Что такое действие в квантовой механике – Действие (физическая величина) — Википедия

Содержание

Квантовая механика — это… Что такое Квантовая механика?

Туннельный эффект — квантовая механика показывает, что электроны могут преодолеть потенциальный барьер, что подтверждается результатами экспериментов.
Классическая механика наоборот предсказывает, что это невозможно.

Ква́нтовая меха́ника — раздел теоретической физики, описывающий физические явления, в которых действие сравнимо по величине с постоянной Планка. Предсказания квантовой механики могут существенно отличаться от предсказаний классической механики. Поскольку постоянная Планка является чрезвычайно малой величиной по сравнению с действием повседневных объектов, квантовые эффекты в основном проявляются только в микроскопических масштабах. Если физическое действие системы намного больше постоянной Планка, квантовая механика органически переходит в классическую механику. В свою очередь, квантовая механика является нерелятивистским приближением (то есть приближением малых энергий по сравнению с энергией покоя массивных частиц системы) квантовой теории поля.

Классическая механика, хорошо описывающая системы макроскопических масштабов, не способна описать явления на уровне молекул, атомов, электронов и фотонов. Квантовая механика адекватно описывает основные свойства и поведение атомов, ионов, молекул, конденсированных сред, и других систем с электронно-ядерным строением. Квантовая механика также способна описывать поведение электронов, фотонов, а также других элементарных частиц, однако более точное релятивистски инвариантное описание превращений элементарных частиц строится в рамках квантовой теории поля. Эксперименты подтверждают результаты, полученные с помощью квантовой механики.

Основными понятиями квантовой кинематики являются понятия наблюдаемой и состояния.

Основные уравнения квантовой динамики — уравнение Шрёдингера, уравнение фон Неймана, уравнение Линдблада, уравнение Гейзенберга и уравнение Паули.

Уравнения квантовой механики тесно связаны со многими разделами математики, среди которых: теория операторов, теория вероятностей, функциональный анализ, операторные алгебры, теория групп.

История

На заседании Немецкого физического общества, Макс Планк зачитал свою историческую статью «К теории распределения энергии излучения в нормальном спектре», в которой он ввёл универсальную постоянную h. Именно дату этого события, 14 декабря 1900 года, часто считают днем рождения квантовой теории.

Квантовая гипотеза Планка состояла в том, что для элементарных частиц, любая энергия поглощается или испускается только дискретными порциями (квантами). Эти порции состоят из целого числа квантов с энергией таких, что эта энергия пропорциональна частоте ν с коэффициентом пропорциональности, определённым по формуле:

где h — постоянная Планка, и .

В 1905 году, для объяснения явлений фотоэффекта, Альберт Эйнштейн, использовав квантовую гипотезу Планка, предположил, что свет состоит из квантов. Впоследствии, «кванты» получили название фотонов.

Для объяснения структуры атома, Нильс Бор предложил в 1913 году существование стационарных состояний электрона, в которых энергия может принимать лишь дискретные значения. Этот подход, развитый Арнольдом Зоммерфельдом и другими физиками, часто называют старой квантовой теорией (1900—1924 г.). Отличительной чертой старой квантовой теории является сочетание классической теории с противоречащими ей дополнительными предположениями.

В 1923 году Луи де Бройль выдвинул идею двойственной природы вещества, опиравшуюся на предположение о том, что материальные частицы обладают и волновыми свойствами, неразрывно связанными с массой и энергией. Движение частицы Л. де Бройль сопоставил с распространением волны, что в 1927 году получило экспериментальное подтверждение при исследовании дифракции электронов в кристаллах.

Высказанные в 1924 году идеи корпускулярно-волнового дуализма были в 1926 году подхвачены Э. Шрёдингером, развернувшим на их основе свою волновую механику.

В 1925—1926 годах были заложены основы последовательной квантовой теории в виде квантовой механики, содержащей новые фундаментальные законы кинематики и динамики. Первая формулировка квантовой механики содержится в статье Вернера Гейзенберга, датированной 29 июля 1925 года. Эту дату можно считать днем рождения нерелятивистской квантовой механики.

Развитие и формирование основ квантовой механики продолжается до сих пор. Оно связано, например, с исследованиями открытых и диссипативных квантовых систем, квантовой информатикой, квантовым хаосом и пр. Помимо квантовой механики, важнейшей частью квантовой теории является квантовая теория поля.

В 1927 году К. Дэвиссон и Л. Джермер в исследовательском центре Bell Labs демонстрируют дифракцию медленных электронов на никелевых кристаллах (независимо от Дж. Томсона). При оценке угловой зависимости интенсивности отраженного электронного луча, было показано её соответствие предсказанной на основании условия Вульфа — Брэгга для волн с длиной Де Бройля (см. Волны де Бройля). До принятия гипотезы де Бройля, дифракция расценивалась как исключительно волновое явление, а любой дифракционный эффект — как волновой. Когда длина волны де Бройля была сопоставлена с условием Вульфа — Брэгга, была предсказана возможность наблюдения подобной дифракционной картины для частиц. Таким образом экспериментально была подтверждена гипотеза де Бройля для электрона.

Подтверждение гипотезы де Бройля стало поворотным моментом в развитии квантовой механики. Подобно тому, как эффект Комптона показывает корпускулярную природу света, эксперимент Дэвиссона — Джермера подтвердил неразрывное «сосуществование» с частицей её волны, иными словами — присущность корпускулярной материи также и волновой природы. Это послужило оформлению идей корпускулярно-волнового дуализма. Подтверждение этой идеи для физики стало важным этапом, поскольку дало возможность не только характеризовать любую частицу, присваивая ей определённую индивидуальную длину волны, но также при описании явлений, полноправно использовать её в виде определённой величины в волновых уравнениях.

Математические основания квантовой механики

Существует несколько различных эквивалентных математических описаний квантовой механики:

Шрёдингеровское описание

Математический аппарат нерелятивистской квантовой механики строится на следующих положениях[1]:

где через обозначается скалярное произведение векторов и .

где  — гамильтониан.

Основные следствия этих положений:

  • При измерении любой квантовой наблюдаемой, возможно получение только ряда фиксированных её значений, равных собственным значениям её оператора — наблюдаемой.
  • Наблюдаемые одновременно измеримы (не влияют на результаты измерений друг друга) тогда и только тогда, когда соответствующие им самосопряжённые операторы перестановочны.

Эти положения позволяют создать математический аппарат, пригодный для описания широкого спектра задач в квантовой механике гамильтоновых систем, находящихся в чистых состояниях. Не все состояния квантовомеханических систем, однако, являются чистыми. В общем случае состояние системы является смешанным и описывается матрицей плотности, для которой справедливо обобщение уравнения Шрёдингера — уравнение фон Неймана (для гамильтоновых систем). Дальнейшее обобщение квантовой механики на динамику открытых, негамильтоновых и диссипативных квантовых систем приводит к уравнению Линдблада.

Стационарное уравнение Шрёдингера

Пусть амплитуда вероятности нахождения частицы в точке М. Стационарное уравнение Шрёдингера позволяет ее определить.
Функция удовлетворяет уравнению:

где —оператор Лапласа, а  — потенциальная энергия частицы как функция .

Решение стационарного уравнения  

Соотношение неопределённости возникает между любыми квантовыми наблюдаемыми, определяемыми некоммутирующими операторами.

Неопределенность между координатой и импульсом

Пусть  — среднеквадратическое отклонение координаты частицы , движущейся вдоль оси , и  — среднеквадратическое отклонение ее импульса. Величины и связаны следующим неравенством:

где  — постоянная Планка, а
Согласно соотношению неопределённостей, невозможно абсолютно точно определить одновременно координаты и скорость частицы. Например, чем больше точность определения координаты частицы, тем меньше точность определения ее скорости.

Неопределенность между энергией и временем

Пусть ΔЕ — среднеквадратическое отклонение энергии частицы, и Δt — время, требуемое для обнаружения частицы.
Время Δt для обнаружения частицы с энергией E±ΔЕ определяется следующим неравенством:

Необычные явления, мысленные эксперименты и парадоксы квантовой механики

Разделы квантовой механики

В стандартных курсах квантовой механики изучаются следующие разделы

Интерпретации квантовой механики

Существует множество интерпретаций квантовой теории, которые иногда плохо согласуются друг с другом.

Интерпретации квантовой механики  

Комментарии

  • Обычно квантовая механика формулируется для нерелятивистских систем. Рассмотрение частиц с релятивистскими энергиями в рамках стандартного квантовомеханического подхода, предполагающего фиксированное число частиц в системе, сталкивается с трудностями, поскольку при достаточно большой энергии частицы могут превращаться друг в друга. Эти трудности устраняются в квантовой теории поля, которая и является самосогласованной теорией релятивистских квантовых систем.
  • Важным свойством квантовой механики является принцип соответствия: в рамках квантовой механики доказывается, что в пределе больших величин действия (квазиклассический предел) и в случае, когда квантовая система взаимодействует с внешним миром (декогеренция), уравнения квантовой механики редуцируются в уравнения классической физики (см. Теорема Эренфеста). Таким образом, квантовая механика не противоречит классической физике, а лишь дополняет её на микроскопических масштабах.
  • Некоторые свойства квантовых систем кажутся непривычными (невозможность одновременно измерить координату и импульс, несуществование определённой траектории частицы, вероятностное описание, дискретность средних значений наблюдаемых величин). Это вовсе не значит, что они неверны: это означает, что наша повседневная интуиция никогда не сталкивалась с таким поведением, т. е. в данном случае «здравый смысл» не может быть критерием, поскольку он годится только для макроскопических систем. Квантовая механика — самосогласованная математическая теория, предсказания которой согласуются с экспериментами. В настоящее время огромное число приборов, используемых в повседневной жизни, основываются на законах квантовой механики, как например — лазер или сканирующий туннельный микроскоп.
  • Классическая механика оказалась неспособной объяснить движение электронов вокруг атомного ядра. Например, согласно классической электродинамике, электрон, вращающийся с большой скоростью вокруг атомного ядра, должен излучать энергию. Тогда его кинетическая энергия должна уменьшаться и он должен упасть на ядро. Для понимания процессов, происходящих на уровне элементарных частиц, потребовалась новая теория. Квантовая теория — это совершенно новый взгляд на систему, позволяющий с огромной точностью описать необычное поведение электронов и фотонов.[2]

См. также

Примечания

  1. Ф. А. Березин, М. А. Шубин. Уравнение Шрёдингера. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.
  2. Фейнман Р. КЭД-странная теория света и вещества — М: Наука, 1988. (Библиотечка «Квант»)

Литература

  • Физический энциклопедический словарь. Гл. ред. А. М. Прохоров. Ред. кол. Д. М. Алексеев, А. М. Бонч-Бруевич, А. С. Боровик-Романов и др. М.: Сов. Энциклопедия, 1984. — 944 с.
  • Блохинцев Д. И. Основы квантовой механики. 5-е изд. Наука, 1976. — 664 с.
  • Боум А. Квантовая механика: основы и приложения. М.: Мир, 1990. — 720 c.
  • Джеммер М. Эволюция понятий квантовой механики. М.: Наука, 1985. — 384 с.
  • Дирак П. Принципы квантовой механики. 2-е изд. М.: Наука, 1979. — 480 с.
  • Ландау, Л. Д., Лифшиц, Е. М. Квантовая механика (нерелятивистская теория). — Издание 6-е, исправленное. — М.: Физматлит, 2004. — 800 с. — («Теоретическая физика», том III). — ISBN 5-9221-0530-2
  • Садбери А. Квантовая механика и физика элементарных частиц. М.: Мир, 1989. — 488 с.
  • Фадеев Л. Д., Якубовский О. А. Лекции по квантовой механике для студентов-математиков. Ленинград, Изд-во ЛГУ, 1980. — 200 c.
  • Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Феймановские лекции по физике. Пер. с англ., Том. 8. Том 9., М., 1966—1967.
  • К. Коэн-Таннуджи, Б. Диу, Ф. Лалоэ. Квантовая механика. Т.1. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. — 944 с.
  • К. Коэн-Таннуджи, Б. Диу, Ф. Лалоэ. Квантовая механика. Т.2. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. — 800 с.

Ссылки

  • Лорен Грэхэм «Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе, Глава X. Квантовая механика»
  • Шрёдингер Э. Избранные труды по квантовой механике, — М..: Наука, 1976.
  • Нейман И. Математические основы квантовой механики, — М.: Наука, 1964.
  • Паули В. Общие принципы волновой механики, — М. — Л.: ГИТТЛ, 1947.
  • Дирак П. А. М. Принципы квантовой механики (2-е издание), — М.: Наука, 1979.
  • Фущич В. И., Никитин А. Г. Симметрия уравнений квантовой механики, — М.: Наука, 1990.
  • Блохинцев Д. И. Принципиальные вопросы квантовой механики. М.: Наука, 1966.
  • «Квантовая механика» — статья в Физической энциклопедии.

dic.academic.ru

КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА. ИНОЙ ВЗГЛЯД | Наука и жизнь

Квантово-механическое описание физических
явлений микромира считается единственно верным и наиболее полно отвечающим
реальности. Объекты макромира подчиняются законам другой, классической
механики. Граница между макро- и микромиром размыта, а это вызывает целый
ряд парадоксов и противоречий. Попытки их ликвидировать приводят к появлению
других взглядов на квантовую механику и физику микромира. Видимо, наилучшим
образом выразить их удалось американскому теоретику Дэвиду Джозефу Бому
(1917-1992).

1. Мысленный эксперимент по измерению компонент спина (собственного количества движения) электрона с помощью некоего устройства — «черного ящика».

2. Последовательное измерение двух компонент спина. Измеряется «горизонтальный» спин электрона (слева), потом «вертикальный» спин (справа), потом снова «горизонтальный» (внизу).

3А. Электроны с «правым» спином после прохождения через «вертикальный» ящик движутся в двух направлениях: вверх и вниз.

3Б. В том же эксперименте на пути одного из двух пучков поставим некую поглощающую поверхность. Далее в измерениях участвует лишь половина электронов, и на выходе половина их имеет «левый» спин, а половина — «правый».

4. Состояние любого объекта микромира описывает так называемая волновая функция.

5. Мысленный эксперимент Эрвина Шредингера.

6. Эксперимент, предложенный Д. Бомом и Я. Аароновым в 1959 году, должен был показать, что магнитное поле, недоступное для частицы, влияет на ее состояние.

Чтобы понять, какие трудности испытывает
современная квантовая механика, нужно вспомнить, чем она отличается от
классической, ньютоновской механики. Ньютон создал общую картину мира,
в которой механика выступала как универсальный закон движения материальных
точек или частиц — маленьких комочков материи. Из этих частиц можно было
построить любые объекты. Казалось, что механика Ньютона способна теоретически
объяснить все природные явления. Однако в конце прошлого века выяснилось,
что классическая механика неспособна объяснить законы теплового излучения
нагретых тел. Этот, казалось бы, частный вопрос привел к необходимости
пересмотреть физические теории и потребовал новых идей.

В 1900 году появилась работа немецкого
физика Макса Планка, в которой эти новые идеи и появились. Планк предположил,
что излучение происходит порциями, квантами. Такое представление противоречило
классическим воззрениям, но прекрасно объясняло результаты экспериментов
(в 1918 году эта работа была удостоена Нобелевской премии по физике). Спустя
пять лет Альберт Эйнштейн показал, что не только излучение, но и поглощение
энергии должно происходить дискретно, порциями, и сумел объяснить особенности
фотоэффекта (Нобелевская премия 1921 года). Световой квант — фотон, по
Эйнштейну, имея волновые свойства, одновременно во многом напоминает частицу
(корпускулу). В отличие от волны, например, он либо поглощается целиком,
либо не поглощается вовсе. Так возник принцип корпускулярно-волнового дуализма
электромагнитного излучения.

В 1924 году французский физик Луи де Бройль
выдвинул достаточно «безумную» идею, предположив, что все без исключения
частицы — электроны, протоны и целые атомы обладают волновыми свойствами.
Год спустя Эйнштейн отозвался об этой работе: «Хотя кажется, что ее писал
сумасшедший, написана она солидно», а в 1929 году де Бройль получил за
нее Нобелевскую премию…

На первый взгляд, повседневный опыт гипотезу
де Бройля отвергает: в окружающих нас предметах ничего «волнового» как
будто нет. Расчеты, однако, показывают, что длина дебройлевской волны электрона,
ускоренно го до энергии 100 электрон-вольт, равна 10-8
сантиметра. Эту волну нетрудно обнаружить экспериментально, пропустив поток
электронов сквозь кристалл. На кристаллической решетке произойдет дифракция
их волн и возникнет характерная полосатая картинка. А у пылинки массой
0,001 грамма при той же скорости длина волны де Бройля будет в 1024
раз меньше, и обнаружить ее никакими средствами нельзя.

Волны де Бройля непохожи на механические
волны — распространяющиеся в пространстве колебания материи. Они характеризуют
вероятность обнаружить частицу в данной точке пространства. Любая частица
оказывается как бы «размазанной» в пространстве, и существует отличная
от нуля вероятность обнаружить ее где угодно. Классическим примером вероятностного
описания объектов микромира служит опыт по дифракции электронов на двух
щелях. Прошедший через щель электрон регистрируется на фотопластинке или
на экране в виде пятнышка. Каждый электрон может пройти либо через правую
щель, либо через левую совершенно случайным образом. Когда пятнышек становится
очень много, на экране возникает дифракционная картина. Почернение экрана
оказывается пропорциональным вероятности появления электрона в данном месте.

Идеи де Бройля углубил и развил австрийский
физик Эрвин Шредингер. В 1926 году он вывел систему уравнений — волновых
функций, описывающих поведение квантовых объектов во времени в зависимости
от их энергии (Нобелевская премия 1933 года). Из уравнений следует, что
любое воздействие на частицу меняет ее состояние. А поскольку процесс измерения
параметров частицы неизбежно связан с воздействием, возникает вопрос: что
же регистрирует измерительный прибор, вносящий непредсказуемые возмущения
в состояние измеряемого объекта?

Таким образом, исследование элементарных
частиц позволило установить, по крайней мере, три чрезвычайно удивительных
факта, касающихся общей физической картины мира.

Во-первых, оказалось, что процессами, происходящими
в природе, управляет чистый случай. Во-вторых, далеко не всегда существует
принципиальная возможность указать точное положение материального объекта
в пространстве. И, в-третьих, что, пожалуй, наиболее странно, поведение
таких физических объектов, как «измерительный прибор», или «наблюдатель»,
не описывается фундаментальными законами, справедливыми для прочих физических
систем.

Впервые к таким выводам пришли сами основоположники
квантовой теории — Нильс Бор, Вернер Гейзенберг, Вольфганг Паули. Позднее
данная точка зрения, получившая название Копенгагенской интерпретации квантовой
механики, была принята в теоретической физике в качестве официальной, что
и нашло свое отражение во всех стандартных учебниках.

Вполне возможно, однако, что подобные заключения
были сделаны слишком поспешно. В 1952 году американский физик-теоретик
Дэвид Д. Бом создал глубоко проработанную квантовую теорию, отличную от
общепринятой, которая так же хорошо объясняет все известные ныне особенности
поведения субатомных частиц. Она представляет собой единый набор физических
законов, позволяющий избежать какой-либо случайности в описании поведения
физических объектов, а также неопределенности их положения в пространстве.
Несмотря на это, бомовская теория до самого последнего времени почти полностью
игнорировалась.

Чтобы лучше представить себе всю сложность
описания квантовых явлений, проведем несколько мысленных экспериментов
по измерению спина (собственного момента количества движения) электрона.
Мысленных потому, что создать измерительный прибор, позволяющий точно измерять
обе компоненты спина, пока что не удалось никому. Столь же безуспешными
оказываются попытки предсказать, какие
именно электроны поменяют свой спин в ходе описанного эксперимента, а какие
нет.

Эти эксперименты включают в себя измерение
двух компонент спина, которые условно будем называть «вертикальным» и «горизонтальным»
спинами. Каждая из компонент в свою очередь может принимать одно из значений,
которые мы также условно назовем «верхним» и «нижним», «правым» и «левым»
спинами соответственно. Измерение основано на пространственном разделении
частиц с разными спинами. Приборы, осуществляющие разделение, можно представить
себе как некие «черные ящики» двух типов — «горизонтальный» и «вертикальный»
(рис. 1). Известно, что разные компоненты спина свободной частицы совершенно
независимы (физики говорят — не коррелируют между собой). Однако в ходе
измерения одной компоненты значение другой может измениться, причем совершенно
неконтролируемым образом (2).

Пытаясь объяснить полученные результаты,
традиционная квантовая теория пришла к выводу, что необходимо полностью
отказаться от детерминистского, то есть полностью определяющего состояние

объекта, описания явлений микромира. Поведение электронов подчиняется принципу
неопределенности, согласно которому компоненты спина не могут быть точно
измерены одновременно.

Продолжим наши мысленные эксперименты.
Будем теперь не только расщеплять пучки электронов, но и заставим их отражаться
от неких поверхностей, пересекаться и снова соединяться в один пучок в
специальном «черном ящике» (3).

Результаты этих экспериментов противоречат
обычной логике. Действительно, рассмотрим поведение какого-либо электрона
в случае, когда поглощающая стенка отсутствует (3 А). Куда он будет двигаться?
Допустим, что вниз. Тогда, если первоначально электрон имел «правый» спин,
он так и останется правым до конца эксперимента. Однако, применив к этому
электрону результаты другого эксперимента (3 Б), мы увидим, что его «горизонтальный»
спин на выходе должен быть в половине случаев «правым», а в половине -
«левым». Явное противоречие. Мог ли электрон пойти вверх? Нет, по той же
самой причине. Быть может, он двигался не вниз, не вверх, а как-то по-другому?
Но, перекрыв верхний и нижний маршруты поглощающими стенками, мы на выходе
не получим вообще ничего. Остается предположить, что электрон может двигаться
сразу по двум направлениям. Тогда, имея возможность фиксировать его положение
в разные моменты времени, в половине случаев мы находили бы его на пути
вверх, а в половине — на пути вниз. Ситуация достаточно парадоксальная:
материальная частица не может ни раздваиваться, ни «прыгать» с одной траектории
на другую.

Что говорит в данном случае традиционная
квантовая теория? Она просто объявляет все рассмотренные ситуации невозможными,
а саму постановку вопроса об определенном направлении движения электрона
(и соответственно о направлении его спина) — некорректной. Проявление квантовой
природы электрона в том и заключается, что ответа на данный вопрос в принципе
не существует. Состояние электрона представляет собой суперпозицию, то
есть сумму двух состояний, каждое из которых имеет определенное значение
«вертикального» спина. Понятие о суперпозиции — один из основополагающих
принципов квантовой механики, с помощью которого вот уже более семидесяти
лет удается успешно объяснять и предсказывать поведение всех известных
квантовых систем.

Для математического описания состояний
квантовых объектов используется волновая функция, которая в случае одной
частицы просто определяет ее координаты. Квадрат волновой функции равен
вероятности обнаружить частицу в данной точке пространства. Таким образом,
если частица находится в некой области А, ее волновая функция равна нулю
всюду, за исключением этой области. Аналогично частица, локализованная
в области Б, имеет волновую функцию, отличную от нуля только в Б. Если
же состояние частицы оказывается суперпозицией пребывания ее в А и Б, то
волновая функция, описывающая такое состояние, отлична от нуля в обеих
областях пространства и равна нулю всюду вне их. Однако, если мы поставим
эксперимент по определению положения такой частицы, каждое измерение будет
давать нам только одно значение: в половине случаев мы обнаружим частицу
в области А, а в половине — в Б ( 4). Это означает, что при взаимодействии
частицы с окружением, когда фиксируется только одно из состояний частицы,
ее волновая функция как бы коллапсирует, «схлопывается» в точку.

Одно из основных утверждений квантовой
механики заключается в том, что физические объекты полностью описываются
их волновыми функциями. Таким образом, весь смысл законов физики сводится
к предсказанию изменений волновых функций во времени. Эти законы делятся
на две категории в зависимости от того, предоставлена ли система самой
себе или же она находится под непосредственным наблюдением и в ней производятся
измерения.

В первом случае мы имеем дело с линейными
дифференциальными «уравнениями движения», уравнениями детерминистскими,
которые полностью описывают состояние микрочастиц. Следовательно, зная
волновую функцию частицы в какой-то момент времени, можно точно предсказать
поведение частицы в любой последующий момент.
Однако при попытке предсказать результаты измерений каких-либо свойств
той же частицы нам придется иметь дело уже с совершенно другими законами
— чисто вероятностными.

Возникает естественный вопрос: как отличить
условия применимости той или другой группы законов? Создатели квантовой
механики указывают на необходимость четкого разделения всех физических
процессов на «измерения» и «собственно физические процессы», то есть на
«наблюдателей» и «наблюдаемых», или, по философской терминологии, на субъект
и объект. Однако отличие между этими категориями носит не принципиальный,
а чисто относительный характер. Тем самым, по мнению многих физиков и философов,
квантовая теория в такой интерпретации становится неоднозначной, теряет
свою объективность и фундаментальность. «Проблема измерения» стала основным
камнем преткновения в квантовой механике. Ситуация несколько напоминает
знаменитую апорию Зенона «Куча». Одно зерно — явно не куча, а тысяча (или,
если угодно, миллион) — куча. Два зерна — тоже не куча, а 999
(или 999999) — куча. Эта цепочка рассуждений приводит к некоему количеству
зерен, при котором понятия «куча — не куча» станут неопределенными. Они
будут зависеть от субъективной оценки наблюдателя, то есть от способа измерений,
хотя бы и на глаз.

Все окружающие нас макроскопические тела
предполагаются точечными (или протяженными) объектами с фиксированными
координатами, которые подчиняются законам классической механики. Но это
означает, что классическое описание можно продолжить вплоть до самых малых
частиц. С другой стороны, идя со стороны микромира, следует включать в
волновое описание объекты все большего размера вплоть до Вселенной в целом.
Граница между макро- и микромиром не определена, и попытки ее обозначить
приводят к парадоксу. Наиболее четко указывает на него так называемая «задача
о кошке Шредингера» — мысленный эксперимент, предложенный Эрвином Шредингером
в 1935 году (5).

В закрытом ящике сидит кошка. Там же находятся
флакон с ядом, источник излучения и счетчик заряженных частиц, подсоединенный
к устройству, разбивающему флакон в момент регистрации частицы. Если яд
разольется, кошка погибнет. Зарегистрировал счетчик частицу или нет, мы
не можем знать в принципе: законы квантовой механики подчиняются законам
вероятности. И с этой точки зрения, пока
счетчик не произвел измерения, он находится в суперпозиции двух состояний
— «регистрация — нерегистрация». Но тогда в этот момент и кошка оказывается
в суперпозиции состояний жизни и смерти.

В действительности, конечно, реального
парадокса здесь быть не может. Регистрация частицы — процесс необратимый.
Он сопровождается коллапсом волновой функции, вслед за чем срабатывает
механизм, разбивающий флакон. Однако ортодоксальная квантовая механика
не рассматривает необратимых явлений. Парадокс, возникающий в
полном согласии с ее законами, наглядно показывает, что между квантовым
микромиром и классическим макромиром имеется некая промежуточная область,
в которой квантовая механика не работает.

Итак, несмотря на несомненные успехи квантовой
механики в объяснении экспериментальных фактов, в настоящий момент она
едва ли может претендовать на полноту и универсальность описания физических
явлений. Одной из наиболее смелых альтернатив квантовой механики и стала
теория, предложенная Дэвидом Бомом.

Задавшись целью построить теорию, свободную
от принципа неопределенности, Бом предложил считать микрочастицу материальной
точкой, способной занимать точное положение в пространстве. Ее волновая
функция получает статус не характеристики вероятности, а вполне реального
физического объекта, некоего квантовомеханического поля, оказывающего мгновенное
силовое воздействие. В свете этой интерпретации, например, «парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена»
(см. «Наука и жизнь» № 5, 1998 г.) перестает быть парадоксом. Все законы,
управляющие физическими процессами, становятся строго детерминистскими
и имеют вид линейных дифференциальных уравнений. Одна группа уравнений
описывает изменение волновых функций во времени, другая — их воздействие
на соответствующие частицы. Законы
применимы ко всем физическим объектам без исключения — и к «наблюдателям»,
и к «наблюдаемым».

Таким образом, если в какой-то момент известны
положение всех частиц во Вселенной и полная волновая функция каждой, то
в принципе можно точно рассчитать положение частиц и их волновые функции
в любой последующий момент времени. Следовательно, ни о какой случайности
в физических процессах не может быть и речи. Другое дело, что мы никогда
не сможем обладать всей информацией, необходимой для точных вычислений,
да и сами расчеты оказываются непреодолимо сложными. Принципиальное незнание
многих параметров системы приводит к тому, что на практике мы всегда оперируем
некими усредненными величинами. Именно это «незнание», по мнению Бома,
заставляет нас прибегать к вероятностным законам при описании явлений в
микромире (подобная ситуация возникает и в классической статистической
механике, например в термодинамике, которая имеет дело с огромным количеством
молекул). Теория Бома предусматривает определенные
правила усреднения неизвестных параметров и вычисления вероятностей.

Вернемся к экспериментам с электронами,
изображенным на рис. 3 А и Б. Теория Бома дает им следующее объяснение.
Направление движения электрона на выходе из «вертикального ящика» полностью
определяется исходными условиями — начальным положением электрона и его
волновой функцией. В то время как электрон движется либо вверх, либо вниз,
его волновая функция, как это следует из дифференциальных уравнений движения,
расщепится и станет распространяться сразу в двух направлениях. Таким образом,
одна часть волновой функции окажется «пустой», то есть будет распространяться
отдельно от электрона. Отразившись от стенок, обе части волновой функции
воссоединятся в «черном ящике», и при этом электрон получит информацию
о том участке пути, где его не было. Содержание этой информации, например
о препятствии на пути «пустой» волновой функции, может оказать существенное
воздействие на свойства электрона. Это и снимает логическое противоречие
между результатами экспериментов, изображенных на рисунке. Необходимо отметить
одно любопытное свойство «пустых» волновых функций: будучи реальными, они
тем не менее никак не влияют на посторонние объекты и не могут быть зарегистрированы
измерительными приборами. А на «свой» электрон «пустая» волновая функция
оказывает силовое воздействие независимо от расстояния, причем воздействие
это передается мгновенно.

Попытки «исправить» квантовую механику
или объяснить возникающие в ней противоречия предпринимали многие исследователи.
Построить детерминистскую теорию микромира, например, пытался де Бройль,
который был согласен с Эйнштейном, что «Бог не играет в кости». А видный
отечественный теоретик Д. И. Блохинцев считал, что особенности квантовой
механики проистекают из-за невозможности изолировать частицу от окружающего
мира. При любой температуре выше абсолютного нуля тела излучают и поглощают
электромаг нитные волны. С позиций квантовой механики это означает, что
их положение непрерывно «измеряется», вызывая коллапс волновых функций.
«С этой точки зрения никаких изолированных, предоставленных самим себе
«свободных» частиц не существует, — писал Блохинцев. — Возможно, что в
этой связи частиц и cреды и скрывается природа той невозможности изолировать
частицу, которая проявляется в аппарате
квантовой механики».

И все-таки — почему же интепретация квантовой
механики, предложенная Бомом, до сих пор не получила должного признания
в научном мире? И как объяснить почти повсеместное господство традиционной
теории, несмотря на все ее парадоксы и «темные места»?

Долгое время новую теорию не хотели рассматривать
всерьез на основании того, что в предсказании исхода конкретных экспериментов
она полностью совпадает с квантовой механикой, не приводя к существен но
новым результатам. Вернер Гейзенберг, например, считал, что «для любого
опыта его (Бома) результаты совпадают с копенгагенской интерпретацией.
Отсюда первое следствие: интерпретацию Бома нельзя опровергнуть экспериментом…»
Некоторые считают теорию ошибочной, так как в ней преимущественная роль
отводится положению частицы в пространстве. По их мнению, это противоречит
физической реальности, ибо явления в квантовом мире принципиально не могут
быть описаны детерминистскими законами. Существует немало и других, не
менее спорных аргументов против теории Бома, которые сами требуют серьезных
доказательств. Во всяком случае, ее пока что действительно никому не удалось
полностью опровергнуть. Более того — работу над ее совершенствованием продолжают
многие, в том числе отечественные, исследователи.

www.nkj.ru

КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА — это… Что такое КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА?

где h — постоянная Планка, уже известная из квантовой теории излучения и фигурировавшая в теории Бора, а . Постоянная Планка h представляет собой обычное число, но очень малое, приблизительно 6,6Ч10-34 Дж*с. Таким образом, если p и q — величины обычного масштаба, то разность произведений pq и qp будет крайне мала по сравнению с самими этими произведениями, так что p и q можно считать обычными числами. Построенная для описания явлений микромира, теория Гейзенберга почти полностью согласуется с механикой Ньютона, когда ее применяют к макроскопическим объектам. Уже в самых ранних работах Гейзенберга было показано, что при всей неясности физического содержания новой теории она предсказывает существование дискретных энергетических состояний, характерных для квантовых явлений (например, для испускания света атомом). В более поздней работе, выполненной совместно с М. Борном и П. Йорданом в Геттингене, Гейзенберг развил формальный математический аппарат теории. Практические вычисления остались, однако, крайне сложными. После нескольких недель напряженной работы В.Паули вывел формулу для энергетических уровней атома водорода, совпадающую с формулой Бора. Но прежде чем удалось упростить вычисления, появились новые и совершенно неожиданные идеи.

.

К 1920 физики были уже довольно хорошо знакомы с двойственной природой света: результаты одних экспериментов со светом можно было объяснить, предполагая, что свет представляет собой волны, а в других он вел себя подобно потоку частиц. Поскольку казалось очевидным, что ничто не может быть в одно и тоже время и волной, и частицей, ситуация оставалась непонятной, вызывая горячие споры в среде специалистов. В 1923 французский физик Л.де Бройль в опубликованных им заметках высказал предположение, что столь парадоксальное поведение, может быть, не является спецификой света, но и вещество тоже может в одних случаях вести себя подобно частицам, а в других подобно волнам. Исходя из теории относительности, де Бройль показал, что если импульс частицы равен p, то «ассоциированная» с этой частицей волна должна иметь длину волны l = h/p. Это соотношение аналогично впервые полученному Планком и Эйнштейном соотношению E = hn между энергией светового кванта Е и частотой n соответствующей волны. Де Бройль показал также, что эту гипотезу можно легко проверить в экспериментах, аналогичных опыту, демонстрирующему волновую природу света, и настойчиво призывал к проведению таких опытов. Заметки де Бройля привлекли внимание Эйнштейна, и к 1927 К.Дэвиссон и Л.Джермер в Соединенных Штатах, а также Дж. Томсон в Англии подтвердили для электронов не только основную идею де Бройля, но и его формулу для длины волны. В 1926 работавший тогда в Цюрихе австрийский физик Э. Шредингер, прослышав о работе де Бройля и предварительных результатах экспериментов, подтверждавших ее, опубликовал четыре статьи, в которых представил новую теорию, явившуюся прочным математическим обоснованием этих идей. Такая ситуация имеет свой аналог в истории оптики. Одной уверенности в том, что свет есть волна определенной длины, недостаточно для детального описания поведения света. Необходимо еще написать и решить выведенные Дж.Максвеллом дифференциальные уравнения, подробно описывающие процессы взаимодействия света с веществом и распространение света в пространстве в виде электромагнитного поля. Шредингер написал дифференциальное уравнение для материальных волн де Бройля, аналогичное уравнениям Максвелла для света. Уравнение Шредингера для одной частицы имеет вид

где m — масса частицы, Е — ее полная энергия, V(x) — потенциальная энергия, а y — величина, описывающая электронную волну. В ряде работ Шредингер показал, как можно использовать его уравнение для вычисления энергетических уровней атома водорода. Он установил также, что существуют простые и эффективные способы приближенного решения задач, не поддающихся точному решению, и что его теория волн материи в математическом отношении полностью эквивалентна алгебраической теории наблюдаемых величин Гейзенберга и во всех случаях приводит к тем же результатам. П.Дирак из Кембриджского университета показал, что теории Гейзенберга и Шредингера представляют собой лишь две из множества возможных форм теории. Теория преобразований Дирака, в которой важнейшую роль играет соотношение (1), обеспечила ясную общую формулировку квантовой механики, охватывающую все остальные ее формулировки в качестве частных случаев. Вскоре Дирак добился неожиданно крупного успеха, продемонстрировав, каким образом квантовая механика обобщается на область очень больших скоростей, т.е. приобретает вид, удовлетворяющий требованиям теории относительности. Постепенно стало ясно, что существует несколько релятивистских волновых уравнений, каждое из которых в случае малых скоростей можно аппрокcимировать уравнением Шредингера, и что эти уравнения описывают частицы совершенно разных типов. Например, частицы могут иметь разный «спин»; это предусматривается теорией Дирака. Кроме того, согласно релятивистской теории, каждой из частиц должна соответствовать античастица с противоположным знаком электрического заряда. В то время, когда вышла работа Дирака, были известны только три элементарные частицы: фотон, электрон и протон. В 1932 была открыта античастица электрона — позитрон. На протяжении нескольких последующих десятилетий было обнаружено много других античастиц, большинство из которых, как оказалось, удовлетворяли уравнению Дирака или его обобщениям. Созданная в 1925-1928 усилиями выдающихся физиков квантовая механика не претерпела с тех пор в своих основах каких-либо существенных изменений.
См. также АНТИВЕЩЕСТВО.
Приложения. Во всех разделах физики, биологии, химии и техники, в которых существенны свойства вещества в малых масштабах, теперь систематически обращаются к квантовой механике. Приведем несколько примеров. Всесторонне исследована структура электронных орбит, наиболее удаленных от ядра атомов. Методы квантовой механики были применены к проблемам строения молекул, что привело к революции в химии. Структура молекул обусловлена химическими связями атомов, и сегодня сложные задачи, возникающие при последовательном применении квантовой механики в этой области, решаются с помощью компьютеров. Большое внимание привлекли к себе теория кристаллической структуры твердых тел и особенно теория электрических свойств кристаллов. Практические результаты впечатляют: примерами их могут служить изобретение лазеров и транзисторов, а также значительные успехи в объяснении явления сверхпроводимости.
См. также
ФИЗИКА ТВЕРДОГО ТЕЛА;
ЛАЗЕР;
ТРАНЗИСТОР;
СВЕРХПРОВОДИМОСТЬ. Многие проблемы еще не решены. Это касается структуры атомного ядра и физики элементарных частиц. Время от времени обсуждается вопрос о том, не лежат ли проблемы физики элементарных частиц за пределами квантовой механики, подобно тому как структура атомов оказалась вне области применимости динамики Ньютона. Однако до сих пор нет никаких указаний на то, что принципы квантовой механики или ее обобщения в области динамики полей где-то оказались неприменимыми. Более полувека квантовая механика остается научным инструментом с уникальной «объясняющей способностью» и не требует существенных изменений своей математической структуры. Поэтому может показаться удивительным, что до сих пор ведутся острые дебаты (см. ниже) по поводу физического смысла квантовой механики и ее истолкования.
См. также
АТОМА СТРОЕНИЕ;
АТОМНОГО ЯДРА СТРОЕНИЕ;
МОЛЕКУЛ СТРОЕНИЕ;
ЧАСТИЦЫ ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ.
Вопрос о физическом смысле. Корпускулярно-волновой дуализм, столь очевидный в эксперименте, создает одну из самых трудных проблем физической интерпретации математического формализма квантовой механики. Рассмотрим, например, волновую функцию, которая описывает частицу, свободно движущуюся в пространстве. Традиционное представление о частице, помимо прочего, предполагает, что она движется по определенной траектории с определенным импульсом p. Волновой функции приписывается длина волны де Бройля l = h/p, но это характеристика такой волны, которая бесконечна в пространстве, а потому не несет информации о местонахождении частицы. Волновую функцию, локализующую частицу в определенной области пространства протяженностью Dx, можно построить в виде суперпозиции (пакета) волн с соответствующим набором импульсов, и если искомый диапазон импульсов равен Dp, то довольно просто показать, что для величин Dx и Dp должно выполняться соотношение DxDp і h/4p. Этим соотношением, впервые полученным в 1927 Гейзенбергом, выражается известный принцип неопределенности: чем точнее задана одна из двух переменных x и p, тем меньше точность, с которой теория позволяет определить другую.

ИМПУЛЬС И ПОЛОЖЕНИЕ частицы не могут быть известны одновременно. Если импульс точно известен, то частица может находиться где угодно на волне, уходящей в бесконечность. Если же импульс точно не известен, то частица может быть локализована с точностью, соответствующей интервалу длины Dx.
Соотношение Гейзенберга могло бы рассматриваться просто как недостаток теории, но, как показали Гейзенберг и Бор, оно соответствует глубокому и ранее не замечавшемуся закону природы: даже в принципе ни один эксперимент не позволит определить величины x и p реальной частицы точнее, чем это допускает соотношение Гейзенберга. Гейзенберг и Бор разошлись в интерпретации этого вывода. Гейзенберг рассматривал его как напоминание о том, что все наши знания по своему происхождению — экспериментальные и что эксперимент неизбежно вносит в исследуемую систему возмущение, а Бор рассматривал его как ограничение точности, с которой само представление о волне и частице применимо к миру атома. Гораздо более широким оказывается спектр мнений о природе самой статиcтичеcкой неопределенности. В этих неопределенностях нет ничего нового; они присущи почти каждому измерению, но обычно считают, что они обусловлены недостатками используемых приборов или методов: точное значение существует, однако найти его практически очень трудно, и потому мы рассматриваем полученные результаты как вероятные значения с присущей им статистической неопределенностью. Одна из школ физико-философской мысли, возглавлявшаяся в свое время Эйнштейном, считает, что то же самое имеет место и для микромира, и что квантовая механика с ее статистическими результатами дает лишь средние значения, которые были бы получены при многократном повторении рассматриваемого эксперимента с небольшими различиями из-за несовершенства нашего контроля. При таком воззрении точная теория каждого отдельного случая в принципе существует, просто она еще не найдена. Другая школа, исторически связанная с именем Бора, стоит на том, что индетерминизм присущ самой природе вещей и что квантовая механика — теория, наилучшим образом описывающая каждый отдельный случай, а в неопределенности физической величины находит отражение та точность, с которой эта величина может определяться и использоваться. Мнение большинства физиков склонялось в пользу Бора. В 1964 Дж. Белл, работавший тогда в ЦЕРНе (Женева), показал, что в принципе эту проблему можно решить экспериментально. Результат Белла явился, пожалуй, важнейшим с 1920-х годов сдвигом в поисках физического смысла квантовой механики. Теорема Белла, как сейчас называют этот результат, утверждает, что некоторые предсказания, сделанные на основе квантовой механики, невозможно воспроизвести путем вычислений на основе какой-либо точной, детерминированной теории с последующим усреднением результатов. Поскольку два таких метода вычислений должны давать разные результаты, появляется возможность экспериментальной проверки. Измерения, выполненные в 1970-х годах, убедительно подтвердили адекватность квантовой механики. И все же было бы преждевременно утверждать, что эксперимент подвел окончательную черту под дебатами Бора и Эйнштейна, поскольку такого рода проблемы нередко возникают как бы заново, в другом языковом обличье каждый раз, когда, казалось бы, все ответы уже найдены. Как бы то ни было, остаются и другие головоломки, напоминающие нам, что физические теории — это не только уравнения, но и словесные объяснения, связывающие кристальную сферу математики с туманными областями языка и чувственного опыта, и что это зачастую и есть самое трудное.
ЛИТЕРАТУРА
Вихман Э. Квантовая физика. М., 1977 Джеммер М. Эволюция понятий квантовой механики. М., 1985 Мигдал А.Б. Квантовая физика для больших и маленьких. М., 1989 Волкова Е.Л. и др. Квантовая механика на персональном компьютере. М., 1995

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество.
2000.

dic.academic.ru

Что такое квантовая механика?

Используя простые теоретические модели, вы можете создавать системы, которые работают строго в соответствии с правилами классической физики и все же точно воспроизводят предсказания квантовой механики для отдельных частиц – даже самых парадоксальных! Итак, каков реальный признак кванта?

Мир квантов полон парадоксов, немыслимых для человеческого понимания и необъяснимых для классической физики. Этот тезис можно услышать почти всегда, когда речь идет о квантовой механике. Вот некоторые примеры общих явлений, которые обычно считаются квантовыми: один электрон генерирует интерференционные полосы за двумя отверстиями, как бы проходя между ними одновременно; частицы, которые одновременно находятся во многих разных состояниях, принимают определённое состояние только во время наблюдения; измерения без воздействия; стирание прошлого с помощью квантового ластика или, наконец, нелокальности, создавая впечатление, что запутанные частицы мгновенно взаимодействуют друг с другом на любом большом расстоянии. Но все ли эти явления обязательно должны быть чисто квантовыми?

В только что опубликованной статье, доктор Павел Блазяк из Института ядерной физики Польской академии наук (IFJ PAN) в Кракове показал, как построить оптические интерферометрические системы, которые точно воспроизводят наиболее странное квантовомеханическое предсказание по отношению к отдельным частицам из «кирпичиков» классической физики. Представленная модель помогает лучше понять, почему нужна квантовая механика и что действительно ново для окружающей нас реальности. Если квантовый эффект имеет простое классическое объяснение, его нельзя рассматривать как особый секрет. Публикация четко указывает границу, за которой необходима квантовая теория: реальная квантовая «магия» начинается только для многих частиц.

“Противоречия вокруг квантовой механики действительно много. Они настолько сильны, что даже сегодня, когда теории почти сто лет, большинство физиков предпочитают использовать ее просто, избегая неудобных вопросов об интерпретации”, – говорит д-р Павел Блазяк, и добавляет: “наши проблемы связаны с тем, что … мы были слишком решительным. Раньше мы сначала наблюдали определенные явления и переводили их, мы построили математический аппарат, основанный на хорошо установленных физических теориях. В случае квантовой механики произошло обратное: из всего лишь нескольких экспериментальных мыслей мы догадались о абстрактном математическом формализме, описывающем результаты измерений в лаборатории, но мы не имеем наименьшего представления о физической реальности”.

Ричард Фейнман, превосходный американский физик, был глубоко убежден, что феномен, который невозможно объяснить классической физикой, – это квантовая интерференция, ответственная, среди прочего, за полосы, видимые за двумя щелями, через которые проходит один квантовый объект. У Эрвина Шредингера, одного из основателей квантовой механики, был еще один фаворит: квантовая запутанность, которая могла дистанцировать атрибуты двух и более квантовых частиц на расстоянии. Большая группа физиков все еще задается вопросом, насколько эти неинтуитивные явления квантовой механики являются результатом наших когнитивных ограничений или способов, которыми мы изучаем мир. Это не природа, но наша нехватка полного знания системы приведет к тому, что наблюдаемые в ней явления возьмут на себя черты необъяснимой экзотики. Этот тип подхода представляет собой попытку взглянуть на квантовую механику как на теорию с четко определенной онтологией, что приводит к ответу на вопрос, что действительно отличает квантовую теорию от классических теорий.

В статье в журнале Physical Review A были продемонстрированы принципы построения моделей любых сложных оптических систем, построенных из рабочих элементов по принципам классической физики, дополнительно учитывая наличие некоторых локальных скрытых переменных, к которым экспериментатор имеет только косвенный доступ. Д-р Блазяк показал, что для отдельных частиц представленная модель точно воспроизводит все явления, которые обычно рассматриваются как очевидный знак кванта, включая коллапс волновой функции, квантовой интерференции или контекстуальности. Более того, классические аналоги этих явлений оказываются довольно простыми. Однако эта модель не может воспроизвести характерные черты квантового запутывания, наличие которого требует по крайней мере двух квантовых частиц. Это, по-видимому, указывает на то, что запутывание и связанная нелокальность могут быть более фундаментальным свойством квантового мира, чем квантовая интерференция.

“Такой подход позволяет избежать фатальной практики уклончивых ответов и размахивать руками в дискуссиях об основах и интерпретации квантовой механики. У нас есть инструменты для формулирования таких вопросов и их четкого решения. Разработанная модель направлена ​​на то, чтобы показать, что онтологические модели с ограниченным доступом к информации имеют по крайней мере потенциал для объяснения большинства экзотических квантовых явлений в широко понимаемой классической физике. Реальный квантовый секрет был бы только квантовой запутанностью”, – объясняет д-р Блазяк.

Таким образом, квантовая запутанность попадает в самую суть квантовой механики, указывая на это «что-то», что заставляет отойти от классически понимаемой реальности и смещает границу тайны в сторону многопартийных явлений. Оказывается, квантовые эффекты для отдельных частиц могут быть успешно воспроизведены в классических (то есть локальных) онтологических моделях с ограниченным доступом к информации. Поэтому, если бы мы опустили многопартийные явления, мы могли бы фактически обойтись без квантовой механики и ее «призрачной» нелокальности. Описанная локальная модель, воспроизводящая квантовые явления для одной частицы, очень четко определяет границу, за которой заявления о нелокальности теряют свою силу.

Итак, Фейнман или Шредингер? Однако, похоже, Шредингер попал в самое сердце квантовой механики. Но тихим победителем может быть … Альберт Эйнштейн, который никогда не был доволен общепринятой интерпретацией квантовой механики.

«Вот почему исследования в области квантовой механики настолько увлекательны. Они варьируются от постоянно повторяющегося вопроса о природе нашей реальности к сущности реального кванта, которому обязано превосходство квантовых технологий над их классическими коллегами», – завершает доктор Бласяк с улыбкой.

enciklopediya-tehniki.ru

Квантовая механика • Джеймс Трефил, энциклопедия «Двести законов мироздания»

На субатомном уровне частицы описываются волновыми функциями.

Слово «квант» происходит от латинского quantum («сколько, как много») и английского quantum («количество, порция, квант»). «Механикой» издавна принято называть науку о движении материи. Соответственно, термин «квантовая механика» означает науку о движении материи порциями (или, выражаясь современным научным языком науку о движении квантующейся материи). Термин «квант» ввел в обиход немецкий физик Макс Планк (см. Постоянная Планка) для описания взаимодействия света с атомами.

Квантовая механика часто противоречит нашим понятиям о здравом смысле. А всё потому, что здравый смысл подсказывает нам вещи, которые берутся из повседневного опыта, а в своем повседневном опыте нам приходится иметь дело только с крупными объектами и явлениями макромира, а на атомарном и субатомном уровне материальные частицы ведут себя совсем иначе. Принцип неопределенности Гейзенберга как раз и очерчивает смысл этих различий. В макромире мы можем достоверно и однозначно определить местонахождение (пространственные координаты) любого объекта (например, этой книги). Не важно, используем ли мы линейку, радар, сонар, фотометрию или любой другой метод измерения, результаты замеров будут объективными и не зависящими от положения книги (конечно, при условии вашей аккуратности в процессе замера). То есть некоторая неопределенность и неточность возможны — но лишь в силу ограниченных возможностей измерительных приборов и погрешностей наблюдения. Чтобы получить более точные и достоверные результаты, нам достаточно взять более точный измерительный прибор и постараться воспользоваться им без ошибок.

Теперь если вместо координат книги нам нужно измерить координаты микрочастицы, например электрона, то мы уже не можем пренебречь взаимодействиями между измерительным прибором и объектом измерения. Сила воздействия линейки или другого измерительного прибора на книгу пренебрежимо мала и не сказывается на результатах измерений, но чтобы измерить пространственные координаты электрона, нам нужно запустить в его направлении фотон, другой электрон или другую элементарную частицу сопоставимых с измеряемым электроном энергий и замерить ее отклонение. Но при этом сам электрон, являющийся объектом измерения, в результате взаимодействия с этой частицей изменит свое положение в пространстве. Таким образом, сам акт замера приводит к изменению положения измеряемого объекта, и неточность измерения обусловливается самим фактом проведения измерения, а не степенью точности используемого измерительного прибора. Вот с какой ситуацией мы вынуждены мириться в микромире. Измерение невозможно без взаимодействия, а взаимодействие — без воздействия на измеряемый объект и, как следствие, искажения результатов измерения.

О результатах этого взаимодействия можно утверждать лишь одно:

неопределенность пространственных координат × неопределенность скорости частицы > h/m,

или, говоря математическим языком:

Δx × Δv > h/m

где Δx и Δv — неопределенность пространственного положения и скорости частицы соответственно, h — постоянная Планка, а m — масса частицы.

Соответственно, неопределенность возникает при определении пространственных координат не только электрона, но и любой субатомной частицы, да и не только координат, но и других свойств частиц — таких как скорость. Аналогичным образом определяется и погрешность измерения любой такой пары взаимно увязанных характеристик частиц (пример другой пары — энергия, излучаемая электроном, и отрезок времени, за который она испускается). То есть если нам, например, удалось с высокой точностью измерили пространственное положение электрона, значит мы в этот же момент времени имеем лишь самое смутное представление о его скорости, и наоборот. Естественно, при реальных измерениях до этих двух крайностей не доходит, и ситуация всегда находится где-то посередине. То есть если нам удалось, например, измерить положение электрона с точностью до 10–6 м, значит мы одновременно можем измерить его скорость, в лучшем случае, с точностью до 650 м/с.

Из-за принципа неопределенности описание объектов квантового микромира носит иной характер, нежели привычное описание объектов ньютоновского макромира. Вместо пространственных координат и скорости, которыми мы привыкли описывать механическое движение, например шара по бильярдному столу, в квантовой механике объекты описываются так называемой волновой функцией. Гребень «волны» соответствует максимальной вероятности нахождения частицы в пространстве в момент измерения. Движение такой волны описывается уравнением Шрёдингера, которое и говорит нам о том, как изменяется со временем состояние квантовой системы.

Картина квантовых событий в микромире, рисуемая уравнением Шрёдингера, такова, что частицы уподобляются отдельным приливным волнам, распространяющимся по поверхности океана-пространства. Со временем гребень волны (соответствующий пику вероятности нахождения частицы, например электрона, в пространстве) перемещается в пространстве в соответствии с волновой функцией, являющейся решением этого дифференциального уравнения. Соответственно, то, что нам традиционно представляется частицей, на квантовом уровне проявляет ряд характеристик, свойственных волнам.

Согласование волновых и корпускулярных свойств объектов микромира (см. Соотношение де Бройля) стало возможным после того, как физики условились считать объекты квантового мира не частицами и не волнами, а чем-то промежуточным и обладающим как волновыми, так и корпускулярными свойствами; в ньютоновской механике аналогов таким объектам нет. Хотя и при таком решении парадоксов в квантовой механике всё равно хватает (см. Теорема Белла), лучшей модели для описания процессов, происходящих в микромире, никто до сих пор не предложил.

См. также:

elementy.ru

Квантовая механика — это… Что такое Квантовая механика?

Туннельный эффект — квантовая механика показывает, что электроны могут преодолеть потенциальный барьер, что подтверждается результатами экспериментов.
Классическая механика наоборот предсказывает, что это невозможно.

Ква́нтовая меха́ника — раздел теоретической физики, описывающий физические явления, в которых действие сравнимо по величине с постоянной Планка. Предсказания квантовой механики могут существенно отличаться от предсказаний классической механики. Поскольку постоянная Планка является чрезвычайно малой величиной по сравнению с действием повседневных объектов, квантовые эффекты в основном проявляются только в микроскопических масштабах. Если физическое действие системы намного больше постоянной Планка, квантовая механика органически переходит в классическую механику. В свою очередь, квантовая механика является нерелятивистским приближением (то есть приближением малых энергий по сравнению с энергией покоя массивных частиц системы) квантовой теории поля.

Классическая механика, хорошо описывающая системы макроскопических масштабов, не способна описать явления на уровне молекул, атомов, электронов и фотонов. Квантовая механика адекватно описывает основные свойства и поведение атомов, ионов, молекул, конденсированных сред, и других систем с электронно-ядерным строением. Квантовая механика также способна описывать поведение электронов, фотонов, а также других элементарных частиц, однако более точное релятивистски инвариантное описание превращений элементарных частиц строится в рамках квантовой теории поля. Эксперименты подтверждают результаты, полученные с помощью квантовой механики.

Основными понятиями квантовой кинематики являются понятия наблюдаемой и состояния.

Основные уравнения квантовой динамики — уравнение Шрёдингера, уравнение фон Неймана, уравнение Линдблада, уравнение Гейзенберга и уравнение Паули.

Уравнения квантовой механики тесно связаны со многими разделами математики, среди которых: теория операторов, теория вероятностей, функциональный анализ, операторные алгебры, теория групп.

История

На заседании Немецкого физического общества, Макс Планк зачитал свою историческую статью «К теории распределения энергии излучения в нормальном спектре», в которой он ввёл универсальную постоянную h. Именно дату этого события, 14 декабря 1900 года, часто считают днем рождения квантовой теории.

Квантовая гипотеза Планка состояла в том, что для элементарных частиц, любая энергия поглощается или испускается только дискретными порциями (квантами). Эти порции состоят из целого числа квантов с энергией таких, что эта энергия пропорциональна частоте ν с коэффициентом пропорциональности, определённым по формуле:

где h — постоянная Планка, и .

В 1905 году, для объяснения явлений фотоэффекта, Альберт Эйнштейн, использовав квантовую гипотезу Планка, предположил, что свет состоит из квантов. Впоследствии, «кванты» получили название фотонов.

Для объяснения структуры атома, Нильс Бор предложил в 1913 году существование стационарных состояний электрона, в которых энергия может принимать лишь дискретные значения. Этот подход, развитый Арнольдом Зоммерфельдом и другими физиками, часто называют старой квантовой теорией (1900—1924 г.). Отличительной чертой старой квантовой теории является сочетание классической теории с противоречащими ей дополнительными предположениями.

В 1923 году Луи де Бройль выдвинул идею двойственной природы вещества, опиравшуюся на предположение о том, что материальные частицы обладают и волновыми свойствами, неразрывно связанными с массой и энергией. Движение частицы Л. де Бройль сопоставил с распространением волны, что в 1927 году получило экспериментальное подтверждение при исследовании дифракции электронов в кристаллах.

Высказанные в 1924 году идеи корпускулярно-волнового дуализма были в 1926 году подхвачены Э. Шрёдингером, развернувшим на их основе свою волновую механику.

В 1925—1926 годах были заложены основы последовательной квантовой теории в виде квантовой механики, содержащей новые фундаментальные законы кинематики и динамики. Первая формулировка квантовой механики содержится в статье Вернера Гейзенберга, датированной 29 июля 1925 года. Эту дату можно считать днем рождения нерелятивистской квантовой механики.

Развитие и формирование основ квантовой механики продолжается до сих пор. Оно связано, например, с исследованиями открытых и диссипативных квантовых систем, квантовой информатикой, квантовым хаосом и пр. Помимо квантовой механики, важнейшей частью квантовой теории является квантовая теория поля.

В 1927 году К. Дэвиссон и Л. Джермер в исследовательском центре Bell Labs демонстрируют дифракцию медленных электронов на никелевых кристаллах (независимо от Дж. Томсона). При оценке угловой зависимости интенсивности отраженного электронного луча, было показано её соответствие предсказанной на основании условия Вульфа — Брэгга для волн с длиной Де Бройля (см. Волны де Бройля). До принятия гипотезы де Бройля, дифракция расценивалась как исключительно волновое явление, а любой дифракционный эффект — как волновой. Когда длина волны де Бройля была сопоставлена с условием Вульфа — Брэгга, была предсказана возможность наблюдения подобной дифракционной картины для частиц. Таким образом экспериментально была подтверждена гипотеза де Бройля для электрона.

Подтверждение гипотезы де Бройля стало поворотным моментом в развитии квантовой механики. Подобно тому, как эффект Комптона показывает корпускулярную природу света, эксперимент Дэвиссона — Джермера подтвердил неразрывное «сосуществование» с частицей её волны, иными словами — присущность корпускулярной материи также и волновой природы. Это послужило оформлению идей корпускулярно-волнового дуализма. Подтверждение этой идеи для физики стало важным этапом, поскольку дало возможность не только характеризовать любую частицу, присваивая ей определённую индивидуальную длину волны, но также при описании явлений, полноправно использовать её в виде определённой величины в волновых уравнениях.

Математические основания квантовой механики

Существует несколько различных эквивалентных математических описаний квантовой механики:

Шрёдингеровское описание

Математический аппарат нерелятивистской квантовой механики строится на следующих положениях[1]:

где через обозначается скалярное произведение векторов и .

где  — гамильтониан.

Основные следствия этих положений:

  • При измерении любой квантовой наблюдаемой, возможно получение только ряда фиксированных её значений, равных собственным значениям её оператора — наблюдаемой.
  • Наблюдаемые одновременно измеримы (не влияют на результаты измерений друг друга) тогда и только тогда, когда соответствующие им самосопряжённые операторы перестановочны.

Эти положения позволяют создать математический аппарат, пригодный для описания широкого спектра задач в квантовой механике гамильтоновых систем, находящихся в чистых состояниях. Не все состояния квантовомеханических систем, однако, являются чистыми. В общем случае состояние системы является смешанным и описывается матрицей плотности, для которой справедливо обобщение уравнения Шрёдингера — уравнение фон Неймана (для гамильтоновых систем). Дальнейшее обобщение квантовой механики на динамику открытых, негамильтоновых и диссипативных квантовых систем приводит к уравнению Линдблада.

Стационарное уравнение Шрёдингера

Пусть амплитуда вероятности нахождения частицы в точке М. Стационарное уравнение Шрёдингера позволяет ее определить.
Функция удовлетворяет уравнению:

где —оператор Лапласа, а  — потенциальная энергия частицы как функция .

Решение стационарного уравнения  

Соотношение неопределённости возникает между любыми квантовыми наблюдаемыми, определяемыми некоммутирующими операторами.

Неопределенность между координатой и импульсом

Пусть  — среднеквадратическое отклонение координаты частицы , движущейся вдоль оси , и  — среднеквадратическое отклонение ее импульса. Величины и связаны следующим неравенством:

где  — постоянная Планка, а
Согласно соотношению неопределённостей, невозможно абсолютно точно определить одновременно координаты и скорость частицы. Например, чем больше точность определения координаты частицы, тем меньше точность определения ее скорости.

Неопределенность между энергией и временем

Пусть ΔЕ — среднеквадратическое отклонение энергии частицы, и Δt — время, требуемое для обнаружения частицы.
Время Δt для обнаружения частицы с энергией E±ΔЕ определяется следующим неравенством:

Необычные явления, мысленные эксперименты и парадоксы квантовой механики

Разделы квантовой механики

В стандартных курсах квантовой механики изучаются следующие разделы

Интерпретации квантовой механики

Существует множество интерпретаций квантовой теории, которые иногда плохо согласуются друг с другом.

Интерпретации квантовой механики  

Комментарии

  • Обычно квантовая механика формулируется для нерелятивистских систем. Рассмотрение частиц с релятивистскими энергиями в рамках стандартного квантовомеханического подхода, предполагающего фиксированное число частиц в системе, сталкивается с трудностями, поскольку при достаточно большой энергии частицы могут превращаться друг в друга. Эти трудности устраняются в квантовой теории поля, которая и является самосогласованной теорией релятивистских квантовых систем.
  • Важным свойством квантовой механики является принцип соответствия: в рамках квантовой механики доказывается, что в пределе больших величин действия (квазиклассический предел) и в случае, когда квантовая система взаимодействует с внешним миром (декогеренция), уравнения квантовой механики редуцируются в уравнения классической физики (см. Теорема Эренфеста). Таким образом, квантовая механика не противоречит классической физике, а лишь дополняет её на микроскопических масштабах.
  • Некоторые свойства квантовых систем кажутся непривычными (невозможность одновременно измерить координату и импульс, несуществование определённой траектории частицы, вероятностное описание, дискретность средних значений наблюдаемых величин). Это вовсе не значит, что они неверны: это означает, что наша повседневная интуиция никогда не сталкивалась с таким поведением, т. е. в данном случае «здравый смысл» не может быть критерием, поскольку он годится только для макроскопических систем. Квантовая механика — самосогласованная математическая теория, предсказания которой согласуются с экспериментами. В настоящее время огромное число приборов, используемых в повседневной жизни, основываются на законах квантовой механики, как например — лазер или сканирующий туннельный микроскоп.
  • Классическая механика оказалась неспособной объяснить движение электронов вокруг атомного ядра. Например, согласно классической электродинамике, электрон, вращающийся с большой скоростью вокруг атомного ядра, должен излучать энергию. Тогда его кинетическая энергия должна уменьшаться и он должен упасть на ядро. Для понимания процессов, происходящих на уровне элементарных частиц, потребовалась новая теория. Квантовая теория — это совершенно новый взгляд на систему, позволяющий с огромной точностью описать необычное поведение электронов и фотонов.[2]

См. также

Примечания

  1. Ф. А. Березин, М. А. Шубин. Уравнение Шрёдингера. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.
  2. Фейнман Р. КЭД-странная теория света и вещества — М: Наука, 1988. (Библиотечка «Квант»)

Литература

  • Физический энциклопедический словарь. Гл. ред. А. М. Прохоров. Ред. кол. Д. М. Алексеев, А. М. Бонч-Бруевич, А. С. Боровик-Романов и др. М.: Сов. Энциклопедия, 1984. — 944 с.
  • Блохинцев Д. И. Основы квантовой механики. 5-е изд. Наука, 1976. — 664 с.
  • Боум А. Квантовая механика: основы и приложения. М.: Мир, 1990. — 720 c.
  • Джеммер М. Эволюция понятий квантовой механики. М.: Наука, 1985. — 384 с.
  • Дирак П. Принципы квантовой механики. 2-е изд. М.: Наука, 1979. — 480 с.
  • Ландау, Л. Д., Лифшиц, Е. М. Квантовая механика (нерелятивистская теория). — Издание 6-е, исправленное. — М.: Физматлит, 2004. — 800 с. — («Теоретическая физика», том III). — ISBN 5-9221-0530-2
  • Садбери А. Квантовая механика и физика элементарных частиц. М.: Мир, 1989. — 488 с.
  • Фадеев Л. Д., Якубовский О. А. Лекции по квантовой механике для студентов-математиков. Ленинград, Изд-во ЛГУ, 1980. — 200 c.
  • Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Феймановские лекции по физике. Пер. с англ., Том. 8. Том 9., М., 1966—1967.
  • К. Коэн-Таннуджи, Б. Диу, Ф. Лалоэ. Квантовая механика. Т.1. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. — 944 с.
  • К. Коэн-Таннуджи, Б. Диу, Ф. Лалоэ. Квантовая механика. Т.2. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. — 800 с.

Ссылки

  • Лорен Грэхэм «Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе, Глава X. Квантовая механика»
  • Шрёдингер Э. Избранные труды по квантовой механике, — М..: Наука, 1976.
  • Нейман И. Математические основы квантовой механики, — М.: Наука, 1964.
  • Паули В. Общие принципы волновой механики, — М. — Л.: ГИТТЛ, 1947.
  • Дирак П. А. М. Принципы квантовой механики (2-е издание), — М.: Наука, 1979.
  • Фущич В. И., Никитин А. Г. Симметрия уравнений квантовой механики, — М.: Наука, 1990.
  • Блохинцев Д. И. Принципиальные вопросы квантовой механики. М.: Наука, 1966.
  • «Квантовая механика» — статья в Физической энциклопедии.

dis.academic.ru

Квантовая механика — это… Что такое Квантовая механика?

Туннельный эффект — квантовая механика показывает, что электроны могут преодолеть потенциальный барьер, что подтверждается результатами экспериментов.
Классическая механика наоборот предсказывает, что это невозможно.

Ква́нтовая меха́ника — раздел теоретической физики, описывающий физические явления, в которых действие сравнимо по величине с постоянной Планка. Предсказания квантовой механики могут существенно отличаться от предсказаний классической механики. Поскольку постоянная Планка является чрезвычайно малой величиной по сравнению с действием повседневных объектов, квантовые эффекты в основном проявляются только в микроскопических масштабах. Если физическое действие системы намного больше постоянной Планка, квантовая механика органически переходит в классическую механику. В свою очередь, квантовая механика является нерелятивистским приближением (то есть приближением малых энергий по сравнению с энергией покоя массивных частиц системы) квантовой теории поля.

Классическая механика, хорошо описывающая системы макроскопических масштабов, не способна описать явления на уровне молекул, атомов, электронов и фотонов. Квантовая механика адекватно описывает основные свойства и поведение атомов, ионов, молекул, конденсированных сред, и других систем с электронно-ядерным строением. Квантовая механика также способна описывать поведение электронов, фотонов, а также других элементарных частиц, однако более точное релятивистски инвариантное описание превращений элементарных частиц строится в рамках квантовой теории поля. Эксперименты подтверждают результаты, полученные с помощью квантовой механики.

Основными понятиями квантовой кинематики являются понятия наблюдаемой и состояния.

Основные уравнения квантовой динамики — уравнение Шрёдингера, уравнение фон Неймана, уравнение Линдблада, уравнение Гейзенберга и уравнение Паули.

Уравнения квантовой механики тесно связаны со многими разделами математики, среди которых: теория операторов, теория вероятностей, функциональный анализ, операторные алгебры, теория групп.

История

На заседании Немецкого физического общества, Макс Планк зачитал свою историческую статью «К теории распределения энергии излучения в нормальном спектре», в которой он ввёл универсальную постоянную h. Именно дату этого события, 14 декабря 1900 года, часто считают днем рождения квантовой теории.

Квантовая гипотеза Планка состояла в том, что для элементарных частиц, любая энергия поглощается или испускается только дискретными порциями (квантами). Эти порции состоят из целого числа квантов с энергией таких, что эта энергия пропорциональна частоте ν с коэффициентом пропорциональности, определённым по формуле:

где h — постоянная Планка, и .

В 1905 году, для объяснения явлений фотоэффекта, Альберт Эйнштейн, использовав квантовую гипотезу Планка, предположил, что свет состоит из квантов. Впоследствии, «кванты» получили название фотонов.

Для объяснения структуры атома, Нильс Бор предложил в 1913 году существование стационарных состояний электрона, в которых энергия может принимать лишь дискретные значения. Этот подход, развитый Арнольдом Зоммерфельдом и другими физиками, часто называют старой квантовой теорией (1900—1924 г.). Отличительной чертой старой квантовой теории является сочетание классической теории с противоречащими ей дополнительными предположениями.

В 1923 году Луи де Бройль выдвинул идею двойственной природы вещества, опиравшуюся на предположение о том, что материальные частицы обладают и волновыми свойствами, неразрывно связанными с массой и энергией. Движение частицы Л. де Бройль сопоставил с распространением волны, что в 1927 году получило экспериментальное подтверждение при исследовании дифракции электронов в кристаллах.

Высказанные в 1924 году идеи корпускулярно-волнового дуализма были в 1926 году подхвачены Э. Шрёдингером, развернувшим на их основе свою волновую механику.

В 1925—1926 годах были заложены основы последовательной квантовой теории в виде квантовой механики, содержащей новые фундаментальные законы кинематики и динамики. Первая формулировка квантовой механики содержится в статье Вернера Гейзенберга, датированной 29 июля 1925 года. Эту дату можно считать днем рождения нерелятивистской квантовой механики.

Развитие и формирование основ квантовой механики продолжается до сих пор. Оно связано, например, с исследованиями открытых и диссипативных квантовых систем, квантовой информатикой, квантовым хаосом и пр. Помимо квантовой механики, важнейшей частью квантовой теории является квантовая теория поля.

В 1927 году К. Дэвиссон и Л. Джермер в исследовательском центре Bell Labs демонстрируют дифракцию медленных электронов на никелевых кристаллах (независимо от Дж. Томсона). При оценке угловой зависимости интенсивности отраженного электронного луча, было показано её соответствие предсказанной на основании условия Вульфа — Брэгга для волн с длиной Де Бройля (см. Волны де Бройля). До принятия гипотезы де Бройля, дифракция расценивалась как исключительно волновое явление, а любой дифракционный эффект — как волновой. Когда длина волны де Бройля была сопоставлена с условием Вульфа — Брэгга, была предсказана возможность наблюдения подобной дифракционной картины для частиц. Таким образом экспериментально была подтверждена гипотеза де Бройля для электрона.

Подтверждение гипотезы де Бройля стало поворотным моментом в развитии квантовой механики. Подобно тому, как эффект Комптона показывает корпускулярную природу света, эксперимент Дэвиссона — Джермера подтвердил неразрывное «сосуществование» с частицей её волны, иными словами — присущность корпускулярной материи также и волновой природы. Это послужило оформлению идей корпускулярно-волнового дуализма. Подтверждение этой идеи для физики стало важным этапом, поскольку дало возможность не только характеризовать любую частицу, присваивая ей определённую индивидуальную длину волны, но также при описании явлений, полноправно использовать её в виде определённой величины в волновых уравнениях.

Математические основания квантовой механики

Существует несколько различных эквивалентных математических описаний квантовой механики:

Шрёдингеровское описание

Математический аппарат нерелятивистской квантовой механики строится на следующих положениях[1]:

где через обозначается скалярное произведение векторов и .

где  — гамильтониан.

Основные следствия этих положений:

  • При измерении любой квантовой наблюдаемой, возможно получение только ряда фиксированных её значений, равных собственным значениям её оператора — наблюдаемой.
  • Наблюдаемые одновременно измеримы (не влияют на результаты измерений друг друга) тогда и только тогда, когда соответствующие им самосопряжённые операторы перестановочны.

Эти положения позволяют создать математический аппарат, пригодный для описания широкого спектра задач в квантовой механике гамильтоновых систем, находящихся в чистых состояниях. Не все состояния квантовомеханических систем, однако, являются чистыми. В общем случае состояние системы является смешанным и описывается матрицей плотности, для которой справедливо обобщение уравнения Шрёдингера — уравнение фон Неймана (для гамильтоновых систем). Дальнейшее обобщение квантовой механики на динамику открытых, негамильтоновых и диссипативных квантовых систем приводит к уравнению Линдблада.

Стационарное уравнение Шрёдингера

Пусть амплитуда вероятности нахождения частицы в точке М. Стационарное уравнение Шрёдингера позволяет ее определить.
Функция удовлетворяет уравнению:

где —оператор Лапласа, а  — потенциальная энергия частицы как функция .

Решение стационарного уравнения  

Соотношение неопределённости возникает между любыми квантовыми наблюдаемыми, определяемыми некоммутирующими операторами.

Неопределенность между координатой и импульсом

Пусть  — среднеквадратическое отклонение координаты частицы , движущейся вдоль оси , и  — среднеквадратическое отклонение ее импульса. Величины и связаны следующим неравенством:

где  — постоянная Планка, а
Согласно соотношению неопределённостей, невозможно абсолютно точно определить одновременно координаты и скорость частицы. Например, чем больше точность определения координаты частицы, тем меньше точность определения ее скорости.

Неопределенность между энергией и временем

Пусть ΔЕ — среднеквадратическое отклонение энергии частицы, и Δt — время, требуемое для обнаружения частицы.
Время Δt для обнаружения частицы с энергией E±ΔЕ определяется следующим неравенством:

Необычные явления, мысленные эксперименты и парадоксы квантовой механики

Разделы квантовой механики

В стандартных курсах квантовой механики изучаются следующие разделы

Интерпретации квантовой механики

Существует множество интерпретаций квантовой теории, которые иногда плохо согласуются друг с другом.

Интерпретации квантовой механики  

Комментарии

  • Обычно квантовая механика формулируется для нерелятивистских систем. Рассмотрение частиц с релятивистскими энергиями в рамках стандартного квантовомеханического подхода, предполагающего фиксированное число частиц в системе, сталкивается с трудностями, поскольку при достаточно большой энергии частицы могут превращаться друг в друга. Эти трудности устраняются в квантовой теории поля, которая и является самосогласованной теорией релятивистских квантовых систем.
  • Важным свойством квантовой механики является принцип соответствия: в рамках квантовой механики доказывается, что в пределе больших величин действия (квазиклассический предел) и в случае, когда квантовая система взаимодействует с внешним миром (декогеренция), уравнения квантовой механики редуцируются в уравнения классической физики (см. Теорема Эренфеста). Таким образом, квантовая механика не противоречит классической физике, а лишь дополняет её на микроскопических масштабах.
  • Некоторые свойства квантовых систем кажутся непривычными (невозможность одновременно измерить координату и импульс, несуществование определённой траектории частицы, вероятностное описание, дискретность средних значений наблюдаемых величин). Это вовсе не значит, что они неверны: это означает, что наша повседневная интуиция никогда не сталкивалась с таким поведением, т. е. в данном случае «здравый смысл» не может быть критерием, поскольку он годится только для макроскопических систем. Квантовая механика — самосогласованная математическая теория, предсказания которой согласуются с экспериментами. В настоящее время огромное число приборов, используемых в повседневной жизни, основываются на законах квантовой механики, как например — лазер или сканирующий туннельный микроскоп.
  • Классическая механика оказалась неспособной объяснить движение электронов вокруг атомного ядра. Например, согласно классической электродинамике, электрон, вращающийся с большой скоростью вокруг атомного ядра, должен излучать энергию. Тогда его кинетическая энергия должна уменьшаться и он должен упасть на ядро. Для понимания процессов, происходящих на уровне элементарных частиц, потребовалась новая теория. Квантовая теория — это совершенно новый взгляд на систему, позволяющий с огромной точностью описать необычное поведение электронов и фотонов.[2]

См. также

Примечания

  1. Ф. А. Березин, М. А. Шубин. Уравнение Шрёдингера. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.
  2. Фейнман Р. КЭД-странная теория света и вещества — М: Наука, 1988. (Библиотечка «Квант»)

Литература

  • Физический энциклопедический словарь. Гл. ред. А. М. Прохоров. Ред. кол. Д. М. Алексеев, А. М. Бонч-Бруевич, А. С. Боровик-Романов и др. М.: Сов. Энциклопедия, 1984. — 944 с.
  • Блохинцев Д. И. Основы квантовой механики. 5-е изд. Наука, 1976. — 664 с.
  • Боум А. Квантовая механика: основы и приложения. М.: Мир, 1990. — 720 c.
  • Джеммер М. Эволюция понятий квантовой механики. М.: Наука, 1985. — 384 с.
  • Дирак П. Принципы квантовой механики. 2-е изд. М.: Наука, 1979. — 480 с.
  • Ландау, Л. Д., Лифшиц, Е. М. Квантовая механика (нерелятивистская теория). — Издание 6-е, исправленное. — М.: Физматлит, 2004. — 800 с. — («Теоретическая физика», том III). — ISBN 5-9221-0530-2
  • Садбери А. Квантовая механика и физика элементарных частиц. М.: Мир, 1989. — 488 с.
  • Фадеев Л. Д., Якубовский О. А. Лекции по квантовой механике для студентов-математиков. Ленинград, Изд-во ЛГУ, 1980. — 200 c.
  • Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Феймановские лекции по физике. Пер. с англ., Том. 8. Том 9., М., 1966—1967.
  • К. Коэн-Таннуджи, Б. Диу, Ф. Лалоэ. Квантовая механика. Т.1. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. — 944 с.
  • К. Коэн-Таннуджи, Б. Диу, Ф. Лалоэ. Квантовая механика. Т.2. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. — 800 с.

Ссылки

  • Лорен Грэхэм «Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе, Глава X. Квантовая механика»
  • Шрёдингер Э. Избранные труды по квантовой механике, — М..: Наука, 1976.
  • Нейман И. Математические основы квантовой механики, — М.: Наука, 1964.
  • Паули В. Общие принципы волновой механики, — М. — Л.: ГИТТЛ, 1947.
  • Дирак П. А. М. Принципы квантовой механики (2-е издание), — М.: Наука, 1979.
  • Фущич В. И., Никитин А. Г. Симметрия уравнений квантовой механики, — М.: Наука, 1990.
  • Блохинцев Д. И. Принципиальные вопросы квантовой механики. М.: Наука, 1966.
  • «Квантовая механика» — статья в Физической энциклопедии.

brokgauz.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о