Вгик поступление: проходные баллы, список, бюджетные места, стоимость обучения, необходимые экзамены и многое другое

Содержание

Поступление во ВГИК. Изольда Извицкая. Родовое проклятие

Поступление во ВГИК

В тот год, когда выпускница дзержинской школы Изольда Извицкая держала экзамен во ВГИК, кроме нее, на курс поступало еще 799 человек. Хотя все они знали, что фактических счастливчиков, зачисленных во ВГИК, будет не больше шестнадцати. Право на учебу в прославленном киновузе им предстояло отстаивать перед лицом приемной комиссии, в которой заседали такие признанные корифеи кино, как Сергей Герасимов, Тамара Макарова, Ольга Пыжова, Василий Ванин… В коридорах, перед аудиторией, в которой решался архиважный для абитуриентов вопрос «быть или не быть», стояла какая-то особо напряженная тишина. В сторонке кто-то безутешно рыдал, и его отпаивали валерьянкой, кто-то почти беззвучно, словно молитву шептал строки заученного стихотворения или басни…

Все эти мальчишки и девчонки благоговели перед одним названием: ВГИК. Оно произносилось ими с невообразимым придыханием. И, по большому счету, трудно было даже вообразить, что в скором времени они будут на законных основаниях ходить по этим прославленным коридорам.

Ведь в этой альма-матер преподавали такие именитые режиссеры, как Лев Кулешов, Дзига Вертов, Сергей Эйзенштейн, Сергей Юткевич, Александр Довженко, Всеволод Пудовкин и многие, многие другие, кто составляет цвет и гордость отечественной кинематографии. Представить себя даже в мечтах в числе таких небожителей было сродни чуду, чем-то за гранью фантастики… Некоторым абитуриентам тогда было и невдомек, что пройдет какое-то время, и они сами станут славой не только этого института, но и своей страны. А студенты новых поколений, в свою очередь, будут равняться уже на них.

Когда на родину Извицкой дошло триумфальное известие, что ребята зачислены во ВГИК (вспомним, что они поехали поступать вдвоем с земляком Артуром Нищёнкиным), новость была настолько ошеломляющей и неправдоподобной, что по городу тут же поползли слухи один фантастичнее другого. Так, «доброжелатели» даже утверждали, что в приемной комиссии сидел Николай Крючков — земляк мамы Изольды. Разве мог он в таком случае отказать… Заодно взяли и Артура, приятеля Изольды.

Сейчас уже трудно установить, действительно ли Николай Афанасьевич в тот год присутствовал на экзаменах во ВГИКе, но вот то, что он родом из села, оказалось на поверку неправдой. Крючков был самым что ни на есть коренным москвичом, после окончания ФЗУ начавшим свой трудовой путь на Трехгорке. Вот что делает с реальными фактами людская молва…

Вместе с Извицкой в тот год во ВГИК к супругам Борису Бибикову и Ольге Пыжовой на общенациональный курс, где кроме русских было трое украинцев и двое латышей, поступили:

— Майя Булгакова,

— Руфина Нифонтова (в девичестве Питаде),

— Валентина Владимирова (в девичестве Дубина),

— Юрий Белов,

— Геннадий Юхтин,

— Леонид Пархоменко,

— Валентина Березуцкая,

— Артур Нищёнкин,

— Михаил Семинихин,

— Мария Кремнева,

— Маргарита Криницына,

— Вася Фушеч,

— Валентин Брылеев,

— Данута Столярская,

— Астрида Гулбис,

— Таллис Аболиньш.

— Надежда Румянцева и Татьяна Конюхова — пришли позже, после того, как стали сниматься и отстали от своих групп.

Почти все они стали звездами отечественного кинематографа. Вот как вспоминает те далекие годы студенчества актриса Нина Крачковская: «Это моя девичья фамилия. Мой брат, звукооператор Владимир Васильевич женился на Наташе Белогорцевой, ставшей впоследствии известной комедийной актрисой Натальей Крачковской. Когда Гайдай впервые ее снимал, в титрах значилось: Белогорцева-Крачковская. Потом первая половина куда-то исчезла, и она осталась просто Крачковской. Владимир был очень хорошим оператором, работал со Швейцером, с Басовым, по-моему, с тем же Гайдаем.

В кино мне доставались роли положительно-патриотических девочек: в фильмах «Командир корабля», «Есть такой парень» (первая роль Наташи Фатеевой), «Семья Ульяновых» — я там играла сестру Ольгу, «Они были первыми», «Кортик», в дебютной короткометражке Эдмонда Кеосаяна «Три часа дороги», получившей премию в Венеции. Потом я увлеклась театром. Моя любимая роль — Таня в одноименной пьесе Арбузова.

Во ВГИКе Изольда училась на курс младше меня. Нас набирал Василий Васильевич Ванин, известный ролями питерских рабочих («Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 году»), революционных матросов («Возвращение Максима»), бортмехаников («Валерий Чкалов»), комиссаров («Котовский»), секретарей райкомов (в одноименном фильме), скромных колхозников («Член правительства»). Его творческим кредо было органичное сочетание героики и юмора. Он обещал взять меня к себе в театр. Таня Конюхова тоже училась у нас. На втором курсе Ванин умер. Мы год были «беспризорными», курс даже хотели расформировать, но нас поддержали педагоги следующего курса — Бибиков и Пыжова, у которых училась Изольда. Пыжова взялась репетировать со мной выпускной кусок. Кого-то из наших ребят взял Герасимов… На нашем курсе было больше режиссеров, чем актеров, тот же Гайдай. А потом мы попали к Белокурову. Мы были с Изольдой в очень хороших отношениях. Я ее запомнила в курсовой работе, которая потом стала ее дипломной, выпускной, — в пантомиме «Франческа да Римини», где она играла главную женскую роль.

Она была потрясающе хороша. На ней было великолепное по выразительности бордовое бархатное платье…

Потом мы встретились в Театре киноактера, где она не была занята, — все время снималась. Изольда была очень скромной и не могла «высиживать» роли, как, скажем, я, когда была назначена на одну роль с Татьяной Самойловой. Это надо было высидеть и вытерпеть. Изольда была на подобное просто не способна. Но я могу и ошибиться. Не знаю, что у нее было в душе… Наверное, если бы ей дали роль в театре, то Изольда прекрасно бы с ней справилась. Кстати сказать, все, кто потом остался в театре, в то время там только числились. Потом актрисы перешли на «голые» концерты, а мы с Изольдой встретились в картине Сергея Колосова «Вызываем огонь на себя».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

4.

Поступление во ВГИК. Не просто говорить о Шукшине

Не просто говорить о Шукшине

Шукшин мечтой не пренебрег,-

«Прощайте, отчие просторы!»

Покинул Сростки паренек,

Как «Ломоносов» Холмогоры.

В нем разгорелся – не зачах! –

Порыв поймать свою жар-птицу;

В тяжелоступных кирзачах

Он, как в избу, вошел в столицу.

Придя на сценарный факультет ВГИКа, Шукшин представил на суд экзаменаторов свои рассказы, которые были записаны в толстую амбарную тетрадь. Так как почерк у Шукшина был очень мелкий, а тетрадь была очень толстая. Девушки в приемной комиссии читать написанное поленились, решив про себя, что этот абитуриент типичный графоман.

Однако, чтобы не обижать его, решили посоветовать: “У вас фактурная внешность, идите на актерский”. Вот что рассказывал бывший сокурсник Шукшина кинорежиссер А. Митта: “Тут от студентов Шукшин узнал, что есть еще и режиссерский факультет. А он понятия не имел, что есть такая профессия – режиссер. Думал, что для постановки фильма собираются артисты и договариваются между собой, как снимать. Оказалось, что режиссер – хозяин картины, главный человек. Тогда он подал на режиссерский.

Вгиковские педагоги боялись его брать. Он был правдолюбец, совершенно не понимал, что можно говорить, чего нельзя. Педагоги опасались, что он всех перебаламутит и их из-за него выгонят с работы. Но в него поверил Михаил Ромм…

Говорят, что на экзамене М.И. Ромм попросил Шукшина:

– Расскажите мне о Пьере Безухове.

– Я “Войну и мир” не читал, – простодушно сказал Шукшин. – Толстая книжка, времени не было.

– Вы, что же, толстых книг никогда не читали? – удивился Ромм.

– Одну прочел, – сказал Шукшин. – “Мартин Иден”. Хорошая книжка. Ромм возмутился:

– Как же вы работали директором школы? Вы же некультурный человек! А еще режиссером хотите стать!

И тут Шукшин взорвался:

– А что такое директор школы? Дрова достань, напили, наколи, сложи, чтобы детишки не замерзли зимой. Учебники достань, керосин добудь, учителей найди. А машина одна в деревне – на четырех копытах и с хвостом… А то и на собственном горбу… Куда уж тут книжки толстые читать…

ВГИКовские бабки были счастливы – нагрубил Ромму, сейчас его выгонят. А мудрый Ромм заявил: “Только очень талантливый человек может иметь такие нетрадиционные взгляды. Я ставлю ему пятерку”.

вступительные экзамены, Рекламные статьи в Томске

В каждом большом городе можно увидеть множество рекламных афиш, которые приглашают на обучение в театральную студию. Невольно задумываешься, неужели так много людей хотят стать актерами? Мечты о творческой карьере, действительно, есть у многих, но есть и такие, которые осознали суть слов известного оратора Скилефа.

Он сказал, что самое ценное благо – красноречие. Не деньги, слава и власть, так как для достижения всего этого нужно красноречие. Познать себя помогут курсы актерского мастерства, ВГИК приглашает желающих.

Фото: ascinemadoc.ru

Чему научат на курсах актерского мастерства ВГИК?

Выбирая театральную школу, многие ориентируются на ее имя и педагогический состав. Если она работает при ВГИКе или МХАТе, то там обязательно преподают известные личности. В таких заведениях можно познакомиться с популярными актерами, которые передают свой бесценный опыт ученикам. Там работают одни из лучших педагогов, у которых можно многому научиться. В программу входят основные дисциплины:

  1. Актерское мастерство;
  1. Техника речи;
  1. Основы сценического движения.

Именно эти 3 «кита» делают из человека настоящего актера. Актерское мастерство учит перевоплощаться, создавать образ, передавать эмоции. Преподаватели работают над речью воспитанников, дикцией, правильным произношением. На занятиях по сценическому движению учат пользоваться языком тела, работают над мимикой, пластикой. В процессе обучения человек раскрепощается, учится взаимодействовать с людьми, выступать перед публикой, обретает уверенность в своих силах.

ВГИК: подготовительные курсы

Для желающих поступить во ВГИК подготовительные курсы работают с февраля по май. Абитуриентов, поступающих на специальность «Режиссура телевидения», набирают на курсы дважды: в октябре и феврале. Сроки обучения составляют 3,5 месяца. Учащимся преподают такие предметы, как история кино, актерское мастерство, режиссура и многие другие. Они смогут познакомиться с непростой профессией, подготовиться к отборочным турам и вступительным экзаменам.

Чтобы записаться на курсы, нужно предварительно подать заявку. К ней прилагается краткая автобиография и 2 фото. В начале учебы проводится организационная консультация, на которой преподаватели знакомят абитуриентов с порядком проведения занятий. Воспитанники могут задать любые интересующие их вопросы и получить на них исчерпывающие ответы. Без предварительной записи учащиеся на курсы не принимаются.

Как поступить во ВГИК: вступительные экзамены

Для абитуриентов ВГИК вступительные экзамены делятся на 4 этапа. Первый – отборочные консультации или, как их принято называть, туры. Всего их 3. Они начинаются в апреле, все желающие могут попробовать свои силы. Во время отборочных туров производится отсев. Абитуриенты читают стихи, басни, прозу, стараются проявить себя, удивить комиссию. Второй этап – экзамен по специальности. На нем проводится более глубокая оценка качеств будущего студента. Члены комиссии обращают внимание не только на творческие способности, но и физические данные, психологические качества.

За экзамен по специальности можно максимально получить 100 баллов, как и за устный коллоквиум, который проводится на третьем этапе. На коллоквиуме абитуриенты показывают уровень своей культуры, начитанности, заинтересованности в будущей профессии. Комиссия оценивает их познания в сфере кино, театра, музыки. К полученным баллам прибавляются баллы за ЕГЭ по русскому языку и литературе, и выводится общий. По результатам всех испытаний принимается решение о приеме абитуриента на учебу во ВГИК.

ВГИК – поступление на операторский факультет.

Текст посвящен тем кто в этом году решился поступить на операторский факультет ВГИКа.
Сам текст написала vieron.
Он несколько страшен при первом прочтении, но не так уж чтобы очень.
Фотографии из прошлогодних комплектов абитуриентов, а ныне студентов 1 курса.
Дмитрия Миненкова и Карины Храмовой
Под катом их фотографий не так уж много, но все они очень достойные.
И душевные.

Для всех абитуриентов, не зависимо от пола и возраста, социального статуса и материального положения, необходимо твердо четко ответить себе на главный вопрос: зачем вы поступаете во ВГИК, почему выбираете данную профессию, как собираетесь работать дальше.
Стоит обратить внимание на данную проблему девушкам, так как всем известен факт, что профессия эта сугубо мужская, тяжелая, требующая от кандидата высокой сообразительности, выносливости, налагает колоссальную ответственность за весь кинематографический процесс.


Дмитрий Миненков

Особое внимание приемной комиссией будет уделено именно этой проблеме, поэтому ответ на этот и возможные похожие вопросы вы должны тщательно продумать.
Теперь более подробно о непосредственном процессе поступления. Как известно из требований для поступающих, для допуска к основным экзаменам абитуриент должен прислать комплект вступительных фоторабот, на основании которых он проходит или не проходит творческий конкурс. Надо заметить, что согласно новым требованиям, не менее 50% работ должно быть выполнено черно-белую негативную пленку, а все остальные – на цветн. Пленку, слайд или цифру.
Стоит сделать упор на репортаж, жанр, а также на студийный портрет. Помните, что ВГИК, это прежде всего классическая школа кинематографического искусства, и не стоит присылать туда излишне гламурные, «отфотошопленные» картинки: не любят они этого. Сидящие в приемной комиссии профессора «старой закалки», да и наверняка сам мастер, не воспримут одобрительно подобное творчество: как говорится, со своим уставом в чужой монастырь не приходят.


Карина Храмова

Желательно работы оформить красиво, аккуратно, согласно требованиям, указанным в памятке. Это не обязательно, но желательно для исключения потом лишних поводов для придирок.
К комплекту нужно написать автобиографию. Учтите, что ее будут внимательно читать профессора на экзамене и мастер на собеседовании, поэтому не пишите слишком объемный труд, тем более молодым людям: в противном случае это просто разозлит читающих и осложнит ваше положение. Не пишите о «скользких» и спорных вопросах, неоднозначных и резких высказываний тоже не делайте. Особое внимание уделите выбору профессии, путях, приведших вас к ней. Напишите коротко, емко, чтобы это было легко и интересно читать. А самое главное, постарайтесь передать ваш искренний интерес и желание заниматься этим делом.
По возможности, относите работы не в самый последний день, так как на операторском факультете ВГИКа не очень хорошо относятся к непунктуальным и необязательным людям.
Если вы прошли творческий конкурс, то дальше вас ждет основная тропа экзаменов, самый сложный и напряженный момент.
Первым вашим заданием будет практика: на выданную маркированную пленку института нужно отснять следующее.
Павильон: гипсовый этюд; натюрморт; портрет.
На это задание отводят 4 часа. Сразу после этого вам за 4 часа нужно отснять на натуре тематический или событийный фоторепортаж, жанровые зарисовки, городские зарисовки. После всего этого вы сразу должны вернуться во ВГИК и проявить пленки, высушить и сдать под расписку обратно.
Теперь поподробнее обо всем вышеперечисленном: все, что надо делать в павильоне, а точнее натюрморт, портрет, гипс, все это заранее должно быть вами продумано, отснято неоднократно, отточена каждая схема света. Также найдите себе подходящую модель для портрета, договоритесь с ней заранее.
Все материалы для натюрморта вы должны принести свои, и желательно, найти человека, который потом все это унесет. На гипсе потренироваться будет гораздо сложнее, но найти выход при желании тоже возможно.
Окончив съемку в павильоне, вы идете на натуру. Многие рекомендуют и советуют при выборе натуры и места идти на ВДНХ, так как там много чего интересного, яркого, а также это ближайшая ко ВГИКу станция метро. Время, данное вам на съемки, потратится не на езду в транспорте, а на поиск момента, интересного и живого репортажа.
К этим вопросам нужно очень серьезно подготовиться, так как эти работы будут тщательно разобраны комиссией, и в случае сильного отличия их от вашего вступительного комплекта, возникнут вопросы и сильно занижена оценка.
Мало того, что на собеседовании ставится за практику отдельная оценка (по 10 балльной системе), все это еще и учитывается при экзамене на основах фотографии. Правда, они разбирают эти работы только с технической точки зрения, в отличии от собеседования, где нужно будет объяснять композицию и световое решение каждой работы, ваш замысел и идею относительно их.


Дмитрий Миненков

После съемки на натуре вы должны вернуться во ВГИК и проявить обе пленки. Вам выдадут проявитель и фиксаж, дают бачек (если есть свой, то лучше взять свой), дают градусник, и вы всей группой теснитесь и по очереди проявляете свои негативы. Здесь стоит быть «на чеку», чтобы конкуренты согруппники, пока вы отвернетесь, не вскрыли ваш бачек, не налили фиксажа в проявитель, и т. д.
Конкуренция будет преследовать вас весь период поступления, расслабляться непозволительно.
Проявив и высушив пленки, их сдаете под роспись лаборанту, после чего на следующий день приходите печатать.
Естественно, в печатной комнате вас не будут ждать увеличители типа «Дурст», на них не будут надеты самые лучшие объективы, да и в плане места там тоже особо «не развернешься». Также и с выбором и количеством выдаваемой вам бумаги6 на печать выдают 4 часа, за которые нужно постараться максимально качественно напечатать лучшие снимки, среди которых должны быть: один натюрморт (если качественные, то можно и два, но разных), один гипс, два портрета, желательно с разными схемами света, три-четыре репортажных снимка, наиболее выразительных, а главное, отображающих суть задания.
Бумагу можно принести свою, любую, это немного облегчает вашу задачу, однако если попадется самый плохой увеличитель, если негативы некачественно проявлены или проэкспонированы, то бумагой положение не спасешь.
После печати фотографии глянцуют, кадрируют, подписывают и также сдают.
В следующий раз вас будут с нетерпением ждать к себе на прием на экзамен по основам фотографии добрейшая приемная комиссия.


Карина Храмова

Это сложнейший экзамен, требующий серьезной подготовки и глубоких знаний во всех сферах фотографии и физики. Приблизительный список вопросов из билетов можно получить во ВГИКе незадолго до начала творческого конкурса, однако нужно быть в курсе всего фотографического процесса полностью. Будут как общие вопросы по теории и истории фотографии, фотографическим процессам и материалам, техники съемки и освещения, особенности и тонкости того или иного вида съемок, вопросы по оптике, объективам, строению и устройству фотоаппарата, а также по физике на основе всей школьной программы (разделы: электричество, свет, оптика). В билетах обычно по три вопроса: первый общий, второй по технике съемки или фотопроцессам, последний по физике.
В процессе вашего ответа комиссия (обычно не менее четырех человек) будет читать ваши биографию, смотреть оба комплекта, просматривать негативы, и вообще внимательно за вами следить. Заданы будут самые разные вопросы, каверзные, с целью проверить вашу реакцию и сообразительность, умение выкрутиться из сложной ситуации.
Если вдруг во время ответа вы что-то забыли, или вовсе не знаете, то лучше всего об этом на прямую не говорить, а постараться «увести» тему в нужное вам направление. Как правило, прямая сдача позиций к хорошему результату и положительному восприятию у комиссии не вызовет. Говорите развернуто, охватывая всю тему полностью.
Решение по поводу оценки складывается коллективно комиссией, после ответов всех абитуриентов.
Большое влияние на оценку окажет комплект, выполненный на первом экзамене: на этом этапе комиссия будет придираться только к технической стороне ваших работ, с точки зрения правильной и грамотной проявки и промывки негативов, экспозиционных особенностей съемки, качеству и умению печати и т.д. Все здесь будет играть роль, а положительная она или отрицательная, будет зависеть от вас и от уровня вашей подготовки.


Карина Храмова

Пройдя этот тур, абитуриент выходит на финишную прямую, где его ждет самое трудное испытание: собеседование с будущим мастером (или не будущим). Как правило, промежуток между экзаменом по основам фотографии и собеседованием составляет порядка недели или пяти дней. За это время вам предстоит «с ног до головы» подготовиться (морально прежде всего) к этому нелегкому разговору.
Проходить собеседование будет следующим образом: на стене перед кабинетом висит список, где ваша группа будет представлена по номерам и фамилиям. Так, по очереди, и будут вызывать «на расстрел». В комиссии будут мастера, набирающие курс, и секретарь. Перед ними лежат оба ваших комплекта, биография, негативы, результаты предыдущего экзамена, а также несколько альбомов по искусству.
Чем страшен и коварен этот экзамен, так это тем, что вопросы вам будут заданы совершенно неожиданные, без связи, каждому абитуриенту индивидуально.
Что я могу сказать абсолютно точно и справедливо ко всем: будут разбирать комплекты, спрашивать прямо или косвенно, почему вы выбрали именно эту профессию и как в дальнейшем представляете себе в этой работе, практически всегда спрашивают про операторов, как современных, так и «классиков» отечественного и зарубежного кинематографа. Важно при этом «мочь ответить за свои слова»: если говорите о каком либо конкретном операторе, то должны о нем все досконально знать, знать с кем он работал, какие фильмы снял, факты из его биографии, характерные черты его творчества. Старайтесь говорить о тех, о ком глубоко и хорошо знаете, иначе в противном случае вас обязательно завалят.
Знайте и помните: мастер, не важно какой, имеет за плечами огромный жизненный, преподавательский и рекрутерский опыт, лучше многих психологов разбирающийся в тонкостях человеческого характера, поведения, реакциях на то или иное раздражение, поэтому не стоит сомневаться, что он увидит насквозь то, что вы порой сами не видите и не контролируете в себе. Сразу увидит ваши истинные знания, устремления, почувствует на энергетическом уровне вашу уверенность или неуверенность, искренность или фальшь. Обмануть их практически не возможно.
Крайне важен тут фактор настроя: если быть слишком спокойным и пассивным, неуверенным в в себе и ответах, не достаточно убедительным, то не примут, даже если отвечать идеально правильно на все их вопросы и без запинок. Помните, что мастер набирает себе группу, которая должна составлять в бедующем единое целое разных и схожих между собой людей. Выбор этот не всегда объективен. Существует также фактор личной неприязни мастера к тому или иному абитуриенту: вы можете тупо не понравиться ему. Здесь очень много факторов, в каждом случае разных, которые могут оказать как положительное, так и отрицательное влияние на ваше поступление.


Карина Храмова

Тем не менее, готовиться нужно самым тщательным образом, не упуская из внимания ни одной детали, стараться быть компетентным во всех вопросах кино, фотографии, искусства, литературы, истории, культурной жизни сегодня, уметь четко и убедительно обосновывать свои мысли и позиции, уметь креативно и оригинально мыслить, обладать хорошей смекалкой и быстрой реакцией, мочь сообразить и выкрутиться как в сложных технических, так и житейских вопросах, безусловно обладать хорошими теоретическими и практическими знаниями и навыками. Вот тогда, при наличии вышеперечисленного, при счастливом стечении обстоятельств (а уж судьба имеет тут не последнее значение), вам удасца успешно пройти все испытания и поступить.
В качестве заключения хочу особо отметить, что данные советы не являются применительными ко всем случаям: каждый год этот процесс происходит по-разному, и то, что было справедливо в тот раз, в этот уже потеряет свою актуальность. Описанное выше является сугубо моим личным восприятием, прошедшим через мое отношение к каким либо вещам, а также отношения ко мне других, поэтому нельзя принимать на веру все приведенное и сказанное тут, это не свод постулатов. Этот путь у каждого свой, и выглядеть он у каждого будет иначе.
Одно могу сказать всем с уверенностью: готовьтесь как следует, не жалейте сил на практику и самосовершенствование, побольше читайте и интересуйтесь искренне, тогда все обязательно получится! Удачи!!!!!!!!!!!!


Карина Храмова

Несколько ссылочек от моего имени.

Полезные ссылки, один из главных сайтов операторского факультета, темы посвященный абитуриентам на сайте нет, но многое из матерьялов 1 курса как раз для поступающих
(ОСТОРОЖНО НА ЭТОМ САЙТЕ ВИРУС)
http://konvas. h26.ru/home.htm

Группа мастерской Аграновича, тема для абитуриентов, посвященная вопросам поступления, страничек для чтения не мало, советов для поступающих тоже, можно даже попросить студентов посмотреть фотографии
photo_polygon – лучшее русскоязычное сообщество фоторепортеров, на одноименном сайте можно показать свои работы и возможно ваши работы покритикуют лучшие фотографов России
Мировые классики репортажа в фотоагенстве Магнум
Классики фотографии
Галлерея современных фотографов
много книг по фотографии

Еще хотел бы от себя добавить.
Если бы я впервые все сразу прочитал, да еще увидел бы такие фотографии, я наверное подумал бы, что все слишком сложно, страшно, я не смогу, не поступлю.
Но не так страшен черт, как его малюют, люди на операторский факультет поступают разные, с разным уровнем подготовленности и разным опытом.
Не редко проходят те кто мало чего знает, и не поступают те кто великолепно подготовлен.
Не отчаивайтесь если вам пришла в голову мысль – поступить на операторский !
Здесь я показал несколько хороших (на мой взгляд) фотографий, но не все комплекты содержат карточки такого уровня.
Так что не бойтесь, пробуйте и учите, учите, учите предметы, физику в особенности !


Карина Храмова

Шукшин Василий Макарович — биография режиссера и актера, личная жизнь, фильмы и фото. Артист театра и кино

Писатель, режиссер и актер Василий Шукшин до поступления во ВГИК успел сменить несколько профессий: был слесарем, моряком, учителем и директором школы. Свои первые рассказы он начал создавать еще в армии, а печатать — в студенческие годы. Известность Шукшину принесли книги о малой родине — Алтайском крае — и фильмы по собственным сценариям, среди которых у советских зрителей были особенно популярны «Калина красная» и «Печки-лавочки».

«Жилось нам туго»: детские годы будущего писателя

Василий Шукшин с матерью Марией Поповой. Иллюстрация из книги Алексея Варламова «Шукшин» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Вид на село Сростки и дом-музей Василия Шукшина (в центре). Фотография: Виктор Садчиков / Фотохроника ТАСС

Василий Шукшин в детстве. 1942 год. Иллюстрация из книги Алексея Варламова «Шукшин» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Василий Шукшин родился 25 июля 1929 года в селе Сростки Сибирского края РСФСР (сегодня — Алтайский край). Его родители Макар Шукшин и Мария Попова были крестьянами и вскоре после рождения сына вступили в местный колхоз, где и работали. Василий был старшим ребенком в семье. В 1931 году у Шукшиных родилась дочь Наталья.

В 1933 году Макара Шукшина — на тот момент машиниста молотилки в колхозе «Пламя коммунизма» — арестовали. Его обвиняли в участии в антисоветском заговоре, порче общего имущества и урожая. Мария Попова писала: «Забрали мужа. Выдумали глупость какую-то. Ночью зашли, он выскочил в сенцы, ну, а в сенцах на него трое и навалились. Ребята перепугались. Наталья дрожит вся, а Василий губу прикусил аж до крови: мама, куда это батю?» В апреле 1933 года Макара Шукшина расстреляли.

Сначала Мария Попова воспитывала детей одна, а затем вышла замуж повторно — за односельчанина Павла Куксина. Василий Шукшин называл его «человеком редкого сердца», добрым и любящим. Жила семья бедно.

Жилось нам тогда, видно, туго. Недоедали. Мама уходила на работу, а нас с сестрой оставляла у деда с бабкой. Там мы и ели. Голоду натерпелись и холоду. На всю жизнь я сохранил к матери любовь. Всегда ужасно боялся, что она умрет: она хворала часто. Потом в нашей избе появился другой отец. Жить стало легче. А потом грянула война, и другого нашего отца не стало: убили на Курской дуге. Опять настали тяжелые времена.

В Сростках Василий Шукшин пошел в школу. Учился он плохо, но много читал. Мать вспоминала: «Всегда у него под ремень в брюках была книга подоткнута. Читал без разбора, подряд. Читал и по ночам… однажды одеяло прожег». Книги Шукшин брал в школе. Иногда ему приходилось делать это тайком: когда он получал плохие отметки, мать запрещала читать художественную литературу.

В школе Шукшин занимался самодеятельностью — каждую неделю организовывал концерты и сам в них выступал. На концертах Шукшин читал стихи и разыгрывал сценки. Его одноклассница Валентина Безменова позже писала: «Не было такого, чтобы наш класс не приготовился: Вася настаивал».

Слесарь, моряк и учитель литературы

Василий Шукшин (крайний слева) со сверстниками. Сростки, Бийский район, Алтайский край. Иллюстрация из книги Алексея Варламова «Шукшин» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Василий Шукшин (третий слева) среди односельчан. Сростки, Бийский район, Алтайский край. Иллюстрация из книги Алексея Варламова «Шукшин» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Василий Шукшин во время службы на Черноморском флоте. 1949 год. Фотография: Всероссийский мемориальный музей-заповедник В.М. Шукшина, Сростки, Алтайский край

В 1944 году Василий Шукшин закончил семилетку и поехал в Бийск — поступать в автомобильный техникум. Учился он плохо, получал низкие оценки по техническим предметам, иногда прогуливал и нарушал дисциплину: «Нам лекцию говорят, а мне петухом крикнуть хочется…»

За год до окончания учебы Шукшин оставил техникум, вернулся в Сростки и устроился в местный колхоз, чтобы помогать матери и сестре. Однако уже в 1946 году он вновь покинул деревню и уехал в Подмосковье.

Больно вспоминать. Мне шел семнадцатый год, когда я ранним утром, по весне, уходил из дома. Мне еще хотелось разбежаться и прокатиться на ногах по гладкому, светлому, как стеклышко, ледку, а надо было уходить в огромную неведомую жизнь, где ни одного человека родного или просто знакомого, было грустно и немножко страшно. Мать проводила меня за село, перекрестила на дорогу, села на землю и заплакала. И понимал, ей больно и тоже страшно, но еще больней, видно, смотреть матери на голодных детей. Еще там оставалась сестра, она маленькая. А я мог уйти. И ушел.

Шукшин стал работать в тресте «Союзпроммеханизация» слесарем. Его направляли на стройки заводов в Калуге и Владимире, электростанции и железной дороги в Подмосковье. Осенью 1949 года будущего писателя призвали в армию. Служил он радистом на Балтийском флоте. Сослуживец Василий Егоров запомнил его неразговорчивым любителем книг и хорошим специалистом. В армии Шукшин начал писать свои первые рассказы, среди которых — «Разыгрались в поле кони» и «Двое на телеге».

Однажды прямо в море Шукшину стало плохо — обострилась язва. Несмотря на плохую погоду, сослуживцы отвезли его на берег и отвели к врачу. После лечения медицинская комиссия признала писателя негодным к службе.

Шукшин вновь вернулся в Сростки. В деревне он лечился и готовился к экзаменам — писатель хотел получить аттестат зрелости. Оценки у Шукшина снова были плохие: пятерки он получил только по истории СССР, Конституции СССР и географии. По остальным дисциплинам писателю поставили тройки и четверки. «Удовлетворительно» он получил и на экзамене по русскому языку. Однако через несколько месяцев после сдачи экзаменов Шукшина пригласили работать в местную школу для рабочей молодежи — преподавать и русский, и литературу.

Учитель я был, честно говоря, неважнецкий (без специального образования, без опыта), но не могу и теперь забыть, как хорошо, благодарно смотрели на меня наработавшиеся за день парни и девушки, когда мне удавалось рассказать им что-нибудь важное, интересное и интересно (я преподавал русский язык и литературу). Я любил их в такие минуты. И в глубине души не без гордости и счастья верил: вот теперь, в эти минуты, я делаю настоящее, хорошее дело. Жалко, мало у нас в жизни таких минут. Из них составляется счастье.

Вскоре Шукшина назначили исполнять обязанности директора школы и секретарем комсомольской организации. Он занимался агитацией, выступал с лекциями перед рабочими и колхозниками и призывал их учиться. В это же время в местной районной газете «Боевой клич» впервые опубликовали его работы — это были педагогические статьи «Больше внимания учащимся вечерних школ» и «Учиться никогда не поздно».

«Советская мечта»: Василий Шукшин — студент ВГИКа

Василий Шукшин — студент ВГИКа. 1958 год. Фотография: Государственный музей истории литературы, искусства и культуры Алтая, Барнаул

Василий Шукшин (слева) и актриса Ирма Рауш (справа) во ВГИКе. Вторая половина 1950-х. Иллюстрация из книги Алексея Варламова «Шукшин» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Василий Шукшин (справа) в роли Федора-большого в художественном фильме Марлена Хуциева «Два Федора» (1958)

Летом 1954 года Василий Шукшин оставил работу в Сростках и поехал в Москву поступать в Литинститут. Однако там писатель узнал, что от абитуриентов требуется наличие опубликованных рассказов или стихов. У него не было. Тогда Шукшин решил сдавать экзамены в Историко-архивный институт. А незадолго до них познакомился с режиссером Иваном Пырьевым, который посоветовал писателю подать документы во ВГИК. На устных экзаменах Шукшина оценили невысоко. Он вспоминал: «Подготовка моя оставляла желать лучшего, специальной эрудицией я не блистал и всем своим видом вызывал недоумение приемной комиссии». Однако писатель получил отличные оценки за письменные работы — рассуждение о творчестве Владимира Маяковского, рецензию на фильм «Верные друзья» Михаила Калатозова и сочинение на тему «ВГИК во время приемной кампании». Последняя работа Шукшина спустя несколько лет была опубликована как рассказ под названием «Киты, или О том, как мы приобщались к искусству». Писателя приняли на режиссерский факультет ВГИКа в мастерскую Михаила Ромма.

Шукшин взял высоту с первой попытки, что, конечно, нельзя не расценивать как чудо, но надо сразу уточнить одну вещь: он сделал все, чтобы оно состоялось, и вообще вся его жизнь, начиная с демобилизации, есть образец невероятно точной стратегии человека, который… верит в то, что лишь слава его спасет, и стремится к успеху с неотвратимостью идущего на нерест лосося. Шукшин в этом смысле — чисто советский феномен, реализовавшаяся советская мечта.

Василий Шукшин получал отличные оценки на экзаменах, хотя учится ему было тяжело. Он стеснялся своего деревенского говора, пробелов в знаниях. Писал матери: «Учиться как там ни говори, а все-таки трудновато. Пробел-то у меня порядочный в учебе. Но от других не отстану. Вот скоро экзамены. Думаю, что будут только отличные оценки». В 1956 году состоялся дебют Шукшина в кино: он сыграл в учебном фильме Андрея Тарковского «Убийцы» по одноименному рассказу Эрнеста Хемингуэя главную роль.

Во время учебы во ВГИКе Шукшин вступил в КПСС и стал участвовать в партийных собраниях института. Шукшин скрывал информацию о репрессированном отце, во всех анкетах указывал в родственниках мать и погибшего на Великой Отечественной войне отчима. Однако в 1956 году, когда писатель учился на втором курсе, его отца реабилитировали. Студенту мастерской Ромма Александру Гордону Шукшин говорил: «Я стыдился отца всю жизнь, а оказалось, что он ни в чем не виноват. Как же мне жить теперь со своей виной перед ним?».

В следующем, 1957 году по совету Андрея Тарковского Марлен Хуциев пригласил молодого актера поработать над лентой «Два Федора» о солдате, который вернулся с войны на родину. Изначально Шукшин был ассистентом режиссера — проводил пробы, подбирал документальные материалы, по которым составляли сценарий, контролировал гримеров и костюмеров. Однако вскоре Хуциев предложил ему исполнить в картине главную роль: «Потому что почувствовал индивидуальность, которая была выражена и лицом, и голосом, и жестом».

К съемкам актер подошел ответственно: он не оставил своих обязанностей ассистента и присутствовал даже на тех репетициях, в которых не был задействован его герой. Фильм вышел на экраны в 1958 году. Шукшин чуть не пропустил премьеру. Из-за «разногласий с милицией» его не хотели выпускать из участка, где он нередко оказывался из-за драк. За Шукшина заступился Марлен Хуциев: уговорил милиционеров отпустить исполнителя главной роли.

После премьеры писателя стали звать в кино — критики и коллеги писали о «предельной натуральности» его игры, умении вживаться в роль. В следующие несколько лет писатель много снимался. Он играл в картинах «Золотой эшелон», «Простая история», «Аленка» и других.

Во время учебы во ВГИКе рассказы Шукшина начали публиковать в советских газетах и журналах. Обращаться в редакции писателю посоветовал Михаил Ромм. В 1958 году в «Смене» напечатали рассказ «Двое на телеге», а чуть позже — произведения «Правда», «Экзамен», «Степкина любовь».

В 1959 году Шукшин сдал выпускные экзамены, однако диплом не получил. Как студенту режиссерского факультета, ему надо было создать собственный фильм. Писатель даже не начинал — ведь он постоянно снимался. И лишь в 1960 году начал писать сценарий для картины о работе сельского райкома. Шукшин полагал, что никто из студентов ВГИКа не знает деревенскую жизнь так же хорошо, как он. В своей дипломной работе под названием «Из Лебяжьего сообщают» писатель был режиссером, сценаристом и исполнителем главной роли. На экзамене за этот фильм Шукшин получил отлично, но в прокат лента не вышла. Он писал: «Я доэкспериментировался: картину прокат не покупает. Говорят: люди — ничего, люди есть, живые, но это не новелла. Не хватает бантика, с которым привыкли подавать картину зрителю».

Фильмы Василия Шукшина

Василий Шукшин в роли Ивана Расторгуева и Лидия Федосеева-Шукшина в роли Нюры Расторгуевой в художественном фильме Василия Шукшина «Печки-лавочки» (1972)

Слева направо: актер Леонид Куравлев, Василий Шукшин и поэтесса Белла Ахмадулина на съемках художественного фильма Василия Шукшина «Живет такой парень». 1963 год. Фотография: Всероссийский мемориальный музей-заповедник В.М. Шукшина, Сростки, Алтайский край

Василий Шукшин в роли Василия Черных в художественном фильме Сергея Герасимова «У озера» (1969)

В 1963 году Василий Шукшин начал работу над своим первым профессиональным фильмом — картиной «Живет такой парень». Основой сюжета стали его рассказы «Классный водитель», «Коленчатые валы» и «Гринька Малюгин». Матери Шукшин писал: «Начал работать как кинорежиссер — снимаю фильм по своему же сценарию. Снимать его буду на Алтае, наверное в Сростках… Фильм мой будет о шофере Чуйского тракта, поэтому, естественно, снимать надо там». Работать над картиной писатель пригласил и известных актеров, Нину Сазонову и Анастасию Зуеву, и начинающих — Родиона Нахапетова и своего однокурсника Леонида Куравлева. Лента вышла на экраны в 1964 году. В СССР ее посмотрели 27 миллионов зрителей, а на Венецианском фестивале картина «Живет такой парень» получила приз как лучший фильм для детей.

После успеха первого фильма Шукшин написал сценарий для второго — картины «Ваш сын и брат». Основой снова стали рассказы писателя, на этот раз из книги «Сельские жители». В фильме Шукшин решил показать «мир интеллигенции» глазами человека из села. В журнале «Октябрь» ленту называли слишком простой и поверхностной.

Мне вовсе не хотелось выходить к зрителю с фильмом, который весь в вопросах, как хорошенькая головка в бигуди. (С головки в конце концов эти железки снимут, и станут — кудри; фильм-кокетка, выпущенный со студии, так и пойдет гулять по экранам.) Не верю, чтоб художник сознательно задавался целью быть непонятным. Для кого-то да он работает. Мы забываем, что, когда мы очень уж настойчиво начинаем предлагать зрителю образцы для подражания, мы возбуждаем в нем чувство протеста, раздражение. Надо только стараться, чтоб мы не врали, не открывали то, что зритель давным-давно знает без нас, не показывали ему: вот это хорошо.

После этого Шукшин почти перестал сниматься и начал писать сценарий для киноэпопеи о восстании Стеньки Разина. Он изучал документы, консультировался со специалистом по истории России XVII века Сигурдом Шмидтом. Тот в своем отзыве на работу Шукшина написал: «Сценарий Шукшина — это прежде всего мастерское художественное произведение большой мысли и большой силы эмоционального воздействия. Пусть же поскорее замысел В. Шукшина воплотится в кинофильм». Сценарий двухсерийной исторической картины «Я пришел дать вам волю» Гильдия кинодраматургов признала лучшим за 1967 год, однако разрешения на съемки от Комитета по кинематографии при Совете Министров СССР писатель не получил из-за высокой стоимости производства фильма.

Для своего третьего фильма, «Странные люди», писатель снова переработал несколько своих рассказов, в том числе «Миль пардон, мадам!», «Чудик» и «Думы». Картину Шукшин разделил на три части, каждая из которых рассказывала о новом герое — деревенском жителе. Фильм был готов уже к началу 1969-го, однако в прокат вышел только спустя год. Все это время заняла редактура — после цензуры из ленты вырезали часть эпизодов. В прокате она провалилась, а критики написали на нее отрицательные отзывы.

Фильм плохо смотрели, даже уходили. Так работать нельзя. Это расточительство… Я сидел в зрительном зале и казнился. Я, как никогда, остро почувствовал, что зрительский опыт — великая штука. Я пренебрег им — и разговора со зрителем не получилось. Да будь ты трижды современный и даже забегай с «вопросами» вперед — все равно ты должен быть интересен и понятен. Вывернись наизнанку, завяжись узлом, но не кричи в пустом зале. Добрые, искренние, человеческие слова тоже должны греметь.

Василий Шукшин по-прежнему получал много приглашений от режиссеров. В 1970 году он исполнил одну из главных ролей в ленте Сергея Герасимова «У озера». Читатели журнала «Советский экран» признали ее лучшим фильмом года, а режиссер и исполнители главных ролей — Василий Шукшин, Олег Жаков и Наталья Белохвостикова — получили Государственные премии СССР.

В 1972 году Шукшин снял свой четвертый фильм — комедию о путешествии супружеской пары «Печки-лавочки». Писатель вновь сам создал сценарий картины. На Киностудии им. М. Горького его одобрили: «…может стать добротной основой для постановки комедии на материале жизни наших современников». Фильм снимали летом и осенью 1971 года в Ялте и на Алтае, недалеко от села Сростки, главные роли в нем исполнили сам писатель и его жена Лидия Федосеева. Из фильмы вырезали несколько эпизодов: руководство киностудии требовало убрать из ленты сцены пьянства. Шукшин писал по этому поводу в Госкино: «Очень прошу оставить пролог (пляшущего человека на дороге). Я уберу у него стакан с головы — и впечатление, что он пьян, пропадет. Но останется комический запев фильма… Я, сами видите, не держусь за то, чем можно поступиться без ущерба для фильма, но это убирать нельзя». К режиссеру не прислушались. Несмотря на это, рецензии на ленту были положительными. Критиковали Шукшина только на малой родине. В газете «Алтайская правда» писали: «Какой-то патриархальщиной вдруг начинает веять с экрана, а Шукшин не замечает этого, как бы даже отстаивая мнимую чистоту и обаяние якобы кондовой деревенской морали… Хорошо зная наших сельских жителей, можно смело сказать: не такие уж они «деревенские» сейчас, какими их показал Шукшин».

«Бросай киношку, ты же писатель»: рассказы, романы и пьесы

Василий Шукшин за работой. Иллюстрация из книги Алексея Варламова «Шукшин» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Слева направо: Василий Шукшин и актер Владислав Стржельчик, актер Александр Кузнецов, режиссер Георгий Товстоногов и актер Ефим Копелян на репетиции спектакля «Энергичные люди» в Ленинградском Большом драматическом театре. Фотография: Всероссийский мемориальный музей-заповедник В.М. Шукшина, Сростки, Алтайский край

Василий Шукшин (слева) и писатель Василий Белов. Фотография: Вологодская областная универсальная научная библиотека, Вологда

Писательская карьера Василия Шукшина развивалась параллельно с актерской и режиссерской. В 1963 году в издательстве «Молодая гвардия» вышел первый сборник писателя — «Сельские жители», а спустя несколько месяцев в журнале «Новый мир» опубликовали рассказы «Гринька Малюгин» и «Красный водитель».

Когда я его [Шукшина. — Прим. ред.] увидела в первый раз, то поняла, что сам он никогда бы в редакцию не пришел и рассказы свои сам никогда бы не принес. До встречи с Шукшиным я даже не представляла себе, что актер может быть таким застенчивым человеком. Когда я сказала Шукшину, что рассказы его всем нравятся и мы будем их печатать, я увидела, что он обрадовался. Но обрадовался как-то на одно мгновение, кивнул головой, улыбнулся, а потом как будто забыл о своей радости.

За несколько лет сотрудничества с «Новым миром» Шукшин опубликовал в нем семь подборок рассказов, в которые вошли произведения «Волки», «Чудик», «Материнское сердце» и другие. Несмотря на это, критика почти не реагировала на творчество писателя. Главный редактор журнала «Новый мир» Александр Твардовский писал о Шукшине: «Ухо у него поразительно чуткое, авторская речь послабей». Литературный критик Эдварда Кузьмина отмечала «прочную основу» его персонажей и «жизненное чутье, зоркость, пластичность» прозы.

В 1963 году в «Новом мире» отказались публиковать роман писателя «Любавины» из-за большого объема и сложной темы — книга рассказывала о годах Гражданской войны. Первая часть произведения вышла в 1965 году в журнале «Сибирские огни», а спустя несколько месяцев ее напечатали отдельной книгой. В основу «Любавиных» легли семейные предания и истории старожилов села Сростки о годах Гражданской войны и коллективизации. В конце 1960-х Шукшин написал вторую часть книги, но ее рукопись обнаружили и опубликовали только после смерти писателя.

В эти годы у Шукшина появились близкие друзья среди писателей: он общался с Виктором Некрасовым, Беллой Ахмадулиной, Василием Беловым. Поэт Василий Белов писал Шукшину: «Бросай киношку, ты же писатель… Не слушай никого, только пиши, пиши, пиши. Я глубоко убежден в том, что первооснова всего — литература».

Сценарий фильма о восстании Степана Разина Шукшин использовал как основу будущего романа. Произведение он завершил еще в 1969 году — к 300-летию разинского восстания, однако напечатали его в 1971 году, в журнале «Сибирские огни».

В нем мощно проявились шукшинский талант и его умение органично сплавлять три основных рода литературы — эпос, лирику и драму; это был роман новаторский, смелый, безусловно один из самых значительных романов русской литературы второй половины XX века, с поразительными характерами, лицами, невероятным напряжением, с глубочайшим историческим контекстом, личной выстраданностью, русской болью, русской верой, русской мятежностью. И тем не менее, а возможно как раз ввиду всего этого, редколлегия «Нового мира» его отклонила.

В 1971 году Шукшин написал пьесу «Энергичные люди» о жизни работников торговли, которую поставили в ленинградском Большом драматическом театре и Театре им. В. Маяковского. Он говорил в интервью «Литературной газете» после премьеры спектакля: «Мне казалось, что театр — менее гибкое, более громоздкое, чем кино, какое-то неповоротливое искусство, а оно, оказалось, вышагнуло вперед и уже копается в вопросах, которые кинематограф еще не одолел». Однако пьесу посчитали неудачей. Георгий Товстоногов, который тогда руководил Большим драматическим театром, вспоминал: «Правды ради надо сказать, что «Энергичные люди» — в общем-то сценический фельетон, в нем Шукшин не достиг глубин собственной прозы».

«Только раза три, от силы пять, объяснялся мне в любви»: личная жизнь

Василий Шукшин и редактор журнала «Москва» Виктория Софронова. Иллюстрация из книги Алексея Варламова «Шукшин» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Василий Шукшин в роли Егора Прокудина и Лидия Федосеева-Шукшина в роли Любы в художественном фильме Василия Шукшина «Калина красная» (1973)

Василий Шукшин. 1972 год (?). Фотография: Государственный музей истории литературы, искусства и культуры Алтая, Барнаул

Первой женой Василия Шукшина стала его односельчанка Мария Шумская. Они познакомились еще в школе, несколько лет переписывались, а расписались в 1956 году. Однако брак не сложился: Шумская не поехала за Шукшиным в Москву, а осталась в Сростках. Мать писателя вспоминала: «Васиным выбором я была довольна, тем более что и родители Маруси были уважаемые в селе люди. Но вот уехал Вася в Москву вскоре после свадьбы, а там видишь, какие люди? Особенно артистки. Вот и всё, не вернулся к ней». В 1957 году писатель попросил у Шумской развод, однако получил отказ.

Несколько лет Шукшин прожил с актрисой Лидией Александровой, которая оставила о нем воспоминания. В 1964 году режиссер познакомился с редактором журнала «Москва» Викторией Софроновой, дочерью писателя Анатолия Софронова. У них родилась дочь Катерина, которая стала переводчиком.

В том же году на съемках картины Эдуарда Бочарова «Какое оно, море?» Шукшин встретился с актрисой Лидией Федосеевой. Чтобы вступить с ней в брак, писатель специально «потерял» старый паспорт — в новый не добавили информацию о браке с Марией Шумской. Шукшин дважды снимал Федосееву в своих фильмах. Она исполнила главные роли в картинах «Печки-лавочки» и «Калина красная». От брака с Федосеевой у писателя было двое детей — дочери Мария и Ольга. Обе стали актрисами. Лидия Федосеева вспоминала: «Он за 10 лет нашей жизни только раза три, от силы пять, объяснялся мне в любви, да и то — от обиды или ревности. И вместе с тем хорошо знал меня, понимал…»

Последние годы: «Калина красная» и «Они сражались за Родину»

Василий Шукшин в роли Егора Прокудина и Лидия Федосеева-Шукшина в роли Любы на съемках художественного фильма Василия Шукшина «Калина красная». 1973 год. Фотография: Игорь Гневашев / Государственный центральный музей кино, Москва

Василий Шукшин в роли Петра Лопахина и Георгий Бурков в роли Александра Копытовского в художественном фильме Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину» (1975)

Василий Шукшин в роли Петра Лопахина в художественном фильме Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину» (1975)

В апреле 1973 года в журнале «Наш современник» опубликовали повесть Василия Шукшина «Калина красная», и примерно в это же время он задумал экранизировать книгу. Фильм закончили быстро: меньше чем за год. Съемки проходили в Вологодской области, недалеко от старинного города Белозерска. Работе над картиной не помешала даже обострившаяся болезнь Шукшина. Матери он писал: «Я жив-здоров. Снимаю картину. И сам в ней опять играю. Тяжелее, конечно, но уж брать тяжесть, так всю сразу». Главную женскую роль в фильме исполнила Лидия Федосеева.

Чтобы попасть на премьеру фильма, Шукшин сбежал из больницы. «Калина красная» стала одной из самых успешных картин 1970-х — в прокате ее посмотрело больше 60 миллионов зрителей. Лента получила несколько премий: главный приз Всесоюзного кинофестиваля в Баку, награду за лучший фильм на иностранном языке на польском конкурсе «Варшавская сирена» и югославском «FEST». По результатам опроса читателей журнала «Советский экран» за роль в этой картине Шукшина признали лучшим актером года. Почти сразу после выхода «Калины красной» он вновь подал заявку в Госкино — хотел получить разрешение на съемки ленты о восстании Степана Разина.

В это же время Шукшин не оставлял литературу: написал повесть «Точка зрения», работал над философской сказкой «До третьих петухов. Сказка про Ивана-дурака, как он ходил за тридевять земель набираться ума-разума».

Несмотря на болезнь, Шукшин принял приглашение режиссера Сергея Бондарчука сняться в его картине «Они сражались за Родину» по одноименному роману Михаила Шолохова. В фильме Шукшин исполнил главную роль — солдата Петра Лопахина. Съемки проходили летом и осенью 1974 года на Дону. Здесь Шукшин познакомился с Михаилом Шолоховым, который позднее писал: «Он [Шукшин] рассказал о простом, негероическом, близком каждому так же просто, негромким голосом, очень доверительно. Отсюда взлет и тот широкий отклик, какой нашло творчество Шукшина в сердцах многих тысяч людей…»

К октябрю 1974 года оставалось закончить последний эпизод с участием героя Шукшина. Съемочная группа картины жила на теплоходе «Дунай». У писателя там была отдельная каюта. Он часто ложился спать поздно: работал над новыми рассказами. Когда 2 октября 1974 года Шукшин не вышел из каюты, к нему зашел Георгий Бурков — и обнаружил, что писатель умер. Прощание с Василием Шукшиным состоялось в Доме кино в Москве, а похоронили его на Новодевичьем кладбище.

Я хочу стать киносценаристом — что дальше? — Look At Me

Но самая эффективная методика обучения — писать. Много писать. Заметок, заявок, синопсисов, тритментов и, конечно, сценариев. Технологически это самое простое. И если с самого начала убить в себе лень, то результат обязательно придёт.

Я думаю, что самым важным качеством хорошего сценариста является способность писать именно сценарии, а не эссе, рассказы, повести или романы. Сценарий — не литература. В этом всегда помогут люди, которые ждут от вас сценарий, они просто не станут церемониться. Они сразу же скажут, почему из ста страниц, которые вы принесли, девяносто — литература и «на выброс». Ловите этот момент и слушайте внимательно — это бесценная школа.

Сценарист — самая прекрасная работа в кино. Провалилась ли картина по вашему сценарию, добилась ли признания — вы всегда на высоте. Ведь вашего сценария никто из критиков не читал. А потому, если фильм ругают: они испортили прекрасный сценарий. Если хвалят: такой блестящий сценарий не смогли испортить даже они. Нет, правда, это лучшая работа в кино. Если не в мире.

При этом сценарист — самая неблагодарная работа в кино. Режиссёров знают все. Сценаристов — никто. Посмотрите список фильмов, получивших «Оскар», — уверен, вы назовёте кучу режиссёров этих картин и исполнителей главных ролей вспомните, иногда даже композиторов. Но вы не назовёте ни одного сценариста. Все знают, кто режиссёр фильма «Москва слезам не верит», кто в ролях, кто поёт песню «Александра», но знаете ли вы, кто написал эту чудесную историю? Теперь погуглите, и вы удивитесь, сколько прекрасных фильмов, которые вы смотрели, придумал этот человек.

Один из самых страшных секретов российской кинодраматургии заключается в том, что в России невероятное количество сценаристов. При этом на сценарии совершенно чудовищный спрос, потому что вся эта масса профессионалов производит смехотворное количество хорошего сценарного материала. Из этого вытекает простой вывод: если вы напишете интересный, сильный сценарий, у вас его обязательно купят. За хорошие деньги. Не спрашивая диплом и рекомендации. Если у вас никто не покупает сценарий, значит, он плохой».

На встречу с Соловьевым в Омск прилетела молодежь, мечтающая о ВГИКе | Светская хроника

Количество участников в разы уступало числу приезжающих в Москву для поступления. Этот факт нескрываемо радовал десятки молодых, красивых и харизматичных мечтателей, однако волнение никто не отменял.

 

МС2 поговорил с несколькими абитуриентами.

 

Игорь, Омск

 

«О том, что можно поступить во ВГИК в Омске я узнал очень давно, потому что долгое время этим интересуюсь и мечтаю туда поступить. У меня есть небольшой опыт, я занимался в двух студиях и понимаю, что это моё. Я приготовил три басни, стихотворение, четыре прозы. Но буду рассказывать, скорее всего, Достоевского «Подросток». Думаю, я справлюсь, я очень люблю эту прозу».

 

 

Настя, Москва

 

«В Москве прорваться очень тяжело, потому что поток людей очень большой, а здесь народу поменьше, и все более организованно. В Москве я уже пробовала поступить – не получилось. Сейчас мне не страшно, самое главное быть готовым и чтобы тебе самому это все нравилось. Буду рассказывать басню Крылова «Две собаки» либо стихотворение Мандельштама, либо Чехова «Каштанку». До этого я играла в театре 5 лет при центральном доме актера им. Яблочкина. Сейчас учусь на дизайн-менеджменте, но понимаю, что это не мое. Душа рвется в искусство».

 

 

Добавим, что про абитуриентов из Москвы преподаватель ВГИКа Олег Шухер, который вместе с Сергеем Соловьевым участвовал в отборе кандидатов, шутливо сказал: «В Омск поступать во ВГИК приехали из Тамбова, из Новосибирска, Казани, я Вам даже больше скажу, из Москвы приехали, нашлись трое таких сумасшедших, – смеясь сказал Шухер. – Хочется сказать, куда ты прешься? зачем тебе ехать в Омск?, но в любом случае, как говорится, дай Бог», – с улыбкой подытожил декан режиссерского факультета ВГИКа.

 

Олег Шухер

 

Настя, Новосибирск

 

Другая Настя, приехавшая из соседнего Новосибирска, выбрала метод подготовки в стиле героини Фроси Бурлаковой из нетленного советского фильма «Приходите завтра», стоит отметить, что энергетика девушки и звонкий голос еще больше сближали её с темпераментной Фросей.

 

«Использую пробку для тренировки речевого аппарата, – смеясь сказала Настя. – Узнала о наборе на сайте ВГИКа, когда искала даты вступительных экзаменов, и вот оказалось, что есть такой проект. Буду рассказывать Андерсена «Воротничок», потом Киплинга «Соперницу» и басню Крылова «Госпожа и две служанки». До этого у меня был театральный опыт, – снова засмеявшись сказала девушка. – Я играла в таких любительских спектаклях, ничего серьезного. По образованию я еще пока никто, пока на первом курсе журналистики, но актрисой мечтаю стать с детства, потому что это очень крутая профессия!»

 

 

Максим, Омск

 

 

Еще одним, пожалуй, самым интересным и выделяющимся из толпы стал омич, в прошлом студент  ОмГТУ – Максим, со стороны немного нескладный парень напомнил одного из самых «мистических» и великих актеров Виктора Авилова, сыгравшего в 1989 году, пожалуй, самого запоминающегося графа Монте Кристо в фильме «Узник замка Иф».

 

«Про конкурс узнал из социальных сетей, появилось желание поступить. Я окончил политех по специальности реклама, но актерское мастерство мне ближе. Сейчас я играю в театре-студии, еще учился в школе кино, есть небольшой опыт в съемках фильмов. Подготовил стандартный набор: басни, стихи, прозы», – сказал Максим.

 

Стоит отметить, что затянувшееся начало заставило понервничать будущих актеров кино, к счастью, спустя 12 минут (в 13. 12)  двери зала наконец-то распахнулись, и толпа молодежи вместе с нашими героями хлынула внутрь.

 

Добавим, что набор в творческую мастерскую режиссера Сергея Соловьева проходил в рамках VIII омского кинофестиваля «Любительское вино + profi» по инициативе департамента культуры города Омска.

 

Махаббат Сердалина

 

Фото: Ирина Губарева

Как поступить во ВГИК на актерский факультет

ВГИК — Государственный университет кинематографии. В университете есть такие факультеты, как актерский, кинематографический, художественный, продюсерский, сценарно-киноведческий и режиссерский. Но попасть туда не так просто, как кажется на первый взгляд.

Как поступить во ВГИК на актерский факультет

Инструкции

Шаг 1

Актерский факультет готовит студентов по специальности «Актерское искусство» и специализации «Актер драматического театра и кино».Срок обучения составит 4 года на дневной форме обучения. Поступить во ВГИК и реализовать свою мечту стать актером не так-то просто, тем более, что многие известные артисты не смогли это сделать с первого раза. Для того, чтобы поступить на этот факультет, нужно работать над собой в полную силу. Постоянное самосовершенствование – основа актерского мастерства.

Шаг 2

Чтобы поступить на театральное отделение, нужно пройти два тура. Первый – это традиционный экзамен, написание сочинения или диктанта.Второй – творческий экзамен, где вам нужно будет раскрыть во всей красе свой талант. Оба экзамена важны для поступления, но завершающим пунктом в выборе станет творческий экзамен, где каждый абитуриент должен проявить свои способности. Творческий экзамен предполагает подготовку монолога, басни, музыкального номера, пение и танец. Кроме того, с каждым абитуриентом будет проведено собеседование на предмет знания искусства театра, кино, литературы и музыки. Здесь важно знать всех известных режиссеров, актеров театра и кино, писателей и композиторов.

Шаг 3

Желания войти недостаточно, при этом вы должны понимать, что таких как вы много и все хотят войти. Обычно на бюджетное место большой конкурс, поэтому ваша цель — проявить себя и заявить о себе, что вы достойны учиться во ВГИКе. Репетиции – залог успеха любого выступления. Чем больше репетиций, тем больше вы уверены в своих силах. Репетиционный процесс лучше начинать задолго до поступления; если возможно, это должно быть начато за год.

Шаг 4

Экзамены оцениваются по 100-балльной шкале. Положительная оценка – 41 балл. Вступительные экзамены начинаются с 1 по 15 июля. При себе иметь: заявление, справку о результатах ЕГЭ, аттестат, диплом, 6 фотографий, паспорт и копию. Для заочного отделения необходимо предъявить: справку с места работы и копию трудовой книжки.

Шаг 5

Абитуриентам, не прошедшим конкурс, по решению комиссии может быть предложено обучение на платной основе.При наличии у абитуриента диплома о высшем образовании возможно обучение только на коммерческой основе. Если абитуриент не согласен с результатами вступительных испытаний, он вправе оспорить решение экзаменационной комиссии и подать апелляцию.

Хотиненко объяснил возмущения на вступительных экзаменах во ВГИК | КХАН36

Главный вопрос, волнующий студентов художественных вузов, связан с тем, как в этом году будут набирать актеров и режиссеров, будет ли поддерживаться горячий прием, все ли перейдет в онлайн. О нынешних особенностях вступительных испытаний нам рассказал заведующий режиссерским отделением ВГИКа Владимир Хотиненко.

На сайте появилось объявление о том, что до 17 июля проводится финальное отборочное прослушивание по специальности «Актерское искусство» в актерско-режиссёрскую группу мастерской Владимира Меньшова, а это всего 7 бюджетных мест. По обстоятельствам, связанным с пандемией, запись на первые туры отборочных прослушиваний закрыта.Обеспечить прохождение первых туров всего списка не представляется возможным.

В ближайшие дни обещают опубликовать дополнительные списки для оставшихся локаций. Студенты не застревают в них, просим отнестись с пониманием к ситуации и приходить во ВГИК через год. Для того, кто мечтает стать актером, это страшный удар.

Государственный институт кинематографии, отметивший свое столетие, где учились Андрей Тарковский, Василий Шукшин, Никита Михалков, Федор Бондарчук, известные актеры советского и российского кино, держит марку. И, хотя новые школы появляются в большом количестве, поток в основной ценовус страны не снижается.

Конкурс на актерское отделение иногда до 100 человек, на место режиссерское от 50 до 70. Приходят в основном выпускники школ. Даже направление, гораздо раньше предпочитали брать те, у кого есть жизненный опыт, старались попасть 18-19 летние люди.

Мы попросили заведующего режиссерским отделением ВГИКа Владимира Хотиненко ответить на вопросы своих студентов.

— ходили разговоры, что ВГИК из-за пандемии отказывается делать живые испытания мастерства. Это так?

– Все наоборот. Мы только что провели собрание, на котором обсуждали этот вопрос. По телевидению показали репортаж из мастерской Владимира Меньшова, где кипит работа, и все в масках. Знайте, что будет живой набор для отделов истории кино и производства. Все идет онлайн. Художники еще не совсем ясны. А у нас экзамены будут живы.В силу специфики творческих профессий некоторые вещи невозможно сделать удаленно.

Вы не набираете мастерскую?

– Я в этом году на курс не наберусь, но буду присутствовать на экзамене как заведующий кафедрой, чтобы посмотреть, как и что идет. Набирать мастерскую будет Сергей Соловьев вместе со своими помощниками.

— потому что пандемия сократила количество студентов?

Нет. Я даже сочувствую студентам, особенно актерам.У них дикая конкуренция. Хотя у нас и по режиссуре тоже. Есть много технических проблем, которые нужно решить быстро. То, что раньше происходило в одном и том же классе во время экзаменов, теперь нуждается в исправлении, нужны новые схемы рассадки, основанные на социальной дистанции. Сейчас мы сдаем экзамены в большом зале. В третьем туре необходимо будет решить вопросы, связанные с организацией письменной работы. Но это все равно будет живая, а не виртуальная жизнь.

– Сколько студентов возьмут направление?

– сложно сказать.Тех, кто в состоянии оплатить обучение, наверное, в этом году будет меньше, учитывая наши беды. У нас низкие места, их будет 9-10. А в остальном — в зависимости от того, насколько хорошие ребята придут. Мы стремимся к снижению стоимости обучения. Она великолепна.

Когда будут вступительные экзамены на навык?

— пока не определился, возможно, даты будут немного сдвинуты. Все зависит от обстоятельств. Может что-то пожестче. У нас перенесены выпускные экзамены. Но нет, все в порядке.Круто, но живи.

Интервью с художником-постановщиком фильмов Андрея Звягинцева Андреем Понкратовым

Художник-постановщик фильмов Андрея Звягинцева

Интервью с художником-постановщиком фильмов Андрея Звягинцева Андреем Понкратовым

Проведено членами APDG – Стивеном Джонсом-Эвансом и Валентиной Ястребовой 06.04.2018 по SKYPE

SJ-E: Австралийские зрители будут в некоторой степени знакомы с вашей работой благодаря вашей связи с Андреем Звягинцевым и тому, что два его последних фильма, «Левиафан» и «Нелюбовь», были здесь, в Австралии, где «Левиафан» получил Золотую пальмовую ветвь Канн в 2014 году. и Приз жюри Лавлесс в 2017 году.Оба фильма глубоко укоренены в реалистической традиции. Не могли бы вы рассказать нам немного о том, как вы пришли в производственный дизайн и о начале вашего сотрудничества с Андреем Звягинцевым.

AP: На самом деле мой путь в киноиндустрию был довольно простым и прямым. Говоря о том, как я попал в киноиндустрию, я должен начать историю с детства. Я из совсем другой семьи, не имевшей никакого отношения к творчеству, семьи математиков, инженеров, работников космической отрасли.Возможно, это было связано с чувством разочарования в том, что происходило вокруг меня. Я думаю, может быть, я не хотел жить так, как они (моя семья). Вот почему я решил выбрать что-то радикально другое. Хотя я до последнего момента планировал заняться космической наукой и такими вещами. Но в какой-то момент моей жизни в 11 классе (последний год старшей школы в России – прим. В.И.), когда пришло время поступать в университет, я, кстати, готовился к вступительным экзаменам для поступления в МГУ ( Московский государственный университет, самый рейтинговый вуз России – прим. В.И.) машиностроительный факультет и факультет вычислительной математики и кибернетики, я понял тогда, что все это не имеет абсолютно никакого отношения к моим стремлениям, и пошел на вступительные экзамены. во ВГИК-Институт кинематографии имени Герасимова (который входит в число 13 лучших международных киношкол.Основанный в 1919 году в Москве Львом Кулешовым и Владимиром Гардиным, ВГИК, возможно, является старейшей кинопрограммой в мире. Один из отцов-основателей кинематографа, Сергей Эйзенштейн, не только преподавал в школе, но и, как сообщается, изобрел искусство монтажа, работая там в 1925 году со своим фильмом «Броненосец Потемкин». — Прим. В.И.). Итак, я довольно легко поступила во ВГИК на художественно-постановочный факультет (Художественно-постановочный факультет ВГИКа имеет 3 специализации – «Дизайн кино- и телепостановок и визуальные эффекты», «Дизайн костюмов для кино- и телевидения», «Анимация».Срок обучения – 6 лет дневной формы обучения – прим. В.И.). Я должен был также упомянуть, что я учусь в государственной школе изобразительных искусств в течение 10 лет (Детские школы изобразительных искусств и музыкальные школы, которые находятся в ведении органов государственной власти, дети школьного возраста посещают их во внеурочное время примерно 4 раза в неделю- Комментарий В. И.) с 7 лет. Так что как-то для себя все началось. Говоря о том, как я познакомился со Звягинцевым (российский режиссер «Левиафана», «Нелюбовь» — прим. В.И.), следует отметить, что до знакомства с Андреем Звягинцевым все начиналось с того, что я работал ассистентом художника-постановщика на различных фильмах, затем художником-постановщиком на различные небольшие проекты.Моя карьера развивалась довольно прямолинейно. Перед тем, как я встретил Звягинцева, у меня был довольно интересный опыт — сама история была довольно обычной — я работал над реалити-шоу в Германии с очень интересной сценографией, где я познакомился с несколькими высокопрофессиональными потрясающими художниками-сценаристами такого калибра, которого я никогда не видел. почему-то в России раньше. Когда я встретился с Андреем Звягинцевым, после того как Андрей Звягинцев начал рассказывать мне об идее своего фильма, я понял, что весь замысел будет строиться на сценическом искусстве и живописных эффектах.Я показал ему то, над чем работал, в том реалити-шоу в Германии, Андрей Звягинцев сказал, что это именно то, что он себе представлял и хотел, чтобы было в его фильме.

Левиафан — чертеж дома Койлы

 

Левиафан – Дом Койлы

 

VI: Андрей, вы встречались с Андреем Звягинцевым на том реалити-шоу в Германии?

AP: Нет, это произошло намного позже, после того, как вышел его фильм «Изгнание» и Андрей Звягинцев искал художника-постановщика, познакомился с несколькими людьми, в том числе и со мной.Хочу отметить, что рисовать в фильме, что совсем другое дело по сравнению с художественной росписью, и Стивен меня прекрасно понял, я имею в виду фактуру стен, старение дерева, мелкие окрашенные детали, патину – время, которое вы создаете на чистой поверхности.

SJ-E:  Да Дом Коли в «Левиафане» очень текстурен как в патине, так и в использовании материалов.

AP: Еще раз хочу отметить, что тема фактур поверхности материалов всегда была для меня одной из самых важных во всех фильмах Звягинцева, и не только Звягинцева. Особенно в моей работе с Андреем Звягинцевым это был очень важный момент. Это было очень заметно в «Изгнании», где текстуры создают мажорный тон практически пустых интерьеров набора. Она закономерно прогрессировала и в других фильмах Андрея Звягинцева. Обо всем, что касается Левиафана, мы поговорим отдельно.

SJ-E:  Прежде чем мы поговорим конкретно об этих фильмах, не могли бы вы дать некоторую информацию и описать размер и форму киноиндустрии в России? Сколько независимых полнометражных фильмов снимается в России в год и каковы средние бюджеты?

AP: Я могу судить только по тому, что вижу, что выпускается на публичные экраны.Я знаю, что снимается огромное количество фильмов, и их практически нигде не показывают. Эти фильмы являются результатом амбициозных людей, которые хотят стать режиссером. Я даже не считаю эти фильмы серьезным достижением в киноиндустрии. Если судить о киноиндустрии по тем фильмам, которые вышли в прокат в России, то можно заметить тенденцию к увеличению объемов и бюджетов этих постановок. Если говорить о цифрах, то среди режиссеров фильмов около 10 громких имен, которые, на мой взгляд, производят интересную работу.Ежегодно в России выходит около 10 блокбастеров. Это очень грубый набросок того, чем сейчас занимается российская киноиндустрия.

Левиафан – Интерьер дома Койлы

 

VI:  Андрей, из тех 10 режиссеров, о которых Вы только что упомянули, это независимые фильмы или принадлежат крупным киностудиям Москвы и Санкт-Петербурга?

AP:  Система кинопроизводства в России в значительной степени зависит от государственного финансирования.Я думаю, что около 80% или даже 90% кинопроизводства финансируются из государственного бюджета. Так что частично они сделаны с помощью государственных денег. Так что назвать эти постановки самостоятельными довольно сложно. Должен отметить, что часть из этих 10 крупных проектов частично сделана с помощью государственного финансирования, хотя они и не полностью зависят от этих средств, но тем не менее в России развивается независимая киноиндустрия, где люди научились находить частных инвесторов, как получать прибыль от распространения этих фильмов. Недавно я работал над одним из таких фильмов без какого-либо государственного финансирования, с относительно небольшим бюджетом, но, тем не менее, с отличной командой. Это был фильм «Лето» режиссера Кирилла Серебренникова (официальный отбор Каннского фестиваля 2018 — прим. VI). Он выйдет через 3 дня (06.07.2018 – прим. VI).

VI: Отлично, жду с нетерпением.

SJ-E: Левиафан — это трагедия шекспировского масштаба, в которой коррумпированные рычаги церкви и государства используются для подавления свободы личности.Можете ли вы рассказать нам о процессе создания того мира, который можно прочесть как микрокосм нынешнего Российского государства? Расскажите нам о некоторых ваших размышлениях.

AP: Насколько я понимаю, речь пойдет об истории создания этого фильма. Важно начать с места. Вся история о Николае (Коля — прозвище Николая в русском языке — прим. В. И.), который защищает свой дом, борется за право владеть своим имуществом, а не быть выброшенным из дома. Вот почему положение дома Николая было очень важным с точки зрения дизайна. Определившись с местом, где будет стоять дом Николая, мы решали главную творческую задачу фильма. Поэтому мы сосредоточились на главном вопросе – где будет стоять дом Николая, как он будет стоять. После долгих раздумий и самого рассказа было выдвинуто несколько условий — он не мог стоять посреди города, тогда ему не хватало бы дистанции от других, он выглядел бы слишком одиноким; в то же время он должен был оставаться в черте города, Николай не мог выглядеть чужаком, живущим сам по себе.Мы начали искать локацию в центральной европейской части России и занимались этим почти 2 месяца. Звягинцев, оператор-постановщик Михаил Кричман и я исследовали окрестности Санкт-Петербурга и Ярославля, где центрально-европейская часть России выглядела почти одинаково и не имела той грани, которую мы искали. Так что не похоже, что мы собирались найти что-нибудь там. Тогда мы сделали радикальный шаг и поехали в Белоруссию, где из этой поездки ничего не вышло. Мы начали серьезно беспокоиться, что ничего не подходит для нужд фильма. В конце концов, отказавшись от дальнейшего путешествия в тщетных поисках нужного места, я начал просматривать карты Google и сканировать сфотографированные пейзажи всей страны в долгих поисках дома Николая. Так что я искал, искал, искал… Это русский рассказ о русской истории. Но в итоге мы выбрали место, совсем не похожее на традиционную Россию. Ну, тем не менее, была причина, по которой мы остановились на этом месте.Я, да и не только я, но и вся съемочная группа, честно говоря, были поражены тем, что вокруг места не было деревьев. Место было очень широко открытым и в то же время имело пейзаж, который было трудно игнорировать, что добавляло невероятной глубины этому месту. Я сейчас говорю о поселке Териберка и берегу Северного Ледовитого океана.

VI: Андрей, а где именно это место в России?

AP: Расположен в Заполярье на берегу Кольского полуострова в Баренцевом море, которое является частью Северного Ледовитого океана. Это самое безлюдное и труднодоступное место на Кольском полуострове. Грубо говоря, хоть это и самое дикое природное место, но добираться из Москвы на самолете всего 2 часа. Из этого места возникло несколько вещей — во-первых, его открытость, которая обладает удивительной глубиной, сложным ландшафтом и потрясающим светом. У места было удивительное освещение — солнце, которое сидит посредине неба в течение 2 месяцев.

Левиафан – Интерьер дома Койлы

 

VI: Вы использовали карты Google, чтобы найти его?

Точка доступа: Да.Когда я его увидел, то сразу понял, что это то самое место. Я не сомневался в этом после того, как увидел эти фотографии. Оставалось только приехать на место, увидеть его своими глазами и понять, существует ли оно на самом деле. Мы пошли туда и буквально провели всего 2 часа. Мы поняли, что это место действительно существует, и решили, что это оно, это место для нашего фильма.

SJ-E: Это интересно, потому что при просмотре фильма вы думаете, что море является неотъемлемой частью истории, с трупом мертвого кита и всем остальным, но это не так, поскольку вы впервые начали исследовать города в средней полосе России. отношения там, где нет отношения к морю.Так что этой связи с морем не было в сценарии, но она возникла в результате процесса разведки.

AP: Честно говоря, этот мир возник как отдельный персонаж, который наблюдает за разгадкой этой трагедии. Действие происходит на фоне удивительного могущества северной природы. Эта природа многое повидала за время своего существования. Это придает другой масштаб всей истории.

VI: Значит, сама природа является основным фактором в этой истории?

AP: Да, он появился в самых первых кадрах фильма и в последних кадрах.История об этом месте, этом мире. Итак, это было наше первое знакомство с этим местом. Потом я поехал туда только с Михаилом Кричманом (оператор), где мы ходили и тщательно искали точное позиционирование места, где будет стоять дом, и все остальное вокруг него — мы нашли город рядом. Все это начало происходить у нас. Итак, мы начали с Андрея Звягинцева, а потом мы с Михаилом

SJ-E: Один из замечательных кадров в фильме снят через окна дома, когда челюсти этого гигантского экскаватора поднимаются и начинают разрывать его на части. Кажется, что дом был спроектирован вокруг этой ключевой сцены. Можете ли вы рассказать об этой последовательности сноса и о том, как она повлияла на ваше дизайнерское мышление? Сколько дублей вы получили?

AP: Эта сцена была снята за один дубль. В наших планах было сначала разобрать гостиную. Я думаю, что оба кадра пошли в фильм, потом мы отдельно сделали кадр раздвижки веранды. Честно говоря, какое-то время все очень беспокоились о том, как это будет работать. Был составлен подробный план того, как фронтальный погрузчик машет стрелой, что он делает в первую очередь.Все ушло в один единственный дубль. То, как двигался обеденный стол, как катилась и расплескивалась бутылка — все, что происходило в этом дубле, было для нас чудом. У Андрея Звягинцева всегда есть ядро/центральный план, насколько я помню, на этапе планирования или написания сценария. Этот основной кадр является основой развития как сюжета, так и дизайна. В данном случае это был кадр сноса дома. Естественно это был сильнейший по своей результативности выстрел. Мы живем в своем доме, а потом он разрушается.Это была идея Звягинцева, что в одном кадре мы видим, как бульдозер вскрывает фасад дома, вырывая часть дома, и мы видим всю перспективу, снятую вдаль. Часть съемок, посвященная разрушению, повлияла на процесс проектирования дома, где он располагался и на какие места смотрел. Другая часть, которую проект должен был охватить историей семьи Николая – это был дом, принадлежавший нескольким поколениям, это был не случайный дом, который можно было легко потерять, семья Николая владела им много лет, он достался по наследству каждое следующее поколение.Я должен был выразить все это в архитектуре, делая дом из множества слоев, сегментов, где было центральное ядро ​​дома одного определенного периода времени, сделанного из одного вида дерева, одного типа архитектуры. . Потом пристроили дополнительные флигеля, когда семья разрослась, выросла веранда, прибавилась еще одна комната, знаменующая другой период времени. Снос дома продиктовал нам выбор, который мы сделали при строительстве дома – дом должен был быть построен на века. Его нужно было построить правильно, не как наборную конструкцию, а как настоящий дом, в котором можно жить. Есть устоявшиеся строительные приемы, когда мы видим фасад здания, а все, что внутри, не имеет для нас как для зрителя никакой ценности. В случае с домом Николая мы использовали правильную древесину и другие материалы снаружи и внутри дома. Снос мог обнажить свежую древесину в местах перелома, тогда как дом должен быть старым, и все поверхности имели эффект патины.Мы должны были применить методы состаривания и патины к каждой части строительного материала, прежде чем он был использован в строительстве.

SJ-E: Много ли вы использовали переработанных архитектурных элементов при строительстве дома? Похоже, вы это сделали.

AP: Нет. У меня был долгий разговор с декоратором, и мы нашли два вопроса, которые нужно решить — во-первых, мы строим в Заполярье, где мало леса, мы все привезли в контейнерах из Санкт-Петербурга. Петербург проехал 1600 км. Не было смысла использовать переработанные материалы, так как нам все равно приходилось применять старение и патину, чтобы добиться желаемого вида.

VI: Наверное, это был блеск русских художников.

AP: Да, у нас была отличная команда. Во время этого проекта я познакомился с удивительно талантливой группой сценографов из Санкт-Петербурга, им было все по силам. Да, сам дом был построен из нового бруса. Хотя в вспомогательном здании вокруг него использовалось сочетание как новых, так и переработанных материалов.Поскольку дом стоял на вершине холма, он должен был выделяться на общих планах. Будучи сам по себе, он бы потерялся среди величественного пейзажа. По этой причине нам пришлось наращивать присутствие дома, добавляя к дому другие постройки и инфраструктуру — мы построили теплицу, добавили скоростной катер и другие лодки, построили большой гараж. Все эти дополнения были сделаны из местных переработанных материалов, чтобы отразить тот факт, что в реальной жизни мы также используем много переработанных, восстановленных материалов для нужд небольших структур.

SJ-E: Да, это также помогло дому почувствовать себя интегрированным в окружающую среду и создать ощущение истории.

AP: Да, нам пришлось добавить дорогу, поставить столбы, чтобы соединить этот мир с остальным миром и сделать его реальным. В продолжение темы роста и поселения на вершине холма мы также построили 80-метровую зигзагообразную дорожку, ведущую к причалу. Я не уверен, сохранились ли кадры в фильме. Образно говоря, мы строили корни дома, расползаясь повсюду.

SJ-E: Так что, чтобы было ясно, до вашего прибытия не было никакой инфраструктуры, просто пустой участок земли.

ТД: Ничего.

SJ-E: Выглядело очень хорошо. Казалось, что он был там всегда.

AP: Я также должен добавить, что этого никто не ожидал. Это такое суровое место, что если дом оставить на 2-3 года, как мы выяснили, дом просто исчезает. Его сдувает ветром, он тонет в песке. В первый день, когда нам доставили строительные материалы и разложили их на земле, нас встретил сильнейший ветер, 80-100 км/ч. Сдуло треть материала — листы железа, деревянные доски — все унесло ветром.

SJ-E: Сколько времени у вас было на завершение дома?

ТД: 2 месяца. Только с мебелью и прочим.

VI: Андрей, как осуществлялся физический проект и документация дома?

AP: Я сделал набросок плана и фасадов, каждая комната нарисована мной.Затем я передал его своему помощнику, который доработал его, детализировав каждый отдельный фрагмент материала. У моего помощника есть книга на 100 страниц, я думаю, в которой перечислены все деревянные доски и так далее, как вы могли бы увидеть в руководствах по эксплуатации IKEA. Так что он проделал огромную работу по превращению этого проекта в проект, пригодный для строительства. Я хотел бы добавить еще один момент — мой помощник выехал на локацию, и мы построили модель дома из легких материалов в масштабе 1: 1 за 3 месяца до начала строительства, чтобы увидеть, есть ли у нас проблемы с масштабом. дом или расположение окон.Мы сделали каркас дома из тонких палочек и лент, встали там, где должен был быть пол, и сделали фотографии через смоделированные окна, чтобы убедиться, что у нас есть правильные виды из этих окон, правильная высота окон, правильный масштаб.

SJ-E: Расскажите о процессе работы с Андреем Звягинцевым над «Левиафаном», как вы пришли к единому мнению, использовали ли фотореференсы? Как были представлены ваши проекты? Вы ссылались на какие-либо другие фильмы и т.д.? Все это было сделано еще в Москве во время подготовки к съемкам или вся съемочная группа переехала туда на этом этапе?

AP: Все началось с референсов, которые я собирал для себя, отражающих разные части дома.Я также отправился в отдельную поездку, собирая референсы из жизни, фотографируя настоящие интерьеры, где жили настоящие люди. Я хочу сказать, что вместо создания дизайна, не основанного на реальных вещах, я собираю различные ресурсы, делаю коллаж из собственных наблюдений. Решения о принципиальном плане, архитектурном исполнении, масштабе и местоположении принимаются в самом начале и являются ядром проекта. Остальная жизнь дома формируется по образцам, которые я скрупулезно собираю заранее.Работа над «Левиафаном» строилась на полном доверии между мной и Андреем Звягинцевым. Я показывал Андрею Звягинцеву свой эскиз и ряд референсов, а он тогда давал мне как дизайнеру полную свободу и не вмешивался, пока весь набор не будет построен.

VI: Значит, вам не нужно было официально излагать свои идеи?

AP: Андрей Звягинцев всегда следует определенному плану. Он и оператор-постановщик Майкл Кричман сидят вместе за столом, планируя каждый кадр, набрасывая все виды, направления, точки.Я разрабатываю очень подробный план организации каждого пространства, комнаты, затем мы можем изменить несколько вещей в плане, и этого достаточно. Вклад Майкла Кричмана (оператор-постановщик) собирает подробные референсы для решений по освещению — свет в целом, свет для актеров и так далее. Мы втроем — Андрей Звягинцев, Михаил Кричман и я всегда начинаем дискуссию вместе

SJ-E: Еще один очень сильный образ в фильме — туша мертвого кита, лежащая на каменистом берегу.Это особенно символично. Каково происхождение этой идеи, поскольку ее не могло быть в сценарии, учитывая, что вы впервые начали смотреть на города средней полосы России.

Левиафан – туша кита

 

AP: Идея скелета кита сформировалась на месте. Кто-то слышал, кажется, это был Михаил Кричман, от местных подростков, что где-то кости кита лежали. Мы заинтересовались этой мыслью, поехали на место искать кости и нашли небольшой череп какого-то животного.Но идея уже засела в наших умах и начала расти в геометрической прогрессии. Мы решили сделать свою большую реальную жизнь, как скелет кита. Он был изготовлен в Москве и собран на месте. Для размещения туши кита была выбрана бухта с достаточно сложной конфигурацией ландшафта вокруг нее. Наступал прилив и накрывал всю тушу высотой 4 метра. Туша должна была лежать на этом месте около 2 месяцев, так как у нас были прививки осенью и потом 2-3 прививки зимой.В основе каркаса была металлическая конструкция, затем пенопласт, гипс и сверху пластик для гидроизоляции. Бутафорщики просчитались с весом металлической конструкции, и вместо того, чтобы утонуть, она оказалась на плаву. Каждый раз, когда поднимался прилив, труп отрывали от земли и уносило в море. В итоге мы решили эту проблему, выкопав большие траншеи вокруг туши кита и поставив внутрь якоря, чтобы привязать тушу. В данных условиях продержалась 2 месяца.

VI: Как вы придумали название «Левиафан» для фильма? Это было в сценарии или появилось позже?

AP: Имя появилось во время съемок. Сначала фильм назывался «Отец». Сама идея фильма была основана на американской новостной истории о Марвине Химейере, который боролся с корпорацией за защиту своей частной собственности, эта история была хорошо известна в России. Корпорация окружила его дом и его мастерскую, он долгое время тщетно пытался через судебную систему получить проход через собственность корпорации. Он был изолирован дорогами и всем остальным. Он заперся в своей мастерской, где укрепил бульдозер «Катерпиллер» и продолжил сносить административные и корпоративные здания по поселку. Первоначальный сценарий «Левиафана» был очень тесно связан с этой историей. Потом мы подошли к переломному моменту, когда сценарист сказал, что в России, где такой бунт маловероятен, совершенно невозможно. Все сдадутся властям без боя.

SJ-E: Много ли было обсуждений цветовой палитры фильма с Андреем Звягинцевым и оператором Михаилом Кричманом? В фильме очень сдержанная цветовая палитра, почти монохромная.Свет в фильме очень мягкий из-за сильного пасмурного неба северного полушария. Какие у вас были разговоры с оператором Михаилом Кричманом о свете, особенно в отношении дома Коли, расположения окон, оконных жалюзи и т. д.

AP: Что касается света, это место давало фантастический свет, на который мы могли только надеяться. Свет особо не обсуждали, так как просто влюбились в этот естественный свет. Это было так. Мы сделали размер окон настолько большим, насколько это было возможно, придерживаясь тонкой грани сохранения и серьезного нарушения правил архитектуры.Идея заключалась в том, чтобы открыть как можно больше пейзажу вокруг дома. Обычно мы должны следить за направлением движения солнца, но в данном случае солнце двигалось по небу на одном уровне над горизонтом.

SJ-E: Это было похоже на среду, где вы никогда не увидите полного сияния солнца. Всегда пасмурно, арктический свет очень мягкий и туманный. Должно быть, это был прекрасный свет для съемок.

AP: Нам приходилось каждый раз ждать подходящего момента.Погода там меняется каждые 15 минут, и можно получить все, что угодно, любую палитру — солнце, дождь, мягкий свет. Нам всегда приходилось терпеливо ждать. Мы делали это каждый день. Каждый день был либо туман, либо пасмурно. В конечном счете идея Майкла Кричмана заключалась в том, что он снимал все без прямого солнечного света, все нужно было снимать при мягком, полусумеречном свете.

SJ-E: Сколько длилась съемка?

AP: Я думаю, что это было 55 дней

SJ-E: Это долго, плотный график.В конце фильма на месте дома Коли строится церковь. Сколько времени у вас ушло на то, чтобы изменить это, сколько вы на самом деле построили и сколько VFX?

AP: У нас был 1 месяц, чтобы изменить ситуацию. Мы создали церковь около 6-8 метров в высоту. По крайней мере, нижняя часть 5-6 должна была быть твердой, так как там были ворота в церковь, которые нам нужно было построить, чтобы актеры могли пройти. Остальное было компьютерной графикой.

VI: Значит, построен только фасад церкви, правильно? Что делать с боковыми стенками и крышей?

AP: Мы построили фасад и несколько метров боковой стены, крыша была сделана как CGI.

SJ-E: Был один кадр, где они все выходят из церкви, и вы можете заглянуть внутрь.

AP: Да, так и случилось. Там были въездные ворота, следующий набор дверей и стена за этими дверями. Пришлось значительно изменить территорию локации и выровнять почву. Место было превращено в общественное место. Построен паркинг на 50 машиномест. Подвал церкви был подвалом дома Николая, который мы использовали повторно.

Нелюбовь — ночной полусвет

 

SJ-E: Давайте поговорим о Loveless. «Нелюбовь» — еще одна трагедия о потере ребенка и неспособности родителей воспитывать любовь. Опишите мир фильма и то, как вы собрали воедино его различные элементы.

AP: Развитие дизайна в Loveless, как и в Leviathan, имело ключевое значение. Конечно же был дом, квартира, где жили главные герои фильма.В этой квартире был снят важный поворотный момент, когда мальчик подслушивает, как его родители говорят о том, что они собираются отправить его в приют и развестись, затем они входят в другую комнату, и когда дверь закрывается, мы видим мальчик плачет навзрыд. Мизансцену придумал Андрей Звягинцев; он думал о конкретном пространстве комнат по отношению друг к другу, о том, как будет двигаться камера. Он нарисовал всю мизансцену движений актеров. На основе этой мизансцены я разработал план и построил квартиру.Все это относится к дизайну квартиры семьи Слепцовых.

SJ-E: Это вроде ответа на мой следующий вопрос. Поскольку «Нелюбовь» — это фильм в реалистических традициях, почему вы решили построить квартиру, а не снимать в уже существующей? Какие ключевые решения были ключевыми при создании квартиры?

AP: Для меня была важна квартира Слепцовых, но важнее было место, пригород, где они жили. Мы долго искали такое место.Я хотел найти место, которое представляло бы поразительный контраст. Контраст между многоэтажным современным городом и абсолютно девственным пейзажем в поле зрения. Такой уголок мы нашли в Москве – Сходненский Ковш, большой национальный парк, заказник, с речным бассейном, окруженный по всему периметру заказника плотно застроенными высотками. Это кусочек дикой природы со старыми упавшими деревьями, домом для бобров, которые неустанно трудятся над строительством своих плотин, дикой травой высотой 3 метра, которую никогда не косили.Мы построили квартиру на звуковой сцене. Это была очень определенная мизансцена, и нужно было сделать все, чтобы служить этой мизансцене. Мы всегда строим. Каждый интерьер мы строим с Андреем Звягинцевым. Мы никогда не рассматривали возможность съемки в реальной квартире из-за мизансцены, траектории движения актеров. Мы четко понимали, что такого места мы никогда не найдем. Все интерьеры, которые мы строим для Звягинцева, мы создаем с максимально возможной глубиной.Мы стараемся строить пространства — 1, 2 или 3 — на одной оси, чтобы получить максимально глубокий фон. В жизни такого не встретишь, во всяком случае, в московских квартирах.

Loveless – предварительная визуализация интерьера квартиры Жени

 

VI: Вы правильно заметили. Помнится, того же эффекта добился в Елене и Андрей Звягинцев.

Точка доступа: Да.

SJ-E: Что вы делали за окнами, чтобы создать такой реалистичный эффект внешнего мира.Это были фотоотпечатки? Какого размера они были и как от окон располагались?

AP: Мы построили декорации на приподнятой трибуне на высоте 3 метра от пола студии. Но деревья за окнами стояли на полу студии. Всегда возникает вопрос о расстоянии — чем больше расстояние (между декорацией и задником), тем более убедительно это будет выглядеть. По собственному опыту я позволяю себе находиться на расстоянии 10 метров от съемочной площадки.В результате все задники расположились на этом расстоянии. При площади квартиры 250 квадратных метров площадь студии составила 1500 квадратных метров, чтобы вместить все декорации. Фотофоны делал сам. Искал разные локации для фото, делал панорамы, снимал краном на нужной высоте. У нас были разные варианты фонов — утренний, дневной, вечерний, зимний, чтобы соответственно менялась вся панорама.

Loveless – Женя Апт Интерьер

 

VI: Выглядело очень реалистично. Никогда бы не подумал, что это фотофоны.

SJ-E: Наверное, это были очень большие фоны для фотографий?

AP: Они были около 10 метров в высоту и около 70 метров в длину.

SJ-E: Это здорово!

AP: А у нас их было 4 .

SJ-E: А вы меняли их на сумерки или на ночь? светлый?

Точка доступа: Да.Также я хотел бы подчеркнуть, что расстояние до задников и оборудования очень важно для света, иначе свет будет выглядеть совершенно неестественно.

SJ-E: Я помню один кадр внутри, где я думаю, что камера медленно подкрадывается к окну, и я думаю, что это спальня мальчика. А потом смотрит в окно, и вы видите, что все дети играют в поле внизу. Это был компостный снимок или сделанный на месте?

AP: Да, мы скомпилировали это с визуальными эффектами. Мы не снимали сцену из окна квартиры, а снимали ее снаружи, у нас была условная граница окна, и мы снимали ее с подъемного крана. Эту сцену мы снимали точно с того же места, откуда я делал панорамные фотографии фона для окон. Это место уже было отмечено для этой цели.

SJ-E: Андрей, не могли бы вы рассказать о размере и составе вашей команды на Loveless и Leviathan и каковы были их соответствующие бюджеты.

AP: В этих двух фильмах был разный подход к составу команд.Работа над «Левиафаном» велась полностью на месте. Поэтому я повел туда всю свою команду. С другой стороны, работа над Loveless велась в студии, где мы могли отдать часть работы на аутсорсинг. Во время работы над «Левиафаном» в строительстве декораций участвовали мой помощник и декоратор, это 2 моих основных помощника, команда из примерно 20 строителей декораций, 4 художника-декоратора, 2 художника по реквизиту и их 2 помощника. Это была моя команда вкратце. Над тушой кита работала отдельная команда. Всегда есть подготовительный период, когда все построено, за которым следует съемочный период, когда мы исправляем то, что не сделано. Моя команда во время съемок на съемочной площадке – это я, мой ассистент, 4 художника по декорациям и мастер по реквизиту.

VI: Андрей, какое соотношение мужчин и женщин в вашей команде?

AP: Должен сказать, что теперь, после съемок «Левиафана», всю работу я делаю со своей помощницей, которая по совместительству является моей женой. Все строители-декораторы в России мужчины, женщин-строителей нет.Соотношение женщин и мужчин-сценографов составляет 50/50, реквизитом занимаются в основном женщины.

SJ-E: А знаете ли вы, каковы были общие бюджеты Левиафана и Нелюбви?

AP: Бюджет обоих фильмов составил около 250 млн рублей. Когда мы снимали «Левиафана», курс валюты в России был довольно выгодным, в пересчете на доллары США это было около 8 миллионов долларов США, тогда как снятый позже «Левесс» стоил 5 миллионов долларов США.

VI: Андрей, а как у вас с бюджетом художественного отдела?

AP: Мой бюджет на Левиафане, учитывая все расходы, составлял около 1 миллиона долларов США, возможно, 1.5 миллионов долларов. Бюджет художественного отдела Loveless составлял чуть менее 1 миллиона долларов США, может быть, около 700 000 долларов США.

SJ-E: Они кажутся очень хорошими бюджетами по сравнению с общими бюджетами. Здесь мы как бы работаем по грубому эмпирическому правилу около 10%.

AP: Если говорить о бюджетах, то таких больших бюджетов нет ни у кого в России, в независимом кино.

VI: Это из-за имени Андрея Звягинцева.

Точка доступа: Да. А также потому, что ни у кого нет такого подхода к фильму, как у него. Никто в независимом кино в России не строит декорации.

SJ-E: У вас есть еще один проект с Андреем Звягинцевым или вы делаете еще один проект с другим режиссером?

AP: Сейчас я работаю над другим фильмом. Это фантастический блокбастер «Притяжение» режиссера Федора Бондарчука. Если говорить о сотрудничестве с Андреем Звягинцевым, то этим летом мы начинаем совместную работу над проектом, и этот проект станет одной из его масштабных постановок.Это длинный фильм о Великой Отечественной войне (Великая Отечественная война — термин, используемый в России для описания боевых действий против фашистской Германии с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года — прим. В.И.). Он будет состоять из 3-х романов, фильма совершенно другого масштаба для Звягинцева, по сравнению со всеми его предыдущими работами.

SJ-E: Звучит фантастически, не терпится увидеть. Я хочу поблагодарить вас за то, что вы взяли интервью и уделили нам немного времени сегодня

AP: Стивен, я тоже видел твою работу.Меня это впечатлило.

SJ-E: Спасибо. Ранее, просматривая ваш веб-сайт, я подумал, что мы разделяем схожую чувствительность, особенно с точки зрения деталей, которые мы пытаемся достичь, интереса к отделке декораций и, в основном, работы в рамках реалистической традиции.

VI: Андрей, ты видел фильм Стивена Дыхание. Я не уверен, что он уже добрался до России.

AP: Нет, не видел.

SJ-E: Я думаю, что то же самое происходит и с нашим отношением к ландшафту.Как и в России, в Австралии есть большие трассы дикой и экстремальной физической среды, не столько холодный и замерзший ландшафт, сколько наоборот. Обе страны живут в очень негостеприимной среде, и я думаю, вы видите эту тревогу о природе в наших культурных произведениях, в наших фильмах, как, кажется, и в российских фильмах.

AP: Иногда я думаю или представляю, что однажды мне бы очень хотелось попасть в Австралию. Но это так далеко, что трудно представить, когда я смогу найти время для этого.Но я всегда думаю об этом. Это такая загадочная часть мира для меня, земля, о которой я ничего не знаю, кроме того, может быть, что там есть удивительные волны, отличные для серфинга.

SJ-E: Спасибо Андрей приятно поболтать.

Немецкий режиссер Айрис Гуснер посетит ретроспективу фильмов

Режиссер из Восточной Германии Ирис Гуснер посетит район Пяти колледжей с 25 сентября по 1 октября, чтобы посмотреть ретроспективу своих фильмов, включая премьеру DVD-релиза фильма All My Girls (1979) в Herter Hall и специальный показ ее уникального полуавтобиографического фильма Were the Earth Not Round (1981) в Amherst Cinema.

 

Одна из очень немногих женщин, добившихся успеха в качестве режиссера в DEFA, государственной кинокомпании Восточной Германии, Гуснер была одним из первых режиссеров, сосредоточившихся на роли и эмансипации женщин в Восточной Германии. Во время ее пребывания в Амхерсте все фильмы будут отмечать свои премьеры в США и получили новые субтитры в кинобиблиотеке DEFA кампуса.

 

Творчество Гуснер отмечено ее изображением женских персонажей. Она обучалась в известной киношколе ВГИК в Москве у режиссера Михаила Ромма и работала с ним над его классическим документальным фильмом « Обыкновенный фашизм » (1965). В 1970 году она начала работать на студии художественных фильмов DEFA в качестве ассистента режиссера Конрада Вольфа в его фильме «, Гойя, » (1971). Ее широко разрекламированный дебютный фильм « Голубь на крыше » (1973/2010) был запрещен за показ рабочих, «попавших в беду». Она добилась признания благодаря своему живому изображению фабричных работниц в фильме « Все мои девушки» , который стал одним из ее самых успешных фильмов.

 

В дополнение к ретроспективе Гуснера социолог Урсула Шретер выступит с докладом о женских проблемах и политике в Германии во время холодной войны и после объединения.Шретер опубликовала много публикаций по семейному праву и политике в отношении женщин и молодежи в обеих Германии и с 1994 года занимала должность вице-председателя Ассоциации демократических женщин Германии.

 

Айрис Гуснер представит свои фильмы и ответит на вопросы на нескольких показах:

 

·       Вторник, 25 сентября, 19:30, 227 Herter Hall , All My Girls (Alle meine Mädchen, ГДР, 1979, 83 мин. , цвет/чб). Студенту-киноведу Ральфу поручают документировать работу бригады из шести молодых работниц на берлинском заводе по производству лампочек.Команда веселится и хорошо работает вместе. . . пока заводские боссы не попытаются навязать изменения.

 

·       Четверг, 27 сентября, 19:30, кинотеатр Amherst Cinema, общий вход; студенты бесплатно; Were the Earth Not Round (Wäre die Erde nicht rund, ГДР, 1981, 87 мин., цв.). Изучая геологию в Москве, Кристиана из Восточной Германии и Хатем из Сирии влюбляются друг в друга, и у них рождается ребенок. Эта поэтическая полуавтобиографическая драма исследует силу и пределы воли и желания.

 

·       Пятница, 28 сентября, 16:00, Дом Тэтчер, The Blue Light (Das blaue Licht, ГДР, 1976, 82 мин., цветной). По мотивам сказки братьев Гримм. Фермер Ганс возвращается с войны, рассерженный на своего короля, который не заплатил ему. По дороге ведьма просит его достать синий свет.

 

·       Понедельник, 1 октября, 19:30, 227 Herter Hall, Bailing Out (Kaskade rückwärts, ГДР, 1983, 96 мин. , цв.). Майе 30 лет, она вдова.Ее дочь расстроена тем, что Майя никак не может оправиться после смерти мужа. Потом она берет и переезжает в город. История, в которой сочетаются романтика и сатира, с ироничным уклоном в повседневную жизнь Восточной Германии.

 

Лекции и коллоквиумы с Гуснером и Шрётер включают:

 

·       Социалистический Патриархат? Политика Восточной Германии в отношении женщин, лекция Шретера, который много писал о правах женщин и политике в обеих Германии. среда, сент.26, 16-18, 301 Herter Hall. Лекция проводится при поддержке Фонда Розы Люксембург.

 

·       Женское кинопроизводство в Восточной Германии , коллоквиум в рамках программы получения сертификата выпускника по киноискусству. Гуснер расскажет об учебе в киноакадемии ВГИК в Москве и карьере одной из немногих женщин-режиссеров Восточной Германии. Шретер также примет участие в обсуждении женщин в кинокультуре Восточной Германии. Четверг, 27 сентября, 16–17:30, 301 Herter Hall.

 

·       Film+Talk+Pizza с Гуснер, обсуждающей свой фильм The Blue Light. Пятница, 28 сентября, 16:00. Ведется немецкой программой Тэтчер, спонсируемой Фондом Макса Кейда.

 

События стали возможными благодаря следующим партнерам: Фильмотека DEFA; Немецкие и скандинавские исследования, ООО; Межведомственная программа киноведения; Женщины, гендер, исследования сексуальности, Макс Кейд Тэтчер, набор немецкого языка, Совет искусств Массачусетского технологического университета, отделение немецкого языка Амхерст-колледжа, программа Хэмпширского колледжа в Берлине, отделение германистики колледжа Маунт-Холиок, отделение германистики колледжа Смита, семинар преподавателей пяти колледжей на немецком языке Исследования, Исследовательский центр женских исследований Five College, Фонд DEFA, Фонд Розы Люксембург, Icestorm Entertainment и Progress Film-Verleih, durchblickreisen.

Стану оператором – русским кинорежиссером

Я пошел в школу в 1948 году. В моем классе было более сорока детей, и я был единственным, у кого был отец. Большинство семей потеряли своих мужчин на войне. Я думаю, что были еще две девочки, у которых были отцы, но их отцы не жили с ними. Я чувствовал себя почти виноватым: у меня были мать и отец.

Все были очень бедны. В школе нам давали один раз. Мы скромно одевались. Впервые я надела синтетические чулки на выпускной.Где-то в середине 1950-х, после смерти Сталина, отец стал ездить за границу и привозил мне подарки. Помню, однажды он подарил мне красивые коричневые туфли, когда мне было четырнадцать. Я никогда не носила их в школу — не хотела выделяться.

Сначала я ходила в школу №585 для девочек, недалеко от нашего дома. В моем классе было сорок четыре девочки. Позже нас объединили с классами мальчиков из N9. Но все равно было скучно. Мать следила за тем, чтобы я брала уроки английского и французского с репетитором дома.Мой английский был неплох. Мне действительно понравилось читать Диккенса в оригинальной версии. Когда мне исполнилось четырнадцать, я узнал, что в Москве есть одна школа, специализирующаяся на английском языке, — школа ni. Я сказал маме, и она узнала, что школа находится в Сокольниках, отдаленном районе Москвы.

— Ни за что, — сказала она. ”Это долгое путешествие. Ты не сможешь ходить туда каждый день.”

Но я уперся и в середине восьмого класса в конце 1955 года перевелся в спецшколу № 1.1. Это было чудесное место. Это был приют для преподавателей, многие из которых имели докторскую степень, уволенных из разных московских вузов в период гонений на «космополитов». Уровень учителей был неизмеримо выше, чем в моей бывшей школе. Следовательно, и учащиеся были на более высоком уровне. Многие происходили из элитных семей, включая обоих сыновей Георгия Маленкова (премьер-министра в правительстве Сталина), сына Константина Симонова (всемирно известного писателя) и многих других.

Я провел там два с половиной года. Родители думали, что я должен стать историком или филологом. Но я знал: я хочу быть кинематографистом. Конечно, мое окружение во многом повлияло на это решение. Знакомство с Маргаритой Пилихиной, звездой среди кинематографистов, и еще несколькими женщинами этой профессии значило очень много.

Я сказал: «Папа, пожалуйста, купи мне камеру. Я хочу заняться фотографией».

Оказалось, у нас дома была камера. Я начал снимать, но это было не очень хорошо.Через некоторое время я освоился. Я начал осваивать теорию. Но тут отец запаниковал и сказал, что я не могу специализироваться в этой области. По его словам, у всех женщин, выбравших эту профессию, была несчастливая личная жизнь. Все они были разведены, без мужей и детей. Это не подходило для женщин. Чем больше он говорил «не для женщин», тем тверже я стоял на своем решении.

Однажды, столкнувшись с Пилихиной в Болшево, я спросил ее, идти ли мне во ВГИК или слушаться отца.

— Не слушай его, — сказала она.”Идти. Лучше профессии на свете нет».

Наш разговор происходил в присутствии моего отца.

— Хорошо, — сказал он. ”Делай что хочешь. Но я не буду иметь никакого отношения к твоему решению».

Когда я сдавал вступительные экзамены, отца не было в Москве. Его работа требовала от него поездки в Чехословакию на два месяца. Я думаю, что он устроил эту поездку намеренно, чтобы не участвовать в том, что он не одобрял. Потом мне рассказали, что Александр Грошев, тогдашний директор вгика, на выпускном приеме поинтересовался: «Кстати, сколько детей у Голдовского?»

.

И тут я испугался.Все остальные ученики в моем классе были мужчинами, и они разбирались в технических вопросах. У меня всегда были проблемы с технологиями, а они были старше меня. Только двое пришли прямо из средней школы.

Мне пришлось очень много работать. Весь первый год мы занимались фотографией. Нашим учителем был Александр Левицкий, мастер старой школы, начавший кино еще в 1914 году. Биография его вошла в историю отечественного и советского кино. Он преподавал фотокомпозицию и заставлял нас ругаться, критикуя и требуя. Ему было за восемьдесят, а мне едва исполнилось семнадцать. Я был в полном восторге, что мешало с ним работать.

Наставником нашего курса был Борис Волчек, тоже известный оператор-постановщик. Мне с ним было удобнее. Он жил в нашем доме, учился у отца и был другом; он знал меня с детства.

Другими членами преподавательского состава были Эдуард Тиссе, оператор-постановщик Эйзенштейна, а также друг нашей семьи; Анатолий Головня, начальник отдела кинематографии; и Александр Гальперин.Я часто встречал этих профессоров как у себя дома, так и в институте. Я очень уважал их, но они не подавляли меня. Исключение составил Левицкий. Высокий и худой, седой, с усами, он был суров — я не помню, чтобы он когда-нибудь улыбался, — и выжимал из нас каждую каплю крови, пота и слез. Я заставлял себя делать что-то достойное его ожиданий, но всегда был недоволен результатом. Он вызвал у меня комплекс неполноценности по поводу моей способности работать оператором.

Каждую свободную минуту первого курса я тратил на фотографии, проявлял их в институтской лаборатории — прекрасное место на первом этаже — по локоть в проявителе, пытаясь улучшить свои фотографии в процессе печати. Я не входил в число лучших фотографов в нашем классе. Некоторые были блестящими, как Саша Стешанов. Он был профессиональным фотографом, но ушел после второго курса, потому что ему стало ясно, что быть хорошим фотографом и быть хорошим оператором — не одно и то же.Учиться вместе с такими людьми, как Саша Стешанов, Валя Макаров и мой друг Игорь Беляков, было непросто, но вдохновляюще.

Первый год я закончил с трудом, хотя в некоторых областях у меня все было хорошо. Я был хорош в гуманитарных науках, во многих технических курсах, таких как теория фотографии, проявочная пленка, теория цвета, оборудование и оптика, а также в классе моего отца «Введение в пленочную технологию». . Во время экзаменов в классе моего отца он всегда приглашал одного или двух других учителей.Он сказал мне: «Помни, я не единственный, кто ставит тебе оценки. Я не хочу, чтобы люди говорили: «Голдовский дает дочери халяву».

Я усердно учился. Мое положение требовало этого. Я не мог подвести отца. Меня приняли во вгик, один из самых престижных институтов во всей стране, так что я должен был учиться лучше других. Я всегда подбадривал других учеников, писал шпаргалки и помогал своим одноклассникам, когда они приходили ко мне за советом. Они знали, что я точно знаю ответы.Я бы не сказал, что я был грубым, но я был прилежным и настойчивым. Это началось еще в моей английской школе.

У

вгиков были выдающиеся инструкторы. Обязательными были курсы по истории кино и театра, истории искусств, литературы, режиссуры, изобразительного искусства и сценариста. Работал напряженно и не без успеха. Единственная четверка, которую я получил, была по политической экономии. Хотя мне удалось разобраться в политической экономии капитализма, политическая экономия социализма была мне не по силам.

Сегодня я оглядываюсь на вгик и вижу не только те знания, которые мы, студенты, получили там, но и ту уникальную атмосферу и творческую среду, которая нас взрастила.Нас окружали необыкновенные люди, ставшие мэтрами и даже классиками советского кино. На четыре года раньше меня был Андрей Тарковский; Отар Иоселиани, впоследствии известный режиссер в СССР и Франции, одновременно специализировался на математике в МГУ и на режиссерском факультете ВГИКа. Не могу сказать, что мы были закадычными приятелями, но мы были и остаемся очень хорошими друзьями. Однажды мы с сыном отдыхали в Пицунде, когда встретили Отара. Комнат не было, и он спросил, можно ли ему спать на нашем балконе.«Хорошо, почему бы и нет», — ответил я.

В течение всего его пребывания на нашем балконе мы смеялись без остановки.

Другими сокурсниками тех дней, ставшими впоследствии сливками советского кинематографа, были Андрей Смирнов, Элем Климов, Андрон Кончаловский, Кира Муратова, Лариса Шепитько, Гена Шпаликов, Наташа Рязанцева и многие другие.

Элем Климов был очень красив, в него влюблялись все девушки, в том числе и я. На первом курсе он снял прекрасный короткометражный фильм «Жених» в качестве своего классного задания.Название было намеренно написано с ошибкой, поскольку оно написано на спине героя фильма, работающего за школьной партой. В этой картине было столько жизни, легкости, юмора и проницательности. Два семилетних актера, Ромео и Джульетта, из начальной школы, были великолепны. Я помню бурные аплодисменты, которые мы устроили этой короткой пьесе. Мы все считали Элема юным гением.

Андрон Кончаловский не оставлял сомнений в своем блестящем будущем, особенно после того, как он снял «Мальчика и голубку». Мой одноклассник Миша Кожин был его оператором.

Лариса Шепитько была ученицей Александра Довженко. Она была яркой и прекрасной, и я обожал ее. Гена Шпаликов, гениальный писатель, был хорошим другом. Позднее, в 1974 году, он покончил жизнь самоубийством.

Мы черпали вдохновение друг в друге. И времена были полны надежд. Оттепель началась в середине 1950-х, когда Хрущев пришел к власти после Сталина. Я поступил во ВГИК в 1958 году и закончил в 1963 году.

В целом атмосфера в институте была живой, творческой, наполненной красивыми, талантливыми и светлыми людьми.Профессионализм, который я приобрел во вгике, исходил из климата в институте, из самого его воздуха. Тон задавали великие мастера — Михаил Ромм; Григорий Козинцев, живший и работавший в Ленинграде, но приехавший преподавать в Москву; и Александр Довженко. Это были настоящие иконы. Таких, как они, больше нет.

Летом после первого курса, когда мальчики были в военном лагере, я пошел работать ассистентом оператора на дипломный фильм Андрея Тарковского «

».

Паровой каток и скрипка, и почти шесть месяцев стажировался у него.Это была настоящая школа — классная работа и лекции не могли дать такого опыта.

Вадим Юсов, оператор фильма, довел меня до бешенства. Первые десять дней моей единственной работой было загружать журналы для камеры Митчелла. Он был огромен, и мне приходилось выгружать пленку, загружать новую партию, не царапая ее, а затем нести журналы из фотолаборатории в главном здании на съемочную площадку, на другой конец Мосфильмовской киностудии. Они были такими тяжелыми!

Потом мне доверили Люксметр, новый большой экспонометр, изобретенный инженером Мосфильма Михаилом Щегловым.На второй или третий день я его уронил, и он разбился. Я понял, что моя жизнь закончилась; больше не на что было жить. На следующий день я не знал, выходить на работу или нет. Отец вытолкнул меня за дверь. Когда я приехал на съемочную площадку, мне дали еще один люксметр, а Юсов вел себя так, как будто ничего не произошло.

Мне было восемнадцать, и я была единственной женщиной в съемочной группе. Больше всего меня дразнили техники: «Эй, девчонка, что ты здесь делаешь?» Я тогда очень обиделся.Но у времени есть способ все исправить. Вскоре они приняли мое присутствие.

Следующие десять дней фокус-пуллером был я. Затем я руководил обработкой пленки в лаборатории. Так я получил опыт на всех этапах кинопроизводства.

Юсов был прекрасным кинооператором и прекрасным человеком. Он, а не Тарковский, руководил съемками. Сейчас Юсов живая икона, а тогда он только что закончил вгик. «Каток и скрипка» (1960) стал его первым киноопытом на «Мосфильме».

Он всегда был спокоен и рассудителен. Он никогда не принимал быстрых решений, но как только он принял окончательное решение, все должны были подчиниться.

Тарковский бегал по съемочной площадке, его волосы торчали во все стороны. Он всегда был на грани истерики, его настроение постоянно менялось. Его жена Ира приезжала к нему, чтобы принести еды и успокоить его, но он оставался комком нервов. Единственным, кто поддерживал группу, был Юсов. Наблюдая за его работой, я многому научился. Я понял, как много зависит от того, как оператор ведет себя на съемках.Он не может вести себя нервно или растерянно. Если он проявит уверенность, все вокруг будут чувствовать себя уверенно. Позже я всегда старался следовать этому правилу в своей работе.

Когда я впервые пришла на вгик, я посетила все лекции. Через некоторое время многим показались скучными и ненужными. Я стал уделять меньше внимания общественным наукам, тем более, что у меня была хорошая подготовка еще со школы. На протяжении всех лет, проведенных во вгике, я часто использовал конспекты, которые делал на лекциях моего замечательного школьного учителя истории Самуила Левина.Так мне удалось избежать большинства занятий по истории партии во ВГИКе. Конечно, я ходил на семинары и часто выступал. У меня были школьные конспекты статей Ленина, и я знал все о властном стиле марксистско-ленинской демагогии. Я мог говорить практически на любую тему, которую мы должны были затронуть. Более того, почти весь мой класс пользовался этими заметками. В конце концов, кто-то одолжил эту толстую тетрадь, чтобы подготовиться к вступлению в партию, но так и не вернул ее.

Большую часть времени я проводил во вгике, ходил из аудитории в аудиторию, смотрел фильмы.Вы не можете научиться кино, не посмотрев много-много фильмов. Целые дни я проводил в кинозалах, впитывая все подряд — никогда не знаешь, что потом прилипнет и сработает.

Я помню, как смотрел «Человека из Арана» Роберта Флаэрти на первом курсе. Этот фильм до сих пор со мной. Это потрясающая история о несгибаемом человеческом духе.

До сих пор я могу представить ледяное море, безмолвные скалы и лица трех главных героев — отца, матери и маленького мальчика. Я думаю, что в большинстве моих фильмов зрители найдут отражение идеи Флаэрти, идеи о том, что люди могут победить, несмотря ни на что.

На вгике были замечательные вечера. Каждую пятницу вечером у нас был просмотр. В период оттепели появилось множество новых картин. Каждый был откровением. «Дом, в котором я живу» Льва Кулиджанова и Якова Сегеля (1957), «Человек идет за солнцем» Михаила Калика (1962), «Сережа» Георгия Данелии и Игоря Таланкина (1960), «А что, если это любовь?» Юлия Райзмана. (1962). Нам даже показали несколько фильмов, которые «стоят на полке» и не допускаются к публичному просмотру.

Волчек часто приглашал бывших студентов и коллег читать гостевые лекции.Я никогда не забуду время, когда в институт пришел кинооператор Сергей Урусевский. Он показал нам свою новую картину «Я — Куба» (1964) и два часа отвечал на вопросы. Я точно не помню, что он сказал. Но я испытал на себе размах творческой личности — что значит вдохновлять людей и заражать их своей страстью. Никто из нас никогда не задумывался о коммерческой стороне кинопроизводства. Даже теперь, и, может быть, в ущерб себе, я все еще не думаю об этом. То, что мне будут платить и какие льготы я получу, никогда не было в числе моих приоритетов.Самая и единственная важная вещь — сделать лучшую фотографию, на которую я способен. Неважно, если у меня не все получится; важно ставить высокие цели. В институте мы все были сосредоточены на искусстве; мы хотели служить искусству. Этому нас учили во вгике.

Наши инструкторы часто показывали иностранные фильмы. Были недели французских, итальянских, американских и британских фильмов. Поскольку фильмы часто показывали днем ​​в других местах, например, в Союзе кинематографистов, наши показы должны были начинаться в 7 утра.м. Это означало, что нужно приходить в 6:45, если только вы не хотели сидеть на полу или стоять весь фильм — или даже обнаруживать, что двери заперты. Приходилось вставать в 5 утра, чтобы успеть. Мне нужно было успеть на первый поезд метро, ​​а потом до института идти не меньше получаса. Я знал, что, возможно, у меня больше никогда не будет шанса увидеть эти фильмы. Все они были чудесны! Таких фильмов просто больше не снимают. Какое удовольствие мы получали от Феллини, Бергмана, Годара, Трюффо, Куросавы, Рене, Пазолини, Формана и Крамера.Сегодня вы можете наслаждаться фильмами Стэнли Крамера — это живые фильмы, — но для нас тогда они были откровением.

Дух вгика со мной навсегда. Четыре года пролетели незаметно. Я бесконечно благодарна вгику и его атмосфере, которую мы впитали через свои поры.

Конечно, та эпоха оттепели, конец 1950-х – начало 1960-х годов, была особенной. Люди посещали литературные вечера, чтобы послушать поэтов. К счастью, я жил рядом с Литературным музеем. Нам всегда приходилось стоять в бесконечных очередях, чтобы послушать чтение стихов Евгения Евтушенко и Беллы Ахмадулиной.

У нас в операторском классе было немало талантливых людей, таких как остроумный и веселый Никита Хубов и Миша Беликов из Харькова, с его своеобразным украинским акцентом. Миша первый рассказал мне о Владимире Высоцком; у него были записи популярного барда, и вскоре мы все выучили его песни наизусть. Позже я полюбил и песни Александра Галича, еще одного кумира тех времен. Он часто приезжал в Болшево с женой Аней и дочерью Галей, которая была моей подругой.

Сегодня, особенно в Америке, само существование киношкол ставится под сомнение. Их очень много, некоторые хорошие, некоторые не очень. Плата за обучение высокая, и есть сомнения. Важно ли поступать в киношколу, чтобы овладеть профессией? Не лучше ли пойти прямо в производство и выучить азбуку на собственном опыте?

Я считаю, что этот аргумент ошибочен. Просто знать, как что-то делать, недостаточно. Вы должны наполнить свои легкие воздухом, прежде чем сможете взлететь.Вам предстоит жить в атмосфере киношколы, дышать одним воздухом с людьми разных профессий и талантов и проникаться их разными мирами. В том котле, в который каждый человек вкладывает свою энергию и который заряжается энергией других, и рождаются будущие профессионалы, не просто профессионалы, а творческие личности, художники. Их формирование невозможно без контактов и обмена творческими идеями.

Создатели документальных фильмов особенно нуждаются в этом питании.Они получают его от жизни, от своего ощущения себя в этой жизни и от соображений и выводов, подсказанных жизнью. Они получают его от людей, с которыми взаимодействуют.

Обсуждение с другими людьми, близкими им по духу и мировоззрению, очень важно.

Сейчас преподаю документальное кино. Некоторые из моих студентов ходят на занятия, чтобы понять, что такое документальный фильм; другие полны решимости стать режиссерами-документалистами на всю жизнь. Моя цель — создать питательную среду, маленькую семью сверстников, в которой им будет комфортно и свободно, микроклимат для группы, в которой есть общие мнения, проекты и творческие идеи.Я, естественно, показываю им очень хорошие и очень разноплановые фильмы. На самом деле я интуитивно воспроизводю свой опыт с вгика, помня, как он повлиял на всю мою профессиональную жизнь.

На втором курсе вгика мы с однокурсником Игорем Беляковым сняли десятиминутный фильм «Рождение поездов». Он предложил тему: «Я был на вокзале. Было интересно посмотреть, как они стыкуют машины, как из-под тормозных колодок вылетает огонь. Из него мог бы получиться прекрасный фильм».

Мы пошли посмотреть.Это было действительно красиво: смотреть, как рабочие надевают на колеса металлические тормозные колодки, и видеть, как работают тормоза, как летят во все стороны снопы искр. Снимать приходилось ночью, но благодаря связям отца нам удалось раздобыть на Студии документальных фильмов прожекторы на батарейках, уникальное по тем временам оборудование.

Это был мой первый документальный опыт. Мы снимали мужчин за работой. Они собирали составы, сцепляли вагоны, разговаривали между собой, иногда ругались, курили.Они были так увлечены своей работой, что не обращали на нас внимания. Казалось, они не замечали ослепляющих огней; они были сосредоточены на том, чтобы остаться в живых и не оказаться под машиной.

Мы работали месяц без перерыва. Мы снимали ночью, утром ехали в институт на лекции, а вечером возвращались к съемкам. Это была тяжелая работа. Было, конечно, несколько перерывов, но было тяжело. Материал был весьма эффективным, особенно для первых усилий. Волчек смотрел наш фильм.Он сказал: «Кинематография неплохая».

Он всегда был скуп на похвалу, а в данном случае еще и огорчился, что мы снимаем документальный фильм. Ведь мы были в отделе художественных фильмов.

Следующей моей работой был короткометражный фильм. Но это не доставляло мне удовольствия; огромная синхронная пленочная камера не давала мне двигаться и импровизировать. Документальный фильм показался намного живее. Поэтому я был очень рад, когда нам с Игорем представилась возможность снять наш дипломный фильм на Фестивале молодежи и студентов в Хельсинки в 1962 году.Мы решили, что это может быть интересный фильм. Мы начали подготовку. Нам все говорили, что мы сошли с ума: «Куда вы идете? Вы просто потратите пленку и не сделаете ничего стоящего. Не забудь, это твоя дипломная работа!»

Нам дали пять тысяч метров пленки; две ручные 35-мм камеры, каждая с пятью магазинами; и магнитофон репортера — он сломался сразу после того, как мы приехали в Хельсинки. Наше жилье было в какой-то школе. Мы ушли рано утром, вернулись после полуночи, израсходовав все десять журналов за один день.Мы передвигались пешком, таща тяжелые рюкзаки с фотоаппаратами, пленкой и запасными батареями. У нас не было финских марок, а российские рубли не были конвертируемы. Однако питание было предоставлено нашей туристической организацией.

С часу до четырех утра приходилось перезагружать журналы в пеленальный мешок. Это был ад. Я уже начал думать, что мы ничего не добьемся. Но события были интересными, и это было приключением, оказаться за границей в незнакомом городе с людьми со всего мира.

Я начал осознавать все прелести непосредственного наблюдения, неподготовленной, спонтанной жизни. Все были увлечены фестивалем, пели, танцевали, сплачивались. Затем пришли какие-то молодые фашисты, пытавшиеся сорвать фестиваль. На нашу камеру, естественно, никто не обращал никакого внимания, тем более, что нас было так много на съемках, и даже если кто-то хотел «сняться на камеру», то не было никакой возможности узнать, чья это «сторона» на.

Что может быть лучше улыбки, рождающейся на глазах? Человек о чем-то говорит, а потом улыбается, его лицо сияет, с ним происходит что-то чудесное, и мне удается поймать момент.Это фантастическая вещь! Это радость, которую испытывает режиссер-документалист, когда ловит подлинные чувства. Не знаю, пошел бы я в документальное кино, если бы не этот крошечный, но эйфорический опыт. Я испытал удовольствие от общения с реальностью, острые ощущения от того, что схватываю ее, останавливаю, как бы говорю течению времени: «Остановись мгновение! Ты прекрасна».

Несмотря на все наши трудности, материал, который мы привезли из Хельсинки, был хорошим. Собрал его Игорь Хомский, друг с режиссерского факультета.Я получил свой диплом. Очень жаль, что каждый дюйм этого документального фильма исчез!

Закончил ВГИК. Я думал, что буду преподавать и писать статьи. Я сомневался, что буду работать кинооператором — я знал все трудности этой работы. Волчек пригласил меня остаться в институте своим ассистентом. Но немного подумав, я решил поработать какое-то время в студии. Мне пришлось испытать настоящее кинопроизводство. Как еще я мог учить студентов?

Продолжить чтение здесь: Куда дальше

Была ли эта статья полезной?

18-летняя дочь Сергея Бодрова поступила в вуз, скрывая свои отношения с ним StarHit.ru

Наследник режиссерской династии будет учиться во ВГИКе на бюджетной основе.Сдавая вступительные экзамены, девушка старалась не акцентировать внимание на том, что она дочь культового режиссера. Лишь на последнем этапе один из членов комиссии назвал ее имя, после чего все стало ясно.

Тем, кто знаком с биографией Сергея Бодрова, хорошо известно, что в молодости он хотел поступить во ВГИК им. Однако потом уговорил отца, пояснив, что работать в этой сфере нужно только при наличии непреодолимой связи с кино.В конце концов Бодров решил от этой затеи отказаться. А спустя годы его мечту осуществила дочь. Наследница режиссерской династии 18-летняя Ольга решила стать актрисой. Но отказался от использования связей отца, деда и матери, работающей на одном из федеральных каналов.

Ольга подала документы в бюджетную контору, – рассказывает преподаватель ВГИКа Артем Петров. На ее специальность «Актер драматического театра и кино» у нас всего 12 мест, из них только 4 девушки.Конкуренция – почти тысяча человек на место! И она никогда не указывала, кто она такая. Существует правило, когда заявитель предстает перед комиссией, он называет фамилию, имя и отчество. Теперь у нее даже отчество не произносится. Зацепилась только на последнем этапе — увидела анкету, один мастер в лоб спросил: «Ты дочка?» Она, смущаясь, ответила: «Да».

Чтобы стать студентом театрального вуза, Бодров сдавал экзамены, писал собственный сценарий, готовил этюд.«Проходной балл по русскому языку у нас был всего 38, а по литературе – 40. Оля набрала 91 и 71! – продолжает Артем. Рядом с этим прииплюсовали оценки за сценарий и актерскую игру – все вытащили карточку с ролью, которую предстояло сыграть перед жюри. Она набрала 95 и 98 баллов из 100 возможных.

О поступлении студенты ВГИКа узнали буквально две недели назад. Но уже знакомый. «Оля скромная и приятная девушка. Очень талантливый», — говорит Олег, однокурсник Бодровой. Когда ее взяли на «бюджет», она спрашивала у учителей: «Это точно не из-за отца? Не делайте мне скидку, я хочу сделать сам.Она быстро нашла общий язык со всеми и стала душой компании. Мы стараемся не расспрашивать ее о папе, чтобы не обидеть, хотя многие шептались, отмечая ее поразительное сходство с Сергеем.



Тарковский и трансцендентное в кино

Проект был курирован Azienda Speciale Palaexpo, Centro Sperimentale di Cinematografia – Cineteca Nazionale и La Farfalla sul Mirino 

.

 

при поддержке Польского института Рима
и Гете-Института Рима
 
        

 

с благодарностью
Мосфильм, Шведский институт кино, Fondazione Cineteca di Bologna, Lab80 Film, Gaumont, Park Circus, Belva Film, Mk2, The Festival Agency, Marco Tealdi

 

в сотрудничестве с
Куинланом. это
 

 

Легендарный режиссер, всего несколькими фильмами оставивший неизгладимый след в воображении зрителей во всем мире, Андрей Тарковский, пожалуй, больше, чем кто-либо другой, смог превратить кино в инструмент внутреннего исследования, поиска абсолюта. Достижение, которое еще более примечательно, учитывая контекст, в котором оно произошло, а именно враждебность советского режима, которая в конечном итоге привела к болезненному изгнанию. В 35--ю годовщину его смерти этот обзор охватывает всю его карьеру, начиная с его самых ранних постановок, таких как «Иваново детство» или малоизвестного «Каток и скрипка» , дипломного фильма ВГИКа, до его зрелые шедевры Андрей Рублев, Солярис, Зеркало, Сталкер и, снятые за пределами СССР, Ностальгия и Жертвоприношение .Неординарная фильмография Тарковского будет сопровождаться размышлением о трансцендентном в кино, понимаемом не столько (или не только) как путь к идее духовности. Это скорее неортодоксальное исследование художественной формы, которая — в разные исторические моменты и страны — боролась с «совершенно Другим», описанным Рудольфом Отто, попытка воплотить в образах открытие чего-то, что ускользает от рационального понимания. От Бергмана до Дрейера, от Брессона до Пазолини, через Герцога, Годара, Кесьлёвского, Кубрика и многих других, в программе примут участие некоторые из великих мастеров кино ХХ века.Хотя часто они сильно отличаются друг от друга, все они художники, чей дальновидный талант подтолкнул кинематограф к новым границам репрезентации.

 
 Скачать брошюру
  
 Скачать каталог Quinlan.it
 

Инфо
Palazzo delle Esposizioni – Sala Cinema
Stairs on Via Milano 9A, Rome

ВХОД БЕСПЛАТНЫЙ, ДО НАСЫЩЕНИЯ МЕСТ, ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ БРОНИРОВАНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО
ТРЕБУЕТСЯ ЗЕЛЕНЫЙ ПРОПУСК

Бронирование: www.palazzoesposizioni.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.