Формирование дворянства как опоры центральной власти – 11. Формирование дворянства

11. Формирование дворянства

В период формирования
единого централизованного

государства происходит
укрепление сословной иерархии

общества. Правящий
класс делится на феодальную ари-

стократию — бояр и
служилое сословие -дворян. Процесс

формирования
дворянства обусловлен изменением со-

циального и правового
положения бывших великих

и удельных князей и
самостоятельных бояр-феодалов.

Став подданными
великого московского князя, они в од-

ном случае превращались
в обычных бояр землевла-

дельцев, в другом —
немало бывших удельных князей

добровольно или по
принуждению вместе со своими боя-

рами, дружиной и
двором приходили на службу к москов-

скому великому князю.
Феодальная аристократия, не же-

лая терять свои
привилегии, составляет оппозицию вели-

кому князю московскому.
В ответ великие князья форми-

руют для себя новую
социальную группу феодалов —

дворян.
При условии
поступления на государственную

службу дворянам
давались поместья (формируется соци-

альная группа —
«помещики»). Поместье давалось на оп-

ределенный срок и
под условием службы, а вотчина явля-

лась наследственной
собственностью. Таким образом,

дворянство полностью
зависело от великого князя и явля-

лось его опорой. Рост
роли и значения дворянства шел

одновременно с
падением влияния боярства, экономиче-

ские и политические
позиции которого во второй полови-

не XV в. начали
уменьшаться. Постепенно вотчина урав-

нивается в правах с
поместьем и принцип государствен-

ной службы
распространяется на оба феодальных
сосло-

вия, за которыми
закрепляется ряд привилегий:

монопольное право
владения землей, освобождение от

повинностей, право
занимать чиновничьи должности.

Городское
население
представляют
гости и гостиная

сотня (купцы, торгующие
за рубежом), торговцы и ремес-

ленные слободы.
Существовали «белые слободы», при-

надлежавшие духовным
и светским феодалам и обладав-

шие налоговыми
преимуществами.

Крестьяне
прикрепляются
к земле. Судебник 1497 г.

установил правило
Юрьего дня. Существовало две кате-

гории крестьян:
старожильцы
(составляли
основу фео-

дального хозяйства
и несли повинности в полном объеме)

и новоприходцы
(попавшие в
долговую зависимость от

хозяина-феодала).
Новоприходец мог работать за поло-

вину урожая — половник
или за
проценты — серебрян-

ник.

Ограничивается
холопство. Закон отграничивал посту-

пление в холопство
от поступления в кабалу. Кабальный

холоп не мог быть
предметом завещания, его дети не ста-

новились холопами.

12. Судебник 1497 года

В качестве основного
источника права продолжает

действовать «Русская
Правда». В условиях централиза-

ции всеобщее правовое
значение приобретает законода-

тельство великого
князя (грамоты и
указы), акты
Боярской

думы («приговоры»),
постановления Земских соборов.

Постепенно происходит
переход от издания отдельных

актов к составлению
сборников законов. Первым кодифи-

цированным актом
является Судебник
Ивана III 1497 г.

Его принятие было
обусловлено процессом централиза-

ции, который затрагивал
развитие не только государства,

но и права. Вместе с
политическим происходит юридиче-

ское объединение
путем составления общего сборника

правовых норм для
всего государства. Судебник состав-

лен дьяком Владимиром
Гусевым, одобрен царем и Бояр-

ской думой. В него
вошли нормы «Русской Правды»,

обычного права,
судебной практики и литовского законо-

дательства. В отличие
от «Русской Правды», которая со-

держала обычные
нормы и судебные прецеденты и была

своеобразным
«справочником» для поиска «правды»,
Су-

дебник уделяет
основное внимание организации судеб-

ного процесса —
«суда». Поэтому главное содержание Су-

дебника — процессуальные
постановления, перенятые из

уставных грамот и
объединенные в один акт. Уголовное

право получило в
Судебнике более широкое регулирова-

ние. Первая часть
Судебника включает уголовные поста-

новления,
предположительно, Ивана III — «о лихоимстве»,

«об отказе в
правосудии», «о лжесвидетельствах» и
др.

Вторая, меньшая часть
Судебника состоит из норм граж-

данского права — «о
давности», «о наследстве», «о куп-

ле-продаже», «о
займе», «о холопстве» и др.

Судебник регулирует
земельные
отношения,
кото-

рые характеризуются
полным исчезновением самостоя-

тельной собственности
общины на землю и оформлени-

ем вотчинного и
поместного землевладения. В Судебнике

впервые используется
термин «поместье», для обозначе-

ния особого вида
условного землевладения, есть нормы

о поземельных спорах
и способах их решения.

Обязательственному
праву
Судебник
уделяет

меньше внимания, чем
«Русская Правда». Выделяются

обязательства из
причинения вреда (за «потраву»), пра-

вонарушения, связанные
с судебной деятельностью.

Нормы о наследовании
предусматривали,
что при на-

следовании по закону
наследство получал сын, при отсут-

ствии сыновей -дочери.
Дочь получала не только движи-

мое имущество, но и
земли. За неимением дочерей на-

следство переходило
ближайшему из родственников.

studfiles.net

Формирование дворянства как опоры централизованной власти — реферат

          
Формирование дворянства как 
опоры централизованной власти 
         
 
 
    Дворянство в России возникло
в XII веке как низшая часть военно-служилого
сословия, дворяне составляют низшую прослойку
знати, непосредственно связанную с князем
и его хозяйством, в отличие от боярства.

   Свод законов Российской империи
определял дворянство как сословие, принадлежность
к которому «есть следствие, истекающее
от качества и добродетели начальствующих
в древности мужей, отличивших себя заслугами,
чем, обращая самую службу в заслугу, приобретали
потомству своему нарицание благородное.
Благородными разумеются все те, кои от
предков благородных рождены, или монархами
сим достоинством пожалованы».

      Слово «дворянин» буквально
означает «человек с княжеского двора»
или «придворный». Дворяне брались на
службу князем для выполнения различных
административных, судебных и иных поручений.

Возвышение дворянства

С XIV века дворяне стали получать
за службу землю: появился класс землевладельцев
— помещиков.Дворяне были заинтересованы
в поддержке великокняжеской власти. Великий
князь в свою очередь, ломая сопротивление
оппозиционного боярства, расширял поместное
землевладение, наделял дворян вновь присоединенными
землями 
В феврале 1549 года в Кремлевском дворце
состоялся первый Земский Собор. На нём
выступил с речью Иван IV. Вдохновляемый
идеями дворянина Пересветова, царь взял
курс на построение централизованной
монархии (самодержавия) с опорой на дворянство,
что подразумевало борьбу со старой (боярской)
аристократией. Он публично обвинил бояр
в злоупотреблениях властью и призвал
всех к совместной деятельности по укреплению
единства Российского государства.

В 1550 году избранная тысяча московских
дворян (1071 чел.) была испомещена в пределах
60-70 км. вокруг Москвы. 
Уложение о службе 1555 года фактически уравняло
дворянство в правах с боярством, включая
право наследования.

После присоединения Казанского ханства
(середина XVI века) и выселения вотчинников 
из района опричнины, объявленного собственностью
царя, освободившиеся таким образом 
земли были розданы дворянам под 
условием службы.

В 80-е годы XVI века вводились заповедные
лета.

Соборное уложение 1649 года
закрепило право дворян на вечное
владение и бессрочный сыск беглых
крестьян.

 Усиление русского дворянства в период
XIV-XVI веков происходило в основном за счёт
получения земли под условием военной
службы.

 

Апогей дворянства

В 1722 году императором Петром Первым
введена Табель о рангах — закон 
о порядке государственной службы,
основанный на западноевропейских образцах.

Согласно Табели, пожалование старых (боярских)
аристократических титулов прекращалось,
хотя они формально и не отменялись. Это
стало концом боярства. Слово «боярин»
осталось только в народной речи как обозначение
аристократа вообще и выродилось до «барин».

Дворянство как таковое не было
основанием для занятия чина: последний
определялся только личной выслугой. «Мы
для того никому никакого ранга не позволяем,
— писал Петр, — пока они нам и отечеству
никаких услуг не покажут». Это вызвало
негодование как остатков боярства, так
и нового дворянства. 
    Екатерина II продолжила даровать
привилегии дворянству. Так своим Указом
она позволила дворянам не заниматься
обязательной государственной службой.
Теперь для получения дохода дворяне полностью
использовали своих крестьян, что привело
к их окончательному разорению.

Привилегии дворянства закреплены
юридически в «Жалованной грамотой дворянству
1785».  
 
 
         Главная привилегия:
дворянство освобождено от обязательной
государственной службы (фактически —
от любых обязательств перед государством
и монархом).

Получение «дворянской 
вольности» было апогеем могущества
русского дворянства. Дальше началась «золотая осень» 

 Привилегии дворянства

Дворянство обладало следующими привилегиями:

  • право владения населенными имениями (до 1861),

свобода от обязательной службы (в 1762—1874,
позже была введена всесословная
воинская повинность),

  • свобода от земских повинностей (до 2 половины XIX века),
  • право поступления на государственную службу и на получение образования в привилегированных учебных заведениях (в Пажеский корпус, Императорский Александровский лицей, Императорское училище правоведения принимались дети дворян из 5 и 6 частей родословной книги и дети лиц, имевших чин не ниже 4 класса),
  • право корпоративной организации.

 

Каждый потомственный 
дворянин записывался в родословную 
книгу той губернии, где имел недвижимую
собственность. 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

                                                       
Классификация

                  
В период расцвета дворянство подразделялось
на:

Древнее дворянство

(потомки древних княжеских и боярских
родов)

                                                                         Потомственное
дворянство 
       Титулованное дворянство     
(дворянство, передававшееся законным
наследникам.)

                  
(князья, графы, бароны)                                      
 
                                                                                                           Беспоместное
дворянство 
                                            
(дворянство, полученное без наделения
и закрепления земель (поместий).

                                                                     

                   
                                                                 Личное
дворянство 
(дворянство, полученное за личные
заслуги (в том числе при достижении 14
класса на гражданской службе), но не передающееся
по наследству.) 
 
    
С XIX века начинает закат дворянского сословия. Революционные
организации подрывали устои самодержавия.
Это привело к изданию Указа об отмене
крепостного права. Крестьяне, разорившись,
отправлялись в города. Началось зарождение
капитализма, который окончательно снизил
позиции дворянства.  
 
   Вывод: дворянство на протяжении
определенного периода времени, с XII-XIX
вв., являлось надежной опорой государя,
безукоризненно несло верную службу родине,
безусловно участвовало в развитии России
,становлении ее как одной из ведущих 
стран мира и установлению ее международного
авторитета!

yaneuch.ru

Российское дворянство. Как в стране формировалось высшее сословие? Часть 1 | Культура

Возникновение сообществ, объединяющих потомков дворянских родов, видимо, обоснованно и соответствует реалиям нашего времени. Но некоторые дворянские общества и их руководители присвоили себе право возведения в дворянство, что, мягко выражаясь, выглядит весьма странно. Исторически сложилось, что в России дворянство формировалось в соответствии с четкими критериями, а право персонального возведения в дворянское достоинство принадлежало только монарху. Законодательно регулировалась и деятельность дворянских обществ, которые создавались в каждой губернии.

Считается, что в целом процесс формирования российского дворянства и законодательного обеспечения всех сторон его деятельности завершился только во второй половине XVIII века в период царствования Екатерины II.

Сам термин «дворянство» — весьма древен, на Руси он возник в конце XII века, но тогда он обозначал только лично свободных служилых людей, выполнявших различные функции при дворе крупных феодалов (князей и бояр). Первоначально дворяне за свою службу получали жалование или содержание, формы, которых могли быть различными. Уже с XIII века отдельных дворян, занимающих высокие места в придворной иерархии, стали наделять землей — поместьями, которые и становились для них основным источником получения дохода за службу.

Первоначально «служили с земли» только дворяне, выполнявшие различные хозяйственные, административные, судебные и т. п. функции. Дружина оставалась на полном обеспечении от князя или боярина. Но постепенно солидными земельными наделами (во временное или постоянное владение) стала наделяться верхушка дружины, практически слившись с историческим боярством. А затем земельные наделы во временное пользование на период службы стали получать и другие военные служилые люди. Они не могли передавать их по наследству, но в случае поступления на службу сына (внука, племянника) эта земля могла перейти к нему.

Постепенно в России сложилась система, при которой служилые люди разделились на две части:

 — служилых людей «по отечеству», т. е. служащих по наследственной сословной повинности, которые за свою службу получали наделы земли — поместья, именно из них и формировалось дворянство в современном его понимании;
 — служилых людей «по прибору», которые за службу получали «корма» — денежное или натуральное содержание и отдельные льготы, подавляющее большинство их к дворянству отношения не имело.

Для служилых людей «по отечеству» была создана система общегосударственных чинов, расставившая их в соответствии с четкой иерархией:

чины думские: бояре, окольничие, думные дворяне, думные дьяки;
чины служилые московские: стольники, стряпчие, дворяне московские, жильцы;
чины служилые городовые или провинциальные: дворяне выборные, дети боярские дворовые, дети боярские городовые.

Кроме них существовала небольшая группа лиц, имеющих придворные чины, но, как правило, они параллельно имели и общегражданские, а также значительное количество дьяков. Дьяки, кроме думных, не входили в общую систему чинов. Часть из них обеспечивалась поместьями наравне с дворянами в зависимости от места службы, а какая-то часть получала «корма». Подьячие, служившие в приказах, в подавляющем большинстве получали «корма» и к дворянам не приравнивались, как и придворные служители (ключники, стремянные, ясельничие, сокольничие, ловчие и т. д.).

Наличие чинов выделяло дворянство в привилегированное сословие и служило его консолидации. В зависимости от чина все служащие «по отечеству» наделялись поместьями определенного размера, который был четко регламентирован, но зависел от региона, где выделялась земля. Был законодательно закреплен размер «поместного жалования», порядок его получения и возможность передачи наследникам при поступлении их на службу. Предусматривалась возможность перевода всего или части поместья в вотчину, т. е. в наследственное владение. Как правило, это оформлялось в виде награды за личные отличия. Все служилые дворяне записывались в специальные разрядные списки, а аристократы (родословные дворяне) кроме того и в Бархатную книгу, которая велась с середины XVI века.

Все эти меры приводили к постепенному сближению служилого дворянства и аристократии, давали возможность служебного роста, во всяком случае, до уровня служилых московских чинов. Дальнейшее продвижение по службе существенно тормозилось системой местничества, которое было официально отменено только в 1682 году.

Термин «дворянин» в то время употреблялся применительно к названию определенных чинов, а дворянство в целом (в современном его понимании) обычно обозначалось термином «шляхетство». Именно этот термин употреблял в официальных документах Петр I, который стал создавать из служилых дворян и аристократов единый привилегированный слой общества.

О том, как в России произошло окончательное формирование дворянского сословия и законодательное оформление его прав и обязанностей, будет рассказано в следующей части статьи.


shkolazhizni.ru

4. Органы власти и управления. Формирование элементов абсолютизма

Особенности
российского абсолютизма.

Особенностью царской монархии при
Алексее Михайловиче было формирование
элементов абсолютизма, то есть формы
феодальной монархии с неограниченной
властью главы государства. Условия
существования классического абсолютизма
в Западной Европе историческая наука
рассматривает как определенное равновесие
между феодальными магнатами (сеньорами)
и растущей буржуазией. В момент образования
абсолютизма эти соперничающие между
собой социальные слои достигают такого
равновесия сил, что государственная
власть на время получает по отношению
к ним как бы определенную «самостоятельность»,
становится как бы посредницей между
ними, укрепляя при этом свою власть.

Формирование
абсолютизма в России происходило в
несколько иных по сравнению с
западноевропейскими странами
социально-экономических условиях. В
момент сложения абсолютизма в России
(вторая половина XVII — первая четверть
XVIII в.) здесь еще не было буржуазии и
потому не существовало силы,
«уравновешивающей» требования дворянства.
В борьбе за расширение сферы своей
власти российский царь вынужден был
опираться прежде всего на дворянство.
Но это ставило верховную власть в
некоторую «зависимость» от своей
социальной опоры.

Превращаясь
в неограниченного самодержца, царь
вынужден был удовлетворять основные
требования дворянства — расширение
прав на землю (как основное средство
производства) и на рабочие руки —
крестьян (как основную производительную
силу). В результате тогда, когда в Западной
Европе происходило становление
буржуазного общества (XVII столетие было
временем свершения буржуазной революции
в Англии и расцвета абсолютной монархии
во Франции), Россия шла по линии укрепления
основ феодально-крепостнического.

Российский
тип абсолютизма в некоторых отношениях
сходен с абсолютизмом стран Центральной
Европы. Первые его предпосылки проявились
во второй половине XVI в., когда царь Иван
IV Грозный пытался придать термину
«самодержавие» новый смысл — самовластие.
Социально-экономический и династический
кризис конца XVI — начала XVII вв. замедлил
становление российского абсолютизма,
но не остановил его. В первой половине
XVII в. (в период правления Михаила
Федоровича) были заложены основы
понимания абсолютной власти царя, а в
титулатуру царя в 1625 г. был включен
термин «самодержец». С середины XVII в.
(в правление царя Алексея Михайловича)
началось формирование реальных элементов
абсолютизма. Форсированное оформление
абсолютизма в России пришлось на конец
XVII — первую четверть XVIII вв. (в период
царствования Петра I).

Появление
в социально-политическом строе России
во второй половине XVII в. элементов
абсолютизма (именно элементов, ибо сам
абсолютизм сложился в России лишь в
первой четверти следующего XVIII века)
выразилось в резком усилении личной
власти царя, прекращении созывов земских
соборов, постепенной утрате реальной
значимости Боярской думы, укреплении
системы централизации и бюрократизации
управления, в сокращении реального
значения местного самоуправления. При
этом не следует забывать, что в XVII в. все
это — в основном еще только тенденции.

Земские
соборы.

Первая половина XVII-го столетия явилась
временем расцвета деятельности земских
соборов. Если за весь XVI в. собиралось
не более десяти земских соборов, то за
первую половину XVII в. их было не менее
двадцати.

Земские
соборы нередко называются органом
сословного представительства, а время
их существования (1549-1653 гг.) — периодом
сословно-представительной монархии в
России. Такое определение едва ли
справедливо. В России не было не только
правильных выборов, но не было и полного
представительства сословий. Не было
выработано и четкой периодичности
работы соборов; они созывались нерегулярно
и исключительно по инициативе царской
власти. Присутствие на соборах было,
скорее, обязанностью, а не правом. Никогда
не определялась степень полномочий
земских соборов, их функциональная роль
в управлении. Вместе с тем необходимо
отметить, что с помощью земских соборов
правительство стремилось решать наиболее
важные вопросы управления.

Земские
соборы чаще всего имели совещательный
характер (1632, 1637, 1642, 1650, 1651, 1653 гг.), иногда
осуществляли исполнительную власть в
стране, управляли текущими делами (с
1613 по 1622 г.), два раза соборы решали судьбу
государства — избирали его главу (в
1598 и 1613 гг.),
один раз выступили органом
общегосударственного законодательства
(в 1649 г. утвердили Соборное уложение).

В
целом земские соборы в определенной
степени помогали царю проводить
централизацию государственного
управления, несколько ограничивая
безмерную в предшествующее время роль
Боярской думы. Вместе с тем существование
даже нерегулярно созываемых земских
соборов несколько ограничивало (правда
скорее формально, чем фактически) полноту
власти царя.

Поэтому
по мере укрепления царского трона
необходимость в земских соборах стала
отпадать. Собор, созванный в 1653 г. по
вопросу о вхождении Украины в состав
России и о предстоящей войне с Речью
Посполитой, фактически стал последним
«общегосударственным» и «общесословным»
представительством. Правда в дальнейшем
(1681 г. и 1682 г.) созывались сословные
совещательные собрания выборных дворян,
но они уже не носили характера прежних
земских соборов.

Боярская
дума.

Боярская дума являлась традиционным
органом феодальной аристократии. Это
было высшее законодательное и судебное
учреждение, без согласия которого не
принималось ни одно сколько-нибудь
важное государственное решение.

Боярская
дума выражала интересы широких слоев
феодалов и являлась надежной социальной
опорой царя в деле возвышения его власти,
централизации государственного
управления. Уже в XVI в. представители
дворянства, наряду с боярами, играли в
думе достаточно заметную роль.

Падение
«аристократизма» думы, начавшееся
задолго до Алексея Михайловича, особенно
активно проявляется в годы его
царствования. В целом в XVII в. представители
родовитых фамилий составили только
37,8%, а неродовитых — 62,2%. В этом отношении
характерен состав Боярской думы конца
70-х годов; она состояла из 42 бояр (43,3%),
27 окольничих (27,8%), 19 думных дворян
(19,6%), 9 думных дьяков (9,3%).

Вместе
с тем резко возрастает численность
состава думы. Если при Борисе Годунове
он не превышал 30 человек, в начале
правления Михаила Федоровича дума
состояла из 40 человек, то к концу
царствования Алексея Михайловича в ней
числилось уже 97 человек. Эта тенденция
продолжалась и в последующие десятилетия:
при Федоре Алексеевиче зафиксирован
состав думы в 167 человек (в 1,7 раза больше,
чем при Алексее Михайловиче!).

Это
делало думу все более неэффективной в
решении текущих вопросов государственного
управления. В связи с этим уже в XVI в.
рядом с думой появляется и действует
более узкий круг близких к царю лиц,
фактически принимавших решения по
текущему управлению. Эти лица чаще всего
назывались Ближней думой. Существовала
такая и во времена Алексея Михайловича.
В 1654 г. она была преобразована в Тайную
думу — орган, взявший на себя роль
контроля по основным вопросам
функционирования общества. Этот орган
существовал рядом с Боярской думой и
все более вне ее контроля.

В
XVII столетии наблюдается и другая
тенденция — происходит, с одной стороны,
бюрократизация самой думы, а с другой,
— постепенное ограничение ее политического
влияния на дела управления страной. Это
было связано с началом складывания
абсолютизма царской власти. Ограничение
думы в правах начинает проявляться
после издания Соборного уложения.

При
Алексее Михайловиче Боярская дума из
самостоятельного высшего органа власти
постепенно превращалась в парадное,
терявшее законодательные права собрание
высшей знати. Царь зачастую основные
решения государственного характера
принимает не на заседаниях Думы, а на
узких совещаниях с «ближними людьми».
Если ранее (в XVI и начале XVII вв.) все указы
выходили, как правило, с формулировкой
«приговорил царь со всеми бояры» (или
«уложил царь со своими бояры»), то,
начиная с середины XVII в., все чаще
государственные законы начинаются
фразой: «Царь указал и бояре приговорили»
или «По указу великого государя бояре
приговорили».

Указы,
издаваемые царем без согласования с
думой, получали название именных (то
есть указов, изданных от имени царя). За
период царствования Алексея Михайловича
именные указы составили 92% всех законов,
вышедших в это время. При следующем
царе, Федоре Алексеевиче, количество
именных указов значительно сократилось
(их стало 60%), но сама практика сохранилась.
Правда именные указы чаще всего не имели
принципиального значения для
общественно-политического развития
страны в целом; они, как правило, издавались
по частным вопросам управления. Но самое
главное здесь состоит в том, что именные
указы стали издаваться. Всесилие Боярской
думы было нарушено. Царская власть
получила возможность расширять свои
полномочия и дальше.

При
Алексее Михайловиче произошло довольно
заметное возвышение царской власти,
которая все более становилась самодержавной
по своему характеру. Этот царь являлся
ярким представителем складывающегося
в России абсолютизма. При нем происходит
заметная концентрация государственной
власти и важнейших нитей управления в
одних руках. Личность и власть царя
обожествляются. Создается сложный
церемониал появления царя на народе,
который подчеркивает могущество и
недосягаемость царской власти. Все слои
населения считаются подданными царя.
Перед его личностью все (даже самые
родовитые люди) называют себя
уменьшительными и уничижительными
именами: бояре — «Петрушками», «Ивашками»
и т.д.; служилые люди — «холопами»,
крестьяне и посадские люди — «сиротами»,
духовные лица (церковный клир) —
«богомольцами».

Приказная
система управления.

XVII в. явился временем расцвета приказной
системы, которая развивалась без всякого
плана и главным образом количественно.
Всего в XVII в. действовало до 80 приказов,
одновременно — иногда до 40.

Приказы
делились на царские (светские) и патриаршие
(церковные). Царские приказы подразделялись
на дворцовые (управлявшие личным
хозяйством царя) и казенные
(общегосударственные). В свою очередь,
последние подразделялись на ведомственные
и территориальные приказы. Важнейшие
дворцовые приказы все более приобретали
черты общегосударственных (казенных)
учреждений.

Фундаментальными
вопросами внешней политики России ведал
Посольский приказ. Коренными проблемами
внутренней политики занимались приказы:
военно-административные,
административно-финансовые,
административно-судебные, а также
специального назначения.

К
военно-административным относились
приказы: Разрядный, Поместный, Стрелецкий,
Иноземский, Рейтарский, Сбора ратных
людей, Сбора даточных людей, Городового
дела, Оружейный, Бронный, Пушкарский,
Ствольный и многие другие.

Среди
приказов административно-финансовых
выделялись: Казенный, Большого прихода,
Большой казны, так называемые «четвертные»
(Новгородская, Галицкая, Устюжская,
Владимирская, Костромская чети
[четверти]), Новая четверть, Хлебный,
Полоняничный, Доимочный и т.д.

К
административно-судебным приказам
относились: Разбойный, Земский, Холопий,
Челобитный, Сыскных дел, группа судных
приказов (Дмитровский, Рязанский,
Московский, Владимирский, Казанский) и
др.

Приказы
специального назначения подразделялись
на общегосударственные ведомственные,
общегосударственные территориальные,
дворцовые, патриаршие.

К
ведомственным относились приказы:
Тайных дел, Печатный (государственная
печать на документации), Печатный
(«книгоиздательский»), Счетных дел,
Приказных дел, Ямской, Рудокопный,
Преображенский и др.

Территориальный
характер носили приказы: Казанского
дворца, Сибирского дворца, Малороссийский,
Княжества литовского, Княжества
Смоленского, Великой России и др.

Дворцовыми
(кроме вышеназванных) были приказы:
Большого дворца, Дворцовый судный,
Конюшенный, Сокольничий, Постельничий,
Золотых и серебряных
дел, Иконный, Панихидный, Аптекарский,
Каменных
дел и др.

Патриаршими
приказами являлись: Казенный, Судный
(разрядный), Церковных дел, патриаршие
дворцовые приказы.

Для
приказной системы в XVII в. была характерна
крайняя путаница в делах и делопроизводстве.
Приказы как органы центрального
управления сыграли свою положительную
роль в создании централизованного
государства (вторая половина XV — XVI вв.),
но не могли выполнять свою задачу в
процессе оформления основ абсолютизма.
Приказное управление оказалось
громоздким, бюрократически запутанным
и чрезмерно раздробленным. Оно не имело
стройного внутреннего единства, четкого
разграничения функций между отдельными
приказными учреждениями. Наблюдалось
смешение судебных, административных и
финансовых функций в одном учреждении,
а также нередко ограничение ведомственных
полномочий определенными территориями.

К
концу правления Алексея Михайловича
стало понятно, что необходимы преобразования
в приказной системе. Попытки реформирования
приказов были предприняты в царствование
Федора Алексеевича — в 1679-1681 гг. В
основном они свелись к двум моментам:
объединению родственных приказов в
один и передаче ряда самостоятельных
учреждений под управление одного лица
(начальник приказа обычно назывался
судьей). Этими мерами правительство
пыталось уменьшить количество приказов
и сократить круг лиц центрального
аппарата управления.

Но
они не дали существенных результатов.
В целом перестройка приказов в XVII в.
только наметилась. Она была проведена
лишь в следующем, XVIII в.

Местное
управление.

Территория страны в XVII в., как и раньше,
делилась на уезды. В конце столетия в
России насчитывалось 146 уездов (по другим
данным — до 250). Уезды, в свою очередь,
делились на более мелкие административные
единицы, называвшиеся в разных местах
по-разному: волости, станы, погосты и
т.д. (в Среднем Поволжье части уездов
назывались дорогами).

Главами
местной администрации были воеводы,
назначаемые Разрядным приказом в города
как уездного, так и местного значения.
Через каждые два-три года правительство
практиковало смену воевод. Служба воевод
была «корыстная», она приносила им
денежный и натуральный доход. Это был
пережиток кормлений удельного периода,
формально отмененных еще в 1556 г. Правда
«корыстный» характер воеводской службы
был отменен в середине XVII в. (в 1656 г.), но
фактически он сохранялся до петровских
преобразований.

Реальная
роль в местном управлении и административные
полномочия воевод делали их положение
противоречивым. С одной стороны, воеводы
имели широкую, практически ничем не
ограниченную власть; с другой, — они
были полностью бюрократически зависимы
от московских приказов и не могли
принимать самостоятельных решений даже
по самым незначительным делам. Правда
реального контроля над действиями
воевод практически не было.

Центром
воеводского управления была приказная
(в крупных городах) или съезжая (в
остальных городах) изба. В составе
служителей были дьяки, подьячие, приставы
(недельщики), рассыльщики, сторожа и
т.д. В крупных городах (типа Казани)
приказные избы структурно подразделялись
на столы (по ведомственному признаку).

Новое
для XVII в. в местном управлении — уменьшение
значения земского самоуправления.
Губные и земские учреждения сохранялись,
но их значение в управлении изменилось.
Они все более подчиняются воеводскому
(то есть приказному, бюрократическому)
управлению, действуют под контролем и
по приказу воевод.

Губные
учреждения (органы уголовного
судопроизводства).

В 1669 г. губные старосты (выборные
должности) были подчинены губным сыщикам
(которые действовали в контакте с
воеводами, но подчинялись центральным
правительственным учреждениям). Таким
образом, введение должности губных
сыщиков, с одной стороны, вносило элемент
подотчетности губных старост
соответствующим приказам, а с другой,
— ставило под определенный контроль
действия воевод. Через десять лет, в
1679 г., институт губных старост и
целовальников был упразднен, а уголовный
суд передан воеводам. Власть городовых
воевод была усилена, а тем самым усилена
централизация управления и отменены
элементы самоуправления, существовавшие
на местах. Правда вскоре (в 1684 г.) должность
губных старост была восстановлена и
вновь существовала до 1702 г.

Земские
учреждения.

В них проходила деятельность земских
старост и целовальников, ответственных
за сбор прямых налогов, и таможенных и
кабацких голов (верные головы) и
целовальников, ответственных за сбор
косвенных налогов. Они продолжали
функционировать в течение всего XVII в.
под контролем воевод и приказных
(съезжих) изб.

Вооруженные
силы.

В XVII в. происходит постепенное отмирание
старых вооруженных сил, в основе которых
было поместное ополчение, то есть
иррегулярное войско, не имеющее правильной
постоянной структуры, твердой системы
комплектования, четкой организации
прохождения службы и обучения.

В
то же время постепенно создается
регулярная армия. Первый шаг к этому
был сделан еще в предыдущем, XVI в.: создание
стрелецких полков (1550). Однако стрелецкие
войска имели существенные недостатки.
Одним из них было расселение стрельцов
на посадах и постепенное слияние их с
посадом (не случайно стрельцы, как
правило, участвовали в городских
восстаниях середины и второй половины
XVII в.).

В
первой половине XVII столетия формируются
городовые казаки (не путать с так
называемыми «вольными» казаками). К
середине века создается привилегированная
гвардия «стремянных стрельцов».

В
начале 30-х годов (в связи с подготовкой
к войне с Польшей) были сделаны первые
шаги кардинальных военных преобразований,
что привело в конечном итоге к созданию
регулярной армии, то есть формированию
так называемых полков нового строя
(иногда их называют полками «иноземного
строя»): солдатских (пеших), драгунских
(конно-пеших) и рейтарских (конных).

К
середине века появились первые признаки
четкого комплектования военных полков.
Они стали комплектоваться двумя
способами: добровольным (путем набора
«охочих людей») и по разнорядке (сбором
«даточных людей» — один человек с каждых
20-25 тяглых дворов, что фактически явилось
зародышем будущей рекрутской повинности).

В
XVII в. создаются военно-административные
округа — так называемые разряды, в
каждый из них входило по несколько
уездов. Были созданы разряды: Белгородский,
Севский, Смоленский, Казанский, Тобольский
и др. Создание разрядов было зародышем
нового административно-территориального
деления страны — будущих петровских
губерний.

Таким
образом, в XVII в. как в области
социально-экономической, так и в области
политического строя была проведена
серия реформ, многие из которых легли
в основу будущих петровских преобразований.

studfiles.net

Роль дворянства в государственном управлении в XVIII в

В
течение сравнительно короткого времени Петр I устранил из государственного
управления Боярскую думу, Освященный собор с патриархом и Земский собор. Этому
способствовало несколько факторов. После принятия Уложения в 1649 г., в течение второй
половины XVII в., крепостное право получило столь интенсивное развитие, что все
социальные группы населения оказались закрепощенными. В обществе не
существовало истинных сословий и сословных организаций. Наиболее влиятельное
дворянство, добившись удовлетворения своих экономических интересов (получив в
собственность поместья и крепостных), потеряло интерес к земским соборам как
общенациональному представительному собранию, а к Боярской Думе и Освященному
собору оно никогда не питало симпатий и давно мечтало о захвате церковных
земель и крестьян. Свои социальные и политические интересы дворянство
стремилось удовлетворить самостоятельно, через получение сословных привилегий.

Права
Боярской думы, Освященного собора, Земского собора и царя поддерживались
обычаем и традицией, но не были закреплены в законе, который в петровское
царствование стал единственным источником права. Их роль в государственном
управлении зависела от соотношения сил между ними. В конкретных условиях конца
XVII—начала XVIII в. царь, умело играя на противоречиях бывших субъектов государственного
управления, оказался сильнее. Упразднив Боярскую думу как учреждение в 1700 г., Петр I до некоторой
степени нашел применение боярам сначала в Ближней канцелярии его царского
величества, а с 1711 г.
— в Сенате, который не имел прежнего значения Боярской думы, и в других новых
учреждениях. Таким образом, царь не уничтожил старую аристократию как таковую,
а превратил боярство в новую элиту, которая продолжала доминировать в высшем
эшелоне власти, но на новых условиях, продиктованных Петром: обязательность
государственной службы — военной или гражданской; независимо от происхождения
службу надо было начинать с низших чинов; при продвижении по службе наряду с
происхождением стали учитываться компетенция, образование и служебная годность;
аристократия лишилась своей организации в форме Боярской думы и стала всецело
подчиняться монарху; хотя аристократия как социальная группа сохранила свою
замкнутость, в нее все- таки по воле императора стали понемногу проникать
представители из других социальных групп. Не желая расстаться с преимуществами,
которые давала государственная служба, аристократия приняла эти условия и
благодаря этому сохранила свои позиции правящей группы в высшем управлении в
течение XVIII и первой половины XIX в., хотя и не имела политического значения
боярства XVII в., которое управляло государством вместе с государем. О
постепенной трансформации старой элиты в новую свидетельствует сохранение до
середины XVIII в. старых московских бюрократических чинов, которые
присоединялись к новым, вследствие чего получались, например, такие чины —
боярин, действительный тайный советник или окольничий, статский советник.

Аналогичным
образом Петр поступил и с иерархами православной церкви. Освященный собор был преобразован
в Правительствующий Синод, который обладал всеми видами высшей власти в церковном
управлении и правом на законодательную инициативу в церковных делах. Синод был
признан патриархами восточных православных церквей в качестве высшего соборного
правительства русской церкви, равнозначного патриархам. Кроме того, церковная реформа
способствовала упорядочению запущенных церковных дел, а догматическое и нравственное
учение церкви было приспособлено к светским потребностям государства. Все это
ослабило сопротивление иерархов и всего духовенства.

Петр
I и его преемники нашли прочную социальную опору в дворянстве, прежде всего
среди потомственного дворянства, которое было преобразовано в служебное
сословие на тех же принципах, что и аристократия, и заняло господствующее
положение во втором эшелоне власти. При Петре I были созданы предпосылки для
превращения народной монархии в дворянскую монархию. После его смерти эта возможность
стала реальностью. Укажем на некоторые наиболее важные обстоятельства, которые
этому способствовали.

В
первой половине XVIII в. при поддержке верховной власти дворянство консолидировалось
в сословие, в 1762 г.
освободилось от обязательной службы, в 1775—1785 гг. получило законную
возможность иметь сословную организацию на губернском уровне и активно
участвовать в управлении страной. И дворянство в полной мере воспользовалось
этим правом. Вплоть до отмены крепостного права дворянство, обладая монополией
на занятие командных должностей в гражданском и военном управлении, держало в
своих руках все отрасли центрального управления, суд (кроме низшей ин-

станции),
местное коронное управление и полицию, поскольку из дворянства формировался
костяк администрации и офицерства. Только муниципальное городское и низшее
сельское самоуправление было лишено дворянского элемента. Дворянство
образовывало мощные узлы патронажных отношений, которые объединяли столичное
дворянство с провинциальным в своеобразные лоббистские группы, связанные взаимными
интересами. С наиболее сильными из этих групп императоры вынуждены были
считаться. Сформировавшись в привилегированное сословие с развитым сословным
самосознанием, дворянство до середины XIX в. оставалось реальным и значимым
субъектом общественного мнения, так как имело формальное право и реальную
возможность выражать свои взгляды и влиять на принятие самодержавием решений
через дворянские собрания и посредством участия в управлении государством в
качестве чиновников. И в том и другом случае речь идет о дворянской элите,
обладавшей богатством и именем.

После
Петра I на престоле нередко оказывались либо слабые люди, либо лица, не имевшие
законных прав на престол, захватившие его путем дворцового переворота. Из
восьми императоров XVIII—начала XIX в. четыре — Екатерина I, Елизавета
Петровна, Екатерина II, Александр I — вступили на престол в результате
дворцового переворота, организованного дворянской гвардией. Анна Иоанновна была
избрана дворянством. Зависимость от дворянства (из чувства самосохранения или
благодарности) вынуждала самодержцев, особенно сразу после дворцового
переворота, удовлетворять дворянские требования, идти на всякие уступки и даже
прямо угождать. Например, Екатерина II из подготовленного ею к опубликованию
Наказа депутатам Комиссии по составлению нового Уложения, по рекомендации своих
советников, исключила все вольнолюбивые фрагменты, в частности те, в которых
осуждалось крепостное право. В глазах государей дворянство являлось не только надежной
опорой самодержавия, но и представителем всего населения перед верховной
властью, поскольку именно дворянство всегда оставалось землевладельческим
сословием, тесно связанным с остальными группами населения, особенно с
крестьянством, с жизнью провинции, с местным и общественным управлением.
Соответственно мнение общества было подменено мнением дворянства. Поэтому
решение императоров сделать ставку на дворянство являлось прагматическим и
рациональным, особенно для тех из них, которые не имели законных прав на
российский трон.

Однако
императоры ни в XVIII в., ни в XIX в. не стали простым рупором дворянских
интересов. Самодержавие проявляло достаточную самостоятельность в своей
политике, которая чаще всего определялась задачами самой политики и
государственными интересами. Конечно, дворянские интересы всегда приходилось принимать
во внимание — забывавших об этом ждала расплата. Петр III, потерявший
осторожность и переставший считаться с дворянской элитой, был немедленно
свергнут с престола, несмотря даже на то, что принял два очень понравившихся
дворянству закона — об освобождении от обязательной службы и о секуляризации
церковных имений. То же самое случилось с Павлом I, который покусился на
дворянские привилегии. Таким образом, со смертью Петра I дворянство
превратилось в де-факто правящее сословие в том смысле, что решало вопрос о
престолонаследии, оказывало сильное и нередко доминирующее влияние на внутреннюю
и внешнюю политику, сделалось единственным соучастником государственного
управления и одновременно тем приводным ремнем, который связывал верховную
власть с обществом.

После того как Екатерина II укрепила свое положение, она попыталась
очень дипломатично ослабить свою зависимость от дворянства с помощью реформ
управления и сословной реформы. Реформа управления 1775—1785 гг. была
компромиссом между самодержавием и дворянством: дворянство приобрело
значительную власть в местном коронном управлении благодаря праву избирать
около половины уездных и до трети губернских должностных лиц, а императрица
укрепила свою личную власть в центре вследствие ослабления роли коллегий в
государственном управлении. Эта реформа также позволила верховной власти
отчасти решить больной вопрос с недостатком чиновников, из-за которого
самодержавие не имело сил эффективно управлять провинцией: слабость
администрации на местах была компенсирована привлечением дворянства к местному
управлению. Сословная реформа 1775—1785 гг. увеличила привилегии дворянства и
превратила его в самое привилегированное сословие, за что оно платило
лояльностью и преданностью Екатерине. С другой стороны, было форсировано
формирование городского сословия, которое до некоторой степени могло служить
противовесом дворянству. Несмотря на исключительные привилегии, полученные
дворянством, вряд ли можно согласиться с широко распространенным мнением, что
конечной целью императрицы являлось укрепление господства дворянства.
Самодержавие осталось самостоятельной политической силой и в полной мере
сохраняло статус лидера общества, так как имело широкую социальную базу,
которая включала не только дворянство, но также крестьянство, городское
сословие и духовенство.



biofile.ru

4.3. Возрождение русской государственности вокруг Москвы.

Объединение
княжеств Северо-Восточной Руси вокруг
Москвы.

Москва,
основанная в 1147
г.
, управлялась
посадником и стала княжеством только
в 1276 г., когда князем стал сын Александра
Невского Даниил (1261-1303). Изначально
кня­жество по территории было маленькое.
В генеалогическом отно­шении (по
степени знатности) московские князья
занимали низ­кое место среди других
князей. Для потомков Даниила, которые,
являясь ветвью рода Рюриковичей, стали
на­зываться Данилови­чами, низкий
«рейтинг» стал своеобразным вызовом,
стимулом в политической борьбе.

Каждый
из московских князей внес свою лепту в
исторический триумф Москвы. При Данииле
(1261-1303) в состав Московского княжества
во­шел Переяславль, была учреждена
первая в Москве архимандри­тия,
осно­ван Свято-Данилов монастырь. При
Иване IКалите (великий
князь в 1328-1340) Москва сталафинансовым(сбор налогов) ирелигиозным(митрополит переехал из Владимира)
центром русских земель.Военнымцентром Москва стала в1380 г., когда
почти все русские земли объединили свои
вооруженные силы и нанесли поражение
монголо-татарам в Куликовской битве
под руководством Дмитрия Донского. В.О.
Ключевский считал, что Московское
государство «родилось на Куликовом
поле, а не в скопидомском сундуке Ивана
Калиты».

Куликовская
битва показала возможность победоносной
борьбы с главными силами монголо-татар,
и важнейшим условием этого было дальнейшее
объединение русских земель. После
Куликовской битвы выдача ярлыка на
великое княжение перестала быть
прерогативой монгольских ханов. Дмитрий
Донской по завещанию как свою «отчину»
без согласия хана передал Владимирское
великое княжение сыну Василию I
(1389-1425). Произошло слияние Владимирского
и Московского княжеств. Москва стала
не только главным городом Северо-Восточной
Руси, но и административным
центром,
столицей
всех русских
земель.

Завещание
Дмитрия Донского о передаче власти
Василию Iположило начало
новому принципу престолонаследия:
вместо родового принципа«по старшинству»в Московском княжестве устанавливалась
практика передачи власти«от отца к
старшему сыну».
Такой принцип в большей
степени способствовал централизации
земель.

Отношения
с княжествами и землями. Рост территории
Московского княжества.

Москва
вступила в соперничество с Тверью за
великое княжение ещё в начале XIV
в. при сыновьях первого московского
князя Даниила Александровича. Ко
второй половине XIV
в. в круг наследственных владений
московского князя попадают все новые
уделы: Дмитровский, Галицкий, Углицкий,
земли Владимирского и отчасти Ростовского
княжеств. Самостоятельные когда-то
князья попадали в зависимость от Москвы.
Они назывались удельными,
но в составе Московской Руси.

Победа
на Куликовом поле не решила проблему
освобождения русских земель от
монголо-татарского ига. Неоднократно
еще совершались разорительные набеги
на Русь: в 1382 г. хан Тохтамыш, в 1395 г. –
сильный азиатский правитель Тамерлан,
в 1408 г. – хан Едигей. Вновь и вновь
восстанавливалась выплата дани в Орду.

Сохранявшиеся
династические споры ослабляли Русь.
Эти споры стали причиной продолжительной
кровопролитной феодальной войны
(1425-1453), потрясавшей Московскую Русь
после смерти Василия I
и вступления на великокняжеский престол
его малолетнего сына Василия II
Васильевича (1425-1462). В борьбе за
великокняжеский престол между московским
и северными – галицкими князьями —
победу одержал князь московский.

Василий
II
получил полную поддержку от Московского
митрополита. Русская православная
церковь была заинтересована в укреплении
политической власти московских князей.
В 1439 г. константинопольский патриарх
заключил унию (союз) с папой Римским,
пошел на ряд уступок в надежде на помощь
европейцев в борьбе с турками. Эти
расчеты не оправдались. Европейская
помощь оказалась несущественной. Многие
православные христиане считали: «лучше
турки, чем папа». Захват Константинополя
в 1453 г.
турками означал дальнейшее ослабление
константинопольского патриарха.

Уже
с 1439 г. после Флорентийской унии высший
русский церковный иерарх стал избираться
в Москве, а Русская церковь стала
автокефальной,
то есть самостоятельной, независимой
от константинопольского патриарха.
Московский князь становился единственным
в мире государем, способным защитить
православие и всех православных христиан.

Процесс
централизации. Судьба Великого Новгорода.

Объединение
русских земель вокруг Москвы в XIV-XV
вв., которое привело к образованию
единого
централизованного государства
,
имело важную особенность по сравнению
с аналогичными процессами формирования
централизованных государств в Европе.
Европейская централизация была
результатом внутренних центростремительных
тенденций, с опорой на богатевшие города,
на поднимавшееся третье сословие
(буржуазию). Консолидация русских
княжеств происходила в условиях ига
Золотой Орды, под контролем ордынской
администрации, зачастую при помощи
ордынских войск, разорявших и ослаблявших
русские земли и города. Однако ускорение
объединения Руси вокруг Москвы во многом
было вызвано необходимостью освободиться
от ига. Таким образом, в ряду причин
объединения земель Северо-Восточной
Руси политические факторы преобладали
над экономическими. Политическое
объединение шло быстрее, чем вызревали
экономические условия для устойчивого
существования такого объединения.
Причем, складывавшееся в условиях
зависимости Московское государство
перенимало все больше черт от Золотой
Орды: авторитарность, структуру жесткого
вертикального подчинения, карательный
аппарат, систему наказаний. В русском
языке появились соответствующие слова
тюркского происхождения: «кандалы»,
«нагайка», «кабала». Происходило
ужесточение политической системы.
Русские князья, которые были фактически
слугами ханов, зачастую подвергались
унижениям, опасности быть уничтоженными
своими хозяевами и потому не желали
мириться с былой вольностью своего
населения. Это привело к ослаблению, а
затем — в середине XIV
в. — и ликвидации вечевых
организаций,
которые могли противостоять самодержавным
стремлениям московских князей. Только
в Новгороде и Пскове сохранялось вече
на протяжении XV
в., вплоть до окончательного присоединения
их к Московскому княжеству.

Процесс
«собирания» московскими князьями
древнерусских земель заметно усилился
во второй половине XV
века при Иване III
(1462-1505). Ему удалось создать сильное
войско с мощной артиллерией. Москве
подчинились Ярославское и Ростовское
княжества, Великий Новгород и непокорная
Тверь.

В
XV
веке новгородская демократия слабела.
Великий князь Московский в соответствии
с известным принципом «цель оправдывает
средства» использовал для подчинения
Новгорода все методы — подкуп, подлог,
насилие, хитрость, раскол. Но основная
ставка делалась все-таки на военную
мощь Москвы. Три раза московские рати,
с 1471 по 1478 г., выступали в поход на Новгород
и громили новгородское ополчение,
большее по численности.

Цвет
новгородской вольности – посадники,
бояре, «лутчие люди» — были либо истреблены
физически, либо отправлены в московскую
тюрьму для «перевоспитания» в духе
нового времени. Вотчины и прочее имущество
опальных новгородцев переписывалось
на великого князя, а принесшие присягу
государю направлялись на московскую
службу. При таких обстоятельствах в
1478-1479 годах Новгородская республика
прекратила свое существование. Все
жители города были приведены к присяге
московской власти. Вечевые порядки,
особый новгородский суд, выборные
должности, совет господ были упразднены.
Символ древнего Новгорода – вечевой
колокол – увезли в Москву, а новгородские
вольности стали достоянием истории.

Окончательное
свержение монгольского ига.

В
последней трети XV
в. Орда вступила в период раздробленности.
Но татарские царевичи частенько
напоминали русским «кто в их доме
хозяин». Стремительные набеги татарской
конницы на города, грабежи и взятие в
полон все еще были реальностью. В 1472 г.,
когда Ахмат-хан из Большой Орды в
очередной раз наведался пограбить Русь,
Иван III
перестал платить дань татарам. В то же
время Псков подвергся нападению ливонских
рыцарей, а удельные князья, братья
великого князя, подняли против него
мятеж.

Иван
III
умело использовал все обстоятельства
и собрал рать не меньшую, чем у хана.
Московские войска, не вступая в большую
схватку, маневрировали вдоль реки Оки.
После взаимной демонстрации сил и
отдельных стычек, что получило название
«стояния на р. Угре», 11
ноября 1480 г.

монголо-татарские войска отступили.

Великое
княжество Московское получило
дипломатическое признание со стороны
Дании, Ливонского ордена, Польско-литовского
государства, Крымского ханства и других
государств. Московское княжество
приобрело полный суверенитет
и стало общерусским государством.

Московский
князь Иван III
стал с 1485 г. в своих официальных
политических документах употреблять
титул «государь всея Руси и великий
князь Владимирский и Московский, и
Новгородский, и Псковский, и Тверской,
и Югорский, и Пермский и иных». Сложившаяся
в удельные века на северо-западе и
северо-востоке Руси великорусская
народность

была объединена сильной рукой Москвы.
Задача освобождения от власти Орды и
устранения претензий Польши и Литвы на
древнерусские земли была последовательно
решена наследниками Калиты.

Судебник
1497 г.

Становление
нового государства, известного как
Московское царство, началось в последние
десятилетия XV
в. В 1497 г. Государь всея Руси Иван III
утвердил общегосударственный Судебник,
заменивший Русскую правду.

Судебник
регулировал все стороны жизни общества.
Государство стремилось поддержать тех,
на кого оно опиралось, — дворян-помещиков,
составлявших ядро войска. Земли
было много, и на протяжении длительного
времени наибольшую цен­ность
представляли рабочие руки. Поэтому все
феодалы–землевладельцы стремились
при­влечь на свои земли крестьян или
получить уже населенные государственные
земли. Судебник установил
единый и единственный срок крестьянских
переходов от владельца к владельцу –
за неделю до 26 ноября (Юрьев день) и в
течение недели после него. При переходе
крестьяне должны были заплатить
землевладельцу за пользование его
землей – пожилое.
В Судебнике
1497 г. впервые использован термин
«поместье» для обозначения особого
вида землевладения, выдаваемого за
выполнение государственной службы. В
связи с тем, что многие крестьяне не
могли уплатить пожилое, они вынуждены
были оставаться на землях феодалов на
их условиях. Договор между землевладельцем
и крестьянином заключался чаще в устной
форме, но сохранились и письменные
соглашения. Так началось юридическое
закрепощение крестьян, которое завершилось
в XVII
веке.

В
новых исторических условиях стал
формироваться розыскной
или инквизиционный процесс
,
который вели государственные служащие.
Для облегчения их работы Судебник
узаконил использование пытки
в качестве
средства получения истины. Изменилось
понятие «преступления». В Русской
Правде
оно
понималось как «обида» и связывалась
с ущербом, нанесенным лицу или группе
лиц. Отныне преступление называлось
«лихим делом», то есть деянием, направленным
против существующего строя, против
правопорядка, против воли государя.
Наиболее опасным преступлением против
государства считалась крамола,
то есть заговор, мятеж, любые действия,
направленные против государства.
Убийства, похищение людей, оскорбления
делом или словом составляли группу
преступлений против личности. Группу
имущественных преступлений составляли
татьба (кража), разбой, грабёж, поджог.

Основной
целью наказаний стало устрашение. По
наиболее тяжелым составам преступлений
(крамола, татьба, поджог и т. д.)
предусматривалась смертная казнь. Стала
применяться торговая
казнь

битье кнутом на торговых площадях.
Появились членовредительные
наказания – урезание языка, ушей,
клеймение. Гуманизм и мягкость Русской
Правды осталась в прошлом.

Судебник регулировал
такие виды договоров, как наём, заём,
кабала, обмен, а также правила наследования.
Ограничивалось холопство в городах для
увеличения количества «тяглецов»
(налогоплательщиков) среди городского
населения.

Судебник
1497 г. важной мерой укрепления политического
единства, усиления центральной
государственной власти.

Формирование
дворянства как опоры центральной власти.

Московские
князья нуждались в большом количестве
ратных людей, в администраторах для
управления разраставшимся хозяйством.
За службу московскому князю предоставлялся
земельный участок из огромного земельного
фонда, находившегося в собственности
московских князей. Земельные владения
московского правителя особенно выросли
после присоединения к Москве Новгорода.
Служилые люди испомещались
по месту
службы. Такие земельные владения стали
называть поместьями,
а их владельцев – помещиками.
Юридически
поместья считались собственностью
князя и его военные или гражданские
слуги могли сохранять поместья за собой
только при условии исправной службы.

Существовавшее
еще со времен Древней (Киевской) Руси
вотчинное
землевладение

сохранялось и в Московском княжестве.
Однако со второй половины XV
в. владение вотчиной
также обусловливалось обязательной
службой князю. При этом вотчина оставалась
более высокой формой условного
землевладения. В отличие от поместья
вотчину можно было делить между
наследниками, продавать. Вотчина
передавалась дочерям, оставалась в
роду, даже если в семье не было сыновей.

Поместье
же после смерти дворянина возвращалось
в казну, а вдовы и несовершеннолетние
дочери получали небольшой земельный
надел «на прожиток». Дворянами
назывались люди, жившие при княжеском
дворе ещё в домонгольский период. Их,
как правило, военных слуг, лично свободных,
следует отличать от дворовых
людей
,
несвободных лиц, часто холопов,
прислуживавших князьям и полностью
зависимых. Помещики-дворяне полностью
зависели от великого князя, являлись
его опорой и завидовали вотчинникам,
наследственным землевладельцам.

За
государством сохранялся значительный
фонд черных
земель
.
Крестьяне, работавшие на черных землях,
платили государству подати и назывались
черносошными
или волостными.

(Соха – определенное количество земли,
подлежавшее обложению налогами).
Положение черносошных крестьян считалось
предпочтительным в сравнении с положением
разных групп частновладельческих
крестьян.

Крестьяне
все чаще были вынуждены обращаться к
землевладельцам за ссудой или за другой
помощью. Половниками
называли безземельных крестьян,
получавших от землевладельца ссуду на
обзаведение хозяйством и обязанных
отдавать половину урожая. Серебрениками
называли крестьян, которые получали в
долг деньги (серебро) и должны были
возвращать долг с процентами или работать
за проценты. Крестьян, которые подолгу
жили на землях бояр, помещиков, называли
старожильцы.

В
условиях Московского княжества на его
окраинах сохранялась категория
энергичных, самостоятельных колонистов.
Их называли своеземцами,
так как они осваивали новые территории,
были достаточно самостоятельны в ведении
хозяйства и даже получали от властей
соответствующее разрешение. Своеземцы
считали землю, в которую было вложено
столько труда, своей наследственной
собственностью. Центральная и местная
власти до поры до времени не трогали
эту категорию населения.

studfiles.net

Формирование дворянства как опоры государственной власти — контрольная работа

 

2.2 Влияние ЖГД на развитие дворянства
в XIX в.

 

В первой половине XIX в. во взаимоотношениях
верховной власти и дворянства ведушим
оставалась взаимная поддержка поскольку
это соответствовало глубинным интересам
обоих сторон. По-прежнему и довольно заметно,
росла численность господсвующего класса:
в 1816 г в европейской России (без окраин)
насчитывалось 150,5 тыс, дворян. В 1858 г. было
уже 206,6 тыс. дворян.

Несмотря на все меры поддержки,
дворяне, особенно те, которые не сумели
приспособиться к развитию буржуазных
отношений, разорялись, закладывая свои
имения, лишались их. В середине XIX в. более
3,6 тыс. дворян (3.5% их общего числа) были
беспоместными; более 41 тыс. (39,5%) имели
20 душ крепостных. Тогда же 66% крепостных
(более 7 млн. душ мужского пола) оказались
заложенными. Все это свидетельствовало
о кризисе крепостного хозяйства, самого
Д., что и стало одной из главных причин
отмены крепостного права в 1861 году.

Правительство в эти десятилетия
продолжая поддерживать дворянство (земли,
привилегии, ссуды) одновременно стремилось
к его очищению от мелко- и беспоместных
выходцев из других сословий, с этой целью
увеличен имущественный ценз для участия
в выборах (1831), повышены требования Табели
о рангах для приобретения потомственного
дворянства (с 5 по 8 класса, 1845 г.).

Правящие верхи, как и раньше
щедро оделяли их землями и крестьянами
— только за треть столетия (1804-1836 гг.) 368
землевладельцев получили более 1 млн.
десятин в Новороссии, Поволжье, Приуралье64.

Но, несмотря на все усилия,
предотвратить расслоение дворянства,
затормозить ослабление его позиций не
удавалось, и реформы 60—70-х годов XIX в.
ясно показали, что ему пришлось уступить
кое-что существенное из прежних привилегий,
закреплённых в ЖГД, главное — право на
личность крестьян, доходы от их труда.
Но дворянам удалось сохранить значительную
часть своих земель. Верхушка дворянства
имела вплоть до начала XX в. огромные латифундии
— фундамент его экономического и политического
влияния. Сохранилась и окрепла корпоративная
организация дворянства, также введённая
ЖГД. Как и ранее, оно делилась на потомственное
и личное.

В полном согласии с Жалованной
грамотой 1785 г. «Свод законов Российской
империи» гласил:65 «Дворянское название есть
следствие проистекающее от качества
и добродетели начальствовавших в древности
мужей, отличивших себя заслугами, чем,
обращая саму службу в заслугу приобрели
потомству своему нарицание благородное.
Благородными разумеют все те, кои или
от предков благородных рождены или монархами
достоинством пожалованы»66. Согласно тому же «Своду законов»
потомственное дворянство делилось на
те же шесть разрядов, что и в Грамоте:

1) дворянство жалованное,
или действительное;

2) дворянство военное;

3) дворянство, приобретённое 
за получение чина, ордена;

4) иностранные дворянские 
роды;

5) титулованное дворянство;

6) древние благородные 
роды (нетитулованные).

Происходила «Социальная диффузия»
в дворянском сословии. Из него вымывались
различные элементы: некоторые фамилии
угасали естественным путем (примерно
100 родов к началу XX в.), растворялись в
других сословиях. Некоторые дворяне становились
чиновниками, предпринимателями, врачами,
учителями, а иногда даже пролетариями,
люмпенами. В ряды дворянства, при условии
принятия российского подданства, за заслуги
по службе, зачислялись представители
иностранных фамилий. Немалому числу лиц
жаловались княжеские, гpaфские и прочие
титулы67.

Благодаря свободе предпринимательства,
провозглашённой во время правления Екатерины
II и закреплению этой свободы для дворян
в ЖГД, им, наравне с купцами, разрешалось
заводить своё производство. Поэтому,
что касается источников дохода дворян,
то очень прибыльную их статью составляло
предпринимательство. В дворянскую среду
вошли такие воротилы, как сахарозоводчики
Терещенко и Харитоненко, железнодорожные
подрядчики Губонин и Поляков, купцы Рукавишниковы
и др. Также можно вспомнить Демидовых,
Лазаревых, Осокиных. Турчаниновых, Яковлевых.
Представители других сословий, занимая
важнейшие посты, естественно, получали
выслуженное дворянство — таковы обер-прокурор
Синода К.П. Победоносцев, министры финансов
Н.X. Бунге И.А. Вышнеградский и др.

Получила дальнейшее развитие
корпоративная организация российского
дворянства, заложенная в ЖГД. Дворянские
сообщества были организованы по губерниям
и уездам, по дворянским собраниям, члены
которых выбирали губернских и уездных
предводителей дворянства, депутатов
и секретарей, заседателей дворянских
опек, кандидатов на должности по местному
(судебному, полицейскому) управлению.
Через своих представителей и депутатов
дворяне могли обращаться с прошениями
и просьбами к царю министрам, местным
властям. Дворяне доставляли кaндидатов
в мировые посредники, в земские учреждения.
Дворянские сообщества играли, таким образом,
большую роль на местах, действуя в унисон
с правительственными органами.

Получила дальнейшее развитие
корпоративная организация российского
дворянства, заложенная в ЖГД. Дворянские
сообщества были организованы по губерниям
и уездам, по дворянским собраниям, члены
которых выбирали губернских и уездных
предводителей дворянства, депутатов
и секретарей, заседателей дворянских
опек, кандидатов на должности по местному
(судебному, полицейскому) управлению.
Через своих представителей и депутатов
дворяне могли обращаться с прошениями
и просьбами к царю министрам, местным
властям. Дворяне доставляли кандидатов
в мировые посредники, в земские учреждения.

Недостатком этой организации
была eё разобщённость, раздробленность
— уездные общества не подчинялись губернским
и могли обращаться к местной и центральной
администрации. Общедворянского представительного
органа не существовало, и попытки отдельных
дворян их68 собраний поставить этот вопрос
перед верховной властью не имело успеха.
Правда, с конца XIX в. начали созываться
совещания губернских предводителей для
обсуждения нужд благородного сословия.
Но официально их так и не узаконили. Не
получило развития и стремление некоторой
части дворян к созыву всероссийских дворянских
съездов. Лишь в 1906 г. Совет объединенного
дворянства — всероссийский орган дворянских
обществ69.

Хотя правительство и позволило
объединяться дворянам в общества по ЖГД,
но оно поставило их под контроль местных
властей, что также было в ней прописано,
и не допускало создания общероссийских
дворянских собраний, явно не желая объединения
сословия в масштабе страны. Но на местах
дворянские сообщества играли большую
роль, действуя в унисон с правительственными
органами70.

Пока не было сформировано третье
сословие, власти по-прежнему опирались
на дворянство, и, благодаря тем правам,
которое оно «завоевало» за время дворцовых
переворотов, оно продолжало благоденствовать,
но как только буржуазия стала понемногу
выдвигаться на первый план, дворяне начали
терять ведущую роль в государстве.

В целом же можно отметить, что
последующее законодательство о дворянах
полностью строилось на основе статей
ЖГД, что говорит о преемственности политики
по отношению к дворянам.

 

 

Заключение:

 

К концу 18 века служилое сословие
со всеми его правами и привилегиями окончательно
оформилось. Оно «было освобождено от
всех обязанностей, получило все гражданские
и государственные привилегия и влияния
на другие сословия»71.

Неограниченное право распоряжаться
земельной собственностью поставило дворянство
на особую ступень в обществе.

Исторические ситуации, требовавшие
единения правительства и дворянства,
сформировали корпоративную организацию
дворянства. Несение повинностей свелось
для дворян к занятию высших должностей
в армии и гражданской службе. Обращение
же к хозяйствованию в имениях послужило
мотивом полной отмены их обязанностей
по службе.

Монархия получила в их лице ещё и могущественное
орудие для борьбы с сепаратизмом родовитой
аристократии вплоть до 18 в. за дальнейшую
централизацию государственного управления.72

Новые жизненные требования
— расширение государственного строительства,
развитие различных отраслей экономики
— абсолютизм пытался решать путем укрепления
дворянства. За столетие в его состав вошло
более 20% «люда не родословного» — тех,
кто получал дворянство за службу, а также
владельцы заводов, промышленно-промысловых
предприятий, представители торговых
и купеческих верхов. Результаты развития
производства и товарно-денежных отношений
использовались абсолютизмом для поддержания
устойчивости служилых слоёв населения. 73

 

 

 

Использованные источники и
литература:

 

  1. Российское законодательство
    X — XX веков. Т. 5. М., 1987.
  2. Яблочков М.Т. История российского
    дворянства. М., 2007.
  3. Троицкий С.М. Русский абсолютизм
    и дворянство в XVIII веке. М., 1974.
  4. Фаизова И.В.»Манифест о вольности» и служба дворянства в XVIII столетии. М.,1999.
  5. Порай-Кошиц И. История русского дворянства. Романович-Славатинский А. Дворянство в России. М., 2003.
  6. Ключевский В.О. Неопубликованные
    произведения. М., 1983.
  7. Ключевский В.О. Сочинения. М..,
    1989. Т. 5.
  8. Каменский А.Б. Сословная политика
    Екатерины II // Вопр. истории. 1995. №3.
  9. Буганов В.И. Российское дворянство // Вопр. истории. 1994. №1.
  10. Марасинова Е.Н. Эпистолярные источники о социальной психологии российского дворянства (последняя треть XVIII в.) // История СССР. 1990. № 4.

 

1См.: М.Т. Яблочков. История российского
дворянства. М., 2007. С. 22.

2Ключевский В.О. Сочинения. М.., 1983. С. 201.

2См.: Фаизова И.В.»Манифест о вольности»
и служба дворянства в XVIII столетии.

М.,1999. С. 8.

4Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство
в XVIII веке. М., 1974. С. 34.

5Там же. С. 36.

6 Там же. С. 8.

7Марасинова Е.Н. Эпистолярные источники
о социальной психологии российского
дворянства (последняя треть XVIII в.) // История
СССР. 1990. № 4. С. 38.

8См.: Порай-Кошиц И. История русского дворянства.
Романович-Славатинский А. Дворянство
в России М.., 2003. С. 14.

9Цит. по: там же. С. 14.

10См.: там же.. С. 15.

11Цит. по: там же. С. 15.

12См.: там же. С. 12.

13Российское законодательство X — XX веков.
Т. 5. М., 1987. С. 15.

14Там же. С. 17.

15Российское законодательство X — XX веков.
Т. 5. М., 1987. С. 8.

16 См.: Троицкий С.М. Русский абсолютизм
и дворянство в XVIII веке. М.., 1974. С. 143—144.

17 Там же. С. 14.

18 Каменский А.Б. Сословная политика Екатерины
II // Вопр. истории. 1995. №3. С. 39.

19 См.: Порай-Кошиц И. История русского
дворянства. Романович-Славатинский А.
Дворянство в России М.., 2003. С. 17.

20 Российское законодательство X — XX веков.
Т. 5. М., 1987. С. 22.

21 Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство
в XVIII веке. М.., 1974. С. 242.

22 Цит. по: там же. С. 42.

23 См.: Каменский А.Б. Сословная политика
Екатерины II // Вопр. истории. 1995. №3. С. 45.

24 Цит. по: Порай-Кошиц И. История русского
дворянства. Романович-Славатинский А.
Дворянство в России М.., 2003. С. 11.

25 Цит. по: там же. С. 11.

26 Там же. С. 12.

27Ключевский В.О. Неопубликованные произведения.
М., 1983. С. 103.

28 См.: Каменский А.Б. Сословная политика
Екатерины II // Вопр. истории. 1995. №3. С. 33.

29 Эпистолярные источники о социальной
психологии российского дворянства (последняя
треть XVIII в.) // История СССР. 1990. № 4.

30Российское законодательство X — XX веков.
Т. 5. М.., 1987. С. 26.

31Там же. С.27.

32Там же. С.27.

33Там же. С.27.

34Там же. С. 55.

35Там же. С. 26.

36 См.: Российское законодательство X —
XX веков. Т. 5. М.., 1987. С. 57.

37Там же. С. 27.

38 Там же. С. 26.

39 Цит. по: там же. С. 57.

40 Там же. С. 27.

41 См.: Там же. С. 58.

42 Там же. С. 28.

43 См.: Там же. С. 59.

44 См.: Там же. С. 58.

45 Там же. С. 29.

46 См.: Там же. С. 60.

47 Там же. С. 30.

48 См.: там же. С. 60.

49 Там же. С. 30.

50 См.: Там же. С. 60.

51 См.: Там же. С. 61.

52 См.: Там же. С. 61.

53 Там же. С. 31.

54 Российское законодательство X — XX веков.
Т. 5. М., 1987. С. 35.

55 См.: Там же. С. 62.

56 Там же. С. 33.

57 См.: Там же. С. 62.

58 Там же. С. 35.

59 См.: Там же. С. 63.

60 Там же. С. 34.

61 Там же. С. 34.

62 Там же. С. 36.

63 См.: Каменский А.Б. Сословная политика
Екатерины II // Вопр. истории. 1995. №3. С. 37.

64См.: Буганов В.И. Российское дворянство
// Вопр. истории. 1994. №1. С. 37.

65См.: там же. С. 38.

66 Цит. по: там же. С.38.

67См.: там же. С.38.

68См.: Буганов В.И. Российское дворянство
// Вопр. истории. 1994. №1. С. 39.

69См.: там же. С. 40.

70См.: там же. С. 38.

71 М.Т. Яблочков. История российского дворянства.
М., 2007. С. 13.

72 См.: Троицкий С.М. Русский абсолютизм
и дворянство в XVIII веке. М., 1974. С. 201.

73 См.: Российское законодательство X —
XX веков. Т. 5. М., 1987. С. 57.

referat911.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о