новгородским скоте обнаруживается с древнего времени. И ситуация выглядит так: в грамотах XI–XII вв. форма именительного падежа единственного числа мужского рода примерно в 97% случаев имеет окончание . А оставшиеся 3% легко объясняются некоторыми посторонними причинами, например тем, что фраза церковная. Отсюда можно заключить, что в древний период окончание  было практически единственным грамматическим оформлением для именительного падежа единственного числа. А в грамотах XV в. картина уже существенно иная: примерно 50% скоте и 50% скотъ.

Мы видим, таким образом, что черты древненовгородского диалекта с ходом времени частично теряют свою яркость. Что это значит и почему это была такая новость и неожиданность для лингвистов?

Это значит, что наряду с традиционной схемой, которая выглядит как разветвляющееся дерево, приходится признать в истории языков также и противоположное явление. Явление, состоящее в том, что нечто первоначально единое делится на несколько частей, носит название дивергенции, то есть расщепления, расхождения. Если же имеет место обратное явление, то есть нечто первоначально различное становится более похожим, то это конвергенция — схождение.

Про конвергенцию было мало что известно, и само ее существование в истории говоров и диалектов древнерусского языка практически никак не обсуждалось и не привлекало внимания. Поэтому свидетельства берестяных грамот оказались такими неожиданными. Если в древненовгородских берестяных грамотах XI–XII в. окончания типа скоте составляют 100%, а в XV веке — только 50%, а в остальных 50% выступает центральное (можно условно обозначить его как московское) окончание скотъ — это значит, что происходит сближение говоров. Частичное сближение, новгородский говор еще не теряет совсем своих черт, но выражает их уже непоследовательно в отличие от древности, когда это было последовательно. Мы видим типичный пример конвергенции, то есть сближение того, что первоначально было различным.

И это заставляет основательно пересмотреть традиционную схему того, как были устроены диалектные отношения Древней Руси. Приходится признать, что в X–XI вв., то есть в первые века письменной истории, на территории восточного славянства членение было вовсе не таким, как можно себе представить на основании сегодняшнего разделения языков: великорусский, украинский, белорусский. Оно проходило совсем иначе, отделяя северо-запад от всего остального.

Северо-запад — это была территория Новгорода и Пскова, а остальная часть, которую можно назвать центральной, или центрально-восточной, или центрально-восточно-южной, включала одновременно территорию будущей Украины, значительную часть территории будущей Великороссии и территории Белоруссии. Ничего общего с современным делением этой территории на три языка. И это было действительно глубокое различие. Существовал древненовгородский диалект в северо-западной части и некоторая более нам известная классическая форма древнерусского языка, объединявшая в равной степени Киев, Суздаль, Ростов, будущую Москву и территорию Белоруссии. Условно говоря, зона скоте на северо-запад и зона скотъ на остальной территории.

Скоте и скотъ — это одно из очень существенных различий. Было еще одно весьма важное различие, о котором я не буду сейчас говорить, потому что для этого потребовалось бы очень много времени. Но оно такое же основательное, и территориальное разделение здесь было точно такое же.

Может показаться, что северо-западная часть была маленькой, а центральная и южная часть — очень большой. Но если учесть, что в это время новгородцами уже была колонизована огромная зона севера, то на самом деле новгородская территория оказывается даже больше, чем центральная и южная. В нее входят нынешняя Архангельская область, Вятская, северный Урал, весь Кольский полуостров.

А что будет, если мы заглянем за рамки восточного славянства, посмотрим на западнославянскую территорию (поляки, чехи) и южнославянскую территорию (сербы, болгары)? И попытаемся как-то продолжить в этих зонах обнаружившуюся линию разделения. Тогда окажется, что северо-западная территория противопоставлена не только Киеву и Москве, но и всему остальному славянству. Во всем остальном славянстве представлена модель скотъ, и только в Новгороде — скоте.

Тем самым обнаруживается, что северо-западная группа восточных славян представляет собой ветвь, которую следует считать отдельной уже на уровне праславянства. То есть восточное славянство сложилось из двух первоначально разных ветвей древних славян: ветви, похожей на своих западных и южных родственников, и ветви, отличной от своих родственников, — древненовгородской.

Похожие на южно- и западнославянскую зоны — это прежде всего киевская и ростово-суздальская земля; и существенно то, что при этом между ними самими для древнего периода мы не видим никаких существенных различий. А древняя новгородско-псковская зона оказывается противопоставлена всем остальным зонам.

Таким образом, нынешняя Украина и Белоруссия — наследники центрально-восточно-южной зоны восточного славянства, более сходной в языковом отношении с западным и южным славянством. А великорусская территория оказалась состоящей из двух частей, примерно одинаковых по значимости: северо-западная (новгородско-псковская) и центрально-восточная (Ростов, Суздаль, Владимир, Москва, Рязань).

Как мы теперь знаем, это и были в диалектном отношении две главные составные части будущего русского языка. При этом нелегко сказать, какая из этих двух частей в большей мере поучаствовала в создании единого литературного языка. Если считать по признакам, то счет оказывается примерно 50 на 50.

Как уже было сказано, центральные и южные говоры древнерусского языка отличались от новгородского рядом важных признаков, а друг от друга ничем существенным не отличались. Новые границы между будущей Великороссией и будущей Украиной вместе с Белоруссией в значительной степени совпадают с политическими границами Великого княжества Литовского в XIV–XV вв., когда экспансия Литвы привела к тому, что будущие Украина и Белоруссия оказались под властью Литвы. Если нанести на карту границы владений Великого княжества Литовского в XV в., это будет примерно та же граница, которая сейчас отделяет Российскую Федерацию от Украины и Белоруссии. Но XV в. — это позднее время по отношению к нашему древнему членению.

   

Рассмотрим более конкретно ряд диалектных явлений и их соответствия в современном литературном русском языке.

Слова со структурой корня типа целый, с начальным це- (из прежнего цѣ-), характерны для центрально-восточного региона. На северо-западе эти корни имели начальное ке-. За этим стоит очень важное фонетическое явление, о котором можно рассказывать длинно; но здесь я вынужден ограничиться простой констатацией данного факта. Другой относящийся к данной теме факт состоит в том, что на северо-западе говорили на руке, в то время как на востоке было на руце. Сейчас мы говорим целый, но на руке. Это не что иное, как соединение того целый, которое идет с востока, с тем на руке, которое идет с северо-запада.

Форма именительного падежа единственного числа мужского рода на северо-западе была городе (так же, как скоте). А на востоке она была городъ. Современная литературная русская форма, как мы видим, идет с востока.

Родительный падеж единственного числа женского рода: на северо-западе — у сестре, на востоке — у сестры. Литературная форма — восточная.

Предложный падеж: на северо-западе в земле, на коне, на востоке — в земли, на кони. Литературные формы — северо-западные.

Множественное число женского рода (возьмем пример с местоимением): на северо-западе — мое корове, на востоке — мои коровы. Литературная форма — восточная.

Бывшее двойственное число два села — это северо-западная форма. Восточная форма — две селе. Литературная форма — северо-западная.

Повелительное наклонение: северо-западное помоги, восточное помози. Литературная форма — северо-западная.

Третье лицо настоящего времени глагола: на северо-западе везе, на востоке — везеть. Литературная форма — восточная.

Повелительное наклонение: северо-западное везите, восточное — везете. Литературная форма — северо-западная.

Деепричастие северо-западное везя, восточное — веза. Литературная форма — северо-западная.

Вы видите, что соотношение действительно примерно 50 на 50. Вот что в морфологическом отношении представляет собой наш современный русский язык. Это наглядный результат конвергенции двух основных диалектов — как будто карточная колода, где две половины колоды вставлены друг в друга.

Лингвистика в каких-то случаях может дать если не окончательный, то предположительный ответ, почему в отдельных пунктах побеждал северо-западный член пары, а в других восточный. Иногда может, иногда не может. Но это не самое существенное.

Существен прежде всего сам факт, что современный литературный язык очевидным образом соединяет черты древнего северо-западного (новгородско-псковского) диалекта и древнего центрально-восточно-южного (ростово-суздальско-владимирско-московско-рязанского). Как я уже говорил, до открытия берестяных грамот этот факт был неизвестен. Представлялась гораздо более простая схема ветвящегося путем чистой дивергенции дерева.

Отсюда вытекает, между прочим, весьма существенное для каких-то нынешних уже не лингвистических, а социальных или даже политических представлений следствие. Это то, что неверен популярный на нынешней Украине лозунг исконного древнейшего отличия украинской ветви языка от русской. Эти ветви, конечно, различаются. Сейчас это, безусловно, самостоятельные языки, но древнее членение проходило вовсе не между русским и украинским. Как уже было сказано, ростовско-суздальско-рязанская языковая зона от киевско-черниговской ничем существенным в древности не отличалась. Различия возникли позднее, они датируются сравнительно недавним, по лингвистическим меркам, временем, начиная с XIV–XV вв. И, наоборот, древние отличия между северо-западом и остальными территориями создали особую ситуацию в современном русском языке, где сочетаются элементы двух первоначально различных диалектных систем.

   

Пожалуйста, вопросы.

Е. Щеголькова (10 класс): Вы говорили про место иностранных языков. А каково оно у английского языка в Индии?

А. А. Зализняк: Да, нынешний английский язык в Индии действительно занимает некую особую позицию, поскольку это не просто иностранный язык наряду с местным. В Индии, как вы знаете, огромное количество языков, считается, что до двухсот. Тем самым в ряде случаев единственный способ общения между индийцами это то, что оба будут знать английский. Английский язык в этой ситуации оказывается в функционально совершенно особой роли не просто навязанного иностранного языка, но также и средства общения. Так что это несколько похоже на те ситуации, которые я описал, но ввиду многоязычия страны случай, пожалуй, особый.

– Вы говорили, что до XIV в. новгородцы не называли свой язык русским. А есть слово, которым новгородцы называли свой язык и себя?

А. А. Зализняк: Они называли себя новгородцами. Хорошо известно, что на вопрос «Вы кто?» нормальный ответ простого человека — крестьянина, рыбака, — который где-то живет постоянно, будет: «Мы волгари, мы вологодские, мы псковские». Он не скажет, что он русский, татарин или француз, а назовет сравнительно узкую область. Это никакая не нация и не особый язык, это в сущности территориальное указание. Например, сложно было добиться от белорусов, чтобы они называли себя белорусами, потому что они привыкли говорить о себе: могилевские, гомельские и т. д. Только специальная пропаганда довела до их сознания, что они должны называть себя белорусами. Это понятие в действительности очень поздно сформировалось.

Г. Г. Ананьин (учитель истории): Правильно ли я понял, что вы связываете образование украинского и белорусского языка исключительно с политическим моментом польско-литовского влияния?

А. А. Зализняк: Не исключительно. Исключительно — это был бы перебор. Но это определило границы разделения. Как всегда бывает в разных частях территории, там, конечно, естественным образом происходили разные фонетические и прочие изменения. И они не были связаны с политическими причинами. Но некоторое отделение друг от друга двух общностей, которые стали развиваться порознь, было в значительной степени политическим. А собственно лингвистическое развитие было, конечно, независимым.

– Почему сложилось именно два языка: украинский и белорусский?

А вот это очень тяжелый вопрос. Он очень горячо и остро обсуждается сейчас на Украине и в Белоруссии. Различия между этими языками значительны. При этом белорусский язык в целом гораздо больше похож на русский, чем на украинский. Особенно велика близость между белорусским языком и южновеликорусскими говорами.

Ситуация сложна еще и тем, что Украина большая страна, а Белоруссия не очень большая. И у кого-то может возникать соблазн посмотреть на нее как на такой небольшой придаток великой Украины. Но исторически это было в точности наоборот. Исторически Великое княжество Литовское пользовалось языком, который правильно называть старобелорусским. Хотя литовские князья были литовцами по происхождению и в быту со своими слугами говорили по-литовски, во всех остальных случаях жизни они говорили по-старобелорусски. И вся государственная деятельность в Великом княжестве Литовском осуществлялась на старобелорусском языке; иногда он же называется западнорусским. Так что в культурном отношении выделение Белоруссии предшествует выделению Украины. Это создает чрезвычайно непростые проблемы, которые я даже не хотел бы здесь формулировать, так как что бы я ни сказал, это должно вызвать протест противоположной стороны.

– Когда можно говорить о выделении украинского и белорусского языка из русского? Хотя бы век.

А. А. Зализняк: Не из русского. Это разделение того, что называют западнорусским или, иначе, старобелорусским, у которого был украинский диалект на юге. Происходило чисто лингвистическое выделение просто как функция от времени. Осознанное выделение какими-то литераторами, писателями, осознанно называющими себя белорусами или украинцами, происходит довольно поздно, порядка XVIII в.

– Современный русский язык сложился в результате конвергенции. Есть еще примеры такого же схождения?

А. А. Зализняк: Да, есть. Я сейчас не очень уверен, что сразу вам такое приведу, чтобы было равновесие составляющих. Потому что равновесие это случай уникальный. А если не ограничиваться только теми примерами, где действительно имеется равновесное участие, то, конечно, это литературный английский язык. Древнеанглийские зоны довольно сильно различались по языку, и чудовищность современной английской орфографии в значительной степени является продуктом именно этого. Скажем, почему то, что пишется bury, читается бери? А просто потому, что это разные диалектные формы. В диалекте было свое произношение, но при этом осталась старая орфография, при которой должно было быть другое чтение. Таких примеров в английском языке довольно много. Хотя, конечно, в английском это не так ярко.

– Можно все-таки привести какое-нибудь объяснение, небольшой пример, почему победила северо-западная или восточная форма?

А. А. Зализняк: Пример привести можно, но небольшой нельзя. Потому что я должен буду отступить так далеко, что это будет еще пол-лекции. Вы слишком трудную задачу мне задаете. Я только могу попробовать описать схему того, что тут пришлось бы объяснять. Мне пришлось бы тогда рассмотреть не одни лишь показательные примеры, а всю систему склонения в одном говоре и всю систему склонения в другом. В каждом это примерно пятьдесят явлений. И я показал бы, что если в определенной точке произошло такое-то изменение, то это в целом создаст более последовательную систему. Но вы сами понимаете, что если я сейчас начну разбирать пятьдесят тех явлений и пятьдесят других, то зал немножко вас не одобрит.

А. Б. Кокорева (учитель географии): У меня вопрос по поводу глаголов изъять и зиять. Допускает ли лингвистика такую вещь, что в разных, совершенно несвязанных языках могут возникнуть однозвучные слова?

А. А. Зализняк: Случайно, конечно, могут быть. Более того, невероятно, чтобы такого нигде не было. Это маловероятно, но всякое маловероятное событие когда-нибудь происходит.

А. Б. Кокорева: Тогда встает вопрос, что является доказательством того, что слово изъять является персидским по происхождению?

А. А. Зализняк: Дело в том, что слово это фиксируется в памятниках в форме изъян с недавних пор, а в XVI в. оно пишется зиян.

– Можно ли говорить об отдельном псковском диалекте? Есть какие-нибудь заимствования оттуда?

А. А. Зализняк: Я постоянно говорил вам или о новгородском, или о новгородско-псковском диалекте. В действительности имеется некоторая лингвистическая разница между Новгородом и Псковом. И разница эта замечательным образом такова — может быть, это неожиданно на фоне того, что я вам рассказывал, — что настоящая чистота новгородского диалекта наблюдается во Пскове. Подлинный стопроцентный северо-западный говор представлен именно во Пскове, а в Новгороде он уже слегка ослаблен. По-видимому, это можно объяснять тем, что Новгород лежит уже на пути от Пскова к востоку, к Москве.

Скажем, если новгородско-псковский диалект несколько огрубленно описать как совокупность 40 характерных явлений, то окажется, что во Пскове представлены все 40, а в Новгороде — 36 из этого списка. Псков в этом смысле является ядром диалекта.

Диалектологи знают, что Новгородская область представляет собой интересную зону для исследований, но всё же сильно подпорченную множеством переселений, которые начались с Ивана III и особенно интенсивно происходили при Иване IV. В отличие от псковской зоны, которая в деревнях замечательно сохраняет древность — лучше, чем где бы то ни было.

Так что вы очень правильно назвали псковский говор, он действительно один из самых лингвистически ценных. Недаром замечательный диалектный словарь, один из двух лучших — это областной словарь псковского говора. Диалект выбран в частности и по этой причине, и словарь очень разумно сделан. Он еще не кончен, но насчитывает много десятков выпусков.

Таким образом, это говор, имеющий собственное лицо и ценность. Какие-то слова могут быть заимствованы именно оттуда. Но с уверенностью сказать, что какого-то слова не было в Новгороде, трудно. Сказать, что слово было, вы можете, когда один раз нашли его в какой-то деревне. Но сказать, что в какой-то области слова не было, — вы понимаете, как много нужно, чтобы это утверждать?

– А вот это персидское зиять — однокоренное с нашим зиять?

А. А. Зализняк: Нет, там не зиять, там уже готовое слово зиян. Оно не однокоренное с русским, оно другого происхождения. Это существительное, а зиять как глагол это собственно русское слово.

– А слово обуза связано с обезьяной?

А. А. Зализняк: Нет, обуза это русское слово. Нормальное об- и -уза, как в узник. Есть созвучие, но слова из совершенно разных источников.

Е. И. Лебедева: Спасибо большое, Андрей Анатольевич!

Фото ученицы 10 класса школы «М-Т» Анастасии Морозовой.

См. также другие лекции А. А. Зализняка в школе «Муми-тролль»:
1) Некоторые проблемы порядка слов в истории русского языка, 18.11.2005.
2) Об исторической лингвистике, 12.12.2008.
3) Об исторической лингвистике (продолжение), 05.02.2010.
4) О языке древней Индии, 11.02.2011.
5) Языки мира: арабский, 11.02.2013.
6) Из русского ударения, 17.02.2014.
7) Из рассказов о берестяных грамотах, 13.02.2015.

Выполнить задания по мышлению и письму

Нужно

Мышление и письмо. Педагогика. О стоимости договоримся. 1. Подготовить тезисные планы следующих работ: а) диалог Платона «Кратил», б) одного раздела (один раздел написан одним автором) из книги «Педагогика и логика» 2. Составить аннотированный список художественных произведений «Книги, которые должен прочитать учитель начальных классов. Объяснить, почему именно это произведение Вы рекомендуете (только то, что прочитали сами; не из школьной программы), не менее 10. 3. Составить по 10 вредных советов, обращенных трем разным адресатам, в каждой группе использовать одинаковую синтаксическую конструкцию. За образец взять смысловую модель «вредных советов» Григория Остера (совет от противного + прагматическое следствие, положительный результат для исполнителя совета). Необязательно в стихотворной форме. Из интернета не брать. Попробовать самим составить. Всего должно получиться 30. 4. Написать 2 эссе на темы: «Значимая для меня интеллехия», «Он и она: творческий союз», «Учитель (школа, спорт) в современном кинематографе: образы и выводы», «Я и другие (человек среди людей, проблема конфликта и понимания, что значит быть собой)», «Портрет моего поколения: система ценностей, запросы, пристрастия, оценки, отношения», «Что значит время перемен». 5.Подготовить публичное выступление по общему направлению «Состояние современного русского языка, культура речи, социолингвистика, психолингвистика, роль языка и речи в преподавательской, предпринимательской, правоохранительной, законодательной, политической, общественной, управленческой работе». Условия: а) тему сформулировать конкретнее и проблемнее, б) использовать минимум три источника (один должен быть на бумажном носителе), чтобы представить несколько точек зрения на проблему, в) подготовить не доклад, а устное выступление – убеждающую речь (без бумажки) ровно на 5 мин. Примерные темы публичных выступлений (убеждающая речь) – напечатанный текст с указанием источников, на основании которого вы готовили устное публичное выступление на 5 минут (рассказ, а не чтение). Речевая агрессия и пути ее преодоления. Типы ораторов. Молодежный сленг / жаргон Имидж оратора. Профессиональный жаргон управленца Контакт в публичном выступлении. Влияние интернета на развитие современного русского языка Пути преодоления страха публичного выступления. Принципы эффективного слушания. Тренировка памяти. Язык как средство манипуляции. Особенности современного публичного общения. Мимика и жесты в межкультурной коммуникации Языковой паспорт говорящего. Невербальные средства общения. Дикция и техника речи. Русский язык на грани нервного срыва (Кронгауз) Русский язык на рубеже веков. Словари и речевая культура. В. Даль – создатель «Толкового словаря живого великорусского языка». Языковая норма как историческое явление. Новые слова и трудности их употребления. Современное русское словотворчество Заимствования в современном русском языке. Фразеологизмы, крылатые слова и выражения как средства выразительности речи Компьютерный жаргон. Язык геймеров Современный рекламный слоган. Слова – паразиты в нашей речи. Проблема сквернословия в русском языке. Функциональные стили речи и их особенности. Научный стиль речи и его особенности. Официально – деловой стиль речи и его особенности. Этические нормы речевой культуры. Этикет и международные отношения. Этика и культура телефонных переговоров Деловой этикет. Территориальные различия в русской речи Речь как показатель социального статуса говорящего. Национальные различия в невербальной культуре. Речевые конфликты в современном обществе и способы их разрешения. Изменения в русском речевом этикете последних лет. Речевые ошибки в речи публичных деятелей. И подобные

Корпус русского жестового языка

 

Социолингвистическая характеристика

Русский жестовый язык – естественный язык, используемый для коммуникации людьми с нарушениями слуха, проживающими на территории Российской Федерации и, частично, на территории ряда стран – бывших республик Советского Союза.

Русский жестовый язык, предположительно, принадлежит к семье французского жестового языка, куда также входят американский, нидерландский, фламандский, квебекский, ирландский и бразильский жестовые языки [Zeshan 2005: 559].

Несмотря на то, что в его названии присутствует слово «русский», по отношению к русскому звуковому языку русский жестовый язык является особым, совершенно самостоятельным языком, со своими собственными законами, лексикой и грамматикой.

Согласно Всероссийской переписи населения 2010 г., число носителей русского жестового языка на территории Российской Федерации составляет около 120.5 тыс. человек, однако по другим оценкам это количество в несколько раз больше. Например, по данным А.Л. Воскресенского, в России русским жестовым языком пользуются не менее двух миллионов человек [Воскресенский 2002]. Практически все носители русского жестового языка являются билингвами – они владеют в той или иной степени русским звуковым языком, в его устной и письменной форме.

Несмотря на значительное количество носителей, русский жестовый язык лишь недавно получил официальное признание. Долгое время его статус определялся статьей 14 «Обеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к информации» Федерального закона от 12.01.1995г. (в ред. от 09.12.2010 г.) «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», в которой говорилось, что «Язык жестов признается как средство межличностного общения». При этом в Федеральном законе от 25.10.1991 г. (в ред. от 24.07.1998 г.) «О языках народов Российской Федерации» прямо сказано, что «Закон <…> не устанавливает юридические нормы использования языков народов Российской Федерации в межличностных неофициальных взаимоотношениях». Другими словами, русский жестовый язык был лишен правового статуса.

30 декабря 2012 г. В.В. Путиным был подписан Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 14 и 19 Федерального закона “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”». В частности, в статью 14 были внесены изменения, уточняющие статус русского жестового языка и определяющие его как «язык общения при наличии нарушений слуха и (или) речи, в том числе в сферах устного использования государственного языка Российской Федерации». Таким образом, в новой редакции закон гарантирует возможность получения человеком с нарушениями слуха услуг по переводу в органах государственной власти и местного самоуправления, подготовку переводчиков и преподавателей русского жестового языка и обеспечение обучающихся этому языку учебниками и учебными пособиями. Два российских университета начали подготовку переводчиков русского жестового языка: в 2012 г. Московский государственный лингвистический университет (МГЛУ) начал вести подготовку бакалавров по профилю «переводчик жестового языка межкультурной коммуникации», в 2013 г. в Новосибирском государственном техническом университете (НГТУ) была открыта подготовка бакалавров по профилю «переводчик английского языка и русского жестового языка», а в магистратуре по направлению «педагогика» начали обучаться будущие преподаватели русского жестового языка. В Институте социальной реабилитации НГТУ – специализированном образовательном учреждении, осуществляющем профессиональное обучение лиц с ограниченными возможностями, в том числе и глухих – русский жестовый язык активно используется в процессе обучения на лекциях и практических занятиях.   

 

Русский жестовый язык и калькирующая жестовая речь

Параллельно с русским жестовым языком (РЖЯ) в социуме российских глухих используется калькирующая жестовая речь (КЖР). КЖР отражает грамматические и семантические особенности русского звукового языка. Жесты или их комбинации выступают в ней как эквиваленты слов русского звукового языка; порядок их следования соответствует порядку слов в русском звуковом языке; грамматическая информация, как правило, передается путем дактилирования (передачи слов/частей слов русского звукового языка при помощи дактилем – жестов, обозначающих буквы алфавита). Калькирование, как правило, сопровождается артикуляцией соответствующих русских слов.

В звуковых языках калькирование традиционно рассматривается как особый тип заимствования. Однако в жестовых языках калькирование оказывается ближе к кодовому переключению – переходу говорящего в процессе речевого общения с одного идиома на другой. При этом говорящий переключается не на сам звуковой язык (для носителей жестовых языков это зачастую является невозможным или представляет определенные трудности), а на идиом-посредник, в котором канал передачи информации принадлежит жестовому языку (визуально-кинетические средства), значащие единицы принадлежат либо жестовому, либо звуковому языку (жесты или дактилируемые слова), а правила употребления этих единиц – звуковому языку. 

Функционирование русского жестового языка в течение длительного времени только как средства бытового общения, отсутствие у него правового статуса и программ государственной поддержки послужили причинами глубоко укоренившихся заблуждений, что, во-первых, этот язык не является полноценной системой коммуникации, а во-вторых, что его использование затрудняет усвоение глухим ребенком русского звукового языка. До сих пор КЖР нередко воспринимается сурдопедагогами, переводчиками и даже самими глухими как престижный, «грамотный» вариант жестовой коммуникации по сравнению с русским жестовым языком. Следует, правда, отметить, что в последнее время среди носителей русского жестового языка, переводчиков и сурдопедагогов наблюдается рост уважения к русскому жестовому языку, понимания, что именно он представляет собой самостоятельный и уникальный язык, обладающий рядом характеристик, ставящих его в один ряд с другими естественными человеческими языками, тогда как КЖР – лишь вторичная знаковая система коммуникации.

Объем использования КЖР довольно сильно различается в речи разных носителей русского жестового языка, он зависит и от условий, в которых происходило усвоение жестового языка, и от разных представлений о его престижности, и от объема использования в повседневном общении русского звукового языка. Кроме того, в речи одного и того же носителя русского жестового языка объем использования КЖР может сильно варьировать в зависимости от обсуждаемой темы и условий коммуникации.

В последние годы русский жестовый язык постепенно начинает применяться в средствах массовой информации, интернете, образовании. Это новые, ранее нехарактерные для него коммуникативные сферы, неудивительно, что пока язык не располагает достаточным арсеналом лексических средств для передачи многих понятий. Особенно актуальна эта проблема в области образования, где остро ощущается нехватка стандартной и однозначной специальной терминологии в русском жестовом языке. Переводчики и носители русского жестового языка вынуждены в таких случаях прибегать к КЖР. Однако будущее все же видится не во все большем внедрении КЖР, а в развитии самого русского жестового языка, расширении его лексического состава.

 

Диалектное членение

Жестовые языки, как и звуковые, неоднородны в территориальном и социальном отношениях. Среди причин, обусловливающих территориальную неоднородность звуковых языков, основной является ослабление связей и относительная территориальная изоляция различных группировок языковой общности [Серебренников 1970: 451]. Социальную неоднородность языка можно объяснить с помощью сходных понятий: социальных границ и социальной дистанции. Речь разных людей различается в зависимости от принадлежности их к определенному социальному классу, их пола, возраста, этнической или религиозной принадлежности и т.д. [Вахтин, Головко 2004: 50–52]. Все сказанное справедливо и по отношению к жестовым языкам. Однако, как отмечается в [Lucas, Bayley, Valli 2003], в варьировании жестовых языков большую роль играют и факторы, связанные исключительно со спецификой сообществ глухих: сильная обособленность групп носителей языка друг от друга; разные условия усвоения языка; политика школьного образования глухих в том или ином регионе; отсутствие у слышащих родителей глухих детей навыков владения жестовым языком; методологическая позиция сурдопедагогов; отсутствие вплоть до последнего времени возможности общаться при помощи жестового языка на расстоянии.

Для русского жестового языка характерно использование разных региональных жестов для обозначения одних и тех же понятий, причем не только глухими, проживающими в разных регионах страны, но даже глухими, обучающимися в разных учебных заведениях одного региона. Имеются и «семейные» жесты, используемые только членами одной семьи. В небольшом исследовании [Буркова, Варинова 2012] сопоставлялась лексика, представленная в существующих словарях русского жестового языка, отражающих преимущественно речь его московских носителей, и лексика, полученная путем анкетирования новосибирских информантов. Исследование показало, что территориальные различия, по крайней мере между двумя исследуемыми региональными вариантами русского жестового языка, чаще проявляются не на лексическом уровне, в использовании абсолютно разных жестов для обозначения одних и тех же понятий, а на морфологическом или фонологическом уровнях: в различии каких-либо параметров жеста, чаще всего – характере движения.

 

Степень изученности

Изучение жестовых языков – сравнительно молодая область языкознания. Как самостоятельное направление лингвистической науки оно обозначилось в 60-е годы XX в. после выхода работы В. Стоуки “Sign Language Structure: An Outline of the Visual Communication Systems of the American Deaf” [Stokoe 1960]. В ней на материале американского жестового языка впервые было показано, что жестовые языки в своих фундаментальных чертах сходны со звуковыми языками и могут изучаться на тех же основаниях. В настоящее время за рубежом лингвистическое изучение жестовых языков – это признанная и уже достаточно разработанная область языкознания, библиография работ, посвященных различным аспектам их структуры и функционирования насчитывает несколько десятков тысяч названий. В семнадцатом издании справочника «Этнолог: Языки мира» (2013 г.) приводятся краткие сведения о ста тридцати восьми жестовых языках [Ethnologue], однако точное их количество остается неизвестным и хорошо изученными являются лишь немногие из них. Наибольшее число работ в данной области посвящено американскому жестовому языку. С той или иной степенью полноты описана грамматическая и лексическая структура ряда других жестовых языков Западной и Восточной Европы, Южной Америки, Африки и Австралии. Созданы и размещены в интернете корпусы нидерландского, британского, германского, австрийского, французского, шведского, австралийского жестовых языков. Во многих крупных европейских и американских университетах созданы соответствующие кафедры и центры, проводятся научные конференции, полностью посвященные теоретическим вопросам изучения жестовых языков.

По сравнению со многими другими национальными жестовыми языками русский жестовый язык пока еще остается недостаточно изученным и слабо задокументированным. Полного и всестороннего лингвистического описания этого языка до сих пор не существует. Вплоть до последнего десятилетия его изучение в России ограничивалось сурдопсихологическим и сурдопедагогическим аспектами. Редким исключением были лишь исследования выдающегося педагога-дефектолога Г.Л. Зайцевой, многолетние труды которой обобщены в учебнике «Жестовая речь. Дактилология» [Зайцева 2000] и сборнике статей «Жест и слово» [Зайцева 2006]. В этих книгах содержится ряд сведений о лингвистической структуре русского жестового языка. Кроме того, краткие обзорные очерки лексики и грамматики русского жестового языка представлены в работах [Зайцева, Фрумкина 1981], [Grenoble 1992] и [Давиденко, Комарова 2006].

С середины 1970-х годов ведется лексикографическое описание русского жестового языка. В 1975 г. вышел четырехтомный словарь «Специфические средства общения глухих» И.Ф. Гейльмана [Гейльман 1975]. В 2001 г. Р.Н. Фрадкиной был выпущен тематический словарь русского жестового языка «Говорящие руки» [Фрадкина 2001]. В 2009 г. московским отделением Всероссийского общества глухих был издан «Словарь русского жестового языка» [Базоев и др. 2009], содержащий около 1850 словарных статей. Кроме этого, выпускаются видеословари русского жестового языка, некоторые из них размещены в свободном доступе в интернете [Словарь лексики 2006; DigitGestus: Город жестов; Сурдосервер]. Лексика русского жестового языка представлена и в международном онлайн-словаре жестовых языков [Spreadthesign]. Во всех имеющихся словарях исходным является русский звуковой язык, словарей, составленных принципу «русский жестовый язык – звуковой язык» пока не существует.

С середины 2000-х годов лингвистические исследования русского жестового языка ведутся студентами и аспирантами Отделения теоретической и прикладной лингвистики Московского государственного университета. В 2009 г. Е. В. Прозоровой там была защищена первая кандидатская диссертация по русскому жестовому языку, посвященная особенностям его дискурсивной структуры [Прозорова 2009]. С 2009 года исследования русского жестового языка проводятся студентами и аспирантами Новосибирского технического университета. Русский жестовый язык изучается также в Амстердамском университете, где в 2014 г. В. И. Киммельманом была защищена диссертация, посвященная сопоставительному исследованию информационный структуры нидерландского и русского жестовых языков [Kimmelman 2014].

Интерес лингвистов к русскому жестовому языку постепенно растет, однако лингвистическое его изучение пока еще находится в самом начале пути. Между тем изучение жестовых языков как второго равноправного типа естественных человеческих языков является чрезвычайно актуальной задачей для лингвистической науки. Как справедливо замечает А.А. Кибрик, «лингвистика, не учитывающая и напротив учитывающая существование жестовых языков, дает соответственно плоское и объемное изображение языковой реальности» [Кибрик 2009]. Изучение жестовых языков значимо для развития лингвистической теории и типологии, проверки универсальности тех или иных лингвистических теорий, поскольку помогает глубже понять природу человеческого языка вообще. Лингвистические исследования русского жестового языка очень важны и с практической точки зрения. В настоящее время, когда этот язык начал использоваться в образовании, остро ощущается нехватка качественных учебников и учебных пособий, разработка которых невозможна без опоры на серьезные лингвистические исследования и должна осуществляться в тесном сотрудничестве лингвистов, сурдопереводчиков, сурдопедагогов, а также самих носителей языка.

 

Литература

Базоев В. З., Гаврилова Е. Н., Егорова И. А., Ежова В. В., Давиденко Т. П., Чаушьян Н. А. Словарь русского жестового языка. М.: Флинта, 2009.

Буркова С. И., Варинова О. А. К вопросу о территориальном и социальном варьировании русского жестового языка // Русский жестовый язык: Первая лингвистическая конференция: Сборник статей / Под ред. О. В. Федоровой. М.: Буки Веди, 2012. С. 127–143.

Вахтин Н. Б., Головко Е. В. Социолингвистика и социология языка. СПб.: Гуманитарная академия, 2004.

Воскресенский А. Л. Непризнанный язык (Язык жестов глухих и компьютерная лингвистика) // Труды Международного семинара «Диалог – 2002». Т. 2. Протвино, 2002. С. 100–106.

Гейльман И. Ф. Специфические средства общения глухих. Дактилология и мимика. Ч. 1–4 [Словарь]. Л.: ЛВЦ ВОГ, 1975–1979.

Город жестов: Игровое обучение русскому языку жестов [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://jestov.net

Давиденко Т. П., Комарова А. А. Краткий очерк по лингвистике русского жестового языка // Комарова А. А. (сост.) Современные аспекты жестового языка. М., 2006. С.146–161.

Давиденко Т. П., Комарова А. А. Словарь лексики русского жестового языка: Учебные видеоматериалы. М.: Центр образования глухих и жестового языка, 2006.

Зайцева Г. Л. Жестовая речь. Дактилология. М.: ВЛАДОС, 2000.

Зайцева Г. Л. Жест и слово: Научные и методические статьи. М., 2006.

Зайцева Г. Л., Фрумкина Р. М. Психолингвистические аспекты изучения жестового языка // Дефектология. 1981. №1. С. 14–21.

Кибрик А. А. О важности лингвистического изучения русского жестового языка. 2009. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://signlang.ru/ science/read/kibrik1

Прозорова Е. В. Маркеры локальной структуры дискурса в русском жестовом языке: Дисс. к. филол. н. М.: МГУ, 2009.

Серебренников Б. А. Территориальная и социальная дифференциация языка// Серебренников Б. А. Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка. М.: Наука, 1970. С. 451–501.

Сурдосервер [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://surdoserver.ru

Фрадкина Р. Говорящие руки: Тематический словарь жестового языка глухих России. – М.: «Сопричастность» ВОИ, 2001.

DigitGestus: On-line обучение русскому жестовому языку [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.digitgestus.com

Ethnologue: Languages of the World [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ethnologue.com

Grenoble An overview of Russian Sign Language // Sign Language Studies. 1992. Vol. 21/77. P. 321–338.

Kimmelman V. Information Structure in Russian Sign Language and Sign Language of the Netherlands: PhD Diss. Amsterdam: University of Amsterdam, 2014.

Lucas C., Bayley R., Valli C. What’s Your Sign for Pizza?: An Introduction to Variation in American Sign Language. Washington DC: Gallaudet University Press, 2003.

Spreadthesign: Международный видеословарь национальных жестовых языков [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.spreadthesign.com.

Stokoe W. Sign Language Structure: An Outline of the Visual Communication Systems of the American Deaf // Studies in Linguistics. New York: Department of Anthropology and Linguistics, 1960.

Zeshan Sign Languages // Haspelmath M., Dryer M., Gil D., Comrie B. (eds.). The World Atlas of Language Structures. Oxford: Oxford University Press, 2005. P. 558–559.

Основные черты синтаксической структуры диалектного языка -Диалектология

Основные черты синтаксической структуры диалектного языка. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//155/osnovnye-cherty-sintaksicheskoj-struktury-dialektnogo-yazyka/ (дата обращения: 18.05.2021)

Синтаксической строй русского языка характеризуется ещё большим единством, чем фонетический и морфологический  строй. Среди тех синтаксических элементов типов предложений, средств связи предложений и т.п., которые функционируют в диалектном языке, есть элементы общие, употребляющиеся во всех говорах и элементы, известные лишь в части говоров. Эти-то элементы и создают немногочисленные диалектные различия, которые могут касаться состава предлогов и их употребления, наличия в говорах особых конструкций предложений, особого употребления сложных предложений,  этих же предложений , но с особой структурой.

Предлоги, употребление, состав

В диалектном языке в отличии от литературного значительно расширен состав двойных предлогов. Это предлоги типа ПО-НАД, ПО-ПОД, ПО-ПЕРЕД, ПО-НА, НА-ПОД т другие. Сих помощью образуется так  называемые пространственные конструкции, т.е. конструкции, обозначающие место осуществления действия: ПО-НАД СУХОМУ БОЛОТУ ВИДЕЛ ЛЯГУШЕК. Значительно реже – иные значения, т.е. объектно-целевые, временные: ПО-ЗА ДЕНЬГИ ПРИНИМАЛИ, ПО-ЗА ТОТ ДЕНЬ ХОДИЛИ НА БАЗАР. Диалектному языку известен ряд конструкций, не употреблённых ныне в литературном языке или не известных ему вообще. Например, диалектному языку известна конструкция ГЛАГОЛ+И.п.СУЩ. Ж.Р. или ОДУШ. СУЩ. М.Р , или МН.Ч. «Надо наживка насадить.», «Выдали младшая дочь замуж». ГЛАГОЛ+предлог ПО+СУЩ. МН.Ч. П.П. – известна только в юго-западных областях «разъехались по всех дворах», «готовят по праздниках». В предлогах южного наречия известны сочетания ГЛАГОЛ+ОБ+СУЩ. МН.Ч в И.п. Такие словосочетания выражают объектные отношения «Девки думают об ребят, об стариков не позаботились».

Виды простых предложений, которые отмечаются в говорах, являются в значительном большинстве общерусскими. Различия возникают в основном либо за счёт способа выражения сказуемого, либо за счёт того, что выраженный определённым способом предикативный член предложения в одних говорах выступает в качестве главного члена односоставного предложения, в других в качестве сказуемого двусоставного предложения.        Первый: в ряде говоров северного наречия известны безличные предложения, главный член которых выражен сочетанием инфинитива БЫТЬ с инфинитивом основного глагола. Например, БЫТЬ НАМ РАНО НЕ УПРАВИТЬСЯ. БЫТЬ ОПОЗДАТЬ ТЕБЕ СЕГОДНЯ.

Второй: В говорах известно несколько групп безличных предложений с главным членом – кратким страдательным причастием прошедшего времени, типа «воды налито, нажато солому, там за двором ещё не кошено, у кота на печке забралось».

Особенностью подобного рода предложений является то, что они не всегда могут быть названы безличными  страдательными конструкциями по своему значению.

Наряду с конструкцией, в которой передаётся состояние или действие предмета, является результатом действия какого-то другого предмета (навожение ёлок), либо конструкции со значением состояния, которое не относится ни к какому определённому предмету (здесь на машине проехано). В говорах представлены предложения со страдательными причастиями в качестве сказуемого, в которых выражается состояние предмета, появившегося вследствие совершённого им же самим действия. В подобных случаях говорят о субъектном дополнении, которое является отличительной особенностью синтаксиса диалектного языка.

Говоря о простом предложении, можно сказать о наличии в ряде говоров постпозитивных частиц.

В литературном языке для выделения тех или иных слов, выраженных знаменательной частью речи, чаще всего именем, употребляется частица ТО. В диалектном языке представлены 2 линии в отношении постпозитивных частиц. Есть говоры, где они усилительные и ли не употребляются вообще, и говоры, где в соответствии с литературной частицей ТО имеется ещё несколько частиц, а именно: ТЫ, ТУ, ОТ, ТИ, ТА, и т.д. Например, В ИЗБУ-ТУ, БЕЗ СОЛИ-ТИ, СТОЛ-ОТ и т.д.

Сложные предложения.

П.С. Кузнецов (диалектолог) в своём труде сказал, что «Сложное предложение – это такое звено синтаксической системы, где территориальные различия в русском языке минимальны, но где говоры в целом, а также просторечия, довольно сильно отличаются от литературного языка». Имеющиеся здесь различия можно разделить на 2 группы: 

1. Различия, связанные со сложным предложением определённой структуры, которые обнаруживаются только в диалектном языке.

2. Связанные с разным употреблением сложных предложений определённой структуры.

К числу конструкций, не возможных для литературного языка, есть распространённые во всех говорах сложные предложения с союзом ПОТОМУ. Например, НОНЕ ДОМА ТОЛЬКО КОРОВЫ, ПОТОМУ ДОЖДЬ ИДЁТ.

Также предложения, начинающиеся придаточным определительным, соотносительным словом «который» или «какой». Например, КОТОРОЙ СТАРУХЕ НА УМОТЦЕ КАК СО СТАРУШКОЙ ПОГОВОРИТЬ.

Предложения характеризуются сочетанием сочинительных и подчинительных конструкций, например, КОТОРАЯ БЕДНАЯ ДЕВКА ЗАМУЖ ИДЁТ И ОН ДАВАЛ НА СВАДЬБУ.

Сюда же следует отнести неразличение прямой и косвенной речи, например, МНЕ ГОВОРИЛ ПРОКУРОР, ЧТО ПОДАВАЙ ЗАЯВЛЕНИЕ.

Что касается различий, которые связаны с употреблением сложных предложений определённой структуры в литературном и диалектном языках, то эти различия связаны с кругом подчинительных союзов, соединяющих части сложного предложения. В частности, в диалектном языке распространена форма «буде» и «лёли». Первый союз – в северном наречии, второй – в южном наречии.

К отмеченным союзам добавили для северных говоров «ни», «несь», «инто». Говоря о союзах и их словах, следует отметить, что в северных говорах в качестве особого служебного члена предложения (форманта), заключающего собой сложное предложение, употребляется служебное слово «дак», на известное в литературном языке. Например, КРЫШУ КРЫТЬ НАДО, БЕЖИТ ДАК.

К числу противопоставленных различий в синтаксическом строе русского языка относится набор союзов и их слов, употреблённых для связи частей, компонентов слов предложения. Так из двух союзных слов «который» и «какой» для северного наречия – первое, для южного наречия – второе.

В качестве временного союза в северном – второе, в южном – первое.

23.08.2016, 2272 просмотра.

Украина: конфликт на перекрестке Европы и России

Введение

Украина уже давно играет важную, но иногда игнорируемую роль в системе глобальной безопасности. Сегодня страна, похоже, находится на передовой возобновившегося соперничества великих держав, которое, по мнению многих аналитиков, будет доминировать в международных отношениях в предстоящие десятилетия.

Подробнее от наших экспертов

По многим причинам агрессия России на Украине вызвала величайший кризис безопасности в Европе со времен холодной войны.Хотя Соединенные Штаты и их союзники предприняли серьезные карательные меры против России, они почти не продвинулись в деле восстановления территориальной целостности Украины.

Подробнее на:

Украина

Россия

НАТО (Организация Североатлантического договора)

Соединенные Штаты

Военные операции

На недавних выборах украинцы ясно показали, что видят свое будущее в Европе, но страна продолжает бороться с крайней коррупцией и глубокими региональными расколами, которые могут помешать ее пути.

Ежедневная сводка новостей

Сводка мировых новостей с анализом CFR доставляется на ваш почтовый ящик каждое утро.
Большинство рабочих дней.

Почему Украина стала геополитической горячей точкой?

Украина была краеугольным камнем Советского Союза, главного противника США во время холодной войны.После России она была второй по численности и мощи из пятнадцати советских республик, где располагалась большая часть сельскохозяйственного производства, оборонной промышленности и вооруженных сил Союза, включая Черноморский флот и часть ядерного арсенала. Украина была настолько жизненно важна для союза, что ее решение разорвать связи в 1991 году оказалось мощным ударом для больной сверхдержавы.

За почти три десятилетия независимости Украина стремилась прокладывать свой собственный путь в качестве суверенного государства, стремясь к более тесному взаимодействию с западными институтами, включая Европейский Союз и Организацию Североатлантического договора (НАТО).Однако Киев изо всех сил пытается сбалансировать свои внешние отношения и преодолеть глубокие внутренние разногласия. Более националистическое украинскоязычное население в западных частях страны в целом поддерживает большую интеграцию с Европой, в то время как преимущественно русскоязычное население на востоке выступает за более тесные связи с Россией.

Подробнее от наших экспертов

Украина стала полем битвы в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым и начала вооружать и подстрекать сепаратистов в Донбассе на юго-востоке страны.Захват Россией Крыма был первым после Второй мировой войны случаем, когда одно европейское государство аннексировало территорию другого. Около четырнадцати тысяч человек погибли в ходе конфликта, самого кровавого в Европе со времен Балканских войн 1990-х годов.

Для многих аналитиков конфликт ознаменовал явный сдвиг в глобальной среде безопасности от однополярного периода доминирования США к периоду, определяемому возобновлением конкуренции между великими державами [PDF].

Подробнее на:

Украина

Россия

НАТО (Организация Североатлантического договора)

Соединенные Штаты

Военные операции

Каковы интересы России в Украине?

Россия имеет глубокие культурные, экономические и политические связи с Украиной, и во многих отношениях Украина занимает центральное место в идентичности России и ее видении в мире.

Семейные узы . Россию и Украину связывают крепкие семейные узы, уходящие корнями в прошлое. Киев, столицу Украины, иногда называют «матерью городов русских» наравне с Москвой и Санкт-Петербургом с точки зрения культурного влияния. Именно в Киеве в восьмом и девятом веках христианство было принесено из Византии славянским народам. И именно христианство послужило якорем для Киевской Руси, раннеславянского государства, от которого ведут свое происхождение современные русские, украинцы и белорусы.

Русская диаспора. Согласно переписи 2001 года, среди основных проблем России – благополучие примерно восьми миллионов этнических русских, проживающих в Украине, в основном на юге и востоке страны. Москва заявила о своей обязанности защищать этих людей в качестве предлога для своих действий на Украине.

Сверхмощный образ. После распада Советского Союза многие российские политики рассматривали развод с Украиной как историческую ошибку и угрозу авторитету России как великой державы.Утрата постоянного контроля над Украиной и ее попадание в западную орбиту многие рассматривали как серьезный удар по международному престижу России.

Крым. Советский лидер Никита Хрущев передал Крым от России Украине в 1954 году, чтобы укрепить «братские связи между украинским и российским народами». Однако после распада союза многие русские националисты как в России, так и в Крыму жаждали возвращения полуострова.Город Севастополь является портом базирования Черноморского флота России, доминирующих морских сил в регионе.

Торговля. Россия – крупнейший торговый партнер Украины, хотя в последние годы эта связь ослабла. До вторжения в Крым Россия надеялась втянуть Украину в свой единый рынок – Евразийский экономический союз, который сегодня включает Армению, Беларусь, Казахстан и Кыргызстан.

Энергия. Россия поставляла большую часть газа на Украину до вторжения в Крым, после чего импорт прекратился, а затем полностью прекратился в 2016 году.Тем не менее, Россия по-прежнему полагается на украинские трубопроводы для перекачки газа потребителям в Центральной и Восточной Европе, и она платит Киеву за транзит в миллиарды долларов в год. В начале 2020 года Россия была близка к завершению строительства «Северного потока-2», газопровода через Балтийское море, который, как некоторые предупреждали, может лишить Украину существенных доходов. Однако Россия заключила контракт на транспортировку газа через Украину еще несколько лет.

Политическое влияние. Россия намеревалась сохранить свое политическое влияние на Украине и на всей территории бывшего Советского Союза, особенно после того, как ее предпочтительный кандидат на пост президента Украины в 2004 году Виктор Янукович проиграл реформистскому конкуренту в рамках народного движения «оранжевой революции».Шок на Украине произошел после аналогичного поражения Кремля на выборах в Грузии в 2003 году, известного как «Революция роз», за которым последовала еще одна – «революция тюльпанов» – в Кыргызстане в 2005 году. Позже Янукович стал президентом Украины в 2010 году. недовольство избирателей оранжевым правительством.

Что мотивировало действия России против Украины?

Западные ученые в некоторой степени расходятся во мнениях о мотивах агрессии России на Украине. Некоторые подчеркивают расширение НАТО после окончания холодной войны, на которое Россия смотрела с растущей тревогой.В 2004 году к НАТО присоединились семь членов, это пятое и крупнейшее на сегодняшний день расширение, включая бывшие советские прибалтийские республики Эстонию, Латвию и Литву. Четыре года спустя, когда НАТО объявило о своем намерении в какой-то момент в будущем объединить Украину и Грузию, Россия дала понять, что красная линия была пересечена.

За несколько недель до саммита НАТО 2008 года президент Владимир Путин предупредил американских дипломатов, что шаги по присоединению Украины к альянсу «будут враждебным актом по отношению к России.Спустя несколько месяцев Россия начала войну с Грузией, по-видимому, демонстрируя готовность Путина применить силу для защиты интересов России. (Некоторые независимые наблюдатели обвинили Грузию в развязывании так называемой августовской войны, но обвинили Россию в эскалации боевых действий в более широкий конфликт.)

Другие эксперты оспаривают утверждение о том, что страх России перед НАТО был ее основным мотивом, возражая против того, что вопрос о расширении НАТО в значительной степени исчез после 2008 года, когда западные правительства потеряли интерес, а Россия усилила свое влияние на Украине.Скорее, они говорят, что самым большим фактором вмешательства России был страх Путина потерять власть у себя дома, особенно после того, как в конце 2011 года в России вспыхнули исторические антиправительственные протесты. Путин заявил, что американские субъекты сеют беспорядки, и после этого начал выставлять Соединенные Штаты как заклятый враг, чтобы сплотить свою политическую базу. Именно глядя сквозь призму редукции холодной войны, он решил вмешаться в дела Украины.

Вмешательство России в Украину оказалось чрезвычайно популярным внутри страны: рейтинг одобрения Путина поднялся выше 80 процентов после неуклонного снижения.

Что спровоцировало кризис?

Именно связи Украины с Европейским Союзом обострили напряженность в отношениях с Россией. В конце 2013 года президент Янукович, действуя под давлением своих сторонников в Москве, отказался от планов по формализации более тесных экономических отношений с ЕС. В то же время Россия оказывала давление на Украину, чтобы она присоединилась к еще не сформированному Евразийскому экономическому союзу. Многие украинцы восприняли это решение как предательство со стороны глубоко коррумпированного и некомпетентного правительства, и оно вызвало протесты по всей стране, известные как Евромайдан.

Путин представил последовавший за этим беспорядок Евромайдана, который отстранил Януковича от власти, как поддерживаемый Западом «фашистский переворот», который поставил под угрозу этническое русское большинство в Крыму. (Западные аналитики отвергли это как теорию заговора, напоминающую советскую эпоху.) В ответ Путин приказал тайное вторжение в Крым, которое он позже оправдал как операцию по спасению. «У всего есть предел. А с Украиной наши западные партнеры перешли черту », – сказал Путин в громком обращении, официально закрепившем аннексию.

Путин использовал похожий нарратив, чтобы оправдать свою поддержку сепаратистов на юго-востоке Украины, другом регионе, где проживает большое количество этнических русских и русскоязычных. Он, как известно, называл эту территорию Новороссией (Новая Россия), термин, восходящий к имперской России восемнадцатого века. Считается, что вооруженные российские провокаторы, в том числе некоторые агенты российских спецслужб, сыграли центральную роль в возбуждении сепаратистских движений, выступающих против Евромайдана в регионе, в восстание.Однако, в отличие от Крыма, Россия продолжает официально отрицать свою причастность к конфликту на Донбассе.

Каковы цели России в Украине?

При Путине Россия описывалась как реваншистская держава, стремящаяся вернуть себе былую власть и престиж. «Целью Путина всегда было вернуть России статус великой державы в северной Евразии, – пишет Джерард Тоул, профессор международных отношений Технологического института Вирджинии, в своей книге« Near Abroad ».«Конечной целью было не воссоздать Советский Союз, а снова сделать Россию великой».

Захватив Крым, Россия укрепила свой контроль над критически важным плацдармом на Черном море. Имея там более крупное и изощренное военное присутствие, Россия может распространять свою мощь вглубь Средиземноморья, Ближнего Востока и Северной Африки, где она традиционно имела ограниченное влияние. Тем временем на юге Россия укрепляет свои военные и энергетические связи с Турцией, еще одной черноморской державой.

Стратегические завоевания России на Донбассе более хрупкие. Поддержка сепаратистов, по крайней мере временно, повысила переговорные позиции России по отношению к Украине, но будущее региона весьма неопределенно. Россия может преследовать цель разжигания политической нестабильности до тех пор, пока другие факторы не сдвинутся в ее пользу.

Каковы приоритеты США в Украине?

Сразу после распада Советского Союза приоритетом Вашингтона было подтолкнуть Украину – наряду с Беларусью и Казахстаном – к отказу от своего ядерного арсенала, чтобы только Россия сохранила за собой оружие бывшего союза.В то же время Соединенные Штаты поспешили поддержать шаткую демократию в России. Некоторые видные наблюдатели в то время считали, что США преждевременно вступали в ухаживания с Россией и что им следовало больше работать над укреплением геополитического плюрализма в остальной части бывшего Советского Союза.

Бывший советник США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский в начале 1994 года в журнале Foreign Affairs описал здоровую и стабильную Украину как критический противовес России и стержнем того, за что он выступал, должно стать новое Соединенное Королевство.С. Великая стратегия после холодной войны. «Нельзя достаточно сильно подчеркнуть, что без Украины Россия перестает быть империей, но когда Украина подчиняется, а затем подчиняется, Россия автоматически становится империей», – написал он.

Через несколько месяцев после публикации статьи Бжезинского Соединенные Штаты, Великобритания и Россия через Будапештский референдум обязались уважать независимость и суверенитет Украины в обмен на то, что она станет безъядерным государством.

график
Борьба Украины после обретения независимости
1991–2019
Посмотреть график Facebook Твиттер LinkedIn Электронное письмо Поделиться Поделиться

Двадцать лет спустя, когда российские войска захватили Крым, восстановив и укрепив суверенитет Украины, Украина вновь стала главенствующей страны.С. и приоритет внешней политики ЕС. Другие главные интересы США в Украине – искоренение коррупции, укрепление верховенства закона и поощрение приватизации государственных предприятий, особенно в энергетическом секторе. Реорганизация Нафтогаза, государственного газового гиганта, была в центре внимания политики США и ЕС.

Какова политика США и ЕС в Украине?

Соединенные Штаты по-прежнему привержены восстановлению территориальной целостности и суверенитета Украины.Он не признает претензий России на Крым и призывает Россию и Украину урегулировать конфликт на Донбассе посредством Минских соглашений. Эти соглашения, подписанные в 2014 и 2015 годах при посредничестве Франции и Германии, призывают к прекращению огня, выводу тяжелого вооружения, контролю Украины над своей границей с Россией, а также к местным выборам и особому политическому статусу для определенных районов региона.

До кризиса Украина была основным направлением иностранной помощи США, получая в среднем более 200 миллионов долларов в год.В ответ на агрессию России Вашингтон увеличил свою поддержку Киеву, ежегодно выделяя более 600 миллионов долларов на помощь в целях развития и безопасности. Со своей стороны, американские военные предоставили украинским силам обучение и оборудование, в том числе снайперские винтовки, гранатометы, приборы ночного видения, радары и противотанковые ракеты Javelin. Союзники по НАТО ежегодно проводят совместные военные учения с Украиной, в том числе Sea Breeze и Rapid Trident. Хотя Украина остается нечленом, Киев недавно подтвердил свою цель – в конечном итоге получить полноправное членство в НАТО.

США и их союзники также предприняли ответные действия против России за ее действия на Украине. За прошедшие годы Вашингтон ввел санкции против сотен граждан России, а также против отдельных секторов российской экономики, включая оборонный, энергетический и финансовый секторы. Европейский Союз и страны, включая Австралию, Канаду и Японию, ввели аналогичные штрафы. «Группа восьми», ныне известная как «Группа семи», на неопределенный срок исключила Россию из своих рядов.

Соединенные Штаты также проявляют активность в отношении «Северного потока – 2», который, как они утверждают, предоставит Москве более широкие политические рычаги влияния на Украину и других европейских потребителей газа. В конце 2019 года Вашингтон ввел санкции в отношении компаний, участвующих в строительстве газопровода.

В последние месяцы отношения США с Украиной стали предметом расследования импичмента президенту Дональду Трампу. Демократы утверждали, что Трамп злоупотребил своей властью, удерживая миллионы долларов в виде помощи Украине, чтобы оказать давление на Киев с целью расследования его политического соперника, бывшего вице-президента Джо Байдена.

Чего хотят украинцы?

Агрессия России в последние годы стимулировала общественную поддержку западных наклонностей Украины. После Евромайдана страна избрала президентом миллиардера Петра Порошенко, стойкого сторонника интеграции в ЕС и НАТО. В 2019 году Порошенко потерпел поражение от актера и комика Владимира Зеленского, который выступал на платформе борьбы с коррупцией, экономического обновления и мира на Донбассе. Победа Зеленского как политического аутсайдера рассматривалась как убедительный показатель глубокого недовольства общественности политическим истеблишментом и его неуклонной борьбой с повальной коррупцией и олигархической экономикой.

Аналитики говорят, что критическим испытанием усилий Зеленского по борьбе с коррупцией станет то, как он управляет своими противоречивыми отношениями с Игорем Коломойским, олигархом, телеканал которого помог Зеленскому прийти к власти. Коломойский требует от правительства вернуть ему ПриватБанк, крупнейшего кредитора Украины, после того, как регуляторы национализировали его в 2016 году на фоне обвинений в мошенничестве.

Договор о добрососедстве и дружеском сотрудничестве между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией

16 июля 2001 г. Президент Китайской Народной Республики Цзян Цзэминь и Президент Российской Федерации Владимир Путин подписали «Договор о добрососедстве и дружественном сотрудничестве между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией». в Москве.Полный текст Договора выглядит следующим образом:

Договор о добрососедстве и дружеском сотрудничестве между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией

Китайская Народная Республика и Российская Федерация (далее именуемые «договаривающиеся стороны»),

Учитывая историческую традицию добрососедства и дружбы между народами Китая и России,

Считаем, что китайско-российские совместные декларации и заявления, подписанные и принятые главами государств двух стран с 1992 по 2000 год, которые имеют большое значение для развития двусторонних отношений,

Твердо верю, что укрепление дружеских и добрососедских связей и взаимного сотрудничества во всех областях между двумя странами соответствует коренным интересам народов двух стран и способствует поддержанию мира, безопасности и стабильности в Азии. и мир,

Подтверждают обязательства, взятые каждой стороной в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и другими международными договорами, подписанными ею,

С надеждой на продвижение и установление справедливого и справедливого нового мирового порядка, основанного на общепризнанных принципах и нормах международного права,

Стремясь поднять отношения между двумя странами на совершенно новый уровень, преисполненные решимости развивать дружбу между народами двух стран из поколения в поколение,

Достигнута договоренность о нижеследующем:

Артикул.1

В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и на основе пяти принципов взаимного уважения государственного суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, взаимного невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды и мирное сосуществование, договаривающиеся стороны будут развивать стратегическое сотрудничество, партнерство добрососедства, дружбы и сотрудничества, а также равенства и доверия между двумя странами на долгосрочной и всеобъемлющей основе.

Статья 2

При урегулировании своих взаимоотношений договаривающиеся стороны не будут прибегать к применению силы или угрозы силой, а также не будут прибегать к экономическим и другим средствам для оказания давления на другую сторону. Договаривающиеся стороны разрешат свои разногласия только мирными средствами, придерживаясь положений «Устава Организации Объединенных Наций» и принципов и норм общепризнанного международного права.

Договаривающиеся стороны подтверждают свою приверженность тому, что они не будут первыми применять ядерное оружие друг против друга и не нацеливать друг на друга стратегические ядерные ракеты.

Статья 3

Договаривающиеся стороны уважают выбор друг друга в отношении курса политического, экономического, социального и культурного развития в соответствии с реальными условиями своей страны, чтобы обеспечить долгосрочное и стабильное развитие отношений между двумя странами.

Статья 4

Китайская сторона поддерживает российскую сторону в ее политике в вопросе защиты национального единства и территориальной целостности Российской Федерации.

Российская сторона поддерживает политику Китая в вопросе защиты национального единства и территориальной целостности Китайской Народной Республики.

Статья 5

Российская сторона подтверждает, что принципиальная позиция по тайваньскому вопросу, изложенная в политических документах, подписанных и принятых главами государств двух стран с 1992 по 2000 год, остается неизменной. Российская сторона признает, что в мире существует только один Китай, что Китайская Народная Республика является единственным законным правительством, представляющим весь Китай, и что Тайвань является неотъемлемой частью Китая.Российская сторона выступает против любой формы независимости Тайваня.

Статья 6

Договаривающиеся стороны с удовлетворением отмечают, что каждая из сторон не имеет территориальных претензий друг к другу, и обе полны решимости приложить активные усилия для превращения границы между двумя странами в одну, где преобладают прочный мир и дружба. Договаривающиеся стороны будут придерживаться принципов недопущения посягательства на территории и национальные границы, как это предусмотрено международными законами, и строго соблюдать национальную границу между двумя странами.

Договаривающиеся стороны продолжат переговоры о предстоящем выравнивании границ секторов, по которым Китай и Россия еще не достигли договоренности путем консультаций. До урегулирования этих вопросов обе стороны сохранят статус-кво на таких пограничных участках.

Статья 7

В соответствии с действующими соглашениями, договаривающиеся стороны должны принять меры по повышению доверия между своими вооруженными силами и сокращению вооруженных сил в приграничных районах.Договаривающиеся стороны будут расширять и углублять меры доверия в военной области, чтобы укрепить безопасность друг друга и укрепить региональную и международную стабильность.

Договаривающиеся стороны будут прилагать усилия для обеспечения своей национальной безопасности в соответствии с принципом поддержания разумного и адекватного вооружения и вооруженных сил.

Военное и военно-техническое сотрудничество договаривающихся сторон, осуществляемое в соответствии с соответствующими соглашениями, не направлено на третьи страны.

Статья 8

Договаривающиеся стороны не должны вступать в какие-либо союзы или быть участниками какого-либо блока, а также они не должны предпринимать никаких таких действий, включая заключение такого договора с третьей страной, который ставит под угрозу суверенитет, безопасность и территориальную целостность другой договаривающейся стороны. . Ни одна из сторон договаривающихся сторон не должна позволять использовать свою территорию третьей страной, чтобы поставить под угрозу национальный суверенитет, безопасность и территориальную целостность другой договаривающейся стороны.

Ни одна из сторон договаривающихся сторон не должна допускать создание на своей территории организаций или банд, которые наносят ущерб суверенитету, безопасности и территориальной целостности другой противоположной стороны, и их деятельность должна быть запрещена.

Статья 9

Когда возникает ситуация, в которой одна из договаривающихся сторон считает, что мир находится под угрозой и подрывается, или затрагиваются интересы ее безопасности, или когда она сталкивается с угрозой агрессии, договаривающиеся стороны должны немедленно провести контакты и консультации для устранения такие угрозы.

Статья 10

Договаривающиеся стороны будут использовать и совершенствовать механизм регулярных встреч на всех уровнях, прежде всего встреч на высшем и высоком уровне, для проведения периодического обмена мнениями и согласования своей позиции по двусторонним связям и важным и неотложным международным вопросам. общая забота, чтобы укрепить стратегическое партнерство, основанное на равенстве и доверии.

Статья 11

Договаривающиеся стороны выступают за строгое соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права и выступают против любых действий, связанных с применением силы с целью оказания давления на других или вмешательства во внутренние дела суверенного государства при всевозможных действиях. есть предлоги, и оба готовы приложить позитивные усилия для укрепления мира, стабильности, развития и сотрудничества во всем мире.

Договаривающиеся стороны выступают против любых действий, которые могут представлять угрозу международной стабильности, безопасности и миру, и будут осуществлять взаимную координацию в отношении предотвращения международных конфликтов и их политического урегулирования.

Статья 12

Договаривающиеся стороны должны работать вместе для поддержания глобального стратегического баланса и стабильности и прилагать большие усилия для содействия соблюдению основных соглашений, касающихся защиты и поддержания стратегической стабильности.

Договаривающиеся стороны будут активно содействовать процессу ядерного разоружения и сокращения химического оружия, продвигать и укреплять режимы запрещения биологического оружия и принимать меры по предотвращению распространения оружия массового уничтожения, средств его доставки и родственная технология.

Статья 13

Договаривающиеся стороны укрепляют свое сотрудничество с Организацией Объединенных Наций и ее Советом Безопасности, а также с другими специальными учреждениями Организации Объединенных Наций.Договаривающиеся стороны будут работать над укреплением центральной роли Организации Объединенных Наций как наиболее авторитетной и наиболее универсальной всемирной организации, состоящей из суверенных государств, в решении международных вопросов, особенно в сфере мира и развития, и гарантировать основную ответственность Совета Безопасности ООН. в области поддержания международного мира и безопасности.

Артикул l4

Договаривающиеся стороны будут энергично способствовать укреплению стабильности прилегающих территорий двух стран, создавать атмосферу взаимопонимания, доверия и сотрудничества и содействовать усилиям, направленным на создание многостороннего механизма координации, соответствующего требованиям актуальное положение вышеперечисленных сфер по вопросам безопасности и сотрудничества.

Статья 15

В соответствии с межправительственными соглашениями двух стран и другими документами, касающимися работы с правами и обязательствами кредиторов, каждая сторона договаривающихся сторон признает законное право собственности на активы и другое имущество, принадлежащее другой стороне. и которые расположены на территории другой договаривающейся стороны.

Артикул l6

На основе взаимной выгоды договаривающиеся стороны будут осуществлять сотрудничество в таких областях, как экономика и торговля, военные ноу-хау, наука и технологии, энергетические ресурсы, транспорт, атомная энергия, финансы, авиакосмическая и авиационная промышленность, информационные технологии и другие области. общих интересов.Они будут способствовать экономическому и торговому сотрудничеству в приграничных и местных регионах между двумя странами и создавать необходимые и благоприятные условия в этом отношении в соответствии с законами каждой страны.

Договаривающиеся стороны будут энергично расширять и развивать обмены и сотрудничество в области культуры, образования, здравоохранения, информации, туризма, спорта и юридических вопросов.

В соответствии со своими национальными законами и международными договорами, сторонами которых они являются, договаривающиеся стороны должны защищать и поддерживать права интеллектуальной собственности, включая авторское право и другие соответствующие права.

Артикул I7

Договаривающиеся стороны будут сотрудничать с мировыми финансовыми институтами, экономическими организациями и форумами и в соответствии с правилами и положениями вышеупомянутых институтов, организаций и форумов прилагать усилия для содействия участию договаривающейся стороны в вышеуказанном: упомянутые учреждения, членом которых (или государством-членом) уже является другая договаривающаяся сторона.

Артикул 18

Договаривающиеся стороны будут сотрудничать в содействии реализации прав человека и основных свобод в соответствии с международными обязательствами, взятыми на себя каждой из них, и национальными законами каждой страны.

В соответствии с международными обязательствами каждой из договаривающихся сторон и законами и постановлениями каждой страны, договаривающаяся сторона должна принять эффективные меры для обеспечения законных прав и интересов юридических и физических лиц другой договаривающейся стороны, которые проживают на его территории и оказывают необходимую юридическую помощь по гражданским и уголовным делам.

Соответствующие департаменты договаривающихся сторон в соответствии с действующим законодательством должны проводить расследования и искать решения проблем и споров, возникающих в процессе осуществления сотрудничества и деловой активности юридических и физических лиц на территории другая сторона договаривающихся сторон.

Статья 19

Договаривающиеся стороны будут осуществлять сотрудничество в области защиты и улучшения окружающей среды, предотвращения трансграничного загрязнения, справедливого и рационального использования водных ресурсов вдоль приграничных территорий и использования биологических ресурсов в северной части Тихого океана и приграничных речных районах. ; совместными усилиями защищать редкую флору, фауну и природную экосистему, а также сотрудничать в предотвращении возникновения крупных аварий, вызванных стихийными бедствиями или по техническим причинам, и устранении их последствий.

Статья 20 .

Договаривающиеся стороны в соответствии с законами каждой страны и международными обязательствами, взятыми на себя каждой из них, должны активно сотрудничать в борьбе с террористами, раскольниками и экстремистами, а также в принятии решительных мер против преступной деятельности организованной преступности, незаконного оборота наркотиков, психотропные вещества и оружие. Договаривающиеся стороны будут сотрудничать в борьбе с нелегальной иммиграцией, включая борьбу с незаконным перемещением физических лиц через свою территорию.

Статья 21

Договаривающиеся стороны придают большое значение обмену и сотрудничеству между центральными (федеральными) законодательными органами и правоохранительными органами двух стран.

Договаривающиеся стороны будут всеми силами содействовать обмену и сотрудничеству между судебными органами двух стран.

Статья 22

Настоящий Договор не затрагивает права и обязанности договаривающихся сторон в других международных договорах, участниками которых они являются, и не направлен против какой-либо третьей страны.

Статья 23

Для выполнения настоящего Договора договаривающиеся стороны будут активно способствовать подписанию соглашений в конкретных областях, представляющих интересы обеих сторон.

Статья 24

Настоящий Договор подлежит ратификации и вступает в силу со дня обмена ратификационными грамотами. Обмен ратификационными грамотами состоится в Пекине.

Статья 25

Срок действия настоящего договора – двадцать лет.Если ни одна из сторон договаривающихся сторон не уведомит другую в письменной форме о своем желании прекратить действие договора за год до истечения срока действия договора, договор автоматически продлевается еще на пять лет и после этого остается в силе в соответствии с настоящим положением.

Совершено в Москве 16 июля 2001 года в двух экземплярах, каждый на русском и китайском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу.

Представитель Народного представителя

Китайская Республика Российская Федерация

Цзян Цзэминь Владимир Путин

Россия следующий захват земли произойдет не на территории бывшего Советского Союза.Будет в Европе. – Внешняя политика

Не многие наблюдатели сочли бы самый холодный морской путь в мире геополитической горячей точкой. Но это может скоро измениться. На прошлой неделе появились сообщения о том, что новая политика Кремля потребует, чтобы все международные военно-морские корабли уведомляли Россию за 45 дней до входа на Северный морской путь, который соединяет Атлантический и Тихий океаны через арктические воды к северу от Сибири.Каждое судно на маршруте, где Россия вложила значительные средства в сложную военную инфраструктуру, также должно будет иметь на борту российского морского лоцмана. Суда, нарушающие эти ограничения, могут быть принудительно остановлены, задержаны или – в неуказанных «экстремальных» обстоятельствах – «ликвидированы».

Последняя угроза Кремля осталась практически незамеченной, возможно, потому, что это неудивительно. Российские официальные лица оправдывают новые военно-морские ограничения знакомым объяснением, заявляя, что «более активные военно-морские операции в Арктике различных зарубежных стран» требуют такой реакции.

Это та же тактика, которую президент России Владимир Путин использовал в течение многих лет для оправдания своего военного авантюризма: от Грузии в 2008 году до Украины в 2014 году и до Сирии в 2015 году Путин всегда возлагал вину за российскую агрессию прямо на ноги Запада. Поддерживаемые Кремлем средства массовой информации усиливают это сообщение, подвергая аудиторию постоянному потоку паники по поводу «окружения НАТО» и указывая на осуждение Западом действий Путина как на свидетельство «русофобии».

Многие задаются вопросом, что получает Путин, продвигая этот нарратив.Нарушив международные нормы, он стал глобальным изгоем. Санкции США и Европы нанесли серьезный удар по и без того мрачной экономике России, что поставило вопрос о том, почему Путин заплатил такую ​​ошеломляющую цену, чтобы отрезать еще несколько частей территории.

Те, кто пытается ответить на этот вопрос, упускают из виду главное. В Крыму, на востоке Украины, в Южной Осетии или в любом другом месте, которое Путин считает задним двором России, территориальные приобретения никогда не были самоцелью. Сегодня цель Путина такая же, как и во время вторжения в мою страну в 2008 году: усилить контроль над рычагами власти в России.Когда внутренняя популярность Путина падает, он либо обостряет продолжающийся конфликт, либо начинает новое наступление.

И, понятно, работает. Путин правит самой большой страной в мире почти два десятилетия, укрепляя контроль над ситуацией в каждом кризисе. Обычным российским избирателям может быть сложно выжить на пенсию в 200 долларов в месяц, но база Путина может гордиться тем, что живет в сверхдержаве.

Путин и предсказуем, и логичен: вторжение в более слабого соседа обеспечивает более дешевый и быстрый рост рейтинга, чем, скажем, улучшение антиутопической системы здравоохранения в России.Неслучайно рейтинг одобрения Путина достиг пика в 2015 году, после аннексии Крыма. Позже в том же году, когда российская экономика рухнула, интервенция в Сирии послужила укреплению патриотизма. Более того, действия России в Сирии ознаменовали переход Путина от военного авантюризма в бывших советских республиках к проецированию силы за пределы «ближнего зарубежья» России.

Безусловно, эти шаги вызвали резкую критику Путина со стороны Вашингтона и Брюсселя. Но осуждение извне только повышает его популярность внутри страны.С каждыми иностранными выборами, в которые вмешивается Кремль, с каждым нарушением прав человека в оккупированном Крыму, и каждый раз, когда российские солдаты передвигают забор из колючей проволоки, чтобы вырезать еще несколько акров территории Грузии, стандартный ответ США и Европы – дипломатическое выражение «Глубокая озабоченность» – больше похоже на заезженное клише.

От вторжения в Грузию до гибридного наступления на Украине западные лидеры установили красную линию за красной линией, которую Путин должен безнаказанно попирать.Слабость международных норм, основанного на правилах либерального порядка, который многие в Вашингтоне и Брюсселе поддерживают, но немногие осмеливаются защищать, заставляет Москву выглядеть еще сильнее. В глазах своих сторонников внутри страны Путин называет Запад блефом.

Но статус-кво не может удерживаться. Если мы чему-то научились из последних двух десятилетий, на горизонте стоит новый кризис. Согласно опросу, проведенному 7 марта Всероссийским центром изучения общественного мнения, доверие российских избирателей к Путину упало до 32 процентов – самого низкого уровня с 2006 года.

Верный форме, Путин в последние месяцы усиливает провокации, поскольку его популярность падает. В ноябре российские войска обстреляли и задержали три украинских военно-морских корабля, пытавшихся пройти через Керченский пролив в Азовское море. Прошло более 100 дней, и протесты международного сообщества давно утихли. Но 24 украинских моряка, задержанных во время этого инцидента, остаются в незаконном заключении.

Нарушения Путиным законов и норм на «заднем дворе» России, похоже, больше не шокируют мир.Он уже силой перекроил границы Европы и отделался от наказания. Теперь, чтобы вызвать гнев Запада, ему придется сделать что-то еще более вопиющее.

Вопрос не в том, атакует ли он, а в том, где. Некоторые указывают на Беларусь, но Путин мало что выиграет от демонстрации силы в стране, которую большинство россиян уже считает неотъемлемой частью России. Другие предсказывают, что следующей целью станут балтийские страны, такие как Эстония, Латвия или Литва. Путин, безусловно, рассматривает небольшие балтийские страны как угрозу; в конце концов, это действующие демократии на границе с Россией.Но на данный момент страны Балтии, вероятно, безопасны по двум причинам.

Во-первых, следующим рубежом агрессии России вряд ли станет союзник по НАТО. Непоследовательная реакция Запада на различные захват земель Москвой только приободрила Путина, но он не настолько смел, чтобы рискнуть применить статью 5 НАТО, которая может привести к тотальной войне с применением обычных вооружений против альянса, возглавляемого США. Путин понимает, когда его проигрывают. Если бы это было не так, он бы не выжил так долго.

Во-вторых, следующая авантюра Путина, скорее всего, будет за пределами бывшего Советского Союза.Запад неохотно принял его неоимпериалистические амбиции в регионе. Дальнейшие вторжения в Украину, Грузию или другие государства-преемники Советского Союза, не входящие в НАТО, были бы снова и снова, как дежавю, что мало что сделало бы для укрепления позиций Путина.

Я имел несчастье узнать Путина лучше, чем большинство людей. Опираясь на это не понаслышке, я предсказываю другое направление эскалации.

Наиболее вероятная цель России в ближайшем будущем – Финляндия или Швеция; хотя оба являются членами ЕС, они не являются членами НАТО.Нападая на страну, не являющуюся членом НАТО, Путин не рискует получить пропорциональную реакцию в соответствии со статьей 5. Но, нацеливаясь на европейскую страну, он может рассчитывать на то, что получит одобрение у себя дома от избирателей, отчаянно жаждущих победы. Это простой анализ затрат и выгод, который Путин открыто много раз проводил раньше. Каждое вложение российской силы принесло дивиденды. Финляндия и Швеция соответствуют обоим требованиям.

Я не ожидаю, что российские танки без сопротивления ворвутся в Хельсинки или Стокгольм.Но для Москвы было бы относительно просто захватить землю в отдаленном арктическом анклаве или на небольшом острове, таком как шведский Готланд, учитывая стратегические возможности, которые Россия создала на своем северном фланге. В конце концов, кто пойдет на войну из-за замерзшего балтийского острова или кусочка финской тундры? НАТО не пойдет, а Путин пойдет – потому что для него ставки выше.

Российская агрессия на территории Скандинавии – в странах, которые все на Западе считают частью Запада – может показаться надуманной.Однако совсем недавно аннексия Крыма Путиным, которую я предсказывал, показалась даже российским ястребам диковинным сценарием судного дня. Несколькими годами ранее вторжение России в Грузию, несмотря на мои ужасные предупреждения, также застало мир врасплох.

Бывшие советские государства, даже если они являются членами НАТО, как Эстония, многими воспринимаются как не совсем западные. Такое восприятие может быть неточным, но в политике восприятие часто имеет большее значение, чем реальность. Однако в Финляндии и Швеции восприятие и реальность совпадают.Это не бывшие советские республики; они, несомненно, часть Запада.

От Грузии до Украины, Сирии и других стран путь Путина ясен. Бросая вызов нормам, налагаемым Западом, он, по его мнению, сделал все более серьезные шаги в направлении самосвобождения. Но он сможет достичь полного освобождения, только если противостоит Западу напрямую.

Это может звучать шокирующе, но Путин много раз шокировал мир. Запад не может позволить себе снова оказаться застигнутым врасплох.

«Украины нет»: проверка фактов кремлевской версии украинской истории

Представление о том, что Украина – это не страна, а историческая часть России, по-видимому, глубоко укоренилось в умах российского руководства. Конкурирующие интерпретации истории превратились в ключевой ингредиент углубляющегося спора между Россией и Западом и в предмет, который, в частности, вызывает необычайную страсть Путина. В этой статье д-р Бьорн Александр Дубен исследует вопрос: верно ли с исторической точки зрения утверждение, что никогда по-настоящему не было нацией или государством?

Более двадцати лет Владислав Сурков был известной фигурой в Кремле Владимира Путина.Суркова, которого называют «серым кардиналом» и главным идеологом Кремля, обычно считают вдохновителем политики Путина в отношении Украины, которая ввергнула Москву в открытый конфликт с Западом. Однако к концу февраля 2020 года он, по-видимому, впал в немилость и был неожиданно уволен с должности личного советника президента. Сурков был склонен делать откровенные, непринужденные публичные заявления, которые резко контрастируют с принципом omertà , практикуемым большей частью ближайшего окружения Путина, и дают редкие проблески того, о чем, похоже, думают кремлевские политики.Как и следовало ожидать, через несколько дней после увольнения он вызвал новую полемику, публично поставив под сомнение существование украинской государственности. В интервью, опубликованном 26 февраля, Сурков заявил, что «Украины нет. Есть украинскость. То есть специфическое расстройство психики. Поразительное увлечение этнографией, доведенное до крайности ». Далее Сурков заявил, что Украина – это «путаница, а не государство». […] Но нет нации. Есть только брошюра «Самопровозглашенная Украина», а Украины нет.”

«Украина даже не государство»

Сурков – не первый российский чиновник, делающий такое заявление. Представление о том, что Украина является не отдельной страной, а исторической частью России, по-видимому, глубоко укоренилось в умах многих в российском руководстве. Как сообщается, еще задолго до украинского кризиса на саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года Владимир Путин заявил, что «Украина – это даже не государство! Что такое Украина? Часть его территории находится [в] Восточной Европе, но [другая] часть, значительная, была подарком от нас! » В своем выступлении 18 марта 2014 г., посвященном аннексии Крыма, Путин заявил, что русские и украинцы «составляют один народ.Киев – мать городов русских. Древняя Русь – наш общий источник, и мы не можем жить друг без друга ». С тех пор Путин неоднократно повторял подобные заявления. Не далее как в феврале 2020 года он еще раз заявил в интервью, что украинцы и русские «являются одним и тем же народом», и намекнул, что украинская национальная идентичность возникла в результате иностранного вмешательства. Точно так же тогдашний премьер-министр России Дмитрий Медведев сказал озадаченному аппаратчику в апреле 2016 года, что на Украине не было «государства» ни до, ни после кризиса 2014 года.

Такие лозунги и инсинуации могут быть не более чем риторической дымовой завесой, скрывающей стремление к трезвой, упертой realpolitik . Но есть много оснований полагать, что эти убеждения на самом деле определяют политику на самых высоких уровнях власти. Более того, похоже, они коснулись и других мировых лидеров. На брифинге осенью 2017 года президент США Дональд Трамп, как сообщается, воскликнул, что Украина «не была« настоящей страной », что она всегда была частью России».

Подобные заявления некоторых из самых влиятельных мировых лидеров показывают, что история стала предметом огромной важности для обеих сторон в российско-украинском конфликте. Исторические аргументы использовались для оправдания и обоснования аннексии Крыма Россией. С того момента, как войска без опознавательных знаков захватили полуостров в конце февраля 2014 года, российские официальные лица сделали множество вводящих в заблуждение заявлений о прошлом Крыма и сильно преувеличили степень его исторических связей с Россией.Но помимо статуса Крыма, споры о правильной интерпретации прошлого были в центре политики России в отношении Украины в целом. В более широком смысле, конкурирующие интерпретации истории – особенно сталинского периода – превратились в ключевой ингредиент углубляющегося спора между Россией и Западом и в предмет, который, в частности, вызывает необычайную страсть Путина. Среди всех мифов о прошлом Украины уместно сделать небольшую проверку реальности: верно ли с исторической точки зрения утверждение, что Украина никогда по-настоящему не была нацией или государством?

Киевские корни

Помимо культурной близости, сентиментальная и духовная привлекательность Украины для многих россиян проистекает из того факта, что Киевская Русь – средневековое государство, возникшее в 9-х годах -го века и располагавшееся вокруг современного Киева. как общая прародина, положившая начало современной России и Украине.Но с момента своего основания и до завоевания монголами в XIII, и годах Русь была все более фрагментированной федерацией княжеств. Его юго-западные территории, в том числе Киев, были завоеваны Польшей и Литвой в начале 14 -х годов века. Примерно четыреста лет эти территории, охватывающие большую часть современной Украины, формально находились под властью Польши и Литвы, что наложило на них глубокий культурный отпечаток. В течение этих четырех столетий православное восточнославянское население этих земель постепенно развивало идентичность, отличную от таковой у восточных славян, оставшихся на территориях под властью монголов, а затем и московитов.Своеобразный украинский язык уже начал появляться в последние дни Киевской Руси (несмотря на фактически неверное заявление Владимира Путина о том, что «первые языковые различия [между украинцами и русскими] возникли только около 16 -го века»). После присоединения современной Украины к Польше-Литве украинский язык развился в относительной изоляции от русского языка. В то же время в восточном православии возникли религиозные разделения.С середины 15-го -го до конца 17-го -го веков православные церкви в Москве и Киеве развивались как отдельные образования, положив начало разделению, которое в конечном итоге вновь проявилось в более поздних расколах.

Большая часть территории, которая сейчас является Украиной, до 18 -го века формально управлялась польско-литовской знатью, но на этих землях преимущественно жили православные восточные славяне, которые начали формировать полуавтономные воинства крестьянских воинов – казаков. Большинство из них чувствовали культурную близость к Московской России, но не имели особого желания быть частью Московского государства.В период с 16 -х по -е гг. вв. Казаки на территории современной Украины начали формировать собственные де-факто государства, «Запорожскую Сечь», а затем казацкую «Гетманщину». Они подняли крупное восстание против своих польских сюзеренов в 1648 году. Шесть лет спустя расширяющееся Российское царство подписало союзный договор с запорожскими казаками. Несмотря на этот временный поворот в сторону Москвы, казаки также рассматривали другие варианты: в Гадячском договоре с Польшей в 1658 году они были на грани того, чтобы стать полноправным членом Речи Посполитой.Если бы этот договор был успешно реализован, он, вероятно, в обозримом будущем прочно привязал бы квазигосударство казачества к его западным соседям.

Однако договор не состоялся, и казаки остались разделенными в своей лояльности. Внутренние разногласия по поводу того, встать ли на сторону Польши или России, способствовали серии гражданских войн между ними в конце 1600-х годов. Предвещая сегодняшнюю дилемму Украины, казаки неоднократно меняли свою лояльность с конечной целью получить автономию с обеих сторон.В 1667 году Польша-Литва должна была уступить Москве контроль над территориями к востоку от Киева, включая Киев. Казацкое государство на восточных территориях постепенно превратилось в вассальное государство России, но его отношения с Россией были полны конфликтов. Спорадические восстания казаков теперь были направлены против царей. В 1708 году, например, вождь казаков Иван Мазепа объединился со Швецией и воевал против России в Великой Северной войне. В 1775 году Русские войска сровняли с землей Запорожскую Сечь и ликвидировали казачьи учреждения самоуправления.После окончательного раздела Польши в 1790-х годах Российская империя поглотила остаток современной Украины (за исключением ее крайнего запада, который был аннексирован Австрией).

Территории Украины оставались частью Российского государства в течение следующих 120 лет. Имперские власти России систематически преследовали проявления украинской культуры и предпринимали постоянные попытки подавить украинский язык. Несмотря на это, отчетливое украинское национальное сознание возникло и консолидировалось в течение века, особенно среди элиты и интеллигенции, которые прилагали различные усилия для дальнейшего культивирования украинского языка.Когда после революций 1917 года Российская империя распалась, украинцы объявили свое государство. Однако после нескольких лет войны и квази-независимости Украина снова оказалась разделенной между нарождающимся Советским Союзом и новой независимой Польшей. С начала 1930-х годов националистические настроения строго подавлялись в советских частях Украины, но они оставались скрытыми и получили дальнейшее развитие благодаря травматическому опыту «Голодомора», катастрофического голода, вызванного сельскохозяйственной политикой Иосифа Сталина в 1932-33 годах. погибло от трех до пяти миллионов украинцев.Вооруженные восстания против советской власти были организованы во время и после Второй мировой войны и были сосредоточены в западных регионах Украины, которые были аннексированы у Польши в 1939-40 гг. Только с распадом Советского Союза в 1991 году Украина обрела прочную независимую государственность – но де-факто украинских политических образования, борющихся за свою автономию или независимость, существовали задолго до этого.

Перерисовка границ в «диких полях»

Даже среди тех, кто не ставит под сомнение историческое право Украины на независимую государственность, принято считать, что ее международно признанные границы, особенно границы с Россией, по сути своей искусственны.Помимо спорного случая с Крымом, многие россияне убеждены, что охваченные боевыми действиями юго-восточные регионы Украины, которые теперь стали эпицентром смертоносного конфликта между Киевом и Москвой, по праву должны считаться частью России, которая была случайно «потеряна» для Украины. в потрясениях 20 -го века. Владимир Путин обычно называл эти части Украины «Новой Россией» («Новороссия») – административным названием этих регионов в то время, когда Украина была частью царской империи.Смысл использования этого термина заключается в том, что эти территории исторически не связаны с остальной частью Украины.

Точные юго-восточные границы исторической Украины действительно установить сложно. Во времена Киевской Руси контроль над территорией нынешней южной Украины был в лучшем случае спорадическим и никогда не распространялся на восток, которым правили тюркские племена. Во время польско-литовского правления эти территории стали известны как «Дикие поля» – малонаселенная ничейная земля, на которую постоянно нависали татарские набеги.К 1600-м годам запорожские казаки смогли установить некоторый контроль над этими территориями, а также поселились в некоторых регионах, простирающихся далеко от территории современной России. Когда восточные части сегодняшней Украины попали под формальный контроль России в 17-х годах века, казацкое правление там оставалось в значительной степени автономным. Существенное заселение этих обширных территорий началось только в начале -х годов века, и их этнический состав оставался очень разнообразным, о чем свидетельствует тот факт, что Луганск основали не украинцы и не русские, а британские промышленники (1795 г.). ) и Донецк (1869 г.), два города в центре нынешнего сепаратистского конфликта.

Восточные границы Украины формально были проведены в 1919-1924 годах как границы Украинской Советской Социалистической Республики (УССР). Владимир Путин сослался на это в своем обращении к российскому парламенту 18 марта 2014 г., когда заявил, что «после революции большевики по ряду причин – пусть Бог их судья – добавили большие участки исторического юга России. Россия в Республику Украина. Это было сделано без учета этнического состава населения, и сегодня эти территории образуют юго-восток Украины.«Путин неоднократно заявлял о том же. В своем выступлении в январе 2016 года он посетовал на то, что внутренние границы Советского Союза были «установлены произвольно, без особых причин», и назвал включение Донецкого бассейна в состав УССР «чистым нонсенсом». Совсем недавно, в декабре 2019 года, во время своей ежегодной пресс-конференции в конце года Путин жаловался, что «когда был создан Советский Союз, исконно российские территории, которые никогда не имели ничего общего с Украиной (весь Черноморский регион и западные земли России ) были переданы Украине ».

Заявления Путина (которые он неоднократно повторял) неверны по двум причинам: во-первых, утверждение, что нынешняя восточная или южная Украина должна считаться частью «исторического юга России» или «исконно русскими территориями». в 20-е годы кажется абсурдным, поскольку до -х годов 90-х годов XIX века на этих территориях не было значительного российского присутствия. Во-вторых, утверждение Путина о том, что юго-восточные границы Украины были установлены «без учета этнического состава населения», также неверно.Первая советская перепись населения в 1926 году, через несколько лет после того, как были окончательно определены восточные границы УССР, показала, что на всех территориях востока Украины, включая те, которые сейчас оспариваются, этнические украинцы по-прежнему численно превосходили этнических русских. Что в конечном итоге изменило это в 1930-х годах, так это демографическое опустошение, вызванное сталинским сельскохозяйственным геноцидом, «голодомором».

Заключение

Линии фронта замороженного конфликта между украинскими силами и поддерживаемыми Россией сепаратистами пересекают равнины Донецкого бассейна, но они также проходят сквозь прошлое региона.Вторжение России в Украину пользуется огромной поддержкой внутри страны, а в некоторых случаях и за рубежом. Многие не спешили осуждать их – или быстро их принимали – из-за убежденности в том, что Кремль имеет историю на своей стороне; что Украина никогда не была «настоящей» страной сама по себе и что ее юго-восточные территории, в частности, являются исконными русскими землями. Высшее политическое руководство России, включая самого Владимира Путина, похоже, также разделяет это убеждение и, судя по всему, напрямую влияет на их политику в отношении Украины.Но как бы эти предположения ни находили отклик у простых россиян, а также у некоторых иностранных лидеров, взгляд на украинскую историю показывает, что они основаны на опасно искаженном прочтении прошлого. В конечном итоге, перекроя границы и переписав историю, Кремль вряд ли окажет себе услугу. Своей интервенцией в Украину он спровоцировал отвращение большинства украинцев к России и тем самым сделал многое для того, чтобы разграничить воспринимаемые различия между украинцами и русскими более четко, чем когда-либо прежде.

Д-р Бьорн Александр Дюбен – доцент Школы международных и общественных отношений Университета Цзилинь, ранее преподавал международные отношения и исследования безопасности в Лондонской школе экономики и Королевском колледже Лондона. Он имеет докторскую степень по международным отношениям Лондонской школы экономики и ученую степень в университетах Оксфорда и Кембриджа.

Featured Image: Запорожские казаки отвечают султану .Проект Йорка (2002). Wikimedia Commons

Связанные

Через пять лет после незаконной аннексии Крыма проблема не приблизилась к резолюции

.

18 марта исполняется пятая годовщина незаконной аннексии Крыма Россией, ставшей вершиной самого вопиющего захвата земель в Европе со времен Второй мировой войны. Несмотря на то, что в заголовках газет сейчас доминирует назревающий конфликт на Донбассе, в нем можно увидеть путь к разрешению. Гораздо сложнее с Крымом, который останется проблемой между Киевом и Москвой, а также между Западом и Россией еще долгие годы, если не десятилетия.

Взятие Крыма

В конце февраля 2014 года, всего через несколько дней после окончания революции на Майдане и бегства Виктора Януковича из Киева, «зеленые человечки» – термин, придуманный украинцами – начали захватывать ключевые объекты на Крымском полуострове. Маленькие зеленые человечки были явно профессиональными солдатами по внешности, носили русское оружие и были одеты в российскую боевую форму, но опознавательных знаков у них не было. Владимир Путин первоначально отрицал, что они были российскими солдатами; В апреле того же года он подтвердил, что это так.

К началу марта российские военные контролировали Крым. Тогда власти Крыма предложили провести референдум, который состоялся 16 марта. Он оказался незаконной фикцией. Начнем с того, что референдум был незаконным по украинскому законодательству. Более того, он предлагал избирателям два варианта: присоединиться к России или восстановить конституцию Крыма 1992 года, что повлекло бы за собой значительно большую автономию от Киева. Те на полуострове, кто выступал за то, чтобы Крым оставался частью Украины в соответствии с действующими конституционными положениями, не нашли ни одного поля для проверки.

Неудивительно, что референдум дал результат в советском стиле: 97 процентов якобы проголосовали за присоединение к России при явке 83 процента. Настоящий референдум, проведенный честно, мог бы продемонстрировать значительное количество крымских избирателей в пользу присоединения к России. Около 60 процентов были этническими русскими, и многие, возможно, пришли к выводу, что их экономическое положение будет лучше в составе России.

Однако референдум не был справедливым. Он проводился на избирательных участках под вооруженной охраной, без надежных международных наблюдателей и с сообщениями российских журналистов о том, что им было разрешено голосовать.Двумя месяцами позже член Путинского совета по правам человека обмолвился, что явка составила около 30 процентов, при том, что за присоединение к России проголосовала лишь половина.

Тем не менее, Москва не теряла времени даром. Крымские и российские официальные лица подписали «договор о присоединении» всего через два дня, 18 марта. Вдохновленная пламенной речью Путина, ратификация Российской Федерацией и Советом Федерации была завершена к 21 марта.

Попытки оправдать

Действия Москвы нарушили договоренность 1991 года между постсоветскими государствами о признании существовавших тогда границ республики.Эти действия также нарушили обязательства уважать суверенитет, территориальную целостность и независимость Украины, взятые Россией в Будапештском меморандуме 1994 года о гарантиях безопасности для Украины и украинско-российском Договоре о дружбе, сотрудничестве и партнерстве 1997 года.

В конце марта 2014 года России пришлось использовать свое право вето, чтобы заблокировать резолюцию Совета Безопасности ООН, в которой, среди прочего, выражалась поддержка территориальной целостности Украины (13 голосов «за» и один воздержался).Однако русские не могли наложить вето на резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН. Он принял 100-11, подтвердив территориальную целостность Украины и объявив крымский референдум недействительным.

Российские официальные лица пытались оправдать референдум как акт самоопределения. Кремлю было непросто привести этот аргумент, учитывая историю двух кровопролитных войн, которые Россия вела в 1990-х и начале 2000-х годов, чтобы помешать Чечне осуществить право на самоопределение.

Российские официальные лица также сослались на признание Западом Косово в качестве оправдания.Но это не очень хорошая модель. Сербия подвергла сотни тысяч косовских албанцев этнической чистке в 1999 году; Напротив, в Крыму не было этнических чисток. Косово в течение многих лет вело переговоры с Сербией о мирном разделении, прежде чем объявить независимость в одностороннем порядке. С Киевом переговоров о судьбе Крыма не велось, а от появления зеленых человечков до аннексии Крыма прошло меньше месяца.

Крымский вопрос никуда не денется

Военный захват Крыма вызвал шквал критики.США и Европейский Союз применили визовые и финансовые санкции, а также запретили своим кораблям и самолетам путешествовать в Крым без разрешения Украины. Однако эти санкции были незначительными по сравнению с теми, которые были применены к России после того, как она начала прокси-конфликт на Донбассе в апреле 2014 года, и особенно после того, как предоставленная Россией ракета земля-воздух сбила авиалайнер Malaysian Air, на борту которого находилось около 300 пассажиров.

В то время как украинские силы в Крыму не сопротивлялись российскому вторжению (отчасти по настоянию Запада), Киев сопротивлялся появлению зеленых человечков на Донбассе.Вскоре украинцы оказались воюющими с российскими войсками, а также с «сепаратистскими» силами. Этот конфликт вот-вот начнется уже шестой год.

Поиск поселения на Донбассе имеет более высокий приоритет, чем решение вопроса о статусе Крыма, что понятно, учитывая, что около 13 000 человек погибли и 2 миллиона были перемещены в результате боевых действий на востоке Украины. Похоже, Москва рассматривает назревающий конфликт как полезное средство давления и отвлечения внимания на Киев, как для того, чтобы затруднить проведение внутренних реформ, так и для того, чтобы помешать углублению связей между Украиной и Европой.

Урегулировать конфликт на Донбассе будет непросто. Например, Кремль может быть не готов к соглашению, пока не получит некоторое представление о том, где Украина вписывается в более широкий европейский порядок, то есть ее отношения с Европейским Союзом и НАТО. Но Россия не проявила интереса к аннексии Донбасса. В то время как захват Крыма оказался очень популярным среди широкой российской общественности, болото на Донбассе – нет. Самые жестокие экономические санкции Запада нанесут России, если она уйдет из Донбасса.В какой-то момент Кремль может рассчитать, что издержки перевешивают выгоды и согласие на урегулирование, которое позволит восстановить там украинский суверенитет.

Москва же не откажется от Крыма добровольно. Русские заявляют исторические претензии на полуостров; Екатерина Великая присоединила полуостров в 1783 году после войны между Россией и Османской империей. (Тем не менее, Крым был передан из Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в Украинскую Советскую Социалистическую Республику в 1954 году, и, как отмечалось выше, республики, возникшие после обломков Советского Союза в 1991 году, согласились принять границы в том виде, в котором они были обозначены. .)

Сохранение Крыма особенно важно для Путина, который не может предложить российскому народу никаких реальных перспектив, кроме стагнации экономики, и поэтому разыгрывает карты национализма и России как великой державы. Он получил значительный рост общественной популярности (большая часть которой сейчас рассеялась) благодаря быстрому и относительно бескровному захвату полуострова. Более того, он предлагает России средство для поддержания разгорающегося пограничного спора с Украиной, который Кремль может рассматривать как отпугивающий членов НАТО от слишком близкого подхода к Украине.

Киеву в настоящее время не хватает политических, экономических и военных рычагов, чтобы заставить вернуться. Возможно, наиболее правдоподобный путь потребует, чтобы Украина объединила свои экономические усилия, резко обуздала коррупцию, привлекла большие объемы иностранных инвестиций и полностью реализовала свой экономический потенциал, а затем позволила людям в Крыму, которые не видели драматического экономического бума после вхождения в состав России – заключают, что их экономическое положение было бы лучше, если бы они вернулись в состав Украины.

Для Запада захват и аннексия Крыма Россией представляют собой фундаментальный вызов европейскому порядку и нормам, установленным Хельсинкским Заключительным актом 1975 года.Соединенные Штаты и Европа должны продолжить свою политику непризнания незаконного присоединения Крыма. Им также следует сохранить санкции в отношении России, связанные с Крымом, хотя бы по той причине, что они должны дать понять, что подобным захватам земель нет места в Европе 21-го века.

Социальные сети и российский территориальный ирредентизм: некоторые факты и предположения

  • Конструируя миф о «диких» девяностых годах России [серия Липман, 2021] 10 мая 2021 года

    В сегодняшнем выпуске подкаста PONARS Eurasia Мария Липман болтает с Ольгой Малиновой о миф о «диких девяностых» и политических деятелях, участвовавших в его построении.

  • Музыка и политика в современной России [Lipman Series 2021] 12 апреля 2021 года

    В подкасте PONARS Eurasia на этой неделе Мария Липман беседует с Александром Горбачевым о динамичной музыкальной сцене в современной России и о том, как свободно российские музыканты занимаются политикой. заявления.

  • Как правительство России справляется с ростом цен на продукты питания? [Lipman Series 2021] 15 марта 2021 г.

    В подкасте PONARS Eurasia на этой неделе Мария Липман болтает с Антоном Табахом о росте цен на продукты питания в России и о том, что они могут означать для нынешней и будущей стабильности России.

  • Коммунистическая партия Российской Федерации: больше, чем системная оппозиция? [Lipman Series 2021] 5 марта 2021 г.

    В выпуске на этой неделе подкаста PONARS Eurasia Мария Липман болтает с Феликсом Лайт и Николаем Петровым о современной Коммунистической партии Российской Федерации, включая разногласия между ее руководством и членством, ее отношение в отношении Алексея Навального, и почему это может быть больше, чем просто «системная» оппозиция в конце концов.

  • Интернет-ресурсы: гражданская коммуникация и государственный надзор [Lipman Series 2021] 16 февраля 2021 г.

    В подкасте PONARS Eurasia на этой неделе Мария Липман беседует с Андреем Солдатовым и Таней Локоть о роли Интернета в современной российской политике, включая и то, и другое. как инструмент российской оппозиции и как инструмент все более репрессивного российского режима.

  • Повышение политического авторитета Алексея Навального и массовые протесты в России [Lipman Series 2021] 1 февраля 2021 года

    В первом подкасте PONARS Eurasia 2021 года Мария Липман болтает с Грегом Юдиным о текущих протестах, происходящих в России, и что растущая поддержка Алексея Навального означает для режима Путина.

  • Социальная политика России в эпоху COVID-19 [Lipman Series 2020] 21 декабря 2020 г.

    В заключительном выпуске подкаста PONARS Eurasia 2020 г. Мария Липман беседует с Сарой Уилсон Сохи и Эллой Панеях, чтобы обсудить социальную политику России в контексте COVID -19 и общественное восприятие общей реакции России на пандемию.

  • Практики осознанного воспитания в современной России [Lipman Series 2020] 10 декабря 2020 г.

    В выпуске подкаста PONARS Eurasia на этой неделе Мария Липман беседует с Юлией Юзбашевой и Марией Даниловой, чтобы узнать больше о распространении практики “осознанного воспитания” в современном российском обществе.

  • Трансформация белорусского общества [Lipman Series 2020] 11 ноября 2020 г.

    В этом выпуске подкаста PONARS Eurasia Маша Липман беседует с Григорием Иоффе о долгосрочных и краткосрочных факторах, которые привели к нынешним протестам в Беларуси, и продолжающаяся трансформация белорусского общества.

  • Российские законодатели приводят национальное законодательство в соответствие с пересмотренными конституционными рамками [Lipman Series 2020] 26 октября 2020 г.

    В подкасте PONARS Eurasia на этой неделе Мария Липман беседует с Беном Ноблом и Николаем Петровым о текущих изменениях в национальном законодательстве России на основе недавно принятого пересмотренные конституционные рамки и что эти изменения предвещают выборы в Думу 2021 года.

  • Россия и Япония на разных длинах волн на Курильских островах

    Александра Баушева

    Скачать PDF | Вернуться к выпуску 15

    С момента окончания Второй мировой войны прошло более семи десятилетий, но не для России и Японии – по крайней мере, официально.Статус четырех самых южных Курильских островов, расположенных между Охотским морем и Тихим океаном, оказался непреодолимым препятствием на пути к официальному мирному договору между двумя странами. Несмотря на то, что с конца войны они контролируются Россией, острова, которые Россия называет Южными Курилами, а Япония – Северными территориями, обе страны считают их суверенной территорией, что создает острую точку геостратегического спора. Отсутствие гибкости с обеих сторон сдерживало прогресс в российско-японских отношениях.Недавние попытки наладить совместную экономическую деятельность на Курилах освещались в средствах массовой информации, что вселяет новую надежду на скорое решение, но этот оптимизм неуместен. Разница в ожиданиях и намерениях за столом переговоров будет держать Россию и Японию в разногласиях, несмотря на недавние проблески прогресса.

    Напуганная быстро растущим влиянием Китая в Восточной Азии, Япония недавно обратилась к России в поисках нового регионального союзника – соседа, богатого энергоресурсами, в которых Япония стремится диверсифицироваться. 1 Премьер-министр Японии Синдзо Абэ объявил о новом подходе к России в мае 2016 года, 2 , что стало первым предложением о потенциальном поворотном моменте в разрешении разногласий, возникших 70 лет назад. В соответствии с новой политикой Абэ обязался урегулировать спор по поводу островов к концу своего срока и сосредоточился на стратегии экономического стимулирования. Он представил России план сотрудничества, который включает восемь ключевых пунктов для укрепления сотрудничества в таких областях, как развитие бизнеса и энергетика. 3 Оптимизм в отношении прогресса усилился в декабре 2016 года во время первого за 11 лет визита Владимира Путина в Японию, когда два лидера договорились начать совместную экономическую деятельность на островах. 4

    Процесс реализации этих идей начался быстро. В июне 2017 года делегация из 70 японских официальных лиц и бизнесменов посетила Курилы 5 , чтобы изучить возможности для бизнеса на островах. Историческая миссия проинспектировала потенциальные объекты для совместных экономических проектов и проанализировала возможные направления развития в области энергетики, рыболовства, транспорта и туризма. 6 Пользуясь импульсом, министры иностранных дел Японии и России встретились в августе, чтобы обсудить перспективные курсы развития в аквакультуре, ветроэнергетике, комплексных турах и других областях, которые позднее были выбраны для приоритетной реализации Абэ и Путиным во время их переговоров на Восточном Экономический форум во Владивостоке. 7

    Независимо от прогресса совместного экономического развития, Россия явно отдает приоритет стратегическим целям над любыми обязательствами по экономическому сотрудничеству с Японией
    на островах.

    Ситуация выглядит многообещающей: несмотря на стойкие разногласия по поводу политической принадлежности островов, Россия и Япония создали совместный инвестиционный фонд на сумму 1 миллиард долларов 8 Путин и Абэ обсудили обнадеживающую возможность заключения долгожданного мирного договора 9 на двусторонней встрече на саммите G20, и «атмосфера доверия, дружбы и сотрудничества» 10 начала стремительно заполнять горький курильский воздух. Чтобы укрепить новую дружбу, Путин и Абэ объявили 2018 год Годом Японии в России и Годом России в Японии.Хотя возникли дискуссии даже о соединении Сахалина и Хоккайдо железной дорогой, 11 метафорический мост понимания, казалось, уже протянулся между двумя странами.

    На этом фоне кажется, что у двух стран все еще есть принципиально разные представления о природе и долгосрочной цели этих соглашений. Делая ставку на экономические стимулы, Япония переоценила ценность экономического сотрудничества на Курилах для России. Вот где существует критическое разъединение.

    Страна с ограниченными природными ресурсами, Япония, безусловно, выиграет от территории, богатой рыболовными угодьями и, предположительно, шельфовыми запасами нефти и газа. Кроме того, с учетом «новых изменений в стратегической среде Азиатско-Тихоокеанского региона, таких как проблемы, касающиеся Северной Кореи, быстрый рост Китая и движение к созданию восточноазиатского сообщества» 12 Вполне естественно, что Эйб предпочел бы держать острова под своим контролем в качестве меры предосторожности.Но, пожалуй, самое главное, для Японии восстановление контроля над островами всегда было предметом национальной гордости – настолько, что она заявляет, что острова никогда не принадлежали другой стране. 13

    Для России, которой комфортно поддерживать статус-кво, совместная экономическая деятельность с самого начала была полностью отделена от территориального вопроса. Возможно, наиболее убедительным свидетельством этого является последовательность, с которой Россия наращивает свое военное присутствие на Курилах, часто параллельно с развитием экономического сотрудничества.Накануне визита Путина в Японию в декабре 2016 года Россия разместила на Южных Курилах противокорабельные ракетные комплексы. 14 В феврале 2017 года министр обороны России объявил, что Россия планирует разместить на островах три дивизии в рамках «активной работы по защите Курил» 15 , а в октябре было объявлено о создании Курильская военно-морская база уже строилась. 16 Россия не планирует останавливаться на достигнутом: на 2018 год намечено размещение ракетных комплексов «Бал» и «Бастион» на двух островах. 17 Независимо от прогресса совместного экономического развития, Россия явно отдает приоритет стратегическим целям над любыми обязательствами по экономическому сотрудничеству с Японией на островах.

    Геостратегический интерес России к островам очевиден из заявления Путина, сделанного на Международном экономическом форуме в июне 2017 года, в котором он признал, что «существует возможность размещения войск США на этих территориях» 18 , если они пройдут под Контроль Японии.Аналогичная озабоченность была высказана Россией в отношении планируемого развертывания системы противоракетной обороны Aegis Ashore на материковой части Японии, которая будет находиться под контролем вооруженных сил США. 19 Эта закономерность указывает на то, что военное продвижение России на Курилах является частью более широкой картины, и это не единственный случай, когда влияние Соединенных Штатов вступает в игру. Недавние инциденты, такие как введение Россией санкций в отношении мэра Хоккайдо в ответ на поддержку Японией санкций, связанных с Украиной 20,21 , показывают, что Япония служит еще одним выходом для российско-американского соперничества.Доминирование в геостратегической конкуренции гораздо выше в списке приоритетов России, чем возможные экономические выгоды от такой небольшой территории, как Курилы. По сути, Россия уже неоднократно демонстрировала то, что Япония отказывается видеть: сотрудничество на Курилах полностью вторично по отношению к геополитическим целям. Для Путина экономические дискуссии никогда не были частью территориального уравнения, заявив, что «только Япония считает, что у нее есть территориальные проблемы с Россией», а у России «вообще нет территориальных проблем [с Японией].” 22

    Текущая ситуация не безнадежна. За последние пару лет обе страны добились значительного прогресса в двусторонних отношениях. Очевидно, что дальневосточные соседи предпринимают позитивные шаги, и беспрецедентный рост товарооборота между Россией и Японией 23 является прочной основой для будущего экономического сотрудничества. Но сможет ли это новое партнерство положить конец затянувшейся главе Второй мировой войны – это совершенно отдельный вопрос, к которому обе страны подходят под разными углами зрения, для которых до сих пор не было реальной золотой середины.Для достижения взаимопонимания двум странам сначала необходимо осознать, что они говорят на двух разных языках. Если они откажутся столкнуться с неравенством в своих позициях, территориальный тупик неизбежно сохранится, и Вторая мировая война технически будет продолжаться.

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *