Содержание и форма пример – ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ это что такое ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ: определение — Философия.НЭС

27.Категории диалектики форма и содержание

Взаимосвязь формы
и содержания

Содержание
— это состав всех элементов объекта,
единство его свойств, внутренних
процессов, связей, противоречий и
тенденций развития.

Пример: содержание
любого живого организма — это весь
реальный процесс его жизнедеятельности.

Для выражения фрагмента
содержания объекта используется не
термин «элемент», а термин «компонент».

Понятие формы
многозначно. Форма
— это

1. способ внешнего
выражения содержания

2. тип и структура
содержания (имеется в виду относительно
устойчивая определённость связи
компонентов содержания, а также их
взаимодействия)

3. форма представляет
собой единство внутреннего и внешнего:

  1. как способ связи
    компонентов содержания форма — это
    нечто внутреннее,

она входит в структуру
объекта и сама становится моментом его
содержания

  1. как способ связи
    данного содержания с содержанием других
    вещей

форма — это нечто
внешнее.

Гегель («Наука
логики»): «Форма в одно и то же время и
содержится в самом содержании и
представляет собой нечто внешнее ему».

Соотношение формы
и содержания:

1.
неразрывность их связи => любой объект
всегда единство формы и содержания

2.
неоднозначность связи формы и содержания.
Это утверждение
спорно.

Одно и то же содержание
может облекаться в различные формы
(доказать).
Одна и та же форма может встречаться с
различным содержанием (привести
пример из области юриспруденции)
.

3.
противоречивость единства формы и
содержания

Ведущей стороной в
развитии объекта является содержание.
У содержания преобладает тенденция к
изменениям, у формы — к устойчивости.
Вместе с тем до некоторого момента эти
тенденции находятся в гармонии =>
устойчивость формы способствует
изменчивости содержания.

Конфликт формы и
содержания разрешается преобразованием
устаревшей формы.

Таким образом, единство
формы и содержания предполагает
относительную самостоятельность формы
и её активную роль по отношению к
содержанию.

4.
оптимальность развития объекта при
взаимном соответствии формы и содержания

studfiles.net

Содержание и форма | Рабочий путь

(Дополнительный материал в рамках Расширенного курса  диалектического материализма)

Мы знаем, что предметы и явления действительности обладают множеством различных сторон и включены в многообразные связи. Поэтому познание явлений не ограничивается выяснением их причинно-следственных связей, а идет дальше, раскрывает другие их стороны и отношения. К таким сторонам предметов и явлений относятся, в частности, содержание и форма. Каждое явление, каждая вещь имеют свое содержание и свою форму, которые выступают как их противоположные стороны.

Содержание — это вся совокупность элементов и процессов данной вещи, то, из чего она состоит. Содержанием атома, например, являются те «элементарные» частицы, из которых он состоит, и происходящие в нем процессы. Содержание молекулы какого-либо химического вещества составляют входящие в нее атомы. Содержанием произведения искусства является действительность, жизнь людей, отраженная художником с точки зрения определенного социального эстетического идеала.

Форма — это внутренняя и внешняя структура, способ существования содержания. Иными словами, форма представляет собой строение содержания, определенную организацию его элементов и частей во времени и пространстве. Так, например, форму атома составляет определенный порядок расположения входящих в него «элементарных» частиц. Форму молекулы образует определенный способ организации составляющих ее атомов. Способом существования материи, формой ее бытия являются движение, пространство и время. В художественном произведении формой является его внутренняя организация, которая служит средством выражения его содержания. Сюда относятся композиция, язык, ритм, сюжет и другие изобразительные средства.

Содержание и форма тесно связаны между собой, находятся в единстве, составляют неотъемлемые стороны всякой вещи, явления или события. Нет вещей, явлений и событий, лишенных формы или содержания. Вместе с тем эти стороны вещей взаимно обусловливают друг друга.

Определяющей стороной вещи является содержание. Оно обусловливает собой форму. В общем и целом форма соответствует содержанию, так что, каково содержание, такова в конечном счете и форма. Соответствие формы содержанию является важным условием нормального развития предметов и явлений. Бесчисленные примеры соответствия формы содержанию, их единства дает растительный и животный мир. Каждый живой организм в целом и отдельные его органы устроены так, чтобы наилучшим образом выполнять свои жизненные функции в данных условиях. То же самое и в политике. Например, содержание политической власти общественного класса необходимо влечет за собой и соответствующую форму, в которой эта власть проявляется наиболее удобным для этого класса образом: для диктатуры буржуазии это будет парламентаризм, парламентская система, для диктатуры пролетариата — система советов. Если взять область искусства, то и здесь отличительной чертой подлинных его творений будет соответствие формы содержанию, их единство. Форма здесь служит наиболее полному и яркому выражению содержания — того, что хочет сказать художник. Несколько упрощая, можно сказать, что содержание отвечает на вопрос «Что?», а форма — на вопрос «Как?».

Однако соответствие формы содержанию нельзя понимать абсолютно, т. е. как такое соответствие, которое является полным и потому застывшим, неизменным, возникающим сразу и данным раз и навсегда. Изменчивость явлений природы и общества делает невозможным полное и окончательное соответствие формы и содержания. Можно говорить лишь об их соответствии в основном, в целом. То есть вместе с единством формы и содержания всегда существуют известные противоречия между ними, ибо в процессе развития содержание меняется и лишь вслед за ним изменяется форма. То есть здесь, во взаимодействии между собой этих категорий диалектики мы наблюдаем действие основного закона диалектики — закона единства и борьбы противоположностей.

Хотя форма и зависит от содержания, но она не пассивна. Сложившись, форма приобретает относительную самостоятельность и активно воздействует на развитие содержания. Это воздействие может быть двояким. Если форма соответствует содержанию, она способствует его развитию. Если же этого соответствия нет, форма несколько устарела, то она тормозит развитие содержания.

Устаревает же форма она вследствие некоторых особенностей своего развития. Дело в том, что форма не так подвижна, как содержание, более устойчива, консервативна. Поэтому она отстает от развития содержания, и имеющееся между ними противоречие нарастает и обостряется. Если содержание изменяется непрерывно (в большей или меньшей степени), то форма имеет тенденцию сохраняться до известного времени без существенных изменений. Но затем, в определенный момент, совершается ее скачкообразное изменение. От одного такого скачка до другого может пройти немало времени, и ближе к новому скачку будет иметь место значительное отставание формы от развившегося содержания, когда противоречие между ними обостряется и доходит до конфликта, так как старая форма тормозит развитие содержания, превращается в его оковы. Наступает кризисное состояние в развитии данного явления, которое требует своего разрешения.

Конфликт этот разрешается и кризис преодолевается за счет того, что содержание, которое не может не развиваться, в итоге ломает, сбрасывает с себя старую форму и приобретает новую форму, которая теперь более ему соответствует. Новая форма способствует полноценному функционированию содержания и стимулирует его дальнейшее развитие до тех пор, пока она снова не вступит с ним в противоречие.

Взаимодействие формы и содержания — один из источников развития явлений и процессов, в котором наглядно проявляется действие основного закона диалектики — закона единства и борьбы противоположностей.

Есть еще один момент, о котором нельзя не упомянуть. Одно и то же содержание может развиваться в различных формах. Примером тому являются многообразие форм революционного перехода от капитализма к социализму, многообразие форм правления в государствах одного и того же типа и т. д. Скажем, основной и наиболее приемлемой формой политической власти буржуазии является буржуазная республика, однако для буржуазии в определенных случаях вполне допустима и конституционная монархия. Аналогично и для политической власти пролетариата. Как показала история, диктатура пролетариата, ярче и полнее всего проявляясь в форме  советов, тем не менее, может существовать, по крайней мере, еще в двух формах — в форме коммуны (Парижская коммуна) и народной демократии (социалистические страны Восточной Европы и Азии, образовавшие после Второй мировой войны).

Как видим, определенному содержанию соответствуют не любые, а лишь некоторые, определенные формы.

Новое содержание может также использовать и некоторые старые формы. Так, в социалистическом строительстве используются некоторые формы прежних экономических отношений — товар, торговля, рынок, банки, зарплата, деньги и др. Видимость (форма) здесь капиталистическая, а содержание уже совершенно иное — социалистическое.

Из сказанного становится ясно, что взаимосвязь между формой и содержанием рабочему классу и его авангарду — коммунистической партии необходимо учитывать в теоретической и практической деятельности. Односторонний подход к проблеме связи формы и содержания, неумение вскрыть их диалектическое единство — эти ошибки характерны для метафизиков и идеалистов, идеологов буржуазии. Постоянно грешат ими также оппортунисты, особенно троцкисты и меньшевики, которым свойственно отрывать форму от содержания, не видеть их взаимозависимости, абсолютизировать самостоятельность формы, рассматривая ее как независимую от содержания. Они так же, как и буржуазия, подходят к явлениям и событиям метафизически, а не диалектически, и тем самым становятся на точку зрения буржуазии, переходят в ее лагерь, изменяя рабочему классу.

Буржуазные идеологи нередко стремятся скрыть старое содержание за новыми формами. Они пытаются представить капитализм в виде «свободного мира», «подлинной демократии» или «демократического социализма», неоколониализм характеризуют как бескорыстную помощь слаборазвитым странам во имя «прогресса» и «экономического развития», выдают фашизм за «народную демократию» и т. д., в чем им нередко помогают оппортунисты всяких мастей. Умение разоблачить проделки реакционной буржуазии, стремящейся подобным одурачиванием трудящихся масс продлить свое господство в обществе, есть одна из важнейших задач коммунистических партий и организаций, крепко стоящих на позициях диалектического материализма.

В искусстве идеологи буржуазии проповедуют бессодержательность и безидейность художественного творчества, отрыв его от жизни, от классовой борьбы. Они пропагандируют искусство только как «чистую форму», на словах отрицая его классовое содержание. Однако на деле это «отрицание» классового содержания является ничем иным как содержанием буржуазным, которое скрывает под собой ту же классовую борьбу буржуазии против рабочего класса, стремящейся запутать трудящиеся массы и увести их от классовой борьбы за свое освобождение.

Той же задаче посвящены и другие акцентирования реакционной буржуазии на форме при декларируемом на словах отрицании содержания, например, принцип «аполитичности армии» и  «независимости профсоюзного движения».

Первый, пропагандирующий независимость армии от политики, на деле скрывает под собой ярко антинародный характер буржуазной армии, что она создана и существует только лишь для того, чтобы быть плеткой в руках буржуазии против рабочего класса и трудящихся масс.

Второй, означающий на словах независимость профессиональных рабочих организаций от политических партий, скрывает прямо противоположное — зависимость этих организаций от буржуазии, ее политических партий, ее политики и ее классовых интересов. Этот принцип ставит своей целью обезоружить рабочее движение в его борьбе с капиталистами, подчинить рабочих воле работодателей, заставить их отказаться от борьбы за свои собственные классовые интересы.

Рассматривая вопрос о форме и содержании, необходимо указать на некоторые особенности их диалектического взаимодействия в социалистическом обществе. К таким особенностям относится прежде всего неантагонистический характер противоречий между формой и содержанием при построенном в основном социализме, когда в обществе уже уничтожены эксплуататорские классы и, как следствие этого, появляется возможность исключения глубоких общественных конфликтов, требующих революционных преобразований формы. В таких условиях осознанный характер общественного развития, без которого социалистическое общество не может развиваться дальше к коммунизму, позволяет своевременно перестраивать форму в соответствии с новым, изменившимся содержанием. Субъективный фактор здесь приобретает решающее значение (подробнее см. о том, как марксизм понимает роль личности  в истории).

При подготовке насточщей статьи использовался «Начальный курс философии (для слушателей школ основ марксизма-ленинизма)», М., изд. «Мысль», 1966 г.

work-way.com

форма и содержание. Взаимосвязь формы и содержания

Содержание
— это состав всех элементов объекта,
единство его свойств, внутренних
процессов, связей, противоречий и
тенденций развития.

Пример:
содержание любого живого организма —
это весь реальный процесс его
жизнедеятельности.

Для
выражения фрагмента содержания объекта
используется не термин «элемент», а
термин «компонент».

Понятие
формы многозначно. Форма

это

1.
способ внешнего выражения содержания

2.
тип и структура содержания (имеется в
виду относительно устойчивая определённость
связи компонентов содержания, а также
их взаимодействия)

3.
форма представляет собой единство
внутреннего и внешнего:

  1. как
    способ связи компонентов содержания
    форма — это нечто внутреннее,

она
входит в структуру объекта и сама
становится моментом его содержания

  1. как
    способ связи данного содержания с
    содержанием других вещей

форма
— это нечто внешнее.

Гегель
(«Наука логики»): «Форма в одно и то же
время и содержится в самом содержании
и представляет собой нечто внешнее
ему».

Соотношение
формы и содержания:

1.
неразрывность их связи => любой объект
всегда единство формы и содержания

2.
неоднозначность связи формы и содержания.
Это
утверждение спорно.

Одно
и то же содержание может облекаться в
различные формы (доказать).
Одна и та же форма может встречаться с
различным содержанием (привести
пример из области юриспруденции)
.

3.
противоречивость единства формы и
содержания

Ведущей
стороной в развитии объекта является
содержание. У содержания преобладает
тенденция к изменениям, у формы — к
устойчивости. Вместе с тем до некоторого
момента эти тенденции находятся в
гармонии => устойчивость формы
способствует изменчивости содержания.

Конфликт
формы и содержания разрешается
преобразованием устаревшей формы.

Таким
образом, единство формы и содержания
предполагает относительную самостоятельность
формы и её активную роль по отношению
к содержанию.

4.
оптимальность развития объекта при
взаимном соответствии формы и содержания

28.Категории диалектики: необходимость и случайность.

Очень
часто люди задаются вопросом: каким
образом происходит то или иное событие
— случайно или по необходимости? Одни
утверждают, что в мире господствует
только случайность и нет места
необходимости, другие же — что никакой
случайности не существует и все происходит
по необходимости. Однако, по нашему
мнению нельзя однозначно ответить на
этот вопрос, потому что и случайность
и необходимость обладают своей долей
“права” на бытие. Что же подразумевается
под тем и другим понятием?

Начнем
с понятия “случайности”. Случайность
— такой тип связи, который обусловлен
несущественными, внешними, привходящими
для данного явления причинами. Как
правило, такая связь носит неустойчивый
характер. Иными словами случайность —
это субъективно неожиданные, объективно
привходящие явления, это то, что в данных
условиях может быть, а может и не быть,
может произойти так, а может и иначе.

Различают
несколько видов случайности:

Внешняя.
Она находится за пределами власти данной
необходимости. Она определяется
привходящими обстоятельствами. Человек
наступил на арбузную корку и упал. Налицо
причина падения. Но она отнюдь не вытекает
из логики поступков пострадавшего. Тут
имеет место внезапное вторжение в жизнь
слепого случая.

Внутренняя.
Данная случайность вытекает из самой
природы объекта, она является как бы
“завихрениями” необходимости.
Случайность рассматривается как
внутренняя, если ситуация рождения
случайного явления описывается изнутри
какого — то одного причинного ряда, а
совокупное действие других причинных
последовательностей описывается
посредством понятия “объективные
условия” осуществления основного
причинного ряда.

Субъективная,
то есть такая, которая возникает
вследствие наличия у человека свободы
воли, когда он совершает поступок вопреки
объективной необходимости.

Объективная.
Отрицание объективной случайности
ложно и вредно и с научной, и с практической
точек зрения. Признавая все одинаково
необходимым, человек оказывается не
способным отделить существенное от
несущественного, необходимое от
случайного. При таком взгляде сама
необходимость низводится до уровня
случайности.

Итак,
говоря кратко, случайное — это возможное
при соответствующих условиях. Оно
противостоит закономерному как
необходимому в соответствующих условиях.
Необходимость — закономерный тип связи
явлений, определяемый их устойчивой
внутренней основой и совокупностью
существенных условий их возникновения,
существования и развития. Необходимость,
таким образом, есть проявление, момент
закономерности, и в этом смысле она есть
синоним ее. Поскольку закономерность
выражает общее, существенное в явлении,
постольку необходимость неотделима от
существенного. Если случайное имеет
причину в другом — в пересечении различных
рядов причинно — следственных связей,
то необходимое имеет причину в самом
себе.

Необходимость,
так же как и случайность, может быть
внешней и внутренней, то есть порожденной
собственной природой объекта или
стечением внешних обстоятельств. Она
может быть характерной для множества
объектов или только для единичного
объекта. Необходимость — это существенная
черта закона. Как и закон, она может быть
динамической и статистической.

Необходимость
и случайность выступают как соотносительные
категории, в которых выражается
философское осмысление характера
взаимозависимости явлений, степени
детерминированности их возникновения
и существования. Необходимое прокладывает
себе дорогу сквозь случайное. Почему?
Потому что она реализуется только через
единичное. И в этом смысле случайность
соотносима с единичностью. Именно
случайности оказывают влияние на ход
необходимого процесса: ускоряют или
замедляют его. Итак, случайность находится
в многообразных связях с необходимостью,
и граница между случайностью и
необходимостью никогда не бывает
закрыта. Однако главное направление
развития определяет именно необходимость.

Учет
диалектики необходимости и случайности
— важное условие правильной практической
и теоретической деятельности. Основная
цель познания — выявить закономерное.
В наших представлениях мир раскрывается
как бесконечное многообразие вещей и
событий, цветов и звуков, иных свойств
и отношений. Но чтобы его понять,
необходимо выявить определенный порядок.
А для этого нужно проанализировать те
конкретные формы случайности, в которых
проявляется необходимое.

studfiles.net

ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ — это… Что такое ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ?


филос. категории, во взаимосвязи к-рых содержание, будучи определяющей стороной целого, представляет совокупность частей (элементов) предмета и их взаимодействий между собой и с др. предметами, а форма есть внутр. организация содержания. Отношение Ф. и с. характеризуется единством, доходящим до их перехода друг в друга, однако это единство является относительным. Во взаимоотношении Ф. и с. содержание представляет подвижную, динамичную сторону целого, а форма обнимает систему устойчивых связей предмета. Возникающее в развитии несоответствие Ф. и с. в конечном счете разрешается «сбрасыванием» старой и возникновением новой формы, адекватной развившемуся содержанию.
Категории Ф. и с. появляются в др.-греч. философии в связи с попытками ответить на вопрос, как возможно и возможно ли вообще постоянство и повторяемость явлений при одновременной их изменчивости. Первым шагом на этом пути было предположение нек-рого сохраняющегося субстрата (веществ. первоначала) изменений. Этот субстрат («материя») и закрепился в качестве исторически первонач. значения категории содержания. Первую развитую концепцию формы дала др.-греч. атомистика, в к-рой форма выражала одну из важнейших определенностей атомов и по существу означала уже не просто внешний вид атома, а пространственно организованную структуру тела.

У Платона понятие формы (эйдоса) обозначало реальную определенность тела как некоей целостности, не сводимой к пространств.-геометрич. соотношениям элементов, составляющих вещь; каждому классу чувственно воспринимаемых вещей соответствовала нек-рая «своя» форма, или идея. В связи с тем, что форма у Платона получила самостоятельное, независимое от мира природных вещей существование, возникла и проблема отношения мира форм (идей) к миру материальных вещей (к «материи»), в рамках к-рой долгое время разрабатывалась проблема соотношения Ф. и с. Решая эту проблему, Платон исходил из того, что чувств. вещи возникают из взаимодействий формы и «материи», причем форме принадлежит определяющая, активная роль.
Наиболее развитую античную концепцию Ф. и с. построил Аристотель. Толкуя вслед за Платоном форму как внутр. определенность индивидуальных предметов, тождественную с понятием сути бытия каждой вещи и ее первой сущности (см. Met. VII, 1028а 10–1041 в 5–33), Аристотель вместе с тем утверждает, что форма есть определенность самих материальных вещей. Телесная вещь есть единство формы и «материи», одновременно и форма, и материя, оформленная материя; различие между материей и формой относительно. Правда, такой трактовке проблемы сам Аристотель поставил предел: говоря о мире в целом, он допускает существование неоформленной «материи» и нематериальной формы, обладающей независимым от материи существованием и восходящей к «форме форм», т.е. к богу.
В новое время первый шаг к преодолению идеализма в понимании материи и формы сделал Дж. Бруно, подчеркнувший, что материя «…является той вещью, от которой происходят все естественные виды» («О причине, начале и едином», М., 1934, с. 178). Эту линию продолжают Ф. Бэкон, Декарт, Р. Бойль, Гоббс и др. представители естествознания и материализма. Если Декарт и его последователи свели все богатство природных тел к протяженности и ее свойствам, то Ф. Бэкон исходил из многокачественности материи и осознавал ограниченность не только аристотелевско-схоластической, но и атомистич. концепции формы и материи, в осн. чертах воспроизведенной материализмом и естествознанием нового времени. Именно Бэкон выдвигает идею о примате материи над формой и об их единстве. Однако в целом бэконовские представления о форме носили в значит. степени спекулятивный характер. Напротив, сила декартовско-гоббсовской концепции состояла в том, что ее простые и ясные представления допускали точные количеств. измерения. Главным отрицат. последствием ее механицизма было односторонне аналитич. представление о теле как агрегате частей.
Эти реальные слабости были подмечены Лейбницем, к-рый сделал вывод, что протяженность сама по себе не может содержать внутр. источника развития и движения. Основание формы, по Лейбницу, заключено в нематериальном начале, в монаде, а фигура, величина и т.п. суть только способы выражения и описания внутр. определенности монады.
Возвращаясь к трактовке форм как сущностных или субстанциональных, Лейбниц стремится в собств. природе тел открыть внутр. источник активности. Однако он резко противопоставляет материю и форму, пытаясь преодолеть это противопоставление путем допущения предустановленной гармонии.
Критикуя подход к форме и материи как к определенностям, присущим вещам самим по себе, вне и независимо от тех условий, посредством к-рых эти вещи даны человеку, Кант выдвигает тезис, согласно к-рому форма, как и др. категории рассудка, есть принцип упорядочивания, синтезирования чувственно данного многообразия. Это относится и к материи, к-рая для Канта есть «…лишь отношение чего-то вообще к чувствам» (Соч., т. 3, М., 1964, с. 331), лишь неопределенное, неупорядоченное «нечто», возникающее в сознании при взаимодействии человека с внешним миром. Результатом тех модификаций, к-рые претерпела в системе Канта традиц. проблема соотношения материи и формы, явилось выдвижение на первый план нового аспекта этой проблемы – вопроса о Ф. и с. мышления. Кантовское отождествление «материи» с чувственно данным содержанием мышления заключало в себе возможность для возвращения «материи» всего богатства ее определений и многокачественности, поскольку к «материи» Кант относил все то, что может быть воспринято в созерцании (см. тамже, с. 128). В противоположность предшествующей традиции, для Канта материя есть синоним чувственно данного многообразия, а форма – то, что как-то синтезирует, унифицирует это многообразие. Дальнейший шаг в этом направлении был сделан Гегелем.
Подвергая резкой критике метафизич. представления, согласно к-рым все без исключения вещи имеют основанием одну и ту же «материю» и различаются друг от друга лишь со стороны формы, Гегель формулирует тезис о взаимообусловленности материи и формы. Вместе с тем для более адекватного выражения сущности отношения между определяемым и определяющим он вводит категорию «содержание», к-рая включает форму и материю как снятые моменты: содержание объемлет собою как форму как таковую, так и материю, и оно имеет, т.о., нек-рую форму и нек-рую материю, основу коих оно составляет (см. Соч., т. 5, М., 1939, с. 540). По Гегелю, отношение между Ф. и с. есть сущностное отношение, типичный случай взаимоотношения диалектич. противоположностей. Единство Ф. и с. предполагает их взаимопревращение (см. тамже, т. 1, М.–Л., 1929, с. 224; т. 5, с. 531). Материя становится содержанием, только будучи определенной, оформленной материей; точно так же и форма есть по существу переход содержания в форму: ее можно отличить от содержания только при сопоставлении двух определенных содержаний. В этом отношении одного содержания к другому и появляется возможность зафиксировать форму как относительно самостоят. определенность. Примером гегелевского понимания тождества Ф. и с. может служить анализ Ф. и с. художеств. произведения (см. тамже, т. 1, с. 225). Гегелю принадлежит также важное различение внешней и внутр. формы.
Приняв диалектич. подход Гегеля к проблеме Ф. и с., марксизм вместе с тем показал, что объективно-идеалистич. основа гегелевской философии оказалась помехой для всестороннего исследования диалектики Ф. и с., а в анализе социальных явлений привела к отрыву друг от друга Ф. и с. (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 289, 235). Классики марксизма углубили введенное Гегелем различение содержания и веществ, материального субстрата вещи («материи»). В частности, Маркс показал, что в области социально-экономич. отношений все собственно природные определения вещи, в т.ч. вещественное содержание (материальный субстрат) и чувственно конкретная, веществ. форма, имеют значение лишь как формы существования и проявления иного, социального содержания. Напр., товар, хотя и имеет веществ. природную сторону, представляет собою прежде всего экономическое, обществ. явление. Его веществ. основа и ее определения формы, рассматриваемые сами по себе, не имеют никакого отношения к исследуемому в политэкономии содержанию товаров.
Необходимость строгого различения «материи» и содержания сохраняется и при анализе собственно природных явлений: содержание здесь составляет вполне определенный (т.е. взятый в единстве с его формой) материальный субстрат, специфический для данного рода явлений, а не субстрат вообще. Обнаружение материального субстрата – первый шаг на пути познания содержания, т.к. содержанием является не сам по себе субстрат, а его внутр. состояние, совокупность процессов, к-рые характеризуют взаимодействие образующих субстрат элементов между собой и со средой и обусловливают их существование, развитие и смену. В этом смысле само содержание выступает как процесс, состоящий в непрерывном изменении сторон, элементов вещи. Диалектико-материалистич. концепция формы, снимая противоположность односторонне дифференциального и односторонне интегрального подхода к анализу процесса формообразования, рассматривает форму в единстве ее дифференциальных и интегральных аспектов, как развивающуюся и становящуюся структуру. Анализ завершенного целого, в отрыве от процесса его становления, подчеркивает Маркс, с неизбежностью ведет к аристотелевско-лейбницевской концепции субстанциональности формы и ее примата над содержанием, т.к. в этом случае формы выступают в качестве «…готовых отношений и форм…», только как предпосылки действит. содержания (см. «Теории прибавочной стоимости», ч. 3, 1961, с. 462), и потому рассматриваются как изнач. условия, определяющие само это содержание. Так происходит, напр., с рентой и процентом в их отношении к капиталистич. способу производства. На самом же деле эти формы, исторически предшествовавшие капиталистич. способу производства прибавочной стоимости как своему содержанию, представляют собою одновременно и условия возникновения этого содержания и результаты функционирования самого капитала, его собств. формы. Но, чтобы обнаружить это, необходимо «…генетически вывести различные формы…» и понять «…действительный процесс формообразования в его различных фазах» (там же, с. 477, 478), с учетом объективной субординации Ф. и с.



Большой методологич. интерес представляет Марксов анализ особенностей развития путем борьбы Ф.и с., составными моментами к-рой являются взаимопереход Ф. и с. и «наполнение» старой формы новым содержанием. Дальнейшую разработку эта идея получила в работах Ленина. В частности, ему принадлежит важное положение о том, что «…всякий кризис, даже всякий перелом в развитии, неизбежно ведет к несоответствию старой формы с новым содержанием» (Соч., т. 21, с. 392). Разрешение противоречий между Ф. и с. может протекать по-разному – от полного отбрасывания старой формы, переставшей соответствовать новому содержанию, до использования старых форм, несмотря на существенно изменившееся содержание. Но и в последнем случае форма не остается прежней, новое содержание «…может и должно проявить себя в любой форме, и новой и старой, может и должно переродить, победить, подчинить себе все формы, не только новые, но и старые…» (там же, т. 31, с. 83).
Содержание и форма м ы ш л е н и я. Применительно к мышлению проблема взаимоотношения Ф. и с. впервые стала предметом спец. исследования в нем. классич. философии. Исходным пунктом для нее является критика, с одной стороны, идеи чисто опытного происхождения всего содержания мышления (в той форме, в какой ее развивал сенсуализм 17–18 вв., натолкнувшийся на серьезные трудности, связанные с неумением объяснить происхождение и содержание теоретич. знания), а с др. стороны – рационалистич. концепций мышления, к-рые, хотя и исследовали «способности», ведущие к всеобщим и необходимым истинам разума, однако понимали их таким образом, что они оказывались за пределами опыта.
Задача состояла в том, чтобы показать, как возможно объективное, всеобщее и необходимое знание, не порывая при этом с тезисом об опытном происхождении знания. Кант делает это на основе различения содержания мышления, обусловленного чувств. опытом индивида, и формы мышления, к-рая, хотя вне опыта и не существует, но является в нем априорным элементом, обеспечивающим синтез и переработку чувственно данного содержания мышления в качественно новое по своему содержанию знание. При этом форма мышления, его категориальная структура обусловлена не индивидуальным опытом субъекта, а нек-рыми особенностями человеч. сознания вообще. Гегель подвергает критике характерное для Канта рассмотрение Ф. и с. мышления как изначально различных (см. Соч., т. 1, М.–Л., 1929, с. 113) и показывает, что формы мышления не могут быть только субъективными пособиями человека: хотя они «…принадлежат мышлению как таковому, из этого все же отнюдь не следует, что и сами по себе они лишь наши определения, а не суть вместе с тем определения самих предметов» (там же, с. 89). Этим был сделан важный шаг к обоснованию содержательности и объективной обусловленности форм мыслит. деятельности. Гегель показал также, что процесс совпадения Ф. и с. мышления с закономерностями и свойствами объективной реальности доказывается всей историей познания. Однако объективно-идеалистич. способ обоснования Гегелем единства Ф. и с. мышления привел к фактич. утрате различия между абстрактным мышлением и чувственностью, между Ф. и с. мышления, к-рые целиком остались в пределах самой мысли (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., 1956, с. 627–28).
Диалектич. материализм исходит из того, что мышление отражает объективный мир как содержанием, так и формой. Содержание мышления – это результат отражения в совокупной духовной культуре человечества природных и социальных явлений, т.е. идеализованная природа и социальная действительность, освоенные обществ. субъектом на данном этапе его развития. В содержание мышления входят все многообразные определения действительности, воспроизводимые сознанием, в т.ч. ее абстрактно-всеобщие связи и отношения; эти последние при определ. условиях приобретают специфически логич. функции, выступают в качестве форм мышления, т.е. форм, в к-рых протекает мышление как деятельная способность обществ. субъекта. К осн. формам мышления принадлежат логич. категории, понятия, суждения и умозаключения.
Из этого следует, что различие между Ф. и с. мышления – это различие не по принципиально разному отношению к действительности, а только по той разной роли, к-рую выполняет одна сторона мышления по отношению к другой. Это – функцион. различие в пределах содержания мышления, лишь в результате длит. развития приведшее к относит. обособлению формы. Такое обособление основывалось на постепенном вычленении из содержания мышления тех его сторон, к-рые были наиболее часто повторяющимися и представляли инвариантные связи и отношения различных конкретных познават. ситуаций. Закрепившись т.о. в сознании человека в виде логич. форм, эти инвариантные параметры мыслит, деятельности для последующих поколений выступают уже как некий готовый результат, как формы деятельности субъекта с объектом.
Превращение абстрактно-универс. опреде-ленностей действительности в логич. формы – специфически социальный процесс, т.к. только общество в целом обладает возможностью закрепить (через средства культуры) результаты деятельности предшествующих поколений, выступающие для каждого отд. человека как то, что определ. образом организует и упорядочивает знания, как формальные условия возможности самого познания.
Т.о., всеобщие и необходимые абстрактно-универс. определенности действи-тельности становятся формами мышления по мере того, как оказываются формами деятельности общественно-развитого субъекта, его «познават. способностями». Понятно, что категориальная структура мышления развивается по мере развития познания, и чем полнее, глубже и всестороннее содержание мышления, тем в более развитых и конкретных формах оно выражается.

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 158–59, 280–368; т. 2, с. 143; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, М., 1969, с. 78–80; Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 38; его же, т. 31, с. 80–82; Асмус В. Ф., Диалектика Канта, 2 изд., М., 1930; его же, История античной философии, М., 1965; Маньковский Л. Α., Логич. категории в «Капитале» К. Маркса, М., 1962; Лекторский В. Α., Проблема субъекта и объекта в классической и совр. бурж. философии, М., 1965; Смирнова Е. Д., Формализованные языки и логич. форма, в кн.: Логич. структура науч. знания, М., 1965; Мамардашвили М. К., Формы и содержание мышления, М., 1968; Мамзин А. С., О Ф. и с. в живой природе, Л., 1968; Науменко Л. К., Монизм как принцип диалектич. логики, Алма-Ата, 1968.

В. Кураев. Москва.


Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия.
Под редакцией Ф. В. Константинова.
1960—1970.

dic.academic.ru

Категории форма и содержание.

Содержание – это
элементы, из которых состоит вещь, форма
– это совокупность связей между ними,
или, иначе, организация или структура
вещи. Различие формы и содержания
относительно. Материальный мир – это
предметный мир, поэтому наиболее четкое
различение формы и содержания осуществлено
по отношению к вещам. Так, производственные
отношения могут рассматриваться как
элементы содержания, а политические
отношения – как их организация или
форма.

Диалектико-материалистическая
концепция содержания и формы включает
следующие важнейшие моменты. Содержание
и форма находятся в единстве, определяющую
роль в котором играет содержание.
Определяемая содержанием, форма находится
в соответствии с ним. При этом содержание
может быть выражено в некотором
многообразии форм. Многообразие форм
всегда связано с многообразием содержания,
постоянным в этом многообразии является
не содержание, а наиболее общая сущность
вещи.

Определяемая
содержанием, форма обладает относительной
самостоятельностью и активностью.
Источником этой относительной
самостоятельности является то, что
связи между элементами зависят не только
от природы элемента, вступающего в
связь, но и от природы других элементов,
от совокупной природы элементов
содержания, благодаря чему форма
приобретает некоторую независимость
и активность.

В процессе развития
содержание и форма находятся в сложном
взаимодействии, в котором содержание
играет определяющую роль. При этом форма
никогда полностью не соответствует
содержанию, она всегда в той или иной
мере отстает от него, является более
консервативной, чем содержание.
Противоречие между формой и содержанием
периодически разрешается путем приведения
формы в большее соответствие содержанию,
однако никогда не может быть преодолено
полностью. В конечном счете, противоречие
между формой и содержанием, по мере
исчерпания возможностей развития,
заложенных в наличном содержании и
форме, приходит к резкому обострению,
конфликту, который разрешается посредством
скачка – сбрасывания старой формы и
переделки содержания.

Пример:

Содержание – это
элементы, из которых состоит вещь, форма
– совокупность связей между ними, или,
иначе, организация или структура вещи.

Примером может
служить рынок и продавцы и покупатели,
работающие на нем. Формой в этом примере
будет рынок, как совокупность экономических
связей. Содержание – это продавцы и
покупатели, которые являются неотъемлемыми
элементами рынка. Рынок – это связующее
звено для его элементов. Как видно из
примера форма, т.е. рынок, обладает
относительной самостоятельностью и
активностью. Источником этой относительной
самостоятельности является то, что
связь между продавцом и покупателем
зависит также от совокупной природы
других элементов рынка, благодаря чему
рынок приобретает некоторую независимость
и активность.

Категории единичное, особенное, общее.

Общее – то, что
свойственно классу предметов, явлений,
процессов, единичное — присущее элементу
класса, а особенное – подклассу.
Различение единичного, особенного и
общего относительно. Предельно общее,
относящееся к бесконечному миру в целом,
называют всеобщим. Однако всеобщим
нередко обозначают и предельно общее
в рамках данной области действительности.

С позиции
материалистической диалектики общее,
особенное и единичное существуют
одинаково реально, однако каждое из них
обладает своим, специфическим способом
существования. Реальный мир – это мир
объективно существующих единичных
вещей, несущих в себе общее, обладающих
глубокой общностью. Общее существует
не рядом с единичным, а лишь в единичном,
через единичное.

Единичное имеет
сложную структуру: оно включает в себя
собственно единичное, или индивидуальное,
присущее только данному единичному, и
общее, присущее всему классу данных
единичных.

Категории общего,
особенного и единичного – важнейшие
опорные смысловые узлы человеческого
познания и практической деятельности.

Пример:

Рассмотрим следующий
пример. Общее – то, что свойственно
классу предметов, явлений и процессов.
Например, инструмент фондового рынка.
Далее, единичное – присущее элементу
класса. Акция, облигация, сертификат —
единичные инструменты фондового рынка.
Особенное – то, что присуще подклассу.
Именная, на предъявителя – подклассы
акций.

studfiles.net

Содержание и форма — Философия Библиотека русских учебников

Названные категории отражают объективный мир, поскольку все предметы, процессы и явления природы и общества имеют свое содержание и свою форму

Содержание — это совокупность элементов, процессов, связей, которые составляют данный предмет или явление. Эта определенность почти идентична понятию»сущность»и тесно связанная с ним. Однако сущность абстрактным, шире я, чем категория»содержание»Ею определяют главный, решающий, глубинные внутренняя связь предметов, представляющих основу. Понятие»содержание»несколько узкое. Оно также отражает внутренний и веришь альной связь. Однако не в его самом общем виде, а в таком, который реализуется в каждом отдельном предмете (группе предметов) на определенном этапе развития, при определенных условиях. Например, сущностью жизни у самом общем виде есть процесс обмена речевой в белковом теле. Конкретное проявление этой связи в любой клетке или организме будет разным. В данном случае содержание является проявлением сущности в данной специфике, внутренней связью в отдельныхецифіці, внутрішнім зв’язком в окремому.

Форма является выражением содержания, его выражением. Это внутренняя и внешняя организация содержания, способ его существования, имеющий определенную определенность, стабильность и самостоятельность

Форма неразрывно связана с содержанием, а через него — с сущностью. Подчеркивая это,. ВИ. Ленин в свое время писал:»форма существенная. Сущность формируемая. Так или иначе в зависимости и отсутствия»1

Согласно диалектикой»содержание»и»форма»находятся в органическом единстве, является соотносимыми понятиями, которые отражают две взаимосвязанные, противоречивые стороны бытия предмета, явления, процесса. Например, к каждый атом вещества имеет своим содержанием некоторое количество элементарных частиц, взаимодействующих друг с другом и расположены в определенном порядке результате формируется структура — форма атома, характерна для определенного химического элементаого хімічного елемента.

В живой природе форма и содержание проявляются как единство функции и органа. Когда характеризуется тело в статике, в. Его пространственных связях, категория»форма»выражается понятиями»структура»,»строение»т.д. ближайшее к этим категориям является понятие»организация»(способ связи элементов содержания в. Его движении и развитииу елементів змісту в. Його русі. Й розвитку).

В общественных явлениях тоже имеем дело с единством содержания и формы. В это общий характер этих категорий проявляется в том, что они являются необходимыми формами мышления в любой области науки

Из сказанного следует, что содержание приходит в норму как его объективная основа, а форма выражает содержание как его организация. Есть бесформенного содержания, как нет бесформенной вещи. Форма не существует сама по себе. Во она лишена всякой ценности, если не является формой содержания. Поэтому нельзя согласиться с теми, кто отрывает форму от содержания и наделяет ее самостоятельным существованиянням.

Основой взаимосвязи содержания и формы является положение об определяющей роли содержания. Именно он является ведущей, решающей стороной в единстве формы и содержания. Изменение и развитие предмета или процесса затрагивает, насампере ед, содержание. С изменением содержания меняется и форма. Сама же изменение содержания является, конечно, результатом внутренних противоречий. Содержание, изменяясь, осуществляет формообразующих влияние. Особенно ярко это проявляется в биологических огии. В живых организмах основную роль играют функции, которые выполняют морфогенетических деятельность. В развитии общества под влиянием труда тоже происходили изменения форм органов человека. Форма руки, ее строений а изменялась под влиянием изменения ее функций, постоянно усложнялись под влиянием все новых трудовых операций. О доминирующую роль содержания относительно формы свидетельствует все развитие общественной жизниного життя.

Положение о первичности содержания относительно формы имеет большое значение для науки и практической деятельности. Однако форма не является чем-то равнодушным, пассивным относительно содержания. Стоит напомнить о роли производственных отн носин в развитии общества, общественного сознания относительно базиса, совершенствования организационных форм общественной деятельности тощщо.

Гармония формы и содержания проявляется везде и во всем их невозможно разрывать, поскольку это приводит преувеличение роли формы. Когда форма становится самоцелью это приводит к формализму и абстракционизма, которые и представляют собой опасность, особенно в искусствві.

Научная философия показывает, что формы существования и развития объективного мира крайне разнообразны. Часто один и тот же смысл общественной жизни проявляется в различных формах. Поэтому следует вести борьбу с фетишизацией устаревших форм, проявлять гибкость, вводить новые формы, которых требует жизнь, умело сочетать новые формы с теми, которые еще не исчерпали себбе.

Итак, содержание и форма являются неотъемлемыми сторонами вещей, процессов, явлений объективного мира. При этом содержание играет определяющую, ведущую роль относительно формы. Самой же форме присуща определенная самостоятельность и и она влияет на развитие содержания. Любой содержание может проявляться в различных формамах.

uchebnikirus.com

§ 6. Форма и содержание систем

Для понимания
структурности материи важное значение
имеет уяснение соотношения

формы и
содержания. Подобно диалектике части
и целого, элементов и системы

диалектика
формы и содержания конкретизирует
представление о структурности как

атрибуте
материи, связывает структурность с
противоречиями, с развитием (быть

может, даже
больше, чем категории части и целого),
отсекает односторонность в их

трактовке
и выявляет новые грани в проблеме
использования этих категорий в

практической
деятельности людей.

Под
«содержанием» в философии понимается
все, что содержится в системе. Сюда

входят не
только субстраты — элементы, но и
отношения, связи, процессы,

тенденции
развития, все части системы. Если, к
примеру, при рассмотрении

организма
человека мы не могли считать элементами
данной системы отдельные

клетки,
молекулы, непосредственно не участвующие
в ее создании, если при анализе

частей
данного организма мы по определению не
могли считать специфированной

частью его
неорганическую подсистему, то теперь,
при сосредоточении внимания на

содержании
системы, мы должны охватить буквально
все, что в ней есть. Для

выражения
фрагмента содержания системы используется
слово «компонент» системы (а

не «элемент»,
«часть»).

Понятие
формы многозначно. Часто под формой
понимается способ внешнего выражения

содержания,
иногда при этом указывается, что форма
к тому же есть относительно

устойчивая
определенность связи элементов (точнее,
компонентов) содержания и их

взаимодействия,
тип и структура содержания. Конечно,
форма есть внешнее

выражение
содержания, внешняя конфигурация вещи,
предмета, его внешние

пространственные
и временные границы. Форма есть также
способ существования

материи
(например, когда речь идет о пространстве
и времени как атрибутах

материи).
Понятие формы градуирует единое
(например, «формы движения материи»,

«органические
формы», «формы общественного
сознания» и т.п.). Под формой

понимается
также внутренняя организация, способ
связи элементов внутри системы

(в данном
случае понятие формы совпадает с понятием
структуры). В интересующем

нас плане
форма есть внутренняя и внешняя
организация системы.

Существуют
различные типы содержания (существенное
и несущественное, необходимое

и случайное,
материальное и «идеальное» и т.п.)
и соответственно различные типы

формы.

Сами понятия
формы и содержания относительны.
Например, производственные

отношения
являются содержанием по отношению к
надстройке и формой — по отношению

к
производительным силам общества.

Диалектическую
позицию в трактовке соотношения формы
и содержания достаточно

четко
выражают следующие положения: 1)
неразрывность содержания и формы; 2)

неоднозначность
связи; 3) противоречивость единства; 4)
оптимальность развития —

при
соответствии формы содержанию, содержания
— форме.

Форма и
содержание неразрывны в том смысле, что
нет ни одной материальной

системы, у
которой не было бы содержания и формы.
Форма содержательна,

содержание
оформлено. Одно без другого не существует.
Когда говорят: «Этот

кинофильм
бессодержателен», то при этом имеют
в виду не отсутствие содержания

вообще, а
отсутствие надлежащего содержания.
Попытки оторвать форму от

содержания,
придать ей самодовлеющее значение ведут
к формализму. Недооценка

формы в
художественном творчестве чревата
вульгарным натурализмом, потерей

средств
выразительности и эмоционально-психологического
воздействия. Единство

высокохудожественной
формы и глубокого содержания — такова
прогрессивная

традиция
передовой эстетической мысли прошлого.
Гегель, например, писал: «Можно

сказать об
Илиаде, что ее содержанием является
Троянская война или, еще

определеннее,
гнев Ахилла; это дает нам все, и одновременно
еще очень мало, ибо

то, что
делает Илиаду Илиадой, есть та поэтическая
форма, в которой выражено

содержание.
Точно так же и содержанием «Ромео и
Джульетты» является гибель двух

любящих
вследствие раздора между их семьями;
но это — еще не бессмертная

трагедия
Шекспира» (Гегель Г. В. Ф. Соч. 1929. Т. 1.
С. 225). «Произведение

искусства,
которому недостает надлежащей формы,
не есть именно поэтому

подлинное,
т. е. истинное произведение искусства,
и для художника, как такового,

служит
плохим оправданием, если говорят, что
по своему содержанию его

произведения
хороши (или даже превосходны), но им
недостает надлежащей формы.

Только те
произведения искусства, в которых
содержание и форма тождественны,

представляют
собою истинные произведения искусства»
(там же).

Второй
момент диалектического понимания
соотношения формы и содержания состоит
в

неоднозначности
их связи: одно и то же содержание может
иметь разные формы, но

может быть
и иначе: одна и та же форма может иметь
различное содержание.

Третье
положение фиксирует противоречивость
единства формы и содержания, внутри

которых
порой возникают разнонаправленные
тенденции. У содержания преобладает

тенденция
к изменениям, у формы (как внутренней
структуры системы) — тенденция к

устойчивости.
До некоторых пор эти тенденции находятся
в гармонии: сама форма

как внутренняя
структура детерминирует развитие
содержания и развитие самой себя

(ведь форма
есть часть содержания). Но существуют
рамки для изменения формы,

обусловленные
ее качеством. Она может не быть своевременно
преобразована (в

социальных
системах в этом могут быть заинтересованы
определенные социальные

силы). Тогда
форма как внутренняя структура системы
становится тормозом развития

содержания,
наступает конфликт формы и содержания,
требующий соответствующих

средств
своего преодоления. В периоды преобразования
структуры — при

бесконфликтном
или конфликтном развитии — происходит
«переход» содержания в

форму и
формы в содержание (в том смысле, что
форма оказывается наиболее тесно

связанной
с содержанием, близкой к содержанию).

Следующее,
четвертое положение, касающееся
диалектики формы и содержания,

связано с
характером их единства. Форма, как мы
видели, может не соответствовать

(в условиях
дисгармоничного и конфликтного развития)
измененному содержанию.

Правда, и
в этих условиях сохраняется единство
содержания и внутренней структуры

системы.
Но возникает потребность в разрушении
одной из сторон противоречия как

средстве
преодоления конфликта. В условиях же
гармонии формы и содержания обе

стороны
противоречия, будучи противоположными
по тенденциям своих изменений,

объективно
содействуют укреплению друг друга и
системы в целом. Они, таким

образом,
соответствуют друг другу.

Соответствие
и несоответствие формы содержанию
свидетельствуют о ее

относительной
самостоятельности, о возможности ее
двоякого — позитивного и

негативного,
организуюше-конструктивного или
деструктивного воздействия на

содержание.
Это, в свою очередь, приводит к мысли: а
нельзя ли сначала создать

конструктивную
структуру (форму), а потом «подтягивать»
под нее содержание?

Конечно,
могут быть и нежизненные, преждевременные
и просто никуда не годные

формы,
насильно навязываемые содержанию, как,
например, при волюнтаристском

подходе к
социальным структурам. Это тоже ведет
к несоответствию формы

содержанию.
Такой бездумный активизм ничуть не
лучше консерватизма. Он

сторонится
научного анализа конкретного соотношения
формы и содержания.

Оптимальность
развития достигается только при взаимном
соответствии содержания и

формы
(структуры).

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о