Сравните нормы обычного права и княжеское законодательство судебный процесс – Вопрос 4. Правовая система Древнерусского государства. Источник права. Происхождение, списки, редакции Русской Правды.

16 Русская правда – кодекс древнерусского права: источники, редакции, особенности.

До
наших дней дошло более ста списков
Русской
Правды, которые можно предста-

вить
в трех основных редакциях: Краткая,
Пространная и Сокращенная (обозначаемые
в литературе как КП, ПП и СП). Древнейшей
редакцией (подготовлена не позднее 1054
г.) является Краткая Правда, состоящая
из Правды Ярослава (ст. 1—18), Правды
Ярославичей (ст. 19—41), Покона вирного
(ст. 42), Урока мостников (ст. 43).

Пространная
редакция, возникшая не ранее 1113 г. и
связанная с именем Владимира Мономаха,
разделялась на Суд Ярослава (ст. 1—52) и
Устав Владимира Мономаха (ст. 53—121).

Сокращенная
редакция появилась в середине XV в. из
переработан­ной Пространной редакции.

Существующие
в литературе две противоположных оценки
признают Русскую Правду либо официальным
сводом княжеского права действу­ющего
на Руси (Погодин, Беляев, Ланге и др.),
либо частным сборником юридических
обычаев и судебной практики (Сергеевич,
Владимирский -Буданов и др.).

По
мнению В.О. Ключевского, Русская Правда
представляла собой дополнение к Кормчей
книге, а ее текст сформировался в сфере
не княжеского, а церковного судопроизводства.

В
ее основу положен целый ряд церковно-правовых
источников византийского происхождения
— Номоканон (превращенный в русских
условиях в Кормчую книгу), Эклога, Закон
судный людем, Прохирон, Закон градский
(IX в.).

В
круг ее источников попали оба церковных
устава (Владимира и Ярослава). В.О.
Ключевский считал, что Русская Правда
использовалась в качестве кодекса
церковными судами для разбирательства
нецерковных гражданских и уголовных
дел.

Во
многих случаях текст Правды является
переложением, пересказом княжеских
законов. При этом пересказ отражал
идеологическую пози- цию кодификатора:
в тексте опускаются составы преступлений,
санкции и процессуальные действия,
имевшие место в действительном судопрои-
зводстве; нет раздела о государственных
преступлениях, отсутствуют смертная
казнь и судебный поединок (≪поле≫),
против которых всегда активно выступала
Церковь.

Со
временем действие Русской Правды выходит
за пределы церков- ной юрисдикции и
судопроизводства (по нецерковным делам)
и распространяется на княжеское
судопроизводство. Однако не будучи
непосредственным сводом княжеских
законов (а сборником обычаев и церковного
законодательства), Правда остается
руководством,
пособием
для
княжеских судей. (Схожая ситуация
складывалась и в Западной Европе, где
реципируемое римское право вовсе не
воспринималось как свод обяза- тельных
норм и законоустановлений, но как пособие
для деятельности местных судей.)

Русская
Правда применяет казуальный
или формальный
способ
обработки материала: из реальной жизни
или правового источника (обы- чая,
византийского права, судебной практики)
брался конкретный казус, решение которого
Русская Правда определяла сама. При
этом имел место двойной мотив решения:
сугубо формальный, догматический (как
гласит закон) и религиозно-нравственный
(по справедливости).

Очевидно,
что как свод законов Русская Правда
формировалась постепенно: вначале
выкристаллизовывались отдельные ее
нормы (путем ≪притирки≫
заимствованных из византийского права
положений к реальной судебной практике),
которые затем путем отбора были
кодифицированы.

Краткая
редакция
Русской
Правды состоит из двух частей: первая,
включающая 17 статей, содержит нормы об
убийстве, побоях, о нарушении права
собственности и способах его восстановления,
о вознагражде- нии за порчу чужих вещей.
Во второй части содержатся решения,
принятые на княжеском съезде потомков
Ярослава, дополняющие уже имеющиеся
статьи нормами судебных пошлин и
расходов.

Пространная
редакция
развивает
положения Краткой, выстраивая их в более
стройную систему, и добавляет к ним
нормы, установленные законодательством
Владимира Мономаха. Разделение Правды
на ≪Суд
Ярослава≫
и ≪Устав
Владимира≫
довольно условное: с именами этих князей
связаны только первые статьи разделов,
остальные статьи кодекса заимствованы
из разных эпох и ис- точников, ведь в
задачу Правды входило собрать и включить
в свой состав разные нормы, которые
кодификатор считал необходимым закрепить.

Источники

Источниками
кодификации были нормы
обычного
права и княжеская судебная практика. К
числу норм обычного
права
относятся
прежде всего положения о
кровной
мести (ст. 1) и круговой поруке (ст. 19 КП).
Законодатель
по-разному
оценивает эти обычаи: кровную месть он
стремится ограничить (сужая круг
мстителей) или вовсе отменить, заменив
денежным
штрафом
(вирой). Круговая порука, напротив,
сохраняется как политическая мера,
связывающая всех членов общины
ответственностью за
своего члена,
совершившего преступление (≪дикая
вира≫
налагалась на
всю общину).

Нормы, выработанные
княжеской судебной
практикой,
многочисленны
в Русской Правде и иногда связываются
с именами князей, принимавших их
(Ярослава, сыновей Ярослава, Владимира
Мономаха).

Определенное
влияние на эту кодификацию оказало
византийское каноническое
право.

studfiles.net

9. Источники древнерусского права.

До
IXв. не представляется возможным судить
о конкретных структурированных нормах
права.

Источники
древнерусского права:

1.
Правовой обычай — обычное право,
складывающееся веками и очень медленно
подвергающееся трансформации. Обычное
право в договорах Руси с Византией
называется Законом Русским.

2.
Договоры: договоры Руси с Византией
(Xв), другие международные договоры,
договоры между княжествами, сохранилось
даже несколько частных договоров времен
Киевской Руси.

3.
Судебные прецеденты — решения княжеского
суда, растолковывающие или уточняющие
обычные правовые нормы. Некоторые
судебные прецеденты вошли впоследствии
в текст Русской правды.

4.
Законодательство — писаные законы стали
издаваться на Руси с Xв. Тогда был издан
Устав кн. Владимира, устанавливавший
церковную десятину и определявший
юрисдикцию церковных властей (в частности,
семейные правоотношения). Более подробный
устав на эту же тему издал чуть позже
кн. Ярослав Мудрый.

Помимо
светского, в кон. Xв. появилось церковное
законодательство, не зависящее от воли
киевского князя, ведь церковное
законодательство было заимствовано из
Византии (греческий номоканон –
постановления церковных соборов и
патриархов, а также Эклога (VII-VIIIвв.),
т.е. светские уголовные и гражданские
законы). Все законы, заимствованные
Русью из Винзантии, были в Xв. объединены
в Кормчую книгу. Всеобщая западноевропейская
тенденция рецепции римского права
Киевскую Русь не затронула, для Руси
Римом стала Византия. С XIв. основным
законодательным источником древнерусского
права становится Русская правда
(подробнее см. вопросы №№5-7).

Обычное
право, Закон Русский (право городской
Руси), Русская правда, Правда Ярославичей,
Договоры Руси с Византией, Кормчие книги
(церковно – юридические документы),
Номоканон Иоанна Схоластика (церковные
правила и сборник светских законов),
Номоканон Эклога – 741 (гражд. Право и
регул. Феод. Землевладение), Прохирон
(Ручная книга законов), Закон судный
Людям.

Уставы
князей Владимира Святославича и Яросла­ва
Владимировича (Х—Х1 вв.), содержащие
нормы о брачно-семейных отношениях,
преступлениях против церкви, нрав­ственности
и семьи. В уставах определялась юрисдикция
цер­ковных органов и судов

10. Обычное право как источник права Древнерусского гос-ва.

8-10
век идет складывание древнерусского
права. Источники права – обычаи,
юридический обычай. Юридический обычай
– это сложившиеся в обществе нормы,
которые затем поддерживаются и
санкционируются гос-вом. На начальном
этапе гос-вом поддерживаются все обычаи,
в том числе и кровная месть, но позже,
хотя она и присутствовала, но круг
родственников, имеющих право на кровную
месть, был сильно ограничен, рекомендовалось
заменить её штрафом. Княжеское
законодательство формируется сначала
в устной форме, оно похоже на прецедентное
право. 1-ый письменным источником,
объединившим все устные формы права,
стала Русская правда, которую некоторые
трактуют, как договор между князем и
общиной. Русская правда сохранилась в
нескольких списках, первоисточника
нет, мы можем ознакомиться с ней только
по ее копиям, изложенным в более поздних
летописях. Всего этих списков более
сотни. Выделяют 3-и редакции Русской
правды, из-за этого и много противоречий
в научных кругах (кто смерды – свободные
общинники, податное население или
феодально-зависимые крестьяне). Следующий
источник права – каноническое право,
регулирующее все сферы жизни, отнесенные
к церкви

studfiles.net

Княжеское законодательство. Курс русской истории (Лекции I-XXXII)

Княжеское законодательство

Рядом с законом русский кодификатор черпал и из других источников, открывшихся или расширившихся с принятием христианства, которые давали ему нормы, изменявшие или развивавшие этот закон. Важнейшим из них надобно признавать законодательные постановления русских князей: так, во второй статье пространной Правды изложен закон Ярославовых сыновей, заменявший родовую месть за убийство денежной пеней с обстоятельным изложением в дальнейших статьях таксы денежных взысканий и других процессуальных подробностей, относящихся к делам об убийстве. Самая идея законодательной обязанности, свыше возложенной на государя, мысль о возможности и даже необходимости регулировать общественную жизнь волею власти была принесена к нам вместе с христианством, внушалась с церковной стороны. Вторым источником были судебные приговоры князей по частным случаям, превращавшиеся в прецеденты: это наиболее обычный способ древнейшего законодательства. Таков приговор Изяслава Ярославича, присудившего к двойной вире жителей Дорогобужа за убийство княжеского «конюха старого», т.е. конюшего старосты, или приказчика: приговор этот занесён в Правду как общий закон, причисливший княжеского старосту конюшего по размеру пени за его убийство к составу старшей дружины князя. К обоим этим источникам надобно прибавить ещё третий — законодательные проекты духовенства, принятые князьями.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Развитие русского феодального права в XV—XVII вв.: формы законодательства, частные акты

Основными
источниками общерусского права в
XV—XVII вв. были великое княжеское (царское)
законодательство (жало­ванные,
указные, духовные грамоты и указы),
«приговоры? Боярской Думы, постановления
Земских соборов, отрасле­вые
распоряжения приказов.

Создаются
новые сложные формы законодательства
— об­щерусские кодексы: Судебники,
Соборное Уложение, указ­ные (уставные),
в которых систематизировались нормы,
не вошедшие в основной текст книги
Судебников: Уставная книга Разбойного
приказа, указные книги Поместного и
Зем­ского приказов. «Новоуказные
статьи» стали промежуточ­ным этапом
кодификации русского права в период
между Су­дебниками и Соборным Уложением
(первая половина XVII в.).

Все
большее место в системе источников
права начинают занимать разного рода
частные акты — духовные грамоты,
Договоры («ряды»), акты, закрепляющие
собственность на землю, и др.

В
XV—XVI вв. гражданско-правовые отношения
постепен­но выделяются в особую
сферу, и их регулирование осуществляется
специальными нормами, включенными в
различного рода сборники (грамоты,
судебники и пр.). Нормы граждан­ского
права одновременно отражали и
регламентировали процесс развития
товарно-денежных и обменных отноше­ний,
а также отношений феодальной эксплуатации,
основы­вающейся на различных формах
земельной собственности (вотчинной и
поместной). Субъектами этих отношений
явля­лись как частные, так и коллективные
(община, монастыри и др.) лица. Субъекты
гражданского права должны были
удов­летворять определенным
требованиям, таким, как достиже­ние
установленного возраста, социальное
и имущественное положение.

Основными
способами приобретения вещных прав
счита­лись захват (оккупация), давность,
находка, договор и пожа­лование.
Наиболее сложный характер имели
имущественные права, связанные с
приобретением и передачей недвижимой
собственности. Так, пожалование земли
представляло собой сложный комплекс
юридических действий: выдача жалован­ной
грамоты, запись в приказной книге,
«обыск», заключав­шийся в публичном
отмере земли. Раздачу земли осуществля­ли
уполномоченные на то приказы.

Договор
в XV—XVI вв. — один из самых распространенных
способов приобретения прав на имущество.
Широкое рас­пространение получает
письменная форма сделок, оттесняю­щая
на второй план свидетельские показания.
Договорные грамоты в сделках о
недвижимости приобретают законную
силу после их прохождения в официальной
инстанции, кон­троль государства за
этой процедурой усиливается после
вве­дения писцовых книг.

Основными
формами земельной собственности были
вот­чина (наследственное землевладение)
и поместье (условное землевладение).
Вотчины делились на несколько видов в
со­ответствии с характером субъектов
(дворцовые, государст­венные, церковные,
частновладельческие) и способами их
приобретения (родовые, выслуженные,
купленные). Для ро-‘ довых вотчин
устанавливался особый порядок
приобретения и отчуждения: эти сделки
осуществляются с согласия всего рода.
Но к XVI в. родовые права на имущество
стали ограни­чиваться главным образом
правом родового выкупа и правом родового
наследования. Первоначально право
родового вы­купа распространялось
только на имущества, отчужденные

посредством
возмездных сделок (купли-продажи,
залога, мены), и лишь позднее стало
распространяться на безвоз­мездные
сделки с родовыми имуществами (дарение,
завеща­ние и др.).

Что
касается купленных вотчин, субъектом
собственнос­ти здесь являлась семья
(муж и жена). Предполагалось, что они
приобретены супругами совместно и на
их общие средст­ва. Правовой статус
жалованной вотчины зависел от ряда
конкретных факторов: чаще всего круг
правомочий вотчин­ника определялся
в жалованной грамоте, которая являлась
и формальным подтверждением его законных
прав на имуще­ство. На практике
пожалованные вотчины приравнивались
к купленным.

Поместные
наделы жаловались из княжеских
(дворцо­вых) земель лицам, непосредственно
связанным с княжеским дворцом и службой
князю («слугам под дворским», княжьим
мужам, дворянам). Термин «поместье»
впервые был исполь­зован в Судебнике
1497 г. и вошел в обиход для обозначения
особого вида условного землевладения,
выдаваемого за вы­полнение
государственной службы. Поскольку
поместье вы­давалось за самые различные
виды службы, возникла необхо­димость
введения определенного эквивалента
для оценки этих заслуг.

Размер
поместного оклада, который пересчитывался
в де­нежной форме, определялся прежде
всего объемом возло­женных на помещика
государственных обязанностей. Объек­том
поместного землевладения являлись не
только пахотные земли, но и рыбные,
охотничьи угодья, городские дворы и т.
п. Постепенное истощение земельного
фонда, предназначен­ного для поместных
раздач, заставило государство
соответст­венно увеличивать денежную
долю поместного оклада за счет сокращения
земельных наделов.

Первоначальным
обязательным условием пользования
поместьем была реальная служба,
начинавшаяся для дворян с пятнадцатилетнего
возраста. Поступивший на службу сын
по­мещика «припускался» к пользованию
землей, но при отстав­ке отца поместье
поступало к немуже на оброк, вплоть до
его совершеннолетия. С середины XVI в.
этот порядок несколько меняется —
поместье оставалось в пользовании
отставника-помещика до тех пор, пока
его сыновья не достигали нужного
возраста; вместе с тем к наследованию
поместья стали допус-

каться
и родственники по боковой линии. Женщины
не уча­ствовали в наследовании
поместий, наделялись землей толь­ко
в форме пенсионных выплат, размеры
которых поначалу устанавливались
государством произвольно, а с XVI в. —
нор­мирование.

Обязательственное
право XV—XVI вв. развивалось по линии
постепенной замены личностной
ответственности по договорам имущественной
ответственностью. Так, при за­ключении
договора займа закон запрещал должникам
слу­жить в хозяйстве кредиторов.
Прослеживаются попытки за­конодателя
по-новому рассматривать и договор
личного найма, долгое время бывший
источником личной кабальной зависимости
для нанимающихся. Однако недостаточно
опре­деленное положение физического
лица в законодательстве сказалось на
перенесении ответственности по
обязательст­вам с конкретных лиц,
принимающих их, на третьих лиц, прежде
всего на членов семьи. Так, супруг
отвечал по обяза­тельствам другого
супруга, отец — по обязательствам
детей, дети — за отца. Перенесение
ответственности допускалось также от
господина на его людей, слуг и крестьян.
Закон пред­усматривал ситуации, когда
третьи лица должны были всту­пать в
обязательство, заменяя собой действительных
участ­ников отношения. Так, судья или
дьяк, получившие взятку от ответчика
при рассмотрении судебного дела, сами
переходи­ли в положение ответчиков
по данному делу, и на них возла­гались
все соответствующие обязательства.
Законодательст­ву были известны
случаи добровольной замены в обязатель­стве
одного лица другим: кредитор имел право
передать третьему лицу полученную от
должника кабалу, пометив на ней акт
передачи. Такая передача осуществлялась
без согла­сия должника, но сам он мог
передать свои обязательства третьим
лицам только с согласия кредитора.

Близким
к сфере обязательственных отношений
был ин­ститут залога (здесь, однако,
происходила передача не обяза­тельства,
а прав на имущество). Залог по русскому
праву XV— XVI вв. выражался в переходе на
залогополучателя прав вла­дения и
пользования имуществом залогодателя,
но без полно­го перехода права
собственности на вещь. С процедурной
точки зрения залог отличался от
купли-продажи еще тем, что закладная
могла превратиться в купчую не в момент
заключе­ния договора, а только в
момент истечения его сроков, при

просрочке.
Само право налогополучателя пользоваться
зало­женной вещью также возникало
не из существа залогового отношения,
а из специально оговоренного условия
о процен­тах.

Одним
из важнейших условий при заключении
договора являлась свобода воли и
волеизъявления договаривающихся
сторон, однако это условие часто не
выдерживалось как прак­тикой, так и
законодательством. Вместе с тем закон
предо­ставлял стороне, воля которой
была ущемлена, возможность оспорить
такую сделку в течение короткого срока.
Закон при­знавал недействительной
сделку, заключенную в состоянии опьянения
или под действием обмана. Само понятие
обмана довольно подробно определялось
в законе, причем преиму­щественно с
уголовно-правовой точки зрения: мог
быть уста­новлен обман в отношении
тождественности лица, заключив­шего
сделку, права заключать эту сделку,
относительно самого предмета сделки.

До
середины XVI в. преобладающей формой
заключения договоров оставалось устное
соглашение. Допускалось судеб­ное
разбирательство по договорам, заключенным
«без каба­лы», т. е. письменно не
зафиксированным и опиравшимся на
свидетельские показания и ордалий
(судебный поединок). К концу века все
большее значение стала приобретать
письмен­ная форма сделок — кабала.
Кабала подписывалась собствен­норучно
обязующимися сторонами, а в случае их
неграмот­ности — их духовными отцами
или родственниками (братья­ми и
племянниками, но не сыновьями). Постепенно
возника­ла и крепостная (нотариальная)
форма сделок, первоначаль­но
используемая только в договорах,
связанных с продажей некоторых вещей
или с кабальными служилыми обязательст­вами
(ст.20 Судебника 1497 г.).

Прекращение
обязательства связывалось либо с его
ис­полнением, либо с неисполнением
в установленные сроки, в некоторых
случаях — со смертью одной из сторон.
Как прави­ло, срок исполнения
оговаривался сторонами при заключе­нии
договора; при особых обстоятельствах
он мог быть про­длен распоряжением
представителя власти. Так, лицам,
по­страдавшим от разбоя, выдавались
«полетные грамоты», в которых
устанавливалась отсрочка платежей по
долгам, при­чем для должников положение
менялось и в том случае, если в числе
пострадавших оказывался и их кредитор

Внешняя
форма обязательства оказывала
существенное влияние на его содержание.
Так, договор мены, один из самых древних,
стал широко использоваться в сделках
с не­движимостью, когда наметилась
тенденция к сближению вот­чинного и
поместного землевладения. Под видом
этой сделки в ХУ1 в. стали маскировать
реальные сделки купли-продажи и дарения
после того, как они были запрещены с
целью огра­ничить процесс сосредоточения
земель в руках церкви.

Купля-продажа
недвижимости была связана с рядом
услов­ностей и ограничений. Так, лицо,
владевшее имуществом на праве условного
землевладения, могло отчуждать его не
иначе, как с согласия действительного
собственника вещи («с докладу»). Право
родового выкупа также существовало и
в течение длительного времени ограничивало
право собствен­ности покупателя,
приобретшего родовую вотчину (наслед­ники
продавца могли в течение 40 лет выкупить
его приобре­тение обратно в «род»).

В
сфере наследственного права в XV—XVI вв.
наблюдается тенденция к постепенному
расширению круга наследников и правомочий
наследодателя. Наследники по завещанию
могли предъявлять иски и отвечать по
обязательствам насле­додателя только
при наличии оформленного завещания,
под­тверждающего эти обязательства
(«доклады» и «записи»). На­следники
же по закону искали и отвечали по таким
обязатель­ствам «без докладу» и «без
записи».

По
сравнению с предыдущим периодом в праве
наследо­вания стала намечаться
большая свобода воли завещателя:

завещание
мог сделать любой член семьи. Такая
индивидуали­зация воли наследодателя
требовала соблюдения письмен­ной
формы завещания. Эта форма становится
обязательной при завещании имущества
сторонним лицам, не наследую­щим по
закону. Завещание утверждалось
«рукоположительст-вом» послухов и
дьяка. В XV—XVI вв. основной круг наследни­ков
по закону включал сыновей вместе с
вдовой. При этом в наследовании
участвовали не все сыновья, а лишь те,
кото­рые оставались на момент смерти
отца в его хозяйстве и доме. Братья
получали равные доли наследства и
имущества, отве­чая по отцовским
обязательствам (от лица всей семьи), и
расплачивались по ним из общей
наследственной массы.

При
наличии сыновей дочери устранялись от
наследова­ния недвижимости (ст.60
Судебника 1497 г.), однако в рас-

сматриваемый
период они постепенно начинают
допускать­ся к законному наследованию
вотчин. Прежде всего, прида­ное дочерям
комплектовалось как «часть на прожиток»
— вы­делялось из массы родовой
недвижимости. Первоначально эта доля
отрезалась только от государственных
земель, нахо­дившихся во владении
отца, т. е. поместий. Законодательство
дифференцированно подходило к вопросу
наследования женщинами недвижимого
имущества. Строго проводился принцип
недопущения вдов к наследованию родовых
вотчин. При отсутствии у вдовы сыновей
вотчины передаются родственникам
умершего (по нисходящей и боковой
линиям). С выслуженными вотчинами дело
обстояло несколько иначе: в XV—XVI вв.
практика приравнивала их к купленным,
в связи с чем допускался их переход во
владение пережившей супру­ги. В случае
повторного брака вдова теряла права
на вотчину, зато ее новому мужу выделялась
земля в поместье. На куплен­ные (в том
числе и у казны) вотчины вдовы имели
право собственности.

Распоряжение
«крестьянскими землями» было ограниче­но
целым рядом факторов. Одним из важнейших
была общи­на, она осуществляла передел
(обмен) земельных наделов, распределяла
тяжесть налогообложения и повинностей,
могла стать наследницей имущества,
контролировала дого­ворные и
обязательственные отношения своих
членов. Зе­мельные наделы передавались
по наследству сыновьям, но распоряжение
ими было ограничено земельными правами
общины.

studfiles.net

7. Суд и процесс по “Русской правде”

Источники
права. «Русская правда»

В
особом правовом положении («над
законом») находились князья. В
привилегированном правовом положении
находились более мелкие феодалы — бояре,
например, их жизнь защищалась двойной
вирой; в отличие от смердов, боярам могли
наследовать дочери, а не только сыновья;
и пр.

Боярство
выделилось из боевых соратников князя,
его старших дружинников. В XI-XII в.
происходит оформление боярства как
особого сословия и закрепление его
правового статуса. Вассалитет формируется
как система отношений с князем-сюзереном;
его характерными признаками становятся
специализация вассальной службы,
договорный характер отношений и
экономическая самостоятельность
вассала.

В
княжеском хозяйстве важной рабочей
силой была несвободная челядь (т.е.
холопы). В боярских хозяйствах работали
закупы, попавшие в кабалу. Боярство, как
особая социальная группа, была призвана
выполнять две основные функции: во-первых,
участвовать в боевых походах князя,
во-вторых, участвовать в управлении и
судопроизводстве.

Постепенно
формируется боярская вотчина — крупное
иммунитетное наследственное землевладение.

Основным
источником древнерусского права были
обычаи, которые существовали как в
устной, так и в письменной форме и стали
затем обычным правом. Обычное право в
договорах Руси с Византией
называется Законом Русским, который
содержит нормы русского и византийского
права. Источником права являются и
договоры: межгосударственные, между
князьями, договоры частных лиц. Еще
одним источником права в этот период
является судебный прецедент. Самостоятельным
источником права являлось церковное
законодательство, заимствованное из
Византии. Княжеское законодательство
известно с X в. Особое значение имеют
церковные уставы князей Владимира
Святославовича и Ярослава Мудрого,
регулирующие церковные и семейные
отношения. Наиболее крупным памятником
древнерусского права является Русская
Правда
 (РП),
сохранившая свое значение и в следующие
периоды истории. До нас дошло более ста
списков РП. Наиболее распространено
деление РП на три
редакции: Краткую (КП), Пространную (ПП) и Сокращенную (СП).
Самой древней является КП, которая
представляет собой первоначальный
подлинный текст РП. КП называют Правдой
Ярослава. Основу КП составляют племенные
обычаи, приспособленные к условиям
феодальных отношений. ПП представляет
собой измененную и дополненную КП. Она
получила название Правды Ярославичей.
КП и ПП вместе называются суд Ярослава
Владимировича. Последняя редакция ПП
приходится на княжение Владимира
Мономаха(1113-1125 гг.) и его сына Мстислава
Великого(1125-1132 гг.). В ПП выделяется Устав
Владимира Мономаха. СП является
переработанной редакцией ПП и появилась
в середине XV в.

Источниками
кодификации явились нормы обычного
права, к которым относились положения
о кровной мести и круговой поруке. В РП
прослеживается ограничение и стремление
к отмене кровной мести и последующая
ее замена вирой (денежным штрафом).
Круговая порука сохраняется. Ответственность
за преступление, совершенное членом
общины, несет вся община (дикая вира).

В
РП много норм, выработанных княжеской
судебной практикой. Последние иногда
соотносятся с именами князей, их
принимавших (Ярослава, сыновей Ярослава,
Владимира Мономаха). РП носит казуальный
характер, регулирует правовой статус
различных групп населения, устанавливая
различные нормы ответственности, права
и обязанности для отдельных слоев
населения.

 

Для
древнерусского права характерен
классический состязательный процесс
с процессуальным равенством сторон при
пассивной роли суда. Суда был гласным
и открытым взору народа. Судопроизводство
носило устный характер.

Суды
не были отделены от княжеской администрации.
Каких-то особых форм судебного процесса
не было, он не разделялся на уголовный
и гражданский. Вместе с тем, только по
уголовным делам было возможно гонение
следа, т.е. расследование преступления
по горячим следам. Особой формой
предварительного расследования дела
был свод. Свод начинался закличем —
публичным объявлением о краже. Если
законный собственник находил человека
со своей вещью, тот (новый владелец вещи)
должен был объяснить, где и у кого он ее
приобрел и так дальше; человек, который
не мог объяснить происхождение похищенной
вещи, объявлялся вором и подлежал
соответствующей ответственности.
Крайним (т.е. вором) объявлялся также
тот, в чьих руках находилась вещь до
того, как ее следы уходили в другую
землю. Также собственник забирал свою
вещь, если свод доходил до третьего, а
третий сам продолжал свод.

Свидетели
делились на послухов (рассказывали про
образ жизни подозреваемого и пр.) и
видоков (очевидцев происшествия). Были
и вещественные доказательства (например,
поличное — украденная вещь).

Особым
видом доказательства была ордалия,
выделялись испытания железом, испытания
водой.

Судебный
процесс
 имеет
состязательный характер, начинается
только по инициативе истца и делится
на три этапа:

1)
заклич — публичное объявление о совершенном
П;

2)
свод — очная ставка;

3)
гонение следа — поиск доказательств и
преступника.

Система
доказательств
 состояла
из свидетельских показаний, вещественных
доказательств, ордалий.

8. Система преступлений и наказаний по “Русской правде”

Уголовное
право и процесс достаточно подробно
регулируются нормами РП. Преступление
(П) по РП определяется термином «обида»,
т. е. причинение морального или
материального ущерба лицу или группе
лиц, а не нарушение закона или
государственной воли. П не отграничивается
в законе от деликта. Объект П — личность
и имущество. Объективная сторона П
делится на две стадии: покушение на П и
оконченное П. В РП проявляются зачатки
понятия «соучастие», но еще нет разделения
на роли соучастников. Все соучастники
П отвечают поровну. Имеется представление
о превышении пределов необходимой
обороны.

К
смягчающим обстоятельствам РП относит
состояние опьянения, к отягчающим —
корыстный умысел.

Субъект
П — все физические лица, за исключением
рабов. Субъективная сторона П включает
умысел или неосторожность. РП еще не
знает возрастного ограничения уголовной
ответственности, понятия невменяемости,
разграничения мотивов П.Среди имущественных
П наибольшее внимание РП уделяет краже
(татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы
считалось конокрадство, ибо конь был
важнейшим средством производства, а
также и боевым имуществом. К имущественным
П также относились разбой, уничтожение
чужого имущества, угон, повреждение
межевых знаков, поджог, злостная неуплата
долга.

П
против личности:
 убийство,
нанесение увечий и других телесных
повреждений, оскорбление действием.

Система
наказаний
 по
РП довольно простая. Высшая мера наказания
— поток
и разграбление,
 назначалась
за убийство в разбое, поджог и конокрадство.
Наказание заключалось в конфискации
имущества и обращении преступника
вместе с семьей в рабство. Следующим по
тяжести видом наказания была вира
— штраф,
 который
назначался только за убийство. Если за
преступника платила община, то это
называлось дикой
вирой.
 За
нанесение увечий, тяжких телесных
повреждений назначались полувиры. Все
остальные П наказывались продажей —
штрафом, размер которого зависел от
тяжести П. Продажа поступала в казну, а
потерпевший получал урок — денежное
возмещение за причиненный

ущерб.
Смертная казнь в РП не упоминается, хотя
применялась на практике. Судебный
процесс
 имеет
состязательный характер, начинается
только по инициативе истца и делится
на три этапа:

1)
заклич — публичное объявление о совершенном
П;

2)
свод — очная ставка;

3)
гонение следа — поиск доказательств и
преступника.

Система
доказательств
 состояла
из свидетельских показаний, вещественных
доказательств, ордалий.

 

studfiles.net

Становление и развитие Древнерусского Права. Обычное право и его свойства.

Как
и у других народов, один из главных
источников права у славян – обычай.
Обычаи, или устойчивые правила поведения,
формируются уже на этапе догосударственного
развития, в условиях родоплеменных
отношений. Когда часть обычаев превращается
в норму поведения и общины или их
старейшины начинают принуждать к
исполнению этих норм своих нерадивых
или выбивающихся каким-либо другим
образом из общинной жизни сочленов,
можно говорить о появлении обычного
права. Обычное право выражается в
юридических действиях (фактах), в их
однообразном повторении (скажем, община
при любых обстоятельствах защищает
каждого общинника круговой порукой).
Оно выражается также в юридических
сделках или судебных актах (применение
кровной мести за убийство родича) и в
словесных формулах (в законе, пословицах):
«Вор ворует, мир горюет»; «Муж крепок
по жене, а жена по мужу»1 и т.п.

Обычное
право весьма консервативно, оно часто
долго соседствует с правом публичным
в условиях, когда уже складывается
государство и все институты права. На
Руси долго считали, что поступать по
старине, значит поступать по праву. «Что
старее, то правее»2, – говорит пословица.
В то же время обычное право, не будучи
закреплено в законе, способно изменяться
вместе с жизнью. К древнейшим нормам
обычного права восточных славян
относились кровная месть, круговая
порука, умыкание невесты, многожёнство,
особая словесная форма заключения
договора, наследование в кругу семьи и
др. Часть их мы обнаруживаем в древнерусском
законодательстве уже в качестве норм
публичного права, часть их видоизменяется,
некоторые утрачиваются. Кровная месть,
к примеру, запрещается в XI в. и заменяется
денежным штрафом.

По
мнению Портнова В.П., право у восточных
славян возникло одновременно с
государством, никакого так называемого
общинного права до возникновения
государства не существовало. Источником
права в этот период было, прежде всего
— обычное право, нормы которого до нас
не дошли. Известно, что примерно в IX веке
действовал так называемый Закон русский.
Вероятнее всего, что это был сборник
письменный, в котором имелись нормы
обычного права1.

Возникновение
Древнерусского государства естественно
сопровождалось формированием
древнерусского права, исторически
первым источником, которого были правовые
обычаи — нормы обычаев доклассового
общества, санкционированные возникающим
государством. Среди них можно встретить
кровную месть, принцип талиона — «равным
за равное». Совокупность этих норм
летописи и иные древнейшие документы
называют «Законом русским». Поэтому
вторым источником права Киевской Руси
— это собственное законотворчество
раннефеодального государства в первые
десятилетия его существования, обобщавшее
судебную практику. Ко второй половине
XIX в. в Среднем Поднепровье — Русской
земле произошла унификация близких по
составу и социальной природе Правд этих
племен в Закон Русский, юрисдикция
которого распространялась на территорию
государственного образования славян
с центром в Киеве. Нормы Закона Русского
учитывались великими киевскими князьями
при заключении договоров с Византией.

Русская
летопись донесла до нас тексты 3-х таких
договоров: 911, 944 и 971 гг. Договоры
регулировали торговые, союзные и военные
отношения между двумя государствами,
устанавливали разные виды наказаний
за преступления (убийство, кражи, увечья),
совершённые на чужой земле, разрабатывали
процедуру возмещения убытков, выкупа
пленных, наследования и др. Эти памятники
демонстрируют довольно высокий уровень
права не только Византийской империи,
но и Руси, выступавших в них как равные
партнеры. В текстах договоров 911 (ст. 5)
и 944 (ст. 6) годов прямо указывается на
существование уже к этому времени закона
русского (в первом случае) и устава и
закона русского (во втором), на основе
которых законодатель разрешает спорные
вопросы. Договоры 911, 944 и 971 гг. содержали
нормы торгового права, например, правила
регистрации отдельных товаров «наволок»1.

Третий
источник древнерусского права – право
византийское, его рецепция (усвоение),
а через него – частично и права римского.
Принятие христианства Русью (988 г.),
усвоение христианской культуры, более
тесное общение с Византией и другими
странами произвели настоящий переворот
во всех сферах правовой жизни Древней
Руси. Обычное право во многом прямо
противоречило учению христианской
морали и церковному праву и должно было
подвергнуться пересмотру. С христианством
на Русь пришла церковь со своими
каноническими законами, со своими
служителями, начиная с митрополитов-греков
и кончая духовными лицами менее высокого
ранга, которые составили образованную
элиту общества, стремившуюся к
усовершенствованию русского права.

На
протяжении двух последующих столетий,
XI и XII , Русь как прилежная ученица
усваивала чужое право, приспосабливая
его к условиям местной жизни. На Русь в
то время хлынул поток переводной
греческой литературы, как светского,
так, главным образом, религиозного
содержания: евангелия, псалтыри, жития
святых, хроники, апокрифические сочинения
и пр., составлявшие круг чтения
средневекового русского читателя. В
этом потоке немаловажное значение
занимали кодексы византийского права,
которые стали изучаться и применяться
и в законотворчестве, и в судебной
практике. Первыми пришли сборники
церковного права: Номоканон (законы и
правила) Иоанна Схоластика, Номоканон
патриарха Фотия. Переводы их получили
на Руси название Кормчих книг (сборники
канонических и юридических установлений).
Из сводов светских законов Византии на
Руси хорошо знали Эклог (отбор) императоров
Льва Исавра и Константина Компронима,
Книги законные, содержавшие законы
земледельческие, уголовные и др.

Под
влиянием византийского права уже в XI
в. все членовредительные и болезненные
наказания уступили место денежным
штрафам, произошли серьезные изменения
в семейно-брачном праве, появились нормы
в праве, защищающие честь и достоинство
личности и др.

Переворот,
произведенный в древнерусском обществе
и праве христианством и византийским
правом, сказался, в первую очередь, на
положении церкви и церковных людей. Это
нашло отражение в церковных уставах,
принятых русскими князьями до нас дошли:
Устав князя Владимира, Устав князя
Ярослава, уставы новгородских князей
Всеволода и Святослава и др. Они содержат
положение о церковной десятине, которую
со времен Владимира Святого русская
церковь получала из казны на содержание;
церковные люди освобождались уставами
от всяких сборов и частично от юрисдикции
княжеского суда; церковь получила право
надзора за правильностью мер и весов,
совершения брачного союза и др. Уставы,
таким образом, позволяют выяснить
отношения государства и церкви, помогают
восстановить правовые нормы, не нашедшие
отражения в Русской Правде. Это ценный
источник изучения права.

Княжеское
законодательство как источник права
появляется на Руси в Х в. Уставы Владимира
Святославича, Ярослава, внесли изменения
в действующее финансовое, семейное и
уголовное право.

Устав
Владимира определял взаимоотношения
княжеской власти с церковью. Он
предусматривал установление налога в
пользу церкви так называемая десятина.
Во времена Владимира церковное
землевладение ещё не получило развития,
поэтому тогда десятина являлась основным
источником дохода духовенства. Церковь
по Уставу получала право суда в отношении
духовенства и всех людей подвластных
церкви. Кроме того, перечислялись дела,
которые рассматривались церковным
судом в отношении любых лиц. К компетенции
церкви относились главным образом дела
в области семейно-брачных отношений.

Устав
Ярослава посвящался главным образом
семейно-брачным отношениям, преступлениям
против семьи и нравственности. Встречались
наказания за эти деяния как бы двойственные
и от; князя и от епископа. Почти все
наказания имущественного характера.
Только в одном случае предусматривалась
смертная казнь — ст. 13 Устава. В этой
статье устанавливалась ответственность
мужа за двоежёнство. Устанавливалось
наказание 40 гривен в пользу епископа,
а незаконная жена (как правило, молодая)
заключалась в монастырь. Если же муж
причинял зло своей законной жене
(например, убьет раздосадованный на то,
что его разлучали с более молодой), то
в этом случае, возможно, было применение
смертной казни. В Устав Ярослава
встречаются статьи, которые носят ярко
выраженный классовый характер. За
изнасилование и оскорбление женщины
устанавливался штраф, размер которого
зависел от положения потерпевшей. Если
потерпевшая была женой или дочерью
боярина, то наибольшая сумма. Если малого
боярина, то меньше, если простого
человека, то ещё меньше1.

От
церковных уставов князей пошла история
церковного законодательства. В качестве
источников использовались статьи из
правовых сборников других славянских
народов. Использовался, например, «Закон
Судный людом» из Болгарии. Значение
имели и Кормчие книги — византийские
сборники церковно-гражданских
постановлений, большей частью относящиеся
к области семейно-брачного права.

Наиболее
же крупным памятником древнерусского
права является Русская Правда, сохранившая
свое значение и в последующие периоды
отечественной истории.

studfiles.net

обычное право, княжеское законодательство, договоры Руси с Византией, княжеские и церковные уставы. — реферат

Курганский государственный 
университет

Исторический факультет

 

Источники древнерусского
права: обычное право, княжеское 
законодательство, договоры Руси с 
Византией, княжеские и церковные 
уставы.

Реферат

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выполнила: Кочергина Екатерина

Проверил: Менщиков В. В.

Курган

2012 год

Древнерусское право

Глава 1. Источники 
права

Процесс возникновения права 
так же сложен, как и процесс возникновения
государства. И протекают оба этих процесса
одновременно. Если отталкиваться от положения,
что реализация права обеспечивается
государством, то приходится признать,
что право не может возникнуть раньше
государства. Естественно, и в догосударственный
период имелись нормы, регулирующие отношения
в обществе: нормы морали, религиозные
нормы, нормы обычаев. Они соблюдались,
прежде всего, благодаря авторитету традиций,
общественного мнения и религиозных верований.
Эта сила была, пожалуй, сильнее угрозы
наказания со стороны государства.

Обычное право.

  Как и у других
народов, один из главных источников права
у славян – обычай. Обычаи, или устойчивые
правила поведения, формируются уже на
этапе догосударственного развития, в
условиях родоплеменных отношений. Отношение
государства к обычаям племенного строя
было неодинаково. Одни обычаи регулировали
отношения, в которые государство не считало
нужным вмешиваться, предоставляя населению
самому решать, соблюдать их или не соблюдать.
Когда часть обычаев превращается в норму
поведения и общины или их старейшины
начинают принуждать к исполнению этих
норм своих сочленов, можно говорить о
появлении обычного права. Обычное право
выражается в юридических действиях, в
их однообразном повторении. Оно выражается
также в юридических сделках или судебных
и в словесных формулах. Другие обычаи
оказались вредными в новых условиях,
и государство всеми силами стремилось
их изжить. Итак, нормы догосударственного
периода как бы плавно врастают в право.

  Среди норм
обычного права, регулирующих имущественные
отношения, выделяются нормы, регулирующие
отношения между купцами. Купцы были связаны
единством профессиональных интересов.
Внутри их сообщества складывались свои
нормы поведения, основанные на солидарности
интересов, взаимном доверии. В ряде случаев
купцы не пользовались сугубо формальными
способами заключения договоров. В результате
из норм обычаев, действовавших в среде
купечества, создавалось торговое обычное
право. В ряде случаев государство издает
специальные нормативно-правовые акты,
включающие нормы торговых обычаев. Из
обычаев торгового оборота, нормативно-правовых
актов, принятых на их основе, постепенно
начинает складываться торговое право,
являющееся подотраслью гражданского.

   В области
публичного права нормами обычного права
определялись порядок деятельности органов
государства и их компетенция, порядок
формирования войска, сбор налогов и пр.

   Обычное
право как источник права удобен своей
консервативностью: его нормы широко известны
и привычны. Однако экономическое, социальное
и политическое развитие общества требует
урегулирования тех отношений, которые
были неизвестны ранее или способ регулирования
которых должен измениться. Здесь обычное
право как источник права не подходит:
его нормы складываются слишком медленно,
а изменить старые практически невозможно.

  
В то же время обычное право, не будучи
закреплено в законе, способно изменяться
вместе с жизнью. К древнейшим нормам обычного
права восточных славян относились кровная
месть, круговая порука, умыкание невесты,
многожёнство, особая словесная форма
заключения договора, наследование в кругу
семьи и др. Часть их мы обнаруживаем в
древнерусском законодательстве уже в
качестве норм публичного права, часть
их видоизменяется, некоторые утрачиваются.
Кровная месть, к примеру, запрещается
в XI в. и заменяется денежным штрафом.

 

 

Княжеское
законодательство

 

  
Княжеское законодательство как источник
права появляется на Руси в Х в. Уставы
Владимира Святославича, Ярослава, внесли
изменения в действующее финансовое, семейное
и уголовное право.

  
Устав Владимира определял взаимоотношения
княжеской власти с церковью. Он предусматривал
установление налога в пользу церкви,
так называемой десятины. Во времена Владимира
церковное землевладение ещё не получило
развития, поэтому тогда десятина являлась
основным источником дохода духовенства.
Церковь по Уставу получала право суда
в отношении духовенства и всех людей
подвластных церкви. Кроме того, перечислялись
дела, которые рассматривались церковным
судом в отношении любых лиц. К компетенции
церкви относились главным образом дела
в области семейно-брачных отношений.

  
Устав Ярослава посвящался главным образом
семейно-брачным отношениям, преступлениям
против семьи и нравственности. Почти
все наказания имущественного характера.
Только в одном случае предусматривалась
смертная казнь — ст. 13 Устава. В этой статье
устанавливалась ответственность мужа
за двоежёнство. Это наказание 40 гривен
в пользу епископа, а незаконная жена заключалась
в монастырь. Если же муж причинял зло
своей законной жене, то в этом случае,
возможно было применение смертной казни.
В Устав Ярослава встречаются статьи,
которые носят ярко выраженный классовый
характер. За изнасилование и оскорбление
женщины устанавливался штраф, размер
которого зависел от положения потерпевшей.
Если потерпевшая была женой или дочерью
боярина, то наибольшая сумма. Если малого
боярина, то меньше, если простого человека,
то ещё меньше.

 

Договоры 
Руси с Византией

 

  
Первые известные международные договоры Древней Руси, были заключены
в 911, 944, 971, 1043 годах. Сохранились только
древнерусские тексты договоров, переведённые
с греческого языка на старославянский
и дошедшие в составе «Повести временных лет». Источник
древнерусского права – право византийское,
его рецепция, а через него – частично
и права римского. Принятие христианства
Русью, усвоение христианской культуры,
более тесное общение с Византией и другими
странами произвели настоящий переворот
во всех сферах правовой жизни Древней
Руси. Обычное право во многом прямо противоречило
учению христианской морали и церковному
праву и должно было подвергнуться пересмотру.
С христианством на Русь пришла церковь
со своими каноническими законами, со
своими служителями, начиная с митрополитов-греков
и кончая духовными лицами менее высокого
ранга.

  
На протяжении двух последующих столетий,
XI и XII , Русь усваивала чужое право, приспосабливая
его к условиям местной жизни. На Русь
в то время хлынул поток переводной греческой
литературы, как светского, так и религиозного
содержания: евангелия, жития святых,
хроники, апокрифические сочинения и пр.,
составлявшие круг чтения средневекового
русского читателя. В этом потоке немаловажное
значение занимали кодексы византийского
права, которые стали изучаться и применяться
и в законотворчестве, и в судебной практике.
Первыми пришли сборники церковного права:
Номоканон (законы и правила) Иоанна Схоластика,
Номоканон патриарха Фотия.

  
Под влиянием византийского права уже
в XI в. все членовредительные и болезненные
наказания уступили место денежным штрафам,
произошли серьезные изменения в семейно-брачном
праве, появились нормы в праве, защищающие
честь и достоинство личности и др.

  
Переворот, произведенный в древнерусском
обществе и праве христианством и византийским
правом, сказался, в первую очередь, на
положении церкви и церковных людей. Это
нашло отражение в церковных уставах,
принятых русскими князьями. До нас дошли:
Устав князя Владимира, Устав князя Ярослава,
уставы новгородских князей Всеволода
и Святослава и др. Уставы, таким образом,
позволяли выяснить отношения государства
и церкви, помогали восстановить правовые
нормы, не нашедшие отражения в Русской
Правде. Они являлись ценным источником
изучения права.

Княжеские и церковные уставы

По традиции
«конституирующими» признаются два 
документа, в которых обозначена
специфика церковной власти и 
границы ее действия. Эти документы 
названы «церковными уставами» 
и приписываются двум князьям, пользовавшимся
на Руси, наибольшим почетом: первый —
Владимиру Святославичу, крестителю Руси,
а второй — его сыну Ярославу.

Эти два устава
дошли лишь в очень поздних 
рукописях, и ученые высказывают 
серьезные сомнения насчет того, насколько
точно каждый из них отражает свой оригинал.

  Что касается
содержания уставов, то они дополняют
друг друга. Устав Владимира оговаривает,
какие материальные средства гарантируются
церкви в качестве источника для ее существования,
выделяет те категории людей, которые
будут находиться исключительно в юрисдикции
церкви, и перечисляет те разряды преступлений,
которые подлежат церковному суду. В качестве источников использовались
статьи из правовых сборников других славянских
народов. Использовался, например, «Закон
Судный людом» из Болгарии. Значение имели
и Кормчие книги — византийские сборники
церковно-гражданских постановлений,
большей частью относящиеся к области
семейно-брачного права.

 

 

 

myunivercity.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о